Xevflfy

Xevflfy

пикабушник
пол: мужской
поставил 6 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
1663 рейтинг 390 подписчиков 98 комментариев 20 постов 10 в "горячем"
-11

Спецназу Внутренних Войск

Виски окрашены войной у ветерана,


Встать на колени можно только здесь.


На сердце колющая рана,


К груди прижал свой краповый берет.


***


Здесь Обелиск… Здесь имена и званья в ряд,


Звезда Героя и орден – за Бамут.


Вот Липецкий Витёк… пел песни под гитару…


Здесь можно плакать! Живые всё поймут…


***


Зажёг свечу. Молчит. Кому предъявишь иск?


Надел берет, и снова он в строю!


Прощай… а может и до встречи… Обелиск!


…О Господи! Как НЕНАВИЖУ Я ВОЙНУ!!!

Спецназу Внутренних Войск Спецназ, Вв, Стихи, Ветераны, Война, Поэзия
-2

Позывной «Танкист». Отвратительно, как-то, господа

После целого года валяния моего тела отставного военного на диване без работы, наконец, я смог, хотя и с большим трудом, оторвать его, это тело, и пусть в свободное плавание по необъятным просторам нашей Великой и Могучей Родины. Да и плавать-то далеко не пришлось. Родной город Липецк, друзья знакомые и … любимое Кафе напротив дома младшей сестрёнки, где готовят самый лучший в мире кофе «Капучино». Да куда там в мире… В Галактике!

Два дня, однако, просто пролетели как четыре секунды. За это время успел пообщаться со многими одноклассниками, посмотреть «Бои без правил», организованные Серегиным приятелем-спортсменом, проиграть «в сухую» на бильярде Мастеру спорта международного класса, тому же Серёге, поорать до хрипоты на День Защитника Отечества любимую песню группы «Сплин» под чудным московским названьем «Выхода нет» в караоке, попробовать до одури вкусное блюдо моей сестрёнки Светланки: «Лапша куриная с котлетой», оказать помощь свояку Женьке в ремонте его любимого железного коня по кличке «Бумеранг», наконец, посетить спортивный комплекс «Динамо» и сделать селфи с нашим тренером по боевому самбо, Кимом Васильевичем Марковым, почётным Гражданином города Липецка, которого не видел с того времени как пошёл учиться в военное училище, а прошло, всего лишь на всего, каких-то земных 36 лет. Да и в Липецке не был, оказывается, уже четыре года. В общем, получил впечатлений и зарядки энергией на целый год, если не больше!

Перед моим уездом, часа за три, залезли с сестрёнкой на мою страницу в социальной сети на «Одноклассниках» и нахохотались от души над убойными ГИФками, да так, что я чуть не опоздал на поезд «Воронеж – Москва». Тут, без сомненья, сильно повезло с сервисом такси в этом городе, да и расстояние от дома до местного железнодорожного вокзала позволяло лёгкой трусцой достичь его перрона в течении получаса. Но этого получаса уже не было... Такси прибыло в то время, когда я ещё спешно одевался и кидал вещи как попало в дорожную сумку, а озвученная таксистом цена экстренной эвакуации моего разгильдяйского тела вообще ввела меня в лёгкий ступор: 53 рубля 44 копейки за авторалли на исключительно красный свет по вечернему Липецку и поэтому я с большой гордостью и восторгом заявил водиле-Шумахеру, протягивая сторублёвую купюру: «Сдачи не надо»!!! И чуть не заплакал… До прибытия поезда оставалось ещё целых… четыре минуты с хвостиком!

Замечу сразу, что лет двадцать я вообще не ездил в плацкартном вагоне, но, как не удивительно, в ней, в этой плацкарте ничегошеньки и не изменилось до настоящего времени. Ну кроме цены, конечно: она в два с половиной раза выше той, которую я заплатил таксисту на автомобиле «Мерседес» из корпорации «БляБляКар» за маршрут «Москва-Липецк»...

…Всё те же короткие полки, с которых пятки лежащего на втором этаже свешивались и об них непременно и постоянно, практически всю ночь, спотыкались и терлись проходящие пассажиры. Всё тот же дяденька: необъятных размеров и габаритов, в дырявых и вонючих носках и, как всегда, назло всем, специально купивший место на боковой нижней полке, непосредственно у выхода к туалету, из-за которого в эту злосчастную дверь беспрепятственно можно протиснуться разве что пассажиру страдающего анорексией с глубоким познанием городского паркура…

У меня сложилось даже впечатление, что этот дяденька как погрузился специально в этот поезд «Воронеж-Москва» двадцать лет тому назад, в этих своих носках с дырками и именно на эту полку, да так там и катается до настоящего времени, все эти двадцать лет не покидая его и получая сказочный «кайф» от того, что всем остальным пассажирам создал неописуемые проблемы!

…Дальше – знакомый маршрут на метро до дома. Вот она одна из самых длинных лестниц-эскалаторов в Московском метро в пять полос.

Утро понедельника.

Час пик.

Народ торопиться на работу как стадо диких сайгаков на водопой, то и дело обгоняя друг друга словно автомобили на МКАДе. Из пяти лестниц четыре работают на выход, а одна на вход в самое красивое в мире метро. Причём на трёх из них два ряда заняты стоячими пассажирами сплошным потоком, а правая – с левой, так называемой «бегущей» такой дорожкой, для особо и вечно опаздывающих работяг. Я занимаю правую сторону третьего эскалатора, никуда не тороплюсь, ибо у меня сегодня выходной... и тут начинается представленье…

…На четвёртом эскалаторе, в левую «бегущую» сторону становится некая мадам Брошкина. Необъятных размеров и габаритов, походу, даже сестра того уважаемого джентльмена из поезда «Воронеж-Москва», с раскраской волос в цвет «офигенный блонд», этакий стандартный продавец овощного магазина из СССР. Да я бы и не обратил на неё никакого внимания абсолютно! Не мой вкус совершенно и однозначно! Да и не зачем, в общем-то и было...

Если бы не это…

...На середине эскалатора её догоняет паренёк, судя по внешности, со средней Азии, и он явно торопится, так как совсем рядом с выходом из метро есть ещё и остановка пригородных электричек. Хлопает так вежливо эту дамочку по плечику Шварценеггера, делает жалобную мимику лица, призывающую немедля «уступить лыжню», ибо объехать её, эту дамочку, по обочине из балюстрад вариантов вообще не существует...

Ага, щаз!

...Мадам Брошкина-немецкий танк «Фердинанд» разворачивается на месте вместе с пушкой, раскрашенной в яркий цвет помады «аля Мерлин Монро» и спокойно, без особых эмоций, на чисто русском языке, «заряжает» в упор парнише-азиату бронебойным выстрелом:

– Вы читали бирку на входе «На подъёме занимать оба ряда»? Ну вот и стойте теперь…

Он такой попытался было слегка ей возразить на ломанном русском:

– Я на русский пльохо понмай вообще никак, насяльника… Рьябота нада срошна... Парьвоз эта ту-ту...

Брошкина-Шварценеггер-танк «Фердинанд», тем временем, неспеша достала из модной сумочки кожи дикого крокодила Дэнди помадку цвета «Мэрлин Монро», мизерное зеркальце и стала ласково, с особой нежностью и любовью, с чувством выполненного долга и достоинством, натирать свой ствол после выстрела, совершенно не обращая ни малейшего внимания за свою спину, где мальчишечка-азиат прыгал на месте, пытаясь её перелететь, садился на корточки, пытаясь протиснуться между её ног, выглядывал из-за её необъёмных плеч, в надежде на чудо и снисхождение или русскую гостеприимность… Потом грустно как-то посмотрел на часы и затих в своих намерениях и амбициях. Понятно стало всем окружающим… Всё! Опоздал… При этом все вокруг молчали. Просто молчали и всё. Потому что это была не их проблема, не их тема, не их город, да и страна, по ходу тоже не их… ну кроме меня, конечно. Мне, как-то, совсем не по себе стало, муторно на душе, тускловато:

– Прошу прощенья, Мадам! Вы бы дорожку уступили человеку! Тропиться ведь он...

А она в ответ:

– А вам-то чё? Стоите и стойте себе спокойно!

Не, ну нормальный такой ответ, да? Я пытаюсь надавить на жалость и снисхождение и  продолжаю диалог:

– Ну он же на электричку опоздает сейчас. На работу. Ругать начальник будет, выпишут  штраф...

Не-а. Самоходка Фердинанд непробиваема:

– А мне-то чё? Это его проблемы!

Это снова возмутило меня и уже достаточно сильно. И тут, как говорил классик, нашего Остапа и понесло:

– Знаете что, уважаемая Мэрлин Монро! Вы не одна в городе! Кроме Вас есть ещё люди вокруг, оглянитесь! Вы не у себя в селе Покровка Воронежской области, где если захотел нагадить, то и нагадил где захотел! Ведите себя скромнее… надо уважать не только себя лично, но и других и не создавать никому проблем своими действиями и поступками...


...Но только она всё равно не уступила дорогу парню. И никто даже не шелохнулся в правом ряду. Они так и стояли слева паровозиком вдвоём, за ними так и не рискнул никто пристроиться до окончания поездки. Дама так и стояла до конца эскалатора на своём месте, тупо смотря вперёд, с гордо поднятой головой, а я ей, этой даме-горемыке, читал спонтанную лекцию… о любви к Родине, к окружающим, к соседям, к старшим и младшим, к детям-инвалидам, ветеранам, беспомощным животным, к гостям столицы, к нашей Родине, да к самой себе в конце концов… А все вокруг, стоя на эскалаторе, просто молчали, заткнув уши наушниками…


Потому что это их не касалось!

Позывной «Танкист». Отвратительно, как-то, господа Быдло, Рассказ, Равнодушие, Неуважение, Возмущение, Окружение, Чмо, Длиннопост
Показать полностью 1
38

Позывной "Хаха". Хаха-афера

...Откуда он появился, впрочем, и куда исчез потом – никто не знает. Прапорщик Хаханаев, командир взвода АГС второго батальона. Вроде как работал на зоне или местной ракетной воинской части, а потом, когда появилась совсем рядом бригада оперативного назначения, поменял место службы. В бригаде приклеили погоняло «Хаха», которое и перешло потом в радиопозывной при выполнении служебно-боевых задач.

Первый сигнал, что он большой мастер «уделать кого хочешь» поступил сразу, практически с его появлением в бригаде. Началось с того, что как-то раздался звонок в штабе батальона. Я в то время только приступил к выполнению служебных обязанностей в должности начальника штаба батальона. В телефонной трубке раздался голос начальника штаба бригады:

– Где комбат?

– В отпуске, товарищ полковник!

– Ну тогда ты иди сюда, в мой кабинет.

– Есть!

Вызов в кабинет начальника штаба ничего хорошего не обещал. Ибо все знали, что за вызовом, непременно, последует процесс под названием «драть питона». Я быстро опросил ротных по телефону на предмет ночных происшествий. Оказалось, что всё в порядке, только вот «Хаха» ещё не появился на службе. Пока шёл до штаба, всё думал о причине вызова. «Хаха», зараза, наверно! Захожу в кабинет. Докладываю:

– Здравия желаю. Товарищ полковник, в батальоне без происшествий!

– Где Хаханаев?

– Нет на службе ещё.

–Ты знаешь, что этот долб… нехороший человек «обул» командование бригады!

– В каком плане?

– Да в самом, что ни на есть прямом!

– Нет.

Позывной "Хаха". Хаха-афера Смешное, Юмор, Старый плавучий чумадан, 8 брон ВВ, Армейские истории, Длиннопост

– Ну так вот. Этот прапор собрал с четырёх человек управления бригады по шестьдесят тысяч рублей, ещё три месяца назад. Обещал поставить четыре новых УАЗа через неделю. И теперь ни денег, ни машин, ни этого Хаханаева… Сейчас берёшь весь свой батальон, его ищешь, находишь, и тащишь ко мне в кабинет. Понятно?

…Дословно весь разговор не могу передать, ибо слова начальника штаба чередовались с гневной нецензурной лексикой и угрозами непременно его, этого Хаха, изловить и «измерить ему толщину черепа, а потом отодрать, как питона» в различных неприличных позах мощными руками и ногами ребятишек из группы спецназа…

– Понятно. Разрешите выполнять?

