55

Позывной "Танкист". Танцы в огороде

…Кровища по склону обрывчика. Труп без головы совсем и без руки, почти у воды валяется. В черной окровавленной одежде. Рядом с ним автомат и… корова… Живая. Жалобно так на нас смотрит… Не мычит совсем. Вымя разорвано. Сильно. Кровь из неё стекает на землю.

– Что с «говядиной» делать, товарищ майор? – спрашивает «Абрек». А мне не до говядины совсем. Местность осматриваю, да бойцов считаю… Вроде все.

– Да ничего… Занимай оборону вон у тех фундаментов. – Показываю указательными пальцами в два направления. Там, на пригорке, еще два недостроя-фундамента.

– Да смотрите в оба под ноги! Растяжки могут быть! И ещё пара «уважаемых джентльменов» где-то здесь!

– Понял! – «Абрек и команда», пригибаясь, перебежками, по ходу движения разделились на две группки по четыре человека и заняли оборону за фундаментами на пригорке.

– «Двадцатый первый»! – это мой позывной в бригадной радиосети.

– На приёме.

– «Я, двадцатый второй, тут мул…» – дальше не разобрал, что сказал замполит батальона, помехи какие-то пошли. Ну мул и мул. И что? Мул! Домашнее животное, которое, на сколько мне известно, является гибридом лошади и осла. Здесь «говядина», там «осело-конь» …

…Я подобрал автомат убитого. На ремне автомата какая-то надпись шариковой ручкой на арабском. По всей длине ремня. Красивая такая вязь. Старался, не ленился, выводил владелец! И вот теперь без башки… и вечное Царство небесное, наверное…

– «Ну так что с ним делать-то?» – прервал мои размышления о прекрасном замполит вопросом по «Радию». Здесь труп и говядина и не знаешь, что с ними делать! Там мул «поставил в ступор» группу замполита.

– Да дай ему пинка и пусть скачет…

– «Да нет! Ты не понял. Священнослужитель по-нашему. Сидит возле дома на лавочке. Приём!»

– Без оружия?

– «Да»…

– Да ну пусть и сидит тогда… Богу молится…

…Штурмовые группы моего отряда идут почти в ряд. По «Уставу» необходимо видеть крайнего солдата соседей слева… и справа тоже бы не мешало… Да только не видно никого на практике! Село. Идём огородами. Дома, кругом деревья, кустарники всякие, заборы… В линию идти невозможно. Местами приходится через одну дырку в заборе из рабицы просачиваться…

…А вчера погиб «дядя Ваня». Иван Близнюк. Старшина 6 роты. Нарвался со своей группой на засаду в подвале… Из подвала пулеметчик-бандос и расстрелял почти в упор…

Ещё в пункте постоянной дислокации собираемся на войну, а он в отпуске. Заходит такой в штаб батальона, в полной «боевой раскраске». Я со старшим писарем «Боевой и численный состав заполняем, бланк такой со сведениями, чтобы всё посчитать и штаб бригады подать.

Я ему:

– Иван! Ты куда собрался? Ты же в отпуске! Иди домой!

А он:

– Моих троих детей Вы будете кормить, товарищ майор?

Не, ну нормально, да? Ответ на вопрос вопросом.

– Знаешь что? Дядя Ваня! Как-то не сильно и охота! Только на войне воюют, в отпуске отдыхают, а на празднике бухают… Так что, идите! Идите и спокойно отдыхайте, товарищ старший прапорщик! Отпуск у Вас!

Оставаясь за комбата, я никогда не вызывал офицеров, прапорщиков, «контрабасов» из отпусков на войну. Никогда не ставил в строй тех, кто по каким-либо причинам, не горел особым желанием, если придется, «пролить каплю крови» за Родину… А тут такое дело. Первый и единственный человек за всю мою длинную службу, который пришел сам из отпуска, чтобы поехать со своей ротой не водку пить… а на войну!

– Я только что из штаба бригады. И рапорт мой о выходе из отпуска подписан комбригом. Так что, товарищ майор, старший прапорщик Близнюк, представляюсь по случаю прибытия из основного отпуска! Разрешите идти, ротой заниматься?

Ну и что тут скажешь, кроме как:

– Идите!

Придумай я как остановить его, в то время, и был бы он живой… Только если жена его с тремя детьми не остановили… Какая преграда ещё должна была быть для него? Какой шлагбаум придумать надо?

… Приехали к месту боевых действий. Разбили полевой лагерь. Предстояло поделить личный состав на штурмовые группы.

Сидим за столом с замполитом и командирами рот, составляем списки. Тут Иван заходит:

– Про меня не забудьте! Я вам, что? Палатки приехал охранять? Я с вами тоже в бой пойду!

Мы с замполитом переглянулись. И что тут ответить?

…Потом погиб замполит 5 роты Витька Мельник. «Пиджак». Пришел в армию служить после университета. Толковый парень. Старший лейтенант. Сидел бы себе на гражданке! У матери один единственный. Жениться не успел… После первого штурма злополучного села, на общем построении, я увидел у него царапину на носу. Хорошую такую царапину. Похоже осколочная.

