Xevflfy

Xevflfy

пикабушник
пол: мужской
поставил 6 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
1663 рейтинг 98 комментариев 20 постов 10 в "горячем"
562

Позывной "УМНЫЙ"

…Холодно было в то утро. Снег. Вроде минус десять, а влажность большая. Нам, уральцам вообще "не климатило" здесь! Я надел валенки, а поверх них чулки от ОЗК, неудобно, зато тепло.


Командиры распределили нас на штурмовые группы. Я попал в левофланговую. Посчитали нас, оказалось восемнадцать человек. Выдвинулись на своё направление. Пристроились в две колонны за БТР-80 и пошли гуськом…


Когда поравнялись с частным сектором, я уже устал. А так как я был помощником пулемётчика ПКМ, то кроме своего боекомплекта, нес ещё и коробки с лентами в руках, да на себя ещё три ленты намотал.


Петруха, дружище мой, рядом топает, а мне уже эти чертовы коробки руки оттянули. Ну, я и придумал, по своей дурости, их поставить на зад БТРа.

Вышли на левый фланг: слева, высокий бетонный забор, справа, пустырь с недостроенными фундаментами и рядом с нами какая-то каменная постройка, типа автомастерских, а впереди пятиэтажки! Бандосов не видно и не слышно, идем дальше…

И тут, внезапно, все завертелось, закрутилось, всё фрагментами! Началось…

…Вдали какой-то хлопок, тут же искры по асфальту в разные стороны, перед БТРом взрыв. Это прилетел первый выстрел из РПГ от бандосов. БТР встал и, без предупреждения, рванул задним ходом… Своим задом да прямо на нас! Мы в стороны разбежались. Те, кто справа - за каменное строение автомастерских, а мы, кто слева - вдоль забора улеглись. Петруха заорал: «Умный, (это моё прозвище-позывной армейский), беги сюда, а то убьют, они сверху лупят!» Я оглянулся, а он мне из колодца машет и в сторону пятиэтажки стреляет из автомата. Я к нему. Как дополз, и как мы там уместились вдвоём, в этом люке, до сих пор не понимаю! Видимо от страха…

Капитан, командир штурмовой группы, орал нам, что бы мы за каменное здание автосервиса бежали, иначе все там ляжем! А мне страшно было, так что ноги ватными стали. Вдруг Петруха, раз и выскочил из колодца, и уже там, с остальными, за зданием. Открыли шквальный огонь, прикрыли наш отход! Перебежали к ним все, кто был у забора. Командир начал указания давать, дошло дело до пулемётчика, а он и говорит: «Я ленту по пятиэтажке выпустил. Патроны нужны!» Я давай с себя ленты снимать, а командир мне леща, где, говорит коробки остальные?

Я говорю:

- На БТРе… уехали!

Он такой:

- Ну зашибись! Ты чё, дебил? Как хочешь теперь, так и рожай их, эти коробки! Чтобы через 2 минуты коробки были здесь!

А я ему говорю:

- Так за ними по открытому пустырю бежать надо!

А он:

- Боец! Это приказ! Лети…

Ну, я с себя сидор скинул и побежал! Бегу, как учили, из стороны в сторону виляю. Если бы видел, что по мне тогда стреляли, наверное, впал бы в ступор и погиб, но, к счастью, не до этого было. Долетел до какого-то забора бетонного, и, видимо от страха, перемахнул его, не заметив. Смотрю: БТР наш стоит, водила из люка вылез, курит, зараза! Я забрал коробки с лентами и назад! Помню, бежал и жутко «по большому» в туалет хотелось, причём страха уже не было, все как-то на автомате получалось. Прибежал, докладываю командиру:

- Прибыл!

Он меня заставил пустые пулемётные ленты снаряжать.


…Тут появились первые потери. Андрей Морозов. Попадание в область сердца. Он просто осел, и, закрыв глаза, замолчал… потом хрипеть начал страшно. У меня от этого хрипа опять ноги ватные стали. Мы его оттащили в сторону, под стену. Тут командир мне:

- Где БТР стоит, знаешь?

Я говорю:

- Да!

- Тогда беги туда, за химло водилу, и сюда его, вместе с этим БТРом, к нам! Эвакуировать надо Андрея, он уже почти мёртвый!

Я ему говорю:

- Так если побегу туда, то будет два трупа! Всё простреливается!

Командир сказал, что я единственный знаю, куда он, эта скотина, спряталась. И ещё, как оказалось, все наши боеприпасы на его броне остались. Так что лететь туда опять мне просто необходимо!

Ну, я опять побежал. По дороге чулки от ОЗК съехали и болтаются на валенках как тряпки, а я бегу и думаю: только бы в штаны не навалить, так как мочи уже нет терпеть. Прибежал, ору чёрту-бэтэрщику:

- Заводи, поехали! Воевать будем...

А он мне:

- Нахера? Сожгут нас гранатометчики!

Я ору:

- Там ща всех положат! Тебе только надо боеприпасы привезти, да Мороза забрать!

С этим и погнали! Подъезжаем. Командир орет бэтэрщику: «Бей стену носом, делай дыру, и заезжай в автосервис, иначе верхнюю часть БТРа будет видно с пятиэтажки!» Ну водила с маху и долбанул в стену, дыра знатная получилась. Весь перед туда залез, а зад снаружи…

Смотрю: ещё парни раненные появились, все в крови, лежат. Мы с Петрухой давай их затаскивать в БТР! Только Мороза затащили, тут как херанет! Я на жопу сел, ничего не пойму, ничего не слышу. На броне что-то дымит. Как оказалось, гранатомётчик бандосский увидел корму БТРа, на котором боеприпасы наши лежали и, каким-то образом, не задев крышу здания, в них и засадил из «граника», а нас с Петрухой броня сверху прикрыла. Добавилось раненных… Командира затолкали в БТР, ему осколком ключицу перебило. Тут водила орет: - Движок закипел! Давай быстрей грузите! Ща вторая граната прилетит...


А возле БТРа просто все валяются и стонут! От сержанта Юры Прохоровича осталось только то, что было за бронежилетом укрыто. У гранатометчика Дениса Шубина ягодичные мышцы оторвало, он ещё живой был, когда мы его в броню затаскивали. Остальных раненых запихнули еле-еле, и отправили с ними Дениску Полюдова, чтобы в случае чего прикрыл…

Морозов остался жив. Ему пуля попала прямо в татуировку скорпиона на груди, и от него, этого скорпиона, только одни лапки и остались…

Сидим с Петрухой, думаем: «Что делать?» И тут я вспомнил, что очень в туалет хочу. Залез в дыру, проделанную БТРом в здании, ну и все «своё добро» там и оставил, заминировал…

Собрали всё брошенное оружие, боеприпасы, нашли чей-то сидор с заначкой: «Прима», сахар, сухари. Пожрали, (перед боем завтрака не было), покурили. Сидим, гадаем! Приказ был на себя боевиков оттянуть. Завязать бой, чтобы ОМОН из блокированной комендатуры успели вытащить. Успели или нет - не известно! Да и мы уже, по количеству бойцов, вообще не штурмовая группа, а так, тридцать секунд боя в обороне, хотя оружия и боеприпасов завались.

Петруха говорит:

- Умный! Давай проверим, пасут нас бандосы или нет! Я сейчас за вон ту кучу щебня перебегу, а ты смотри в оба. На том и решили. Он выпрыгнул и за кучу залег. Я смотрю по сторонам. Вижу, в окне пятиэтажки что-то зашевелилось, замаячило… И… Бах! Кусок пламени вылетел в нашу сторону! Возле кучи с щебнем так херакнуло! У меня и каска, и шапка, и очки слетели в снег! Сел на жопу, ничего не пойму, ничего не слышу. В левом ухе щекотно и горячо, пальцем почесал: кровь! О, думаю, контузия, как в кино! Потом слышу, как будто через матрац, кто-то орет. Я выглянул, а Петруха сидит на земле и пытается развязать чулки от ОЗК на валенке, а шнурок, по ходу, на узел завязался и он не может его развязать. Ну, все, думаю, Петруху в ногу ранило! Я к нему, а он орет: - Снимай быстрей!

Я ему помог, а оказалось, что пятку валенка пробил осколок, и попал между валенком и ногой, не повредив ногу, но он, этот осколок горяченный, жгло ужасно, вот он и вопил…

А тут ещё это... Откуда взялся этот маленький котёнок, мы не видели. Чёрный, задние лапы перебиты, кишка из попы торчит, и орет, орет, орет! Просто до коликов в сердце… Петруха и говорит:

- Умный, ты мне друг? - Уже и не знаю. Брат! Скорей всего… А он: - Ну тогда, по-братски, добей малыша! Жалко, мучается… а я не смогу, и слышать уже не могу, как он орет! А мне его тоже жалко было, очень жалко… до слез! Я его застрелил, а сам думал, что грех на душу взял… ребёнка убил. Про людей, почему-то, так не думал, а вот котёнка жалко было! До слез…

Вдруг Петруха:

- Умный смотри, бандосы бегут!

Смотрю, а возле пятиэтажки, с левого торца от нас, человек пять уже на корточках сидят, одни головы торчат. Один из них с биноклем смотрит мимо нас в ту сторону, где комбат Капустин со своими бойцами засели. А у нас тут огнемёт «Шмель» лежит под рукой…


Мы с Петрухой чуть не подрались в споре, кто из нас захерачит по ним! Я отобрал! И в дыру в стене автосервиса пролез. Петруха-то без валенка был, куда ему… Ворота сервиса были открыты нараспашку, ну я по ним, этим бандосам, и саданул через эти ворота из этой шайтан-трубы! Попал! Убил кого или нет, не знаю, но мы больше их не видели. Только после этого выстрела по нам начали строчить так, что голову не могли высунуть минут двадцать... Потом успокоились, видать решили, что нам здесь "каюк пришел"… А мы затаились просто и сидим, думаем, как выбираться отсюда...

...Тут Петя вдруг засуетился, показывает, чтобы я тихо себя вел! Я-то не услышал сначала, а потом до меня дошло, что кто-то недалеко вроде говорит, только я не могу разобрать что, ухо-то не слышит. А Петруха уже гранаты тащит, штук десять Ф-1...


Подбежал, высыпал их на землю и давай усики разгибать. Я ему помогаю. Он схватил одну и за забор кинул, под которым мы в начале боя лежали, я тоже давай кидать. Так веером все и закинули за забор. Все десять. Рвалось там страшно! Не знаю, может, и убили там кого-то, не проверяли. Петруха сказал, что там кто-то гыркал по рации не на русском, и кто-то отвечал. Я его спросил:

- А зачем столько гранат туда бросили? Он говорит, что страшно стало! Вдруг обойти хотят? Это чтоб наверняка! Решили о том, что мы очканули, никому не говорить. Так и сидели, постреливая. Просто так сидеть было страшно. Где наши? Не знаем! Стрельба вокруг поутихла. Петруха попытался чуть отойти от здания, так его тут же обстреляли. Ещё минут 30 прошло, а может больше или меньше, но уже как-то не такое небо было как утром, потемней стало, что ли… Я говорю ему: - До темноты досидим, а там уползем…

Метрах в 100-150 от нас кто-то из подвальной двери дома без этажей нам замахал руками, но видно не чётко. Я в бинокль командирский посмотрел, а там комбат Капустин на нас в бинокль смотрит, и показывает жестами, мол, отступать нам с Петрухой надо, и показывает маршрут как бежать. Мы с Петрухой посмотрели, и решили: была не была. Рванули. Я побежал. Петруха прикрывает. Через 30-40 метров я упал и начал вести огонь, прикрывал Петруху. Вот так и добрались. Капустин нас прямо на входе за воротники и в подвал затащил, говорит:

- Ну вы черти!!! Я думал вас там завалят! "Рэмбы", мля, Финаевские! И долго обнимал нас…


...Наступила расслабуха, полная. Начало трясти, колотить всего. Я тогда понял, что во время боя я и не боялся вовсе, оказывается, страх-то после боя только пришел, только сейчас!

Как попали к нашим, плохо помню, был всё как во сне. Кто-то меня о чем-то спрашивал. Я что-то отвечал… Потом сел где-то в уголочке на корточки и уснул. Котеночек тот снился…

Показать полностью
436

Позывной "Макс". Бухать разрешается

… Танковая рота, во Внутренних войсках. Нормальная тема? Поехали за ними в ОДОН. Там у них штук тридцать в парке боевых машин кучей стояли. ПТ-76. Они «Карабах на них катали».

Позывной "Макс". Бухать разрешается Юмор, Армейские истории, Проза, Длиннопост

Со мной три водителя камазисты-срочники. 1993 год, осень. У бойцов железный ящик с оружием и боеприпасами под замком, у меня пистолет штатный ПМ и шестнадцать патронов, и ключ от этого ящика. Я же приёмщик техники и начальник караула на обратную дорогу с техникой в одном лице. Ну меня проинструктировал начштаба бригады перед выездом, типа, поставишь оружие в кабину пилотов, инструкция, мол, обязывает. Ну ладно, к пилотам, так к пилотам! Летим «Аэрофлотом», самолёт ЯК-42. Посадка в самолёт. Мы тут с этим ящиком, я с кобурой на ремне. Появились пилоты. Я к ним с вопросом:

– У нас тут оружие в ящике! Можно его к вам в кабину?

А он такой:

– Оружие чьё?

– Как чьё? Наше!

– Ну так и везите сами!

Не, ну нормальный ответ? А я и говорю:

– Да без проблем! Только вот тогда посадка в Иерусалиме!!!

Помню, очередь в самолёт тогда очень обрадовалась,  дико засмеялись все и даже в ладоши захлопала как-то с особым усердием!!! Оказалось, в Москву многим лететь совсем и не хотелось! Тороплюсь огорчить читателя: я передумал лететь в Иерусалим! Посадка всё-таки была в Москве…


…Ну прикатили по железной дороге через пару недель танчики-ПэТэшки десять штук 1954-58 годов выпуска. Выбрали десять из тридцати, самых лучших, на мой взгляд. Загнали в бокс. Доложил комбригу. Он такой:

– Завтра экипажи будем набирать.

Утром на плацу встречаемся. Построение батальонов бригады. Человек под тысячу. А в танкисты идти никто и не хочет, почему-то. Чистый танкист по военной специальности я один! Надо выбрать двадцать шесть солдат: десять механиков, десять заряжающих, шесть сержантов-командиров танка в будущем. Комбриг:

– Иди, капитан, выбирай! Тебе двадцать минут! Флаг в руки!!!

И ушли с начальником штаба по своим командирским делам.

Не, ну нормально, конечно! И что делать? Как их отбирать? А надо! Задаю вопрос перед строем:

– Кто видел паровоз? Поднять руку!

Тут, кончено, прямо лес из рук! Оказывается, не так всё и плохо, на самом деле-то. Начинаю:

– Ты, ты и ты... – тыкаю на солдат пальцем в строю.

– А можно и я?

– Можно! Отчего же нельзя?

Даже перебор получился. Лишних пришлось в строй обратно отправить. Вот так и получилась танковая рота со странным названием по бригадной «штатке»: «МСР на БМП (ПТ-76)»!

В общем, экипажи обучили, научили, обкатали, постреляли, привели к нормальному бою через две недели в Питере на полигоне «Сертлово».

… В это время, примерно, в роте и появился Макс.

Как-то вызывает комбриг полковник Андриевский, в два часа ночи в кабинет:

- Главком Куликов послезавтра будет здесь. Роту твою смотреть будет. И технику тоже. Ты уж не подведи, капитан!

Позывной "Макс". Бухать разрешается Юмор, Армейские истории, Проза, Длиннопост

Дал понять, что шуршать начинать надо прямо сейчас!


…Казарма без обоев на стенах и светильников, без дверей в кубрики, туалет раздолбанный. Досталась раздолбанной, эта казарма. Только кровати с тумбочками новые…


… Утром отправляю Макса с механиками в Парк боевых машин:

– Максимов, ты только смотри, без особых фокусов там! В ларёк не заходи попутно! Иди нормальной дорогой…

Ставлю задачу, что сделать, что приукрасить и где взять…

Да куда там: «мимо ларька пройти». Ага, щаз! Он отправляет бойцов по нормальной дороге, а сам в ларёк. Затаривается «Вермутом» у знакомой тети Вали. Она и без денег иногда ему выдавала, этот «Вермут», под запись в тетрадке …

…Ну так вот, залез он на место механика-водителя в ПэТэШку, отвинтил крышечку с ФВУ и тянет, понемногу, любимый напиток, периодически контролируя работу механиков-водителей, высовывая испачканное в масле лицо в шлемофоне из люка:


– Ну что, братья мои! Как тут обстановка?

– Работаем!

– Ну работайте, братья-танкисты! Работайте! Хорошо работайте!!!

И обратно в люк нырь «тянуть Вермут».

Главком прилетел, как всегда, внезапно. И сразу в Парк боевых машин. И по боксам с техникой, с помощниками своими…

…Подведение итогов в офицерском клубе. Объясняет популярно тему начальник штаба бригады полковник Швецов:

– Ну куда не зайдём в боксы с Главкомом, везде полный бардак!!! Старших нет, солдаты одни! Курят прямо в боксах! БТРы грязные, кругом мусор! Завести не могут! Встаньте, комбаты! Чё за фуета? Объясните мне! Чё вы глаза потупили, питоны лупоглазые?

И дальше в таком роде… Я вжался в кресло, ща очередь до меня дойдёт… «толщину черепа будет замерять»! Очкую, такой! От Макса перегар от «Вермута» на ползала клуба. Начштаба продолжает:

– Где эти танкисты-раз…гильдяи? Танкист, мать твою!

Всё! Началось! Встаю. Называю свою фамилию.

А он:

– Где этот прапор твой, вечно пьяный?

Макс встаёт на дрожащих ногах.

– Посмотрите на него все! Все посмотрите, недоделанные! Я его трезвым, этого прапора, никогда не видел ещё! Заходим в бокс к танкистам, а у них всё есть там! План работ где? Нате! План задание, где? Нате! А танки заведите! Да пожалуйста! А вокруг бокса, да на танках? Да без проблем! Танки старые, но чистые!!! Прапор пьяный, сука, но всё работает!!! Главком ему спасибо сказал и руку пожал!

И Максу:

– Слышь, прапор! Я тебе отныне официально разрешаю пить: где хочешь, когда хочешь, с кем хочешь! Понял?

Макс радостно потирая руки, с улыбкой:

– Так точно, товарищ полковник! А справку с печатью дадите?


Пипец...

Позывной "Макс". Бухать разрешается Юмор, Армейские истории, Проза, Длиннопост
Показать полностью 2
117

Позывной "Танкист". Четыре секунды... с плюсом

…В десяти метрах опять перекресток. Добегаю. Выглядываю из-за угла. Метрах в двадцати прямо на дороге сгоревший БТР-80, это результат позавчерашнего наступления Владикавказцев. Понятно. Показываю «механу» на железный забор и жестом, мол, дави… Огородами пойдём! Заезжает во двор, потом я, за мной гуськом бойцы…


И всё, приехали! Куда тут огородами? На БМД? Вариантов вообще нет ни каких. Осматриваюсь. Впереди какие-то фундаменты, заборы из сетки-рабицы… Только пешком! Кругом грохот, взрывы гранат, стрельба из чего попало, куда попало, всё перемешалось, где наши, где не наши…


Отправляю снайпера и пулеметчика ПКМ в рядом стоящий дом:

- Давай, осваивайте чердачное окно…

Через минуту они выбегают оттуда:

- Да там невозможно находиться! Пули по всему дому свистят…

Ну да, дом-то глиняный! Чёрт! Чуть сам не отправил на «тот свет» две боевые единицы!


БМДэху закатил на удобную позицию между навесом из туфа и деревом и теперь она крошила из спаренного с пушкой ПКТ два дома, таких же соманно-глиняных, стоящих в метрах пятидесяти по прямой от нас. Пару раз саданула из пушки туда же… Семь бойцов заняли оборону. Приказал не стрелять куда попало. Наблюдать! Стрелять одиночными и только по целям…

Да куда там!!!


Связь закончилась внезапно. С ней всегда так бывает, с этой связью! На «Транспортах» сели все батареи, и они издавали противный писк, в Р-159 прилетело две бандитских пули, хорошо хоть бойца не задело! А на БМД радиостанция Р-123, как оказалось, вообще не работала… никогда… За-ши-бись и всё исключительно по плану! Осталась одна моя системы «Радий». Даю команду радисту 159-ую, как уже не нужный груз, загрузить в БМД, в десант.


Радиста вооружил вместо неё дрыном, теперь он периодически подбегал к БМД, стучал по башне и передавал наводчику мою команду куда отправить очередной снаряд или долбить из пулемета. А надо дальше двигать! Надо...

И тут началось…

-Вон, бандосы!


В метрах в двадцати перед нами вскочил на колени чертило, как из табакерки, в чёрной форме и, никого не стесняясь, с воплем «Аллаху Акбар!» влупил из «Красаувчега» длиннющую очередь по БМДэхе. Рикошет в разные стороны веером, искры по броне… Мы в ответ из всего что было… Попали не попали… ХЗ!!! Бегу к БМДэхи, стучу прикладом по броне, да куда там. Она херачит из пушки и двух пулеметов. Заработал ещё и курсовой ПКТ. Достучался до механика, показываю жестами, давай назад! Быстренько заворачиваю ее за навес. Тут же прилетает граната от РПГ и… я её вижу, эту чёртову гранату с хвостовым оперением. Она шмякается на землю, в снежок, в то место, где была только что БМД! Орать и бежать куда-либо уже поздно. Четыре секунды, с плюсом и… Блумс-сс! И, у меня на глазах, на белом, в этом месте ещё не растаявшем, мартовском снегу, образовалась небольшая такая черная воронка, да даже не воронка, а скорее отметина чернозема с брызгами…

Во, МЛЯ! Живой?


Бойцов от осколков спасла стена навеса, они даже и не заметили случившегося, ибо уж очень усердно расстреливали боезапас «в ту степь», то есть «ТУДОИ», ну где засел этот бандос-пулеметчик. А мне тут жарко стало, пипец! В фляжке водка. Отпил оттуда пять глотков, закурил сигарету. Лап-лап по разгрузке, а магазинов с патронами и нет… вместе с карманами разгрузки нет… Срезало как бритвой. Посмотрел вокруг, так и не нашел. Хорошие такие магазины были, четыре штуки. «Спарки» от РПК по сорок пять патронов... были…


Присел на крыльцо дома:

- А ну кончай воевать! Все живы? Стрельбу прекратили.


- Да вроде все! – это солдат «Абрек» теперь был моим замом, шустрый такой солдат. Молодец, в общем. А сержант, командир отделения, «очканул», слегка… потерялся вообще. Ещё живой, а как будто уже мертвый… Бывает состояние такое у некоторых, типа оцепенения. Полный ступор! Водки ему наливай не наливай, бесполезно! И теперь просто сидел в углу под навесом, обняв автомат...


- Снайпер! Наблюдать за полем! Остальным перекур!

Только закурили, а тут картина маслом!

С той стороны куда мы все только что строчили из автоматов, бахали из подствольников, кидали гранаты, стреляли из пушки БМД, прямо через этот спасительный бетонный забор перед нами, переваливается снайпер из соседней штурмовой группы и такой с ходу с вопросом:

- А можно я теперь с Вами повоюю, товарищ майор!

У меня сигарета вывалилась изо рта!

- Ты, блин, откуда?

- Оттуда… – и показал направление рукой на тот дом, в который я только что запустил пару снарядов из БМД…

- Живой?

-Да.

-Не, ну нормально, да? Он Живой!!!

А он:

- Нашу группу расхерачили… совсем…

- Как???

- Да так… поперлись прямо по дороге, прямо по улице… на БМДэхе, снайпер нас лупить стал, а там заборы по два метра высотой, не перелезешь во двор, а вокруг ни одного дерева, ни пенька даже и двери во двор закрыты… За БМДэхой не спрячешься тоже, он, этот снайпер долбанный, прямо в клиренс присылал. Командиру группы спецназа ноги и отстрелил… обе, чуть выше берцев прямо… Ну мы рассыпались вдоль заборов этих, а толку? Пулеметчик стал крошить, головы не поднять… а тут и граната из РПГ в БМДэху хрясь, прямо в башню и насквозь её, эту башню и прошила… и полетела дальше, рванула вдалеке, метров в тридцати за БМДэхой… А впереди замполит был, возле забора залег, ему снайпер в плечо, рядом с шеей и засадил, тот вскочил, а он ему, сука, прямо в пузо ещё раз и прислал…


Я ему протянул свою фляжку:

-На, попей… Тот сделал три глотка, даже не поморщился… водка в фляжке, а он и не заметил, что это водка… и дальше такой:

- Ну мы кто куда и давай щемится в разные стороны, а все ворота закрыты изнутри, во двор не зайдешь и через забор не перелезешь… Дырявая БМДэха развернулась и умчалась в даль, а ей, вдогонку, бандосы ещё из «граников» бахать стали. Не видел, правда, попали… не попали? Ну я нашел дырку под забором, маленькая такая дырка… как пролез туда не помню…


- Ладно… Пошли теперь с нами воевать. Не передумал? Может в тыл тебя?

- Да Вы что? Ну товарищ майор!

Я махнул рукой, давая понять, да оставайся уже… И к остальным:

- Ну что бойцы? Воевать готовы?

А они дружно так, в один голос:

- Так точно!

Идиоты, что ли? Ну да, похоже... И я такой же...


Теперь у меня в группе два снайпера. Я их расставил по углам навеса, за деревьями с задачей «валить всех» кого увидят в своем секторе…


…БМДэха, с моими маневрами по двору, вообще намотала на ведучки всякую хрень, типа колючей проволоки от забора, и теперь ехать ни взад ни вперед вообще не хотела. Всё! НОТ! То есть, Неподвижная Огневая Точка! Урчала, воняла подгорающими дисками фрикционов, но упорно ехать не хотела… НИКУДОИ! Зассада, блин! И бросить её здесь, в огороде, ну не могу как-то!


...В соседнем огороде какая-то сволочь зажгла стог сена, и пока я расставлял бойцов по направлениям дальнейшего наступления, ставил задачу, считал боеприпасы и гранаты, наблюдал за обстановкой вокруг… Ёбс тудей! БМДэха раз и задымила дымом, белым таким дымом. Я к ней радиста с дрыном доставать экипаж. Только их достали, как вдруг появляется неоткуда наглый чел в белом маскировочном халате, вскидывает граник-РПГ и всандаливает ей, нашей застрявшей и уже и так горевшей машинюжке, прямо в бортину, «большой ядерный салам!» и так же как и появился, этот чел исчезает в никуда…

Во, мля!...


Продолжение будет, еще не всё...

Позывной "Танкист". Четыре секунды... с плюсом Война, Бой ветеран, Длиннопост
Показать полностью 1
94

Позывной "Макс". Внезапный орден

Позывной "Макс". Внезапный орден Юмор, Проза, Ветераны, Длиннопост

– В общем, дело было так: Сашка Максимов, прапор-технарь из танковой роты, в общем, прикольный мужик. Ну, здоровый такой, с кучерявыми волосами! Ну за это его Максимкой прозвали, ну кино ещё такое было, помните, да? – получив утвердительные кивки головами, старшина продолжил:

– Ну, вот, создали бронегруппу из десяти танков ПэТэх (ПТ-76), тридцати «бээмдэх» (БМД) и перебросили под «Бессмертную крепость». Так вот, попал в эту группу, как самый "толковый технарь всех времен и народов" и Макс...

Позывной "Макс". Внезапный орден Юмор, Проза, Ветераны, Длиннопост

Вот представьте теперь, что наступила ночь. А теперь попробуйте сходить по нужде на войне, ночью, да еще и в слякоть! Не дадите соврать, что впечатление не приятное, согласитесь? В обозначенное отхожее место без фонаря, не наступив на заложенную товарищем «мину» вряд ли попадешь! Да и попробуй «мину» отличить от грязи! Есть вариант «вляпаться», а потом еще и отмываться от запаха как? Проблема! Вода ведь только «для попить»! Однако, и из этого положения есть выход! И его практиковал Макс по полной схеме!

В танке ПТ-76 конструкторы предусмотрели аварийный люк для выхода экипажа при чрезвычайных обстоятельствах. Макс называет его с гордостью: "Люк Героя!" Так вот, оказывается, танк это не только грозная боевая машина в умелых руках, но, если надо, то и прекрасный, теплый, да еще с освещением, всепогодный туалет в полевых условиях! Хотя ПэТэха какой, нафик, танк? Старый плавучий чемодан с тремя потенциальными смертниками, да и только...

Ну так вот, дорогу до танка найти не сложно, ведь колею от гусениц, как-то не совсем принято у танкистов заравнивать, да и дорожка за день экипажем протоптана основательно, чисто на ней, даже в слякоть, и если постараешься, то даже туфлей не испачкаешь.


Тема такая: залез в танк, включил дежурное освещение, оправился в тепле по большому и можно смело возвращаться к месту отдыха, а то, если «в кайф», и понаблюдать в оптику за горизонтом. А стало дурно пахнуть в башне, да не проблема! Есть работа экипажу! Мол: "Братья мои, меняем основную позицию на запасную, пора поработать, однополчане!" Примерно такой инструктаж проводил Макс для своего экипажа, заметим, что экипаж ПТ-76 состоит из трех человек, ну и, естественно, командир, он же Макс, в этой процедуре, по своим, командирским причинам, принимал участие в рытье окопа не совсем активное. А что тут делать? Приказ! Надо выполнять! И нет проблем… есть новый туалет на новом месте и ходить туда можно до тех пор, пока горка фекалий не начнёт мешать закрываться "Люку Героя" и в "салоне старого плавучего чУмадана" не начнёт пахнуть дачным "тубзиком".

И вот, как-то, в очередной раз, приспичило до-ветру Максу. Ночь. Слякоть. Но дорога-то знакома, колея, однако. Очертания "тубзика" видно отчётливо на фоне ночного неба. Выгнал дежурный экипаж "на покурить", ибо в башне "это не рекомендуется категорически"! Залез в башню, тепло, светло, "пулеметная лента" (это туалетная бумага на армейском жаргоне), горит дежурное освещение – в общем, полный космос. А чтобы аккуратно присесть, решил слегка придержаться за механический спуск пушки, а попросту за "грушу", которая предназначена для производства выстрела из пушки в ручном режиме. Ну, а на войне, как на войне, сами знаете! Действуй по боевому! Патрон в патроннике, снаряд в казеннике, чтобы не тратить время на заряжание оружия, а стрелять сразу, по супостату. Конечно, и в этом случае снаряд находился в стволе пушки. Макс решил по удобнее присесть… поскользнулся ли, или просто нечаянно, но дернул все-таки за эту "грушу" и… Выстрел! Твою дивизию! Испугался слегка: "Ща достанется"… Заряжает пушку и следом бахает второй и третий!

В лагере тревога, легкая паника и вопли командира бронегруппы: "Кто стреляет?" Мы-то с вами в теме, что это Макс в туалете спотыкнулся. Ну, естественно, тревога! Экипажи в два часа ночи по машинам попрыгали! Потом разобрались, конечно...

– Макс, зачем стрелял? – наехал на него командир, а он в ответ:

– Мой экипаж сегодня дежурный! Так я это, на всякий случай, втащил троечку, осколочными, для прогрева ствола! – с умным видом доложил Максимов, но мы-то знаем, что по чём.

– Идиот?! – ругался командир.

– Меняй позицию!

И закипела работа. И вот тебе на новом месте, буквально к утру и новый туалет.

А к обеду, батюшки! Командующий округом на бэтээрах со спецназом. А Макс в это время в танке: открутил крышку трубопровода ФВУ (фильтро-вентиляционное устройство), которое вмещает грамм пятьдесят жидкости, уселся на место механика-водителя, ибо оно самое удобное, откинулся в кресле, достал из боеукладки припасенную бутылку "Вермута" и только хотел "зарядить" перед обедом, а тут Командующий:

Позывной "Макс". Внезапный орден Юмор, Проза, Ветераны, Длиннопост

– Кто стрелял ночью?

– Прапорщик Максимов!

– Какой такой Максимов? Где он? А ну-ка, ко мне его!

Прибежал посыльный, постучал по броне:

– Товарищ прапорщик, Вас там Командующий зовет! Зло-о-о-й, сука!

Макс "выпал в осадок", "Вермут" в сторону: "Все! Капут! Пропал! Наверно, "замочил" своих вчера и теперь конец! Посадят теперь, "ёксель-моксель"! Чуя не доброе, Макс лицо и руки быстро в масло, раз! Типа, работал и испачкался!

– Товарищ генерал! Прапорщик Максимов по вашему приказанию прибыл! – на дрожащих ногах, доложил Макс. Грязный, черный как негр, только зубы белые! В полной боевой раскраске: в шлемофоне, с автоматом, в разгрузке. Ну, настоящий африканский наемник!

– Молодец! Ай, молодец, танкист! Хорошо стреляешь, прапорщик Максимов, – и орден "Мужества" ему на грудь прикрепил.

Позывной "Макс". Внезапный орден Юмор, Проза, Ветераны, Длиннопост

– Поздравляю! – и руку ему пожал .

– Служу Отечеству! – с выпученными от удивления глазами дико проорал Макс.


...Оказывается, заприметил нашу бронегруппу отряд бродячих бандосов и, по сумеркам, подтащили метров на триста три СПГ-9 (станковый противотанковый гранатомет) и боеприпасов несколько ящиков. Решили устроить небольшую панику в наших рядах. Да не тут-то было! Максу приспичило до ветру в это время, он просто решил справить нужду.

Три воронки и вокруг трупы супостата, раскиданные боеприпасы и искореженные СПГ украсили утренний пейзаж…

Показать полностью 2
65

Позывной "Танкист". Четыре секунды.

… Ночевали в каком-то здании, типа ангара, огороженного бетонным забором. Загнали туда летучку зампотеховскую. Командир 6 роты пристроил БМД у бетонного забора, я еле его отогнал оттуда за угол здания, вместе с БМД с этой. Береженого бог бережёт.


- Через полчаса стемнеет и туда граната из РПГ прилетит, - объяснил ему, тот вроде пронял. Граната прилетела в то место, правда утром…


Тут подошел старшина 4 роты Литовко с СВДшкой в руках:


-Командир! Там чертило какой-то шарится вдоль забора. Непонятно… Свой или чужой… Похож на бандоса. Может воткнуть ему в череп?

Через минуту появился командир роты спецназа Владикавказской бригады. Через забор… Со стороны бандосов… Я его чуть не полоснул из «калаша», когда тот перелазил забор…  - Слышь… Дефективный! Ты чё там искал? Теперь должен будешь литр!

- Не, командир! Два! – поправил старшина, отсоединил магазин от СВД, дернул затвор, вытряхивая патрон из патронника, ловко поймал патрон на лету и протянул его очумевшему спецназовцу…


Выяснили. Оказывается, полководцы Владикавказской бригады перед штурмом придумали такую очень офигительную, на их взгляд, тему: впереди штурмовых отрядов пустили по три разведчика из группы спецназа. И теперь трех нет. И где они теперь, никто не знает! А командира послали их искать. Не, ну нормальные, полководцы эти?


- Там, случайно, больше ваших никого нет? А то это хорошо, что старшина спросил…  - Там ещё пять человек… ищут… Если что… поддержите огнём?


Тут я вообще потерял дар речи, закурил сигарету.  - Смотри, - подвел его к забору и объясняю, - Там, через дорогу, жилой сектор, дома сплошные и заборы по два метра, видишь? Могу только из подствольников, АГСов и РПГ навесом… Только куда? Могу конечно запросить миномёты нашего артдивизиона, только вот они вчера комбрига нашего контузили, минометы типа «Поднос» 1943 года выпуска, разброс выстрелов один километр… вот под нос и стреляют… Так что давай так, доставай-ка их, своих героев, оттуда, пока мои стрелки их в груз 200 не превратили… А те трое, скорее всего, уже «двухсотые». А мы потом ещё пятерых будем искать… Потому что, сколько бандосов там – никто не знает! Будет штурм… пойдем… найдем скорее всего. Согласился со мной...


…Мирным дали выйти из села. Целый день на выход. Женщины, дети, старики… да и бандосы, конечно…


…Будем воевать. Штурмовая группа, блин. БМДэха и восемь бойцов со мной. На одном на груди радиостанция Р-159. Это связь с комбригом. Второй с ментовской радиостанцией «Транспорт» – связь с штурмовыми группами, у меня в подчинении их, штурмовых групп, ещё две, всего-то человек тридцать и тоже на БМД (боевая машина десанта). У меня радиостанция «Радий», это связь с командирами соседних штурмовых отрядов. В БМДэхе трое – механик-водитель, командир машины и наводчик-оператор. Второй день штурма долбанного села...


Потому, что решили там, наверху, сделать подарок очередной к апрелю для Ельцина… Подарок из наших трупов, ага…


…Соседняя бригада получила задачу: сделать отвлекающий маневр, но в село не заходить, а занять крайние дома и закрепиться. Тем самым отвлечь бандосов от главных сил, которые будут заходить с другой стороны села. Ага, отвлекли, на тридцать шесть «двухсотых» и раненных столько-же. Их там, в этих домах, уже ждали бандосы и расписали по полной программе…


… ну а мы проехали мимо той улицы, на которую надо было выйти. Спешились с БМДэхи, толпой за броню спрятались. Ни карты, ни схемы, ни тебе «яндекса с гуглем»… да и дорогу спросить не у кого, блин… только пищащие радиостанции, у которых медленно, но уверенно заряд батареи катился к нулю… Понял по обрывчатым матюкам комбрига из радиостанции, что проехал нужный поворот. А тут из-за стального высоченного забора полетели гранаты в нашу сторону. РГэшки… много.


Стучу по броне прикладом автомата, высовывается голова наводчика из башни. Ору ему:

- По забору из «спарки», длинную давай… и разворачивай оглобли в другую сторону.

Слава богу понял.

Пока он делал из этого забора дуршлаг очередью из спаренного пулемета ПК, я показал руками бойцам в стороны, что бы те разбежались. Механику не видно ни… чего, может и своих подавить гусеницами. Разбежались, залегли. Смотрят на меня, как цыплята, блин, на курицу… А я забежал за будку какую-то деревянную, да совсем неудачно забежал так, смотрю за БМДэхой, как она разворачивается… А тут ещё эта будка вдруг дырявой становится от пуль, я весь в опилках, не пойму откуда стреляют, кто стреляет… верчу-кручу головой… и тут сзади, из-за забора за моей спиной, граната херакс, опять РГшка и прям мне под ноги… твою душаку! Быстро забегаю за другую сторону будки… Взрыв за будкой... а тут передо мной перекресток открытый и дорога метров на пятьсот… все видно. В общем, я как на ладони… Белый снег на земле, я в «танкаче» зеленом, разгрузке черной. Мишень на пять баллов! Я опять за будку эту проклятую. В разгрузке гранаты Ф-1, я эти гранаты веером за этот забор железный и покидал… Все четыре… и опять на другую сторону будки этой проклятущей, пулей… Граната Ф-1 это вам не РГ-42!!!

В общем, досталось опять, этой будочке деревянненькой…


Тем временем БМД развернулась и отъехала от перекрестка метров на десять назад, в обратную сторону. Из башни опять наводчик с вопросом, типа, че делать дальше-то? Я бойцам рукой машу, типа, за мной… Считаю на ходу, вроде все… Тут подлетает БТР с начштаба бригады, объясняет мне популярно, типа, мимо своего квартала проехали, надо еще немного назад. Ну надо, так надо… За БМДэхой мои бойцы в ожидании, механик торчит из люка, ждет команды. А БТР помчался дальше по дороге, остальные штурмовые группы разворачивать...



Продолжение будет...

Позывной "Танкист". Четыре секунды. Бтр, Проза, Война, Бой бойцы, Длиннопост
Показать полностью 1
55

Позывной "Танкист". Танцы в огороде

…Кровища по склону обрывчика. Труп без головы совсем и без руки, почти у воды валяется. В черной окровавленной одежде. Рядом с ним автомат и… корова… Живая. Жалобно так на нас смотрит… Не мычит совсем. Вымя разорвано. Сильно. Кровь из неё стекает на землю.

– Что с «говядиной» делать, товарищ майор? – спрашивает «Абрек». А мне не до говядины совсем. Местность осматриваю, да бойцов считаю… Вроде все.

– Да ничего… Занимай оборону вон у тех фундаментов. – Показываю указательными пальцами в два направления. Там, на пригорке, еще два недостроя-фундамента.

– Да смотрите в оба под ноги! Растяжки могут быть! И ещё пара «уважаемых джентльменов» где-то здесь!

– Понял! – «Абрек и команда», пригибаясь, перебежками, по ходу движения разделились на две группки по четыре человека и заняли оборону за фундаментами на пригорке.

– «Двадцатый первый»! – это мой позывной в бригадной радиосети.

– На приёме.

– «Я, двадцатый второй, тут мул…» – дальше не разобрал, что сказал замполит батальона, помехи какие-то пошли. Ну мул и мул. И что? Мул! Домашнее животное, которое, на сколько мне известно, является гибридом лошади и осла. Здесь «говядина», там «осело-конь» …

…Я подобрал автомат убитого. На ремне автомата какая-то надпись шариковой ручкой на арабском. По всей длине ремня. Красивая такая вязь. Старался, не ленился, выводил владелец! И вот теперь без башки… и вечное Царство небесное, наверное…

– «Ну так что с ним делать-то?» – прервал мои размышления о прекрасном замполит вопросом по «Радию». Здесь труп и говядина и не знаешь, что с ними делать! Там мул «поставил в ступор» группу замполита.