– Вперёд!

Я позвонил по телефону из штаба бригады в батальон дневальному и отдал указание построиться батальону на плацу у казармы. Приказ-то начштаба надо выполнять! От штаба бригады до казармы батальона десять минут ходьбы. «Ну и где искать этого Хаханаева?», думал я, в ходе движения. «Во, блин, аферист! Да и командование тоже – халявщики! Где это они видели, что бы автомобили УАЗ продавались зпо такой цене». По тем временам, автомобиль УАЗ точно стоил, примерно, раз в десять дороже.

Картина. Батальон построен на плацу. Подозвал к себе командиров рот для уточнения задачи по розыску. И тут появляется он. «Хаха»! Собственной персоной, и как не чём небывало, такой:

– Здравия желаю! Разрешите встать в строй!

– Пробуйте! Не поздно ли на службу прибыли?

– Никак нет, товарищ капитан! Командир бригады задержал немного по одному вопросу.

Во как! Коронная «отмазка от звездюлей» для опоздавших. Кто наберётся смелости и пойдёт к комбригу с уточнением, так это или нет? Да конечно же никто. Вопрос по поиску настоящей личности решился сам собой. Оставалось представить его начальнику штаба для растерзания.

– Командир бригады это, конечно, очень хорошо! Но только вот ещё начальник штаба бригады имеет огромное желание с Вами пообщаться на эротическую тему. Настроение у него, как-то, не очень и поэтому грозился, при встрече, измерить толщину Вашего черепа! Вот именно батальон и построен по такому случаю и с задачей: Вас отыскать, если Вы закопались, то откапать и доставить к нему живым или мёртвым. Что на это скажете?

– Да ничего, товарищ капитан! Я уже и с начальником штаба пообщался. И с черепом у меня всё в порядке. Вопрос решён!

Ну решён, так решён…


***

…Девяностые. Только произошёл обвал рубля по отношения к доллару. Народ в панике. Всё дорожает стремительно. Как оказалось потом, в приватной беседе, Хаханаев «прошарил одну очень бизнесменскую тему». Но нужны были для этого деньги. А где взять? У самого-то, впрочем, как у большинства рядовых офицеров и прапорщиков, не было особо крупных сбережений. У командования бригады, если только.

И тут его просто осенило! Быстро придумал тему про склад с новыми УАЗиками, которые остались непроданными ещё по старым ценам, выбрал из командования бригады доверчивых людей, у которых точно деньги были. Все полковники! Популярно рассказал им выдуманную басню в цветах и красках, а те возьми и купись. Халява! Машины по бросовым ценам! Ну и что, что УАЗ? А «Хаха» затянул волынку на три месяца. Народ уже стал волноваться не на шутку! Деньги где? Машины где? А он им: «Вот завтра, через неделю, скоро! Не волнуйтесь, решаю проблему»! По этим предлогом и исчезал со службы на пару-тройку дней, типа комбриг задачу поставил! Ну комбат и отпускал его. Комбриг же приказал!

Тем временем он, на собранные у командования деньги, взял и прокрутил небольшую аферу: нашёл садовода в Краснодарском крае, которому некуда было девать свой товар, и он готов был его просто выбросить, скупил у него по бросовой цене два вагона яблок и сдал на местный вино-водочный завод.

Здесь толпа из полковников уже была готова разорвать его на запчасти! А тот раз, через три месяца, и говорит, что, типа, простите братцы-полковники, ничего не получалось, УАЗики изъяли вчера сотрудники КГБ, вот ваши деньги, в целости и сохранности. Возвращаю! Поучите и расписываться не надо!

Сам усадил свой зад в только что приобретённый на деньги от сделки подержанный автомобиль Москвич-412 и был таков. Уехал по своим, хаханаевским делам. Дальше «хаханаить» …

Позывной "Хаха". Хаха-афера Смешное, Юмор, Старый плавучий чумадан, 8 брон ВВ, Армейские истории, Длиннопост
Показать полностью 2
23

Позывной "Пуштун". Чёрная буря

Афга́нец — сухой, пекущий местный ветер, с пылью и песком, который дует в Центральной Азии. Имеет юго-западный характер и дует в верховьях Амударьи. Дует от нескольких суток до нескольких недель. Ранней весной с ливнями. Очень агрессивен.

В Афганистане называется кара-буран, что означает «чёрная буря» или «боди шурави»«советский ветер».

Позывной "Пуштун". Чёрная буря Твтку, Армейские истории, Восспоминания, Старый плавучий чумадан, Длиннопост

Глава I.


…Подходил к концу третий курс обучения в Ташкентском танковом училище. Жили в казарме, вся курсантская рота на одном этаже, больше ста человек. И тут, какая-то падла, приноровилась изымать и, должен заметить, совсем без сожаления из карманов курсантскую зарплату. При том всю и у всех. Повзводно. Понятное дело, скоро летний отпуск и какая-то сволочь решила таким способом заработать на праздное его проведение. Так в апреле искали пропавшую зарплату в первом взводе, да так и не нашли, потом в мае – во втором, и тоже результат ноль, сейчас уже июнь, а потом июль и… здравия желаю – курсантский летний отпуск! Только вот вор-то не пойман, и очередь расстаться с зарплатой и карманными деньгами в аккурат перед отпуском возросла в разы, а круг подозреваемых совсем сузился и вплотную приблизилась к личному составу оставшихся двух взводов, то бишь, третьему или четвёртому…

…Впрочем, какая это была зарплата-то. Так, слезинки-копеечки. Если мне память не изменяет, то это было в пределах 17 рублей 50 копеек для курсанта, а сержанты получали рубля на два-три больше. Ну а вот если взять и «пройтись» по карманам взвода, а это в среднем человек тридцать по списку, да ещё некоторым и переводы из дома слались для приобретения авиабилета, на самолёт из Ташкента до дома, то набегала весьма неплохая сумма на одно «воровское рыло», а может и на два… рыла или даже организованную в группу карманников… Около пятисот рублей! Баснословная сумма по состоянию на 1985 год…


***

…Некоторое отступление по теме. В восьмидесятые, например, моя бабушка Матрёна в селе Панки получала пенсию в размере 20 рублей всего. Десять рубликов пенсия, заработанная в колхозе «Ивановский» за всю свою сознательную рабочую жизнь и 10 рубликов за своего мужа, Дмитрия Константиновича, моего деда, погибшего на войне в Великую Отечественную. Получала бы на десятку больше, как ей говорили тогда в Сельсовете, если бы в похоронке было написано, что дед не «пропал без вести под Смоленском в 1943 году», а был «убит в бою»… На руках осталось трое малолетних детей. Она так и не вышла замуж больше и жила одна, всё деда ждала. Всю оставшуюся жизнь! Двадцать рубликов ей за глаза хватало на жизнь в селе, как она говорила…


***

…Ну, так вот, остались не ограбленными два взвода, наш четвёртый и третий. Зарплату старшина Конкин выдал вчера вечером. Значит, будут грабить ночью или завтра утром во время зарядки, или на днях, но что будут грабить – это точно. С кем-то советоваться и принимать совместные решения было, по понятным причинам, совсем без пользы, ибо при этом возникал факт утечки информации. И потом жди ещё месяц, до следующей зарплаты! А круг-то сузился. Все понимали, что «крысак» или «крысаки» где-то рядом, среди нас…

…Наш герой "Пуштун" удивительной судьбы и упорства в достижении своей цели, человек. Три раза поступал в это училище и каждый раз не удачно. Шёл, работал год на себя и над сбой и снова приезжал поступать. Это был его четвертый заход на круг и опять бы не поступил, если бы не остался в «партизанах». Партизанами у нас называли тех, кто ещё месяц, до присяги, ждал появления вакансии в ротах, проживая в башнях музейных танков, которые стояли тут же на постаментах в училище. Ждали, когда кто-нибудь да сломается на Курсе Молодого Бойца (КМБ) и появится место для партизана.

КМБ в ТВТКУ, это «вам не тут и не здесь, и даже не там!», и, как пели, в модном застольном училищном шлягере тех времён: «ТВТКУ это вам не рай в Крыму!». Месяц после поступления, практически весь август, сплошной «задрочки» на выносливость! Не каждый выдержит. С подъёма до отбоя. Ежедневные марш-броски с полной выкладкой на дальние расстояния. Рытьё окопов размером в полный рост, для стрельбы с лошади из окопа, стоя в стременах, потом для танка в окопе, на трансмиссии которого стоит эта долбанная лошадь, а всадник, зачем-то, стоит прямо на седле и имеет желание выстрелить из закреплённого оружия. Обкуренный наверно, этот всадник, вместе с лошадью и командиром… и это всё при температуре воздуха +45 по Цельсию в тени, которой в узбекской пустыне и не найти вовсе, а на солнце градусов на десять ещё выше. Прибегаешь такой вечером, бывало, плюх на кровать и думаешь: «Всё! Абзац! Завтра рапорт на стол и домой до Липецка, своим пешком, на фик нужен такой замес!». Ведь пока нет присяги и Приказа о зачислении, можно было валить по рапорту на все четыре стороны. И тот «юный Шварценеггер», который думал, что здесь, к примеру, учили на десантника, а одно время здесь была десантная рота, или раиса (Директор колхоз в Узбекистане) не выдерживал даже курса «молодого Танкиста» и валил «до дому до хаты» восвояси и даже не сказав никому "До свидания!". Его место тут же занимал «партизан-танкист», коих было, когда я поступал, человек двадцать. Гораздо сложнее было тем, кто уходил сам или отчисляли за разгильдяйство или по другим причинам после присяги или с 2-3-4 курсов. Тут же сразу неимоверно и со всех сторон дула «Чёрная буря» и «залётнЫя парнЫша» попадал в учебку ВДВ в Азадбаше, это совсем недалеко от города Чирчика или другие пересыльные пункты ТуркВО. Дальше их ждала «незабываемая и очень культурная поездка на боевую экскурсию и своеобразное сафари, где главными экскурсоводами по горам и ходячими мишенями были местные и пришлые моджахеды с китайским автоматами», буквально, в соседнюю республику, с очень известным, не только в Советском Союзе, названием - Афганистан. Должен заметить сразу, что «экскурсионная компания, в лице Министерства Обороны СССР» не выдавала ни каких страховок и вовсе не давала ни малейших гарантий на возвращение назад, на историческую Родину, в живом или хотя бы в частично целом состоянии.


…Ну, так вот, вернёмся к нашему рассказу. Наступило утро злополучного дня. Весна. На зарядку заставляли выбегать с голым торсом, а китель оставался лежать сложенным на прикроватном табурете. Ну и там же в нагрудных карманах оставались документы и нехитрый карманный курсантский скарб: военные и комсомольские билеты, сигареты, носовые платки и расчёски, письмо с фотографией от любимой девушки, ну конечно, если она была… и деньги, ну если и они, конечно, у тебя оставались после раздачи всяких долгов накануне, сразу после получения денежного довольствия...


...В третьем взводе существовала пара «ЧМОшников», они там у них бесплатно подрабатывали «прачками, уборщицами, гладильщицами, пришивницами подворотничков и вечных «фрикционщиков» паркетного пола», все четыре года… Вот казалось бы, военное училище, только самые смелые, бесстрашные, самые лучшие из лучших, все в равных условиях, а тут такие «кретины-ЧМОшники» откуда не возьмись, и те, которые принуждали их это делать, вот даже и рассказывать про них нет большого желания, а придётся по одной простой причине, что один из них и оказался вором-карманником…


Продолжение скоро...

