Ilya.Kryshtul

Ilya.Kryshtul

На Пикабу
Гость оставил первый донат
поставил 1 плюс и 1 минус
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований

Издание книги

Помогите издать книгу рассказов! Книжку с автографом гарантирую!

500 49 500
из 50 000 собрано осталось собрать
Награды:
5 лет на Пикабу
3569 рейтинг 49 подписчиков 7 подписок 75 постов 15 в горячем

Читаю в "Шагале"...

Я опять одинок...

Я опять одинок,

Это доля поэта,

Словно жёлтый листок

Среди праздников Лета.

Словно жёлтый листок

В гостях у Весны,

Я опять одинок

И друзья мои – сны.

Я опять одинок,

Средь зверья – человек,

Словно жёлтый листок

Там, где падает снег…

Илья Криштул

Тюмень - Покровское - Тобольск

Вы ещё не посмотрели фильм «Тобол»? Посмотрите – и ваше завоевание Сибири станет ещё интересней! А мы начнём его с Тюмени…

«В лето приидоша с Руси воеводы Василей Сукин да Иван Мясной, с ними же многия руския люди. Поставиша ж град Тюмень, иже преже бысть град Чингий, и поставиша домы себе…» - написано в древней летописи. Постойте на том месте, где воеводы Сукин и Мясной заложили острог, дав начало строительству первого русского города в Сибири. Сейчас на этом месте памятный знак…

В Тюмени вас ждут:

…Свято-Троицкий монастырь, древнейшая святыня города. Монастырь похож на украинские храмы, и это понятно – среди строителей были выходцы из Украины, приехавшие осваивать новые земли, да и тогдашний митрополит был украинцем. А вот кирпичи, по царскому указу, делали русские ссыльные…

…Мост влюблённых, самое романтичное место в городе. Если вы приехали в Тюмень с любимым человеком, пройдитесь по мосту от берега до берега и ваш союз будет вечным. Только не вешайте на перила замочки, символизирующие вашу любовь! Раз в месяц, а то и чаще, их срезают работники моста из-за лишней нагрузки на конструкцию. Вы же не хотите, что бы вашу любовь сдали на металлолом?

…Гостиный двор, из-за которого дореволюционная Тюмень потеряла много денег…

…сквер Сибирских кошек, усатых «спасательниц» сокровищ Эрмитажа…

…Цветной бульвар, оказавшись на котором, бросьте монетку на бронзовую «Розу ветров». А уже потом пройдитесь по этому бульвару, по его площадям, полюбуйтесь скульптурами великих клоунов, необычным музыкальным фонтаном…

…купеческие особняки, которых в Тюмени сохранилось очень много. В этих особняках купцы жили, в них же располагались их магазины. Дома купцы холили и украшали резьбой - некоторые наличники могли стоить дороже самого дома! Резьба-красавица, витиеватая и замысловатая, она украшает не только наличники, но и ставни, двери, ворота, крыши… А что б вы вышли на улицы Тюмени подготовленными, вот несколько фактов: кувшинка это оберег и означает, что хозяин дома верит в силы природы, свиток - символ того, что в доме жил государственный деятель, виноградная лоза… Но хватит, не будем раскрывать всех тайн – дальше расшифровывайте сами... Только один совет – увлёкшись рассматриванием резных наличников, не забывайте изредка смотреть себе под ноги. Вы можете споткнуться о памятник «Сантехнику дяде Васе (Ване)», который имеет способность перемещаться по городу…

А знаете, почему Тюмень называют «Сибирской Венецией»? Купцы торговали с Италией и привозили оттуда архитектурные впечатления, которые потом и пытались воплощать в особняках. Материал, конечно, был другой, в Сибири мрамора нет, но некоторые деревянные украшения поражают красотой и сохранностью. Прогуляйтесь мимо этих особнячков, включите воображение – в этом доме можно было купить шляпку от Голубницкой, в следующем – обувь от Фасонова, а вон в том доме старик Рабинович предлагал швейные машинки…
Также вас ждут усадьбы купцов и промышленников со своими тайнами и загадками, здания учебных заведений, в одном из которых, кстати, всю войну простоял саркофаг с телом Ленина…

И, конечно, вам расскажут о современной Тюмени. Жителям Москвы это будет особенно интересно – москвичи, наверное, уже отметили отсутствие в Тюмени ларьков, обилие брусчатки и хороший асфальт. Да, нынешний мэр Москвы раньше работал губернатором Тюменской области…

И ещё - в 1948 году под Тюменью искали нефть, а нашли минеральные воды… Горячие источники Тюмени это не просто туристическая завлекаловка. Они действительно – в зависимости от воды – бодрят или расслабляют, тонизируют или успокаивают, и ваша кожа после принятия целебных ванн будет… Это для женщин – ах, какой шелковистой будет кожа! Местные жители рассказывают, что первыми клиентами целебных вод были казаки Ермака. Они лечили водами опухшие от дальних дорог суставы и… мужские болезни. А местным жителям, которые помнят Ермака, верить надо.