– Всё, товарищ старший лейтенант! На завтра у Вас выходной, в буквальном смысле.

– Ну товарищ майор?

– Командир роты! Что ему не понятно? Я приказываю выполнять! Вы-ход-ной у него! Завтра. Целый день. Рану залечивать! Спиртом!

– Понял, товарищ майор!

Я старался с «отметиной смерти» уже не брать на штурм. Удержи я его, придумай как это сделать и… был бы живой! Хотя как знать? Да куда там. Молодые да горячие. Да ещё солдаты-срочники смотрят со всех сторон на поведение. Не расслабишься сильно, не забалуешь…

…Опять заработала моя радиостанция:

– «Двадцатый первый! Приём!»

– На приёме!

– «Встречайте гостей! Пять бандосов от нас в Вашу сторону побежали!»

– Принял.

Полез на пригорок к фундаментам. Надо же встречать гостей! Тут опять радиостанция:

– «Спецназ минарет взял! Смотрите, своих не постреляйте! Я 455, приём!» – это начальник штаба бригады.

Где этот минарет? Какой такой спецназ? Зачем он его взял, для какой цели? Задача: вытеснить бандосов из села! Всех и на совсем! И с этой задачей корячимся уже третий день. С утра до вечера, до темноты, а по темноте выходим в исходное положение. И с утра, с новыми потерями, начинам всё сначала. Общих сил не хватает, чтобы окончательно закрепиться в селе, выставить блокпосты и КПП. Но по ходу, руководителям операции это «до одного места». К первому апреля задача должна быть выполнена! Село должно быть чистым.


…Впереди, через огород, мелькнули фигурки в форме типа «снег» и забежали в заднюю дверь, впереди стоящего дома. Спецназ? Бандосы? Полная «непонятка». Я своей группе:

– Пока не стрелять!

Распределил снайперов наблюдать по секторам. Одного за тылом, откуда пришли. Второго за горизонтом впереди.

– Товарищ майор! А как различить: свои не свои?

– Да х… фуе знает!!! Как! Понятно?

– Очень даже понятно!

Слева и справа стрекотня из автоматов пошла. Взрывы гранат. Хорошие такие взрывы…

Из заднего окна дома пошла очередь из пулемёта ПКМ в нашу сторону. Зачиркали пули по спасительному фундаменту, головы не поднять! Подполз «Абрек»:

– У нас один раненый. В плече левое.

Я достал аптечку с промедолом.

– Можешь?

– Да разберусь!

– У тебя чё за «труба»?

– «Шмель».

– Стрелял?

– Нет…

– Давай сюда.

Да и я тоже не стрелял ни разу из него. Беру «Шмеля». Ползу вдоль фундамента. Заворачиваю за угол. Настраиваю «шайтан трубу». Впереди на линии огня забор, деревья, кустарники… А пулеметчик бандосов всё херачит… Тут и автоматчики тоже присоединились к нашему расстрелу. Полетели в нашу сторону «подствольники», почти залпом. Пара штук хорошо так попали в фундамент. А очередная граната попала прямо в корову, и разделала её, горемычную, на рожки да ножки! «Капец говядине»!

…Лежа стрелять из «Шмеля» вообще неудобно, да и ноги обжечь можно. Вражеский пулеметчик лупит из окон перед нами стоящего дома без устали и перерыва. Видно, патронов у него там навалом. Надо стрелять из «шайтан-трубы», притом срочно… Поднялся из-за фундамента. Перебежал за угол дома. Выглядываю. Забор из сетки-рабицы мешает стрелять из «Шмеля» конкретно. Рядом, за углом, стопка из шифера, почти в мой рост. Можно, конечно, с неё попробовать садануть. Но на неё, эту стопку шифера, надо ещё быстро залезть и так же быстро соскочить…

Гранаты из «подствольника» всё падают и падают по противоположному склону овражка…

Бойцы за фундаментом. Головы не поднять. Пулемётчик-вражина-«бандос» не даёт это сделать. Фонтанчики из битого фундамента периодически вскакивают столбиками по всему периметру.

Приполз снайпер.

–У нас там «трехсотый», в плечо…

–Да знаю…

Опять радиостанция:

– «Двадцатый первый!»

– Слушаю!

–«У меня два по двести! Пулеметчик из дома справа чесанул. Я сорок второй. Приём!»

–Понятно. Чего же не понятного. Гасить надо пулеметчика! У вас есть варианты?

– «Нет!»

Ясно. Нашли, блин, Сашку Матросова!!! Беру СВД у снайпера. Ни черта не видно! «Бандос» стреляет из двух окон, попеременно, из глубины комнаты. Нормальная такая позиция у «чертилы». Да ещё из подствольников лупят, по ходу, оттуда же. А у нас артиллерии нет. Самолётов-вертолётов тоже. БМД сгорела. Миномёты стреляют по своим… Карты нет. Этот дом, за которым мы со снайпером сейчас стоим, должен быть «соседа справа». «Соседа справа» тоже нет! Потому что, справа, метрах в десяти от дома, высоченный такой кирпичный забор, а за ним параллельная дорога в село. Скорее всего, этот «сосед справа», теперь и ползёт по соседнему огороду, аж через два забора от меня… Там тоже стрекотня из автоматов такая хорошая. Стена нашего дома уперлась в забор придорожный намертво. Так что этот дом справа тоже не обойти.

