Джордж Оруэлл "1984"

Джордж Оруэлл "1984" Книги, Антиутопия, Джордж Оруэлл, 1984, Цитаты, Отзывы на книги, Длиннопост

Сегодня расскажу вам не только о содержании всемирно известной антиутопии "1984", но и о её взаимосвязи с двумя другими (мной уже ранее прочитанными) книгами в том же жанре: "Мы" русского Евгения Замятина и "О дивный новый мир" английского Олдоса Хаксли (мой отзыв см. выше).
Все три эти книги очень тесно взаимосвязаны между собой. "1984" - самая популярная из этой тройки, и тому есть достаточно логичные объяснения:
1) Первым свою книгу написал Евгений Замятин в 1920 году, но, так как русский эмигрант был не особо известен за рубежом, в своё время книга не получила должного отклика, однако с данной книгой ознакомился, и , очень вероятно (практически точно) , сильно вдохновился сам Оруэлл. Книги по структуре очень похожи между собой ,но ,само собой, отличается стиль повествования и конечная идея.
2) Что касается Хаксли - его книга "О дивный новый мир" была написана второй , в 1932 году , что также раньше, чем книга Оруэлла. То есть у последнего так же было время познакомиться с произведением своего учителя, ведь - да - Олдос Хаксли к тому же преподавал Оруэллу французский язык ,что говорит о том, что у них была возможность обменяться мнениями, чему-то поучиться друг у друга, вдохновить и быть вдохновленным.
Таким образом, у автора самый знаменитый антиутопии "1984" была замечательная возможность познакомиться с двумя сильными произведениями, проанализировать их смысл, обдумать идеею и под влиянием всего этого просто не было шансов не написать невероятно интересный, глубокий и легендарный рассказ.
Все эти три книги Я от всей души рекомендую вам к прочтению. Несмотря на то, что между собой они похожи, каждая из них имеет свой собственный курс мыслей, свою индивидуальную идею, относительно взаимодействии с правдой, свободой и распоряжения своей личной жизнью в целом. Каждый автор расставляет свои собственные акценты и вас будет прекрасная возможность определить для себя наиболее близкую идею.

Приходилось жить — и ты жил, по привычке, которая превратилась в инстинкт.

Обычно люди, вызвавшие неудовольствие партии, просто исчезали, и о них больше никто не слышал.

Злейший враг, — это твоя нервная система. В любую минуту внутреннее напряжение может отразиться на твоей наружности.

Они никогда не взбунтуются, пока не станут сознательными, а сознательными не станут, пока не взбунтуются.

В конце концов партия объявит, что дважды два — пять, и придется в это верить.....Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре. Если дозволено это, все остальное отсюда следует.

В критические минуты человек борется не с внешним врагом, а всегда с собственным телом.

И даже когда ты не парализован страхом и не кричишь от боли, жизнь — это ежеминутная борьба с голодом или холодом, с бессонницей, изжогой и зубной болью.

Привычка не показывать своих чувств въелась настолько, что стала инстинктом,

От слов «Я вас люблю» нахлынуло желание продлить себе жизнь.
До чего легко представляться идейным, не имея даже понятия о самих идеях. В некотором смысле мировоззрение партии успешнее всего прививалось людям, не способным его понять. Они соглашаются с самыми вопиющими искажениями действительности, ибо не понимают всего безобразия подмены и, мало интересуясь общественными событиями, не замечают, что происходит вокруг. Непонятливость спасает их от безумия. Они глотают все подряд, и то, что они глотают, не причиняет им вреда, не оставляет осадка, подобно тому как кукурузное зерно проходит непереваренным через кишечник птицы.

Что ты чувствуешь и чего не чувствуешь, что ты делаешь и чего не делаешь — все равно. Что бы ни произошло, ты исчезнешь, ни о тебе, ни о твоих поступках никто никогда не услышит.

Сказать что угодно — что угодно — они тебя заставят, но поверить в это не заставят. Они не могут в тебя влезть.

Книга неистребима.

Если обеспеченностью и досугом смогут наслаждаться все, то громадная масса людей, отупевших от нищеты, станет грамотной и научится думать самостоятельно; после чего эти люди рано или поздно поймут, что привилегированное меньшинство не выполняет никакой функции, и выбросят его.

Чем больше понимания, тем сильнее иллюзии: чем умнее, тем безумнее.


Если ты в меньшинстве — и даже в единственном числе, — это не значит, что ты безумен. Есть правда и есть неправда, и, если ты держишься правды, пусть наперекор всему свету, ты не безумен.

Вне человеческого сознания ничего не существует.

Если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя.

Дж. Оруэлл "1984"