– Да дай ему пинка и пусть скачет…

– «Да нет! Ты не понял. Священнослужитель по-нашему. Сидит возле дома на лавочке. Приём!»

– Без оружия?

– «Да»…

– Да ну пусть и сидит тогда… Богу молится…

…Штурмовые группы моего отряда идут почти в ряд. По «Уставу» необходимо видеть крайнего солдата соседей слева… и справа тоже бы не мешало… Да только не видно никого на практике! Село. Идём огородами. Дома, кругом деревья, кустарники всякие, заборы… В линию идти невозможно. Местами приходится через одну дырку в заборе из рабицы просачиваться…

…А вчера погиб «дядя Ваня». Иван Близнюк. Старшина 6 роты. Нарвался со своей группой на засаду в подвале… Из подвала пулеметчик-бандос и расстрелял почти в упор…

Ещё в пункте постоянной дислокации собираемся на войну, а он в отпуске. Заходит такой в штаб батальона, в полной «боевой раскраске». Я со старшим писарем «Боевой и численный состав заполняем, бланк такой со сведениями, чтобы всё посчитать и штаб бригады подать.

Я ему:

– Иван! Ты куда собрался? Ты же в отпуске! Иди домой!

А он:

– Моих троих детей Вы будете кормить, товарищ майор?

Не, ну нормально, да? Ответ на вопрос вопросом.

– Знаешь что? Дядя Ваня! Как-то не сильно и охота! Только на войне воюют, в отпуске отдыхают, а на празднике бухают… Так что, идите! Идите и спокойно отдыхайте, товарищ старший прапорщик! Отпуск у Вас!

Оставаясь за комбата, я никогда не вызывал офицеров, прапорщиков, «контрабасов» из отпусков на войну. Никогда не ставил в строй тех, кто по каким-либо причинам, не горел особым желанием, если придется, «пролить каплю крови» за Родину… А тут такое дело. Первый и единственный человек за всю мою длинную службу, который пришел сам из отпуска, чтобы поехать со своей ротой не водку пить… а на войну!

– Я только что из штаба бригады. И рапорт мой о выходе из отпуска подписан комбригом. Так что, товарищ майор, старший прапорщик Близнюк, представляюсь по случаю прибытия из основного отпуска! Разрешите идти, ротой заниматься?

Ну и что тут скажешь, кроме как:

– Идите!

Придумай я как остановить его, в то время, и был бы он живой… Только если жена его с тремя детьми не остановили… Какая преграда ещё должна была быть для него? Какой шлагбаум придумать надо?

… Приехали к месту боевых действий. Разбили полевой лагерь. Предстояло поделить личный состав на штурмовые группы.

Сидим за столом с замполитом и командирами рот, составляем списки. Тут Иван заходит:

– Про меня не забудьте! Я вам, что? Палатки приехал охранять? Я с вами тоже в бой пойду!

Мы с замполитом переглянулись. И что тут ответить?

…Потом погиб замполит 5 роты Витька Мельник. «Пиджак». Пришел в армию служить после университета. Толковый парень. Старший лейтенант. Сидел бы себе на гражданке! У матери один единственный. Жениться не успел… После первого штурма злополучного села, на общем построении, я увидел у него царапину на носу. Хорошую такую царапину. Похоже осколочная.

– Всё, товарищ старший лейтенант! На завтра у Вас выходной, в буквальном смысле.

– Ну товарищ майор?

– Командир роты! Что ему не понятно? Я приказываю выполнять! Вы-ход-ной у него! Завтра. Целый день. Рану залечивать! Спиртом!

– Понял, товарищ майор!

Я старался с «отметиной смерти» уже не брать на штурм. Удержи я его, придумай как это сделать и… был бы живой! Хотя как знать? Да куда там. Молодые да горячие. Да ещё солдаты-срочники смотрят со всех сторон на поведение. Не расслабишься сильно, не забалуешь…

…Опять заработала моя радиостанция:

– «Двадцатый первый! Приём!»

– На приёме!

– «Встречайте гостей! Пять бандосов от нас в Вашу сторону побежали!»

– Принял.

Полез на пригорок к фундаментам. Надо же встречать гостей! Тут опять радиостанция:

– «Спецназ минарет взял! Смотрите, своих не постреляйте! Я 455, приём!» – это начальник штаба бригады.

Где этот минарет? Какой такой спецназ? Зачем он его взял, для какой цели? Задача: вытеснить бандосов из села! Всех и на совсем! И с этой задачей корячимся уже третий день. С утра до вечера, до темноты, а по темноте выходим в исходное положение. И с утра, с новыми потерями, начинам всё сначала. Общих сил не хватает, чтобы окончательно закрепиться в селе, выставить блокпосты и КПП. Но по ходу, руководителям операции это «до одного места». К первому апреля задача должна быть выполнена! Село должно быть чистым.


…Впереди, через огород, мелькнули фигурки в форме типа «снег» и забежали в заднюю дверь, впереди стоящего дома. Спецназ? Бандосы? Полная «непонятка». Я своей группе:

– Пока не стрелять!

Распределил снайперов наблюдать по секторам. Одного за тылом, откуда пришли. Второго за горизонтом впереди.

– Товарищ майор! А как различить: свои не свои?

– Да х… фуе знает!!! Как! Понятно?

– Очень даже понятно!

Слева и справа стрекотня из автоматов пошла. Взрывы гранат. Хорошие такие взрывы…

Из заднего окна дома пошла очередь из пулемёта ПКМ в нашу сторону. Зачиркали пули по спасительному фундаменту, головы не поднять! Подполз «Абрек»:

– У нас один раненый. В плече левое.

Я достал аптечку с промедолом.

– Можешь?

– Да разберусь!

– У тебя чё за «труба»?

– «Шмель».

– Стрелял?

– Нет…

– Давай сюда.

Да и я тоже не стрелял ни разу из него. Беру «Шмеля». Ползу вдоль фундамента. Заворачиваю за угол. Настраиваю «шайтан трубу». Впереди на линии огня забор, деревья, кустарники… А пулеметчик бандосов всё херачит… Тут и автоматчики тоже присоединились к нашему расстрелу. Полетели в нашу сторону «подствольники», почти залпом. Пара штук хорошо так попали в фундамент. А очередная граната попала прямо в корову, и разделала её, горемычную, на рожки да ножки! «Капец говядине»!

…Лежа стрелять из «Шмеля» вообще неудобно, да и ноги обжечь можно. Вражеский пулеметчик лупит из окон перед нами стоящего дома без устали и перерыва. Видно, патронов у него там навалом. Надо стрелять из «шайтан-трубы», притом срочно… Поднялся из-за фундамента. Перебежал за угол дома. Выглядываю. Забор из сетки-рабицы мешает стрелять из «Шмеля» конкретно. Рядом, за углом, стопка из шифера, почти в мой рост. Можно, конечно, с неё попробовать садануть. Но на неё, эту стопку шифера, надо ещё быстро залезть и так же быстро соскочить…

Гранаты из «подствольника» всё падают и падают по противоположному склону овражка…

Бойцы за фундаментом. Головы не поднять. Пулемётчик-вражина-«бандос» не даёт это сделать. Фонтанчики из битого фундамента периодически вскакивают столбиками по всему периметру.

Приполз снайпер.

–У нас там «трехсотый», в плечо…

–Да знаю…

Опять радиостанция:

– «Двадцатый первый!»

– Слушаю!

–«У меня два по двести! Пулеметчик из дома справа чесанул. Я сорок второй. Приём!»

–Понятно. Чего же не понятного. Гасить надо пулеметчика! У вас есть варианты?

– «Нет!»

Ясно. Нашли, блин, Сашку Матросова!!! Беру СВД у снайпера. Ни черта не видно! «Бандос» стреляет из двух окон, попеременно, из глубины комнаты. Нормальная такая позиция у «чертилы». Да ещё из подствольников лупят, по ходу, оттуда же. А у нас артиллерии нет. Самолётов-вертолётов тоже. БМД сгорела. Миномёты стреляют по своим… Карты нет. Этот дом, за которым мы со снайпером сейчас стоим, должен быть «соседа справа». «Соседа справа» тоже нет! Потому что, справа, метрах в десяти от дома, высоченный такой кирпичный забор, а за ним параллельная дорога в село. Скорее всего, этот «сосед справа», теперь и ползёт по соседнему огороду, аж через два забора от меня… Там тоже стрекотня из автоматов такая хорошая. Стена нашего дома уперлась в забор придорожный намертво. Так что этот дом справа тоже не обойти.

Хрена? Да буду стрелять со стопки с шифером. Сашка Матросов, мля! Кладу на землю автомат, скидываю с себя разгрузку, бронежилет, зимнюю куртку, говорю снайперу:

– Как залезу на шифер, ты сразу даёшь мне трубу. Понял?

– Понял!

Захожу с торца стопки этой. Подложить, конечно, не мешало бы что-нибудь под ноги, ну что бы повыше было. Ящик какой-нибудь… Да где его искать-то, да и времени не так и много…

Залезаю на шифер. Нормально! «Путя» свободна! Ну почти свободна! Хватаю протянутый снайпером «Шмель», встаю на одно колено, прицеливаюсь и… запускаю, его родного, чуть выше забора, между двух деревьев прямо в заднюю дверь этого злополучного, впереди стоящего, дома…

Шу-уухх!

Выстрел на минуту глушит. Звон в ушах. Ничего не слышу.

Успел заметить, как огненный шарик радостно и бодро так, заскочил к ним в гости, прямо в двери.

Бушшш!!!

Бу-у-умс!

Крыша дома слегка подпрыгнула, из окон вылетели куски пламени и теперь он превратился в сплошной костёр-пожар.

Я уже спрыгнул с шифера и всю эту захватывающую «хвильму» наблюдал из-за угла нашего дома, надевая амуницию.

Всё.

Теперь можно наступать дальше!

Перебегаем со снайпером обратно за спасительные фундаменты. Здесь «Абрек» докладывает:

– У нас ещё «трехсотый». Механик БМДэхи. Ему осколок в зад прилетел.

– Понятно. Раненные идти могут сами?

– Механик нет, наверно. А который в плечо уходить не хочет. Промедол Ваш понравился!

– Ладно. Ставь задачу: механика под руки или на спину. Труп «бандоса» от реки на рокаду. Сам по радиостанции:

– 11-10, я двадцатый первый! Приём! – «одиннадцать-десять» означало по переговорной таблице «Доложить обстановку». Приняв доклады передал приказ «трехсотых и двухсотых на рокаду».

Возле уже почти сгоревшей до днища БМД-1, под навесом поставил снайперов:

– Наблюдать за горизонтом!

Хотя, хрена с них толку, с этих снайперов! Самих бы не украли! Пацаны совсем!

Вышли на дорогу.

Мертвого «бандоса» с автоматом положили на землю.

Подошли группы старшего лейтенанта Лёхи Хахулина и Руслана Малкандуева:

– Как у Вас 11-10, товарищ «командор»? Ваш что ли? – Лёха показал на труп.

– Да хрен его знает чей! Валялся. Попутно подобрали. Да как-то, сегодня, не очень 11-11! – «одиннадцать-одиннадцать» означало всё по идиотской таблице «Всё в порядке». Список шифровки переговорных слов, конечно, был длинный в этой таблице. Ну вот эта хрень как «11-10» и «11-11» запомнилась навсегда. На всю жизнь.

Чуть подальше положили в ряд Алексея Ветчайкина и Карима Бажинова.

– Длиннющая такая очередь, откуда-то с вашей стороны прилетела, из дома. А они как лежали в огороде рядом, так и не пикнули даже… Бандосы давай по нам чесать. Ни одного дерева в огороде, блин! Мы вот за такой веткой вдвоём прячемся! – Хахулин показал торчащий из перчатки мизинец.

– Пули вокруг свистят! Мама не горюй!

Закурили.

– Хотели туда подползти поближе, а там как потом долбанёт! Ё-пэ-рэ-сэ-тэ! Нас чуть ветром не унесло! Загорелись сразу два дома, по очереди! Ну мы и давай оттуда «щемиться» кто куда. Это вы что ли дом с «бандосами» разбомбили?

– Ну да.

– Мля, знатно горит!

…Рядом положили еще трех разведчиков из спецназа. Они на днях, при очередном штурме, пропали в соседней бригаде. «Бандосы» до смерти забили их прикладами. Лёха Хахулин нашел их в огороде с разбитыми головами…

…Вот вам и чистый, и весьма точный, и совсем не веселый, а просто статистический подсчёт при штурме села – пять к одному… Ну ещё в подбитом доме было несколько бандосов, ну так ведь и штурм на сегодня ещё не закончен…


…Подъехал БТР. Погрузили раненных и убитых. Взяли ящики с боеприпасами…

Позывной "Танкист". Танцы в огороде Бой, Война, 8 брон, Штурм, Старый плавучий чумадан, Длиннопост
Показать полностью 1
52

Позывной "Макс". Ружьё

…как-то притащили три утопленных ПТ-76 из зоны боевых действий в пункт постоянной дислокации. Их "Дефективный" лейтенант-пиджак, случайно попавший служить в танковый батальон, умудрился, утопить в какой-то луже... нечаянно, и сразу взвод!

Плавуны, да утопить в луже! Надо быть великим матером своего дела!

Комбата такового батальона "рвали" все, даже из Главка орали в трубу телефона матюками, грозились отправить командовать пехотой, если через три дня танки не будут там где они были до этого. Комбат отнесся к этому совсем спокойно, так как знал, что есть в батальоне не превзойденный мастер своего дела прапорщик-технарь  Макс и если правильно поставить задачу, то-о-о-о… есть большой шанс ещё чуть-чуть побыть танкистом!

Он вызывает Макса:

– Слушаю.

Макс потупил глаза, потом:

– В общем, ливень шел, защита двигателя от попадания воды открыты, выхлопная-то сверху, и на тебе туда воды тонну. Запуск двигателя и... гидроудар. А воду слить - мозгов не хватило. "Дефективный" лейтенант - командир взвода, да механики, которые пришли только из учебки, сделали своё дело!

– Если к утру не поменяешь испорченные движки на новые, то пойдешь помидорами торговать на рынок, вместе с "Дефективным"!

– Понял!


И что делает: отправляет "дефективного" с механиками в парк боевых машин откручивать движки, а сам идет в местную ресторацию, которой сам и придумал название - «Мутный глаз», втащить стакан на халяву, если повезет, ибо третий день ходит трезвый, так как денег уже нет и до получки далеко еще, ну и, само-собой, обдумать и утвердить "План работы". А тут технари из рембата и его дружбан прапор Федя "тянут пиваса", ибо на "чё покрепче" денег нет.

Федя такой:

– О, Макс, привет! Садись. Пиво будешь?

– Водки наливай!

– Да денег ёк! Вот "пыво", если только... и то в долг пьём. Грустно...

Придвинул бокал. Макс отхлебнул, поморщился. Не, не прёт. Почесал затылок и "запускает трассер", типа: "Провез трофей "Вертикалку" точеную золотом и серебром." Только вот достать не может, мол, прятал под двигатель, а пока тащили сломанные танки, веревка перетерлась и она упала на днище, а в какую из этих трех ПэТэх клал – не запомнил, типа, ночь была, да и был слегка трезв! И тут же:

– Ни кому не надо?

Ну, тут народ сразу повеселел и слегка задумался, а Федя прищурил глаз:

– Чё-то темнишь! А чё сам движки не поднимешь? Себе не возьмёшь?

А тот:

– Да у меня уже есть. Дома. Наша "Летучка" в командировке и вот только поэтому проблема.

И тут Федя, потирая руки в предвкушении употребления алкоголя сколько влезет, утверждает План:

– Макс, отдаёшь мне? Бесплатно. И ещё "поляну" до утра! И ща сделаем!


Командир бригады, нет-нет да и информировал личный состав на совещаниях:

"Лейтенант Пушкин задержан милицией с трофейным револьвером в кармане. Или, майор Куртышев посажен в КПЗ за попытку продать оптом самосвал-трофей с полным кузовом кожаных изделий в виде курток и женских плащей. У прапорщика Арсенального в доме найден футляр от баяна, набитый гранатами Ф-1 и боеприпасами.

Генерал Пузиков пытался через блок-посты выгнать четыре новых автомобиля Нива и т.д..."


И самое интересное:

"Тем, кто самовольно вернёт саблю Шамиля и золотое колье 17 века с брильянтами на 120 карат, по ошибке взятых в музее "Бессмертной крепости", то тому ничего не будет".


Видели Макса на блокпосту с какой-то саблей на боку. Кромсал ей арбузы "по синьке" …

Да и прапор Федя, в семейном споре, тоже "по синьке", говорили что саблей, разрубил банкетный стол на двое.


Ударили по рукам. Мигом прикатили технику. "Дефективного" лейтенанта за руль "Санитарки-буханки" и мигом по знакомому маршруту на вино-водочный завод со съёмным баком полным трофейной солярки.

Накрыли поляну в боксе. Закипела работа, ибо запас новых движков был в наличии и в достаточном количестве.

...С рассветом картина маслом: три ПТ-76 перед боксом в колонне тарахтели новыми движками, ржач в боксе и обиженный пьяный голос прапора Феди из рембата:


– Макс, ну где ружьё-то? Ну ты опять нас на… обманул!!!


Но это было уже не важно. Задача выполнена. Танки отремонтированы. Водки ещё много, народ доволен.

Поход на рынок для торговли помидорами переносится на более поздний срок!

Показать полностью
40

Была среда и был Середа.

… Сейчас уже не помню почему так получилось, но весь ноябрь, почти через день, ходил в наряд начальником караула. Самого большого в полку. Караул №1 начитывал тридцать один человек. Это: два сектора по четыре трехсменных поста каждый, два разводящих, помощник начальника караула, пост и выводной при гауптвахте, ну и начальник караула, тридцать второй. Под охраной состояли парки боевых машин полков 14-ой танковой дивизии, да самый ответственный пост №1 со знамёнами всех этих полков, ибо они все, кроме нашего танкового полка, были штата «кадра». В танковой роте было всего двадцать шесть солдат по штату, поэтому ещё пятерых, в штат караула, добавляли другие роты батальона.

…Сдал, на свою голову, выпускной госэкзамен в Танковом училище по Уставам на «отлично» и, самое главное, попался же билет с обязанностями начальника караула… И именно в этот наряд зачастил я особенно по прибытию в полк.

В принципе, ничего сложного не было в нём. Раз в два часа отправляй смены по постам и потом читай себе очень интересную книгу под названием «Общевоинские уставы ВС СССР», ну или конспект пиши для предстоящих занятий с любимым личным составом…

… Так вот про Среду Игоря Владимировича…

Ничего не предвещало беды. Обычный день. Среда. Обычный караул. Очередной. Всё идёт своим чередом. Сижу, пишу конспект для занятий по боевой подготовки в комнате начальника караула. Отопление плохое в комнате, как сейчас помню, холодно. Поэтому кутался в шинель и авторучка плохо писала… На моих наручных электронных часах ноль-ноль, ноль-ноль! Час без времени!

Помощника начальника караула старшего сержанта Ваську Тимофеева с двумя караульными свободной смены отослал проверять посты. Минут через двадцать стал потрескивать коммутатор. Проверка связи с постами.

– Третий пост, проверка связи! На посту порядок!

Потом голос Тимофеева доложил:

– Четвёртый пост, проверка связи! На посту порядок!

Минут через пятнадцать:

– Пятый пост, проверка связи! На посту нет часового!!!

Опаньки! Куда делся? Смотрю постовую ведомость. Середа Игорь Владимирович. Должен быть! А его нет!!!

– Везде посмотрели? Может уснул где-нибудь в кабине машины?

– Да всё облазили! Нет нигде!!! Свалил по ходу!

ЧП!!!

Да не просто ЧП! Часовой с оружием и боевыми патронами пропал с поста! Доложил дежурному по полку. Тут звонок в дверь. Пришел и дежурный по караулам, докладываю:

– В карауле происшествий не случилось, за исключением: пропал часовой с поста…

Нормальный такой доклад, да? Времена СССР. 1987 год. Коммунисты кругом. Солдаты сплошные комсомольцы. Партийные и комсомольские собрания. Боевые листки с описаниями передового опыта. Соцсоревнования на тему кто лучше водит и стреляет и чья рота лучше по показателям. А тут, на тебе такой «косяк»! Вернулся разводящий с постов, докладывает:

– Всё проверили! Все боксы опечатаны. Машин на открытых стоянках и возле боксов нет. И рядового Середа тоже нет! Нигде нет!

– Иди ищи! – Это мне дежурный по караулам предложил.

Да-а-а-а. Такого ещё не было в практике полка. Пошел с двумя караульными искать. Одного выставил на пост, ибо парк боевых машин надо кем-то охранять. За полтора часа облазил всё что можно. Обнаружил слабый след солдатских сапог к забору у дальнего торца парка боевых машин. Ушёл, «парниша», через забор! Ушёл! Надо возвращаться в караульное помещение.

В караульном помещении тем временем уже собрались все: командир полка, командир батальона, командир нашей роты. И все в ожидании чуда:

– Ну что? Нашелся солдат!

– Нет...

Тут залетает в караульное помещение замполит танкового полка подполковник Нетесанов:

– Ну и что вы его здесь ищите? Он уже в городе Шахты с прострелянной головой!

Часов в девять утра поменяли мой караул. Рассадили в классе штаба полка в полном составе и давай выяснять причину у нас, почти до обеда. КГБ, МВД, прокуратура и остальные спецслужбы. Да только никто толком и ничего выяснить так и не смог. И я тоже…

Банальная причина, как оказалась! Любовь и измена. Вечная больная армейская тема! Приехала девушка к солдату в армию. Казалось бы, что тут такого? Приехала ну и приехала. Ротный, втихаря от командования батальона, отпустил его в «санкционированный самоход» на пару суток. Ну отпустил и отпустил под свою ответственность, в принципе, ничего страшного. Практиковалась такая тема часто. Ибо, придя к комбату за разрешением на увольнение солдата в городской отпуск, надо было просто ухитриться получить его, это разрешение. Ибо существовал запрет на отпуск даже в городок в рабочие дни категорически. А в ближайшие города Шахты или Новочеркасск только в составе подразделения с офицером во главе и только в воскресенье. Речь про отпуск на сутки вообще не шла даже. Поэтому ответ комбата заранее был известен. Нет! И всё! А солдатик с девушкой и мамой в слезах, уговаривают, почти умоляют и почти на коленях, дать им пообщаться на съёмной квартире в соседнем селе, которое в ста метрах от части! Я всегда, в последствии, став командиром роты, потом комбатом, шел на встречу родителям в этой ситуации. Отпускал! Под свою ответственность несмотря на горький опыт моего командира…

…Помню, когда сам был курсантом первого курса танкового училища ко мне приехала мама на присягу. За три тысячи километров! А меня таки и не пустили командиры в увольнение! Местных-то отпустили! А я не попал в тридцать «уставных» процентов. Сказали нет! И всё! Так и бегал на КПП в личное время целую неделю…

…Приехала девушка к солдату, пришли они к командиру роты за увольнительной. Зная все запреты, командир роты пошел им навстречу. Отпустил. На пару суток. Знакомый или родственник какой-то жил у этого Середы рядом, в нескольких остановках езды на электричке. Ну всё нормально. Всё прошло тихо. Вернулся в часть без проблем, вовремя и «залётов». А девушка его осталась у этого товарища ещё… Осталась! Вот и пошла отсюда проблема! Потому, что… осталась!

… Потом прислала письмо, типа: «Давай, дорогой, прощай! Твой друг Федя лучше…»

Понятно, что стало твориться в голове нашего «Отелло»!

Письма перед караулом старшина роты прапорщик Боляк не давал солдатам, не положено было, при том категорически! Ну, а тут если наряд в караул через день и довольно продолжительное время…

В общем, пришло время, попало оно, письмо это злополучное, творение рук единственной и неповторимой для него королевы-Дездемоны, в руки к нашему горемычному герою. Разум помутился! Любовь и месть!  «Валить дружбана» и эту подругу, к чертям собачьим!

Пришла эта среда для Середы…

Очередной караул. Автомат Калашникова со складным прикладом, шестьдесят патронов, штык-нож и непреодолимое чувство мести.

Что у него было в мозгах тогда? О чём думал? Трудно даже предположить! Но человек готов был пойти на убийство и пошёл! Хотя по его внешности догадаться было трудно, что он будет столь решителен в своих проступках. Так, ничем не отличался от остальных сослуживцев, прослужил на тот момент год. Дерзким не был. Злостным хулиганом тоже. Середнячок. Обыкновенный парниша из Волгоградской области…

…Ушел с поста и вышел на трассу. Тут, на свою беду, возвращался «дембель» из увольнения на такси-шестёрке производства тольяттинского завода ВАЗ. Домой уже завтра!

Поехал бы…

Но вот тут только среда… и этот Середа на дороге попался на свет фар…

Стоит на обочине одиноко, возле посадки. Автомат убрал за спину. Подсумок на ремне тоже за спину передвинул. Ну солдат как солдат. Голосует. Те останавливаются. Ну подвезти надо же! Свой брат-солдат! Ага. Примерно, так было, со слов водителя такси:

– Тебе куда ехать-то? – сидевший рядом с водителем солдатик, спросил через открытую дверь автомобиля. А он, «новоиспечённый Отелло»:

– Вылазь! Оба! Быстро! – И автомат на них и наводит. Передёргивает затворную раму. А те ему:

– Ты чё, паря? Жить надоело? Или попутал чего?

Середа хладнокровно и без особого сожаления, производит очередь в несостоявшегося «дембеля», потом в водителя-таксиста. Вытаскивает их обоих из автомобиля в кювет. Сам садится за руль, разворачивается и «газ в пол».

Начало первого ночи. Времена СССР. 1987 год. Машин мало на дорогах. А ночью и вообще большая редкость по тем временам. На дорогах нет освещения вообще. Проехал километров десять. Ночь. Гололёд небольшой. Поскользнулся. Съехал в кювет. Ходит вокруг, пытается сам вытолкать машину из кювета…

Экипаж Советской милиции на патрульной машине УАЗ с названием «ПМГ» на борту проезжает мимо, по встречной полосе, по своим, милицейским, делам. Ну наша Советская милиция нас всегда берегла. И даже очень. Машина в кювете высветилась в свете фар. Конечно-же, надо оказать помощь!

Подсветили фарой-искателем, развернулись. В свете фар солдатик в шинели вокруг машины «круги нарезает». Тоже не очень привычная картина: солдат в шинели и машина ВАЗ. Сержант вылез из «уазика» и пошел узнать «тему этой ночной картины».

Середа достал автомат из салона и открыл огонь. Дал короткую очередь в фигуру на фоне фар! С первого раза не попал. Сержант-милиционер явно не ожидал такого поворота событий. Он развернулся и побежал обратно, к машине с криком:

- Вася-я-я-я! Стреляй!

Вторая очередь его настигла. В спину.

Второй милиционер-водитель выстрелил из табельного оружия с расстояния, как говорили, метров в двадцать пять из окна «УАЗика» и размозжил Середе череп…

…Тем временем раненный таксист дополз до ближайшей станции. Позвонил из телефонной будки о происшествии в милицию, сотовых телефонов не было тогда и в проекте ещё…

…Но уже всё было кончено…

Показать полностью
38

Позывной "Хаха". Хаха-афера

...Откуда он появился, впрочем, и куда исчез потом – никто не знает. Прапорщик Хаханаев, командир взвода АГС второго батальона. Вроде как работал на зоне или местной ракетной воинской части, а потом, когда появилась совсем рядом бригада оперативного назначения, поменял место службы. В бригаде приклеили погоняло «Хаха», которое и перешло потом в радиопозывной при выполнении служебно-боевых задач.

Первый сигнал, что он большой мастер «уделать кого хочешь» поступил сразу, практически с его появлением в бригаде. Началось с того, что как-то раздался звонок в штабе батальона. Я в то время только приступил к выполнению служебных обязанностей в должности начальника штаба батальона. В телефонной трубке раздался голос начальника штаба бригады:

– Где комбат?

– В отпуске, товарищ полковник!

– Ну тогда ты иди сюда, в мой кабинет.

– Есть!

Вызов в кабинет начальника штаба ничего хорошего не обещал. Ибо все знали, что за вызовом, непременно, последует процесс под названием «драть питона». Я быстро опросил ротных по телефону на предмет ночных происшествий. Оказалось, что всё в порядке, только вот «Хаха» ещё не появился на службе. Пока шёл до штаба, всё думал о причине вызова. «Хаха», зараза, наверно! Захожу в кабинет. Докладываю:

– Здравия желаю. Товарищ полковник, в батальоне без происшествий!

– Где Хаханаев?

– Нет на службе ещё.

–Ты знаешь, что этот долб… нехороший человек «обул» командование бригады!

– В каком плане?

– Да в самом, что ни на есть прямом!

– Нет.

Позывной "Хаха". Хаха-афера Смешное, Ха- ха, Старый плавучий чумадан, 8 брон ВВ, Армейские истории, Длиннопост

– Ну так вот. Этот прапор собрал с четырёх человек управления бригады по шестьдесят тысяч рублей, ещё три месяца назад. Обещал поставить четыре новых УАЗа через неделю. И теперь ни денег, ни машин, ни этого Хаханаева… Сейчас берёшь весь свой батальон, его ищешь, находишь, и тащишь ко мне в кабинет. Понятно?

…Дословно весь разговор не могу передать, ибо слова начальника штаба чередовались с гневной нецензурной лексикой и угрозами непременно его, этого Хаха, изловить и «измерить ему толщину черепа, а потом отодрать, как питона» в различных неприличных позах мощными руками и ногами ребятишек из группы спецназа…

– Понятно. Разрешите выполнять?

– Вперёд!

Я позвонил по телефону из штаба бригады в батальон дневальному и отдал указание построиться батальону на плацу у казармы. Приказ-то начштаба надо выполнять! От штаба бригады до казармы батальона десять минут ходьбы. «Ну и где искать этого Хаханаева?», думал я, в ходе движения. «Во, блин, аферист! Да и командование тоже – халявщики! Где это они видели, что бы автомобили УАЗ продавались зпо такой цене». По тем временам, автомобиль УАЗ точно стоил, примерно, раз в десять дороже.

Картина. Батальон построен на плацу. Подозвал к себе командиров рот для уточнения задачи по розыску. И тут появляется он. «Хаха»! Собственной персоной, и как не чём небывало, такой:

– Здравия желаю! Разрешите встать в строй!

– Пробуйте! Не поздно ли на службу прибыли?

– Никак нет, товарищ капитан! Командир бригады задержал немного по одному вопросу.

Во как! Коронная «отмазка от звездюлей» для опоздавших. Кто наберётся смелости и пойдёт к комбригу с уточнением, так это или нет? Да конечно же никто. Вопрос по поиску настоящей личности решился сам собой. Оставалось представить его начальнику штаба для растерзания.

– Командир бригады это, конечно, очень хорошо! Но только вот ещё начальник штаба бригады имеет огромное желание с Вами пообщаться на эротическую тему. Настроение у него, как-то, не очень и поэтому грозился, при встрече, измерить толщину Вашего черепа! Вот именно батальон и построен по такому случаю и с задачей: Вас отыскать, если Вы закопались, то откапать и доставить к нему живым или мёртвым. Что на это скажете?