Хрена? Да буду стрелять со стопки с шифером. Сашка Матросов, мля! Кладу на землю автомат, скидываю с себя разгрузку, бронежилет, зимнюю куртку, говорю снайперу:

– Как залезу на шифер, ты сразу даёшь мне трубу. Понял?

– Понял!

Захожу с торца стопки этой. Подложить, конечно, не мешало бы что-нибудь под ноги, ну что бы повыше было. Ящик какой-нибудь… Да где его искать-то, да и времени не так и много…

Залезаю на шифер. Нормально! «Путя» свободна! Ну почти свободна! Хватаю протянутый снайпером «Шмель», встаю на одно колено, прицеливаюсь и… запускаю, его родного, чуть выше забора, между двух деревьев прямо в заднюю дверь этого злополучного, впереди стоящего, дома…

Шу-уухх!

Выстрел на минуту глушит. Звон в ушах. Ничего не слышу.

Успел заметить, как огненный шарик радостно и бодро так, заскочил к ним в гости, прямо в двери.

Бушшш!!!

Бу-у-умс!

Крыша дома слегка подпрыгнула, из окон вылетели куски пламени и теперь он превратился в сплошной костёр-пожар.

Я уже спрыгнул с шифера и всю эту захватывающую «хвильму» наблюдал из-за угла нашего дома, надевая амуницию.

Всё.

Теперь можно наступать дальше!

Перебегаем со снайпером обратно за спасительные фундаменты. Здесь «Абрек» докладывает:

– У нас ещё «трехсотый». Механик БМДэхи. Ему осколок в зад прилетел.

– Понятно. Раненные идти могут сами?

– Механик нет, наверно. А который в плечо уходить не хочет. Промедол Ваш понравился!

– Ладно. Ставь задачу: механика под руки или на спину. Труп «бандоса» от реки на рокаду. Сам по радиостанции:

– 11-10, я двадцатый первый! Приём! – «одиннадцать-десять» означало по переговорной таблице «Доложить обстановку». Приняв доклады передал приказ «трехсотых и двухсотых на рокаду».

Возле уже почти сгоревшей до днища БМД-1, под навесом поставил снайперов:

– Наблюдать за горизонтом!

Хотя, хрена с них толку, с этих снайперов! Самих бы не украли! Пацаны совсем!

Вышли на дорогу.

Мертвого «бандоса» с автоматом положили на землю.

Подошли группы старшего лейтенанта Лёхи Хахулина и Руслана Малкандуева:

– Как у Вас 11-10, товарищ «командор»? Ваш что ли? – Лёха показал на труп.

– Да хрен его знает чей! Валялся. Попутно подобрали. Да как-то, сегодня, не очень 11-11! – «одиннадцать-одиннадцать» означало всё по идиотской таблице «Всё в порядке». Список шифровки переговорных слов, конечно, был длинный в этой таблице. Ну вот эта хрень как «11-10» и «11-11» запомнилась навсегда. На всю жизнь.

Чуть подальше положили в ряд Алексея Ветчайкина и Карима Бажинова.

– Длиннющая такая очередь, откуда-то с вашей стороны прилетела, из дома. А они как лежали в огороде рядом, так и не пикнули даже… Бандосы давай по нам чесать. Ни одного дерева в огороде, блин! Мы вот за такой веткой вдвоём прячемся! – Хахулин показал торчащий из перчатки мизинец.

– Пули вокруг свистят! Мама не горюй!

Закурили.

– Хотели туда подползти поближе, а там как потом долбанёт! Ё-пэ-рэ-сэ-тэ! Нас чуть ветром не унесло! Загорелись сразу два дома, по очереди! Ну мы и давай оттуда «щемиться» кто куда. Это вы что ли дом с «бандосами» разбомбили?

– Ну да.

– Мля, знатно горит!

…Рядом положили еще трех разведчиков из спецназа. Они на днях, при очередном штурме, пропали в соседней бригаде. «Бандосы» до смерти забили их прикладами. Лёха Хахулин нашел их в огороде с разбитыми головами…

…Вот вам и чистый, и весьма точный, и совсем не веселый, а просто статистический подсчёт при штурме села – пять к одному… Ну ещё в подбитом доме было несколько бандосов, ну так ведь и штурм на сегодня ещё не закончен…


…Подъехал БТР. Погрузили раненных и убитых. Взяли ящики с боеприпасами…

Позывной "Танкист". Танцы в огороде Бой, Война, 8 брон, Штурм, Старый плавучий чумадан, Длиннопост

Дубликаты не найдены

+4
Чечня?
0
Так то неплохо, но местами сложно уловить суть, какими то отрывками идёт повествование, и перескакивает с одного на другое
-2
Это про Афганистан?
раскрыть ветку 4
+2

...нет..

раскрыть ветку 3
0
А про что?
За вопросы нынче минусы ставят?
раскрыть ветку 2
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: