torbova

torbova

все мои очерки в виде книги https://author.today/work/145624 мой дзен https://zen.yandex.ru/profile/editor/id/5edf83405d6a463a369793b5
Пикабушница
поставилa 4298 плюсов и 43 минуса
отредактировалa 1 пост
проголосовалa за 1 редактирование
Награды:
За серию постов о дореволюционной Россииболее 1000 подписчиков лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели
248К рейтинг 6965 подписчиков 1512 комментариев 251 пост 193 в горячем
442

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

В Российский империи рынок эротической индустрии во многом копировал французскую модель. Скорее всего, и само законодательство разрабатывалось именно исходя из французского опыта. Давайте взглянем, как жилось иностранным жрицам любви, и что именно переняли в России.


Проституция во Франции была вполне легальным бизнесом, но только в случае с теми, кто работал официально. Чтобы развратничать на законных основаниях, женщина должна была обратиться в префектуру своего округа и встать на учет. Полиция вносила ее в свою картотеку после заполнения анкеты. В анкете указывалось имя, информация о месте рождения, родителях, предыдущей профессии и почему "кандидатка" ее решила сменить на новую. После этого взамен обычных документов она получала особую книжицу (в России ее назвали желтым билетом и также выдавали в полиции). В книжицу позже вносили результаты обязательных медосмотров. Впервые подобные медосмотры были закреплены законом в 1798 году. С 1802 года врачи осматривали подопечных дважды в месяц, затем раз в неделю. В некоторых местах осмотры проводились бесплатно, в некоторых за небольшую плату, в некоторых в определенные дни бесплатно, а в некоторые платно.


Многие дамы не вставали на учет, потому что в случае необходимости сняться с него было очень сложно. Обычно это происходило, если женщина выходила замуж или находился поручитель (как правило, мужчина). Была и еще одна уловка – сняться с учета могли при переезде в другой округ. В этом случае нужно было встать на учет по новому месту жительства, но некоторые предпочитали нарушить предписание. Это было незаконно, и в случае поимки с поличным грозило серьезными карами. Полицейские снимали женщин с учета крайне неохотно. Кто-то чинил препятствия по идейным соображениям, кто-то вымогал таким образом взятки, а кто-то уже и так их получал, но от хозяек публичных домов, которые не хотели терять кадры. А у девушек наоборот, желание переменить дом возникало часто. Многие хозяйки старались искусственно вогнать их в долги. Чаще всего штрафами, неправильно подсчитывать количество клиентов, а главное – продажей втридорога всего необходимого, например, платьев, белья, косметики. Отправиться за покупками сами жрицы любви не могли, потому что покидать место «службы» можно было только с особого разрешения.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Само по себе занятие проституцией уголовно наказуемым не было, но были предусмотрены наказания, например, за непристойное поведение или приставание к прохожим. При этом понятие «непристойное поведение» было весьма растяжимо, и полицейские трактовали его по своему усмотрению. Случалось, что под горячую руку попадались добропорядочные гражданки, просто оказавшиеся не в то время не в том месте. «Полиция нравов» славилась коррумпированностью и жестокостью по отношению к задержанным. Ужас перед ней был таков, что во время рейдов дамы выпрыгивали в окна и бросались в реку, рискуя утонуть, и было из-за чего. Пойманных и изобличенных отправляли либо в тюрьму, либо в специализированные исправительные учреждения. Там они должны были перевоспитываться, занимаясь общественно полезным трудом, а по факту жили в скотских условиях и работали за скудную еду. Все это приводило к регулярным бунтам и побегам. С малолетними проститутками, которые сами по сути были жертвами, поступали аналогично. В итоге перед потенциальной путаной вставала дилемма: встать на учет и отрезать себе путь к отступлению или работать нелегально, рискуя попасть в тюрьму. Обычно по второму пути шли те, кто таким образом подрабатывал время от времени, например, прислуга, работницы различных мастерских и т.д., либо наоборот в прямом смысле самые дорогие женщины, которые принимали у себя ограниченное число клиентов.


Вообще несовершеннолетние и даже малолетние проститутки во Франции (да и многих других европейских странах, включая Россию) были частым явлением из-за прорех в законодательстве и работе соцопеки. Возраст согласия четко прописан не был. Если ориентироваться на минимальный брачный возраст, то до 1792 года во Франции он составлял 12 лет для девочек и 14 лет для мальчиков, затем 13 и 15, с 1804 года 15 и 18 соответственно. По закону легально могли работать совершеннолетние (от 18 лет), но иногда на учет ставили и более юных особ. Официально полный запрет на работу несовершеннолетних проституток был введен только в 1908 году. Этим же законом выявленных нарушительниц велено было отправлять не в тюрьму, а приют.


Открыть публичный дом могла только женщина. Четкого возрастного ценза не было, но охотнее давали разрешение замужней даме старше 30 лет. При этом могли отказать без особых причин или отозвать разрешение у уже работающего заведения. Муж «мадам» официально был единственным мужчиной, которому закон разрешал постоянно жить в борделе. Сам он хозяином быть не мог, но часто «месье» принимал активное участие в семейном «бизнесе». Чаще всего он занимался вопросами аренды помещений, закупками всего необходимого и иными хозяйственными вопросами. В борделе должны были работать минимум две девушки. На доме не должно было быть вывесок, допускалось только использование фонаря, высота которого не превышала 60 см. Запрещалось пускать несовершеннолетних, а также учащихся в школьной форме. Военнослужащий мог прийти в бордель в своей форме только с официального разрешения руководства. Хозяйка обязана была оперативно информировать полицию обо всех происшествиях, подозрительных гостях, новых работницах. Девушки в «не рабочее время» должны были спать в койке одни. На практике они обычно ночевали в одной общей спальне, смахивающей на казарму, и часто размещались по двое в одной постели. В борделе не могли находиться дети старше 4 лет. На практике на это правило часто плевали, поэтому вместе с проститутками могли жить их дети и старшего возраста, и случалось, что, повзрослев, они продолжали сомнительную «династию». Дамы не могли высовываться в окна или использовать их как рекламную площадь. Законотворцы пытались обязать хозяек держать их зашторенными, и битва за «чистоту» окон шла с переменным успехом. Клиенты расплачивались с барышнями особыми жетонами. В каждом заведении они были свои, и сейчас это даже предмет коллекционирования. Если клиент хотел оставить чаевые, он давал их наличными деньгами отдельно. Жетончики были в ходу не только во Франции, но и в некоторых других странах. В США назывались они токенами.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост
От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

французские жетоны


Естественно, заведения, как и расценки были разными. В дорогих местах не скупились на оформление. Обычно они помещались в роскошных особняках с закрытым двором. Клиентов старались удивлять необычными интерьерами, тематическими комнатами, например, имитирующими восточный гарем и даже каюту корабля. В такие комнаты часто записывались заранее. Во многих домах были помещения для любителей бдсм. В дорогих борделях более тщательно следили за соблюдением санитарных норм, а также за регулярным пополнением штата, разнообразием типажей. Для этого старались набирать девушек из разных регионов и стран, в том числе экзотических. А уж при наличии африканских колоний чернокожих девушек нанимали  обязательно. Планировку старались продумывать так, чтобы клиенты не пересекались друг с другом. Существовали заведения для геев и лесбиянок. Чем дешевле бордель, тем потрепаннее были его работницы, хуже обстояло дело с гигиеной, а вход был прямо с улицы. На улице часто стояла зазывала.


Примечательно, что многие бордели также иногда работали ресторанами или кафе. Днем там можно было подкрепиться, вечером выпить с друзьями и при этом еще и с официанткой потом время провести. Обычно в этом случае кафе было на первом этаже, а продолжение досуга на втором. Во всех борделях девушки занимались тем, что сейчас называют консумацией, подталкивая клиентов угощать их и заказывать больше алкоголя. Колоритное описание провинциального борделя есть в "Заведении Телье» Ги де Мопассана. «Туда ходили каждый вечер часам к одиннадцати, так же просто, как ходят в кафе. Собиралось там человек шесть – восемь, всегда одни и те же; это были вовсе не кутилы, а люди уважаемые, коммерсанты, городская молодежь; они выпивали по рюмочке шартреза и слегка заигрывали с девицами или вели серьезную беседу с хозяйкой, к которой все относились с уважением.

Маленький, выкрашенный в желтую краску особняк стоял на углу улицы, за церковью Сен-Этьен; из окон можно было видеть док с разгружаемыми кораблями, обширное солончаковое болото, называемое «Запрудой», а позади берег Девы Марии и его старинную потемневшую часовню. Хозяйка, происходившая из почтенной крестьянской семьи департамента Эр, взялась за эту профессию точно так же, как могла бы стать модисткой или белошвейкой. Предрассудка о бесчестье, связанном с проституцией, столь сильного и живучего в городах, не существует в нормандской деревне. Крестьянин говорит: «Это хорошее ремесло» – и посылает свою дочь заведовать гаремом проституток, как отправил бы ее руководить девичьим пансионом… В доме имелось два входа. На самом его углу по вечерам открывалось нечто вроде кабака для простонародья и матросов. Две из девиц, которым была поручена специальная коммерция в этом месте, предназначались исключительно для нужд его клиентуры. С помощью слуги по имени Фредерик, невысокого безбородого блондина, обладавшего силой быка, они подавали на шаткие мраморные столики бутылки вина и пивные кружки, а затем, обнимая гостей и усевшись к ним на колени, выпрашивали себе угощение. Остальные три дамы (их было всего пять) составляли своего рода аристократию, и их приберегали для обслуживания общества, собиравшегося во втором этаже, исключая тех случаев, когда в них нуждались внизу, а второй этаж пустовал. Салон Юпитера, где собирались местные буржуа, был оклеен голубыми обоями и украшен большой картиной, изображавшей Леду, распростертую под лебедем. В это помещение вела винтовая лестница, которая со стороны улицы заканчивалась узенькой дверью скромного вида; над этой дверью всю ночь горел за решеткой небольшой фонарь вроде тех, которые еще зажигают в иных городах у подножия статуэток мадонны, вставленных в стенные ниши… Остальные три дамы (их было всего пять) составляли своего рода аристократию, и их приберегали для обслуживания общества, собиравшегося во втором этаже, исключая тех случаев, когда в них нуждались внизу, а второй этаж пустовал».

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Жан Беро "Ночные красавицы (В парижском саду)"


В 1850-х бордели начали приходить в упадок, зато росло число домов свиданий. Женщины не жили в них постоянно, а время от времени заглядывали «на огонек», часто с клиентом, которого нашли где-то в другом месте. То есть речь была, скорее, о предоставлении места для встреч, хотя некоторые дамы ходили туда как на работу, и клиенты знали, когда их можно застать. Большая часть посетительниц на учете не стояла и в остальное время имела обычную профессию. Некоторые заведения начали маскироваться подо что-то безобидное. Как ни странно, прикрытием часто становились антикварные магазины. В ценниках под видом информации о товарах в иносказательной форме указывалась информация о работницах, которые могли обслужить любителя «старины» в технических помещениях. Некоторые заведения маскировались под пивнушки, кафе и иной общепит, где официантки оказывали и другие услуги. Все больше женщин предпочитало искать клиентов самостоятельно. Часто можно было за деньги поближе познакомиться с артистками, танцовщицами, певицами. Последние и раньше оказывали подобные услуги. Традиционно было немало и просто содержанок.


Теперь давайте поговорим об «элите» сексуальной индустрии. Куртизанки не раз попадали в поле зрения писателей. «Дама с камелиями» Александра Дюма, «Нана» Эмиля Золя, «Блеск и нищета куртизанок» Оноре де Бальзака и т.д. Многие образы были навеяны реальными персонами.  Взглянем на самых известных французских куртизанок 19 и начала 20 века. Заодно можно увидеть, сильно ли изменились представления о женской красоте с прежних времен.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Леонида Леблан (1842-1894)

Куртизанка, натурщица, актриса. Леонида родилась в деревне в семье каменотеса, по другой версии отец служил в церкви, в Париж пришла пешком в надежде стать актрисой. Впервые вышла на сцену в 14 лет. Она действительно сделала блестящую карьеру, а заодно стала одной из самых высокооплачиваемых куртизанок 1860-1870-х. Со временем мода нее прошла, потеснили конкурентки. Свое огромное состояние она растратила, потеряла шикарный особняк и в 52 года умерла от рака в малогабаритной квартирке.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Бланш д’Антиньи (1840- 1874)

Куртизанка, натурщица, певица и актриса. Считается, что «Нана» Эмиля Золя навеяна именно ее судьбой. С нее же рисовал картину  «Раскаявшаяся Магдалина» Поль Бодри. Она родилась в 1840 году в городке Мартизе. Настоящее имя – Мари-Эрнестина Антиньи. К фамилии она самовольно добавила де, тем более что во Франции было реальное аристократическое семейство однофамильцев. Вначале работала продавщицей. А затем в Париже познакомилась с Н. В. Мезенцевым, между прочим, шефом жандармов и в будущем главой Третьего отделения. Тот забрал ее в Петербург, где жила она на широкую ногу, эпатируя общественность. В итоге по личному распоряжению императрицы ее выслали из России в Висбаден. Оттуда она вернулась в Париж, где успешно выступала в театрах. Однако со временем мода на нее прошла, а привычка жить на широкую ногу осталась. Чтобы поправить дела, отправилась в Египет с гастролями. Там она захворала и после возвращения в Париж умерла.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Аполония Сабатье (1822 – 1890)

Внебрачная дочь прачки, которая вышла потом замуж за солдата по фамилии Сабатье. Он и дал девушке фамилию.  Считается, что она вдохновила Бодлера на «Цветы зла», неоднократно позировала художнику Курбе. А еще с ее обнаженного тела сделали слепок для статуи Клезингера «Женщина, укушенная Змеей». Держала известный литературный салон, дружила с литераторами. Умерла от оспы.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Эмильена д’Алансон (1869 – 1946)

Год проучилась в Консерватории драматического искусства. Затем была танцовщицей в «Летнем цирке», выступала в Мюзик-Холле и театре Олимпия. Запомнилась публике номером с кроликами, которых красила в розовый цвет, любила помпезные шляпы, позировала Тулуз-Лотреу. А еще наравне с Каролиной Отеро и Лианой де Пужи входила в тройку самых высокооплачиваемых куртизанок Европы. Также она прославилась тем, что юная Коко Шанель делила с ней любовника Этьена Бальзана. Женщины дружили, и даже ходили слухи об их любовной связи. В 1906 году ушла со сцены. Пыталась заниматься бизнесом, но не преуспела. В 1931 году с молотка ушли ее драгоценности. Умерла в 1946 году в Ницце, предположительно от передозировки морфина.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Каролина Отеро, известная также как Прекрасная Отеро (1868 – 1965)

Пожалуй, самая известная куртизанка Прекрасной эпохи. Биография туманна, так как сама она любила создавать мифы и «ретушировать»  свою юность. Достоверно известно, что родилась она в испанской провинции в городке Понте-де-Вальга у многодетной матери-одиночки, женщины сомнительных занятий. В 8 лет была жестоко избита и изнасилована местным жителем (злодей сбежал в Аргентину и не понес наказание), долго лечилась, и предположительно из-за этого осталась бесплодной. Сбежала в подростковом возрасте из родного города с бродячими артистами, сначала подрабатывала танцовщицей и иногда оказывала интимные услуги, пока очередной любовник не привез ее во Францию. Влюбившийся в нее французский импресарио помог ей отточить хореографию, организовал ей гастроли в США, и позже, накопив из-за нее огромные долги, застрелился. Ей приписывали романы с немецким императором Вильгельмом II, бельгийским королем Леопольдом II, испанским королем Альфонсом XIII, британским монархом Эдуардом VI и даже Николаем II. Была одной из самых часто фотографируемых женщин своего времени. В 40 лет ушла со сцены. Известна тем, что страдала игроманией и проиграла в казино несколько миллионов франков. Оставшуюся часть жизни жила бедно в квартирке, которую ей оплачивало казино в Монте-Карло, где раньше она очень любила играть.

От борделей до куртизанок. Продажная любовь во Франции История, Франция, 19 век, Куртизанка, Проституция, Длиннопост

Лиана де Пужи (1869 – 1950)

Актриса, модель, писательница

Настоящее имя Анна-Мари де Шассень. Родилась в городке Ла-Флеш. В 16 лет вышла замуж за морского офицера. Брак был несчастливый, муж занимался рукоприкладством. После рождения сына сбежала в Париж и смогла добиться развода. В 1910 году вышла замуж за румынского князя Георгия Гика, но через 16 лет пара рассталась, официально они не развелись. Считается прототипом Одетты де Креси, героини романа «По направлению к Свану» Марселя Пруста. Позировала многим художникам. А еще славилась романами не только с мужчинами, но и с женщинами. В отличии от многих «коллег» нажитое не растратила и дожила до дряхлой старости богатой женщиной. В конце жизни ушла в монастырь.


О борделях Российской империи тут



Часть информации взята тут

Адлер Лаура "Повседневная жизнь публичных домов во времена Мопассана и Золя"

Кармен Посадас "Прекрасная Отеро"

Ги де Мопассан "Заведенье Телье"

https://poetc.ruhelp.com/viewtopic.php?id=1599&p=2

Показать полностью 11
504

Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только

Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост

Используемая парфюмерия - важный штрих к портрету современного человека. Раньше выбор ее был не столь велик, и стоила она часто дороже современной. Давайте взглянем на дореволюционный ассортимент.


О том, какие именно духи были популярны в 18 веке, известно мало. По крайней мере, имён первых русских парфюмеров того времени нигде не упоминается. В России производством парфюмерии и косметики обычно занимались аптекари. Чаще всего в композициях 18 века фигурировало розовое масло, цедра, бергамот, специи. Иногда это были моноароматы, иногда состоящие из нескольких узнаваемых нот. Публицист М. И. Пыляев описывал появление парфюмерии в России так: «Косметики и духи вошли в употребление у нас только в конце прошедшего столетия; с этого времени наши придворные дамы, кроме гулявной воды (розовой) да зорной и мятной настойки (холодец), других духов не знали. Первыми явились в моду при Екатерине II “Амбровые яблоки”, род саше; последние считались предохранительным средством от чумы и других эпидемических болезней. Вместе с ними стали получать из-за границы кармскую мелисную воду, затем лоделаван (лавендная настойка). Общеупотребительный теперь одеколон появился после похода наших войск в Францию; последний очень любил Наполеон I и мыл им плечи и голову». Большую часть духов в Россию либо привозили из-за рубежа, либо делали из импортного сырья. Парфюмерию обычно продавали в розлив, порой целыми бутылками, и уже из них переливали в красивые флакончики, которые были иногда настоящими произведением искусства. Высоко ценилась продукция французской фирмы «Houbigant». В рекламных целях был запущен слух, что во время французской революции Мария-Антуанетта пыталась бежать, переодевшись крестьянкой, но выдала себя ароматом любимых духов «Houbigant». Ещё одна особенность того времени – не слишком выраженное разделение парфюмерии на мужскую и женскую. Например, была очень популярна фиалковая вода, которой и в 18, и в 19 веке пользовались как мужчины, так и женщины. Её наносили на платки, перчатки, особенно кожаные (в Европе долгое время производители перчаток тесно сотрудничали с производителями духов, часто продавая свои товары вместе).


В первой половине 19 века тенденции прошлого столетия в целом сохранились. На туалетных столиках аристократок появились духи основанной в 1828 году фирмы «Guerlain». Более того, этой компанией в 1840 году специально для российского рынка был выпущен «Eau de Cologne Imperiale Russe». Во второй половине 19 века духи уже стали продавать не в розлив, а преимущественно в стандартных флаконах и фабричной упаковке. Другая важная особенность - появление сложных ароматов в том числе с использованием синтетических компонентов. Моду на них задали легендарные «Fougere royale» от «Houbigant» (1882 году), а затем «Jicky» от «Guerlain» (1889). «Fougere royale» в Европе стали очень популярны среди богемы, дам полусвета, поэтому благородные дамы их не жаловали. «Jicky» считаются первыми духами, в которых появилась «пирамида» с начальной нотой, средней и базовой. В мемуарах В. И. Пынзина и Д. А Засосова «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов» о парфюмерии сказано так: «Духи модны были французские, особенно фирмы Коти. В конце описываемого периода вошли в моду эссенции, и тоже французские, например ландышевая: маленький пузырёчек заключён в деревянный футлярчик. К притертой пробке прикреплён стеклянный пестик, с которого капали одну-две капли на волосы или платье. Аромат сохранялся долго, была полная иллюзия натурального ландыша. Стоили они дорого — 10 рублей за флакончик». Духи фирмы «Коти» любили дочери последнего императора. История успеха Франсуа Коти (1874 – 1934), одного из самых известных парфюмеров «Прекрасной эпохи», уникальна. Дальний родственник Наполеона Бонапарта родился в семье разорившегося землевладельца и парфюмерией заинтересовался случайно, когда знакомый аптекарь попросил его помочь с приготовлением компонентов для одеколонов. Первые же созданные им духи – «Роза Жакмино» – стали очень популярны и во Франции, и в России. К концу 19 века отечественные производители потеснили зарубежных. Фирмы «Брокар», «Ралле», «Сиу», товарищество Остроумова стали «поставщиками Двора Его Императорского Величества».

Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост

Трудно было найти человека, который тогда не пользовался бы той или иной продукцией, выпускаемой Брокаром. Потомственный парфюмер Генрих Брокар приехал в Россию в 1861 году. Во время работы на парфюмерной фабрике Константина Гика он нашёл новый способ изготовления концентрированных духов и, продав права на своё изобретение, получил стартовый капитал для открытия собственного дела. Как и многие другие производители парфюмерии, начинал он с мыловарения. В 18 веке мыло стоило дорого, и большинство людей чаще всего и для стирки, и для мытья пользовались щёлочью, полученной из золы. В 1865 году фирма «Брокар» выпустила «народное» мыло всего за копейку, а за несколько копеек можно было купить мыло с незатейливым ароматом, для детей в виде животных, овощей, в виде букв алфавита. Предприятие Брокара разрослось, помимо мыла на нём начали делать косметику, а затем и парфюмерию. В 1872 году на Никольской улице открывается первый фирменный магазин Брокара, а затем ещё один в Китай-городе на Биржевой площади. Ещё одной отличной идеей стал выпуск целых парфюмерных наборов. В них входили мыло, помада, духи, одеколон, саше, крема. Стоил набор 1 рубль. Многие идеи Генриху Брокару подала его жена Шарлотта. Ещё популярнее продукция бренда стала после появления легендарного одеколона «Цветочный». В рекламных целях на Всероссийской промышленно-художественной выставке 1882 года установили фонтан, из которого вместо воды струился новый одеколон. За пару десятилетий до этого подобные фонтаны использовала в Англии существующая и поныне фирма «Rimmel». В 1913 году по заказу Брокара парфюмер Август Мишель создал к 300-летию дома Романовых духи «Любимый букет императрицы», позже известные как «Красная Москва».


Одной из старейших и крупнейших в России была фабрика француза Альфонса Ралле. Предприятие было создано в 1843 году, и первоначально на нём трудилось сорок рабочих. Ралле выпускал духи, одеколоны, туалетное мыло, помады, пудру. Разработкой рецептуры занимались приглашённые из-за границы парфюмеры, и сырьё тоже было импортным. В 1856 году Ралле продал фирму своим компаньонам Бодрану и Бюжону с условием, она и дальше будет носить его имя. Торговый дом получил название «Товарищество А. Ралле и Ко». На предприятии Ралле начинал свой творческий путь гениальный парфюмер Эрнест Бо, который много лет спустя создал знаменитые духи «Шанель № 5». В 1902 году он пришёл на фабрику в качестве ученика, а спустя всего 5 лет занял должность старшего парфюмера. В 1908 году он создал собственную компанию «Эрнст Бо и Ко». Самые известные ароматы бренда – одеколон «Букет Наполеона» (Bouquet de Napoleon) 1912 года и духи «Букет Екатерины» (Bouquet de Catherine), названные в честь Екатерины II и выпущенные в 1913 году к 300-летнему юбилею дома Романовых.

Торговый Дом «А. Сиу и Ко» сначала был известен кондитерскими изделиями. Приехавший в Россию в 1850-х Адольф Сиу заработал стартовый капитал для начала производства парфюмерии на печенье и шоколаде. Имея стабильный доход, Сиу не стал начинать новое дело с мыла или пудры, а сразу приступил к производству духов. Новый бренд славился легкими и свежими ароматами, самыми известными из которых стали «Снегурочка», «Идеал» и «Свежее сено». Фирма «А. Сиу и Ко» предлагала и элитные товары, и более бюджетные, отличавшиеся оформлением, но не качеством. Для некоторых ароматов были изготовлены уникальные серебряные флаконы.

Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост

Немало именитых парфюмеров вышло из среды аптекарей, например, Александр Остроумов. Среди поклонниц его продукции были балерины Тамара Карсавина и Мария Петипа, певицы Надежда Плевицкая, Антонина Нежданова и Елена Степанова, примы Большого театра, актриса Малого театра Вера Пашенная. Среди других крупных отечественных производителей конца 19-го начала 20-го веков были парфюмерная лаборатория Г. Голлендера, «Завод царского мыла», а также начавшие свою деятельность с производства фармацевтических товаров товарищества «Р.Кёллер и Ко» и «К. Эрманс и Ко». Высоко ценилась в России и за рубежом парфюмерная продукция фабрики «С.И. Чепелевецкий с сыновьями». Ещё один известный бренд - «Э. Бодло и Ко», (второе название «Виктория Регина»). Выходец из Франции Эмиль Степанович Бодло открыл производство в 1870-х и, как и многие другие, начинал с производства ароматного мыла. Самым известным товаром фабрики Бодло стал одеколон «Лила Флёри». Этому аромату популярный в дореволюционной России композитор Оскар Кнауб посвятил одноименный вальс. Русско-французское акционерное товарищество «Модерн», славилось не только утонченными ароматами, но и изящными флаконами, которые изготавливались на знаменитых стекольных заводах братьев Грибковых и заводах Ивана Ритинга. Большинство знаменитых парфюмерных производств находились в Москве. В Санкт-Петербурге было два крупных предприятия. Первое – основанная в 1860 году Фёдором Калем «Петербургская Химическая лаборатория», которая в 1878 году на Всемирной выставке в Париже завоевала Большую серебряную медаль. Помимо духов она выпускала мыло, помады и многое другое. В лаборатории в отделе продаж трудился отец поэта Саши Чёрного. Второе предприятие – «Санкт-Петербургская техно-химическая лаборатория».


Российская парфюмерия славилась не только своими ароматами, но и изящными флаконами. К созданию некоторых из них были привлечены знаменитые ювелирные дома, например Фаберже, а к этикеткам приложили руку популярные художники того времени. Уже в начале 19 века появились красивые подарочные коробки для парфюмерии, в которые вкладывались поздравительные карточки. В дизайне упаковок конца 19 века часто встречался «неорусский» стиль, который был очень популярен. В начало 20 века в оформлении стали появляться характерные для модерна причудливые узоры, растительные орнаменты, загадочные красавицы. К сожалению, долгие годы косметика и парфюмерия была доступна не всем россиянам. Ситуация изменилась только к концу 19 века, когда на рынке стало появляться всё больше сортов ароматного мыла. Именно запах мыла стал спутниками многих небогатых горожан.


Говоря о дореволюционных ароматах, стоит упомянуть также об использовании благовоний. Комнаты проветривали редко либо из-за экономии тепла, либо из-за ошибочных представлений о гигиене. Для борьбы с неприятными запахами использовалась «смолка». Упоминается она в словарях Даля («Смолка, умалит. смола. Приготовленная смесь из пахучих смол с душистыми снадобьями для курения») и Ушакова («Смолка, смолки, ж. <…> Сосновая или еловая смола с примесью некоторых пахучих цветов, употр. для курений в комнатах»). В «Мёртвых душах» смолки упоминаются в числе покупок Ноздрева. «Если ему на ярмарке посчастливилось напасть на простака и обыграть его, он накупал кучу всего, что прежде попадалось ему на глаза в лавках: хомутов, курительных смолок, ситцев, свечей». Были также ароматические свечи, называвшиеся монашенками. Одежду, которая часто не подлежала стирке, хранили с саше. Они продавались в готовом виде, но некоторые хозяйки делали их самостоятельно, например, из засушенных цветов и специй.


Бонусом прекрасные флаконы духов. Сделано в России
Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост
Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост

1820-е

Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост
Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост
Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост
Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост
Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост

1900-е

Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост
Немного о дореволюционных ароматах. Духи и не только История, История России, Российская империя, Парфюмерия, Духи, Длиннопост

Часть информации взята тут

Засосов Д. А., Пызин В. И. «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов»

Остром Л. «Парфюм. История ароматов XX века» (2017)

Пыляев М. И. «Моды и модники старого времени» (1892)

https://artefact2010.livejournal.com/174138.html


Другие мои очерки о дореволюционном быте можно прочитать тут

https://author.today/work/145624

Буду рада отзывам


В предыдущем посте есть навигация по остальным постам

Показать полностью 12
1254

Немного о дореволюционной гинекологии

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

У меня уже были посты о женском здоровье, включая роды, контрацепцию и средства гигиены. На этот раз речь пойдет об акушерстве более подробно, а также гинекологии в целом.


Медицина 18 века знала о женском здоровье мало. С одной стороны медикам не хватало знаний в целом, ведь многие важные открытия были сделаны намного позже. С другой стороны сказывалось то, что сама тема часто была табуирована. О женских болезнях говорить вслух было непринято, к врачам пациентки обращались неохотно. Возникали этические проблемы, ведь врачи были мужчинами, а у женщин долгое время не было возможности получить полноценное медицинское образование.


Надо заметить, что это была общемировая проблема. Например, в Англии в 1726 году произошёл курьезный скандал. Крестьянка Мэри Тофт из графства Суррей заявила, что рожает кроликов, и некоторые врачи ей поверили. В 25 лет Тофт имела трёх детей, а четвёртая беременность закончилась выкидышем. После этого свекровь Мэри якобы показала необычный плод местному врачу Джону Ховарду, а тот, заинтересовавшись странным случаем, взял роженицу под наблюдение и зафиксировал медицинское чудо: женщина в течение нескольких дней произвела на свет части тел животных, преимущественно кроликов, а ещё кошачьи лапы. История получила широкую огласку, и ей заинтересовались даже при дворе. Тофт осматривали ещё несколько уважаемых врачей, и они тоже подтвердили чудо. Затем крестьянку перевезли в Лондон под бдительное наблюдение столичных светил медицины, и одному из них после угрозы провести принудительную операцию удалось заставить её признаться в обмане. Сама Тофт позже призналась, что просто хотела заработать, а Ховард ей помог. Злоумышленницу посадили в тюрьму, но вскоре выпустили, потому что не смогли подобрать статью, под которую подпадали бы её действия. Через год её все равно посадили за скупку краденого, но это уже совсем другая история. Скандал стоил репутации и работы многим врачам. Сам факт того, что всерьез обсуждалось, может ли женщина родить кролика, говорит о многом. В наше время, если бы женщина заявила что-то подобное, то из врачей ей заинтересовались бы только психиатры.

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

В России первой половины 18 века вопросами женского здоровья занимались в основном повитухи. Состоятельные люди могли обращаться к частнопрактикующим врачам, преимущественно иностранцам. При этом медики часто не имели чёткой специализации и брались лечить всё, с чем к ним обращались. В 1754 году старший врач Медицинской канцелярии П.3. Кондоиди подал в Сенат «Представление о порядочном учреждении бабичьева дела в пользу общества». В результате был принят закон об открытии повивальных школ, готовивших повитух. Перед этим попыталось собрать данные обо всех повитухах, работавших в Петербурге и Москве и взять их деятельность под контроль. Официально их стали называть присяжными повивальными бабками, и они в зависимости от квалификации делились на старших и младших. В 1757 году открылась первая специализированная школа. «Профессора бабичьего дела» были преимущественно иностранцами, чаще всего немцами, литература тоже была преимущественно иностранной, поэтому нередко были проблемы с языковым барьерам (и позже на акушерских курсах в программу входило изучение немецкого языка). Среди учениц иностранок тоже было немало. При этом сами преподаватели часто имели теоретические знания, но им не хватало практики, потому что по закону принимать роды могли только женщины. Первые занятия часто напоминали семинары, на котором ученицы и учителя обменивались личным опытом. Важную роль в развитии «бабичьего дела» сыграл Н. М. Амбодик-Максимович. Слово «Амбодик» переводится с латыни как «скажи дважды», и известный врач добавил его к фамилии, потому что она совпадала с отчеством. Выпускник Московского и Страсбургского университетов стал первым в России профессором повивального искусства. Он организовал повивальную школу при Воспитательном доме, открытом в 1775 году. При этом доме с 1776 года был небольшой госпиталь, куда обращались в основном бедные женщины, забеременевшие вне брака. Так обучение перешло от теории к практике.


В 1789 году был принят «Устав повивальным бабкам». Согласно ему повитухи работали только с роженицами. Лечением женских болезней занимались врачи, они же приглашались, если во время родов возникали осложнения и требовалось оперативное вмешательство. Повитухи могли привлекаться для медицинских освидетельствований на предмет «лишения девства», а также женщин, подозреваемых в том, что они искусственно прервали беременность (аборты были уголовно наказуемы). Прежде всего, речь шла о прислуге. Прецедентом стало дело «девки Елло». Уроженка Ревеля некая Елло подозревалась в детоубийстве. Она же утверждала, что ребенок умер из-за патологий, возникших при беременности, потому что всё это время она вынуждена была заниматься тяжёлой работой. Елло была служанкой и боялась потерять место, поэтому нанимательнице о беременности не сообщала и тайно родила ребенка, который умер во время родов. Дело дошло до Сената, и в итоге обвиняемую решено было не наказывать, а ограничиться церковным покаянием.

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

С 1838 года повивальная бабка входила в число девяти медицинских степеней. Но для того, чтобы ей стать, надо было предъявить свидетельства о трёх успешно принятых родах (в госпиталях или на дому, но под контролем акушера), а также сдать экзамен. Главной кузницей квалифицированных кадров стал Повивальный институт, обучение в котором длилось 3 года. Выпускница получала 250 рублей на покупку всех необходимых инструментов – большие деньги по меркам того времени, а также помощь при трудоустройстве. В 1845 году появился упрощённый двухгодичный курс для сельских повитух, на который принимали крестьянок. «Сельские повивальные бабки» (официальное название профессии), как видно из названия, имели право работать только в сельской местности. Примечательно, что родовспоможение долгое время было одной из немногих сфер, в которых было предусмотрено женское профессиональное образование и квалифицированный труд. Работа эта хорошо оплачивалась. Однако помимо повитух квалифицированных было немало и тех, кто не имел никакого образования вообще. Работать последним закон не запрещал.


Одним из основоположников отечественной гинекологии стал В. Ф. Снегирёв (1847 – 1916). Снегирёв родился в интеллигентной семье, но рано остался сиротой. Сначала его взяла под опеку родственница и смогла устроить в Первую Московскую гимназию за казённый счет. Однако вскоре сироту оттуда перевели в намного менее престижное Штурманское училище в Кронштадте, и он служил матросом. В 1865 году бывший матрос поступил в Московский университет, а затем стажировался за границей. Снигирёв был блестящим педагогом, а также исследователем и во многом новатором. В 1889 года благодаря Снегирёву на Девичьем Поле была построена Клиника женских болезней Московского университета (сейчас это Клиника акушерства и гинекологии им В. Ф. Снегирёва при ММА им. И. М. Сеченова). Б. Л. Пастернак упомянул эту клинику в романе «Доктор Живаго». «Глазам Юрия Алексеевича открывались клинические задворки, стеклянные террасы особняков на Девичьем Поле, ветка электрического трамвая, проложенная к чёрному ходу одного из больничных корпусов... Вышел главный врач отделения, мастодонт-гинеколог, на все вопросы всегда отвечавший возведением глаз к потолку и пожиманием плеч. Эти движения на его мимическом языке означали, что, как ни велики успехи знания, есть, мой друг Горацио, загадки, перед которыми наука пасует». Супруга главного героя в итоге была спасена. В 1896 году В. Ф. Снегирёв организовал и стал директором первого института для усовершенствования гинекологов. Во многих начинаниях талантливому врачу помог богатый купец и известный меценат П. Г. Шелапутин. А вот с другим меценатом – А. Н. Мамонтовым – отношения у Снегирева не сложились. Что не удивительно, потому что лечение его супруги Татьяны закончилось бурным и скандальным романом. Татьяна покинула мужа, но и с прославленным врачом отношения долго не продлились. Он имел непростой характер, но это уже совсем другая история. Многие новаторские методы Снегирёва применяются и сейчас.


Со временем в глубинке профессиональная медицинская помощь становилась доступнее, но многие крестьяне по-прежнему относились к врачам недоверчиво или пытались совместить достижения науки и старые традиции. Из «Записок юного врача» М. А. Булгакова:

«— Воля ваша, это — анекдот, — сказал я, — не может быть!

— Анекдот?! Анекдот? — вперебой воскликнули акушерки.

— Нет-с! — ожесточенно воскликнул фельдшер. — У нас, знаете ли, вся жизнь из подобных анекдотов состоит…У нас тут такие вещи…

— А сахар?! — воскликнула Анна Николаевна — Расскажите про сахар, Пелагея Ивановна!

Пелагея Ивановна прикрыла заслонку и заговорила, потупившись:

— Приезжаю я в то же Дульцево к роженице…

— Это Дульцево — знаменитое место, — не удержался фельдшер и добавил: — Виноват! продолжайте, коллега!

— Ну, понятное дело, исследую, — продолжала коллега Пелагея Ивановна, — чувствую под щипцами в родовом канале что-то непонятное… то рассыпчатое, то кусочки… Оказывается — сахар-рафинад!

— Вот и анекдот! — торжественно заметил Демьян Лукич.

— Позвольте… ничего не понимаю…

— Бабка! — отозвалась Пелагея Ивановна — Знахарка научила. Роды, говорит, у ей трудные. Младенчик не хочет выходить на божий свет. Стало быть, нужно его выманить. Вот они, значит, его на сладкое и выманивали!

— Ужас! — сказал я.

— Волосы дают жевать роженицам, — сказала Анна Николаевна.

— Зачем?!

— Шут их знает. Раза три привозили нам рожениц. Лежит и плюется бедная женщина. Весь рот полон щетины. Примета есть такая, будто роды легче пойдут…

Глаза у акушерок засверкали от воспоминаний. Мы долго у огня сидели за чаем, и я слушал как зачарованный. О том, что, когда приходится вести роженицу из деревни к нам в больницу, Пелагея Иванна свои сани всегда сзади пускает: не передумали бы по дороге, не вернули бы бабу в руки бабки. О том, как однажды роженицу при неправильном положении, чтобы младенчик повернулся, кверху ногами к потолку подвешивали. О том, как бабка из Коробова, наслышавшись, что врачи делают прокол плодного пузыря, столовым ножом изрезала всю голову младенцу, так что даже такой знаменитый и ловкий человек, как Липонтий, не мог его спасти, и хорошо, что хоть мать спас».

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

Взгляды о том, как именно стоит лечить женские болезни, со временем менялись. Долгое время чётких методик не было. Женщине состоятельной могли посоветовать сменить климат, отправиться на воды, сменить рацион питания, больше гулять или наоборот меньше перетруждаться. Часто исходили из принципа, что должно помочь не одно, так другое, а если нет – значит, медицина бессильна. Были и свои сословные особенности. Например, то, что немало благородных дам подрывало свое здоровье корсетами, а некоторые носили их даже во время беременности. В конце 19 века призывы врачей перестать носить эту вредную деталь туалета звучали всё громче. Это привело к тому, что на время беременности многие дамы от корсетов действительно отказались, вместо стали носить так называемые бюстодержатели (они же грудодержатели) – прообразы современных бюстгалтеров. В продаже появились набрюшники, они же пояса юноны – прообразы современных бандажей. Сначала набрюшники завозили из-за границы, но потом появились и отечественные производители. Платья стали удобнее и свободнее. Еще одним «вредителем» врачи называли тесёмки, на которых держались многочисленные юбки. Они перетягивали тело и нарушали кровоснабжение.


Ещё одна частая проблема «благородий» – то, что барышень традиционно старались оградить от любой информации об интимной стороне жизни, а заодно и собственной физиологии. В результате многие из них, даже выйдя замуж, имели о многом смутное представление. По этой причине многие довольно поздно узнавали о будущем пополнении в семье, а также не могли точно сказать, когда его ждать. В лучшем случае могли определить примерный месяц. По этой причине ситуации, когда женщины рожали в прямом смысле в самый не подходящий момент, не были редкостью. С конца 19 века время родов пытались определять по методу Негеле, отсчитывая 9 месяцев с первого дня последней менструации и добавляя 7 дней.


В крестьянской среде основными врагами женского здоровья были тяжелая работа и проблемы с гигиеной. О. П. Тянь-Шаньская пишет об этом в «Жизни Ивана» так: «От тяжёлой работы непосредственно вслед за родами у редкой бабы не бывает в большей или меньшей степени опущения матки. Иногда такие опущения матки («золотника») принимают очень тяжёлую форму, а в лёгкой, по мнению бабки, это даже «совсем» ничего. Бывают опущения матки даже у девушек (очень молоденьких) от непосильной работы: “живот сорвала”. Пьют от этого “киндербальзам — подъемные капли”. Бабка правит живот, накидывая на него “махотку”, то есть горшок глиняный. Положит бабу на спину, помажет ей живот гущей, опрокинет на него горшок и под ним быстро зажжет охлопок “прядева”. Живот вследствие этого втягивает в горшок. Чем горшок меньше, тем лучше. Считается, что после этого матка вправляется на своё место, и живот перестает болеть (“накидывать махотку”, “править живот” — плата за это один-два хлеба, немного муки или крупы). Или же бабка парит родильнице горячим веником живот; распарив, бабка его “поднимает” руками несколько раз, чтобы вправить на место золотник. “Живот” бабка еще так “правит”: помылит руки, вправит выпавшую матку на своё место, затем вдвинет во влагалище очищенную картошку, а живот (низ его) крепко перевяжет платком. Иная баба целый месяц ходит к бабке, и та повторяет ей эту операцию, пока получится облегчение. Правят живот и так: поставят женщину головой вниз, и бабка при помощи мужа больной встряхивает её несколько раз за ноги, “чтобы живот поднялся”. После этого живот опять-таки перебинтовывается. По мнению бабок, нет ни одной женщины, у которой не было бы испорченного живота. Одна бабка говорила, что это страдание развивается у некоторых женщин особенно сильно вследствие пьянства мужей: “Иной напьется пьян, да всю ночь и лежит на жене, не выпущает ее из-под себя. А ей-то бедной больно ведь, иная кричит просто, а он её отдует, бока намнет — ну и должна его слушаться. А каково под пьяным, да под тяжёлым лежать... — у иной бабы все наружу выйдет — ни стать, ни сесть ей”. Многие бабы мне рассказывали, как они мучились таким образом, и, несмотря на это, носят и родят детей».

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

стол Эрнеста Бумма


Менялись со временем и медицинские инструменты. Примечательно, что гинекологическое кресло, напоминающее современное, появилось только к концу 19 века. Выдающийся немецкий врач Эрнест Бумм (1858 – 1925) модернизировал операционный стол, разделив его на две части, Верхняя часть могла подниматься, образуя спинку, нижняя опускалась. Российский врач К. А. Раухфус (1835 – 1915) усовершенствовал кресло Бумма, сделав его удобным для проведения операций на гортани. Другой известный российский (а позже и советский) медик Д. О. Отт разработал немало новых методов и инструментов, в том числе кресло. Пациентки продевали ноги в особые кольца, которые фиксировали ноги в коленях ближе к животу, словно женщина сидит на корточках, только при этом кресло было наклонено назад, и врач имел удобный доступ к нужным участкам тела. Еще один известный российский и советский доктор А. Н. Рахманов (1861 – 1925) разработал «рахмановскую кровать», используемую до сих пор.

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

Квадратиком закрыла, чтобы пост не пометили 18+


Еще немного гинекологических инструментов

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

Вот такое кресло нашла в объявлениях

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост
Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост
Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост
Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

Зеркало начала 19 века

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

Зеркало конца 19 века

Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост
Немного о дореволюционной гинекологии История России, Российская империя, Гинекология, Здоровье, Медицина, История, Длиннопост

Акушерские щипцы 19 века


Часть информации взята тут

Булгаков М. А. «Записки юного врача»

Попов Г. И. " Русская народно-бытовпя медицина"

Тянь-Шанская О. П. «Жизнь Ивана»

https://cyberleninka.ru/article/n/povivalnye-babki-v-istorii...

https://ru.wikipedia.org/wiki/Снегирёв,_Владимир_Фёдорович

https://ru.wikipedia.org/wiki/Амбодик-Максимович,_Нестор_Мак...

https://museum.historymed.ru/exposition


Другие мои очерки о быте и нравах в Российской империи можно почитать тут

https://author.today/work/145624

Буду рада отзывам и рецензиям


Другие мои многочисленные посты о быте и нравах Российской империи:


квартирный вопрос и устройство домов

Приметы милой старины. О дореволюционной мебели и особенностях интерьера

Ремонт по-дореволюционному

О туалетах, ванных и дворниках. Коммунальный "рай" до революции

Квартирный вопрос до революции. Как снимали жилье

(Не) спокойной ночи. На чем и в чем спали в дореволюционной России

Мытая и не мытая дореволюционная Россия. Еще немного о гигиене

Мытая и не мытая. Как стирали в дореволюционной России

И снова бытовые зарисовки. "Туалетная" история Российской империи

Жилищный вопрос до революции. Что расскажут картины


транспорт и путешествия

Дорожные радости и печали 19 века. Как это было до поездов

К нам приехал, к нам приехал… Об иностранцах в Российской империи

Наши за границей. Как путешествовали до революции

Железнодорожная романтика до революции

Эх, прокачу. На чем ездили до революции

Немного о дореволюционном общественном транспорте


криминальная Россия

Немного о дореволюционной полиции

О казнях и пытках в Российской империи

Преступление и наказание. Тюрьма и каторга в Российской империи

О шулерах до революции

Легко ли отделался Раскольников? Преступления и наказания в дореволюционной России

Немного о ворах и мошенниках до революции

О нищих Российской империи. "Жалкий" бизнес


армия

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии


брак, отношения, интимная жизнь

О дореволюционных знакомствах и ухаживаниях

Про это до революции. Добрачная жизнь мужчин

Свадьбы крестьянские, купеческие, дворянские. Как женились до революции

О нетрадиционных пристрастиях до революции

Долг платежом красен. А как было с супружеским до революции?

Немного о  дореволюционном целомудрии

Брак по любви к деньгам. О приданом и бесприданницах до революции

Первый парень на деревне и в городе. Какие мужчины считались до революции красивыми

Страшно красивые. О женской привлекательности до революции

Если тема бюста не раскрыта. Как увеличивали его раньше?

Немного о женской гигиене 19 века и "красных днях календаря"

О взрослом контенте 19 века

Как боролись с "аистом" в 19 веке

Когда брак бракованный. Можно ли было развестись в дореволюционной России


детство

Как рожали и ухаживали за детьми до революции

Дореволюционное детство. Любимые игрушки и книжки

Немного об учебе до революции. Чему учили в школе

О трудностях дореволюционного детства


еда

Как готовили в Российской империи. Продолжение вкусной темы

Где откушать в царской России? Немного о дореволюционном общепите

Как в России хранили еду до появления холодильников

Продолжение вкусной темы. Что ели в дореволюционной России

Кушать подано. Об обеденных перерывах, дореволюционных застольях и блюдах по чинам

О сладкоежках до революции

Чайно-кофейное противостояние. Что пили в Российской империи


проституция и не только

Еще немного о продажной любви до революции. Во всех смыслах дорогие женщины

Немного о картине  и продажной любви

О взрослом контенте 19 века


другое

Из жизни дореволюционной прислуги

Как лечили, чем болели и от чего умирали в Российской империи

Девушка? Женщина? Старушка? Об отношении к возрасту до революции

О дореволюционных дачах и дачниках

Немного о дуэлях

"Презренные" кумиры и дореволюционный "шоу-бизнес"

Какими были татуировки  18-19 века

Немного о дореволюционном шоппинге

Немного о гражданском оружии до революции

Как лечили зубы в 19 веке? От протезов до брекетов

Праздник к нам приходит. Чудесные дореволюционные открытки и их создатели

О дореволюционных похоронах и чернушном советском юморе

Курить НЕ воспрещается. Про дореволюционных курильщиков

Балы, маскарады, рестораны. Как развлекались до революции?

Легко ли быть должником в Российской империи?

Интересная реклама и дореволюционный маркетинг

Что ты такое? О дореволюционной вежливости и обращениях

Немного о дореволюционном спорте

"Начальство надо знать в лицо". Еще немного о дореволюционной субординации

Показать полностью 14
266

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост

Имя замечательного немецкого художника Эриха Нойберта (Erich Neubert) в России знают немногие, однако его творчество было хорошо знакомо советским детям.

О самом художнике известно мало. Родился в 1896 году в Хемнице (Саксония), был женат, имел дочь, до 1945 года работал школьным учителем, с 1920-х создавал иллюстрации к книгам. Сначала Нойберт сотрудничал с издательством Тюмлера, где в основном работал над классикой и книгами о путешествиях. Затем стал писать сказки сам, разрабатывал рождественские календари и открытки, рисовал карикатуры для местного еженедельника. Большую часть жизни художник прожил в родном Хемнице (после Второй мировой войны переименован в Карл-Маркс-штадт, затем прежнее название вернули), но в 1961 году он переехал в Мюнхен. По официальной версии переезд был связан с тем, что власти ГДР сочли творчество Нойберта уже не актуальным, и работы у него было все меньше. Умер художник в Мюнхене в 1970 году. Календари Нойберта издаются до сих пор, а открытки стали такой же классикой, как в СССР очаровательные лесные жители художника В. И. Зарубина. На открытках стоит остановиться отдельно. А заодно и на их героях.

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост

Кадры из документального  фильма Фердинанда Диля о появлении Меки

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост

Самая известная серия - "Ежиные истории", выпускалась в 1960-1970-е годы. Вообще немецкие ежики - отдельная тема. Вероятно, вдохновлялся Нойберт знаменитой семейкой Меки (Mecki). Та в свою очередь появилась благодаря фильму братьев Диль «Заяц и Ёж», по сути кукольному спектаклю по сказке братьев Гримм. При этом по поводу авторства самой сказки о соревновании ежика и зайца мнения расходятся. Одни считают, что братья Гримм использовали народную сказку. Другие указывают на сказку Вильгельма Шредера, которая была опубликована еще в 1840 году. Образ ежика разработали братья Поль, Фердинанд и Герман Диль. Хитроватый и поначалу безымянный еж пришелся немецким зрителям по душе, и его стали изображать на открытках. В 1949 году ежик стал одним из постоянных героев популярного журнала "Hör zu" и обрел имя - Меки. По одной версии оно произошло от слова «meckern» (брюзжать), по другой от имени редактора Ханса Меккленбурга. Меки поначалу комментировал программу передач. На тот момент братья Герман и Поль ушли из семейного бизнеса, а Фердинанд занимался производством мультфильмов. Он подал на журнал в суд, тяжба тянулась довольно долго, но конфликт в итоге был улажен. В итоге журнал выпускал комиксы, Фердинанд Диль мультики и открытки. В 1951 году известная фабрика Штайф (Steiff) стала выпускать игрушечных ежиков.


В ГДР похожих ежиков также стали печатать на открытках (хотя их нельзя назвать точными копиями Меки, скорее, вариацией на тему). Серию "ежиные истории" разрабатывал Эрих Нойберт. Выпускали открытки и после смерти их автора. Они очень полюбились советским военным, которые стали охотно покупать их как сувениры. В итоге появился "экспортный" вариант. Открытки для продажи в Германии часто дополнялись детскими стихами или поговорками. Для СССР открытки сначала были без подписи, а затем на них появилась надпись "С приветом".


Еще немного работ автора

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост

А это рождественский календарь, рассчитанный на 24 дня

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост

Ну и, конечно, те самые ежики

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост

Кого-то ежик за столом напоминает, не правда ли? Так и запишим

О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост
О замечательном художнике и похождениях ежиков. "С приветом" из ГДР История, СССР, ГДР, Мультфильмы, Художник, Открытка, Длиннопост

Часть информации взята тут

https://n-dank.livejournal.com/70586.html

https://de.wikipedia.org/wiki/Erich_Neubert

https://de.wikipedia.org/wiki/Mecki

Показать полностью 24
337

Как ругались до революции

Как ругались до революции История, История России, Российская империя, Ссора, Конфликт, Ругательства, Длиннопост

«Опять они ссорятся (Повар и кухарка)», 1912, Вологодская областная картинная галерея.


Споры и конфликты случались во все времена, а значит во все времена была и своя бранная лексика. Люди простые друг с другом не церемонились, и для оппонентов у них было припасено немало доходчивых слов и выражений. Да и "благородия" часто не отставали. Часть этой лексики благополучно дожила до наших дней, а что-то кануло в лету.


Шли в ход и привычные слова с изначально нейтральным значением вроде «собака», «сука», «баран», «чёрт», «дубина». Слово «идиот» было медицинским диагнозом, но потом его стали применять и к недалёким людям. Благодаря немецким боннам и гувернанткам появилось слово "обормот" (bermut - шалун, хулиган). Крестьянский лексикон был весьма разнообразен. Чаще всего, желая обидеть собеседника, ему указывали на его физические недостатки, а иногда и просто вроде бы обычные особенности внешности. Хромого называли беззадым или беззадником, одноглазого кривым, со следами от оспы на лице – рябым, носатого – дубоносым или куликом, плохо ходящего – вересовыми ногами, невысоких людей – карликами или пигалицами, слишком высоких – журавлями. Пухлые губы – овечьи брыли. Если у человека широкое лицо, говорили, что «у него рожа шире масленицы». Брюнета могли назвать цыганом (это же слово применялось к любителям чем-либо меняться), блондина – котом белобрысым. Пожилой человек – Кощей Бессмертный, смерть костлявая, а тот в свою очередь мог назвать молодых молокососами и мизгирями. Высмеивали и личные качества. Неряха – слюнастик, сопляк или шершавый, любитель много есть – мамон, прорва, резиновый трябух (желудок), опекша, сплетник – непутевый ябедник, корявое дерево, сват мороженые яйца», шатаная голова, верченый язык, заядлый курильщик – табачная харя, жестокий – душегубец, сварливый – кобыльи зубы, бабник – оревина (бык общественного пользования), бабий подбрюшник. Пьяницу, вора и скандалиста называли зимогором (забавно, что среди горожан зимогорами называли людей, которые круглый год проживали на даче, а не снимали квартиру в городе). Если человек неаккуратен в одежде или просто плохо и бедно одет, его именовали беспортошником. К чиновникам и иным официальным лицам были применимы слова «мироед» и «хлебоед». Были и популярные пожелания: «провалиться тебе в тар-тарары», «на плаху бы тебя», «в омут тебя головой», «околеть бы тебе». Были и заготовленные грубые ответы на стандартные вопросы. На вопрос, откуда человек, тот мог ответить «из тех же ворот, что и весь народ», «из каких мест, откуда и ты лез», «из-под кур винокур». «Где ты был?» - «В воде печи бил. Тебе велели приходить, чтобы трубы наводить». На слово «всё равно», могли ответить «кабы всё равно, так ты ел бы в праздник говно, а ты пирога просишь». Разумеется, многое зависело от контекста, тона, каким было сказано, ведь одно и то же слово при разных обстоятельствах могло восприниматься и как шутка, и как оскорбление.

Как ругались до революции История, История России, Российская империя, Ссора, Конфликт, Ругательства, Длиннопост

Интересное описание русских ласковых и бранных слов оставил А. Дюма в книге «Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию». «Русский язык не имеет ни восходящей, ни нисходящей гаммы. Если не bratz братец, то dourak дурак; если не galoubchik голубчик, то есть mon petit pigeon (фр.), то soukin sine. Отдаю другим право сделать перевод последнего определения. Григорович был неподражаем по части нежностей, которыми осыпал нашего гарсона. Эти нежности, перемежаемые упрёками, по поводу посредственного обеда, являли собой весьма забавный контраст. Он называл официанта не только голубчиком или братцем, то есть petit pigeon, но каждый раз по-новому: гарсон становился lubesneichy, milleichy милейшим -cher (фр.), dobreichy; добрейшим. Проходила мимо неряшливая женщина, он назвал ее douchinka душенька. Нищий старик встал у окна, Григорович подал ему две копейки, называя его diadouska дядюшкой mon oncle (фр.). Когда вышестоящий нуждается в нижестоящем, он ласкает его словами, и бросает его туда, где его вздуют. Генерал Кролов, вступая в бой, называл своих солдат blagodeteli благодетели mes bienfaiteurs (фр.). <…> Правда, набор оскорблений не менее богат, чем репертуар нежных слов, и никакой другой язык, кроме русского, не изъявляет такой высокой готовности поставить человека на пятьдесят ступеней ниже собаки. И в этом отношении, заметьте, воспитание не служит сдерживающим фактором. Самый образованный человек, самый вежливый дворянин допускает выражения le soukin sine; сукин сын и le … vachou matt …вашу мать так же легко, как у нас произносят: votre humble serviteur (фр.) - ваш покорнейший слуга». Иногда в ход шли нелицеприятные клички. Когда герой «Мёртвых душ» Чичиков спрашивает у крестьянина, как проехать в имение помещика Плюшкина, тот ответил, что не знает, кто это. Когда уточнил, что ищет Плюшкина, «того, что плохо кормит людей», тот сразу встрепенулся: «А! заплатанной!». И «было им прибавлено и существительное к слову “заплатанной” очень удачное, но неупотребительное в светском разговоре». Иногда забавные и не очень  клички давали друг другу и сами дворяне. «Благородия» обычно до подобной лексики не опускались с равными себе, а выказывали недовольство подчёркнуто холодным тоном или иными способами, не переходящими в явную грубость. Не предложить визитёру сесть, не ответить визитом на визит или не принимать гостя вовсе и т.д.


В случае с военными по закону конфликтные ситуации должны были разбираться непосредственным руководством. Тот, кто счел себя обиженным, должен был подать жалобу. Воинский устав 18 века включал в себя Патент о поединках и начинании ссор гласил. Он гласил: «1. Все вышние и нижние офицеры от кавалерии и инфантерии и всё войско обще имеют в неразорванной любви, миру и согласии пребыть, и друг другу по его достоинству и рангу респект, который они друг другу должны, отдавать и послушны быть. И ежели кто из подчинённых против своего вышнего каким-нибудь образом поступит, то оный по обстоятельству дел наказан будет. 2. Ежели кто, против Нашего чаяния и сего Нашего учреждения, хотя офицер, драгун или солдат (или кто-нибудь, кто в лагере или крепости обретается), друг с другом словами или делами в ссору войдут, то в том именное Наше соизволение и мнение есть, что обиженный того часа и без всякого замедления долженствует военному правосудию учинённые себе обиды объявить и в том сатисфакции искать, еже Мы всегда за действо невинного прошение примем. И, сверх сего, повелеваем военному суду обиженному таковую сатисфакцию учинить, како по состоянию учинённой обиды изобретено быть может; и, сверх сего, обидящего по состоянию дел, жестоко или заключением, отставлением из службы, вычетом жалованья, или на теле наказать, таковым образом: что ежели один другого бранными словами зацепит, оного шельмом или сему подобным назовет, таковой обидящий на несколько месяцев за арест посажен имеет быть, а потом у обиженного, на коленах стоя, прощения просить. Ежели офицер будет, то, сверх того, жалованья своего во время его заключения лишён будет». Были и другие пункты, но они все сводились к одному и тому же: обиженный должен жаловаться, обидчика покарают разными способами. Однако на практике жаловались редко. Солдаты между собой обычно решали конфликты самостоятельно, а ругань со стороны офицеров обычно оставалась безнаказанной. Между собой офицеры могли решать вопросы дуэлью, но дуэли - это уже отдельная тема.


До дуэлей не раз доходили и конфликты штатских. Пушкин отличался вздорным характером, не раз участвовал в дуэлях, нередко сам их провоцировал. А. М. Фадеев, хорошо знавший поэта, в своих мемуарах вспоминал: «В этом же году я также побывал в Бессарабии, по случаю переезда генерала Инзова на жительство в Кишинёв. Он был назначен к исправлению должности наместника в Бессарабии. Там я познакомился и с Пушкиным, сосланным в Кишинёв на покаяние за свои шалости, под руководство благочестивого Инзова, у которого в доме и жил. Шалости он делал и саркастические стихи писал и там. Помню, между прочим, как он, однажды поссорившись за обедом у Инзова с членом попечительного комитета Лановым, человеком хорошим, но имевшим претензию на литературные способности, коими не обладал, и к тому ещё толстую, неуклюжую фигуру, обратился к нему с следующим экспромтом:

Кричи, шуми, болван болванов,

Ты не дождёшься, друг мой Ланов,

Пощёчин от руки моей.

Твоя торжественная рожа

На … так похожа,

Что только просит киселей.

Инзов велел им обоим выйти вон. Ланов вызывал Пушкина на дуэль, но дуэль не состоялась; Пушкина отправили в отдалённый город истреблять саранчу, а Ланов от огорчения заболел». Когда над Пушкиным так же пошутил его приятель граф Федор Толстой по кличке "Американец", поэт очень обиделся, и дело дошло до вызова на дуэль. Но дуэль тоже не состоялась. Помешали обстоятельства, а может то, что Толстой прекрасно стрелял и по слухам убил на дуэлях больше десятка человек.

Показать полностью 2
282

Пожары и пожарные до революции

Пожары и пожарные до революции История, Российская империя, История России, Пожар, Пожарные, Длиннопост

Л. И. Соломаткин "Пожар в деревне"


Одним из бичей и городов, и деревень были пожары. Даже в столице до второй половины 20 века каменным был преимущественно центр, а почти весь частный сектор был деревянным. У некоторых домов был каменный первый этаж, а второй из дерева. Иногда деревянные здания сверху штукатурили и красили, поэтому внешне они выглядели как каменные, но добротный вид не делал их безопаснее. К тому же в домах было печное отопление, а освещались они с помощью свечей, лучин, масляных или керосиновых ламп. И это не говоря уже о происках недоброжелателей, которые могли «пустить красного петуха» и мошенничествах со страховыми выплатами (между прочим, нередкие случаи в конце 19 - начале 20 века). Не удивительно, что при возникновении локальных пожаров выгорали целые улицы.


Долгое время с огнём боролись исключительно своими силами. Соседи спешили на помощь, если не из сочувствия, так из-за опасения за своё добро. К тому же существовала пожарная повинность, которую до 1736 года несло даже духовенство. Долгое время городские жители были обязаны выступать в роли караульщиков и поочерёдно дежурили по ночам наподобие советских дружинников. Они должны были не только следить за порядком и пресекать преступления, но и бить тревогу в случае пожара. В роли пожарных выступали обычные солдаты. В некоторых городах организовывали ночные патрули, состоявшие из военнослужащих, а если в городе не было военных, то госслужащих. В качестве инвентаря использовались чаны или бочки с водой, трубы, лестницы, и всё это везли на подводах. Позже ответственность за противопожарную безопасность возложили на полицию (но иногда тушили огонь всё равно солдаты). С середины 18 века за работу пожарных в губернских городах отвечал брандмайор, который формально относился к полицейскому ведомству. Начальника пожарной части называли брандмейстером.


В 1803 году Александр I учредил в столице первую пожарную команду. Служба в ней была сходна с армейской. Огнеборцы жили в казарме, почти не имели свободного времени и редко могли покидать пожарные части. Со временем ответственность за борьбу с пожарами полностью легла на плечи полиции. Полицейские и пожарные части находились обычно рядом. Из книги А. Дюма «Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию» (1861): «Пожары в России внезапны и страшны. Исторический пожар Москвы не смогла остановить 120-тысячная армия, хотя каждый солдат был заинтересован в том, чтобы его погасить. От площади к площади высятся каланчи, увенчанные снастями на блоках. Эти блоки нужны, чтобы поднимать шары, равнозначные нашему крику: “Пожар!” Первыми к месту пожара прибывают пожарные квартала, поскольку им ближе. Потом съезжаются и другие. Если огонь средней силы и может быть обуздан, то тех пожарных, в присутствии которых нет необходимости, не вызывают; если же пожар значительный или обещает стать таким, то поднимают пожарных всех кварталов. Нас уверяют, что мы не покинем Россию, не увидев какой-нибудь великолепный пожар. Ещё, между прочим, нас уверяют, что в окрестностях Санкт-Петербурга горят пять-шесть лесов». Дюма затрагивает эту тему не раз и даже описывает увиденный своими глазами пожар в Москве. «Поскольку пожары очень часты в Москве, то служба помп довольно хорошо организована. Москва разделена на 21 район; каждый район имеет свои насосы. Один человек постоянно дежурит на площадке каланчи; самой высокой точки в районе, следя за возникновением пожаров. При первом проблеске огня он приводит в движение систему шаров, которые имеют свой язык, как телеграф, и объявляют не только бедствие, но и место пожара. Пожарные оповещены, тотчас в упряжь ставятся насосы и направляются к месту пожара». В небольших населённых пунктах спасались своими силами, часто создавались добровольческие пожарные бригады. Были такие бригады и в дачных посёлках.

Пожары и пожарные до революции История, Российская империя, История России, Пожар, Пожарные, Длиннопост

Правила противопожарной безопасности были строгими. На улицах до конца 19 века было запрещено курить. В магазинах, и тем более торговых рядах нельзя было разводить огонь, и даже поставить самовар. Поэтому за кипятком для чая лавочники часто шли в трактиры. В Москве были специальные будки с огромными самоварами, в которых можно было за несколько копеек налить полный чайник. Тем не менее, пожары в торговых рядах случались, и при этом часто сопровождались мародёрством. При Петре I сгорел недавно построенный Гостиный двор. Из числа пойманных воров выбрали четверых и повесили по четырём углам сгоревшего здания. В 1862 году грандиозный пожар произошёл в Апраксином дворе. Из воспоминаний А. Я. Панаевой: «С площади неслись чёрные тучи дыма, заволакивая небо, а позади чёрных туч дыма виднелось огненное небо. Но временам высоко поднимался столб пламени, рельефно обрисовываясь на темном фоне дыма, и из столба, словно дождь, сыпались крупные искры, которые ветер кружил и разносил на далёкое пространство. Сила ветра была так сильна, что с места пожара взлетали горящие головни и, перелетая через Фонтанку, падали на крыши домов, продолжая гореть, как факелы. Народ бегал по крышам и сбрасывал вниз головни. В Апраксином рынке было столько горючего материала, как в любой пиротехнической лаборатории, да и в горевших переулках его было немало, особенно в Чернышевом. Сильный ветер, разнося крупные искры, от которых то тут, то там загорались деревянные постройки и дровяные склады, делал борьбу с пожаром почти бесплодной. <…> На другой день утром я пошла посмотреть на сгоревший Апраксин рынок; несмотря на раннее время, на площади у Чернышева моста толпилось множество народу. Площадь представляла совершенный хаос: она была покрыта сажей и угольями и загромождена сломанной мебелью, сундуками и узлами, на которых сидели их обладатели, оберегая их; всюду валялись полуобгорелые дела и бумаги из дома министерства внутренних дел, и ветер шелестел листьями, точно любопытствуя прочесть, что в них написано. В выгоревший рынок мне не удалось попасть, потому что входы его оберегались солдатами, равно как и входы с Фонтанки в горевшие накануне переулки. Но я всё-таки попала в Троицкий переулок через Владимирскую улицу. Печальное зрелище увидела я: по обеим сторонам торчали закопчённые остовы домов с выбитыми рамами, без крыш, и свет проникал в разрушенные дома сверху до подвальных этажей и ярко освещал внутреннее разрушение. Обгорелые балки торчали в разных видах: одни, до половины сгоревшие, держались прямо, и на них были перекинуты другие балки; иные висели вниз, точно на воздухе. В одном доме на полуразрушенной стене комнаты каким-то чудом уцелел большой поясной портрет в золочёной раме. Вся мостовая была завалена выбитыми из домов рамами, искалеченною мебелью и домашнею утварью. Дровяной двор представлял склад углей, в котором копошились чёрные силуэты пожарных, заливавших тлеющие остатки, и струи дыма с огоньком местами виднелись на чёрном фоне. В одном каменном разрушенном доме ещё дымился подвальный этаж, и около него стояла машина, на которой усердно качали воду два молодых человека с длинными волосами и в шляпах с широкими полями, какие тогда преимущественно носила учащаяся молодежь. На сломанном шёлковом диване, возле машины, сидели в изнеможении двое пожарных; вероятно, молодые люди, сжалясь над ними, сменили их на время, чтобы качать воду». Это происшествие настолько потрясло горожан, что впоследствии стало фактически вехой истории, с которой соотносили другие события («ну это давно было, ещё до пожара в Апраксином дворе» и т.д.). Пожары в Апраксином дворе случались и позже. Например, однажды сгорел корпус, в котором работала галантерейная мастерская, и располагался склад целлулоида. Когда загорелись запасы целлулоида, рабочие в панике выпрыгивали из окон, были человеческие жертвы. И в Петербурге, и в Москве случались трагедии во время праздников, народных гуляний и представлений, когда в загоревшихся балаганах гибли зрители, не успевшие выйти из-за суматохи и давки в дверях.

Пожары и пожарные до революции История, Российская империя, История России, Пожар, Пожарные, Длиннопост

«Пьер-Мари-Жозеф Верне. Пожар в Зимнем дворце. 1838 г.»


От огня страдали даже дворцы монарших особ. Екатерина II в своих «Записках» описывала пожар 1753 года, который произошёл в Москве в Головинском дворце. Виновниками происшествия стали нерадивые истопники, которые решили не привлекать внимание к пожару и 5 часов пытались тушить его самостоятельно. Дворец был старым, и львиная доля ущерба была из-за утерянных личных вещей императрицы Елизаветы, которая в это время как раз там остановилась. «Императрица потеряла в этом пожаре всё, что привезла в Москву из её огромного гардероба. Я имела честь услышать от неё, что она лишилась четырёх тысяч пар платьев и что из всех она жалеет только платье, сделанное из материи, которую я ей послала и которую я получила от матери. Она потеряла тут ещё другие ценные вещи, между прочим таз, осыпанный резными каменьями, который граф Румянцев купил в Константинополе и за который он заплатил 8 тысяч дукатов. Все эти вещи помещались в гардеробной, находившейся под залом, где начался пожар».


В декабре 1837 года почти полностью был уничтожен Зимний дворец. Примечательно, что об этом происшествии трубили во всех газетах, но что именно произошло, мнения рознились. Разницу в описании данного события проправительственной прессой и глазами очевидцев можно почувствовать на примере следующих двух рассказов. Из воспоминаний генерал-майора Л. М. Барановича (журнал «Русский архив», 1865 год): «17-го декабря 1837-го года шла на большом театре опера с балетом „Баядерка", и в танцах участвовала знаменитая Тальони. Государь, незадолго перед тем возвратившийся в Петербург из продолжительной поездки, присутствовал при представлении со всеми членами своей семьи, и глаза публики были устремлены преимущественно на царскую ложу. Вдруг Государь удалился, вслед за ним исчезли из кресел многие лица, и театр, наполненный в этот вечер ещё более обыкновенного, постепенно совсем почти опустел. Быстро разнеслась молва — горит Зимний дворец! Известно, что это огромное здание, заложенное ещё при императрице Анне Иоанновне, было окончено постройкою в 1762-м году. В то время менее нынешнего заботились о предохранительных мерах от огня, и во дворце, хотя и существовали по некоторым капитальным стенам брандмауэры, но сквозные, сделанные арками; а потолочное и кровельное устройство, всё деревянное, сложной конструкции, состояло из тесно связанных стропил, балок и перекидных мостов, представлявших обильную пищу огню. Он показался сначала в 8 часов вечера, из незаделанного отдушника, проведённого от дымовой трубы между хорами и деревянным сводом залы Петра Великого. Эта дымовая труба прилегала весьма близко к деревянной перегородке, и огонь, пробравшись по ней до стропил, мгновенно охватил массу, иссушенную 75 годами, а затем, по мере обрушения потолков и стропил на паркеты, с яростью стал прокладывать себе дальнейший путь. Но ещё прежде распространения огня, министр императорского двора князь Волконский, при появлении в Фельдмаршальской и Петровской залах дыма, поспешил донести о том Государю, который тотчас и уехал из театра. Первым движением Государя, по приезде во дворец, было поспешить на половину младших Великих Князей, которые уже были в постели, и осенив их отцовским благословением, приказал немедленно перевезти их в Аничковский дворец. <…> Между тем пожар продолжал свирепствовать с возраетавшею силою, и никакие человеческие средства уже не могли его не только прекратить, но и остановить. Весь дворец с одного конца до другого представлял пылающее море огня, огромный костёр, увлекавший всё в своем постепенном падении. Убедясь, что всякое дальнейшее противодействие только угрожает опасностью людям, Государь настоятельно приказал им отступить. Воля его была исполнена. Тут же, по повелению Государя, были поверены команды и, к живой его радости, оказалось что все люди в них налицо и невредимы. Оставалось одно: отстоять ещё нетронутый огнём Эрмитаж с его вековыми сокровищами. Государь, перейдя туда, поручил Великому Князю Михаилу Павловичу распорядиться о закладке кирпичом всех дверей и близлежащих окон, как в главном здании, так и в обоих павильонах. Повеление это было исполнено с неимоверною скоростью, и — Эрмитаж был спасён! <…> Государь и Великий Князь Михаил Павлович, проведя всю ночь, несмотря на жестокий мороз, в беспрерывной деятельности, оставили пожарище уже только в 11 часов следующего утра. Развалины дворца продолжали гореть целые трое суток». Описание Л. М. Барановича представляет собой официальную версию события. Но есть и более мрачные свидетельства очевидцев, которые в прессе бы печатать не стали.


В мемуарах крупного чиновника А. М. Фадеева приводится письмо 14-летнего Ростислава, сына автора. «У нас в Петербурге произошло в это время много происшествий, из которых самое замечательное, конечно, пожар зимнего дворца. Вообразите себе эту величественную, каменную массу, объятую пламенем, которое огненными столбами вырывалось из окон и крыши; стук падающих потолков и стен и, наконец, багровое, кровавое зарево, насевшее над местом этого страшного пожара, и дым, закрывавший все небо. Во дворце царствовала суматоха. Богатства всех родов, собранные царствованием десяти Царей, гибли в огне: яшмовые вазы, мраморы, бронзы, дорогие паркеты, обои, зеркала; тысячи драгоценных мелочей были навалены грудами, и всё это было завалено обгорелыми брёвнами и, говорят, многими трупами людей, погибших под их обломками. Солдаты, отряженные для спасения всего, что возможно было спасти, вместо того, вламывались в погреба и оттуда пьяными толпами устремлялись во внутренние покои, где они, для своей забавы, били и ломали всё, что им ни попадалось. Вся площадь пестрела целыми грудами наваленных вещей. Сильный ветер увеличивал силу огня и, при порывах его, огненное море расступалось и среди пламени показывались наверху группы статуй, закопчённые дымом, как будто духи или огненные саламандры. Половина пожарной команды — по слухам — уже не существовала. К довершению всего, в одной огромной зале, где толпилась целая рота измайловцев, потолок вдруг обрушился и погрёб под горящими головнями нисколько десятков человек. Двадцать тысяч гвардии и верно более ста тысяч народа были безвольными свидетелями итого ужасного происшествия. Наконец, увидели невозможность потушить пожар и приказано было оставить догорать дворец. Он горел три дня, окружённый войсками, расположенными бивуаками на площади, и теперь, вместо великолепного, необъятного зимнего дворца, стоят одни чёрные стены. Я думаю, вы читали описание пожара в газетах, но будьте уверены, что там нет и сотой доли правды: я слышал все подробности от двух офицеров, бывших с командами всё время на пожаре». Совершенно другая картина.

Пожары и пожарные до революции История, Российская империя, История России, Пожар, Пожарные, Длиннопост

Работа пожарных на рубеже 19 и 20 века подробно описана в книге «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов» Д. А. Засосова и В. И. Пызина. «В Петербурге нашей юности имелось 12 полицейско-пожарных частей (Адмиралтейская, Василеостровская, Московская и др.). Каждую такую часть легко было узнать издали по каланче, по верху которой ходили дозорные, наблюдавшие, не вспыхнул ли где пожар. В случае пожара на мачте каланчи вывешивались чёрные шары, число их указывало, в какой части пожар. Ночью вместо шаров вывешивали фонари. В начале XX века дежурства на вышках в центре города были отменены, так как новые высокие дома, в 6-7 этажей, мешали видеть. Дежурство на каланчах оставалось на окраинах. В народе бытовало выражение: “Будешь ночевать под шарами”. Это означало: заберут в полицейскую часть за появление в пьяном виде или за непристойное поведение на улице, а то и просто за неучтивый ответ городовому. Хотя наш город был столицей, пожарные, как и в провинции, являлись гордостью городской управы и населения. У пожарных команд были отличные лошади определённой масти для каждой части. Пожарный обоз представлял собой красивую картину: экипажи ярко-красного цвета, сбруя с начищенными медными приборами, пожарные в сияющих касках. Все это поражало обывателя, тянуло его за обозом на место пожара, посмотреть, как будут побеждать огонь эти скромные герои. Спустя две-три минуты после получения сигнала о пожаре команда уже выезжала. Все было приспособлено к скорейшему выезду: хомуты висели на цепях у дышел, приученные кони сами вдевали головы в хомуты, достаточно было небольшого усилия лошади, и хомут сам снимался с пружинного крючка. Мгновенно закладывались постромки, и обоз был готов к выезду. Пожарные вскакивали в повозки, на строго определённое место, на ходу надевая толстые серые куртки и порты. Обоз мчался в таком порядке: впереди ехал на верховой пожарный —“скачок”, который трубил, чтобы давали дорогу обозу. На место пожара он являлся первым, за несколько десятков секунд до обоза, уточнял очаг пожара и давал сигнал, куда заезжать остальным. За «скачком» неслась квадрига — четверка горячих могучих лошадей с развевающимися гривами, запряжённая в линейку. Это была длинная повозка с продольными скамьями, на которых спина к спине сидели пожарные. Над скамьями, на особом стеллаже, лежали багры, лестницы, другие приспособления. Впереди, на козлах, сидел кучер-пожарный, рядом с ним стоял трубач, который непрестанно трубил, звонил в колокол. Рядом с ним богатырского роста брандмейстер в зелёном офицерском сюртуке. Зимой он надевал сюртук на меховой жилет. На голове брандмейстера посеребрённая каска. Около козел возвышалось древко с развевающимся пожарным знаменем красного цвета с золотой бахромой, кистями и эмблемой части. Бочки с водой в наше время пожарные команды уже не возили, в городе почти везде были водопровод и пожарные гидранты. На окраинах, где водопровода не было, пожарные пользовались специальными водоёмами, речками. Вслед за линейкой неслась пароконная повозка с пожарным инвентарём: катушками со шлангами, ломами, штурмовыми лестницами. За ней, тоже на пароконной подводе, — паровая машина, которая качала воду. Ручных машин с коромыслами для качания в центре города уже не было. Пожарная машина имела блестящий вид: котёл, цилиндры и трубы медные, ярко начищенные. Пожарный стоял позади машины, на приступочке, на ходу подкладывал топливо, поднимал пар, из трубы валил густой дым. Пожарная паровая помпа подавала воду под большим давлением сразу в несколько шлангов. За машиной неслась высотная лестница на колёсах выше человеческого роста. Складных металлических лестниц еще не было, а этих деревянных хватало до 4-5-го этажа. В конце обоза ехал медицинский фургон с фельдшером. Зимой обоз переходил на окованные сани. В пожарном сарае были особые устройства на роликах для лёгкого вывоза и обратной постановки их на место». В случае масштабных пожаров, как и в прежние времена, привлекали армию. В 1892 году было основано «Российское общество», в 1901 году переименованное в «Императорское Российское общество». При нём было основано общество «Голубой крест», помогавшее пострадавшим пожарным.


Другие мои очерки в виде книги можно прочитать тут

https://author.today/work/145624

буду рада отзывам


Другие мои многочисленные посты о быте и нравах Российской империи:


квартирный вопрос и устройство домов

Приметы милой старины. О дореволюционной мебели и особенностях интерьера

Ремонт по-дореволюционному

О туалетах, ванных и дворниках. Коммунальный "рай" до революции

Квартирный вопрос до революции. Как снимали жилье

(Не) спокойной ночи. На чем и в чем спали в дореволюционной России

Мытая и не мытая дореволюционная Россия. Еще немного о гигиене

Мытая и не мытая. Как стирали в дореволюционной России

И снова бытовые зарисовки. "Туалетная" история Российской империи

Жилищный вопрос до революции. Что расскажут картины

транспорт и путешествия

Дорожные радости и печали 19 века. Как это было до поездов

К нам приехал, к нам приехал… Об иностранцах в Российской империи

Наши за границей. Как путешествовали до революции

Железнодорожная романтика до революции

Эх, прокачу. На чем ездили до революции

Немного о дореволюционном общественном транспорте


криминальная Россия

Немного о дореволюционной полиции

О казнях и пытках в Российской империи

Преступление и наказание. Тюрьма и каторга в Российской империи

О шулерах до революции

Легко ли отделался Раскольников? Преступления и наказания в дореволюционной России

Немного о ворах и мошенниках до революции

О нищих Российской империи. "Жалкий" бизнес


армия

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии


брак, отношения, интимная жизнь

О дореволюционных знакомствах и ухаживаниях

Про это до революции. Добрачная жизнь мужчин

Свадьбы крестьянские, купеческие, дворянские. Как женились до революции

О нетрадиционных пристрастиях до революции

Долг платежом красен. А как было с супружеским до революции?

Немного о  дореволюционном целомудрии

Брак по любви к деньгам. О приданом и бесприданницах до революции

Первый парень на деревне и в городе. Какие мужчины считались до революции красивыми

Страшно красивые. О женской привлекательности до революции

Если тема бюста не раскрыта. Как увеличивали его раньше?

Немного о женской гигиене 19 века и "красных днях календаря"

О взрослом контенте 19 века

Как боролись с "аистом" в 19 веке

Когда брак бракованный. Можно ли было развестись в дореволюционной России


детство

Как рожали и ухаживали за детьми до революции

Дореволюционное детство. Любимые игрушки и книжки

Немного об учебе до революции. Чему учили в школе

О трудностях дореволюционного детства

еда

Как готовили в Российской империи. Продолжение вкусной темы

Где откушать в царской России? Немного о дореволюционном общепите

Как в России хранили еду до появления холодильников

Продолжение вкусной темы. Что ели в дореволюционной России

Кушать подано. Об обеденных перерывах, дореволюционных застольях и блюдах по чинам

О сладкоежках до революции

Чайно-кофейное противостояние. Что пили в Российской империи


проституция и не только

Еще немного о продажной любви до революции. Во всех смыслах дорогие женщины

Немного о картине  и продажной любви

О взрослом контенте 19 века


другое

Из жизни дореволюционной прислуги

Как лечили, чем болели и от чего умирали в Российской империи

Девушка? Женщина? Старушка? Об отношении к возрасту до революции

О дореволюционных дачах и дачниках

Немного о дуэлях

"Презренные" кумиры и дореволюционный "шоу-бизнес"

Какими были татуировки  18-19 века

Немного о дореволюционном шоппинге

Немного о гражданском оружии до революции

Как лечили зубы в 19 веке? От протезов до брекетов

Праздник к нам приходит. Чудесные дореволюционные открытки и их создатели

О дореволюционных похоронах и чернушном советском юморе

Курить НЕ воспрещается. Про дореволюционных курильщиков

Балы, маскарады, рестораны. Как развлекались до революции?

Легко ли быть должником в Российской империи?

Интересная реклама и дореволюционный маркетинг

Что ты такое? О дореволюционной вежливости и обращениях

Немного о дореволюционном спорте

"Начальство надо знать в лицо". Еще немного о дореволюционной субординации

Показать полностью 3
934

Живая история на картинах

О замечательном художнике-передвижнике В. М. Максимове у меня уже был пост. Но его творчество так многогранно и имеет столько интересных сюжетов, что о нем можно написать еще не раз. Его картины  часто используют в качестве иллюстраций к рассказам о крестьянской жизни, тем более что он вырос в деревне, но сам мастер часто остается в тени. Давайте взглянем на некоторые его работы.

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Семейный раздел" (1876) Третьяковская галерея


Сюжет понятен сразу: два брата не могут поделить наследство, и все это сопровождается и склокой их жен. Споры из-за наследства и сейчас частое явление, а тогда и подавно из-за двух факторов. Во-первых, из-за глупого суеверия о том, что писать завещание или как-то иначе официально фиксировать свою волю на случай своей смерти - значит привлечь смерть досрочно. Из-за этого заранее подобным вопросом занимались либо люди пожилые, либо серьезно больные, которые действительно часто вскоре умирали, подкрепляя веру в эту примету. Ну а отчего же еще мог отправиться к праотцам старый и больной человек как не от написания завещания? В итоге часто после смерти родственников начинались дрязги, которые сопровождались самыми безобразными скандалами и нередко доходили до суда. У крестьян проблема усугублялась тем, что для них не существовало четких правил раздела имущества (у "благородий" все же были прописаны в законах размеры долей, на которые могли претендовать те или иные родственники).


То, какую долю земли получит каждая семья, определяла крестьянская община, которой обычно и принадлежала земля. Часто делили ее на словах, не фиксируя это в официальных бумагах. В документах долгое время раздел хозяйств часто не фиксировали  потому, что при заборе в рекруты обычно не брали тех, кто является единственным кормильцем в семье (соответственно, если в большом хозяйстве две семьи и двое взрослых мужчин, то одного из них с большей вероятностью призовут в армию, чем если бы он официально жил отдельно и числился единственным кормильцем). С введением всеобщей воинской повинности в 1874 году и сокращением срока службы эта проблема была решена, поэтому крестьянам охотнее шли на встречу в случае желания отделиться. А вот как делить остальное имущество оставалось по-прежнему острым вопросом. Удивительно, как точно переданы эмоции героев, особенно женщин. Старшая явно пытается обделить более скромную младшую, даже сгребла большую часть холстов поближе к себе и придавила ногой.


В данном случае в качестве объекта споров мы видим: добротную конскую упряжь, меха, берда (бердо - часть ткацкого станка), отрезы тканей (ценная вещь по меркам того времени), посуда (на окне стоит хорошая посуда, а не просто деревянные миски или изделия деревенских гончаров), а также холсты. В данном случае повод к скандалу - дележ холстов, потому что их изготовлением занимались женщины, а почивший батюшка к их производству отношения не имел, значит теоретически собственница - та, что соткала (а точно установить, кто из них сколько вложил труда вряд ли удалось бы). А ведь это лишь малая часть наследства. Куда сильнее скандал разгорится, когда делить будут дом, а он весьма добротный, хозяйственные постройки, скот. Делили все вплоть до сараев во дворе, и определить равноценные доли в таких случаях было сложно. Всегда кто-то считал себя обделенным. За столом сидят односельчане, но они могут только наблюдать. Если компромисс не будет найден, решение будет за волостным руководством. В качестве символа раздора мы видим на столе хлеб и лежащий рядом нож.

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"С дипломом" (1890) Иркутский областной художественный музей им. В.П.Сукачева


На картине изображена эмоциональная сцена - только что вернувшаяся домой девушка показывает матери свой диплом. Судя по всему, это курсистка. Все дипломы того времени выглядели примерно одинаково: просто стандартный лист с гербом, списком предметов и подписями руководителей учебного заведения. Аттестаты, выдаваемые гимназиями кстати выглядели аналогично. Но в высшие учебные заведения в качестве студенток женщин не принимали, а гимназии уже были даже в небольших городах, поэтому уезжать не потребовалось бы. Выбор курсов был ограничен (самые известные - Бестужевские, основанные в столице в 1878 году), поэтому провинциальные барышни вынуждены были для продолжения образования покидать отчий дом. К тому же на новом месте они сталкивались со множеством проблем, начиная с поиска жилья. Не все хотели сдавать им жилье в принципе, к тому же считалось, что жить одной для женщины, а тем более незамужней девушки, неприлично, и приходилось искать либо соседок, либо добропорядочное семейство, сдающее комнату. Еще одна частая проблема - нехватка денег, ведь жизнь в столице была дорогой, и присланного из дома многим не хватало. Приходилось зарабатывать самим, чаще всего давая частные уроки. В итоге получение диплома стоило большого труда и лишений, поэтому героиня картины показывает его с гордостью.

Либерально настроенная общественность появление курсов одобрила. Но, увы, значительная часть общества относилась к курсисткам как минимум скептично. Одни считали, что женское образование - вестник прогресса и достойный ответ на так называемый "женский вопрос", переход от слов к делу, другие - что это нарушение общественных устоев, отход женщины от традиционной роли исключительно жены и матери, который ни к чему хорошему не приведет. В обществе сложился устойчивый стереотип о том, что курсистка - некрасивая и мужеподобная барышня, с обрезанными волосами, вечно дымящая папиросами и в дальнейшем совершенно не пригодная для супружеской жизни. Существовало множество ироничных открыток, например, широко известная серия "типы курсисток", а еще больше злых карикатур.

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост
Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Залом ржи" (1903) Николаевский художественный музей им. В.В.Верещагина


Эта картина посвящено давнему крестьянскому суеверию. В исследовании "Русская народная медицина" доктора Г. И. Попова, которая вышла в 1903 году (когда и написана картина) оно подробно описано. "Залом – это завязанный в узел и предварительно запутанный или закрученный пучок колосьев какого-либо еще несжатого хлеба, чаще всего ржи. Иногда он обвязывается лошадиными или женскими волосами, обсыпается углем, золой из печи, землей с кладбища и проч. Вот как, по рассказам одного крестьянина, производит заломы знахарка из с. Ильинского (Новоладожский  уезд. С.-Петербургск. г.)А-на: на вечерней заре она приходит в поле, выбирает нужную ей полосу, становится лицом на запад, наклоняет, с заклинаниями пучок колосьев к земле закручивает, перевязывает суровой ниткой и посыпает его взятой с могилы самоубийцы землей. Чтобы молитвы и благочестие семьи, которой принадлежит полоса, не ослабляли силы заклинаний, А-на становится ногами на образ, обращенный лицом вверх. Всякий, кто срежет такой залом, скоро умрет или получит лихую и продолжительную болезнь: у него отнимаются ноги или сохнет рука и пр. От залома теле часто появляются особенные раны, в которых заводится тонкий, узкий червяк в роде волоса, Этот червяк имеет способность постоянно разъедать рану, не давая ей поджить. Порча, с места залома, сообщается всей заломной полосе. Вот почему хлеба с таких полос крестьяне не едят, а продают и самую мякину выкидывают. Для нейтрализации силы заломов обыкновенно приглашается знахарь. Знахарская процедура уничтожения закрута называется «раскрут»., а иногда священник, служится молебен и «поднимаются» иконы (Жиздринск. у. Калужск. г., Брянск, у. Орловск. г.). Эта вера в существование заломов и их отдельных видов иногда является удивительно непоколебимой и сильной". "Рецепты" подобного вредительства были разные. залом могли посыпать пеплом, куриной скорлупой, солью. Теоретически, соорудив подобную "инсталяцию", недоброжелатели могли  и просто пугать хозяев без всякой магии,  используя суеверность сельских жителей.


Давайте взглянем на другие картины мастера.

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"По примеру старших" (1864) Одесский художественный музей

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Пережил старуху" (1896)

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Бедный ужин" (1879) Иркутский областной художественный музей им. В.П.Сукачева

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Бабушкины сказки" (1867) Третьяковская галерея


Сказки - довольно частое развлечение того времени. Слушать их любили не только дети, но и взрослые. Интерьер избы автор писал с натуры. В качестве моделей ему позировали племянники, невестка, а также деревенские дети. Старушка, рассказывающая истории при свете лучины, тоже имела прототип. За картину Максимову Академия художеств продлила стипендию.

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Лихая свекровь" (1893)


А этот сюжет актуален во все времена. Свекровь ругается на скромную невестку. Пока молодая женщина работает, дочери свекрови пьют чай. У старшей й в руках можно даже увидеть кусок сахара. Она ехидно улыбается. Может, просто не любит жену брата, а может, это результат злости, потому что сама засиделась в девках. Судя по интерьеру избы, семья по крестьянским меркам явно зажиточная, но молодой жене в доме мужа все равно живется не сладко.

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Добредет ли?" (1896) Иркутский областной художественный музей им. В.П.Сукачева

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Больной муж" (1881) Третьяковская галерея

Живая история на картинах История, Живопись, Русская живопись, Картина, Длиннопост

"Слепой хозяин" (1884) Государственный Русский музей


Другие мои посты о живописи


Русская живопись

Живая история на картинах Владимира Маковского

И снова про символизм в живописи (И. Прянишников)

Скандальная история на картине (передвижник А. Волков)

Еще раз о картинах в деталях (передвижник В. Макимов)

Картины в деталях (передвижник А. Корзухин)

Житейские истории в картинах Василия Пукирев

Смешное и грустное на картинах передвижника Неврева

И снова интересные штрихи к картинам (Ф. Журавлев)

Еще раз об интересных деталях на картинах (П. Федотов)

И снова интересные детали и разные судьбы на картинах (С. Грибков)

И снова картины в деталях. Передвижник Константин Савицкий

Житейские истории на картинах [ИДЕТ ОПРОС] (И. Богданов)

Новоселье до революции и после

Жилищный вопрос до революции. Что расскажут картины

Жизнерадостные картины и большая драма их создателя (К. Коровин)

Несколько штрихов к известной картине (Боярыня Морозова)

Художник, ставший символом времени (Эрте)

И снова живая история в картинах Маковского


Английская живопись

Удивительная история самой известной английской картины («Офелия» Д. Милле)

Неизвестный подтекст известных картин (У. Х. Хант)

Кто есть кто в британском искусстве

О картинах, котиках и шизофрении (Л. У. Уэйн)

И снова интересные детали и житейские истории на картинах (А. Хьюз)

Житейские истории и скрытые детали английских картин (М. Абрахам)

И снова картины в деталях

Об искусстве с английским юмором (У. Хогарт)

И снова об английском юморе (карикатурист Д. Гилрей)


Другие художники

Юмор 17 века. Замечательные картины в деталях

Хулиган, дебошир и гений (М. Караваджо)

Скандальный гений и приключения его картин (Г. Климт)

«Рассказчик с кистью» и один из самых известных американских художников (Т. Ловелл)

Показать полностью 12
457

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Длиннопост, Армия

Н. Н. Бунин "Офицер с собакой"  (1886)


Сегодняшний пост - продолжение рассказа о том, как служилось в дореволюционной армии (о солдатах речь уже шла).  Теперь давайте поговорим об офицерах. Правила получения офицерских чинов со временем менялись, но общий принцип сохранялся: требовалось либо получить образование в соответствующих учебных заведениях, либо выслужить, начиная карьеру с нижних чинов. Как гласит известная поговорка, плох тот солдат, кто не мечтает стать генералом.


Считается, что офицерами были лица преимущественно дворянского происхождения. Однако формально не было сословных ограничений для того, чтобы получить тот или иной чин, поэтому в теории солдат мог дослужиться до генерала. Герой романа Ф. М. Достоевского «Идиот» генерал Епанчин «происходит из солдатских детей; последнее, без сомнения, только к чести его могло относиться». Но на практике солдат «от сохи» не так часто продвигался по карьерной лестнице дальше унтер-офицера. Согласно указу Петра I 1719 года, чтобы стать офицером, службу нужно было начинать солдатом, а при присвоении чинов обязательно должна соблюдаться очередность. С начала 18 века на каждую вакансию офицеров выбирали путем голосования из нескольких кандидатов (выборы полностью отменили в 1737 году). В теории это должно было помочь отбирать лучшие кадры, однако на практике только тормозило продвижение по службе людей, не имеющих покровителей. Тем не менее, во время Северной войны примерно четверть офицеров была не дворянского происхождения.

Со времен Петра I для дворян военная или гражданская служба была обязательна. С 1715 года проводились регулярные смотры для лиц от 10 до 30 лет. На них нужно было явиться в Военную коллегию, а не явка рассматривалась как дезертирство и жестоко каралась. При Анне Иоановне все дворяне от 10 лет, если у них в собственности было менее 20 крепостных, должны были явиться к губернатору или воеводе, а если более, то в столицу к герольдмейстеру. «Из оных годных в службу определить в армейские и гарнизонные полки по их желанию, а малолетних записывать в школы и обучать грамоте и прочим наукам кто к чему охоту имеет». Согласно указу императрицы Елизаветы (1759), «уклонисты» и их сообщники должны быть «за неявку к смотру в указанные лета, за утайку себе лет и за не обучение наукам написаны в солдаты и матросы вечно, а престарелые посланы на поселение в Оренбург». Сначала срок службы чётко прописан не был, и, также как в случае с солдатами, она фактически была бессрочной. В 1736 году был принят Манифест «О порядке приема на службу шляхетских детей и увольнении от оной» (под шляхетскими имеются в виду дворянские). Согласно ему дворянские отпрыски могли с 7 и до 20 лет учиться, а затем служить 25 лет. В 1762 году Пётр III подписал Манифест о вольности дворянства, освободив его от обязательной службы (однако уже служащим нельзя было просить отставку во время боевых действий и за три месяца до их начала). Значительная часть «благородий», даже имея немалые доходы от имений и не нуждаясь в жалованье, всё же предпочитала служить, чтобы получать чины согласно табелю о рангах и соответствующие привилегии, а не считаться «недорослями» (этим словом могли презрительно называть и взрослых людей).

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Длиннопост, Армия

А. И. Гебенс "Группа военных чинов 3-й батарейной батареи Л.-гв. 2-й Артиллерийской бригады" (1859)


В 18 веке дворяне часто шли на хитрость – записывали в полки малолетних детей, которые долгие годы числились в отпуске. Перефразируя известную поговорку, солдат растёт – служба идёт, а когда вырастет – будет уже офицер. Покончил с этой практикой император Павел I. Из воспоминаний Н. И. Греча: «Крёстный отец, вместо подарка, привёз на крестины паспорт, по которому я, определённый капралом Конной Гвардии, отпускался в домовый отпуск до окончания наук. Теперь обычай этот может казаться странным, но в то время был понятным и справедливым. Через несколько лет получил бы я чин вахмистра, а потом был бы выпущен из полка в армию капитаном, а в гражданскую службу титулярным советником. Таких малолетних капралов и сержантов считалось в гвардии до десяти тысяч. Император Павел приказал взрослым из них явиться на службу, а прочих, в том числе и меня, исключил. Дельно!» Насколько добросовестно аристократы несли службу, часто тоже не проверяли, или закрывали глаза на многие вольности и нарушения дисциплины. Как вспоминала в своих «Записках» графиня В. Н. Головина, «По обыкновению, молодые люди аристократических семейств начинали свою карьеру в гвардии, потому что служба эта была номинальной; они даже редко носили военный мундир, а между тем подвигались в чинах, предаваясь развлечениям петербургской жизни. Но с восшествием на престол Павла служба эта сделалась действительной и даже очень строгой: дело оканчивалось ссылкой или крепостью, если не умели носить эспантона, не были по форме одеты и причесаны. Можно представить себе, как много надо было приложить труда, чтобы переформировать по-новому целый полк!»


В 18 и первой половине 19 века львиная доля офицеров начинала свою карьеру с нижних чинов. Дворяне обычно поступали в качестве вольноопределяющихся. Отношение к таким новобранцам было лояльнее, чем к обычным рекрутам «от сохи». Многие дворянские семьи предпочитали учить детей на дому или отправляли в частные пансионы (для которых не было единых стандартов, и каждый владелец разрабатывал учебную программу по своему усмотрению). Из воспоминаний «кавалерист-девицы» Н. А. Дуровой: «Мы пришли в Гродно; полк пробудет здесь только два дня, а там пойдёт за границу. Полковник призвал меня: “Теперь вы имеете удобный случай определиться в который угодно из формирующихся здесь кавалерийских эскадронов; но последуйте моему совету, будьте откровенны с начальником того полка, в который рассудите определиться; хотя чрез это одно не примут вас юнкером, по крайней мере, вы выиграете его доброе расположение и хорошее мнение. А между тем, не теряя времени, пишите к своим родителям, чтоб выслали вам необходимые свидетельства, без которых вас могут и совсем не принять, или, по крайней мере, надолго оставят рядовым”. Я поблагодарила его за совет и за покровительство, так долго мне оказываемое, и наконец простилась с ним. <…> Из окна моего вижу я проходящие мимо толпы улан с музыкою и пляскою; они дружелюбно приглашают всех молодых людей взять участие в их весёлости. Пойду узнать, что это такое. Это называется вербунок! Спаси боже, если нет другой дороги вступить в регулярный полк, как посредством вербунка! Это было бы до крайности неприятно. Когда я смотрела на эту пляшущую экспедицию, подошел ко мне управляющий ею портупей-юнкер, или, по их, наместник. “Как вам нравится наша жизнь? Не правда ли, что она весела?” Я отвечала, что правда, и ушла от него. На другой день я узнала, что это полк Коннопольский, что они вербуют для укомплектования своего полка, потерявшего много людей в сражении, и что ими начальствует ротмистр. Собрав эти сведения, я отыскала квартиру наместника, вчера со мною говорившего; он сказал мне, что если я хочу определиться в их полк на службу, то могу предложить просьбу об этом их ротмистру Казимирскому, и что мне вовсе нет надобности плясать с толпою всякого сброду, лезущего к ним в полк. Я очень обрадовалась возможности войти в службу, не подвергаясь ненавистному обряду плясать на улице, и сказала это наместнику; он не мог удержаться от смеха: “Да ведь это делается по доброй воле, и без этого легко можно обойтиться всякому, кто не хочет брать участия в нашей вакханалии. Не угодно ли вам идти со мною к Казимирскому? Ему очень приятно будет приобресть такого рекрута; сверх этого я развеселю его на целый день, рассказав о вашем опасении”».

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Длиннопост, Армия

В. И. Навозов "Офицер в отпуске" (1897)


Во второй половине 19 века всё больше офицеров были выпускниками военных учебных заведений, коих открывалось немало. К тому же с введением образовательного ценза вольноопределяющемуся всё равно потребовалось бы предоставить документы об образовании, и желающему служить «благородию» было проще сразу пойти учиться в кадетский корпус, чем, например, в гимназию. Однако и в 20 веке дворяне иногда шли по этому пути. А. А. Игнатьев в книге «50 лет в строю» вспоминал: «Мои новые ученики считают ниже своего достоинства и полученного ими высшего образования подчиняться безусому корнету, которого они к тому же встречают в петербургских салонах. Они не могут примириться с тем, что я обращаюсь с ними, как с другими солдатами. Более выправленными и дисциплинированными оказываются бывшие воспитанники Александровского лицея, сохранявшего с давних времен обычаи полувоенного заведения, но зато бывшие студенты университета — князь Куракин, ставший после революции священником в одной из парижских церквей, и граф Игнатьев, мой двоюродный брат, — принимают военную муштру за смешную и обидную обязанность, с которой надо мириться, чтобы попасть в кавалергардский офицерский клуб».

Некоторые учебные заведения принимали только «благородий», некоторые были всесословными. Первый в России кадетский корпус открылся в 1732 году по указу Анны Иоановны. Это было закрытое учебное заведение, в которое принимали учеников с 13 до 18 лет и учили «арифметике, геометрии, фортификации, артиллерии, шпажному действу, на лошадях ездить и прочим к воинскому искусству потребным наукам». С 1743 года оно называлось Сухопутным шляхетным кадетским корпусом, а в 1800 году было переименовано в Первый кадетский корпус. Кадетские корпуса первой половины 19 века делали упор на строевую службу. Учебная программа делилась на несколько этапов. Сначала 6 классов, а затем дополнительный курс из двух частей (позже в московских и петербургских корпусах добавили третью часть, которую можно было посещать по желанию). В каждом классе можно было в случае необходимости остаться на второй год. Реформы Александра II затронули и военное образование. Кадетские корпуса стали напоминать гимназии со стандартным набором общеобразовательных предметов и военными дисциплинами, а дополнительного курса не было. Его место занял курс военного училища.


Из воспоминаний А. А. Игнатьева: «Исполнилось более пятидесяти лет, как я надел свой первый военный мундир. То был скромный мундир киевского кадета - однобортный, чёрного сукна, с семью гладкими армейскими пуговицами, для чистки которых служили ладонь и тёртый кирпич. Погоны на этом мундире - белые суконные, а пояс - белый, но холщовый; на стоячем воротнике был нашит небольшой золотой галун. Брюки навыпуск, шинель из чёрного драпа, с погонами, фуражка с козырьком, красным околышем и с белым кантом и солдатская кокарда дополняли форму кадета. Зимой полагался башлык, заправка которого без единой складки под погоны производилась с необыкновенным искусством. Летом - холщовые рубашки, с теми же белыми погонами и поясом. В России было около двадцати кадетских корпусов, отличавшихся друг от друга не только цветом оклада (красный, белый, синий и т. п.), но и старшинством. Самым старинным был 1-й Петербургский кадетский корпус, основанный при Анне Иоанновне под именем Сухопутного шляхетского, по образцу прусского кадетского корпуса Фридриха I. Замысел был таков: удалив дворянских детей от разлагающей, сибаритской семейной среды и заперев их в специальную военную казарму, подготовлять с малых лет к перенесению трудов и лишений военного времени, воспитывать прежде всего чувство преданности престолу и, таким образом, создать из высшего сословия первоклассные офицерские кадры. Вполне естественно, что идея кадетских корпусов пришлась особенно по вкусу Николаю I, который расширил сеть корпусов и, между прочим, построил и великолепное здание киевского корпуса. В эпоху так называемых либеральных реформ Александра II кадетские корпуса были переименованы в военные гимназии, но Александр III в 80-х годах вернул им их исконное название и форму. Корпуса были, за малыми исключениями, одинаковой численности: около шестисот воспитанников, разбитых в административном отношении на пять рот, из которых 1-я рота считалась строевой и состояла из кадет двух старших классов. В учебном отношении корпус состоял из семи классов, большинство которых имело по два и три параллельных отделения. Курс кадетских корпусов, подобно реальным училищам, не предусматривал классических языков - латинского и греческого, но имел по сравнению с гимназиями более широкую программу по математике (до аналитической геометрии включительно), по естественной истории, а также включал в себя космографию и законоведение. Оценка знаний делалась по двенадцатибалльной системе, которая, впрочем, являлась номинальной, так как полный балл ставился только по закону божьему. У меня, окончившего корпус в голове выпуска, было едва 10,5 в среднем; неудовлетворительным баллом считалось 5-4. Большинство кадет поступало в первый класс в возрасте девяти-десяти лет по конкурсному экзамену, и почти все принимались на казённый счет, причем преимущество отдавалось сыновьям военных. Мой отец не хотел, чтобы я занимал казённую вакансию, и платил за меня шестьсот рублей в год, что по тому времени представляло довольно крупную сумму. Корпуса комплектовались по преимуществу сыновьями офицеров, дворян, но так как личное и даже потомственное дворянство приобреталось на государственной службе довольно легко, то кастовый характер корпуса давно потеряли и резко отличались в этом отношении от привилегированных заведений, вроде Пажеского корпуса, Александровского лицея, Катковского лицея в Москве и т. п. Дети состоятельных родителей были в кадетских корпусах наперечёт, и только в Питере имелся специальный Николаевский корпус, составленный весь из своекоштных и готовивший с детства кандидатов в «легкомысленную кавалерию». Остальные же корпуса почти сплошь пополнялись детьми офицеров, чиновников и мелкопоместных дворян своей округи, как то: в Москве, Пскове, Орле, Полтаве, Воронеже, Тифлисе, Оренбурге, Новочеркасске и т. д.» Выпускники кадетских корпусов могли дальше поступить в военные училища».

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Длиннопост, Армия

П. А. Федотов "Офицер и денщик" (1850-1851)


В 1860-х появились юнкерские школы, в которые могли поступить вольноопределяющиеся и унтер-офицеры, желающие стать офицерами. Имеющие аттестат о среднем образовании учились год, не имеющие два. Юнкерские училища были всесословными, но рассчитаны были преимущественно на крестьян и мещан. Не принимали только тех, кто исповедовал иудаизм. В 20 веке учебную программу расширили и добавили третий класс.


Офицер мог служить в армии или гвардии. Служба в гвардии была намного престижнее. Первые гвардейские полки – Семёновский и Преображенский – были созданы еще в 1700 году. Если обычных рекрутов в гвардию отбирали исходя из благообразности лица, да статности фигуры, то «благородий» – исходя из их материального положения и связей. Из воспоминаний Ф. П. Толстого: «В сержанты гвардии записываться могли только дети столбовых дворян, по постановлению нельзя было вступить в гвардии офицеры, не имея шестисот душ. Но это постановление не строго исполнялось, и многие, как мой брат, были гвардии офицерами, не имея ничего. Гвардии офицер не мог иначе ездить, как четвёркой в карете, и потому большая часть, получив офицерский чин, выходили в армию. Выпускались из сержантов гвардии в капитаны армии, из прапорщиков — в секунд-майоры, из порутчиков — в пример-майоры, из капитан-порутчиков — в подполковники, из капитанов выходили на службу в армию в полковники, а в отставку — бригадирами... Только по особенной протекции выпускали и детей в капитаны армии. Это злоупотребление не было очень вредно, потому что эти случаи, во-первых, были редки, во-вторых, подобные выскочки, не имея личных достоинств и не принося своею службою надлежащей пользы отечеству, оставались на всю жизнь в чинах, полученных протекциею». Из гвардии в армию переводились с более высоким чином. Воспоминания Толстого относятся к Екатерининским временам.


Служить в гвардии было в прямом смысле дорогое удовольствие, поэтому шли в неё чаще отпрыски богатых аристократических семейств, которые жили отнюдь не за счёт официального жалования. Классический пример офицера гвардии второй половины 19 века – возлюбленный Анны Карениной Вронский. Крупные суммы уходили на, как сейчас бы сказали, представительские расходы. Ложи в театрах (не подобает гвардейскому офицеру просто в партере сидеть), хороший экипаж, а также регулярное участие в кутежах. В воспоминаниях генерала А. А. Игнатьева описано, сколько мук и денег стоил поиск подходящей по всем параметрам лошади, а также заказ формы. «Обыкновенной же походной формой были у нас черные однобортные вицмундиры и фуражки, а вооружение - общее для всей кавалерии: шашки и винтовки. Но этим, впрочем, дело не ограничивалось, так как для почётных караулов во дворце кавалергардам и конной гвардии была присвоена так называемая дворцовая парадная форма. Поверх мундира надевалась кираса из красного сукна, а на ноги - белые замшевые лосины, которые можно было натягивать только в мокром виде, и средневековые ботфорты. Наконец, для офицеров этих первых двух кавалерийских полков существовала ещё так называемая бальная форма, надевавшаяся два-три раза в год на дворцовые балы. Если к этому прибавить николаевскую шинель с пелериной и бобровым воротником, то можно понять, как дорог был гардероб гвардейского кавалерийского офицера. Большинство старалось перед выпуском дать заказы разным портным: так называемые первые номера мундиров - дорогим портным, а вторые и третьи - портным подешевле. Непосильные для офицеров затраты на обмундирование вызвали создание кооперативного гвардейского экономического общества с собственными мастерскими. Подобные же экономические общества появились впоследствии при всех крупных гарнизонах. К расходам по обмундированию присоединялись затраты на приобретение верховых лошадей. В гвардейской кавалерии каждый офицер, выходя в полк, должен был представить двух собственных коней, соответствующих требованиям строевой службы: в армейской кавалерии офицер имел одну собственную лошадь, а другую казённую». Кавалерийская лошадь могла стоить несколько сотен и даже тысяч рублей.

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Длиннопост, Армия

А. И. Гебенс "Группа военных чинов 1-й батареи Л.-гв. 1-й Артиллерийской бригады"


Не удивительно, что офицеры гвардии вызывали у дам повышенный интерес. Об этом иронично говорит Чацкий в пьесе А. С. Грибоедова «Горе от ума».

Когда из гвардии, иные от двора

Сюда на время приезжали, —

Кричали женщины: ура!

И в воздух чепчики бросали!


Брошенные чепчики – вероятно, намек, на французское выражение «забросить чепчик за мельницу», что можно перевести, как наплевать на приличия и пуститься во все тяжкие.

К офицеру гвардии предъявляли более высокие требования, когда речь шла о вопросах чести и репутации. Любой скандал мог привести к вынужденной отставке или переводу в армию. Выпроводить из гвардейского полка могли даже за брак с женщиной, которую сочли недостаточно «благородной». Таковой могли признать даже дочь богатого купца, приданое которой больше, чем все имущество у многих сослуживцев жениха. Вронскому пришлось выйти в отставку из-за открытой связи с замужней женщиной. Когда героя «Капитанской дочки» Петра Гринёва перевели из гвардии в армию, на новом месте службы одноглазый поручик спрашивает, не является ли этот перевод наказанием «за неприличные гвардии офицеру проступки». Его сослуживец Швабрин «был офицер, выписанный из гвардии за поединок». Горькую пилюлю в этом случае  могло подсластить то, что при переводе в армию бывший офицер гвардии получал более высокий чин. «Гвардионцы» смотрели на «армейских» свысока. Армейские гвардию тоже часто  недолюбливали.


Когда говорят о кодексе чести российского офицера, обычно ссылаются на книгу В. М. Кульчицкого «Советы молодому офицеру», при этом ошибочно указывают 1804 год написания. На самом деле книга вышла в 1915 году. Но сами советы актуальны до сих пор.

• Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещание.

• Держи себя просто, с достоинством, без фатовства.

• Необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и начинается низкопоклонство.

• Не пиши необдуманных писем и рапортов сгоряча.

• Меньше откровенничай — пожалеешь. Помни: язык мой — враг мой!

• Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь.

• Не спеши сходиться на короткую ногу с человеком, которого недостаточно узнал.

• Избегай денежных счётов с товарищами. Деньги всегда портят отношения.

• Не принимай на свой счёт обидных замечаний, острот, насмешек, сказанных вслед, что часто бывает на улицах и в общественных местах. Будь выше этого. Уйди — не проиграешь, а избавишься от скандала.

• Если о ком-нибудь не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить и плохое, если и знаешь.

• Ничьим советом не пренебрегай — выслушай. Право же, последовать ему или нет, останется за тобой. Сумей воспользоваться хорошим советом другого — это искусство не меньшее, чем дать хороший совет самому себе.

• Сила офицера не в порывах, а в нерушимом спокойствии.

• Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была.

• В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать своё сердце и жить рассудком.

• Тайна, сообщённая тобой хотя бы только одному человеку, перестаёт быть тайной.

• Будь всегда начеку и не распускайся.

• Старайся, чтобы в споре слова твои были мягки, а аргументы твёрды. Старайся не досадить противнику, а убедить его.

• Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.

• Когда два человека ссорятся, всегда оба виноваты.

• Авторитет приобретается знанием дела и службы. Важно, чтобы подчинённые уважали тебя, а не боялись. Где страх, там нет любви, а есть затаённое недоброжелательство или ненависть.

• Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие. Упущенный момент не вернёшь.

• Тот, кто ничего не боится, более могуществен, чем тот, кого боятся все.


Для офицеров существовали ограничения на выбор невесты и вступление в брак. В 18 веке разрешение надо было спрашивать у командира, при Павле I у самого императора, затем снова решение должен был принять командир полка. Ввели возрастной ценз, а также «реверс» — обязательное материальное обеспечение (сумма менялась). Таким образом офицер должен был доказать, что в состоянии содержать семью. В 1863 году появились суд общества офицеров Он принимал решение, когда возникали споры и конфликты между офицерами, а также ситуации, при которых затрагивалась честь полка. Он мог оправдывать подозреваемого, а в случае признания виновным сделать ему внушение или удалить из полка. В 1894 году Александром III были утверждены «Правила о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде», и согласно им решение о дуэли также принимались данным судом. Подобный суд в итоге решил участь офицера Ромашова в "Поединке" А. И. Куприна. Некоторые считают, что при описании военного быта писатель сгустил краски. Однако писал Куприн со знанием дела. Есть версия, что он изобразил Днепровский полк в городе Проскурове, где он служил до этого.

Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Длиннопост, Армия
Офицер - это звучит гордо. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Длиннопост, Армия

Часть информации взята тут

Греч Н. И. «Записки о моей жизни»

Дурова Н. А. «Записки Кавалерист-девицы»

Игнатьев А. А. «Пятьдесят лет в строю»

Толстой Ф. П. «Записки»

Федосюк Ю. А. «Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века»

https://cyberleninka.ru/article/n/obyazatelnost-sluzhby-dvor...

https://ru.wikipedia.org/wiki/Кадетский_корпус

Показать полностью 7
803

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

И. Репин "Проводы новобранца" (1879)


В данном посте речь пойдет о том, как пополнялась армия Российской империи и о том, как служилось простым солдатам. С петровских времен армию пополняли за счёт рекрутов. В 1699 году был подписан указ «О приёме в службу в солдаты из всяких вольных людей» (1699). В Указе 1705 года впервые использовано слово «рекрут», а срок службы был «доколе силы и здоровье позволят». Каждая сельская или мещанская община должна была предоставить определённое количество новобранцев. Число могло варьироваться. Сначала высчитывали исходя из количества людей в общинах. При императрице Елизавете всю территорию России разделили на 5 полос, и каждая раз в пять лет поставляла по одному рекруту со ста душ. Затем правила неоднократно меняли. С 1834 года полос было уже 2 (сначала южная и северная, затем западная и восточная), и рекрутов набирали из них поочередно. В 1855 года принцип полос отменили, а количество потенциальных «служивых» определяли манифестами исходя из текущей ситуации.


«Жертв» обычно назначали сами общины. В армию старались отправить никудышных работников, смутьянов, а также довольно часто должников-неплательщиков. В случае с крепостными крестьянами выбор оставался за помещиками. Обычно они делали его по аналогичному принципу, но в некоторых случаях это было формой наказания за строптивость. Появилось выражение «забрить лоб» (годным к воинской службе брили лоб, негодным – затылок). В петровские времена в качестве метки решено было использовать татуировку на руке. Делали надрез в виде небольшого креста и втирали порох, но вскоре от этой варварской практики отказались.


С 1736 года не забирали единственного сына в семье, а если сыновей было несколько, один из них мог избежать призыва. В первую очередь старались выбирать сыновей из многодетных семей. В 1762 году Пётр III ограничил срок службы 25 годами. Во второй половине от воинской повинности были избавлены купцы, лица духовного звания. В итоге армию стали комплектовать из мещан и крестьян. Для дворян действовали другие правила, и это уже отдельный разговор. С 1834 года срок действительной службы сократили до 20 лет, а затем списывали в запас. Со временем срок службы сохранился до 12 лет. Иногда помещик по желанию мог отправить кого-либо служить вне очереди. В этом случае выдавалась квитанция, которая могла служить «индульгенцией» для другого потенциального рекрута. Некоторые помещики продажей подобных квитанций существенно пополняли свой бюджет. Появился даже полулегальный бизнес по поиску желающих за вознаграждение отправиться служить вместо другого лица.

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

Яков Башилов "Кантонист" (1892)


Ещё один способ пополнить ряды новобранцев – кантонисты. Само это слово стало использоваться с 1805 года, оно произошло от названия прусских полковых округов — кантонов. Первоначально в кантонисты записывали несовершеннолетних детей солдат, иногда беспризорников. С 1827 года ими также становились дети евреев, цыган, иногда финнов или поляков. До 14 лет кантонисты должны были поступить в кантонистские школы, а учиться в других не имели права. Стать кантонистом считалось ещё хуже, чем обычным рекрутом. Во-первых, они считались военнообязанными с детства, и участь их была заранее решена, откупиться не получилось бы. Во-вторых, довольно часто их отправляли учиться в другие регионы, и связи с семьёй обрывались. Евреев старались отослать подальше практически всегда и при этом склоняли добровольно или принудительно перейти из иудаизма в православие. В-третьих, условия жизни были самыми спартанскими, а из-за специфического контингента учащихся и жестоких методов «воспитания» нравы в школах были очень суровые. Смертность среди детей-кантонистов была заметно выше, чем среди обычных.


В. А. Гиляровский «В моих скитаниях» приводит рассказ взводного командира поручика Ярилова, из числа евреев-кантонистов: «Эдак-то нас маленькими драли... Ах, как меня пороли! Да, вы, господа юнкера, думаете, что я, Иван Иванович Ярилов? Я, братцы, и сам не знаю, кто я такой есть. Меня в мешке из Волынской губернии принесли в учебный полк. Ездили воинские команды по деревням с фургонами и ловили по задворкам еврейских ребятишек. Схватят в мешок и в фургон. Многие помирали дорогой, а которые не помрут, привезут в казарму, окрестят и вся недолга. Вот и кантонист.- А родители-то узнавали деток? - Никаких родителей. Недаром же мы песни пели: “Наши сестры - сабли востры”... Розог да палок я съел - конца краю нет». Помимо общеобразовательных предметов детям преподавали военные науки, некоторые учащиеся изучали ремёсла. Служили кантонисты примерно столько же, сколько и остальные солдаты, и годы учёбы при этом не учитывались. Упразднил данную практику Александр II.


В 1874 году вместо рекрутских наборов была введена всеобщая воинская повинность. Теперь все совершеннолетние мужчины (совершеннолетие в это время наступало в 21 год) независимо от сословия 6 лет находились на действительной службе и 9 лет числились в запасе (для флота — 7 лет и 3 года в соответственно). В устав о воинской повинности не раз вносились изменения, но основные принципы сохранялись. В 1906 году сроки службы сократились. Последний раз изменения в устав вносились в 1913 году. В пехоте и артиллерии служба официально длилась 18 лет. Из них только 3 года приходились на действительную службу, затем 7 лет запаса первого разряда и 8 лет второго. Во флоте 10 лет (5 лет действительной службы и 5 в запасе). В остальных родах войск 17 лет (4 года и 13 лет соответственно). Лица, имеющие среднее или высшее образование имели преимущества. Так, например, выпускники институтов, землемерных училищ, а также пиротехнического и технического училище артиллерийского ведомства служили 2 года, а остальные 16 числились в запасе. Также они имели право сдать экзамен и получить офицерский чин. Находящихся в запасе могли дважды вызывать на военные сборы, которые длились до 6 недель. После завершения действительной службы человек сохранял свой чин, что было особенно важно, если он желал в дальнейшем продолжить службу в армии или полиции. Время действительной службы учитывались в стаже госслужащих. Призыву не подлежали негодные по состоянию здоровья, казаки (для них были отдельные правила), большая часть «инородцев» и жителей Сибири и Дальнего Востока, все христианские священнослужители (включая старообрядцев), представители мусульманского духовенства, единственные сыновья, а также некоторые другие категории граждан. Если потенциальный призывник является на тот момент единственным трудоспособным мужчиной в семье, он имел право на отсрочку. Призывная компания проходила раз в год путем жеребьёвки. Если призывнику жребий не выпадал, он официально числился ратником и в последующие годы в жеребьёвке больше не участвовал. Вопросами призыва занималось губернское или уездное присутствие.

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

Н. Неврев "Возвращение солдата на родину"  (1869)


К сожалению, сохранилось не так уж много подробных описаний самого призыва и бытовых подробностей солдатского быта. В записках и мемуарах офицеров внимания этому уделяется мало. Пожалуй, подробнее всего описана повседневная жизнь солдат глазами офицера в книге А. А. Игнатьева «50 лет в строю» (но надо учитывать, что написана и опубликована она была уже в советские времена, да и к дореволюционным элитам автор относится критично). Воспоминаний самих солдат тем более не так много. Во-первых, не все призывники изначально были грамотны, во-вторых, из числа грамотных не все имели время и желание что-либо писать, в-третьих, далеко не каждому издателю было бы интересно напечатать подобные откровения. Редкий пример подробного рассказа о военном быте – «Воспоминания кавалергарда» Д. И. Подшивалова (книга опубликована в 1903 году). О некоторых подробностях можно судить только по обрывочным сведениям, упоминаниям в рамках других тем и нормативным документам (а нормы на практике выполнялись, увы, не всегда).


Из материалов Этнографического бюро князя Тенишева по Новгородской губернии: «Нет бесшабашного разгула с отчаяния самих призываемых парней, нет раздирающих душу плача и рыданий родителей. Все успели освоиться с тем взглядом, что эта повинность есть не что иное, как временная отлучка. Правда, отлучка довольно продолжительная, года 3—4 и не по своей воле, и всё-таки остается большое утешение, что три года невесть как долго, не 30 лет, как было прежде. Три года пройдут, и не заметишь. В солдатах служить теперь, говорят знающие мужики из запасных, не тяжело, особенно, если человек грамотный или научен какому-нибудь ремеслу. А тут и примеры хорошей службы: вон такие-то и такие вернулись домой «ундерами», тот принёс из солдат денег, другой серебряные часы получил в награду. Молодые люди, имеющие льготу не только первого разряда, 2-го и 3-го даже и не гуляют по-настоящему, изредка разве кутнут в качестве рекрутов. Пьют и напиваются они в праздники и на ярмарках, но не потому, что скоро жребий тянуть, а просто, как молодые парни. Безольготные начинают погуливать за месяц или за два, смотря по характеру парня и по его семейному достатку. Родители рекрутов сами покупают им водки, матери почаще пекут пироги. Работают рекрута меньше; им позволяют ходить в гости к другим рекрутам и у себя принимать их. Много-то и часто пить не на что: подати и оброки в это время выбивают, на дорогу несколько рублишек надо припасти рекруту. Иной гуляет больше так, на сухую — выпьет на гривенник, а куражу на рубль. Бедные рекрута норовят как-нибудь присоседиться к богатым купеческим сынкам. В нынешнем году один из таких сынков в д. Клопузове в месяц прогулял 200 руб. Я позволил себе остановиться на минутах провода рекрута потому, что это самые драматические минуты в жизни крестьянина. Теперь семейные уехавшего рекрута ждут не дождутся, когда батька их вернётся из города, он расскажет, как устроился Миша в казарме, куда он будет назначен на службу, когда в отправку погонят. Еще с большим нетерпением ждут от Мишутки первого письма, в котором он, по обыкновению, во первых строках просит родительского благословения, по гроб жизни нерушимого, затем шлёт всем родственникам, начиная с отца-матери и кончая родней десятого колена нижайшее почтение и с любовью низкий поклон, величая всех по имени и отчеству, даже тех, которые в люльке лежат. Ни о чём не забудет спросить солдат в своем письме: он хочет знать: сколько какого хлебца намолотили, кого принесла комолая коровушка, сколько рябушка цыпляток высидела. Заканчивается всегда солдатское письмо просьбою послать сколько-нибудь деньжонок».

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

Н. Пимоненко "Проводы новобранцев"


Разумеется, были и уклонисты. Сколько именно – вопрос сложный. Корреспондент бюро князя Тенишева из Новгородской области сообщает: «Случаи уклонения от воинской повинности очень редкие и происходят они большею частию бессознательно. Это вот как бывает. Идёт, например, девятнадцатилетний парень, подлежащий через два года отбытию воинской повинности, на заработки. Ему дают годовой билет в тех видах, чтобы ко времени призыва он был уже дома. Срок билета истекает, а парень не является. Наводят о нём справки на месте предполагаемого его жительства, но там его нет. Оказывается потом, что парень просто болтается где-нибудь. Он и в уме не держал умышленно уклоняться от солдатчины, а просто попал в какую-нибудь шайку предосудительных людей <…> Он привлечён был к ответственности за уклонение от воинской повинности. Таких случаев бывает по одному и по два каждый год на участок в десять волостей. Факты небольших членовредительств бывают, но это ни к чему не ведёт. Лиц, заподозренных в умышленном членовредительстве, берут сперва в больницу на испытание и излечение, а потом на действительную службу. В строевые не годится, зачисляют в какие-нибудь другие! Серьёзных и тяжёлых членовредительств с целью уклонения от воинской повинности я не знаю». Другую картину мы видим в мемуарах А. А. Игнатьева: «Гораздо реже доходила до полка очередь дежурства в окружном суде, куда высылался офицерский караул. На том заседании, на котором пришлось мне присутствовать, добрая половина дня была посвящена разбору дел о членовредительстве. Я не верил своим ушам, когда читали обвинительный акт: подсудимый, молодой крестьянин, узнав о своем призыве в армию, отрубил себе топором указательный палец на правой руке, чтобы не быть годным к военной службе. Несчастный, чахлый маленький человечек, охраняемый двумя громадными кавалергардами в касках, слушал всё это с полным равнодушием. Так же бесстрастно отнесся он и к горячей речи молодого защитника, доказывавшего суду, что его клиент левша. В подтверждение этого он предлагал подсудимому продеть нитку в иголку, взять стакан с водой и тому подобное. Суд, состоявший из украшенных орденами гвардейских полковников, приговорил подсудимого к пяти годам арестантских рот. Тяжелое чувство вызвал во мне этот суд. Впервые я увидел с полной наглядностью, что для русского крестьянина наша армия была чем-то вроде каторги».

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

Из воспоминаний Подшивалова: «Наступило 1 ноября, день жеребьёвки. В помещении для приёма новобранцев, на столе, стоял стеклянный круглый вращающийся ящик, в нем до половины лежали в разных направлениях – вдоль, поперёк и стоя – белые бумажные тоненькие трубочки, – это были жребии. Когда я был вызван к ящику, чтобы вынуть свой жребий, то просунул в отверстие и взял одну из трубочек, которая лежала сверху всех и казалась приготовленной для меня; вынув, я передал эту трубочку председателю, последний развернул её и громко сказал: “№ 39-й” и затем передал её мне. Конечно, я был доволен своим “жребием”.

На следующий день была, так называемая, «ставка» и я, будучи провожаем рыданиями своей матери, в числе прочих явился в присутствие. Здесь народу было видимо-невидимо: каждого новобранца провожала чуть ли не целая семья; много было посторонних любопытствующих, меня же никто не сопровождал<…> Протискавшись среди битком набитого народом помещения – к решётке, отделяющей комиссию от публики, я стал ждать вызова и пока наблюдал за процессом осматривания новобранцев. За присутственным столом сидели члены комиссии в шитых золотом дворянских мундирах, городской голова и несколько старшин – с медалями. Обстановка торжественная.


Председательствующий (предводитель дворянства) по списку и по порядку №№ жребиев вызывал новобранцев. Вызываемый проходил через дверь за решётку, где заседала комиссия, и там раздевался догола; его ставили под мерку для измерения роста, а затем обмеряли грудь. Прежде всего доктор спрашивал каждого новобранца, здоров ли он. При этом очень не многие оказывались совершенно здоровыми, а чаще всего слышались заявления о каких-либо болезнях. Заявившего о какой-либо болезни доктор начинал исследовать, выслушивать, клал на диван и проделывал разные манипуляции. Часто заявления рекрута о своей болезни не принимались во внимание, и после более или менее подробного осмотра и обмера груди, доктор говорил что-то с председателем в полголоса, и последний громко объявлял о годности или негодности рекрута для военной службы. Я заметил, что очень немногие относились равнодушно к своей участи, большинство проникнуто явным желанием “отбояриться” и стараются показаться негодными». Автор рос в благополучной и относительно зажиточной крестьянской семье, получил начальное образование. Однако позже семья его разорилась, появились большие долги, да и сама жизнь в деревне ему наскучила. По этим причинам, в отличие от многих односельчан, он действительно хотел попасть в армию. Он был отобран в гвардию, что считалось большой удачей. Из 200 новобранцев гвардейцами стало всего 8 человек. Далее следовали «гулянья», длившиеся три дня. Затем новобранцев собрали, разбили на группы, и после прощания с родными они отправились к месту службы – в Петербург.


Перевозили новобранцев обычно поездом. Для этих целей использовались в том числе вагоны 4 класса (обычно их было всего три). «Дневальный повел нас вдоль казарм из зала в зал <…> на всех нарах лежат серые, похожие на мешки с картофелем, - люди; под нарами были набиты сундуки и узлы <…> Делать было нечего; постояв немного в раздумье и почесав затылки, мы сложили свои пожитки в проход, - под нарами всё было занято, – и, сняв только верхнюю одежду, легли на нары между людей, вернее, на людей <…> Наше невольное соседство было было принято бранью обеспокоенных и уже крепко спавших людей; брань эту мы понять не могли, так как она произносилась на неизвестном для нас языке, - впоследствии оказалось, что это были “чухонцы”. Утром мы проснулись, когда уже было светло. Наши новые товарищи чухны сидели на нарах и своих узлах, пили чай с ситным и колбасой; их примеру последовали и мы. В казарме при дневном свете была видна масса народа. Стоял невообразимый шум и говор, на разных языках и наречиях. Здесь были и русские, и чухны, и поляки, и белорусы – каждая партия в своих национальных костюмах и каждая партия образовала свой тесный кружок <…> Нас и других вновь прибывших остригли машинкой и отпустили в город, свободно, без провожатых и без билета, но с наказом, чтоб явиться в казармы не позже девяти часов вечера». Данная казарма являлась перевалочным пунктом. На следующий день около двух тысяч новобранцев собрали на Михайловском манеже, где их распределяли либо в пехоту, либо в кавалерию. Затем Великий князь лично распределил их по конкретным полкам, прямо на груди записывая номер будущего места службы. Затем командир полка также мелом на груди новобранца писал номер эскадрона.

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

После отбора новобранцев отправили в казармы. В них было «просторно, светло и чисто; вдоль коридора, по обоим сторонам длинными рядами вытянулись железные койки, покрытые красными байковыми одеялами, с подушками в белых наволочках. За койками также по обеим сторонам в ряд, стояли досчатые выкрашенные белой краской, ширмы; на ширмах также помещались кирасы и каски». По воспоминаниям Подшивалова, в дневное время проходили занятия, вечером можно было заняться своими делами, затем следовали перекличка, молитва и отход ко сну. Половину служебного времени кавалериста занимала чистка лошади (а на практике половина от этой половины – имитация «бурной деятельности», если рядом нет проверяющих). Также несколько часов уходило на занятия верховой ездой. В программе были уроки «словесности», по факту представлявшие собой изучение теории и разучивание устава. Иногда проводились чтения, научно-популярные лекции, сопровождавшиеся «туманными картинками» (это напоминало демонстрацию слайдов на большом экране, для этих целей использовался аппарат, именуемый «волшебным фонарем»). Из воспоминаний Игнатьева: «Кроме устных занятий по карте и писания донесений разведчики должны были раз в неделю выезжать в поле для практических занятий. Для этого полагались наиболее выносливые и резвые лошади. На деле же собрать команду на занятия удавалось крайне редко. Тот же Николай Павлович, от которого это зависело, оправдывался, перечисляя, сколько людей в полковом наряде, кто поехал за мукой, кто за маслом, сеном, овсом <…> От холода кони-великаны обратились в косматых медведей, а ведь на смотру должны блестеть. Поэтому с шести часов утра до восьми часов - чистка, с часу до трех - чистка, а в шесть часов вечера - опять чистка. А в субботу - баня и мойка белья. Да и вообще, для занятий людей в эскадронах не найдёшь: налицо человек тридцать - сорок. Даже только что обученные молодые солдаты рассеялись, как дым,- кто в командировке в штаб, кто назначен в кузнецы, денщики, санитары, писаря».


Отдельного рассказа заслуживает солдатское меню. Полтора столетия (1700-1864) за продовольственное обеспечение войск отвечал генерал-провиантмейстер. В 1812 для организации снабжения был создан провиантский департамент (упразднён в 1864 году). На местах этим вопросом занимались провиантские комиссии. Точный состав продуктовой корзины со временем менялся. Когда говорят о меню 20 века, часто ссылаются на приказ военного министра № 346 от 22 марта 1899 года. Согласно ему питание солдата состояло из трёх частей: провианта, приварочных и чайных денег. Провиант выдавался непосредственно продуктами. Приварочные и чайные деньги получал ежемесячно командир роты, и тот поручал закупку дополнительной провизии артельщику. Артельщиков и кашеваров (поваров) солдаты сами выбирали путём голосования. Минимальные закупки из расчёта на десять в день включали: - мясо (говядина) 5 фунтов (2,05 кг.), капуста 1/4 ведра (3,1 литра), горох 1 гарнец (3,27 литра), картофель 3,75 гарнца (12,27 литра), пшеничная мука 6.5 фунта (2,67 кг.), яиц 2 шт, масло сливочное 1 фунт (0,410 кг.), соль 0,5 фунта (204 гр.). Также в меню могли входить консервы.

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

По воспоминаниям Подшивалова, завтрака не предполагалась, но утром солдатам выдавали хлеб. Обедали солдаты на кухне артелями по 5-6 человек. На первое были щи или иной суп с мясом, на второе чаще всего гречневая каша с салом. «Щи или суп (в постный день горох), кусок мяса величиною со среднее куриное яйцо, да 2-3 солдатских ложки каши – вот ежедневное меню солдата. Несмотря на малое количество блюд, голодным из-за стола никто не выходил, - лично я всегда был доволен обедом. Что касается ужина, то он состоял из жидкого супа из пшенных круп, куда клалось немножко сала. Суп этот был очень невкусен, и им пользовались немногие, - у кого не было денег на покупку воблы или ситного. Вобла и ситный употреблялись за вечерним чаем и заменяли ужин». Ситным назывался хлеб, муку для которого дополнительно просеивали через сито, поэтому он был мягче и стоил дороже обычного.


Аналогичное описание солдатского меню можно увидеть и в воспоминаниях Игнатьева. «"Щи да каша — пища наша", — гласила старая военная поговорка. И действительно, в царской армии обед из этих двух блюд приготовлялся везде образцово. Одно мне не нравилось: щи хлебали деревянными ложками из одной чашки шесть человек. Но мой проект завести индивидуальные тарелки провалился, так как взводные упорствовали в мнении, что каша в общих чашках горячее и вкуснее. Хуже всего дело обстояло с ужином, на который по казённой раскладке отпускались только крупа и сало. Из них приготовлялась так называемая кашица, к которой большинство солдат в кавалергардском полку даже не притрагивались; её продавали на сторону. В уланском полку, правда, её - с голоду — ели, но кто мог — предпочитал купить на свои деньги ситного к чаю, а унтера и колбасы.

— Ну, как вам командуется? - спросил меня в дачном поезде как-то раз старый усатый ротмистр из соседнего с нами конногренадерского полка.

Я пожаловался на бедность нашей раскладки на ужин. Тогда он, подсев ближе, открыл мне свой секрет:

— Оставляйте от обеда немного мяса, а если сможете сэкономить на цене сена, то прикупите из фуражных лишних фунтов пять, заведите противень — да и поджарьте на нём нарубленное мясо с луком, кашицу варите отдельно, а потом и всыпайте в неё поджаренное мясо. Так я и поступил. Вскоре, на зависть другим эскадронам, уланы 3-го стали получать вкусный ужин». Игнатьев также упоминает казённые чарки водки. В некоторых источниках утверждается, что вся артель из 5-6 человек ела из одной общей миски (таким образом нередко принимали пищу в крестьянской среде, но для армии это выглядит странным анахронизмом), в некоторых – что всё же были отдельные тарелки.


Ещё один интересный вопрос – личные взаимоотношения между солдатами и офицерами. Довольно печальную картину можно увидеть в мемуарах, оставленных А. Т. Болотовым. «Мы получили в роту свою сих новых и стриженых солдат более сорока человек, и их надлежало нам к весне выучить всей военной экзерциции. Князь поручил сию комиссию мне, которую я охотно на себя и принял, ибо могу сказать, что до всякого рода военной экзерциции был я чрезвычайный охотник; к тому же был тогда и наивожделеннейший случай оказать мне в том свою способность <…> Что касается до обучения солдат, то не одних рекрутов, но и всех старых солдат должно было совсем вновь переучивать, ибо вся экзерциция была от прежней отменная. Я прилагал о том неусыпное старание. Рота наша должна была еженедельно к квартире нашей собираться, и тут учил я её почти денно и нощно. По счастию, удалось мне найтить средство обучать их без употребления строгости и всяких побой. Я вперил в каждого солдата охоту и желание скорее выучиться и искусством своим превзойти своих товарищей. Одним словом, они учились играючи, и я, обходясь с ними ласково и дружелюбно, разделяя сам с ними труды и уговариваниями своими довёл их до того, что они учились без роптания, но охотно и сами старались о том, чтоб скорее выучиться. Для скорейшего достижения до того, установили они сами между собою, не давать тому прежде обедать, кто не промечет без ошибки артикула. И для меня было весело смотреть, когда они, сварив себе каши и поставив котел, не прежде за оный садились, как став наперед кругом оного и не прометав ружьём самопроизвольно всего артикула. Сим средством обучил я всю свою роту в самое короткое время и довольно совершенно. Солдаты были мною чрезвычайно довольны, ни один из них не мог жаловаться, чтоб он слишком убит или изувечен был, ни один из них у меня не ушёл, и не отправлен был в лазарет, или прямо на тот свет; напротив того, имел я то удовольствие и награду за труды мои, что при выступлении в лагерь получил от полковника публичную похвалу, ибо как он стал все роты пересматривать и нашёл, что наша рота была обучена всех прочих лучше, то был так тем доволен, что расхвалил нас с князем, отдал во весь полк о том приказ и велел всем прочим ротам брать нашу себе в образец и столь же хорошо обучиться прилагать старание. Сие было хотя прочим ротным командирам не весьма приятно, но они причиною тому были сами; некоторые из них, хотя не меньше нашего об обучении своих рот старались, но будучи уже слишком строги, только что дрались, но тем не только что солдат с пути сбивали, но многих принудили бежать или иттить за увечьем в лазарете. Другие не разумели сами хорошенько сей новой экзерциции, а потому не могли и об обучении солдат с успехом стараться». Как видим, в середине 18 века (описанные события происходили незадолго до Семилетней войны) рукоприкладство – обычное дело.

Юность в сапогах. Как служилось в дореволюционной армии История, История России, Российская империя, Армия, Длиннопост, Текст

Через столетие описание подобных эпизодов встречаются значительно реже, через полтора столетия – тем более. За это время в обществе произошли значительные изменения, в том числе изменилось отношение к субординации (на «гражданке» это было ещё заметнее). Из воспоминаний А. А. Игнатьева: «Отдыхаю душой только на занятиях в классе, где пахнет конским и человеческим потом и где каждое моё слово принимается как откровение старательными учениками, из которых сорок процентов окончили только сельские школы, а сорок процентов - совсем безграмотные и попали в учебную команду, как отличные строевики. По вечерам я превращаюсь в сельского учителя, исправляя диктовки и арифметические задачи. На третий год получаю, наконец, самостоятельный и ответственный пост заведующего новобранцами своего эскадрона. Их сорок три человека, и я для них с декабря по апрель являюсь высшим и единственным авторитетом. Среди них много украинцев, несколько уроженцев Дона и Северного Кавказа, чувствующих себя с первого же дня на коне как дома, сметливые ярославцы, два весельчака москвича, угрюмый петербургский рабочий и несколько латышей, попадавших всегда в наш полк из-за роста и белокурых волос. Латыши, самые исправные солдаты,- плохие ездоки, но люди с сильной волей, обращались в лютых врагов солдат, как только они получали унтер-офицерские галуны. Я гордился своими новобранцами. Мне казалось, что, зная их всех поименно, проводя с ними на занятиях круглый день, с шести часов утра до пяти-шести часов вечера, покупая им на свой счёт новые белые бескозырки вместо грязных казённых, жалуя, опять же на свой счёт, шпоры лучшим ездокам, читая их письма из деревни, заботясь об их здоровье, отпуская бесконечные чарки водки для поощрения за хорошую езду, я выполнял не только мои обязанности по службе, но и являлся для них “отцом-командиром”. Позже я понял, что близким для них человеком был только полуграмотный унтер-офицер Гаврилов, мой помощник, а я был барином, исполнявшим по отношению к солдатам почти обязательные традиции нашего помещичьего полка». И Игнатьев, и Подшивалов сетуют на случаи рукоприкладства, как правило со стороны унтер-офицеров. Человеческий фактор в этом вопросе играл ключевое значение, но всё же подобные методы социальной нормой уже не считались. Но в данном случае речь, скорее, о дедовщине.


Существовали и официально налагаемые наказания. Они были прописаны ещё в петровском воинском и морском артикуле, и эта практика сохранялась и дальше. Провинившихся могли бить батогами, а в некоторых случаях могли наказать ещё суровее. Например, шпицрутенами. Наказанного гнали сквозь двойной строй солдат (часто сослуживцев), которые должны были бить его особыми палками (толщиной с шомпол). В некоторых случаях ударов могло быть несколько тысяч, и по сути речь шла о мучительной казни. За тяжкие преступления, например, дезертирство, могли казнить. Надо заметить, что подобная практика была и во многих других странах. В Англии применялись и более жестокие и изощрённые кары, но русскому солдату от этого было бы не легче. В 1880-х физические наказания отменили, и провинившихся обычно просто отправляли на гауптвахту. Если речь шла об уголовном преступлении, делом занимался суд.


Часть информации взята тут:

А. Т. Болотов«Записки А. Т. Болотова, написанных самим им для своих потомков»

А. А. Игнатьев «50 Лет в строю»

Д. И. Подшивалов «Воспоминания кавалергарда»

Ю. А. Федосюк «Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века»

http://army.armor.kiev.ua/hist/voen-povin-1913.php

https://www.culture.ru/s/vopros/kantonisty/


Все мои очерки о нравах и быте до революции можно прочитать тут

https://author.today/work/145624

Буду рада отзывам

Если есть пожелания по следующим темам, тоже буду им рада


В предыдущем посте о полиции есть навигация по другим постам

Немного о дореволюционной полиции

Показать полностью 7
661

Еще немного дореволюционного юмора

Пост - продолжение рассказа о веселых дореволюционных открытках


Одна из самых популярных тем - пьянство и последствия неумеренных возлияний. Выходили целые "пьяные серии"

Во времена сухого закона добавилась тема суррогатов. Судя по всему, представленные ниже открытки выпущены как раз в этот период.

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

Политура - спиртосодержащая жидкость, использовавшаяся для полировки мебели. На ее основе непритязательные граждане иногда делали и незатейливые коктейли. Например, "болтун" из политуры и молока.

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

Любителей распивать одеколон тоже хватало. Из-за них даже были введены новые правила, согласно которым в жидкости должно было содержаться не меньше 5% ароматических веществ.

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

На этой открытке, скорее, не алкоголик, а наркоман. Эфир использовали в качестве средства анестезии, но были любители "нюхнуть" его не по назначению.


Еще одна популярная серия - "Типы студентов"

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

В данном случае речь о студенте, который не платит квартирной хозяйке. Обычно, если не удавалось решить проблему, хозяева звали на помощь полицию, но та обычно ограничивалась воспитательной беседой. Если не помогало, неплательщика выселяли через суд, но дело это было хлопотным, поэтому старались решать дело мирным путем.

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

К теме студентов добавились и "Типы курсисток". Отношение к курсисткам было неоднозначное. Изображали их часто страшненькими.

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

Разумеется, были шутки и на другие темы

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

Между прочим, всевозможные ночные кровососы - довольно частая проблема того времени. Если к тараканам в доме многие относились философски, то эти соседи покоя точно не давали

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост
Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

Куда же без шуток над нелепой модой

Еще немного дореволюционного юмора История, Юмор, Российская империя, Открытка, Длиннопост

А вот эта шутка уже стала реальностью

Показать полностью 25
Отличная работа, все прочитано!