Сообщество - TopWar
TopWar
146 постов 1 025 подписчиков
5

Agile Spirit 2019: «Война - это мир, незнание – сила»

Agile Spirit 2019: «Война - это мир, незнание – сила» Политика, Грузия, НАТО, Военная история, Джордж Оруэлл, Геополитика, Длиннопост
Каких взглядов придерживаются массы и каких не придерживаются - безразлично. Им можно предоставить интеллектуальную свободу, потому что интеллекта у них нет.

Забавно, но ещё в 1948 Дж.Оруэлл отлично описал состояние, к которому мы пришли сегодня в Интернете, да и, пожалуй, в обыденной жизни. Понятие двоемыслия, способности придерживаться двух противоположных убеждений одновременно, так вообще вишенка на айсберге романа.


Примером тому могут послужить наши новостные ленты. Вот к примеру некое двоемыслие «война – это мир» воплотившееся в международных учениях «Agile Spirit 2019» («Проворный дух 2019»), прошедших с 27 июля по 9 августа. Согласно сообщениям Минобороны Грузии, «учения внесут вклад в сохранение стабильной и безопасной среды в регионе …». Вот только военные учения, безусловно, не могут быть направлены в пустоту, всегда присутствует условный противник. У НАТО же в Кавказском регионе может роль противника может играть только Россия и ее союзники. Не случайно же к мероприятиям по обеспечению стабильности и безопасности не были приглашены такие серьезные гаранты региональной стабильности, как Азербайджан, Армения и Россия? Собственно, как если не дестабилизацией можно назвать наращивание возможностей и контингента стран не имеющих физических границ с Грузией, но исторически конфликтующих с её соседями на геополитической арене?


Так же абсурдно, в регионе без активных боевых действий, смотрится и расширение масштабов учений. Об этом свидетельствует факт их проведения на трёх полигонах страны – в Сенаки (место дислокации 2-й пехотной бригады ВС Грузии), Вазиани и Орфоло (прошлогодние учения проводились только в Сенаки). Сценарий учений включал командно-штабные и полевые учения с боевыми стрельбами, и элементами маневров в оборонительных и наступательных операциях. Более того, появилась небольшая военно-морская компонента. В частности, впервые в Грузию прибыл самолет морского патрулирования США «P-8 Poseidon». Тут следует подчеркнуть, что даже страна-член НАТО Турция не в восторге от наращивания американской морской экспоненты в регионе, называя это прямо – дестабилизацией и попыткой нарушения Конвенции Монтрё.


Впрочем, закрывая глаза на геополитические реалии, Тбилиси может сколь угодно долго идти «курсом в НАТО». Милитаризация никогда не способствовало развитию и благоденствию того или иного региона планеты. Россия не раз заявляла о несовместимости членства Грузии в НАТО и восстановлении добрых отношений. С другой стороны, вопреки готовности Грузии вступить в НАТО уже в 2019 году, внутри альянса нет консенсуса о предоставлении Тбилиси Плана действия по членству (ПДЧ). И неизвестно, сколько лет или десятилетий Грузия будет наращивать связи с альянсом.


Специалист по вопросам безопасности, бывшая замглавы Совбеза Грузии Теона Акубардия в беседе с Русской службой «Голоса Америки» подчеркнула, что целью учений «Agile Spirit 2019» является повышение совместимости грузинских оборонных сил с военными силами НАТО, также, как и расширение их оборонных возможностей. Все это, по её словам, положительно скажется на обороноспособности Грузии. Вот здесь уже прекрасно проецируется другое двоемыслие «незнание – сила», Соединенные Штаты не помогли Грузии в августе 2008 года, хотя за неделю до начала боевых действий в Южной Осетии завершились совместные военные учения «Немедленный ответ - 2008» в Вазиани с участием 1000 американских военнослужащих, которые оставались на грузинской территории и после маневров. Отличные союзники!

Что касается пути от партнерства НАТО до членства в этой организации, по словам Акубардии, пока в Альянсе не достигнут консенсус по данному вопросу, Грузия должна продолжить реформировать оборонную сферу, а также интенсивное демократическое развитие. То есть переводя на человеческий язык, Грузия должна тратить миллионы на вооружение от «партнёров», чтобы затем их бросили одних в атаку на страны, которые как раз-таки кровно заинтересованы в стабильности региона.


В этом всём, пожалуй, даже присутствует некая ирония… «война - это мир, незнание – сила» Саломе Зурабишвили. Либо Грузия поймёт, почему Турция прекратила верить западным обещаниям и допускать подобного двоемыслия, либо ждём историй про жёванные галстуки, увы третьего геополитическими реалиями не дано.

Показать полностью
253

Выдающемуся конструктору ракетного вооружения Сергею Павловичу Непобедимому - 95 лет!

Выдающемуся конструктору ракетного вооружения Сергею Павловичу Непобедимому - 95 лет! Великий, Конструктор, Армия, Ракетостроение, СССР, Россия, Птур, Длиннопост

Выдающемуся конструктору ракетной техники, Герою Социалистического Труда, лауреату Ленинской и трех Государственных премий Сергею Павловичу Непобедимому 13 сентября исполнилось 95 лет.



При непосредственном участии Сергея Павловича Непобедимого Советская Армия получила почти три десятка уникальных образцов ракетного оружия, не имеющих аналогов в мире. Достаточно назвать лишь некоторые из них, чтобы показать масштаб работы Сергея Непобедимого, его вклад в обороноспособность страны.



Это противотанковые управляемые ракетные комплексы "Шмель", "Малютка", "Малютка-П", "Штурм-В", "Штурм-С", "Атака", "Хризантема"; зенитные управляемые ракетные комплексы "Стрела-2", "Стрела-2М", "Игла", "Игла-1"; высокоточные мобильные тактические и оперативно-тактические ракетные комплексы, из которых самая знаменитая ракета – никем еще не превзойденная по совокупности характеристик "Ока". А были еще "Точка" и задуманный им "Искандер".


И наконец, четверть века назад Непобедимый сделал то, что до сих пор повторить никто не смог. Он сначала создал круговую активную защиту танков "Арена", применение которой делало невозможным поразить танк из всех видов управляемого ракетного оружия и противотанковых ручных гранатометов.



А затем, развивая идею, спроектировал, освоил производство и успешно испытал активную защиту шахтных пусковых установок стратегических ракет. Невероятно, но активная защита Сергея Непобедимого гарантированно разрушала ядерную боеголовку атакующей ракеты до того, как та успевала взорваться.



Фактически отечественные ШПУ с "Воеводами", "Стилетами" и "Тополями" были бы сегодня абсолютно неуязвимы для самого высокоточного оружия, в том числе ядерного. Но на вооружение эти уникальные комплексы, как и танковые "Арены", приняты не были.



Незадолго до своего юбилея он завершил работу над интереснейшими воспоминаниями – книгой, названной "Оружие двух эпох". Очень верное название. Практически все боевые системы, созданные Непобедимым в СССР, продолжают защищать и новую Россию.


11 апреля 2014 года Сергей Непобедимый скончался на 93-м году жизни.

Показать полностью
492

Пыль и кровь. Очерки Второй Чеченской. Вторая часть. Продолжение

Пыль и кровь. Очерки Второй Чеченской. Вторая часть. Продолжение Длиннопост, Чечня, Война

Первая половина второй части  - https://pikabu.ru/story/pyil_i_krov_ocherki_vtoroy_chechensk...


Неожиданно к нам заявляются гости из Ставропольского края – тамошние оперативники уголовного розыска. Вообще, мы их видим не в первый раз. Они постоянно трутся у нас, поскольку бандюганы все время шастают между Чечнёй и Старопольем. Там натворят дел, здесь скроются - или наоборот.


Приветствия, обмен любезностями. Потом выдаём им информацию по фигурантам, ради которой они приехали. Обещаем всяческую помощь при проведении мероприятий по розыску и задержанию.


Ставропольцы знают о Чечне немало. Изучили своих неспокойных соседей хорошо за века мирного и не слишком мирного сосуществования. Много лет бьются с их криминалом, знают основных деятелей. Некоторые полезные вещи мы от них узнали в рамках такого обмена опытом на скорую руку.


На ночь глядя гости вдруг резко засобирались домой.


- Вы чего? – говорит начальник криминалки. – Опасно же.


- А, не впервой, - беззаботно машет рукой старший группы ставропольцев.


Путь не шибко дальний. Но отпускать гостей одних нельзя.


Они влезают в свои «Жигули», мы – в свой УАЗик. И вперёд.


Темнота сгущается. А ехать через лесной массив, который прозвали Шервудский лес, поскольку там пошаливают бандиты, у них там какие-то лёжки, укрытия, схроны. Пару дней назад следователи наши ехали по этому волшебному лесу. Водитель, как свыше его что-то подтолкнуло, вдруг врезал по тормозам. И тут же фугас бахнул. Если бы не затормозил, взорвалось бы под днищем, и никого в живых не осталось. А тут выжили и даже не пострадали.


Так что едем мы все на взводе. И вдруг «Жигуль» впереди резко тормозит, опера выскакивают.


Ну, все, попали – первая мысль. А тело уже движется на автомате. Мы высыпаем из машины, рассредоточиваемся. Ребята щелкают затворами. У меня АКМ нет. Я как студент с тубусом все время езжу – это гранатомёт «Муха», который мне подарил старлей ВВшник. Вещь хорошая, и пользоваться ей в принципе умею. Жалко, только раз из неё долбануть можно. Так что инструмент на самый крайний случай. Зато если уж эта хреновина рванет – так рванет.


В общем, ждём когда по нам шмалять начнут.


Тут ставропольцы потягиваются так лениво и к нам направляются. И спрашивают так ехидно:


- Чего переполошились? У нас просто двигатель застучал, вот и тормознули.


Ну а мы чувствуем себя полными идиотами.


Провожаем гостей до границы. Потом держим курс обратно. По дороге один из оперов говорит:


- Ну а чего, нормально же среагировали. Быстро выскочили, взяли сектора обстрела.


- Да ладно, - отмахивается от него начальник розыска. – Среагировали быстро, это да. Но по науке нужно было сразу валиться на землю и выбирать естественные укрытия, а не маячить гордыми мишенями, как Рэмбо.


- Ну и хорошо, что брюхом асфальт не чистили, - не успокаивается опер. А то ставропольцы ещё больше по нам потешались бы. Точно стали бы героями анекдота.


- Это да. Ладно, спасибо, Господи, что нападения не было.


Возвращаемся в расположение. Уже практически глухая ночь.


Где-то со стороны Грозного работает артиллерия. Она часто молотит по близлежащим лесным массивам, где могут скрываться боевики. Где-то зачищают леса военные разведчики – много по Чечне таких бандитских лесов, как наш Шервудский, да ещё погуще и побольше, с богатыми схронами, лёжками, укрытиями. В тех местах все, кто не свой, тот чужой и подлежит утилизации на месте.


Из рации в дежурке слышится привычная эфирная суета – кто-то просит данные о расположении застывшей ночью колонны, кто-то докладывает об обстреле поста. И вдруг доносится вкрадчивый голос:


- Ежи-и-ик.


И ему похожий голос осторожно так и культурно вторит:


- Лоша-а-адка...


Это цитата из мульта «Ёжик в тумане». Традиция ещё с Первой чеченской войны пошла. Ночью обязательно какой-нибудь радист заведёт, и ему вторят.


Раньше было ещё одно ночное развлечение для тех, кто не спит – на открытые каналы связи постоянно лезли чечены, и тогда начиналась долгая и изошренная ругань вульгарно сексуального характера, с советами, чью маму и чьих ослов в каких позах. Но теперь боевики уже этим не забавляются. Во-первых, основные боевые действия давно закончены. Во-вторых, служба радиоэлектронной борьбы работает, и после такого выхода в эфир вполне можно получить бомбоштурмовой удар или свалившийся как снег на голову десант.


- Не засоряйте эфир! – гремит в радиоэфире строгий командирский голос.


Через некоторое время снова доносится вкрадчивое:


- Ёжи-и-и-ик…


Печатное слово


В отдел постоянно тащат пойманный, заблудившийся или какой-то левый подозрительный народ. Заводят доставленных к начальнику криминалки – чтобы присмотрелся, может, люди представляют оперативный интерес. Вот и сейчас сержант приводит сухощавого, с двухдневной гламурной щетиной мужичка сугубо интеллигентного вида, потёртого, но вполне себе дорого одетого. На вид ему лет сорок, и высшее советское гуманитарное образование прям в глазах светится. Как у истинного интеллигента старого розлива, на плече у него висит объёмная сумка, в которую влезла аж пара двухлитровых бутылок пива «Очаковское» - самый ходовой здесь слабоалкогольный напиток в самой распространённой таре.


- Говорит, корреспондент, - сообщает сержант.


- Да, да, - кивает интеллигент. – С «Аргументов и фактов». Вот удостоверение и аккредитация в пресс-центре группировки.


Он протягивает бумаги. Которые оказываются подлинными.


- А кто вас сюда привёз? - интересуется начальник КМ.


- Ну, так сам добрался. На перекладных.


Оказывается, этот корреспондент через всю Чечню на попутках добрался до нашего отдела, чтобы сваять героическую статью о скромных тружениках правопорядка. Во всяком случае, он сказал, что позитив в газете будет, без гнусных провокаций и намёков.


- Ничего себе, - качает головой подполковник, разглядывая несостоявшегося заложника. Вот же повезло мужику, что на него бандиты внимания не обратили. Иначе уже вой бы до небес стоял – вся журналистская братия требовала бы освободить своего собрата, пусть даже для этого потребуется вывести войска из Ичкерии. Но ничего, выжил и добрался до цели. Детям и журналистам обычно везёт.


К корреспондентам после Первой чеченской войны отношение настороженное – столько уж они грязи тогда вылили на армию и МВД, фактически, сами были пособниками боевиков, только не в окопах и засадах, а на информационном фронте. Но этот корреспондент производит впечатление парня непосредственного, наивного и безвредного.


- Ну, надо, так пишите, - кивает подполковник. – Все возможности предоставим.


Приехал журналист к нам на пару дней. Поэтому его нужно где-то размещать. Не в кубрик же к бойцам. Выделили ему койку в нашем командирской опочивальне. Привели его туда. Он тут же извлёк бутылки с пивом. Оставили на вечер. И тогда уж оторвались


Ну, у нас тоже кое-что было. И воблы, рыбы сушёной полно - все стены завешаны. Рыба хорошая, до сих пор вкус вспоминаю. И крепкие напитки тоже. И вино с винзавода соседнего.


Понеслось – за встречу, за успехи и прочее, прочее.


Скованность и взаимная подозрительность пропали. И корреспондент расслабился, начал нас грузить московскими сплетнями. А потом стал исповедоваться по поводу своей сложной жизни и разных житейских казусов.


Большинство его рассказов касалось его похождений в командировках во всех концах нашей огромной страны. Схема была примерно однотипная:


- Ну, поддал я немного. Тут меня менты на вокзале и повязали.


Аэропорты, полустанки – места менялись, но сюжет был примерно одинаков. Напился, менты докопались, отбоярился от них редакционным удостоверением. И так по кругу.


Наконец, начальник штаба, человек военный, прямолинейный и твёрдый, как чугунный лом, не выдержал:


- А чего это ты против ментов имеешь? Мы тут народ простой, и навалять за такое можем.


Корреспондент стушевался, завёл песню, что ментов он любит, просто его неправильно поняли. И тут же завёл очередной разговор почти на ту же тему, но уже с опаской.


Хорошо посидели тогда. Душевно. С нами собровцы были с Иванова. Ребята компанейские и вообще с какой стороны ни посмотри - отличные. Замкомандира их – жилистый такой, худой, уже в возрасте, вечно улыбающийся доброй проникновенной улыбкой. Вот по виду – типичный клерк с конторы, экономист там или кто ещё. Опытного бойца в нем никак не опознаешь. Вот только присмотреться – у него слишком уверенный, сильный и ироничный взгляд – такой бывает у тех, кто привык бросать людей под пули и сам пулям не кланяется. Взгляд настоящего профессионального вояки, который много видел и немало чего громкого и сурового понаделал в своей жизни.


Он и произнёс запомнившийся мне навсегда тост:


- Друзья мои. Хочу выпить за нас и наших боевых товарищей. За тех, кто добровольно пошёл на войну. Кто в мирное время решил рискнуть самым дорогим, что у него есть – жизнью. Кто не жалеет себя за нашу любимую страну, за наше общее дело.


Потом собровцы стали вспоминать всяко разное. Ребята прошли все горячие точки, не вылезали с войн. Бились с бандитами и на своей Ивановской земле. Пережили тяжёлые времена и вышли из них закалёнными. Мы слушали, как собровцы месяцами при разгуле ельцинизма не получали зарплату, и на показательном выступлении перед комиссией из МВД главный их рукопашник грохнулся в голодный обморок. Как штурмовали укреплённые города и аулы, выбивали боевиков из сельской местности.


Делились секретами мастерства. Как правильно передвигаться в боях в городе, избрать такую траекторию движения, чтобы тебя не срезал пулемётчик, у которого ты как на ладони.


- Шатаешься из стороны в сторону, а тут перед ногой у тебя фонтанчики вздыбливаются – это ты метр до своей смерти не добежал, и пулемётчик просто сбил прицел.


Рассказывали, какая сила БТР при правильном использовании и как его крупнокалиберный пулемёт пробивает кирпич и выбивает противника из укрытий и засад.


- Серьёзная штука при городских боях БТР. Поэтому их и стараются первыми выбить.


Они прошли всю Первую Чеченскую. Брали в сентябре прошлого года Чабанмахи и Карамахи. Это два ваххабитских села, которые в 1998 году, захватив местный отдел милиции и убив сотрудника, объявили себя свободной ваххабитской республикой. И атрибуты все создали, в том числе шариатский суд. В 1998 году в бытность свою Министром внутренних дел Сергей Степашин ездил тогда вопрос с сепаратистами утрясать – со всей своей либеральной дурью. Сидел на переговорах тёр о чем-то с этими отморозками. Потом в интервью договорился до того, что при общении с переговорщиками ему открылась сакральная истина – мол, ваххабизм, оказывается, мирная религия. И мы можем договориться.


Читал по случаю докладную министра Степашина президенту Ельцину, где долго и нудно пишется о том, что в Дагестане безработица и жрать нечего. А потом так там такие вот откровения:


«Проведённые встречи со старейшинами и жителями сел Карамахи и Чабанмахи, считающихся оплотом исламского радикализма и источником распространения идеологии отделения Дагестана от России и создания на его основе независимого мусульманского государства, показали преувеличенность оценок дагестанского «ваххабизма» как фактора угрозы территориальной целостности страны.


Старейшины названных сел однозначно высказали свою приверженность России, объяснив наличие оружия у своих сторонников общей обстановкой в республике, произволом со стороны преступников, местных властей. По их мнению, последнее, является отражением политики притеснения исповедующих традиционный Ислам».


В общем, мир, дружба, фроендшафт. Возьмёмся за руки, друзья.


Собственно, эти бабаи ваххабитские и притащили в Дагестан Басаева и Хаттаба с их армией вторжения. Намекнули, что Дагестан уже созрел для того, чтобы отпасть от России. До сих пор на Северном Кавказе ходит мулька, что Басаев со своим рейдом ни на кого не нападал. Его сами дагестанцы пригласили. Вообще-то, так оно и было. Только вот кто эти местные и какое отношение они имели ко всему многонациональному Дагестану? Так, свора ваххабитов, которые давно мечтали о счастливом и справедливом Ваххабитском царстве, где всем неверным отрежут головы.


Когда чеченские банды двинули на Дагестан, в том числе на соединение с этим ваххабистским анклавом, стало понятно, что его придётся выжигать. Федералы ринулись туда. И получили по зубам. Выяснилось неприятный факт – много лет тамошние бабаи делали из своих сел укреплённую крепость. Соорудили ДОТы, огневые точки, склады оружия и боеприпасов. Вон, пулемётное гнездо, прикрытое толстой бетонной плитой, приподнимавшийся в нужный момент – их даже не всякая артиллерия брала.


Сдаваться гордые моджахеды не хотели Сопротивление оказывали ожесточённое. Решили ошахидится всем скопом. Федералам пришлось брать с боем каждую улицу, каждый дом. Классические боевые действия в условиях городской среды со всеми сопутствующими рисками и потерями.


Но взяли все же. Переглушили ваххабитов немало. Кого-то в плен – не знаю, правда, чем закончилось для этих пленных, были уголовные дела, приговоры, или нет?


Замкомандира СОБРа рассказывал:


«Эх, как же они на бандитизме своём разжирели. Улицы в асфальте, дома каменные. Внутри мебель дорогая, техника элитная. Плазменные панели метровые, мы таких вообще в жизни не видели. Просто лопались эти гады от жира в голодной стране. Недаром их весь Дагестан ненавидел. Ну, наши дагестанские товарищи люди рачительные – трофеи многие по своим мешочкам и закуточкам растащили. Кто-то панельку, кто-то видеодвойку или холодильник. А у нас такая злость на этих ваххабитских выкормошей кипела. Заходишь в дом, и очередью – по плазменной панели, по мебели дорогущей. В хлам. Потому что все это на грабеже и на крови, на нашей русской. Вдрызг всё!


Потом мы в этих разгромленных аулах много чего интересного откопали. Пачки российских паспортов и военных билетов. Там держали заложников и рабов. Так что наверху Степашин за мир трёт, а внизу русские люди на цепях.


Торговля людьми – одна из существенных статей дохода у тамошних бабаев была. Но основное – они же дальнобойщики. И возили они товары в основном на ворованных КАМАЗах с перебитыми номерами. Этой техники тоже немало нашли. В общем, такая бандитская республика, очень хорошо укреплённая и вооружённая. При полном попустительстве местных и центральных властей».


Идёт разговор дальше о казусах войны. Да, вспомнить есть что. И хорошо, когда это именно воспоминание. Оно автоматически означает, что ты остался жив и имеешь возможность за стаканом описывать минувшие битвы и подвиги. Не всем так повезло. Но это война.


- Э, много чего довелось пережить, чего и врагу не пожелаешь, - продолжает собровец. – Привыкаешь ко всему. Хотя страх полностью перебороть невозможно. Вот лежишь на пыльной дороге, стараясь вжаться поглубже в землю. А вокруг осколки и пули щелкают. Это по нам работают наши же вертолёты – за боевиков приняли. Слава те Господи никого не убили. Иногда криворукость авиаторов нам даже в радость… Но самое жуткое – это прочёсывание зелёнки. Это когда мы растягиваемся в цепь и прочёсываем лесной массив, где затаились боевики или скрыты схроны, или ещё какие неожиданности нас ждут. Хрустят ветки под ногами. Из-за каждого куста могут рубануть очередью. Но самое неприятное листки - такие мины противопехотные, замаскированные под листья. Наступаешь – и ноги нет. И идёшь шаг за шагом, в напряжении, ожидая худшего. Все чувства обострены, на каждый шорох реагируешь. И тут с одной стороны взрыв – кто-то напоролся на мину. Потом с другой. А ты идёшь…


В общем, просидели за этими грустными байками мы почти всю ночь. Заодно корреспондента загрузили нашими проблемами – прошлись по поганой сущности боевиков, по гнусным властям бывшей Свободной Ичкерии, залившим свою землю кровью. И о боевых доплатах не забыли, которых тут нас лишили. Хоть в подпитии но корреспондент кивал сочувственно, мотал все на ус, отмечая в блокноте, обещал ну прям все расписать, и от волшебного слова все прямо и изменится.


Потом он уехал. А мы думали, не наговорили ли ему чего лишнего. И как это будет выглядеть в либеральной по сути газете «Аргументы и факты».


Уже по возвращении в Москву зашёл я в нашу библиотеку, располагавшуюся на чердаке здания по адресу Житная, 16. Нашёл подшивку «Аргументов и фактов». Там и пространная статья нашего гостя имелась.


Ну что сказать. Мужик оказался правильный, внимательный, с острым пером. Расписал все без передёргиваний. За что ему спасибо от всех нас… Правда, в общем-то ничего не изменилось. Проблемы остались. Не всегда они подвластны волшебным словам в газетах. Но это не страшно…


Благословенное время Шариата


Ну как определить коротко то состояние, в котором мы застали освобождённые территории Чечни. Одно слово – разруха.


У нас в отделе стажировалась в розыскной группе местная девчушка с юридическим образованием. Рассказывала:


- У нас тут абсолютно нормальная жизнь была. Зажиточная, никто не бедствовал. Магазины. Клуб. Кино показывали. Танцы были. Время молодёжь весело проводила. Работало все. Экономика какая-никакая была. А потом началось. С аулов или ещё непонятно откуда понаехали какие-то угрюмые личности. Объявили себя шариатской властью. Юбки теперь длинные носи. Женщина – глаза от пола на поднимай. Работать все перестало. Ни тебе клуба, ни заводов. И началась какая-то полная беспросветность. Они тут самостоятельное мусульманское государство строили. Ну и построили…


Станица Шелковская во время в боевых действий вообще не пострадала. То, что мы там застали – сделано ими самими, руководителями гордо отколовшейся от России республики. Ну, это натуральные картинки из страшилок про постапокалипсис.


Такой нищеты и такого уныния я не видел больше вообще нигде. Если только с Африкой сравнить – с районами, где люди в глиняных будках и тростяных хижинах живут.


Сколько Чечня фактически свободной пробыла? Года три. За это время в той же Шелковской не стало школ, электричества, зарплат, клуба, нормальных государственных структур, промышленности. Осталась гордость за свободный вайнахский народ.


Типичный эксперимент с предсказуемым результатом, который проведён на территории СССР. Последствия агрессивного национализма, завязанного на религиозной и национальной исключительности


Эх, какие песни пели сладкие – как заживёт освободившийся от тоталитарного российского ига гордый и ужасно боевой чеченский народ. Как перестанет кормить чеченской нефтью Москву, и как вырастут тут небоскрёбы будто в Кувейте. Кстати, небоскрёбы действительно выросли. Когда Чечня вернулась в Россию.


Результат этого эксперимента поражает своей повторяемостью везде, во всех освободившихся горных краях – нищета, разруха, сползание в средневековье, тотальная утрата достижений цивилизации. Вернулись в исторический уклад – жизнь товарным обменом, доходы за счёт налётов и грабежа соседей в том же Ставрополье. Глухой исторический тупик, откуда самостоятельно нет никакого выхода.


Наследие русских оккупантов – образование, культура и промышленность, было с негодованием низвергнуто.


Больше всего поразила ценность денег здесь. У населения денег не было вообще. На каждую бумажку местные смотрели с придыханием. Кстати, это сильно помогало в оперативной работе. Доходило до того, что тебе за сто рублей могли сдать скрывающегося в схроне боевика. А за пятьсот – заныканный ваххабитами склад оружия. Правда те же пятьсот можно было заработать закладкой мин и фугасов. Только если взрыв состоялся, и при этом материалы свои. Ну материалов там можно найти полно – мины, взрывчатка. Занимались установкой этих мин в основном малолетки – читали-писали они с трудом, но как взрывное устройство активизировать знали на пять баллов.


В основном в республике установилось натуральное хозяйство. Во всей его экзотической красе. Это когда у тебя есть дизель, который ты стащил с разрушенного завода. И теперь у тебя одна забота – как его обменять на машину картошки.


Денег не было практически ни у кого. Ну, кроме светлых воинов ислама и прочих бандитов, а также и тех, кто прирос к нефтяным скважинам. У этих с деньгами все нормально. У них черные «джипы», тысяча удовольствий. Они как другая раса, вознёсшаяся над серой массой основного населения. Они блистают в собственном ужасающем великолепии. У них есть власть и деньги. Оплаченные чужой кровью, которую они льют гекалитрами.


Экономические успехи Свободной Ичкерии в 1999 году озвучил Масхадов, официально заявив, что в республике начинается голод. Это ведь не тридцатые годы с Голодомором, не средневековье или времена Николая Второго. Это голод в конце двадцатого века.


Президент Ичкерии ссылался на неурожай и происки коварных русских Иванов. Ну а на деле - все запасы захапали бандиты, дикая спекуляция, бандитизм. Все разграблено, разворовано, производства нет, все попытки восстановить промышленность опять натыкаются на непреодолимые препятствия в виде коррупции и бандитизма. Забастовки учителей, которым не платят зарплаты. Сотрудников подобий армии и таможни тоже зарплатой не балуют по принципу – дали автомат, и крутись. Как же тут без голода-то?..


Чукча не писатель, чукча читатель - поэтому разрешение на публикацию от автора получено.

Показать полностью
216

13 октября 1944 в ходе Рижской наступательной операции Советская армия освободила город Ригу.

13 октября 1944 в ходе Рижской наступательной операции Советская армия освободила город Ригу. Великая Отечественная война, История России, Рига, Война, СССР, Советская армия, Германия, Немецкая армия, Длиннопост
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го (генерал армии А.И. Еременко) Прибалтийских фронтов освободили г. Ригу.
13 октября 1944 в ходе Рижской наступательной операции Советская армия освободила город Ригу. Великая Отечественная война, История России, Рига, Война, СССР, Советская армия, Германия, Немецкая армия, Длиннопост

Рижская операция (14 сентября — 22 октября 1944 года) — стратегическая военная наступательная операция вооружённых сил СССР против немецких войск во время Великой Отечественной войны. Является составной частью Прибалтийской операции. Осуществлялась силами 1-го, 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов.

Показать полностью 1
178

Подвиг экипажа танка Т-34 лейтенанта Яценко при освобождении г. Запорожья.

Подвиг экипажа танка Т-34 лейтенанта Яценко при освобождении г. Запорожья. История России, История СССР, Великая Отечественная война, Красная Армия, Яценко, Запорожье

После того, как город был очищен от фашистов, к вечеру 14 октября 1943 г. было сообщено, что первым с юга ворвался в г. Запорожье и принял бой с самоходками врага комсомольский экипаж с командиром лейтенантом Яценко. Уже горящими они радировали комбату: «Мы горим, но у нас еще есть снаряды и пока мы живы будем громить врага». Это были последние слова л-та Яценко своему командиру.


За этот подвиг лейтенанту Яценко было присвоено звание «Героя Советского Союза» — посмертно. Остальные члены экипажа были награждены орденами. В этих боях экипажем танка лейтенанта Яценко было уничтожено 4 танка и самоходных установок, 6 орудий и миномётов, 7 пулемётов, 7 автомашин, 10 огневых точек и свыше 100 фашистских солдат и офицеров. В Запорожье на площади Советской установлен танк Т-34-85 в честь подвига экипажа Н. Л. Яценко.

Подвиг экипажа танка Т-34 лейтенанта Яценко при освобождении г. Запорожья. История России, История СССР, Великая Отечественная война, Красная Армия, Яценко, Запорожье

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года «за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками», лейтенанту Яценко Николаю Лаврентьевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


Награждён орденами Ленина, Отечественной войны 1-й степени.


Приказом Министра обороны СССР от 27 мая 1958 года навечно зачислен в списки танкового полка.

200

Пыль и кровь. Очерки Второй Чеченской. Вторая часть.

Пыль и кровь. Очерки Второй Чеченской. Вторая часть. Чечня, Длиннопост, Война

Продолжение. Часть два, первая половина.


Предыдущие части -

https://pikabu.ru/story/krov_i_pyil_ocherki_vtoroy_chechensk...

https://pikabu.ru/story/krov_i_pyil_ocherki_vtoroy_chechensk...


Зачистки и выезды


Жара, пыль и коровы – вот главные впечатления о чеченских дорогах двухтысячного года.


На мероприятия, задержания обычно мы выезжали часов в пять утра, чтобы заявиться пораньше нежданными гостями, пока клиенты ещё не разбежались. Примерно в это же время на поля и дороги вываливают стада коров. Кажется, их миллионы, и они завоевали планету. Они поднимают пыль и неторопливо плетутся к какой-то таинственной цели, куда их гонят пастухи.


Животноводство в равнинных районах Чечни издавна развито. Это нам только кажется, что сейчас коров много. На самом деле в последние годы поголовье сильно усохло – в разы, если не в десятки раз. Интересно, что тут раньше творилось?


Только встаёт солнце, а наша небольшая колонна – обычно два или три Уазика с занавешенными бронежилетами окнами, колесят по пыльным дорогам, пробираясь через бесчисленные стада. Машина с оперативниками и сопровождение из бойцов СОБРа. Передвижение одной машиной категорически запрещено множеством приказов и начальственных напоминаний, которые, впрочем, часто нарушаются – до очередного расстрела на дорогах. Огневое прикрытие должно быть.


По трассам с рассветом начинает работать инженерная разведка. Военные с миноискателями ищут фугасы и прочие закладки. Каждое утро. Изо дня в день. Рискуя нарваться на пулю или на взрыв. Сапёры, у них судьба такая, и жизнь их всегда на волоске. Их прозвали «одноразовыми». Это творческое развитие старой поговорки о том, что сапёр ошибается один раз.


Когда едешь по дорогам Чечни, всегда тебя слегонца обдувает потусторонний холодок – от близости фугасной смерти.


Как поётся в хорошей песне «Ментами не рождаются»:


«Кому награды россыпью,


А нам так чаще мимо.


Но если есть ты, Господи,


Спаси нас от подрыва».


Это ощущение близкого подрыва, затаившегося фугаса, который снесёт с дорожного полотна твою машину, как волна щепку, не покидает никогда. А ещё мысль, что шкура твоя не может похвалиться пуленепробиваемостью.


Самое обидное на войне – это быть мишенью. Когда бой, ты стреляешь, в тебя стреляют, или когда в рукопашную там – это как бы честный бой, у всех примерно равные шансы. А вот когда тебя из-за кустов выцеливают, и ты просто кабан на мушке – это самое неприятное… Другое дело, когда ты охотник. Это уже другая весовая категория.


Стрельба и взрывы идут по всей Чечне. Раненые, убитые – кажется, конца этому не будет.


Ну что же, такая работа. Лёгкой жизни никто не обещал. Как и лёгкой смерти.


Машины крутятся по улицам Шелковской, выбираясь на оперативный простор. На переднем сиденье скучает Борода – прижившийся на войне опер – приветливый крепкий парень, бывший десантник, прекрасный гитарист. От него впервые услышал песню «Батальонная разведка», ставшая у нас самой любимой. И исполнял он её так, что дрожь пробирала.


Не утихает в салоне Уазика вечный балаган.


- Вот большой, а ума не нажил! – возмущается Макс в ответ на очередную колкость.


Это два неразлучных друга, можно сказать брата - Балу и Макс. Первый как две капли похож на диснеевского медведя Балу – и по телосложению, и по лицу, и по характеру. Такой же здоровенный, бесшабашный, добродушный, легкомысленный, язык без костей, большой юморист, в общем, прирождённый артист разговорного жанра. Макс – его полная противоположность – невысокий, худой, язвительный, собранный и дисциплинированный трудоголик, вечно всем недовольный. Они лучшие друзья, но пикируются и скандалят друг с другом весь день без перерыва на обед. Балу просто невозможно заткнуть с его подначками, а Макс все время злится и облаивает его в ответ. За ними надо записывать, поскольку в этих перепалках порой такие перлы появляются.


Эта парочка отвечает за розыск преступников и без вести пропавших. Макс работу организовал на пять баллов. Поднял старые и новые документы, розыскные бюллетени, приобрёл источники оперативной информации. И стал давать стране угля. Постоянно идут задержания накуролесивших в Чечне или России убийц, дезертиров, грабителей. Хоть ребята и пообещали забастовку, когда их прокатили с деньгами за боевые, но уже не следующий день снова – выезды, информация. Потому как это не работа за деньги, а образ жизни.


С каждым днём отдел внутренних дел все меньше напоминает осаждённую крепость и все больше походит на стандартный правоохранительный орган субъекта Российской Федерации. Патрулирование, сигналы, выезды. Принятие заявлений от граждан по правонарушениям и преступлениям.


Кстати, заявлений полно. Точнее, просто девятый вал. Такое ощущение, что во времена бандитской оккупации люди копили претензии и обиды друг к другу, чтобы при приходе федеральной власти вывалить это все на её представителей и заставить разбираться. Кто-то у кого-то мотор от трактора украл, у кого-то корову увели, кто-то кого-то оскорбил. Как правило, всё это дрязги, мелочёвка на грани административки. Серьёзных общеуголовных преступлений тут немного. Все, кто имел тягу к ним, отлично пристроились в силовых структурах Свободной Ичкерии и крупных бандформированиях, занимаясь грабежами и убийствами вполне официально. Но это уже песня другая. И разговор с ними особый.


Кстати, при советской власти на Северном Кавказе была очень маленькая уголовная преступность – сильное традиционное общество, все вопросы старались решать на авторитетах старейшин, без привлечения правоохранительных органов.


Хоть и начинает заедать сотрудников ВОВД привычная бытовуха и мелочёвка, но все равно – борьба с террористами и бандформированиями, розыск их, пресечение деятельности остаётся основным.


Поэтому изо дня в день – зачистки населённых пунктов, проверка паспортного режима с задержанием всех подозрительных, блокпосты – и там тоже задержания. Работа, работа. Уже сложилась и отладилась система по выявлению боевиков. Что-то у задержанного на блокпосту при личном обыске найдётся - или запах пороха, или пресловутые синяки на плечах от прикладов. Кого-то срисуют в станице по дерганному поведению. Кого-то на зачистке из подвала вытащат. Худо-бедно камеры задержанных и изолятор временного содержания не пустуют.


Зачистки населённых пунктов – это прерогатива МОБ. Обычно начштаба их организует. Меня он на мероприятия отказался брать категорически:


- Да ты чего! Если тебя, представителя МВД, там грохнут, с меня же потом шкуру спустят.


Ну и ладно. Не очень хотелось. Ведь это самое скандальное и непредсказуемое мероприятие. Обычно сопровождается криками, визгами, скандалами. Тут чеченцы часто себя как цыгане ведут. Основные боевые единицы по доброй традиции – тётки с детьми. Знают, что на них рука не поднимется у русского солдата.


На этом мы ещё в первую чеченскую споткнулись. Когда вводили войска, первые существенные потери начались, когда женщины с детьми перекрывали дороги, а из-за их спин боевики палили по солдатам. Такая вот горская хитрость. И безотказно действует – что менты, что военные непременно в такой ситуации теряются и не знают, что делать. Тут спецназ ВВ только умеет ситуации разводить. Там народ на всю голову отмороженный, они сразу палить начинают – сперва в воздух, а потом как придётся. Вот так врежут по толпе и не поморщатся. А война все спишет. В общем-то правильно делают. Иначе «мирное население» совсем бы распоясалось.


Но тьфу, тьфу, чтобы не сглазить. Пока особых эксцессов в районе не было. Население не возмущается особо. С зачисток неизменно привозят задержанных. Обходится без скандалов, стрельбы… До поры до времени. Самое главное ещё предстоит, но мы об этом не знали.


Один из главных направлений деятельности ВОВД – разоружение населения. Железа тут скопилось немеряно. Вот и придумывают наверху разные способы его изъятия. Додумались уже и о выкупе стволов. Действует – правда, по большей части местное население тащит не системы Град», а старый ржавый хлам времён Турецких войн, за который неизменно получает столько денежек, что можно купить новый автомат.


И вот нововведение – боевики, явившиеся с повинной и принесшие автомат, если в отношении них нет сведений о совершенных тяжких преступлениях, подлежат амнистии. Это нам видится весьма сомнительным. Освобождать мерзавца, который стрелял по нашим войскам и по нам из засады, потому что он притащил ржавый ствол – это неправильно. Но бандюки вовсю пользуются этим и получают справки, что к ним претензий у органов нет.


Постоянно проводятся мероприятия по изъятию оружия. Отчётность наша любимая российская висит вечно как топор над шеей – а сколько у вас изъято стволов и почему меньше, чем в прошлом месяце? Показатели должны расти, как ВВП развитых стран, иначе ты попадаешь в отстающие, тебя песочат, матерят и лишают премий. Результат по изъятиям требуют с каждой службы. Притом важно изъять само оружие, а не установить и привлечь к ответственности его владельца. Вот и изгаляются участковые. Нашли одну гранату, а потом изымают её каждые три дня. Пишут, что уничтожили, и опять изымают. И по отчётам проходит постоянно – изъято. Уголовный розыск такой фигнёй не занимается. У нас и так есть, чем отчитаться.


Потому что ОУР тоже врастает в местную ситуацию. Что такое угрозыск? Это прежде всего оперативная информация. Вот и собираем её по крупицам – от задержанных боевиков, от местных, которые порой с огромным удовольствием закладывают друг друга. От военных и ФСБ тоже что-то перепадает. Так что наши машины в гаражах не простаивают – вечные выезды на проверки информации.


Создаём агентурные сети, подбираем источники. Копаемся в бумагах отдела шариатской безопасности, который занимал это здание до нашего прихода. Там тоже много интересного. Например, картотека проституток Шелковского района. Их оказалось неожиданно много для мусульманской территории. Вот опера и выдёргивают их по одной, по опыту зная, насколько ценным и осведомлённым источниками могут быть эти дамы, да ещё с учётом того, что они в своём беспокойном бизнесе и полной приключений жизни во всем зависят от милиции.


С Гудермеса пришла ценная указивка – для более эффективной обработки оперативной информации и реагирования на неё отсылать туда постоянно секретные меморандумы оперинформации, полученной от источников. Ну, мы и шлем. Забиваем всё сколь-нибудь значимое, касающееся боевиков и террористических вылазок, из агентурных записок и рапортов кратковременного оперативного контакта.


Из-за того, что требуют с нас эту информацию постоянно и в товарных объемах, приходится вместе с реальными фактами собирать разные сплетни, а то и сенсации высасывать из пальца. Ну, заканчивается тем, чем и должно по всем незыблемым законам бюрократической системы. То, что мы отправляем в Гудермес, приходит к нам обратно в виде уже их информации и указаний принять срочно меры. Поэтому мы уже начинаем осторожно фильтровать сообщения, чтобы потом не быть исполнителями идиотских инициатив. Тут бы самим себя не наказать.


Каждое утро в ВОВД приходят циркуляры, пачки шифротелеграмм со строгими указаниями, горячей оперативной информацией, требованием принять меры. Некоторые мотивы в них звучат изо дня в день в неизменном виде.


Например «имеется оперативная информация о готовящихся провокациях со стороны незаконных вооружённых формирований. Переодетые в российскую военную форму боевики под видом российских военнослужащие готовят силовые акции в отношении мирного населения с массовыми убийствами, чтобы вызвать народное недовольство и резонанс в зарубежных средствах массовой информации». Интересно, что точно такие же докладные шли и во время Великой отечественной войны на той же Украине – «бандеровцы одеваются в советскую военную форму и готовят провокации с целью вызывать недовольство населения»… Кстати, приём этот действенный, не раз использовался на практике на протяжении столетий. Так что шанс на такое развитие событий есть. Но только почему то таких вылазок всё не происходит и не происходит. А телеграммы все идут.


Очередная шифротелеграмма. Начальник розыска протягивает её мне и говорит:


- Ну и чего делать?


Там черным по белому написано, что боевики в составе двух сотен человек вошли в ногайское селение Сары-Су и готовят оттуда наступление. Две сотни человек – это очень много. Это отделом не справится, придётся проводить масштабную войсковую операцию с артиллерией и самолётами. Да и эти Сары-Су проблемный населённый пункт, там боевики ощущают деятельную поддержку мирного населения.


Начальник розыска нервно барабанит пальцами по столу. Потом отчаянно машет рукой:


- Надо проверять. Поехали на разведку.


- Поехали, - киваю я.


На трёх машинах – розыск с СОБРом, двигаем в сторону Сары-Су.


Равнинная местность. Какие-то поля, камыши, степи. Вот и долгожданное село.


Мягко говоря ощущаем себя неуютно. По большому счёту мы смертники. Если в селе две сотни боевиков, и они догадались выставить скрытое охранение и наблюдение, то нас просто расстреляют с замаскированных огневых точек. В общем, падём смертью храбрых. И как-то не шибко такого хочется. Начинаешь как-то острее воспринимать мир и понимаешь, что он прекрасен и ты не против ещё тут задержаться на несколько десятков лет.


Останавливаемся на окраине села. Собровцы занимают огневые позиции, напряжённо оглядываясь и ожидая, когда же тишина расколется звуками выстрелов. Но вот движухи вроде бы никакой. Сплошное умиротворение и спокойствие.


Осторожно двигаем в село. На улицах пусто – вообще не души. И как-то нам здесь не по себе. Может, затаились злыдни? А нас на мушке держат? Щетинимся автоматами и ручными пулемётами. Пытаемся сориентироваться.


Проходят мимо нас двое местных ногайцев. Раскосые глаза прожигают незванных гостей насквозь. Что-то добродушия в них не видно. Неудивительно – среди ногайцев полно ваххабитов. А Сары-Су – ваххабистский заповедник.


Протрещал по дороге новенький синий трактор, на котором гордо, как на скакуне, возвышается гордый сын степей. Эти трактора – подарок России. На освобождённые территории в сельхозпредприятия их загнали много тысяч. Мол, власть добрая, даёт возможность работать и процветать. Шаг, в принципе, мудрый. Работа и возможность зарабатывать порой действует куда лучше агитации, пропаганды и угроз с дубиной наперевес.


Прошерстили весь посёлок. Выдернули пару жителей на разговор. В общем, сто процентов – никаких тут боевиков нет и пока не предвидится.


Теперь можно вытереть пот со лба. И поблагодарить все высшие силы, что не нарвались мы на засаду, нас не начинили свинцовыми примочками.


- Возвращаемся, - кивает начальник розыска.


Через некоторое время мы на базе. И начрозыска то ли с радостью, то ли с разочарованием говорит:


- Пустышка. Провокация. Вот хитрозадые твари!


Это любимая фишка наших противников.. Боевики и их пособники отлично освоили искусство создания информационного шума, таких вот назойливых помех. Так, специально распространяют слухи о том, что готовятся массовые выступления, перемещения банд, теракты. Естественно, это доходит до органов. Принимаются соответствующие меры. И ни шиша не происходит.


В результате оттягиваются силы с действительно важных направлений. Федералы просто устают раз за разом отрабатывать дезинформацию, теряют бдительность. И возникает эффект мальчика, который все время орал «волки», когда волков не было. А когда они пришли, ему никто не поверил.


Конечно, боевики не успокаиваются. Так что в это Сары-Су мы наведывались ещё не раз – все с тем же результатом.


А работа по Чечне идёт. Каждый день ложатся сводки по району и республике. В нашем районе у боевиков изъяли легкомоторный самолёт. В горной Чечне в гараже нашли «Феррари» - гоночный автомобиль стоимостью под миллион баксов. Интересно, как они колесили на нём по горным дорогам? Может быть, как памятник понтам держали и за деньги показывали?


Задержан КАМАЗ с полутонной анаши. Товар это легкий, так что КАМАЗ был забит под завязку.


Шервудский лес


Начала рабочего дня. Новые сводки, сообщения о совершенных и раскрытых преступлениях. Бандиты не успокаиваются. Им нужно все время поддерживать точку кипения. Они как бешенные псы уничтожают и своих соотечественников, даже лиц духовного звания, которые высказывались против ваххабитской и бандитской власти.


«В июне 2000 года около 1.30 ч. двое неизвестных лиц проникли в дом имама Урус-Мартановского р-на— гр-на Идрисова У.Я., 1929 г/р, н произвели 4 выстрела из пистолета ПМ. От полученных ран хозяин домовладения скончался на месте.


В ходе проведения комплекса ОРМ получена информация, что организатором и непосредственным исполнителем преступления является Ц., 1972 года рождения, проживающий в. Урус-Мартане. Второе лицо, совершившее преступление не установлено».


вторая половина следом идет.

Показать полностью
149

14 октября 1943 в ходе Запорожской наступательной операции освобождён г. Запорожье.

14 октября 1943 в ходе Запорожской наступательной операции освобождён г. Запорожье. История СССР, История, Красная Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост, Немецкая армия, Запорожье, Днепр

14 октября 1943 года войска Юго-западного фронта под командованием генерала армии Р.Я. Малиновского освободили город Запорожье от немецко-фашистских захватчиков.

14 октября 1943 в ходе Запорожской наступательной операции освобождён г. Запорожье. История СССР, История, Красная Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост, Немецкая армия, Запорожье, Днепр
Запорожская наступательная операция (10 — 14 октября 1943) — стратегическая наступательная операция советских войск в период Великой Отечественной Войны, проводившаяся силами двух фронтов в ходе Битвы за Днепр с целью ликвидации запорожского плацдарма немцев и освобождения города Запорожье. Плацдарм охраняла 1-я танковая армия группы армий «Юг», 5 пехотных, 1 моторизованная дивизии, отдельный танковый батальон, 2 штурмовые дивизии, орудия и другие части.

Подготовка к сражению


К проведению операции из состава Юго-Западного фронта привлекались 3-я и 8-я гвардейские и 12 армии, также 17 воздушная армия. Главные усилия были на 8-ой гвардейской армии. Замысел советского командования предусматривал с северо-востока, востока и юго-востока по сходящимся направлениям к Запорожью. Преимущество в соотношении сил к началу операции было у Красной Армии: пехота — 2,2:1; артиллерия — 2,1:1; танки — 1,6:1. Войскам, непрерывно наступавшим с августа 1943 не хватало боеприпасов. Из — за этого до 40 % всей артиллерии при прорыве обороны выдвигалось в боевые порядки пехоты и танков для стрельбы прямой наводкой.


Операция


После четырехдневных боев войска фронта прорвали внешний обвод и промежуточный рубеж обороны. 13 октября вышли на ближние подступы к Запорожью. Малиновский решил ночью овладеть городом. На захват бросили более 20 танков и САУ. В 22:00 в тот же день начался штурм. 3-я гвардейская армия наступала с юго-востока. 8-я гвардейская армия ударила в район ст. Мокрая (ныне в пределах Запорожья). Наступая с юго-востока части 23 танкового корпуса в 2 часа ночи ворвались на южную окраину города. Выбив немцев из южной части города, танки с десантами пехоты 59-й гвардейской дивизии прорвались в его центр. Несмотря на ожесточенное сопротивление немцев город к исходу дня освободили. В пятидневных боях гитлеровцы потеряли 23 000 солдат и офицеров, свыше 160 танков и штурмовых орудий, 430 орудий и миномётов. Помощь в проведении операции оказали местные партизаны и подпольщики.


Результаты операции


Стремительное наступление РККА спасло от полного уничтожения ДнепроГЭС. Советские войска захватив Запорожский плацдарм получили возможность наступать на Кривой Рог. Южный фронт вышел во фланг и тыл мелитопольской группировке нацистов, к низовьям Днепра и изолировал (от материка) Крым. Важную роль в успехе операции сыграла партийная работа, которая была направлена на воспитание у личного состава смелости и решительности, изучение опыта боёв в городе в ночных условиях. Особо отличившимся при освобождении Запорожья 31 части и соединению присвоено почётное наим. «Запорожские»; 5 стрелковую, 2 авиационнную и 2 танковую дивизии, бригады наградили орденами Красного Знамени.

Показать полностью 1
307

Русский доброволец Игорь Нестеренко

Русский доброволец Игорь Нестеренко Югославия, Чеченская война, Добровольцы, Война, Длиннопост

Игорь Нестеренко родился 24 ноября 1962 года в Саратове в семье Нестеренко Льва Владимировича и Нестеренко Маргариты Васильевны.


Как и все учился в школе с 1970 по 1978 года. После школы пошел в училище № 49, где в 81 году получил профессию токаря. После выпуска Игорю еще не исполнилось 18 лет и он до службы в армии успел поработать по специальности на саратовском электроагрегатном производственном объединении.


Служить Игорь попал в Пограничные войска. Служил в Крыму, дослужился до звания «младший сержант», имел грамоту «за высокие показатели в боевой и политической подготовке».

Русский доброволец Игорь Нестеренко Югославия, Чеченская война, Добровольцы, Война, Длиннопост

Демобилизовался сержант Нестеренко в декабре 1983 года.


Прибыв в родной Саратов устроился на службу в милицию, в УВД Саратовского облисполкома.

В 1985 году перспективного молодого милиционера отправляют в Воронежскую специальную школу милиции МВД СССР, где курсант Нестеренко проходит обучение до 1988 года.

Русский доброволец Игорь Нестеренко Югославия, Чеченская война, Добровольцы, Война, Длиннопост

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года на 4 энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции происходит авария. Тысячи людей были направлены на ликвидацию последствий этой аварии. В их числе был и курсант Нестеренко. С 1987 по 1988 года Игорь Львович находился в зоне ликвидации последствий аварии. Получив при этом дозу радиации в 665 мРентген. На учет как ликвидатор он встанет лишь в 1997 году, так как не считал это чем-то нужным. Ехал туда спасать людей, а не за льготами.

В марте 1989 года Игорь оставляет службу в МВД и устраивается простым грузчиком в Кировский универмаг. Начал с низов, постепенно становясь продавцом, старшим продавцом, директором, параллельно работе поступает в Московский коммерческий институт, который оканчивает в 1995 году по специальности «менеджмент».

10 февраля Игорь Нестеренко женится и в декабре у новой ячейки общества рождается первенец.

В 1995 году в семье рождается второй сын.

С 1997 Игорь становится коммерческим директором в ПКФ «Исток-АвтоМаркет».

С юношеских лет Игорь Львович увлекался спортом: футбол, борьба, горные лыжи, прыжки с парашютом. Любовь к лыжам сохранил и в зрелом возрасте. Не имел вредных привычек, и утро своё всегда начинал с гимнастики.

Неизвестно что толкнуло Игоря на этот шаг, но в марте 1999 года он отправляется в Югославию на войну. Страну бомбит НАТОвская авиация и Игорь считает своим долгом помочь братьям-сербам.

Русский доброволец Игорь Нестеренко Югославия, Чеченская война, Добровольцы, Война, Длиннопост

Вместе со своим другом Анатолием Лебедем они приезжают в Белград на сборный пункт Бубань Поток, где собираются все прибывшие добровольцы.

Служили Игорь и Анатолий в 52 батальоне военной полиции Войска Югославии. Держали позиции на югославо-албанской границе. С выводом югославских частей из Косово Игорь и Анатолий возвращаются домой.

Русский доброволец Игорь Нестеренко Югославия, Чеченская война, Добровольцы, Война, Длиннопост

Но отдых был не долгим. В это время чеченские боевики Шамиля Басаева вторгаются в Дагестан, там начинается война и Игорь Нестеренко вновь едет на войну. Жена Марина не желает отпускать мужа и он уезжает впопыхах, забрав с собой только паспорт.

В Москве вместе с другом Анатолием Лебедем друзья закупают снаряжение садятся в поезд и едут в Махачкалу. По пути в одном из южных городов милиция снимает их с поезда. Уж очень подозрительно выглядели два человека с сумками набитыми амуницией. Три дня друзья проводят в СИЗО пока выясняют кто они такие.

В Махачкале вновь прибывшие бойцы записываются добровольцами в подразделение МВД. Контракт с 45 гвардейским десантным полком они подпишут только когда закончатся бои в Дагестане и войска федеральных сил будут готовиться к походу на Чечню. В это же время Игорь возвращается домой, дома он вместе с семьей празднует свой день рождения. Это был последний раз, когда они были все вместе.

Русский доброволец Игорь Нестеренко Югославия, Чеченская война, Добровольцы, Война, Длиннопост

В ночь с 30 ноября на 1 декабря 1999 года гвардии сержант Игорь Львович Нестеренко погиб на боевом задании. Группе разведчиков была поставлена задача повторно проверить железнодорожные пути под Аргуном, где должен был высадиться десант. До этого местность уже была проверена, поэтому опасаться было нечего. Однако на железнодорожном вокзале бойцов ждала засада. Разведчики запросили помощь, но она шла около двух часов, все это время группа вела бой. Разрывная пуля попала сержанту Нестеренко в подключичную впадину, он умер от многочисленных ранений внутренних органов.

Похоронили Игоря Нестеренко на Елшанском кладбище Саратова. На школе где он учился установлена мемориальная доска.

Русский доброволец Игорь Нестеренко Югославия, Чеченская война, Добровольцы, Война, Длиннопост
Показать полностью 6
381

Пыль и кровь. Хроники Второй Чеченской Войны. Третья часть - окончание

Пыль и кровь. Хроники Второй Чеченской Войны. Третья часть - окончание Длиннопост, Война, Чечня

Тракторист и другие


На маршруте патрулирования был расстрелян боевиками наряд ДПС. Погибли четверо сотрудников. Понятное дело, ЧП, район оцеплен. Начинается работа, отлаженная, с привлечением всех сил и средств. Такое прощать нельзя.


Тут поисковая группа и перехватила гордо едущего по шоссе, где произошёл расстрел, на своём тракторе горца.


Оттащили в отдел. Он орёт:


- Я не при чём!


- А кто при чём? – спрашивают его «зелёные человечки». - Ты должен был видеть бандитов!


Тот помялся да и выдал:


- Ну, видел двоих.


И глаза прячет, так что даже человеку, не отягощённому знаниями и опытом в психологических дисциплинах, понятно – не договаривает, гад.


Поскольку ничего он говорить больше не хотел, по сложившейся традиции заперли его в камеру. И начали плотно с ним работать.


И понеслось…


Насколько я понимаю, парень он был со сложным характером. У него был длиннющий список врагов и недоброжелателей. Припомнив его, он на допросе утром выдавал:


- Знаю бандитов. Это Султан и Махмуд.


И фамилии их, адресочки. К тем заваливается опергруппа. Берут родимых под ручки и на разбор везут.


Надо отметить, что попадания в основном были точные. Действительно, в основном это были какие-то боевики, и оружие находили у них, и гранаты. Только при детальном разборе всегда оказывалось, что ребята хоть и бандиты, но к тому расстрелу не причастны.


Тракториста опять на разбор полётов.


- Соврал?


- Да.


- Почему?


- Боялся настоящих выдать. Они мне не простят. Они страшные люди.


- Придётся сказать?


- Это Ваха и Абдулла.


И опять адресочек. История повторяется.


В общем, по списку всех недоброжелателей он заложил и принялся за родственников, которые его раньше не ценили и не любили.


Я как раз разговаривал с его дядей, которого притащили опера со спецназовцами. Он тоже был непростой, у него гранату дома нашли, и он всячески пытался от неё отнекиваться – мол, неизвестно, как залетела.


Интересно, что мужик взрослый, производил впечатление вполне серьёзного человека, без особых тараканов в голове.


- Не делал я ничего, - уверенно говорит он.


И почему-то хочется ему верить.


- Так твой племянник на тебя говорит. Родня ведь. Почему он такое заявление сделал?


- Слушай, не знаю, да! – взрывается дядя. – Сумасшедший наверное.


Я уже уехал в Москву, а Тракторист всё продолжал всех закладывать. Кончилось тем, что навёл опергруппу на какую-то банду. Та оказала отчаянное вооружённое сопротивление. Их всех положили. В общем, в ходе расследования было установлено, что вроде они тех самых гаишников положили.


К вопросу о том, что на Северном Кавказе все такие гордые и никогда земляка и единоверца не сдадут. Я не видел нигде, чтобы с такой готовностью барабанили на знакомых, соседей. Там это считается вполне себе законным способом сведения счётов и давления на конкурентов. Задолбались в итоге их доносы разгребать


А между тем бандиты у нас в ИВС накапливались.


Вон, ещё одного привезли. Ходжаев (фамилия изменена). Полный отморозок. Долговязый молодой, с руками, изъеденными землёй – крестьянин.


Он в банду входил. Им сам Дудаев нефтяную вышку в районе подарил за участие в отражении российской агрессии. Так уж сложилось, где вышка, так вокруг неё собирается банда. Которая объявляет себя хозяевами всех окрестностей. И начинает наводить свои порядки.


Сидел он у нас крепко. И как-то смиренно – карами не угрожал, жалобы не писал, не возмущался. Зато сокамерникам всем говорил, что как только его выпустят, он пойдёт в горы – взрывать и резать русских. Такая незамысловатая логика – сегодня твоя сила, так что я молчу и жду. Придёт мой час – и резать тебя буду. Такой подход свойственен большинству боевиков. Они весь мир воспринимают через призму – у кого шашка, тот и прав. И надо ждать терпеливо момента, когда шашка будет у тебя, и уж тогда не жалеть никого.


Однажды явление народу произошло – ступает на порог отдела статный высокий чеченец с усиками, в белом костюме и в белой шляпе. Мы дар речи потеряли. Ну по виду типичный мексиканский мачо, герой-любовник из мексиканского телесериала. Это на фоне задрипанного, бедно одетого населения.


- Вы кто? – изумлённого спрашиваем его.


- Я адвокат.


Изумление ещё больше. В районе ведь только мы, чекисты да прокурор, ну и ещё танки и артиллерия. Ни судов, ни адвокатур. И тут такая экзотическая птица к нам залетела.


- Да у меня и ордер есть, - адвокат протягивает документы – все у него с ними в порядке.


- Я защищаю интересы Ходжаева.


- Ну фига себе, - всплёскивает руками начальник розыска. - Ну и что?


- Я хочу заявить ходатайство.


- Даже так.


- И никак иначе. Я ходатайствую, чтобы его сильно не били.


- Да никого мы не бьем, вы чего клевещете на правоохранительные органы?!


- Я все знаю, - загадочно объявляет он и отчаливает.


Ну да, честно сказать, жестковато этого Ходжаева порой допрашивали. Оно и неудивительно, учитывая, сколько трупов, в том числе и чеченского мирного населения, числится за его бандой. Нужно было поколоть его во что бы то ни стало. А он, сволочь такая, молчит. Только что-то мычит невнятно и угрожающе. И тупые рожи строит.


Тогда решили его развести. Вечерочком вызываем его и говорим:


- Решило тебя командование поутру расстрелять.


Он уставился в пол, ничего не отвечает. В диалоге не участвует. Надо бы раскачать. В таких вопросах самое лучшее втянуть человека в беседу, чтобы он был в зоне контакта.


- Каким мыслишь своё будущее? – спрашиваю я.


- Каким?


- Ну хочешь, чтобы дом был, жена, дети?


- Хочу, - с вызовом отвечает он. – Будут дом и жена.


- Не, не будет. Тебя расстреляют. И не будет… Да шучу я, шучу… Может быть…


Ходжаев задумался. Всю ночь думал. Утром его оперативник забрал из камеры и снова стал расспрашивать. Бандюган и поплыл. Раскололся. Вломил своим подельников.


Поверил, стервец. Купился на разводку. Потому что у них так принято. Он бы сам давно нас к стенке поставил. Допереть не мог, что милиция задержанных не расстреливает. И дело даже не в том, что это незаконно. Просто это не наше.


Один генерал, из самых главных и крутых нравом, прилетал в расположение Шелковского ВОВД. Все спрашивал:


- Сколько боевиков уничтожено?


И намекал, что не фиг их жалеть. Чем больше набьём, тем лучше.


Есть только один момент. Сотрудник милиции не на то заточен. Мы как сторожевые псы – держать, охранять и не пущать. У нас развит хватательный рефлекс. Всякие там уголовные дела, судебные разбирательства, задержания. Но только не пристрелить при задержании. Это в крови. Этому учат, это с годами превращается в основу нашей натуры.


Пришить кого – это к военным, у них так и ставится задача – уничтожение противника всеми огневыми силами и средствами. А лучше – к в военному спецназу. Там нравы, скажу я вам.


У нас в Главке опер Лёха служил – из военных, командиром диверсионно-разведывательной группы ГРУ весь Афган прошёл. Много чего рассказывал удивительного. У них правило – группа, идущая в глубокой заброске по территории противника, уничтожает всех, кто её видел – боевиков, женщин, детей, не важно. Это жестокие реалии разведывательной работы. Потому что расшифрованная диверсионно-разведывательная группа долго не живёт, и срывается выполнение задания. Однажды так наткнулись на молоденькую афганскую девчушку.


Лёха и говорит сержантику:


- Кончай её, и за нам.


А парень не смог. В общем, согласился, что за неё головой отвечает, и таскал пленную двое суток по горам. А когда эвакуироваться настала пора, она сказала, что теперь её ходу домой нет, камнями забьют. Её и взяли с собой. Сержант потом в Москву увёз, до сих пор душа в душу живут, несколько детей у них. Казусы войны.


Правда, и наш ментовский люд, бывает, озлобляется и срывается. Был в ВОВД один фрукт. Всё кричал:


- Местные! Это же животные! Надо их всех уничтожать! И женщин, и детей!


В общем, озверел чуток.


- Не, это не по нашему, не по-русски, - ему сказал замначальника ВОВД. – Шибко ты злой.


И дурака домой отправили, от греха подальше.


Ну да. Потому что мы не такие. Мы отходчивые. Мы жёстко, но без лишней крови, гнём свою линию. Мы же российская милиция, а не какие-то там полицаи. Задержать, суд, следствие, процедуры - это наше все.


Хотя бывает, что логика войны пересиливает. И однажды, когда это тянется из года в год, ты принимаешь её правила.


Мой знакомый, в соседнем Главке МВД работал. Тоже в Чечне в командировки наезжал, на командных должностях. Рассказывал, как приехал в один горный райотдел. А там как раз бандгруппу взяли, которая этот отдел шла в охотку обстрелять и несколько неверных грохнуть. Такие идейные ваххабистские звери. Молчат, не колятся. А нужно кровь из носа знать, откуда они такие взялись и что дальше от их родной бандгруппы ждать. Ведь от их обстрелов люди гибнут. А эти твари не колятся – хоть что с ними делай.


А во дворе в расположении яму для сортира как раз отрыли. Ну, мой знакомый и говорит:


- Сейчас расколятся. В яму их, и закапывать.


Выполнили. Начальник отдела говорит:


- А если не расколятся?


- Ну, так и закопать их к хренам. И забыть, - усмехнулся москвич.


- Не, так нельзя.


- А можно, что они твоих сотрудников убивают? Так что закапывай.


Ясно дело, начальник ВОВД был к такому не готов. Он же мент до мозга костей. А мой знакомый уже готов. Он все войны в Закавказье и на Северном Кавказе прошёл и понимал, как надо общаться с боевиками. Он давно уже принадлежал войне. Он полностью переключился и стал её частью.


Ну что, раскололись, выдали и оружие, и сообщников. Когда до груди землица дошла…


Да, наша задача арестовать и отдасть под суд… Хотя порой и закрадывается крамольная мысль, что ни фига это не помогает. Наша законодательная система не рассчитана на борьбу с таким злом. Смертной казни нет, значит, можно творить, что хочешь. И у бандита всегда будет иметься шанс.


Сотрудники временного отдела взяли эмира Грозного – то есть командира террористической ячейки. Лет восемнадцать возраст, под ним ходило тридцать дегенератов, лет по шестнадцать-восемнадцать каждому. Такие хилые, с дебильными рожами, и не скажешь, что боевики. Но они привыкли с десяти лет людей убивать. Фанатики, возраст такой – экстремистскую идеологию и возможность творить безнаказанно насилие впитывают, как губка.


Надо отметить, что идеологическая накачка населения, особенно молодежи, в Ичкерии шла массированная. Помимо ваххабизма давили больше на патриотизм и защиту от оккупантов. Главная целевая аудитория – подростки. Передо мной шедевр – литературно-художественный журнал «Ичкерия». Ясное дело, в основном там произведения про борьбу с русскими оккупантами. Такое ощущение, что с самых кондовых воениздатовских патриотических брошюр все списали. Только советских солдат заменили на чеченцев, а немецких нацистов – на русских шакалов. А так – те же сюжеты. Гордый чеченский мальчишка патриот ждёт своей казни. А в это время доблестные чеченские войска идут в наступление на русских. И, как там сказано, «жестокие и коварные враги трусливо визжат от ужаса». Самое интересное, это все срабатывало. Мозги у значительный части населения были полностью переформатированы – или ваххабистской, или такой псевдопатриотической риторикой.


В общем, в диамате этом зверёныши свирепые, А Султан (имя изменено) главный зверёныш.


Взяли его на двойном убийстве. Вышел он в Грозном на охоту. Познакомился на рынке с двумя контрактниками. Те вышли в город зап водкой и развлечениями, вообще потеряв страх. Султан им говорит:


- Пошли баб искать.


- Пошли, - говорит один.


Султан привёл его в развалины и расстрелял. Потом возвращается и говорит второму:


- Нашли баб. Пошли к ним.


И второй как баран на заклание пошёл. Его тоже грохнули.


Ребята рассказывали, как они допрашивали этого эмира недорезанного. Волны озлобленности исходят от клиента, прямо видно, что он зубами хочет вцепиться в горло врагам, но только телосложение хилое не позволяет. Он из тех, кто ещё в возрасти двенадцати лет в лагерях в Афганистане обучался. В числе прочего учили их поведению на допросах. Поэтому давишь его, уже вроде додавил, склонил к сотрудничеству, но стоит на секунду отпустить, и он уже начинает выкручиваться, сдавать всю информацию, кроме той, которая нужна. Но за жизнь свою поганую очень сильно боится. Поэтому торговаться начинает отчаянно.


Потом поднимает глаза, глядит на следователя:


- Я выйду и тебя убью. Убью. И семью твою.


- Да? Это я твою мать сейчас вытащу и перееду БТР, - усмехается следователь.


Бандит впадает в прострацию. Долго думает. Потом заявляет:


- Не надо мать трогать. И БТР переезжать.


Думает некоторое время:


- Все равно выйду. И убью.


- Куда же ты с таким послужным списком выйдешь? Нет, из тюрьмы ты не выйдешь никогда.


Самое смешное, что вышел. Боевики как раз взяли в заложники какого-то журналиста. Наши власти его и выменяли на зверёныша. Чтобы тот снова убивал. И это неправильно. Нужна какая-то система, чтобы такое было невозможно в принципе. Вон, тот же Израиль, никогда не ведёт никаких переговоров с террористами. И для начала для террористов и убийц хотя бы смертную казнь ввести, что ли. И наплевать на Совет Европы, все равно из ПАСЕ мы ушли…


Ночная станица


Мы сидим и смотрим телевизор. Вечерние новости. Диктор бойко и радостно вещает, как на СИЗО в Чернокозова была организована массированная атака боевиков и отбита силами охраны. Нападавшие понесли большие потери. Это новость сопровождается бурными аплодисментами смотрящего передачу личного состава.


Чернокозово – это что-то вроде нашего Гуантамо. Туда боевиков со всей Чечни свозят, фильтруют. Потом половина выходит по каким-то там амнистиям, обменам и прочим. Поэтому персонал задался целью устроить им там небольшое Чистилище, чтобы неповадно впредь было за оружие хвататься. Надо сказать, преуспели в этом. Чернокозова боевики боятся как огня. Для них это такое место, где честные моджахеды от руки неверных претерпевают невероятные мучения и страдания за свою веру. Естественно, мечта у бандитов старая – смести эту обитель порока с лица Земли, а персоналу головы отрезать, а моджахедов всех освободить. Вот собрали они побольше сил и двинули на штурм.


Мы уже примерно знаем, как оно вышло. Что штурм ожидается, оперативник и знали задолго до его начала. Охранявший СИЗО спецназ УФСИН «Факел» - там ребята подобрались крутые и ушлые. Понатыкали вокруг объекта радиоуправляемых бомб, организовали засады, просчитали сектора обстрела. И встретили штурмующих честь по чести.


Так хорошо поработали, что теперь все окрестности СИЗО завалены трупами.


Вон, на экране возникают безжизненные тела. Надо сказать, отборные моджахеды, идейные. В возрасте уже, лысые, с бородами. В общем, за святое дело пришли воевать и погибать. И почему то даже оттенка жалости нет, глядя на них. Наоборот какое-то озлобленное ликование в душе поднимается. Наверное, это неправильно. Или правильно?


У нас парень в отделе работал, из омоновцев бывших. Так когда Норд-Ост Альфа захватила и по телевизору показывали убитых шахидов, он со слезами умиления смотрел. Говорил:


- На видик запишу. Как настроение будет плохое, буду пересматривать.


В общем, заряд бодрости мы получили. А тут и время отбоя подходит. Иду укладываться. На улице темнота, станица в основном не освещается – несколько лампочек только мигают. Часовые бдят, безопасность нашу блюдут, притом добросовестно и бдительно. Знают, что расслабишься – можно и голову потерять.


Все вроде в штатном режиме. Правда, в кубрике нашем никого из начальства нет. Но это дело такое, обычное.


Тут заявляется начальник штаба с заговорщическим видом. И объявляет:


- Ну все, приехали.


- Чего? – у меня ёкает сердце.


- Начальник КМ пропал.


- Что?!


- Мы с ним в городе в шалмане были. В общем, пропал.


У меня сердце какая-то холодная рука сжимает. Начальник КМ – мужик хороший, свой в доску. Жалко, если его моджахеды прибили или похитили. Не говоря уж о том, какой это будет дикий скандал с соответствующими оргвыводами.


- М-да, - протягиваю я. - Пошли к начальнику розыска.


Тот услышал, с лица весь опал. По идее, надо весь отдел в ружье поднимать, верхнее руководство уведомлять, войска привлекать. И от этих мыслей становится совсем грустно.


- Так, - говорит начальник розыска. – Я беру сейчас троих наиболее доверенных ребят. И пошли искать.


Сказано – сделано. И выходим на поиск в ночную станицу.


Тьма. Глухие заборы и металлические ворота чеченских домовладений. Какие-то птицы ухают и сверчки трещат. Идиллия провинциальная, мать её.


Правда, надо отметить, с огромным трудом, но Шелковская постепенно начинает становится похожей на нормальный населённый пункт. То есть с торговлей, кабаками и ночной жизнью – чего ещё недавно здесь не было. Во времена независимости торговля тут совсем усохла из-за отсутствия денег, кабаков с выпивкой не было и в помине, поскольку не по мусульмански это, вино Аллах пить запретил, да и время развлечений ещё не пришло, война с неверными на носу. Военные привезли не только бронетранспортёры и пушки. С ними пришли живые деньги. Запросы на то, чтобы вкусно пожрать.


Со жратвой у нас в отделе, честно говоря, дела обстоят неважно. В столовке разносолами и гастрономическими изысками не балуют. Подают в основном картошку страшенного вида и "красную рыбу". Кто не в курсе, в армии "красная рыба" - это вовсе не горбуша и нерка. Это килька в томате неизвестно какого года выпуска. Изо дня в день – красная рыба и картошка. Постепенно начинаешь ошалевать.


Недавно праздник правда был. Колонна на зачистку лесного аула отправилась. И тут из леса кабаны выходят. Ну и по ним всем колхозом полить начали. Собровцы из винтореза двоих срезали, Оттащили их на проверку в появившуюся в станице санэпидемслужбу. Там сказали, что мясо годное, и мы пару дней лопали шашлыки из кабанины – это был праздник жизни.


Теперь можно в городе прикупить воду, пиво, продукты. Поближе к комендатуре и отделу деревянные лотки стоят. Там орешки, чипсы и прочая фигня. Но главное – бутилированная вода. Это вещь необходимая. Из крана вода неважная идёт, так что приходится покупать воду в бутылках.


Цены на этих лотках совсем не демократичные, кусаются сильно. Но никуда не денешься – магазинов ведь практически нет. Покупаем. Притом с опаской. Фиг знает, может кому придёт в голову продавать федералам отравленные продукты. Говорят, были прецеденты. Но иначе ноги протянешь.


Заодно под военных оккупантов заточены открывшиеся в станице шалманчики – кафешки, где обычно неплохо готовят шашлычки, манты, какие-то местные блюда, да ещё нальют стопочку. Когда совсем одуреешь от столовской еды, туда можно заглянуть на огонёк. Они представляют из себя обычно жилые вагончики, разделенные на две части – кухню и зал. Некоторые работают допоздна, если есть клиенты.


В таком шалмане и пили начштаба с руководителем службы криминальной милиции, пока не потеряли друг друга. Эти шалманчики мы и начинаем обшаривать.


Один, другой – нет никого. Пусто. Закрыто. И куда делся подполковник?.


Набредаем на работающий шалман. Заходим туда. И всплёскиваем руками. Довольный начальник КМ поедает шашлык и весь светится радостью и самодовольством.


- А чего вы пришли? – глядит на нас с подозрением.


- Вас ищем.


- А чего меня искать? Я и есть я. Никуда не денусь…


В общем, сопроводили его в отдел, высказав претензии по поводу того, что его по ночному бандитскому городу искать приходится. На что он отвечает:


- Да ладно вам. А чего со мня стрясётся?


Что у них там с начштаба получилось – я так и не понял. Какая-то совместная пьянка из одного шалмана в другой, какие-то там девки лёгкого поведения нарисовались, хотя не уверен, что с ними что-то получилось.


В общем, утром начальник КМ заявил мне, что всё у него было под контролем, а это начштаба, зараза такая, решил его подставить по злобе душевной и раздул историю. Из зависти.


- Ведь она меня полюбила, - вздохнул подполковник. - Потому что я толстый и красивый…


Все, цикл завершен. Я всего лишь разместил на пикабу воспоминания интересного человека.


Об авторе -  Илья Рясной, Пенсионер, Полковник полицейский, Член Союза писателей, издано более 50 художественных книг, псевдонимы Илья Стальнов, Сергей Зверев и далее.


Ссылка на афтрешок тут запрещены, как камрады  писали. Желающим не составит труда отыскать  источник материала.

Показать полностью
169

1 ноября 2016 года. Военная обстановка в Сирии. Танки Т-90 замечены в Алеппо.

1 ноября 2016 года. Военная обстановка в Сирии. Танки Т-90 замечены в Алеппо. Политика, Война, Алеппо, Сирия, Видео, Длиннопост

Как видно на записи, выложенной в сеть 31 октября, сирийские военные разместили в Западном Алеппо современные танки Т-90, произведенные в России. Танки Т-90 были замечены в районе Миньян, где они принимали участие в операциях против Джейш Аль Фатех – альянса террористических группировок под руководством Джебхат Ан-Нусры. В прошлые выходные отряды армейского спецназа «Силы тигра» и «Соколы пустыни» были переброшены в Алеппо для того, чтобы отбить наступательную операцию боевиков по захвату военной академии Аль-Ассад, а также прилегающих к ней территорий. Оба отряда спецназа имели в распоряжении танки Т-90, которые Москва поставила Сирии за год проведения военной операции.

Правительственные силы активно применяли танки, артиллерию, боевую авиацию и вертолеты, чтобы измотать силы боевиков Джейш Аль-Фатех в нежилых районах города.

1 ноября 2016 года. Военная обстановка в Сирии. Танки Т-90 замечены в Алеппо. Политика, Война, Алеппо, Сирия, Видео, Длиннопост

Эксперты отмечают, что джихадисты сосредоточили большое число опытных бойцов, артиллерии, гранатометов и другого вооружения на западе Алеппо, где террористы теряют позиции. Для выполнения этой задачи, террористы вынуждены были задействовать практически все имеющиеся ресурсы близлежайших баз в провинции Идлиб. Если Джебхат Ан-Нусре в ближайшем будущем не удастся достичь успеха в боях с правительственными силами, то она может окончательно потерять статус влиятельной группировки. Материально-техническая база группировки будет уничтожена, опытные бойцы и полевые командиры будут убиты в боях.

1 ноября 2016 года. Военная обстановка в Сирии. Танки Т-90 замечены в Алеппо. Политика, Война, Алеппо, Сирия, Видео, Длиннопост

Мы уже стали свидетелями первых признаков проявления данной тенденции, когда Ан-Нусра не смогла закрепиться в Артиллерийском училище Рамусе на юге Алеппо.

1 ноября 2016 года. Военная обстановка в Сирии. Танки Т-90 замечены в Алеппо. Политика, Война, Алеппо, Сирия, Видео, Длиннопост

На северо-востоке пригорода Алеппо разворачивается борьба между курдскими отрядами YPG и группировками под руководством Анкары (протурецкие боевики и вооруженные силы Турции). Обе стороны недавно отбили несколько деревень у ИГИЛа в направлении на Эль-Баб. На этом фоне текущее взаимодействие между сирийской армией и отрядами YPG стало свершившимся фактом. Недавно проведенные курдами операции были скоординированы и поддержаны российскими и сирийскими военными, кроме того, по сообщениям источников в военных кругах Москва увеличила поставки вооружения отрядам YPG в этом районе. Москва и Дамаск рассчитывают, что буферная зона под контролем курдов играет важную роль, предотвращая попытки группировки Харакат Нур Ад-Дин Аз-Зинки и прочих протурецких группировок атаковать сирийские войска и их союзников в Алеппо. В середине октября Харакат Нур Ад-Дин Аз-Зинки официально объявили, что следующая стадия операции «Щит Евфрата», проводимой Турцией, будет включать наступление на позиции «сил режима» в Алеппо.

1 ноября 2016 года. Военная обстановка в Сирии. Танки Т-90 замечены в Алеппо. Политика, Война, Алеппо, Сирия, Видео, Длиннопост

31 октября десятки боевиков Джебхат Ан-Нусры и связанных с ней группировок были убиты в результате неудачной атаки прорвать оборону сирийских войск в районе заброшенной военной базы Батальона Аль-Махджура возле подконтрольного боевикам города Ибтаа в провинции Дараа. По сообщениям правительственных сил было убито свыше 40 боевиков. В газетах боевиков подтверждена гибель в бою 26 террористов.


Перевод и озвучка видео выложены тут:

Оригинал статьи на английском языке: https://southfront.org/syrian-war-report-november-1-2016-syr...


Благодарю за просмотр!

Показать полностью 4 1
121

Управляемая ракета "Малютка", выпущенная Сирийской армией, уничтожила внедорожник террористов.

19 сентября 2016 Сирия, провинция Кунейтра , Голанские высоты.


https://vk.com/syrianconflict

145

Кровь и пыль. Очерки Второй Чеченской. Шестая часть (окончание)

Кровь и пыль. Очерки Второй Чеченской. Шестая часть (окончание) Война, Чечня, Длиннопост

Большие планы


Чего хотели лидеры всей этой северокавказской смуты в тактическом и стратегическом плане? Ну, понятное дело, отделения от России с целью устроить такой феодально-рабовладельческий рай. Взорвать заодно весь Северный Кавказ. Но главное – успешно доить Россию, жить за счёт неё, поскольку своих ресурсов немного, а вся система хозяйствования и экономика все больше скатывалась в 15-16 век - и никак не позже.


Перебирал я, готовя этот материал, старые документы. И нашёл обращение к соратникам и последователям Салмана Радуева – знаменитого террориста по кличке Титаник, устроившего рейд на Кизляр и Первомайск. Один из самых радикальных деятелей Чечни, фанатик терроризма. Настолько он был необуздан, что отхватил аж четыре года от родного шариатского суда Республики Ичкерия, но подчиняться ему наотрез отказался, а потому был оправдан.


В нашем отделе сотрудник работал – он как раз был в Кизляре, когда этот радуевский рейд состоялся. Да, незабываемых впечатлений осталось масса. Сотрудники МВД располагались тогда на базе отдыха. И бандиты всей толпой рванули туда – головы федералам резать. Спасло наших то, что у них оказался запасливый гаишник, по старой куркульской привычке стянувший где-то несколько цинков патронов по принципу «Нехай будут». Так как раз этого боезапаса и хватило, чтобы организовать в обороне плотный огневой отпор. Сунулись бандиты, получили хорошенько по зубам и пошли в другое место бесчинствовать – благо, таких много было.


В 2000 году командующего армией генерала Дудаева Салмана Радуева арестовали чекисты. Потом ему дали пожизненное. И был он удачно уморён в колонии, где отбывал наказание.


Он вообще являлся большим теоретиком и краснобаем. Недаром при СССР работал инструктором республиканского комитета комсомола. Из-под его бойкого пера и вышло такое:


«Ваша задача - сеять смертельный ужас среди тех, кто продал Аллаха. Среди военных, кто находится на нашей территории, необходимо сеять растерянность и страх.


Захватывайте заложников, убивайте. Аллах вас простит, а на крики политиков не обращайте внимания, они не более как шумовая завеса.


Особая задача у тех, кто осядет в России и соседних дружественных республиках. Ваша задача - внедриться во властные административные и финансовые органы. Цель - дестабилизация обстановки, экономики, финансов...


В своей работе обращайте внимание на казачество – это наши давние и самые страшные враги. Но Аллах милостив - большинство атаманов продажны и алчны, за деньги они продадут не только казаков, но и родную мать. Под крышей казачества создавайте совместные предприятия и затягивайте их в финансовую яму...


Необходимо составлять списки офицеров контрактников, а особенно казаков, принимавших хоть малое участие в войне - они подлежат уничтожению в первую очередь.


Вам необходимо обливать грязью тех русских, которые настроены патриотично. Их очень легко обвинить в фашизме и национализме. Тех, кто поддерживает панические настроения, необходимо всячески приближать к себе.


На территориях национальных республик сейте национальную рознь, стравливайте националистов и русских. Тех националистов, которые не хотят жить по законам шариата, уничтожать, а валить все на русских и казаков. Но творите не своими руками, а руками русских. Путь они отвечают перед законом.


Те, кто будет работать в банках, должны прилагать все силы для задержки платежей, выплат зарплат, особенно пенсий...


Русские, как властные, так и финансовые структуры, коррумпированы, многие находятся на содержании местной мафии. Внедряйтесь и берите под контроль мафиозные структуры».


Ничего не напоминает?


Этому воззванию уже почти двадцать лет. Но как-то очень уж оно актуально выглядит. Очень уж гладко и прям по этому плану разворачиваются многие события. Именно по этим лекалам поднимаются волны в СМИ и в сети. И поведение некоторых государственных органов тоже вполне соответствует. Ну и как это понимать?


Что, случайно так совпадает? Или именно так работают внедрённые в различные структуры агенты – даже не чеченских боевиков – кому они теперь интересны, а куда более серьёзных систем и антисистем? Очень уж всё получается по этому плану. Который, во многом, допускаю, Салман и не сам придумал, а ему подсказали умные и взрослые дяди.


И почему мы опять покупаемся на происки врагов? Почему идём у них на поводу? Почему в упор не видим их?


«Сейте национальную вражду, не выдавайте пенсии, во всем обвиняйте русских». И главное – копите информацию о патриотах, чтобы потом их убивать.


А не то же самое, но немного с другой спецификой, мы видим на Украине?


Эх, вся жизнь борьба. Но для начала нужно ясно видеть и понимать врагов…


Орденоносцы


Новое развлечение в ВОВД – близится смена, и народ копошится, суетится, пишет на себя наградные листы и характеристики. Мол, пули свистели, на чеченский пулемёт грудью ложился – повезло, патроны у боевиков холостыми оказались. Ну что же, иногда пули и свистели, так что пускай пишут. Дело хорошее.


Мне начальник временного отдела говорит:


- Давай на тебя составлю представление на «Медаль ордена За заслуги перед Отечеством».


- Да ладно, - отмахиваюсь я. - Лучше своих награждай. Мне не особо надо.


- Ну, как знаешь.


С этими самыми орденами и другими госнаградами вечные непонятки и нездоровые поползновения. С одной стороны орден на груди – вроде ты герой. С другой – порой приходят они какими-то странными путями, и не за то, за что надо. А те, которые за дело были, теряются в бюрократических катакомбах.


Хотя по Чечне, конечно, надо было награждать всех, кто участвовал в оперативно-боевых мероприятиях, зачистках, выездах. Реально люди не в штабах отсиживались, а жизнью рисковали. Притом в те времена, когда вся страна гуляет, баксы зарабатывает, по банькам парится. А ты в камуфляже с автоматом вламываешься в какое-то чеченское домовладение, из каждого сарая которого по тебе могут очередь дать. Я вот участвовал – скажу, ощущения не из приятных.


С наградами полегче в спецназах и ОМОНе. Ну, ещё в РУБОПе – там ребята нахальные и ушлые, не видел ни разу, чтобы они своё кровное упустили. Уголовный розыск и участковых всегда неохотно награждали. А следаки вообще не знают, что это такое – мол, какие тебе награды, крыса канцелярская? Хотя у следаков, пожалуй, самый тяжёлый и нервный труд в органах.


Помню, Шелковской прокурор возмущался:


- Вызываю собровца вашего. Они во время зачистки холодильник спёрли в расположение себе, на них заяву накатали. Ну я ему: «Где холодильник?». А он мне в ответ: «Ах ты, чернильница прокурорская! Да у меня Орден Мужества за то, что я из гранатомёта чеченский БТР раздолбал! А ты мне про какой-то холодильник?»


В общем, забыли про холодильник. Время такое было – самый разгар контртеррористических мероприятий. Не до всяких мелочей. Тем более если что и тащили, то из разбомленных домов. Война, однако.


«Награждение неучаствоваших и наказание невиновных» - недаром такая поговорка ходит в наших органах. Есть для неё все основания. И есть в ней исконно-посконная мудрость.


Ведь случаются совершенно невероятные казусы. В районе близ Грозного в 2001 году служил старый, советской закалки, участковый. Мужик нереально крутой, спуску никому не давал, за что его бандиты неоднократно обещали порешить. Ну что же, горец сказал – горец сделал. Собралась банда и пошла участкового убивать. В результате милиционер в одиночку и положил её в полном составе.


Банда была вредная, много крови федералам и местному населению попортила. Полетели бравурные докладные: «в результате спланированных оперативно-боевых мероприятий уничтожена бандгруппа». И вслед за этим представления – на ордена, медали. Все командиры на грудь получили по железке (так пишу, потому что не за дело), все кураторы, даже из Ханкалы кому-то перепало. Когда пыль развеялась, то выяснилось – единственно, кого не наградили, был сам участковый.


- Да ладно, - кто-то из больших начальников рукой махнул. – Зачем ему? Пусть рад будет, что на работе держим…


У нас сотрудник был - эталонный раздолбай и паталогический лентяй. При этом человек мобильный и довольно бесстрашный, подписывался, не раздумывая, на все самые отчаянные и опасные авантюры – лишь бы ничего не делать. В Южную Осетию, освобождаемую от грузин, на первых БТРах входил. А тут отправился деньги зарабатывать – по контракту в Чечне в аппарате МВД ЧР. Приезжает оттуда, с гордо выпрямленной спиной, вся грудь в медалях.


- Где это ты столько навоевал? – спрашиваем.


- Лучше спроси, сколько мне это стоило, - потирает он пальцами. – Понимаешь, они наградные листы не в Москву посылают, а на месте решают всё. Ну а значит и возможности появляются…


- А чего орденов нет?


- Э, орден дороговато. А у меня столько трат по дому…


Ну, было такое. И даже не особо осуждаю все эти комбинации в русле «ты мне, я тебе». Опять же повторяю – все, кто в этой кровавой карусели в реальных мероприятиях участвовали – они эти медали и ордена заслужили честно, даже если за них и накинули кому-то копеечку. Не с улицы же они, а реально люди воюющие…


Самый абсурдный случай, который, конечно, никто не подтвердит, в Ханкале был. Я тоже за него не подписываюсь – пусть он пройдёт по разряду городских баек и легенд. Хотя…


В общем, командир одного силового отряда, человек по габаритам – сильно крупный и увесистый, а по привычкам – много, разнообразно и целенаправленно пьющий, прикатил из столичных регионов проверять своих бойцов. Перво-наперво устроился в палатке вместе с начштаба. И стали они там проверять – правда, не столько службу и документы, сколько содержимое бутылок, закуски, благо таковых было завались. В результате допились до того, что спалили палатку, а вместе с ней и несколько образцов спецоружия – отныне оно было совершенно непригодно к боевому использованию, а стоило немало.


Стали думать, как отмазаться. Тут начштаба, поднаторевший на всяких отчётах и пускании пыли в глаза, говорит:


- Ну, так нападение было на нас. Отбились с трудом. И из личного состава не потеряли ни одного бойца. Но враги палатку всё же нам спалили, - сокрушенно поцокал языком.


- А ведь верно, - просиял командир, широко улыбаясь. – Что такое материальный ущерб. Главное – люди живы! Ну так пиши!


И начальник штаба так красиво все описал. Отпетые боевики из банды хрен пойми кого под покровом ночи готовы были всех вырезать и замочить. Но командир мужественно и умело организовал огневой отпор ворогам. В результате убито несколько боевиков – тела их забраны соучастниками. Среди личного состава потерь нет. Сгорела палатка и следующее имущество…


А дальше этой бумаге ход дали. В результате командиру перепал Орден Мужества, и начштаба обиженным не остался…


Вот такие казусы бывают. А чего удивляться. Война она слишком многолика, слишком контрастна. Там все поступки и побуждения имеют особую цену и звучание. Тут и благородство - низость. И трусость - отвага. И бескорыстие, и тыловое стяжательство. Высочайшая организация и жуткое раздолбайство. Война – это целый мир, в которой слишком чёткое идёт деление на свет и тень. Хотя иногда они и смешиваются, потому что ничего нет в мире окончательного и жёсткого.


Возвращение


Месяц командировки заканчивался. Вроде пока жив-здоров. Что уже радует. Настроение чемоданное. Москва все грезится ночами, представляю, как вернусь домой.


Тут начальник розыска мне говорит:


- У меня есть информация. Никому не говорим, даже своим. Мало ли, может утечёт. Адрес есть в станице, где боевик очень авторитетный, который в розыске, хоронится.


- И что с ним делать?


- Чего-чего, брать надо! Он ушлый, просто так не подберёмся. Ажиотаж создадим, он тут же смоется. Так что пошли, втроём возьмём.


- Втроём – это кто?


- Мы вдвоём и кинолог. Он настоящий боевик, не такое повидал.


Тут можно согласиться. Кинолог у нас – отличный парень, душевный такой, двухметровый атлет, спортсмен. Ну а главное – прошёл все горячие точки. Воюет не первый год. Помню, рассказывал, как они Чабанмахи брали:


- Представляешь. На улице перед нами метров в десяти выскакивает обкуренный душман. Изо рта пена идёт. Совершенно безумный. И начинает в нас садить из РПК. А мы ответно - с нескольких стволов в него. В результате никто ни в кого не попал, и он слился куда-то. Чудо же. Невозможно с нескольких стволов не попасть в человека из автоматов с такого расстояния…


В общем, парнишка боевой.


Начинаем планировать.


- Эта сволочь спит, вокруг обложившись растяжками, - доводит до нас расклад начальник розыска. - И под рукой автомат. К нему не подойдёшь просто так. Лучше бы живым его взять, много чего рассказать может.


- И чего делать? – интересуюсь я.


- Ну, его автомат не проблема. Главное нам на эту сволочь навалиться, а там его без проблем спеленаем. А вот растяжки – это уже хуже. Подорвёмся ночью легко… Поэтому сначала пускаем собаку.


Кинолог мрачно смотрит на него.


- Собака бросается. Если рвёт растяжку, то взрывается. И тут мы…


- Моя собака! Взрывается! – возмущается кинолог.


У него такая изящная, интеллигентная, послушная овчарочка - красивая, точёная, не раз в боях испытанная. Он в ней души не чает, да и все её любят.


- А чего, сам хочешь взорваться? – спрашивает начальник розыска.


- Не хотелось бы.


- И нам не хотелось… В общем, присмотримся, завтра, если все нормально будет, ночью мы его и…


Моё чемоданное настроение сменяется на ощущение полной неопределённости и мрака. И уже не знаешь, поедешь ли ты домой на своих ногах, или грузом «триста», а то и «двести». Перспектива получить осколок в живот в последний день пребывания в ЧР становится вполне себе реальная. Но не давать же задний ход. Главное же всё равно работа. Остальное приложится - может быть. В том числе жизнь…


В общем, настроились мы на подвиг. Но эта скотина ваххабистская не дала нам его совершить. Смылся куда-то, на лёжку свою не стал заныривать.


Последние дни. Нужно думать, как выбираться в Большой мир. Для начала надо сотрудникам ГУУР собраться в Гудермесе, а там двигать в Москву. Договоривались давно – как вместе прибыли, так всем скопом и уезжать будем.


В общем, чемоданы пакуем. А тут наш министр Рушайло прилетел в Чечню. Решил на вертолёте облететь все временные отделы.


Господи, не дай Бог ему на глаза попасться. У него традиция – прилетая в отдел начинать долбить вопросами не его руководство, а представителя ГУУРа – то есть советника. Страна советов. Самое главное – чётких обязанностей у нас никаких, прав никаких, кроме как наверх докладные писать. А вот отвечаем за оперативную обстановку в полном объёме именно мы.


Да и манера его – задавать такие вопросы, на которые ни один компьютер не ответит – в основном по оперработе. А под горячую руку попадёшься, можно и пострадать.


В общем, делать мне больше в районе не фига. Надо вострить лыжи, пока министра нет.


Договорился с начальником ВОВД, он как раз колонну готовил на Гудермес. И отчалил я с ней.


Рушайло все же прилетел в станицу. Выдал там всем по первое число за упущения в оперативно-розыскной работе. Представителя ГУУР не нашёл – удовлетворился объяснением о пересменке. В общем, повезло мне. Хотя, думаю, не расстрелял бы он меня. Только обматюгал бы – но так уж положено.


А наши уже в Гудермесе. В расположении. Судим-рядим, как выбираться. На обратную дорогу нам в Моздоке авиалайнер не заказали.


Решили двигать через Махачкалу. На автобусе - через горы. А там – Дагестан, взлётная полоса.


Сказано-сделано.


Пересекаешь границу Чечни – будто грудью финишную ленточку рвёшь. Обрушивается осознание – этот забег закончен. Всё, ты уже в другом мире.


Да, пусть в Дагестане всё ещё неспокойно. Разрушенные Чабанмахи, дома с выбитыми стёклами после нашествия Басаева, бандподполье – всё в наличии. Но все же здесь цивилизованная жизнь, а не выживание в зоне бедствия.


Как-то странно всё видится. Всего месяц поколесил по дорогам Чечни, а уже в диковинку кажутся трассы без блокпостов и колонн бронетехники. Удивительными кажутся города, где мигают светофоры – в Чечне их нет уже много лет. Где люди ходят-бродят беззаботно на улицах, притом не в камуфляже и затрапезной одежде, а вполне себе цивильно смотрящиеся. И они не втягивают голову в плечи от резких хлопков, не ожидают ежесекундно взрыва бомбы или очередь из автомата.


А тут ещё пляж. Плеск моря, который просто проходится по душе ласково так, как беличья кисточка по коже – мурашки и радость детская. Я подбираю в песке ракушку, очищаю её, в карман пятнистой куртки.


И мне как-то не верится, что выбрался живым и здоровым с кровавой мясорубки. Что мы все выжили.


Сняли мы в Махачкале ресторан – целый зал. После картошки с черными вкраплениями и «красной рыбы» душа радуется и вибрирует в предвкушении. Стол ломится – шашлыки, вино, зелень. И такое умиротворение, которого в жизни не знал. Понимаешь, что во всей полноте вкус жизни можно ощутить только на контрастах. Разруха-порядок, голод-вино и шашлыки, смерть-жизнь…


Потом аэропорт Махачкалы. Там на досмотре милиция привычная к толпам возвращающихся федералов. Система отлаженная - шмонают всех без оглядки на звания и должности. У меня, гады, вытряхнули из сумки ракетницу, которую я прихватил на Новый год. Постоянно то гранаты, то патроны там, то ещё чего поинтереснее изымают. Слава те Господи, «Муху» я с собой не прихватил. Представляю, как вытянулись бы у всех лица... Интересно, куда они потом все это железо девают?


А потом возвращение в Москву. Какое-то совершенно невероятное чувство. Даже не возвращения. Наоборот, город кажется отстранённым, чужим. И совершенно сказочным.


Многолюдная, суетливая столица просто бьёт по глазам и ушам. Она будто яркая новогодняя игрушка. Все очертания чёткие, на все смотришь, как в первый раз увиденное. И жутко привлекательно красивое. И думаешь, как же мы умудряемся не ценить родной город. И это ведь была вовсе не нынешняя Москва, чистая, сияющая подсветкой и россыпью праздничных огней, благополучная. Тот город, переживший девяностые, нёс на себе ещё язвы и раны времён разрушения и тлена. И все равно он казался каким-то совершенно неземным.


Ну и ощущаешь себя на улицах большого города инородным элементом. В пропылённом зелёном камуфляже и тяжёлых берцах. На плече сумка, на поясе - кобура с пистолетом, который ты готов выхватить при малейшей опасности или её ощущении. Ты пришелец из другого мира. И несколько дней понадобилось, чтобы убедиться – тебя вовсе не поместили в уютную праздничную коробку, а ты на самом деле вернулся домой.


Самое интересное, что через шесть лет я примерно так же вернулся из Ингушетии. Кровавая мясорубка там была куда сильнее, чем тогда в Чечне. Вообще, еле живым остался, да ещё «двухсотого» – погибшего офицера, с собой привёз. Но такого острого ощущения возвращения уже не было. Новизна чувств стёрлась. Привык и к войне, и к стрельбе, и к крови. И даже к тому, какое это счастье - вернуться.


Как Шевчук поёт:


«Война бывает первая


И больше не кончается».


Для многих, помеченных теми войнами, она и не кончилась. Она всегда живёт рядом с ними в своей низости и величии…


Цикл завершен. Больше из этой серии выкладывать нечего. В дальнейшем от этого же автора будут другие произведения, по мере опубликования. Желающие могут прочитать все это самостоятельно на аше, ссылки на который тут запрещены. Впрочем, по заголовку в гугле первоисточник ищется легко.

Показать полностью
118

Кровь и пыль. Очерки Второй Чеченской. Пятая часть (окончание)

Кровь и пыль. Очерки Второй Чеченской. Пятая часть (окончание) Чечня, Война, Длиннотекст, Длиннопост

Хасавюрт


У документа все привычные реквизиты. Бланк, исходящий номер, на какой входящий отвечают. Внизу – подпись размашистая. Это ответ чеченских силовых структур на нижайшую просьбу российской стороны выдать прячущегося в Чечне бандюгана-кровопийцу, оставившего за собой кровавый след.


«Ответ на запрос по розыску преступника


В результате ведения против чеченского народа жестокой и варварской войны Россией уничтожены, разграблены, стёрты с лица земли целые города. Ранены, покалечены и убиты десятки тысяч ни в чем не повинных граждан Чеченской Республики Ичкерии - женщин детей и стариков, разграблено их имущество, республике нанесён огромный экономический моральный и невыполнимый людской ущерб. Тысячи граждан ЧРИ уничтожены в застенках российских фашистских фильтрационных лагерей, подвергались жестоким пыткам. Во главе с вашим министром-палачом и личным врагом чеченского народа, военным преступником Куликовым органы внутренних дел, как цепные псы, натасканные на человеческой крови, эти нелюди в намордниках проводили так называемые зачистки среди мирного населения звериными методами. Убивали, грабили и увозили в фильтрационные лагеря ни в чем не повинных граждан, что свидетельствует о том, что ни чести, ни мужества не хватало куликовским убийцам, чтобы воевать против чеченских бойцов Сопротивления. Куда легче было показывать свой звериный лик на уничтожении мирного люда. Вы повторили несколько Катыней на чеченской земле. Нет и не будет вам пощады до судного дня.


Хотя война приостановлена и подписан мирный договор с Российской Федерацией, война невидимого фронта будет продолжена с вами до полного признания Чеченской республики Ичкерия, до полного возмещения материального и морального ущерба и предания всех военно-политических преступников России международному военному трибуналу в Гааге.


Мы со своей стороны имеем возможность направить вам розыскные задания на тысячи и тысячи палачей-убийц, мародёров, грабителей чеченского народа. Есть среди них и сотрудники МВД Печорского РОВД, в своё время откормленные в Чечне и Дагестане, и мы их знаем по именам.


А что касается Макхзаматова, так вы не раз поступали с ним подло и нечистоплотно, в прошлом, и как к своему коллеге, возбуждали уголовные и административные дела, проводили обыски, дискредитировали в глазах общественности, увольняли с работы. Он мешал многим в МВД, КГБ из-за своего прямого, честного и дерзкого характера, он всегда был независим, спину перед начальником не гнул, ни на кого не работал, всегда оставался верным сыном своего народа, а в сложных условиях 1995-1996 г.г. активно помогал бойцам сопротивления. Зная, что от многих ваших сотрудников можно ожидать любую подлость, нет смысла более его разыскивать.


Он занимает соответствующее его опыту и образованию должность, имеет личную охрану, пользуется авторитетом среди жителей и руководства Республики, проживает в ста метрах от штаба Армии Генерала Дудаева, которой командует известный всему миру генерал Салман Радуев, является советником командующего по вопросам экономической безопасности.


Начальник управления национальной службы безопасности


полковник госбезопасности Дукаев


Начальник Гудермсессокго РОВД


полковник полиции Хамсухваджиев»


А ниже: «Ознакомлен» – и подпись разыскиваемого.


Этот шедевр вайнахской словесности и канцелярита – такая ядовитая ягодка, взросшая на почве, взрыхлённой Хасавюртовскими соглашениями.


Фабула всем известна. В 1996 году боевики влезли в находившийся под контролем федералов Грозный. Устроили там резню. После чего были подписаны соглашения, фактически закреплявшие независимость Чечни.


Есть в истории России не только героические страницы побед, но и позорные - предательств, военных поражений. Начиная от татаро-монгольского ига и кончая крымской, русско-японской войной. Эти поражения всегда были тяжёлым ударом для всего российского мироуклада, для государства, народа. Одной из самых позорных и подлых таких страниц явилось Хасавюртовское соглашение.


Что тогда произошло? Ну, этот эпизод истории России ещё ждёт своих объективных исследователей. У меня сложилась следующая, может не слишком корректная, не знаю, картинка. По моему, главным фактором этого безобразия были чисто субъективные обстоятельства. Ведомственные амбиции. Виноваты самодуры, руководившие процессом со стороны МВД – фамилий не называю, кто в курсе, согласятся со мной – или возразят. И обидчивость военных.


Один наш генерал, славившийся упёртостью и невменяемостью, погряз в выяснении того, кто таперича в Чечне главный – армия или МВД. Как Тимур Шаов поёт: «Кто цврь горы, кто князь болотныз топей».


Грызня шла по этому поводу долгая. Военные, кстати их это тоже не красит, плюнули и сказали – ну если вы главные, то и отвечайте за город, а у нас в горных районах Чечни моджахедов полно недобитых. В общем, взыграли и у них амбиции. Так что Грозный они оставили полностью на попечение МВД.


И все бы ничего, может и удержали, если бы чуточку в адеквате руководители были. А этого как раз не наблюдалось. Вот точно знаю, что оперативники докладывали нашим «хенералам»:


- Имеется оперативная информация, что в Грозный просачиваются в больших количествах боевики. У них тут есть склады с оружием, которые мы не нашли. Готовится масштабная провокация.


А в ответ только и слышали генеральский рык:


- Это вы занимаетесь провокациями. В городе налаживается мирная жизнь. Мы контролируем ситуацию.


В общем, заткнитесь и не квакайте. Я тут главный, что хочу, то и ворочу. Не, все же самое страшное – упёртый самодур и дурак у власти, притом когда от него зависят тысячи жизней. Вон, в начале Великой Отечественной Войны командующего Павлова к стенке поставили за такие фокусы – проспал гитлеровское наступление. А нашим – с гуся вода, почётная пенсия.


Эта самая мирная жизнь, которая наладилась в Грозном, в один прекрасный день и взорвалась выстрелами и взрывами. По команде боевики вылезли изо всех щелей. Оружие из схронов извлекли. А тут ещё подарочек – на вокзал, куда они сразу вломились, был подогнан целый состав с гранатомётами. Нехилый такой трофей. Сильно те помогли при штурме федеральных объектов.


Много чего порассказывали мне о том аде, который начался. Наш сотрудник в штабе спецподразделений был, чуть не поседел, принимая сообщения об атаках, убитых федералах, оставленных объектах, просьбы о помощи – погибаем, пришлите поддержку. По всему городу грохот от взрывов и стрельбы.


Я тогда в редакции работал. Наш корреспондент с трудом вырвался из горящего города. Его запихнули в вертолёт, под обстрелом, когда над головой пули свистели. А на подъёме по ним лупанули «Стингером». Говорит – ощущение непередаваемое. Дымная стрелка тянется к тебе, и понимаешь, что это конец, спасения нет. Под твоей жизнью этот дымный росчерк в синем небе подводит окончательную черту. А потом тебя вдавливает в стенку, и кажется, что земля встала на голову. Это лётчик выполняет противоракетный манёвр, и проклятая ракета американского производства уходит в сторону…


В общем, чего говорить – шарахнули тогда в Грозном по федералам чувствительно. Мы оставили ГУОШ - главный орган управления силами МВД в Чечне, располагавшийся тогда на территории бывшего пожарного училища. Наши уходили оттуда, уничтожая оружие и боеприпасы, которые не могли унести с собой. Боевики навалились на комплекс правительственных зданий, обкуренные, отмороженные шли в атаку. Их там встретили честь по чести, так что взять ни одно знание так и не смогли несмотря на подавляющее численное превосходство, много там бандитов полегло.


Наворотили в Грозном басмачи немало бед, но все же основные объекты федералы удержали. А тут подкатила армия. Военные, наверное, даже где-то были довольны - показали тупым ментам, что без Вооружённых Сил им не справится. Пуликовской тогда командующий был. По телевизору выступил:


- Начинаем освобождение города.


Пообещал действовать строго по боевым уставам, с применением артиллерии и бронетехники, всеми силами, могучим ударом.


Может, вся эта катавасия и была разыграна как по нотам. Но большинство боевиков и полевых командиров даже представить себе не могли, что отобьют у неверных Грозный. Цель была - пошуметь от души, перебить как можно больше федералов, напомнить Москве и своим саудовским и заокеанским спонсорам о своём существовании – мол, денежки честно отрабатываем.


Когда армия к Грозному подошла, боевиков уже сильно поубавилось – все эти штурмы даром не прошли. Да и боекомплект был на исходе. Короче, они уже решили линять под звуки вальса, прикинувшись ветошью. Понятно, что уйдут не все, но шансы были.


Вообще, это был момент, когда можно было перемолоть главные и наиболее подготовленные силы бандформирований, терзающих Чечню. Что военные и МВД и собиралось сделать. И сделали, пусть с потерями, но на то и война.


И тут явление генерала народу. Прилетает Лебедь. Миротворец, етить его.


Помню его интервью по телевизору:


- Ещё немного, и наших повели бы по Грозному, как немцев в Сталинграде.


Так и брякнул. Но даже дело не в том, что он брякнул. А дело в том, что не смог скрыть своего ликования даже перед телекамерой. Он знал, что получил шанс, и готов был его использовать на тысячу процентов.


Тогда было понятно, что Ельцину уже недолго осталось. И муссировался вопрос о преемнике. Назывались совершенно фантастические фигуры, больше походившие на ликвидационную команду при банкротстве государства. Тот же вице-премьер Немцов – невинно убиенный светоч Демократии. Рассматривался на полном серьёзе и будущий Министр внутренних дел Рушайло – по моему мнению, человек достаточно жёсткий, умный, но, мне казалось, лишённый даже намёка на боль за Отечество и встроенный в какие-то странные отношения с олигархатом. Ну а у Лебедя и стоявших за ними сил были свои взгляды на следующего руководителя страны. И такая вдруг возникла возможность заявить о себе, приобрести перед мировым сообществом авторитет миротворца. Вот она, главная ступенька к президентскому креслу.


Есть люди, которые ради властных амбиций готовый вообще на все. Родину продать? Да запросто. Опозорить нашу страну на весь мир? Никаких вопросов. Личная власть в руках у себя, любимого, куда важнее. И пускай эта власть будет над развалинами.


Вот и появились на свет тогда хасавюртовские соглашения, которые иначе чем национальным позором не назвать. Допускаю, у кого-то другое мнение на сей счёт, и кто-то считает, что я наговариваю на генерала Лебедя. Ну что же, у каждого свой взгляд на проблему. Во всяком случае, впрок ему это не пошло. Президентом не стал, а приземлился в губернаторском кресле в Красноярске, да так там и погиб в авиационной катастрофе. Может высшие (а то и не высшие) силы наказали? Вполне возможно. Хотя по этой логике – почему тот же Горбачёв или рыжий нанотехнолог ещё живы после того, что натворили?


И не даёт мне покоя вопрос. Все эти события, приведшие к Хасавюртовскому миру – случайность? Или ещё до начала боевых действий в Москве (или где там ещё) задумано всё было, а военный острослов и злой балагур Лебедь только отыграл свою роль?


Вот и начались переговоры, подписания. Это был типичный балаган тех времён. Имитация решения проблемы, которая в принципе не решается ни словами, ни бумагами. Обман и себя, и общества. Нормальная такая чиновничья работа проклятых времён Ельцина.


После этого примирения начался театр абсурда. Например, совместные патрулирования Грозного силами федералов и распушивших хвост бандитов. Последние чувствовали себя победителями. Некоторые голосили, чтобы русские теперь убирались, оставив все имущество и оружие, а ещё лучше всех федералов - да в заложники взять. То есть вообще потеряли чувство реальности.


Ну а высокие договаривающиеся стороны стали подписывать бумаги.


Господи, что же мы тогда понаподписывали. Вообще, при Ельцине такая традиция была – подписывать все не глядя и не думая о последствиях. С США договоров таких настрочили, что они нам до сих пор икаются. И с Советом Европы. Один Европейский суд по правам человека, чью юрисдикцию над нами мы признали, чего стоит. По его решениям мы за время нашего плодотворного сотрудничества, поговаривают, несколько миллиардов евриков перечислили жертвам режима, то есть боевикам, террористам, уголовникам, гомосексуалистам и прочим видным либералам. Так что акты о капитуляциях ельцинской России не впервой было подписывать. Хорошо, что не додумались подмахнуть бумаженцию о выходе Чечни из состава РФ. Думаю, и рады были бы, да только процедура эта шибко сложная.


Но и того, что подписали, с лихвой хватило на несколько лет весёлой жизни. Одно соглашение о правовой помощи чего стоит. Этот документ означал взаимную выдачу преступников. На радостях чеченцы, оставшись без надзора старшего русского брата, тут же понавозбуждали дела на своих граждан, воевавших на стороне федеральных сил. А воевало на нашей стороне немало. Притом воевали мужественно, честно, с созданием собственной правоты.


Вот на них, на основании этих соглашений, стали чеченские бандиты в лице Министерства шариатской безопасности слать нам поручения о розыске и экстрадиции. Надо отметить, что горцам то эти все соглашения совершенно индифферентны – они их даже по цене туалетной бумаги не воспринимали и выполнять не собирались с самого начала. Что такое бумага? Силу представляет только ствол у виска – это аргумент. А подписи там, закорючки – ну смешно же. А вот мы почему то так не считали. И горцы вовсю использовали русских лохов, всерьёз воспринимающих подписанные бумаги.


И наши стали экстрадировать людей по этим самым филькиным грамотам – розыскным запросам из Чечни. А чего, бумага есть, соглашение есть, почему бы не выдать? Говорят тех, кого мы выдали, в Ичкерии тут же, без особых процедур, к стенке ставили. Ну и что? Зато соглашение соблюдено.


Вот не вру. Офицер из чеченского полка патрульно-постовой службы вместе с федералами ушёл из Чечни в 1996 году. Ну, отношение к таким вот союзникам, воевавшим за Россию, при Борисе Окаянном было как к использованной ветоши. Да и какие они союзники? Вот США с Европой – это союзники. А тут какие-то мутные типы, которые всего-то за единство страны и Конституцию воевали. Мы же тогда привыкли таких пешек разменивать тысячами. С Горбачёва это началось, который всех сдал - вспомнить, как на смерть Хоникера послал, как Чаушеску продал. Ну а всякой мелочи пузатой, типа бойцов Рижского ОМОНа или наших солдат и говорить не стоит. А тут какой-то чеченец. Да забирайте. По бумагам же все правильно. А по совести? Так её ещё найти надо – затерялась где-то в портмоне и карманах.


Парня спасло то, что у него хороший знакомый был, с которым воевал вместе, с ФСБ. Дозвонился ему в последний момент, когда конвой уже из Чечни готовился. Тот сразу прилетел и отбил его.


А скольких не отбили? Вот интересно было бы услышать такую статистику. Только кто её даст…


Наши ещё пытались как-то с упорством идиотов сотрудничать с чеченской стороной в области охраны порядка, борьбы с похищениями людей, рабством, возврате пленных. Масхадов может и рад был бы пойти нам навстречу, начать какое-то урегулирование, но его железной хваткой держали за горло его ваххабиты и бандиты.


Когда наши ставили вопрос об освобождении рабов и прекращении торговли людьми, он открыто высказался:


- Да вы что. С каждым выданным пленным я теряю сотни голосов избирателей.


Да уж, бандиты его родные не поймут и башку свернут – вот что было на самом деле…


По этим соглашениям мы в Чечне даже представительства всякие открыли. То есть своих граждан отдали в заложники бандитам. Ну и результаты не заставили себя долго ждать.


«Обзорная справка.


1998 г. у стадиона "Динамо" в Грозном после посещения смотра войск был похищен Саидов Акмаль Акрамович, узбек, начальник экономического отдела Представительства Правительства России в Чечне.


Утром на КПП "Кавказ" со стороны дороги Серноводск-Слепцовск через Чеченский пост проехал «Джип», который через триста метров остановился. Оттуда выбросили тело убитого Саидова со следами пыток и удушья. При нем была записка: «Всем Россиянам, враждебно настроенным против Чечни. Так будет с каждым, кто находится в Чечне по заданию ФСБ. Волки Ислама».


Такое вот было плодотворное сотрудничество. Такие вот волки и овцы.


Нужно ли говорить, что силовые структуры Чечни даже не почесались, чтобы раскрутить это преступление.


И такая ерунда была во всем. Чеченцы обращались к этим соглашениям только тогда, когда нужно было из Москвы выцыганить какую-нибудь помощь или деньги. И небезуспешно….


Самое интересное последствия этого Хасавюртовского мира. Сейчас, оценивая это безобразие с точки зрения прошедших лет, пришёл к удивительному выводу – а ведь оно к лучшему получилось. Время какое было. Вся мировая общественность подписывалась за гордых моджахедов, а мировая общественность для тогдашнего нашего руководства была куда важнее собственного населения. В СМИ шёл информационный террор против федеральных сил. Вон, помню и НТВ, и правительственные каналы все время показывали гордых горцев, воюющих за свободу, демократию и общечеловеческие ценности, и зачуханных солдатиков, которые подлые генералы гонят на убой. Это не отдельные всплески либероидного дерьма были. Это такая широкая и спланированная информационная волна шла - накат на оставшиеся ещё основы нашей государственности.


И в армии, и в МВД был раздрай. Люди устали от вечных предательств, от плевков и ударов в спину, моральное состояние было на нуле.


Куликов воспоминания написал, там проговорился о некоторых моментах чеченской войны. Писал, какие порой удивительные указания шли из Москвы – типа, загнать в горы ну убой бригаду внутренних войск и запретить поддержку её с воздуха. Потому что у нас перемирие. То есть обречь военных на уничтожение, потому что это самое перемирие только у нас, а не у боевиков. И все эти перемирия всегда начинались, когда бандитов прижимали и оставалось совсем немного, чтобы додавить гадину. На кого террористы в Москве выходил, какие пружины дёргали – непонятно. Но объявлялось прекращение огня, им давали перегруппироваться, пополнить боеприпасы. И все начиналось сначала. И конца-края этой игре в поддавки не было. Та продажная власть Ельцина и его сообщников была просто не способна разрулить ситуацию на Северном Кавказе. Для этого нужна была ясная цель и воля.


Хасавюртовские соглашения дали Чечне время пожить спокойно и свободно. Результат известен – разруха, власть ваххабитов, голод, повальный бандитизм. И военный поход на соседей. В общем, независимости наелись там от брюха. У многих чеченцев после этого мозги просветлели, так что нам куда легче было устанавливать российский суверенитет над мятежной территорией, чем в тех же 1994-1996 годах.


Да и армия пришла другая – с опытом прошлых боев, мотивированная. Во Вторую войну работали методично, как по уставам положено, не боясь, что политики в спину ударят. И тут же чётко и ясно проявилась простая истина – никакие бандформирования, никакие шахиды, никакие гордые воины Ислама, даже имея численное превосходство, не способны на равных воевать с регулярной подготовленной армией. Особенно если это армия российская.


И государственная воля у нас появилась, за что Путина я сильно уважаю, при многих претензиях к нему. Помню, из какой непролазной тьмы он нас вытащил.


В общем, навели мы всё же на Северном Кавказе относительный порядок. Только нужно учитывать, что если Россия ослабнет, как при Пьянчужке, то эта задавленная гидра бандитизма и ваххабизма снова отрастит и поднимет голову, и всё начнётся сначала.


Ещё крамольную вещь скажу. Все эти чеченские войны позволили России сохраниться как единому государству. Вспомнить, что тогда представлял русский народ – нувориши, лопающиеся от жира, бедствующее, балансирующее на грани голода население, тотальное желание хоть что-то урвать, полная деморализация и вестернизация. Каждый за себя. Сдохни ты сегодня, а я завтра. Подлейшее время, народ наш как в нокауте находился, берега попутал, вообще не понимал, что творится, а кто понимал, тот встраивался в растаскивание народного добра, воровство, бандитские разборки. Подлее времён не было. Наш народ просто как будто себя потерял. Одно желание у наиболее активных – смыться из страны. Понятие Родина потускнело, поблекло. Да и кому такая Родина с такой властью нужна?


Ну и как всегда, мы консолидируемся при военной угрозе. Все эти кавказские войны позволили вспомнить, кто же мы такие. Что мы не просто барыги, челноки, помоечники, а нация имперцев, воинов, потомки тех, кто сломал хребет объединённой Европе в 1945 году.


«А мы в окопах ждём ответ,


За деньги банка «Менатеп»,


Иль за Россию, Русь мы кровь здесь проливаем?


Нет, не за баксы и рубли


Идём мы по земле Чечни,


А чтоб тебя, Россия, Русь, Великой звали».


Чечня явилась для народа холодным душем. Взбодрила многих. И напомнила, что у нас есть Родина. И она наше главное богатство. Её и нужно защищать, даже ценой собственной жизни и здоровья. И именно тогда все эти пиндосские и европейские планы сделать из Святой Руси голодную и на все готовую шавку, отрезав от неё самые лакомые куски, стали давать системный сбой.


И вторая Чеченская вернула нас в сознание. С неё началось восстановление России как суверенного государства…

Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!