– Да ничего, товарищ капитан! Я уже и с начальником штаба пообщался. И с черепом у меня всё в порядке. Вопрос решён!

Ну решён, так решён…


***

…Девяностые. Только произошёл обвал рубля по отношения к доллару. Народ в панике. Всё дорожает стремительно. Как оказалось потом, в приватной беседе, Хаханаев «прошарил одну очень бизнесменскую тему». Но нужны были для этого деньги. А где взять? У самого-то, впрочем, как у большинства рядовых офицеров и прапорщиков, не было особо крупных сбережений. У командования бригады, если только.

И тут его просто осенило! Быстро придумал тему про склад с новыми УАЗиками, которые остались непроданными ещё по старым ценам, выбрал из командования бригады доверчивых людей, у которых точно деньги были. Все полковники! Популярно рассказал им выдуманную басню в цветах и красках, а те возьми и купись. Халява! Машины по бросовым ценам! Ну и что, что УАЗ? А «Хаха» затянул волынку на три месяца. Народ уже стал волноваться не на шутку! Деньги где? Машины где? А он им: «Вот завтра, через неделю, скоро! Не волнуйтесь, решаю проблему»! По этим предлогом и исчезал со службы на пару-тройку дней, типа комбриг задачу поставил! Ну комбат и отпускал его. Комбриг же приказал!

Тем временем он, на собранные у командования деньги, взял и прокрутил небольшую аферу: нашёл садовода в Краснодарском крае, которому некуда было девать свой товар, и он готов был его просто выбросить, скупил у него по бросовой цене два вагона яблок и сдал на местный вино-водочный завод.

Здесь толпа из полковников уже была готова разорвать его на запчасти! А тот раз, через три месяца, и говорит, что, типа, простите братцы-полковники, ничего не получалось, УАЗики изъяли вчера сотрудники КГБ, вот ваши деньги, в целости и сохранности. Возвращаю! Поучите и расписываться не надо!

Сам усадил свой зад в только что приобретённый на деньги от сделки подержанный автомобиль Москвич-412 и был таков. Уехал по своим, хаханаевским делам. Дальше «хаханаить» …

Позывной "Хаха". Хаха-афера Смешное, Ха- ха, Старый плавучий чумадан, 8 брон ВВ, Армейские истории, Длиннопост
Показать полностью 2
37

Позывной "Танкист". Мои командиры

...Накануне Дня Защитника Отечества решил рассказать про моих самых лучших и первых воспитателей-командиров: лейтенант Петр Андреевич Гербертер, командир четвёртого взвода курсантов, земляк, из Воронежской области, и… собственно, моя мама, Клавдия Дмитриевна...


***

…Никакого панибратства во время учёбы в Ташкентском высшем танковом училище, на протяжении всех четырёх лет, не было. Он лейтенант, с очень красивой фамилией Гербертер, командир курсантского взвода, стройный, подтянутый, всегда в идеально выглаженной форме, в начищенных до зеркального блеска хромовых сапогах «в гармошку», а я – курсант, приехавший за три девять земель постигать науку Родину защищать. С моей стороны не делалось даже и попыток «записаться к нему в землячки», не дай бог «в стукачки». Я не преследовал даже и цели получить «по блату» какие-либо привилегии по отношению к себе, ну, например, поднять балл в выпускном аттестате, поговорить по-землячески про выпускное «блатное» распределение куда-нибудь за границу СССР, попасть в ВДВ или Морскую пехоту, куда очень хотел и мечтал... Хватало, конечно, «вечно хитрозадых» сокурсников в роте, которые поначалу «подкатывали» с недвусмысленными предложениями подойти мне к нему, к Петру Андреевичу, и порешать кое-какие, совсем небольшие, их личные «шкурные вопросы» за них: ну, например, перевестись к нам в четвёртый взвод, поговорить с каким либо преподом, на тему повышения оценки по иностранному языку, мол ведь «Гербертер в хороших отношениях со всеми преподавателями, а тебе поговорить с ним ничего не стоит, ведь вы земляки, но… я сразу, во всеуслышание, сделал заявление, понятное и доступное для всех желающих въехать в рай за чужой счёт: «Братья-танкисты! И не мечтайте! Даже рот не открою в этом направлении – живите как все, в равных условиях… и будет вам счастье!».

… Пётр Андреевич не предлагал мне никогда и никакими намёками стать «внештатным секретным информатором». Да и не получилось бы это у него всё равно это сделать, даже по-землячески, потому что я воспитывался во дворе русского города Липецка в районе с нештатным названием «Слобода», да ещё и одной мамой на её зарплату в 80 рублей…


***

... Моя мама, Клавдия Дмитриевна, 1933 года рождения, уроженка села Панки, Белгородской области, успела получить лишь три класса образования. Началась война. Великая Отечественная. Её отца и моего деда, Дмитрия Константиновича Портянкина, призвали на фронт. По похоронке пропал без вести он в 1942 году в районе населенного пункта Селижарово, бабушке сообщили об этом только через год. После войны, односельчанин, находившийся во время боя с ним рядом, рассказал бабушке как дед погиб. Пуля попала ему прямо в сердце… Потом рота пошла в атаку, а деда моего так и не нашли потом… Фотографий тоже не осталось. В его семье остались трое детей, на попечении моей бабушки, Матрёны Романовны. Бабушка больше так и не вышла замуж. Всё деда ждала, до самых до последних дней…

…Мама воспитывала нас с младшей сестрой Светой очень своеобразным методом, далеко и совсем не «по Макаренко». По мне, за мои проделки, сколько я себя помню, вплоть до начала десятого класса, просто «гуляли» раз в неделю бельевая верёвка или шланг от стиральной машины, я до сих пор помню её название, этой советской стиральной машины – «Волга» и ещё мамины белые туфли-босоножки с большим таким белым каблуком. Таким же «методом привития любви к Родине», нет-нет, да и доставалось и младшей сестрёнке Свете. А потом и её дочке, моей племяннице, Юле.

А вот «Стукачу», в нашей небольшой неполной семье, непременно, безоговорочно и «стопудово» и всегда выписывался «первый кнут».

«Никому, никогда не рассказывай про себя и про других, даже если эта информация верная и даже если ты не расскажешь, то это навредит тебе! Никогда ничего не ешь, будучи в гостях у чужих и не знакомых людей, не показывай, что ты голоден! Уважай старших и оказывай им внимание!» – вместе с красными полосками на коже от бельевой веревки «въехали в меня», да по всей видимости и в Юлю, пункты Семейного Устава из уст моей мамы и Юлиной бабушки, на всю нашу оставшуюся жизнь. Мы оба так полюбили нашу Родину, что стали офицерами…

…Я уже учился в 10 классе. Мама устроила мне плановую «выволочку», так мама называла экзекуцию за мои проделки. Да и проделка-то была так себе: моя подружка заболела, ну «измеряли температуру» на даче её папы-генерала вместо школьных уроков, да и всего-то три дня… Да всё бы и закончилось благополучно, да только вот «классная» Нина Васильевна забеспокоилась сильно, взяла и пришла к нам домой с вопросами «албанскими»: «Куда это я пропал на три дня из школы?»…

– Ну ты ещё женись до армии!!! – и в её руках появился штатный воспитательный предмет… Потом я засобирался на тренировку по самбо, а мама мне:

– Не ходи сегодня на тренировку…

– Как это «не ходи»? У меня подготовка к соревнованиям… Ещё раз ударишь меня или Свету– уйду из дома! Понятно сказал?

И вышел…

Потом, после двухчасовой тренировки и принятия душа, всё моё тело, руки, ноги покрылось пухлыми красно-синими полосками, крест на крест, от бельевой верёвки. Хорошая такая была, эта чёртова бельевая верёвка, витая такая, советская и очень качественная, как сейчас помню, с палец толщиной, «по мне ходила», сколько себя помню, и износа ей не было… Пацаны в раздевалке после тренировки и душа, такие с удивлением, вопросами и предложениями:

– Опаньки! Это кто и чем тебя так разделал? Ну-ка, пойдём, разберёмся с тем человеком!!! И немедленно!

А я им:

– Чё, мою маму колотить собрались, что ли? Успокойтесь.

Все посмеялись в ответ. Не поверил никто:

– Врёшь ты всё! Ты просто не хочешь говорить кто! Ну как хочешь. Мы просто хотели тебе помочь с разборкой…


***

…Как-то, уже на четвёртом курсе, за месяц до выпуска, я попался в самоходе дежурному по училищу, прямо с бетонного забора к нему в руки и свалился, чуть его, этого дежурного-бедолагу, не задавил. Тот с удовольствием записал мою фамилию и удалился восвояси по своим делам. Пётр Андреевич тогда был ответственным по роте. Когда я ему доложил о своём «залёте», он сказал:

– Ну сказал бы дежурному, что я тебя отпускал на час, ну к жене, что ли…

А я ему:

– Ну это же не правда…

В общем поорали на меня тогда за это на всех построениях в звене рота-батальон, да и на училищном построении в понедельник все и от души, пришлось даже выходить на середину плаца для этого. Ну, наверно, очень понравился тогда начальнику училища генералу Фролову мой строевой шаг, снизошёл он на милость и влепил мне десять суток ареста за самоволку «с отбыванием на гауптвахте во время торжества по случаю выпуска из училища»… Потом, правда передумал, наверно прочитал мой рапорт о желании продолжить службу после выпуска в Афганистане, сильно прослезился, и просто изорвал его, этот рапорт в клочья – не пустил … За это ротный написал в выпускной характеристике: «…уверенно стреляет из всех видов оружия и вооружения боевых машин и танков… в поступках решителен… склонен совершать самовольные отлучки...». Хорошая реклама получилась, ничего не скажешь. На протяжении всей моей военной службы замучился отбиваться от предложений перейти в Спецслужбы. Не хотел. Я же танкист!

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Мама. Здесь ей 17 лет. Фото сделано а г. Луганске.

… Мой главный учитель, мама, ушла из жизни в 2018 году, за четыре дня до моего Дня рождения, ей было 85. Последние слова, которые он сказала моей сестре Свете:

– Вы полковника не забудьте поздравить с Днём рождения…

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Вырезка из газеты "Красная звезда" за 1988 год. Фото сделано в г. Термезе, Узбекистан.


…Пётр Андреевич жив-здоров и слава Богу! Часто созваниваемся…

С Праздником, командир! С Днём Защитника Отечества!

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Рассвет. с.Панки, Белгородская область

Позывной "Танкист". Мои командиры Старый плавучий чУмадан, Твтку, Воспоминания, Чтобы помнили, Длиннопост

Майор Юля.

Показать полностью 4
Отличная работа, все прочитано!