«…прибыли в Тюмень поздно, в 11.30. Там поезд подошел почти к пристани, так что пришлось только спуститься на пароход. Наш называется «Русь». Началась перегрузка вещей, продолжавшаяся всю ночь. Отошли от Тюмени около 6 часов» - из дневника императора Николая, хотя тогда он уже не был императором. Так, час за часом, он описывал своё приближение к смерти…

Обязательно зайдите в музей «Царская пристань» - музей непростой и посвящён он не только последнему путешествию царской семьи. Здесь множество интересных артефактов, которые можно трогать – утюги, сундуки, телефоны, а ещё экспозиции, рассказывающие историю тюменского судостроения и историю самого дома, множество картин, старых книг, журналов… И атмосфера домашнего уюта, дома, совершенно непохожего на музей… А вы знаете, почему, когда ключ поворачивается в замке старинного сундука, всегда слышен громкий звук? Подумайте, изобретение очень мудрое.

О том, что царская семья отдыхала в селе Покровское прямо напротив дома Распутина, напоминает мемориальный камень у музея. А ведь Распутин неоднократно говорил царю и его жене: «Вы побываете на моей родине, но, к сожалению, уже без меня. Побываете там волей или неволей.". Они побывали там – неволей, под охраной и лишённые всего…

Мистическая, конечно, личность и тоже очень интересный музей. Да – если вам разрешат, посидите на старом венском стуле Распутина. Не спрашивайте, зачем, просто посидите – этот стул помог всем, кто на нём сидел…

Тобольск - ангел Сибири, духовная столица городов сибирских, «Сибирский Суздаль»…

В Тобольске стоит единственный кремль из камня за Уралом и старейшее здание Сибири – Софийско-Успенский собор. Рядом с собором - колокольня и звон именно её колоколов вдохновил композитора Алябьева написать романс «Вечерний звон»…

Зайдите в музей «Дворец наместника». В нём вы узнаете, какую фамилию должен был носить химик Менделеев, за что был повешен первый сибирский губернатор, откуда в Тобольске появились шведы… И ещё много-много интересного!

И, конечно, пройдите по местам, где снимался «Тобол». Вы ещё не смотрели? Посмотрите – вы многое поймёте про Сибирь…

Показать полностью

Здесь и там

Я больше не хочу здесь. Я хочу туда, где звёзды и море, и костёр на пляже, и гитара, и кто-то играет «Машину времени». И пахнет жареными мидиями, и девушка напротив смотрит влюблёно. И я уже знаю, что будет этой ночью…

А здесь я ничего не знаю. Здесь бегают менеджеры, все в одинаково повязанных шарфиках, и дети гор с одинаково злобными лицами. Здесь неоновые ночи, от которых болит голова, а девушки смотрят только в свои телефоны. Здесь убивают за царапину на машине и бьют по лицу за случайный толчок. Здесь шумно и грязно, здесь невкусное мороженое, немолодая усталая жена и старый я.

А там, куда я хочу, там все молодые, и жена, и я, а мои друзья смотрят на нас и смеются. Там за рубль нам наливали банку сухого вина и мы шли на пляж, где валялись деревянные лежаки. Мы их раскладывали, как нам удобно, садились, и снова гитара, только теперь уже Антонов, «Море, море…», и пили вино из банки, и звёзды падали нам прямо в ладони. А невдалеке стояли пограничники и завидовали. Мы, конечно, им предлагали выпить, но они смущённо махали руками и уходили, бряцая чем-то металлическим.

Здесь такого вина нет. Может, оно и есть, но его никто не пьёт. Я давно уже не видел, чтобы кто-нибудь пил дешёвое вино из стеклянной банки и слушал Антонова. Можно, конечно, похожего вина купить, но с кем ты его будешь пить? И Антонова скачать можно, но с кем ты будешь его слушать? Со своими детьми? Они, услышав «Море, море…», понимающе улыбнутся, ничего не поняв, а тех, кто понял бы, уже нет. Уехали, спились, умерли или стали другими и не хотят помнить костёр на пляже с деревянными лежаками. Они и меня-то помнить не хотят, потому что я это воспоминания, а воспоминания отвлекают от бизнеса.

Там у нас тоже был бизнес. Джинсы, сигареты, кассеты… Бизнес в стиле «лайт», как сказали бы сейчас. Но моря было больше. И счастья больше. Продали джинсы, которые чей-то отец привёз из Югославии, вина взяли, портвейна по два двадцать, девчонок позвали… О, какие у нас были девчонки! Голдик, Стропила, Браун, Рюмашка, Дурёнок… Стропила недавно умерла от водки, Рюмашка с десятого этажа улетела под наркотой, Браун в Германии, достопочтенная бюргерша… Ещё Отрада была, Отрадушка, пятый размер, добрая и ласковая. Никого не пропустила, со всеми переспала. Потом замуж вышла за бандита, ещё в те годы, и исчезла. Можно, конечно, в «Фейсбуке» или в «Одноклассниках» поискать, но смысла нет. Всё равно не ответит. Не каждый хочет в прошлое возвращаться, как я. У меня-то всё светлое там…

Нет, мы не были ангелами. Ангелы жили среди нас, оберегали и иногда в кого-то из нас вселялись. И тогда тот, в кого вселился ангел, покупал духи и ехал к маме. И шёл с мамой по магазинам, и занимал очередь к прилавку, пока мама стояла в кассу. И ужинал с родителями, а потом смотрел с отцом «Футбольное обозрение». Может, наши мамы до сих пор живы, потому что в нас часто вселялись ангелы?..

А здесь ангелов нет. Какие здесь ангелы, у них же крылья, а и так не протолкнуться, им все крылья потопчут или оторвут. Ангелы ещё петь любят, по-своему, по ангельски, а где здесь попоёшь, если шум везде и ор? Так что ангелы исчезли и появляются, только если беда, чтоб забрать кого-то к себе за небо. Они часто появляются, бед много, то горит что-то, то взрывается, то падает… Но жить здесь они уже не могут. Здесь ангелам больно. Да и среди кого им жить? Среди менеджеров?

А там, куда я хочу, даже слова такого не было. Нет, мы все учились, работали, что-то делали… Кто дворником пристраивался, кто квасом торговал, кто на «вечернем» учился раз в неделю, а днём снег с крыш сбрасывал… Но если компания загулять собиралась и квартира была у кого-то свободная, то всё, все дела побоку. И какие были загулы! Недельные, двухнедельные… Деньги кончались – посуду шли сдавать, а это рублей десять-пятнадцать… И по новой – портвешок, шипучий «Салют» девочкам, ночные Сокольники… И в кино успевали сходить, и на концерты какие-то… А могли деньги подсчитать, дозанять где-то и на море опять же уехать. Просто, в среду после обеда, в плацкарте. И кто-то один «зайцем» наверху прятался. Это потом уже – проблемы в институте, неприятности на работе… А родителям отзванивались, мам-пап, я у друга, мы занимаемся… Хотя родители всё понимали – звонок-то был междугородный. Если кто помнит, конечно, что такое междугородный звонок…  

А здесь попробуй загуляй хоть на два дня. Или зайди ночью в Сокольники. Или позвони жене и скажи, что ты на море в среду после обеда с компанией уезжаешь, мол, присоединяйся… Такое услышишь… А там она с тобой с удовольствием ездила. С двадцатью рублями. И с улыбкой, и с влюблёнными глазами, и в том платье, в котором… Помнишь?

А ещё там был буфет на станции с вкусными пончиками, и немытая черешня, и солнце падало в море где-то за домиками, и девушка, которая будущая жена, утром просыпалась потрясённая… Где сейчас эта девушка? Здесь, гремит чем-то на кухне и руки в муке о передник вытирает… А я хочу, чтобы она там была, со мной, и в море умывалась с голой грудью, худая, загорелая и с длинными-длинными ногами… Но её отсюда туда не затащишь…

Да и что мне, сегодняшнему, там делать? С замусоренными мозгами, уставшему от всего – от людей, от вечных кредитов, от нелюбимой работы, от ненужных знаний… Ненужные знания это всё, что нажил, на что истратил жизнь, которая так хорошо начиналась… Или она ещё не начиналась? Может, я всё ещё стою в прихожей, а жизнь, она там, в комнатах? Я многих знаю, которые так и простояли всю жизнь в прихожей… А я сейчас зайду и… Смешно... Я ведь давно прошёл все комнаты, я давно спел все песни, я мало молчал и много говорил, я любил и не любил, я плакал и смеялся, я часто врал и редко не врал и я снова подхожу к входной двери, только уже с обратной стороны… И я знаю, что будет за ней. Я знаю, что веселье заканчивается слезами, пьянка – похмельем, любовь – ненавистью, а жизнь – смертью.