Показать полностью
1

Позывной «Танкист». Обратная сторона

Позывной «Танкист». Обратная сторона Твтку, Война, Бой, Старый плавучий чумадан, Фэнтези, Длиннопост

…Взрыв был такой силы, что башню БМД-1 оторвало от корпуса, она подлетела вверх и упала в нескольких метрах, воткнувшись стволом пушки в грунт. Снаряды вылетели из боеукладки, как семечки из бабушкиного кулька, скрученного умелыми руками из газеты «Правда», и теперь валялись по кругу чёрного, закопчённого корпуса. Днище боевой машины скрутилось в трубу и не оставила ни малейших шансов остаться в живых механику-водителю…

…Воспроизведение  замедленной картины в тёмно-коричневом цвете, цвета старых фотографий: взрыв, отрыв башни от корпуса БМД и полёт моего тела в бездну, в тёмный коридор-тоннель в конце которого сиял жёлтый, яркий до боли в глазах, круг солнца…

«Ну вот и всё! – пронеслось в моём мозгу. – Полетели!»

Только вот не долетел до конца тоннеля. Вдруг развернулся в другую сторону и… пришёл в себя от того, что кто-то потащил моё тело за ноги по траве лицом вниз. Грубо так и совсем не ласково. Тут же из моей разгрузки, из нагрудных карманов, одним за другим, высыпались магазины с патронами к автомату Калашникова, вот остались лежать на траве и гранаты, две ракетницы…  А автомат-то где? А у меня совсем не было сил ухватить хотя бы гранату или ракетницу… С трудом согнул правую руку в локте и подставил под подбородок, ибо он, мой подбородок, начал, как плуг в поле, вспахивать одуванчики… Нестерпимо болела спина в районе почек, весь позвоночник, от копчика до головы. В ушах звон, как будто стукнули по голове сковородой несколько раз, левую руку вообще не чувствую, правый глаз вообще ничего не видит…

…Наконец моё тело подтащили к транспортному средству, успел заметить, что это телега на резиновом ходу, взяли за воротник и портупею на брюках и просто бросили в неё, как сноп сена или мешок с навозом…

…Снова очнулся уже в камере на бетонном полу. Огляделся одним глазом. По периметру три стены решётчатые в мелкую сетку из толстых прутьев, которые намертво упёрлись в четвёртую стену, похоже, из бетона. Потолок такой же, бетонный. Рядом валяются ещё два таких же бедолаги, как и я, в каких-то чёрно-зелёных комбинезонах, типа костюма аквалангиста. Ихтиандры, блин.…

Пить! На моём ремне висела армейская фляжка со спиртом. С большим трудом снял с ремня. Сделал глоток. Не вода, это точно… Занюхал рукавом.

Позывной «Танкист». Обратная сторона Твтку, Война, Бой, Старый плавучий чумадан, Фэнтези, Длиннопост

Ну теперь ещё и курить очень захотелось. Пошарил здоровой рукой по карманам разгрузки. Пусто. В правом нагрудном кармане танкового летнего комбинезона нащупал пачку сигарет. Отстегнул кнопку кармана, открыл пачку, кое-как достал сигарету, там же была и зажигалка бензиновая, любезно доставшаяся в качестве гуманитарной помощи от Президента. В правом нагрудном кармане нащупал пистолет ПМ и запасную обойму! «Значит не обыскивали! Так! Ну теперь вам всем будет «абзац», кретины!» – думал я, втыкая сигарету в рот.

Позывной «Танкист». Обратная сторона Твтку, Война, Бой, Старый плавучий чумадан, Фэнтези, Длиннопост

Девятый патрон у меня всегда был в патроннике, оставалось снять с предохранителя. Снял. Всё! Теперь только нажимай на курок и «вали» всех подряд, кто появится на линии огня, пока патроны не кончаться в обойме. Перезарядить быстро и вставить другую обойму одной рукой вряд ли смогу, левую-то руку по-прежнему вообще не чувствовал… Попробовал подняться с пола. Резкая боль в спине снова отключила моё сознание…


***

…Очнулся от резкого запаха, типа нашатырного спирта, но только как-то повкуснее, миндальный что ли. Чуть побаливала голова и слегка подташнивало. Машинально открыл глаза. Осмотрелся. Вижу хорошо, даже лучше чем было. Обеими глазами, только вот какие-то мурашки-червячки в глазах скачут. В углу камеры человек в акваланге и надвинутом на голову капюшоне разглядывает мой пистолет. Передо мной, на коленях стоит коротко стриженная девушка, почему-то в моей разгрузке и моих брюках и каким-то флаконом в руках, спрашивает:

– Шпрехен зи дойч?

– Во, мля, немцы, что ли? Вы-то откуда здесь? – спросил я её в ответ, хотя, сколько себя помню, пытался изучать французский, но её вопрос мне был понятен.

– Всё ясно с Вами, – закрывая флакон крышкой и смотря мне в глаза продолжала она, – русский, значит. Мы Вас отремонтировали немного…

– Кто это «мы»? И как это «отремонтировали»? Я Вам чё, «лада-седан баклажан», что ли? И почему Вы в моей одежде?

– Да потому что Вас пришлось положить на мой экзокостюм… – спокойно ответила она. Тут я почувствовал, что действительно лежу на чём-то:

– Ну так можете уже забрать, свой этот... экзо…

Я было приподнялся на локтях. Странно, боли-то в левой руке совсем нет! Она стала рабочей!

– Вам сейчас вставать не надо вовсе! Придётся ещё полежать на спине ну… дня три, хотя бы… Мы Вам диски заменили… – уперев ладонь в мою грудь она уложила меня в исходное положение, достала из другого кармана моей разгрузки флакончик, неспеша открутила крышку и поднесла к моему носу:

– Спокойной ночи!

Я снова провалился в бездну. Но это уже было не потеря сознания и не забытьё, а какой-то сон… Сладкий такой сон...


***

– Ты с нами бухать пойдешь завтра? – Ванька закурил сигарету.

– А что есть предложения где?

– Ну да! Моя подруга пригласила. Они там с подружками собираются отмечать Первое мая! Ну те и предложили ей, что бы я друзей своих захватил… человека четыре ещё надо для полного комплекта…

– Ого! Чё, мужской голод в городе наступил? Мужики кончились в городе!

– Ну да, вроде того. Они из Меда все…

– Понятно! Анекдот: «Мальчики! А вы из Меда или из Педа? Из Фуета! Маш, пошли! Это же курсанты из ТВТКУ!»

Засмеялись.

– А кто ещё пойдёт?

– Да мы все: я, Саня, Харлам, Серёга и ты…

Предложение заманчивое. Водки попить. С девчонками повеселиться. Заканчивался третий курс обучения в танковом училище. Ещё пару месяцев и отпуск! Летний. Целых тридцать дней дома! Ни каких тебе караулов-нарядов, сплошное обжорство «маменькиными шанежками» и сон целый день без всяких там обозначенных подъёмов и тревог! Настроение самое хорошее, отчего бы и не повеселиться?

– Хорошо, согласен! Только вот с монетой в кармане совсем не густо…

– Да ладно, разберёмся…

– Тогда договорились!

В назначенное время я стоял за домом на против училища с дипломатом-портфелем, в котором загружено аж шесть бутылок водки. Фуражка под мышкой, китель расстёгнут. Жара! Жду ребят, пока те переоденутся в гражданку и подойдут. Сказали, что быстро, но уже прошло с пол часа наверно, а их всё нет. Хозяина квартиры, где хранились мои гражданские вещи, тоже нет. И вот теперь я «парился» в военной форме у подъезда! Тут возьмись и появись командир нашей курсантской роты с женщиной под ручку, из-за угла вышел! «Ну вот, дождался, блин!» – я поставил дипломат на рядом стоящую лавочку, застегнул пуговицы на кителе, надел фуражку.

– Здравия желаю, товарищ капитан! – приложил руку к головному убору.

– Здравствуйте! В увольнении? – он поздоровался со мной за руку.

– Так точно!

– А Вы почему здесь стоите? – задала вопрос спутница капитана.

– Да вот друзей жду…– смущённо ответил я.

– А то пойдёмте к нам в гости? Отметим праздник! У нас и водка есть!

Ну и ничего себе поворот! У меня, наверно, рот открылся от такого предложения и глаза выпали из орбит. У них водка есть! Да у меня «чумадан» водки вот он, блин!!!

– Да нет! Он же друзей ждёт, сказал же!!! Пойдём! – заторопился командир роты, быстро уводя свою спутницу от греха подальше, наверно думал, что вдруг я возьму и соглашусь на её предложение...


Будет продолжение. Скоро...

Показать полностью 2
37

Позывной "Танкист". Мои командиры

...Накануне Дня Защитника Отечества решил рассказать про моих самых лучших и первых воспитателей-командиров: лейтенант Петр Андреевич Гербертер, командир четвёртого взвода курсантов, земляк, из Воронежской области, и… собственно, моя мама, Клавдия Дмитриевна...


***

…Никакого панибратства во время учёбы в Ташкентском высшем танковом училище, на протяжении всех четырёх лет, не было. Он лейтенант, с очень красивой фамилией Гербертер, командир курсантского взвода, стройный, подтянутый, всегда в идеально выглаженной форме, в начищенных до зеркального блеска хромовых сапогах «в гармошку», а я – курсант, приехавший за три девять земель постигать науку Родину защищать. С моей стороны не делалось даже и попыток «записаться к нему в землячки», не дай бог «в стукачки». Я не преследовал даже и цели получить «по блату» какие-либо привилегии по отношению к себе, ну, например, поднять балл в выпускном аттестате, поговорить по-землячески про выпускное «блатное» распределение куда-нибудь за границу СССР, попасть в ВДВ или Морскую пехоту, куда очень хотел и мечтал... Хватало, конечно, «вечно хитрозадых» сокурсников в роте, которые поначалу «подкатывали» с недвусмысленными предложениями подойти мне к нему, к Петру Андреевичу, и порешать кое-какие, совсем небольшие, их личные «шкурные вопросы» за них: ну, например, перевестись к нам в четвёртый взвод, поговорить с каким либо преподом, на тему повышения оценки по иностранному языку, мол ведь «Гербертер в хороших отношениях со всеми преподавателями, а тебе поговорить с ним ничего не стоит, ведь вы земляки, но… я сразу, во всеуслышание, сделал заявление, понятное и доступное для всех желающих въехать в рай за чужой счёт: «Братья-танкисты! И не мечтайте! Даже рот не открою в этом направлении – живите как все, в равных условиях… и будет вам счастье!».

… Пётр Андреевич не предлагал мне никогда и никакими намёками стать «внештатным секретным информатором». Да и не получилось бы это у него всё равно это сделать, даже по-землячески, потому что я воспитывался во дворе русского города Липецка в районе с нештатным названием «Слобода», да ещё и одной мамой на её зарплату в 80 рублей…


***

... Моя мама, Клавдия Дмитриевна, 1933 года рождения, уроженка села Панки, Белгородской области, успела получить лишь три класса образования. Началась война. Великая Отечественная. Её отца и моего деда, Дмитрия Константиновича Портянкина, призвали на фронт. По похоронке пропал без вести он в 1942 году в районе населенного пункта Селижарово, бабушке сообщили об этом только через год. После войны, односельчанин, находившийся во время боя с ним рядом, рассказал бабушке как дед погиб. Пуля попала ему прямо в сердце… Потом рота пошла в атаку, а деда моего так и не нашли потом… Фотографий тоже не осталось. В его семье остались трое детей, на попечении моей бабушки, Матрёны Романовны. Бабушка больше так и не вышла замуж. Всё деда ждала, до самых до последних дней…

…Мама воспитывала нас с младшей сестрой Светой очень своеобразным методом, далеко и совсем не «по Макаренко». По мне, за мои проделки, сколько я себя помню, вплоть до начала десятого класса, просто «гуляли» раз в неделю бельевая верёвка или шланг от стиральной машины, я до сих пор помню её название, этой советской стиральной машины – «Волга» и ещё мамины белые туфли-босоножки с большим таким белым каблуком. Таким же «методом привития любви к Родине», нет-нет, да и доставалось и младшей сестрёнке Свете. А потом и её дочке, моей племяннице, Юле.

А вот «Стукачу», в нашей небольшой неполной семье, непременно, безоговорочно и «стопудово» и всегда выписывался «первый кнут».

«Никому, никогда не рассказывай про себя и про других, даже если эта информация верная и даже если ты не расскажешь, то это навредит тебе! Никогда ничего не ешь, будучи в гостях у чужих и не знакомых людей, не показывай, что ты голоден! Уважай старших и оказывай им внимание!» – вместе с красными полосками на коже от бельевой веревки «въехали в меня», да по всей видимости и в Юлю, пункты Семейного Устава из уст моей мамы и Юлиной бабушки, на всю нашу оставшуюся жизнь. Мы оба так полюбили нашу Родину, что стали офицерами…

…Я уже учился в 10 классе. Мама устроила мне плановую «выволочку», так мама называла экзекуцию за мои проделки. Да и проделка-то была так себе: моя подружка заболела, ну «измеряли температуру» на даче её папы-генерала вместо школьных уроков, да и всего-то три дня… Да всё бы и закончилось благополучно, да только вот «классная» Нина Васильевна забеспокоилась сильно, взяла и пришла к нам домой с вопросами «албанскими»: «Куда это я пропал на три дня из школы?»…

– Ну ты ещё женись до армии!!! – и в её руках появился штатный воспитательный предмет… Потом я засобирался на тренировку по самбо, а мама мне:

– Не ходи сегодня на тренировку…

– Как это «не ходи»? У меня подготовка к соревнованиям… Ещё раз ударишь меня или Свету– уйду из дома! Понятно сказал?

И вышел…

Потом, после двухчасовой тренировки и принятия душа, всё моё тело, руки, ноги покрылось пухлыми красно-синими полосками, крест на крест, от бельевой верёвки. Хорошая такая была, эта чёртова бельевая верёвка, витая такая, советская и очень качественная, как сейчас помню, с палец толщиной, «по мне ходила», сколько себя помню, и износа ей не было… Пацаны в раздевалке после тренировки и душа, такие с удивлением, вопросами и предложениями:

– Опаньки! Это кто и чем тебя так разделал? Ну-ка, пойдём, разберёмся с тем человеком!!! И немедленно!

А я им:

– Чё, мою маму колотить собрались, что ли? Успокойтесь.

Все посмеялись в ответ. Не поверил никто:

– Врёшь ты всё! Ты просто не хочешь говорить кто! Ну как хочешь. Мы просто хотели тебе помочь с разборкой…


***

…Как-то, уже на четвёртом курсе, за месяц до выпуска, я попался в самоходе дежурному по училищу, прямо с бетонного забора к нему в руки и свалился, чуть его, этого дежурного-бедолагу, не задавил. Тот с удовольствием записал мою фамилию и удалился восвояси по своим делам. Пётр Андреевич тогда был ответственным по роте. Когда я ему доложил о своём «залёте», он сказал:

– Ну сказал бы дежурному, что я тебя отпускал на час, ну к жене, что ли…

А я ему:

– Ну это же не правда…

В общем поорали на меня тогда за это на всех построениях в звене рота-батальон, да и на училищном построении в понедельник все и от души, пришлось даже выходить на середину плаца для этого. Ну, наверно, очень понравился тогда начальнику училища генералу Фролову мой строевой шаг, снизошёл он на милость и влепил мне десять суток ареста за самоволку «с отбыванием на гауптвахте во время торжества по случаю выпуска из училища»… Потом, правда передумал, наверно прочитал мой рапорт о желании продолжить службу после выпуска в Афганистане, сильно прослезился, и просто изорвал его, этот рапорт в клочья – не пустил … За это ротный написал в выпускной характеристике: «…уверенно стреляет из всех видов оружия и вооружения боевых машин и танков… в поступках решителен… склонен совершать самовольные отлучки...». Хорошая реклама получилась, ничего не скажешь. На протяжении всей моей военной службы замучился отбиваться от предложений перейти в Спецслужбы. Не хотел. Я же танкист!

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Мама. Здесь ей 17 лет. Фото сделано а г. Луганске.

… Мой главный учитель, мама, ушла из жизни в 2018 году, за четыре дня до моего Дня рождения, ей было 85. Последние слова, которые он сказала моей сестре Свете:

– Вы полковника не забудьте поздравить с Днём рождения…

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Вырезка из газеты "Красная звезда" за 1988 год. Фото сделано в г. Термезе, Узбекистан.


…Пётр Андреевич жив-здоров и слава Богу! Часто созваниваемся…

С Праздником, командир! С Днём Защитника Отечества!

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Рассвет. с.Панки, Белгородская область

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Майор Юля.

Показать полностью 4
23

И была война.

Продолжение.

Начало: Колонна на войну .


…Снаряд умчался не известно куда. Просто вдаль, по траектории, известной только ему одному, этому снаряду. В пятиэтажку, естественно, не попал. Валера выглянул из башни:

– Сложно стрелять без стабилизатора на такую дальность! Два двести… примерно…

– Поставь на стопор башню!

– Да поставил уже! Да только толку всё равно нет.

– Да давай серию! Смотришь, что ни будь да залетит по бродячей траектории!

– Ща сделаем!

Валера снова скрылся в башне. Полетели одним за другим пять осколочных снарядов подряд. Опаньки! На тебе!!! Один таки хорошо зашёл в нужный проём окна. Стоящие вокруг танка зеваки радостно и с восторгом зааплодировали. Послышались комментарии, типа: «Лови, фашист, бомбу!», «На тебе, бандос, разрывной ананас!».

– Федя, кушайте бигус!!! – Это уже Валера «выдал перл», снова показавшись по пояс из башни ПТ-76.

– Как? В комендатуру-то хоть не попал?

– Да сейчас узнаю! Эй, человек! Ходи сюда! – Я позвал парнишку с радиостанцией Р-159 за спиной. Тот подбежал:

– Нормально попали. Из комендатуры передали, бандосы из окон вылетели! Толпой. С третьего этажа и без парашютов. Человек пять сразу!!! Дружно так, косяком пошли!

– Во, Валер! Зер гут!!! – Я поднял правую руку и большой палец вверх.

– Там вот слева от комендатуры, какая-то группа в белых маскхалатах появилась. Передают, что человек десять-пятнадцать что-то тащат. – Продолжал парниша-радист. – Просят накрыть их.

– Ну да, щас накроем, а окажется, что это наши!!! Здесь надо уточнить тему у комбрига! Подожди, Валер, не стреляй пока!

Я подошел к комбригу. Он неподалёку с генералом и офицерами штаба разглядывали генеральскую карту. Он мне вопрос:

– Как успехи?

– Да попал танкист хорошо и ровно туда куда надо! Слегка уменьшил количество бандосов на этом свете! Там люди какие-то появились в белых маскхалатах. Есть какая-либо связь с соседями? А то долбанём, да по своим окажется! Не очень хочется, как-то!

– Да нет никакой связи! Скажи командиру артдивизиона, пусть из ЗэУшек их пуганёт…

– Понял!

Чего уж здесь не понять. Связи с соседями нет. Карты города нет. Схемы на бумаге простой и той тоже нет!

–Ты далеко не уходи, через десять минут совещание.

– Есть!

Зарядили артиллеристы ЗУ-23. Пульнули в ту сторону очередь. Побухали в небе разрывы. Страшно сильно для людей в белых маскхалатах!!! Да нет, конечно…


…Тем временем, эти люди в белых маскхалатах тащили трубу на ножках от гимнастического козла, приспособленную для стрельбы снарядами от БМ-21 прямо по снегу. Волоком, держа за эти самые приваренные ножки. И снаряды аж три штуки на плечах. Тяжеленные.

– Ну что, «Физик»? Скажи, толк будет от твоей затеи? Не зря прём твои железяки? Тяжёлые, зараза! Уже вспотел три раза!

– Всё будет ровно, я тебе говорю, «Бородач»!

«Физик» поправил пальцем очки на носу. Корячась, переложил снаряд на правое плечо. Снаряд тяжёлый, килограммов под шестьдесят. Почти три метра длинной. Втроём еле тащили. Часто останавливались. На отдых. Вспотели все. Машину «шишигу» бросили за домами. Ехать на ней дальше нельзя было. Подручных материалов, чтобы изготовить сани, в округе не нашлось. И вот теперь корячились всей толпой.

По расчётам школьного учителя физики, если поставить самоделку на ровную местность да поближе, да что бы местность была открытой, то можно, как стемнеет, накрыть войско незваных гостей снарядами от БМ. Для этого подобрали трубу по размерам, приварили «козлячьи» ножки, прикрепили обыкновенный школьный транспортир, повесили камешек на верёвочке и готово. Самоделка «Шайтан-Турба». Пускай снаряды, если можешь. А «Физик» мог это делать. Такую же штуку он изготовил и опробовал уже на снарядах от СПГ. Получилось хорошо. Саданул тремя снарядами навесом. Шороху наделал хорошего в рядах противника. Крепость тогда всё равно не удержали. Вертолёты налетели, бомбить стали. Драпать пришлось. Трубу бросили. А теперь труба побольше, да и снаряды гораздо мощнее. «Вот если попаду куда надо, отсыпят бабла хорошего за это, никуда не денутся» – так думал «Физик». Снаряды нашли в лесу случайно. Спрятал кто-то. Наверно, тротил хотели из них достать…


…Командиров батальонов собрали на совещание. Прямо на свежем воздухе. На горе перед «Бессмертной крепостью». В руках у комбрига генеральская карта.

– В общем, слушай боевую задачу. Овладеть местностью вокруг блокированной бандосами комендатуры. Закрепиться. И дать выйти окружённым милиционерам из комендатуры вот по этому маршруту.

Комбриг провёл карандашом по карте.

–То есть на эту самую гору, на которой мы сейчас стоим. Для этой цели второй батальон, с семи часов утра, послезавтра, четырьмя штурмовыми группами блокирует во-о-о-он ту пятиэтажку со всех сторон и уничтожает там противника своими силами и огневыми средствами «под ноль». Понятно, комбат? Думай сам, как будешь это делать! – Комбриг показал рукой на пятиэтажный дом, стоящий рядом с комендатурой.

– Понятно.

– Первый батальон обходит комендатуру справа, закрепляется в частных строениях. Вот здесь.  Комбриг показывает комбату первого батальона на карте место и чертит кружок карандашом на ней…

– Завтра спускаемся с этой горы и закрепляемся в частном секторе по своим направлениям. Понятно, командиры?

– Мне нужны ещё АГС. У меня на трёх БМД стоят, ещё надо на две поставить по одному АГСу.

«Во, мля! Нафига, интересно? АГС на БМД! Там и так три пулемёта ПКТ и пушка 73 миллиметра. Ещё бы ЗУ-23 туда бы привязал! Чудак-человек!» – Стою такой, чешу затылок под шапкой. Недоумённо с Валерой посмотрели друг на друга, пырхнули в ладошку.

– Ну, наверно, знает чё делает!!! – Валера развёл руки в стороны.

– Комбат два! Отдай ему два АГСа.

– Да не проблема! Пусть забирает! Только расчёты его. У меня и так народу нет на войну.

Я-то понимаю, что такое таскать АГС при штурме населённого пункта! Весьма неудобная вещь в городе. Да ещё позицию удобную найди попробуй для него. Да даже если и найдёшь, то пару человек на охрану тыла надо выделить. Да и хорошая групповая мишень из расчёта получается, особенно когда они этот «агрегат» тащат. В обороне, конечно, нет вопросов, хорош. Выкопал окоп поглубже и стреляй себе навесной траекторией по супостату пока боезапас не кончится!


…Вспомнил случай по теме АГС-17. Кадамовский полигон. Взвод АГС на позиции. Под моим руководством стреляем по мишеням. Тут полковник из округа подходит:

– А что вы прямой наводкой только стреляете? А навесом? Можете?

«Да, конечно, можем, только не здесь. Слева, метрах в двухстах, оживлённая автомобильная трасса проходит. Как-то «очкова-то»! Можно и по трассе влупить, а там машины туда-сюда. Отсюда слышно шорох колёс по асфальту!» – Это я так про себя подумал. А в слух сказал:

– Нет. Только учимся. Покажите как?

– Да вот так! – Полковник настраивает АГС-17 для стрельбы навесной траекторией и даёт очередь. Бах, бах, бах! Разрывов в поле не видать секунд тридцать. А потом и прямо на трассе: бумс, бумс, бумс!!!

Я ему:

– По трассе шибанули, товарищ полковник!

Он такой побелел от ужаса:

– Да? Да, нет!!! Не может быть! Ну ладно, занимайтесь тут, а я пошёл…


Ещё не всё. Продолжение будет.

И была война. Бой, Бойцы, Война, 8 брон, Старый плавучий чумадан, Длиннопост
Показать полностью 1
55

Позывной "Танкист". Танцы в огороде

…Кровища по склону обрывчика. Труп без головы совсем и без руки, почти у воды валяется. В черной окровавленной одежде. Рядом с ним автомат и… корова… Живая. Жалобно так на нас смотрит… Не мычит совсем. Вымя разорвано. Сильно. Кровь из неё стекает на землю.

– Что с «говядиной» делать, товарищ майор? – спрашивает «Абрек». А мне не до говядины совсем. Местность осматриваю, да бойцов считаю… Вроде все.

– Да ничего… Занимай оборону вон у тех фундаментов. – Показываю указательными пальцами в два направления. Там, на пригорке, еще два недостроя-фундамента.

– Да смотрите в оба под ноги! Растяжки могут быть! И ещё пара «уважаемых джентльменов» где-то здесь!

– Понял! – «Абрек и команда», пригибаясь, перебежками, по ходу движения разделились на две группки по четыре человека и заняли оборону за фундаментами на пригорке.

– «Двадцатый первый»! – это мой позывной в бригадной радиосети.

– На приёме.

– «Я, двадцатый второй, тут мул…» – дальше не разобрал, что сказал замполит батальона, помехи какие-то пошли. Ну мул и мул. И что? Мул! Домашнее животное, которое, на сколько мне известно, является гибридом лошади и осла. Здесь «говядина», там «осело-конь» …

…Я подобрал автомат убитого. На ремне автомата какая-то надпись шариковой ручкой на арабском. По всей длине ремня. Красивая такая вязь. Старался, не ленился, выводил владелец! И вот теперь без башки… и вечное Царство небесное, наверное…

– «Ну так что с ним делать-то?» – прервал мои размышления о прекрасном замполит вопросом по «Радию». Здесь труп и говядина и не знаешь, что с ними делать! Там мул «поставил в ступор» группу замполита.

– Да дай ему пинка и пусть скачет…

– «Да нет! Ты не понял. Священнослужитель по-нашему. Сидит возле дома на лавочке. Приём!»

– Без оружия?

– «Да»…

– Да ну пусть и сидит тогда… Богу молится…

…Штурмовые группы моего отряда идут почти в ряд. По «Уставу» необходимо видеть крайнего солдата соседей слева… и справа тоже бы не мешало… Да только не видно никого на практике! Село. Идём огородами. Дома, кругом деревья, кустарники всякие, заборы… В линию идти невозможно. Местами приходится через одну дырку в заборе из рабицы просачиваться…

…А вчера погиб «дядя Ваня». Иван Близнюк. Старшина 6 роты. Нарвался со своей группой на засаду в подвале… Из подвала пулеметчик-бандос и расстрелял почти в упор…

Ещё в пункте постоянной дислокации собираемся на войну, а он в отпуске. Заходит такой в штаб батальона, в полной «боевой раскраске». Я со старшим писарем «Боевой и численный состав заполняем, бланк такой со сведениями, чтобы всё посчитать и штаб бригады подать.

Я ему:

– Иван! Ты куда собрался? Ты же в отпуске! Иди домой!

А он:

– Моих троих детей Вы будете кормить, товарищ майор?

Не, ну нормально, да? Ответ на вопрос вопросом.

– Знаешь что? Дядя Ваня! Как-то не сильно и охота! Только на войне воюют, в отпуске отдыхают, а на празднике бухают… Так что, идите! Идите и спокойно отдыхайте, товарищ старший прапорщик! Отпуск у Вас!

Оставаясь за комбата, я никогда не вызывал офицеров, прапорщиков, «контрабасов» из отпусков на войну. Никогда не ставил в строй тех, кто по каким-либо причинам, не горел особым желанием, если придется, «пролить каплю крови» за Родину… А тут такое дело. Первый и единственный человек за всю мою длинную службу, который пришел сам из отпуска, чтобы поехать со своей ротой не водку пить… а на войну!

– Я только что из штаба бригады. И рапорт мой о выходе из отпуска подписан комбригом. Так что, товарищ майор, старший прапорщик Близнюк, представляюсь по случаю прибытия из основного отпуска! Разрешите идти, ротой заниматься?

Ну и что тут скажешь, кроме как:

– Идите!

Придумай я как остановить его, в то время, и был бы он живой… Только если жена его с тремя детьми не остановили… Какая преграда ещё должна была быть для него? Какой шлагбаум придумать надо?

… Приехали к месту боевых действий. Разбили полевой лагерь. Предстояло поделить личный состав на штурмовые группы.

Сидим за столом с замполитом и командирами рот, составляем списки. Тут Иван заходит:

– Про меня не забудьте! Я вам, что? Палатки приехал охранять? Я с вами тоже в бой пойду!

Мы с замполитом переглянулись. И что тут ответить?

…Потом погиб замполит 5 роты Витька Мельник. «Пиджак». Пришел в армию служить после университета. Толковый парень. Старший лейтенант. Сидел бы себе на гражданке! У матери один единственный. Жениться не успел… После первого штурма злополучного села, на общем построении, я увидел у него царапину на носу. Хорошую такую царапину. Похоже осколочная.

– Всё, товарищ старший лейтенант! На завтра у Вас выходной, в буквальном смысле.

– Ну товарищ майор?

– Командир роты! Что ему не понятно? Я приказываю выполнять! Вы-ход-ной у него! Завтра. Целый день. Рану залечивать! Спиртом!

– Понял, товарищ майор!

Я старался с «отметиной смерти» уже не брать на штурм. Удержи я его, придумай как это сделать и… был бы живой! Хотя как знать? Да куда там. Молодые да горячие. Да ещё солдаты-срочники смотрят со всех сторон на поведение. Не расслабишься сильно, не забалуешь…

…Опять заработала моя радиостанция:

– «Двадцатый первый! Приём!»

– На приёме!

– «Встречайте гостей! Пять бандосов от нас в Вашу сторону побежали!»

– Принял.

Полез на пригорок к фундаментам. Надо же встречать гостей! Тут опять радиостанция:

– «Спецназ минарет взял! Смотрите, своих не постреляйте! Я 455, приём!» – это начальник штаба бригады.

Где этот минарет? Какой такой спецназ? Зачем он его взял, для какой цели? Задача: вытеснить бандосов из села! Всех и на совсем! И с этой задачей корячимся уже третий день. С утра до вечера, до темноты, а по темноте выходим в исходное положение. И с утра, с новыми потерями, начинам всё сначала. Общих сил не хватает, чтобы окончательно закрепиться в селе, выставить блокпосты и КПП. Но по ходу, руководителям операции это «до одного места». К первому апреля задача должна быть выполнена! Село должно быть чистым.


…Впереди, через огород, мелькнули фигурки в форме типа «снег» и забежали в заднюю дверь, впереди стоящего дома. Спецназ? Бандосы? Полная «непонятка». Я своей группе:

– Пока не стрелять!

Распределил снайперов наблюдать по секторам. Одного за тылом, откуда пришли. Второго за горизонтом впереди.

– Товарищ майор! А как различить: свои не свои?

– Да х… фуе знает!!! Как! Понятно?

– Очень даже понятно!

Слева и справа стрекотня из автоматов пошла. Взрывы гранат. Хорошие такие взрывы…

Из заднего окна дома пошла очередь из пулемёта ПКМ в нашу сторону. Зачиркали пули по спасительному фундаменту, головы не поднять! Подполз «Абрек»:

– У нас один раненый. В плече левое.

Я достал аптечку с промедолом.

– Можешь?

– Да разберусь!

– У тебя чё за «труба»?

– «Шмель».

– Стрелял?

– Нет…

– Давай сюда.

Да и я тоже не стрелял ни разу из него. Беру «Шмеля». Ползу вдоль фундамента. Заворачиваю за угол. Настраиваю «шайтан трубу». Впереди на линии огня забор, деревья, кустарники… А пулеметчик бандосов всё херачит… Тут и автоматчики тоже присоединились к нашему расстрелу. Полетели в нашу сторону «подствольники», почти залпом. Пара штук хорошо так попали в фундамент. А очередная граната попала прямо в корову, и разделала её, горемычную, на рожки да ножки! «Капец говядине»!

…Лежа стрелять из «Шмеля» вообще неудобно, да и ноги обжечь можно. Вражеский пулеметчик лупит из окон перед нами стоящего дома без устали и перерыва. Видно, патронов у него там навалом. Надо стрелять из «шайтан-трубы», притом срочно… Поднялся из-за фундамента. Перебежал за угол дома. Выглядываю. Забор из сетки-рабицы мешает стрелять из «Шмеля» конкретно. Рядом, за углом, стопка из шифера, почти в мой рост. Можно, конечно, с неё попробовать садануть. Но на неё, эту стопку шифера, надо ещё быстро залезть и так же быстро соскочить…

Гранаты из «подствольника» всё падают и падают по противоположному склону овражка…

Бойцы за фундаментом. Головы не поднять. Пулемётчик-вражина-«бандос» не даёт это сделать. Фонтанчики из битого фундамента периодически вскакивают столбиками по всему периметру.

Приполз снайпер.

–У нас там «трехсотый», в плечо…

–Да знаю…

Опять радиостанция:

– «Двадцатый первый!»

– Слушаю!

–«У меня два по двести! Пулеметчик из дома справа чесанул. Я сорок второй. Приём!»

–Понятно. Чего же не понятного. Гасить надо пулеметчика! У вас есть варианты?

– «Нет!»

Ясно. Нашли, блин, Сашку Матросова!!! Беру СВД у снайпера. Ни черта не видно! «Бандос» стреляет из двух окон, попеременно, из глубины комнаты. Нормальная такая позиция у «чертилы». Да ещё из подствольников лупят, по ходу, оттуда же. А у нас артиллерии нет. Самолётов-вертолётов тоже. БМД сгорела. Миномёты стреляют по своим… Карты нет. Этот дом, за которым мы со снайпером сейчас стоим, должен быть «соседа справа». «Соседа справа» тоже нет! Потому что, справа, метрах в десяти от дома, высоченный такой кирпичный забор, а за ним параллельная дорога в село. Скорее всего, этот «сосед справа», теперь и ползёт по соседнему огороду, аж через два забора от меня… Там тоже стрекотня из автоматов такая хорошая. Стена нашего дома уперлась в забор придорожный намертво. Так что этот дом справа тоже не обойти.

Хрена? Да буду стрелять со стопки с шифером. Сашка Матросов, мля! Кладу на землю автомат, скидываю с себя разгрузку, бронежилет, зимнюю куртку, говорю снайперу:

– Как залезу на шифер, ты сразу даёшь мне трубу. Понял?

– Понял!

Захожу с торца стопки этой. Подложить, конечно, не мешало бы что-нибудь под ноги, ну что бы повыше было. Ящик какой-нибудь… Да где его искать-то, да и времени не так и много…

Залезаю на шифер. Нормально! «Путя» свободна! Ну почти свободна! Хватаю протянутый снайпером «Шмель», встаю на одно колено, прицеливаюсь и… запускаю, его родного, чуть выше забора, между двух деревьев прямо в заднюю дверь этого злополучного, впереди стоящего, дома…

Шу-уухх!

Выстрел на минуту глушит. Звон в ушах. Ничего не слышу.

Успел заметить, как огненный шарик радостно и бодро так, заскочил к ним в гости, прямо в двери.

Бушшш!!!

Бу-у-умс!

Крыша дома слегка подпрыгнула, из окон вылетели куски пламени и теперь он превратился в сплошной костёр-пожар.

Я уже спрыгнул с шифера и всю эту захватывающую «хвильму» наблюдал из-за угла нашего дома, надевая амуницию.

Всё.

Теперь можно наступать дальше!

Перебегаем со снайпером обратно за спасительные фундаменты. Здесь «Абрек» докладывает:

– У нас ещё «трехсотый». Механик БМДэхи. Ему осколок в зад прилетел.

– Понятно. Раненные идти могут сами?

– Механик нет, наверно. А который в плечо уходить не хочет. Промедол Ваш понравился!

– Ладно. Ставь задачу: механика под руки или на спину. Труп «бандоса» от реки на рокаду. Сам по радиостанции:

– 11-10, я двадцатый первый! Приём! – «одиннадцать-десять» означало по переговорной таблице «Доложить обстановку». Приняв доклады передал приказ «трехсотых и двухсотых на рокаду».

Возле уже почти сгоревшей до днища БМД-1, под навесом поставил снайперов:

– Наблюдать за горизонтом!

Хотя, хрена с них толку, с этих снайперов! Самих бы не украли! Пацаны совсем!

Вышли на дорогу.

Мертвого «бандоса» с автоматом положили на землю.

Подошли группы старшего лейтенанта Лёхи Хахулина и Руслана Малкандуева:

– Как у Вас 11-10, товарищ «командор»? Ваш что ли? – Лёха показал на труп.

– Да хрен его знает чей! Валялся. Попутно подобрали. Да как-то, сегодня, не очень 11-11! – «одиннадцать-одиннадцать» означало всё по идиотской таблице «Всё в порядке». Список шифровки переговорных слов, конечно, был длинный в этой таблице. Ну вот эта хрень как «11-10» и «11-11» запомнилась навсегда. На всю жизнь.

Чуть подальше положили в ряд Алексея Ветчайкина и Карима Бажинова.

– Длиннющая такая очередь, откуда-то с вашей стороны прилетела, из дома. А они как лежали в огороде рядом, так и не пикнули даже… Бандосы давай по нам чесать. Ни одного дерева в огороде, блин! Мы вот за такой веткой вдвоём прячемся! – Хахулин показал торчащий из перчатки мизинец.

– Пули вокруг свистят! Мама не горюй!

Закурили.

– Хотели туда подползти поближе, а там как потом долбанёт! Ё-пэ-рэ-сэ-тэ! Нас чуть ветром не унесло! Загорелись сразу два дома, по очереди! Ну мы и давай оттуда «щемиться» кто куда. Это вы что ли дом с «бандосами» разбомбили?

– Ну да.

– Мля, знатно горит!

…Рядом положили еще трех разведчиков из спецназа. Они на днях, при очередном штурме, пропали в соседней бригаде. «Бандосы» до смерти забили их прикладами. Лёха Хахулин нашел их в огороде с разбитыми головами…

…Вот вам и чистый, и весьма точный, и совсем не веселый, а просто статистический подсчёт при штурме села – пять к одному… Ну ещё в подбитом доме было несколько бандосов, ну так ведь и штурм на сегодня ещё не закончен…


…Подъехал БТР. Погрузили раненных и убитых. Взяли ящики с боеприпасами…

Позывной "Танкист". Танцы в огороде Бой, Война, 8 брон, Штурм, Старый плавучий чумадан, Длиннопост
Показать полностью 1
40

Была среда и был Середа.

… Сейчас уже не помню почему так получилось, но весь ноябрь, почти через день, ходил в наряд начальником караула. Самого большого в полку. Караул №1 начитывал тридцать один человек. Это: два сектора по четыре трехсменных поста каждый, два разводящих, помощник начальника караула, пост и выводной при гауптвахте, ну и начальник караула, тридцать второй. Под охраной состояли парки боевых машин полков 14-ой танковой дивизии, да самый ответственный пост №1 со знамёнами всех этих полков, ибо они все, кроме нашего танкового полка, были штата «кадра». В танковой роте было всего двадцать шесть солдат по штату, поэтому ещё пятерых, в штат караула, добавляли другие роты батальона.

…Сдал, на свою голову, выпускной госэкзамен в Танковом училище по Уставам на «отлично» и, самое главное, попался же билет с обязанностями начальника караула… И именно в этот наряд зачастил я особенно по прибытию в полк.

В принципе, ничего сложного не было в нём. Раз в два часа отправляй смены по постам и потом читай себе очень интересную книгу под названием «Общевоинские уставы ВС СССР», ну или конспект пиши для предстоящих занятий с любимым личным составом…

… Так вот про Среду Игоря Владимировича…

Ничего не предвещало беды. Обычный день. Среда. Обычный караул. Очередной. Всё идёт своим чередом. Сижу, пишу конспект для занятий по боевой подготовки в комнате начальника караула. Отопление плохое в комнате, как сейчас помню, холодно. Поэтому кутался в шинель и авторучка плохо писала… На моих наручных электронных часах ноль-ноль, ноль-ноль! Час без времени!

Помощника начальника караула старшего сержанта Ваську Тимофеева с двумя караульными свободной смены отослал проверять посты. Минут через двадцать стал потрескивать коммутатор. Проверка связи с постами.

– Третий пост, проверка связи! На посту порядок!

Потом голос Тимофеева доложил:

– Четвёртый пост, проверка связи! На посту порядок!

Минут через пятнадцать:

– Пятый пост, проверка связи! На посту нет часового!!!

Опаньки! Куда делся? Смотрю постовую ведомость. Середа Игорь Владимирович. Должен быть! А его нет!!!

– Везде посмотрели? Может уснул где-нибудь в кабине машины?

– Да всё облазили! Нет нигде!!! Свалил по ходу!

ЧП!!!

Да не просто ЧП! Часовой с оружием и боевыми патронами пропал с поста! Доложил дежурному по полку. Тут звонок в дверь. Пришел и дежурный по караулам, докладываю:

– В карауле происшествий не случилось, за исключением: пропал часовой с поста…

Нормальный такой доклад, да? Времена СССР. 1987 год. Коммунисты кругом. Солдаты сплошные комсомольцы. Партийные и комсомольские собрания. Боевые листки с описаниями передового опыта. Соцсоревнования на тему кто лучше водит и стреляет и чья рота лучше по показателям. А тут, на тебе такой «косяк»! Вернулся разводящий с постов, докладывает:

– Всё проверили! Все боксы опечатаны. Машин на открытых стоянках и возле боксов нет. И рядового Середа тоже нет! Нигде нет!

– Иди ищи! – Это мне дежурный по караулам предложил.

Да-а-а-а. Такого ещё не было в практике полка. Пошел с двумя караульными искать. Одного выставил на пост, ибо парк боевых машин надо кем-то охранять. За полтора часа облазил всё что можно. Обнаружил слабый след солдатских сапог к забору у дальнего торца парка боевых машин. Ушёл, «парниша», через забор! Ушёл! Надо возвращаться в караульное помещение.

В караульном помещении тем временем уже собрались все: командир полка, командир батальона, командир нашей роты. И все в ожидании чуда:

– Ну что? Нашелся солдат!

– Нет...

Тут залетает в караульное помещение замполит танкового полка подполковник Нетесанов:

– Ну и что вы его здесь ищите? Он уже в городе Шахты с прострелянной головой!

Часов в девять утра поменяли мой караул. Рассадили в классе штаба полка в полном составе и давай выяснять причину у нас, почти до обеда. КГБ, МВД, прокуратура и остальные спецслужбы. Да только никто толком и ничего выяснить так и не смог. И я тоже…

Банальная причина, как оказалась! Любовь и измена. Вечная больная армейская тема! Приехала девушка к солдату в армию. Казалось бы, что тут такого? Приехала ну и приехала. Ротный, втихаря от командования батальона, отпустил его в «санкционированный самоход» на пару суток. Ну отпустил и отпустил под свою ответственность, в принципе, ничего страшного. Практиковалась такая тема часто. Ибо, придя к комбату за разрешением на увольнение солдата в городской отпуск, надо было просто ухитриться получить его, это разрешение. Ибо существовал запрет на отпуск даже в городок в рабочие дни категорически. А в ближайшие города Шахты или Новочеркасск только в составе подразделения с офицером во главе и только в воскресенье. Речь про отпуск на сутки вообще не шла даже. Поэтому ответ комбата заранее был известен. Нет! И всё! А солдатик с девушкой и мамой в слезах, уговаривают, почти умоляют и почти на коленях, дать им пообщаться на съёмной квартире в соседнем селе, которое в ста метрах от части! Я всегда, в последствии, став командиром роты, потом комбатом, шел на встречу родителям в этой ситуации. Отпускал! Под свою ответственность несмотря на горький опыт моего командира…

…Помню, когда сам был курсантом первого курса танкового училища ко мне приехала мама на присягу. За три тысячи километров! А меня таки и не пустили командиры в увольнение! Местных-то отпустили! А я не попал в тридцать «уставных» процентов. Сказали нет! И всё! Так и бегал на КПП в личное время целую неделю…

…Приехала девушка к солдату, пришли они к командиру роты за увольнительной. Зная все запреты, командир роты пошел им навстречу. Отпустил. На пару суток. Знакомый или родственник какой-то жил у этого Середы рядом, в нескольких остановках езды на электричке. Ну всё нормально. Всё прошло тихо. Вернулся в часть без проблем, вовремя и «залётов». А девушка его осталась у этого товарища ещё… Осталась! Вот и пошла отсюда проблема! Потому, что… осталась!

… Потом прислала письмо, типа: «Давай, дорогой, прощай! Твой друг Федя лучше…»

Понятно, что стало твориться в голове нашего «Отелло»!

Письма перед караулом старшина роты прапорщик Боляк не давал солдатам, не положено было, при том категорически! Ну, а тут если наряд в караул через день и довольно продолжительное время…

В общем, пришло время, попало оно, письмо это злополучное, творение рук единственной и неповторимой для него королевы-Дездемоны, в руки к нашему горемычному герою. Разум помутился! Любовь и месть!  «Валить дружбана» и эту подругу, к чертям собачьим!

Пришла эта среда для Середы…

Очередной караул. Автомат Калашникова со складным прикладом, шестьдесят патронов, штык-нож и непреодолимое чувство мести.

Что у него было в мозгах тогда? О чём думал? Трудно даже предположить! Но человек готов был пойти на убийство и пошёл! Хотя по его внешности догадаться было трудно, что он будет столь решителен в своих проступках. Так, ничем не отличался от остальных сослуживцев, прослужил на тот момент год. Дерзким не был. Злостным хулиганом тоже. Середнячок. Обыкновенный парниша из Волгоградской области…

…Ушел с поста и вышел на трассу. Тут, на свою беду, возвращался «дембель» из увольнения на такси-шестёрке производства тольяттинского завода ВАЗ. Домой уже завтра!

Поехал бы…

Но вот тут только среда… и этот Середа на дороге попался на свет фар…

Стоит на обочине одиноко, возле посадки. Автомат убрал за спину. Подсумок на ремне тоже за спину передвинул. Ну солдат как солдат. Голосует. Те останавливаются. Ну подвезти надо же! Свой брат-солдат! Ага. Примерно, так было, со слов водителя такси:

– Тебе куда ехать-то? – сидевший рядом с водителем солдатик, спросил через открытую дверь автомобиля. А он, «новоиспечённый Отелло»:

– Вылазь! Оба! Быстро! – И автомат на них и наводит. Передёргивает затворную раму. А те ему:

– Ты чё, паря? Жить надоело? Или попутал чего?

Середа хладнокровно и без особого сожаления, производит очередь в несостоявшегося «дембеля», потом в водителя-таксиста. Вытаскивает их обоих из автомобиля в кювет. Сам садится за руль, разворачивается и «газ в пол».

Начало первого ночи. Времена СССР. 1987 год. Машин мало на дорогах. А ночью и вообще большая редкость по тем временам. На дорогах нет освещения вообще. Проехал километров десять. Ночь. Гололёд небольшой. Поскользнулся. Съехал в кювет. Ходит вокруг, пытается сам вытолкать машину из кювета…

Экипаж Советской милиции на патрульной машине УАЗ с названием «ПМГ» на борту проезжает мимо, по встречной полосе, по своим, милицейским, делам. Ну наша Советская милиция нас всегда берегла. И даже очень. Машина в кювете высветилась в свете фар. Конечно-же, надо оказать помощь!

Подсветили фарой-искателем, развернулись. В свете фар солдатик в шинели вокруг машины «круги нарезает». Тоже не очень привычная картина: солдат в шинели и машина ВАЗ. Сержант вылез из «уазика» и пошел узнать «тему этой ночной картины».

Середа достал автомат из салона и открыл огонь. Дал короткую очередь в фигуру на фоне фар! С первого раза не попал. Сержант-милиционер явно не ожидал такого поворота событий. Он развернулся и побежал обратно, к машине с криком:

- Вася-я-я-я! Стреляй!

Вторая очередь его настигла. В спину.

Второй милиционер-водитель выстрелил из табельного оружия с расстояния, как говорили, метров в двадцать пять из окна «УАЗика» и размозжил Середе череп…

…Тем временем раненный таксист дополз до ближайшей станции. Позвонил из телефонной будки о происшествии в милицию, сотовых телефонов не было тогда и в проекте ещё…

…Но уже всё было кончено…

Показать полностью
35

Позывной "Танкист". Колонна на войну.

…Ближе к ночи командиров батальонов вызвали в штаб бригады на экстренное совещание. Это не обещало ничего хорошего, так как бригада дислоцировались совсем не далеко от зоны боевых действий. На дворе конец 1995 года. Мы находилась в резерве командующего округом и поэтому было понятно, что где-то и кому-то совсем плохо, и не просто плохо, а просто «жопа» и нужна наша помощь. И чем быстрее, тем лучше!

Декабрь в войсках подготовительный период. Проводится подготовка учебно-материальной базы к новому учебному году, увольняются солдаты, отслужившие свой срок, набирается новое пополнение, большинство офицеров в отпусках. В общем, на армейском сленге, это примерно так: «шалтай-балтай, слегка водку попивай»!

У меня в гостях в это время находилась пара аборигенов, просто так заехали, водки попить. В этом случае прошу не считать слово абориген оскорбительным, так как оно, в данном случае, трактуется исключительно по толковому словарю С. Ожегова как: «коренной, не пришлый житель страны». Так вот, с этими коренными, не пришлыми жителями страны мы только успели «накатить» по паре рюмашек водки, как раздался звонок домашнего телефона, и дежурный по штабу оповестил о совещании. Пришлось заканчивать банкет, снова надевать военную форму и выдвигаться к месту проведения совещания, ибо исполнял обязанности командира второго батальона, так как комбат находился в отпуске со вчерашнего дня.

На совещании дали понять, что время на сборы всего часа четыре и в назначенное время «Ч» колёса должны закрутиться, гусеницы бронетехники залязгать и колонна бригады должна двинуться строго по нарисованному на командирской карте маршруту из пункта постоянной дислокации к месту выполнения боевой задачи…

…В батальоне оставалась только одна шестая рота да взвод АГС. Четвертая и пятая роты занимались подготовкой и обучением вновь прибывшего пополнения и участвовать в боевых действиях не могли. Вот и получилось: три штатных взвода и приданный взвод АГС, ну и автомобильный взвод со своими автомобилями «Камазами» и «Уралами». Из штатной техники только три БТР-80 из десяти. Пара была в ремонте и еще пять готовили к передаче в разведывательную роту бригады. В батальон, на замену БТРов, в начале декабря только поступили БТРД, штатных механиков-водителей на них ещё не было и поэтому они стояли в боксах пока мёртвым грузом.

В назначенное время колона выстроилась в определенном командиром бригады месте и была готова к движению. Солдаты батальона рассажены по кузовам «Уралов» и «Камазов», часть по БТРам.

– Товарищ капитан! Вас к комбригу, в КШМку! – доложил посыльный.

– Понял! Иду!

Командирская машина управления, то есть КШМ, это ГАЗ-55 и, вместо тентованного кузова, у него будка-кунг, в котором оборудованы рабочие места для командира и начальника штаба бригады, и ещё место связиста для поддержания постоянной бригадной и вышестоящей радиосети.

Стучусь в дверь КШМ. Открывает начальник штаба бригады и, сразу с порога:

– Иди прямо сейчас в парк боевых машин. Заводи свои танки. Только по-быстрому!

Я в ответ:

– Не понял? Какие танки? Я уже полтора года как начальник штаба второго батальона оперативного назначения! При чём тут танковая рота? У меня её в штате, вроде как, и нет совсем!

– Надо помочь командиру роты! Он не справляется там. Давай дуй! Тебе двадцать минут! Ждать больше не можем. Хоть пару штук поставь в колонну!

– Понятно…

Беру свой «Камаз» из колонны, еду в парк. Там командир танковой роты гоняет пинками механиков-водителей вокруг трёх танков ПТ-76, стоящих перед боксами в колонне. Вылезаю из кабины «Камаза». Похожу к ротному.

– В чём дело-то, Валера?

– Да завести не могут! Три только завёл из десяти! Один работает, а два заглохли и не заводятся. Аккумуляторы дохлые, а воздуха в баллонах нет.

– Нормально!

Я танковую роту года полтора назад передал лейтенанту Сергею Голубеву. Он был самым толковым из трех лейтенантов-танкистов, которые были у меня в роте. Танки были все на ходу. На одном только электрика не работала, почему-то. Заводился «с толкача». Но, кроме движка, больше ничего не работало. Ни связь, ни стабилизатор, ни фары! Мог только ехать и стрелять с ручного управления. Так его и не сделали. Зато сейчас, именно этот танк стоял и барабанил весело движком, готовый ехать и воевать.

Так вот, год войны сделал своё «чёрное дело» и с танковой ротой. Сергей Голубев погиб вместе с экипажем и командирским танком весной, при неудачной попытке овладеть, по приказу генерала Романова, «бессмертной крепостью Бамут». После этого «контрабасы» разбежались. Командиры взводов тоже «свалили» по-тихому кто-куда. Техника была долгое время брошена в парке, не восстанавливалась после командировок и даже не обслуживалась. В роте из командного состава остались только старшина роты и санинструктор Света…

Встретился с Валерой в городе как-то. Мы были знакомы раньше, вместе закончили ТВТКУ, только он на год позже, 108 выпуск, потом он был у меня командиром взвода, когда я командовал ротой на базе хранения. В 1992 уволился и пошел бизнесом заниматься. Возили разные вещи с женой из Польши и продавали на местном рынке. Выпили водки с ним в кафе. Смотрю, а у него ностальгия по армии. Предложил ему:

– Пошли обратно. Комбриг полковник Липинский тоже танкист, ТВТКУ заканчивал. Сейчас есть танковая рота. Скоро танковый батальон будут формировать. Квартиру в городке дадут. Есть перспектива службы, академия… Только вот война! Если это не пугает, то пошли к комбригу на беседу! Прямо завтра!

На том и порешили. Пока Валеркины документы ходили по высоким начальникам, место ротного в танковой роте и освободилось, печальным образом…

… И вот теперь из десяти танков, работал только один. Я подошел к механику среднего танка. Молодой парнишка, только что из «учебки». Спрашиваю:

– Ну и чего не заводится?

Тот пожал плечами.

– Понятно! А почему заглох?

Он опять пожал плечами.

– Тоже понятно! Масло, антифриз, топливо в норме? Проверил?

– Так точно!

– Так точно, блин! – передразнил я его. – Поверю на слово! Проверять времени уже нет!

Я влез на место механика-водителя. Вольтметр показал на разряд АКБ. Воздуха в баллоне ноль. Резервной группы АКБ нет и в помине и взять негде. «Прикурить» нет возможности, кабеля опять же нет. Остается один вариант «с толкача» от переднего работающего танка, без подогрева подогревателем, хотя и на улице минус хороший такой. Высовываюсь из люка, ору механику и командиру роты:

– Давайте тросы тащите! Дёргать будем!

Притащили. Прицепили «крест на крест». Показываю из люка рукой, мол трогаем! Включаю первую передачу. Отпускаю рычаги в исходное положение. Отпускаю главный фрикцион. Опа-на! Завёлся! Заработал. Забарабанил! «Втыкаю» ему горный тормоз. Выскакиваю из люка и механику:

– Ехать сейчас нельзя! Клина поймает. Холодный движок! Пусть, хотя бы минут десять на холостых потарахтит, понял?

Тот вроде понял. Только вот нет этих десяти минут! Уже начальник штаба бригады подполковник Худяков подлетел на командирском «УАЗике»:

– Танкисты! Мать вашу! Быстрее! Ехать уже надо! Вас ждём…


…По такому же принципу и таким же способом завели вторую машину. Теперь в колонне барабанили движками три ПТ-76. Экипажи спешно закидывали в башню свои походные вещмешки и прочую поклажу, необходимую солдату в дальнем походе.

Я подошел к командиру роты:

– Пусть поработают хотя бы минут десять, а потом на первой передаче до колонны, не спеша и сильно не газуя… Может пронесёт от «кулака дружбы»? Давай, Валера, догоняй!

Я пожал ему руку и прыгнул в кабину «Камаза», стоявшего рядом. Колонна бригады уже готова к маршу. Я поставил свой «Камаз» в определённое по схеме место в колонне. Доложил по радиостанции командиру бригады, что я на месте и стою в колонне и что три «утюга» тоже приедут через пять минут. До колонны доехал только один! Не пронесло, всё-таки! Два стали на выезде из парка боевых машин мёртвым грузом. Клин! Показали, известный всем танкистам, «кулак дружбы»! Третий, поравнялся с моим «Камазом» в колонне. Из башни торчал командир роты, увидел меня, остановил танк, развёл руками и показал крест, типа всё! Поломались остальные! Тем временем колонна начала движение, и я показал жестом Валере, что бы он встал в колонну впереди меня…

…Раннее утро. На улице ещё темно. Декабрь. Снежок и холодно. Предстояло преодолеть, примерно, 250 километров. Впереди ехал ПТ-76, из открытой башни торчал командир танковой роты с сигаретой в зубах и весело махал мне рукой, ежась от холода. Да-а-а! Не позавидуешь танкисту! Механик-водитель сидит «по-походному», у него тоже люк открытый. Сквозняк конкретный! Холодный ветер в лицо. От него не спрячешься за крышкой люка. Даже если закрыть башенный люк всё равно не согреешься без водки. Зимой, этот танчик ПТ-76, настоящий рефрижератор для экипажа! А ведь он стоял на вооружении морской пехоты! А зимой, да ещё десантироваться в морскую воду с корабля какого-нибудь! Вообще жесть конкретная! А в кабине «Камаза» атмосфера просто люкс, конечно, и даже не подлежит обсуждению.

…Вспомнил себя командиром танкового взвода 14 танковой дивизии. Батальонные тактические учения с боевой стрельбой танковой роты. Зима. Ростовская область. Полигон «Кадамовский». В танке Т-62. Тоже жестоко! Холодильник конкретный, когда на марше! Да ещё в хромовых сапогах на одни носочки… Сидишь такой на командирском месте и чувствуешь себя сельдью иваси глубокой заморозки. Раздал командир роты дополнительный паёк. Кусок сала, булку хлеба, да четыре луковицы. А сало такой толщины офигенной! Не больше сантиметра вместе с кожицей. Ощущение такое, что ещё сантиметр с этого сала начальник продовольственного склада взял и срезал, да и выдал потом в солдатскую столовую вместо положенного мяса! Повезло мне тогда. В экипаже одни мусульмане были! Предложил экипажу перекусить. Все дружно от сала отказались. Я сначала обрадовался:

– Мне больше достанется!

Ага! Построгал ножиком на тонкие ленточки. Лук, хлеб! Хорошо пошли! А вот сало… Кусок сплошной соли! Так и не смог его разжевать! «Гонял», как жвачку, полдня, до обеда! Так и пришлось отдать ребятам-христианам…

… Тем временем наша колонна, шурша колёсами и лязгая гусеницами, в том числе и гусеницами одного-единственного ПТ-76, двигается вперёд, практически без остановок и особых проблем. Где-то, через часа четыре движения первая остановка. Минут на полчаса. Возле памятника Св. Георгию. Стала бригадной традицией. Привязывали белые ленточки из белого материала для подшивки воротничков к решетчатой ограде памятника. Якобы, по древней осетинской традиции это необходимо было делать перед дальней дорогой, ну и чтобы вернуться обратно. Наверно помогало. Только далеко не всем, почему-то…

Подошел Валера Гунько:

– Пошли по стакану врежем? А то я как те трое из рефрижератора из фильма про «Кавказскую пленницу»!!!

– Да пошли!

Залезли в кабину «Камаза». Валера достал из-за пазухи такового комбинезона бутылку водки:

– Тепло у вас тут! Хоть чуть-чуть согреться! Водила! У тебя кабина укомплектована хоть?

– Так точно, товарищ капитан! – Немедленно достал из-за спинки своего водительского кресла две железных солдатских кружки, протянул Валере.

– Так! Тебе нельзя! Ты за рулём! Грызи закуску! А мы с командиром ща чисто «по-полтишку», на ход коня, так сказать! – Валера ловко так разлил, не глядя в кружки, ориентируясь «по булькам» из бутылки, любимый согревающий напиток всех танкистов.

– Опыт не пропьёшь!!!

– Ну да! Что бы все!!!

Стукнулись кружками. Выпили залпом. Закусили моими домашними бутербродами с колбасой.

– У тебя чё с танками-то, Валер?

– А-а! Жесть! Механики только с учебки! Бестолковые, мля! Со мной вот старший механик-водитель роты за рычагами. Один остался из старых. Остальные уволились. Аккумуляторы разрядились, а на зарядку не взяли, места не было в зарядной. А зима на улице и в боксе тоже не лето. Кончилось лето! Хрена толку от баллонов с воздухом. Подогреватель запускать надо! А резервную группу аккумуляторов обещали, обещали, но так и не дали, сволочи… «Конрабасы» уволились. Взводные разбежались, суки. Я один в роте из командиров. Да старшина ещё…

– Да ладно! Не парься! Всё наладится! Давай наливай!

– Ну! Будем живы!!!

– Ага!

– По машинам!!! – Прозвучала команда зампотеха бригады.

– Ну ладно, Валера! Спасибо за «чай»! А то давай ко мне в кабину. Танка твоя впереди всё равно едет, тебе видно, если что, да и в кабине тепло. А?

– Не-е-е, командир! Где это ты видел, чтобы экипаж в разных машинах ехал? Я со своими поеду! В танке!

Мужик, однако!

И побежал к танку. Запрыгнул на своё командирское место, надел шлемофон, помахал рукой, дескать всё в норме! Ну а я пошел проверять свой личный состав по кузовам «Камазов».

Колонна заурчала движками-дизелями и двинулась дальше. Ещё километров 150 ехать до пункта временной дислокации пятигорской, тогда ещё, дивизии.

Где-то уже под Серноводском встряли часа на два. Бой шёл там. Отчётливо слышно было. Выставили боковое охранение на время. На дороге полевой канава попалась, слабо проходимая такая. Пришлось помучаться, слегка, перетаскивая через неё технику. Только проехали километров десять. Опять остановка. У разведчиков из БТРа низкозамерзающая охлаждающая жидкость из системы охлаждения двигателя взяла и куда-то делась! Стояли минут тридцать, технари всё «ребус» чесали. Запасной жидкости нет, а воду лить – замёрзнет непременно и движку «каюк» наступит…

Стояли и думали, что делать? Ну пока я им идею не подкинул из своей танковой практики во время службы в Советской армии: у меня во взводе три танка, ну и танк командира роты тоже формально считался мой, в общем, четыре получается. Мои три перевели в учебную группу, все сразу, оптом. Тут как-то, через месяц зимней стрельбовой эксплуатации моего учебного танкового взвода ко мне подходит техник роты прапорщик Мамедов Алик и так, между прочим, спрашивает:

– Как танки? Не греются?

А я такой:

– С чего бы? Нет! Всё нормально!

А он, тихо так, улыбаясь:

– Ты только не шуми! Я антифриз с твоих слил и на боевые долил. Там проблемы были. Подтекло чуть-чуть. А в твои я залил солярку! Так что не переживай! Катайся смело! Проверено!

– Не, ну нормально, конечно! Ну хотя бы предупредил, что-ли! А не еба… взорвётся?

– Не-е-ет! Всё будет в норме! А к весне антифриз спишем и всё….

…Ну, так вот, поделился я с разведчиками этой темой из своего опыта. Недолго думая, влили солярки в систему охлаждения так и колонна двинулась дальше, оставляя колею в свежевыпавшем снеге…


…К вечеру без особых проблем достигли пункта временной дислокации пятигорской дивизии. Расставили технику во дворе, разместили личный состав на ночлег.

Здесь получили боевую задачу: выдвинуться к бессмертной крепости и усилиями 8 брон ВВ деблокировать комендатуру с окруженными там уважаемыми милиционерами: сводный отряд СОБРа и ОМОНа. Ехать до неё, этой крепости, всего километров сорок…

…Ранним утром начали движение. Ехали долго эти сорок километров. Километров за десять до пункта назначения остановились. В небе появились вертолёты МИ-24 для сопровождения колонны. Появился полковник Александров, представитель Главка ВВ, вкратце рассказал популярно что там твориться на самом деле и о своём героическом прорыве к комендатуре на четырёх БМП. Но до комендатуры так и не доехал. Колону бандосы раздолбали почти «под ноль», в результате чего получилось больше тридцати «двухсотых», которые сейчас там и находилась, а он сам на одной БМП с отделением оттуда еле ноги унёс …

Да-а-а! Не совсем весёлая картина получается! Полковник! Академию минимум с отличием заканчивал…

…Тем временем, нескончаемым потоком на встречу колонне из города тянулись беженцы, пешком, кто на чём, стоя в кузовах самосвалов с белыми флагами…

…К обеду прибыли к месту. Блокпост на горе. Временный пункт дислокации батальона откуда-то из Сибири. Расставили технику. На краю горы стоит Т-72. Совсем без снарядов. Рядом поставили и наш ПТ-76.

Пожаров в городе нет. Ничего не горит. Ну дымятся пару скважин нефтяных вдалеке. Следов ковровой бомбёжки города и не наблюдается вовсе…

Километрах в двух с половиной от этого батальона, прямо теперь по курсу и стоит эта злополучная комендатура. Её хорошо видно с горы-возвышенности, на которой мы и закрепились. Перед ней недостроенный частный сектор. В комендатуре сводный отряд ОМОНа и СОБРа из Калининградской, Волгоградской, Вологодской, Тюменской, Ростовской и Краснодарской областей. Это, примерно около ста человек. Взрослые дяди попали не на шутку. Вокруг комендатуры в пятиэтажках-хрущобках закрепились бандосы и почти безнаказанно, прицельно и просто расстреливали их в упор, пытаясь уничтожить. Вчера ночью, вроде как, к ним прокрались три милиционера в белых маскхалатах из их вышестоящего штаба, только у самых ворот комендатуры одного подстрелили насмерть… Вот такая весёлая картина.

… Потом узнали, что они взяли и закатали в скотч своего главного командира! Типа у него крыша «съехала на совсем и безвозвратно» и поэтому он отдавал «неадекватные приказы». Ну прямо банда батьки Махно какая-то!


У меня в батальоне восемнадцатилетние пацаны и их всего меньше сотни на трёх БТРах! Готовы к бою хоть прямо сейчас! Батальон меньше роты! А в бригаде всего-то около трёх сот человек, солдаты срочники все…

…А тут, оказывается, ещё и на вокзале горемыки в окружении: СОБРы и ОМОНы из Мордовии, Чувашии, Марий Эл, Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Нижнего Новгорода, Москвы и Подмосковья...

…Поразил своей бестолковостью Мордовский ОМОН. Он как приехал в двух классных пассажирских вагонах, так и жил там, до тех пор, пока уважаемые бандиты не возмутились такой наглостью и не сделали из этих вагонов нормальные такие дуршлаги для промывания макарон… Здесь вспомнил своего ротного командира из ТВТКУ и его неизменное выражение в подобных случаях: «ДоВбаёбы, ёб!!!»

…Ещё перед вокзалом, оказывается, ежедневно велась откровенная разведка подозрительными личностями, а мер, соответствующих, вообще никто не принимал. Никто их не задерживал, не опрашивал, этих личностей. Их всё время предупреждали сердобольные местные жители, что скоро вам всем наступит «кирдык» (конец, гибель). И что город полон бандосов. А те, спокойно так, привлекли на кухню для приготовления пищи местную жительницу…

Ещё стал известен тогда один ну очень интересный факт. То, что написали в СМИ, полный бред и не соответствует действительности совсем. Город не был и не мог даже подлежать никакому массированному обстрелу с применением авиации, артиллерии включая установки «Град». Там, оказывается, всё это время спокойно работал нефтеперерабатывающий завод, и при том в самую полную силу. Топливо оттуда вывозилось беспрепятственно, даже во время его штурма, в сопровождении вооружённых парней в масках. Кто это был? По информации местного милиционера, который откуда-то взял, да и прибился к нам уже после боя, при проведении так называемой зачистки, топливо под охраной оттуда вывозилось прямо в авиационных заправщиках с московскими номерами. Ну прямо воистину: кому война, а кому мать родна! Был там также и главный партизан-бандос, на трёх «УАЗиках» спокойно проехался, оценил обстановку, понял, что и без него здесь справятся и так же спокойно покинул его. Поэтому о полной блокаде федеральными силами города речь тоже не могла идти...

…Бандосы, тем временем, выставили небольшие засады на главных дорогах, по которым с вероятностью в сто процентов будут подходить федеральные войска на выручку к осаждённым, под самым лучшим нашим лозунгом «Ща прорвёмся и всех порвём!», и спокойно их «кромсали»…

…Но это стало известно всё гораздо позже. Сейчас задача стояла, как можно быстрее освободить заложников и двигать в обратную сторону, на свою базу. Как-то не очень и хотелось встречать здесь Новый год!

Связь с комендатурой была устойчивая по Р-159. Ходил мальчишка-связист с ней на спине. Собрал комбриг на рекогносцировку и для уточнения задачи. Стоим в куче на горе, разглядываем в бинокли объект атаки. Комбриг пытается объяснить нам обстановку, чертя на снегу палкой схему. Да всё понятно! На снегу-то! Чего же не понять! Мой батальон слева, первый справа, а третий, как в Боевом уставе, в середине и с утра «алга»! (Алга (каз. Алға) вперёд!)…

Подходит к нам мальчишка-связист с радиостанцией и к комбригу:

– Товарищ подполковник! Из комендатуры просят огнём поддержать. Из пятиэтажки не дают покоя бандосы.

– Понятно! Сейчас придумаем, что-нибудь…

А чем поддержать? Особо-то и не чем. Дальность два с половиной километра до пятиэтажки этой. Танк Т-72 без снарядов. Пара ЗУ-23 уже лупят, да толку с них мало, разброс большой и все снаряды в воздухе взрываются! Из СПГ долбанули… Из БМД-1 можно ещё до полутора километров, да ПТ-76 тоже не добьёт, стабилизатор не работает…

– Танкисты! Давайте из ПэТэхи, попробуйте!

А что пробовать? Электрика в башне не работает. Стабилизатор тоже. Тарахтит движок и только.

– Ну что, уважаемые бандосы? С наступающим!

Первый выстрел осколочным снарядом из ПТ-76 больно ударил по перепонкам рядом стоящих зевак.

– Ух и не чего себе, «ёбаквакнуло»!

Весь хлам, который был не закреплён на рядом стоящей "семьдесят двойке", попадал с бортов и кармы на землю…

Показать полностью

Пользователи Пикабу сняли очень милые видео про Авито. Посмотрите!

Ребят, у нас новый конкурс. Помните, как пикабушники писали истории про покупки и продажи с Авито? Теперь делаем то же самое, только добавляем интерактива, экшена и мимими – снимаем видео!


Внимание: мы продлеваем сроки приема работ до 20 октября. Поэтому если вы долго оттягивали – есть шанс успеть побороться за призы.


Например, геймер @Little.Bit рассказал, как нашел на Авито кота (осторожно: это очень трогательно).

Теперь ваша очередь: включайте камеру на смартфоне или ноутбуке, а потом 30-40 секунд рассказываете про свой опыт использования Авито. Все просто! За самые интересные истории мы подарим классный смартфон или классный квадрокоптер (а может, все вместе). Читайте правила и вперед. Остальные видео по ссылке.

Отличная работа, все прочитано!