А эти ребята – молодые, красивые, шумные, беззаботные - не знают. Небесные длани лежат у них на затылках. И не надо им мешать и учить их не надо. И все мои знания ничего не изменят... Они не нужны там никому, мои знания. И я сегодняшний там никому не нужен. Слышите, как волны накатывают на берег? Как шуршит галька? Лучше этого звука в нашей жизни ничего не будет…

Я уже многих из них похоронил, вот из этих, поющих на пляже Антонова, «Море, море, мир бездонный…»…

Пусть поют. И пусть я пою среди них. Но не сегодняшний, а тот…

Не надо возвращаться в свою молодость. Надо её, улыбаясь, вспоминать.

Вот только вспоминать уже не с кем… И улыбаться я давно разучился…

Слушай, бармен… А налей-ка мне стаканчик моря! Того, коктебельского, лета восемьдесят четвёртого года… Сколько тебе лет? Двадцать? Я постараюсь не завидовать… «Море, море, мир бездонный, пенный шелест волн прибрежных…»…

Илья  Криштул

Показать полностью

Страх и подвиг

…Интересно, а что станут говорить все эти уехавшие, когда начнут возвращаться? Да они уже возвращаются, пока, правда, тихо и молча…

Не все, конечно, вернутся. Кто-то останется где-нибудь в Аргентине или в Бразилии, зарабатывая на «Wildberries» торговлей шмотками. Таким всё равно, где жить – они деньги любят больше родины. Разговоры про деньги, мысли про деньги, сны про деньги – где зарабатывают, там и родина. Их отчизна -  «Wildberries», «Озон», «Авито» и какие там ещё площадки для торговли. Они и на свет появились, чтобы торговать да зарабатывать. Заработают и помрут, и никто их не вспомнит, только покупатель, до которого товар не дошёл из-за смерти продавца. Даже дети не помянут, потому что поминки это русская традиция, а дети воспитаны в отвращении ко всему русскому. Они и по-русски не говорят, потому что родители хотели, «чтоб у детей было будущее.». Что сказать… Будущее в Латинской Америке, конечно, более завидное, чем в России. Может, сын футболистом станет. Скажет ли ему отец, что когда-то испугался воевать за родину? Вряд ли… Скажет, что убежал лично от Путина, который душил его бизнес. Он и сам в это уже верит. У каждого свой страх и своя память…

В 41-ом тоже многие бегали. И с фронта сбегали, на чердаках прятались, и справки покупали, чтобы в тылу отсидеться, и к немцам перебегали… Но большинство воевало. Меньшинство после Победы трусливо прятало глаза и до старости жило с чувством стыда и страха. Стыд прошёл только тогда, когда померли последние воевавшие. Началась ложь и рассказы о войне внукам. Но страх остался до конца.

А что будут рассказывать внукам все эти «релоктанты»? О том, как они бесстрашно боролись с «кровавым режимом»? Смузи, самокаты, настольные игры, веганство, йога, ухоженная в барбершопе борода, кольцо в ухе, тату и три путешествия в год. Очень комфортная, налаженная и расслабленная жизнь. Так они боролись.

И вдруг возникла угроза, что их пошлют воевать. Проливать кровь за эту жизнь. И за такую же комфортную жизнь для их детей. И они испугались. Одно дело рассуждать о невинных украинцах в кофейне на Чистых прудах, совсем другое дело сидеть в окопе в ста метрах от этих невинных украинцев. Страх они спрятали за красивыми словами: «Мы не планировали уезжать, но нам стало невыносимо душно. Мы не могли чисто физически находиться там, где кругом буквы «Z». У нас просто разрывалось сердце.». Хотя сердце у них разрывалось совершенно по другому поводу… У каждого свой страх и свой подвиг. 

Кто-то из сбежавших устроился в тёплой азиатской стране. В России квартиру сдали, а там океан, воздух, дешёвые фрукты, недорогое съёмное жильё… Друзья, правда, только в «Телеграмме», но ничего, новые заведутся. Такие ещё ведут блоги о том, как они хорошо устроились, работая гидами, фотографами или менялами для соотечественников. И как встречаются с такими же, уехавшими и успешными, на барбекю, смеются, выпивают и ругают «Рашку» с её политикой, ценами и засильем гастарбайтеров. Они даже не понимают, что сами стали гастарбайтерами, причём в нищей стране… Эти прибегут через 3-4 года, когда тёплая азиатская страна их выгонит, или, не дай Бог, их там резать начнут…

Если б этой войны не было, её надо было бы выдумать. Война очищает, как это ни страшно.

Правозащитники со светлыми лицами, блогеры, «экоактивисты», голубоватые «директора по креативу» и «ивент-менеджеры»… Не тянут они на «философский пароход», как бы им этого не хотелось. Хотя они про этот пароход ничего и не знают. Не обучены.

У каждого свой страх и своя совесть.

Есть ещё релоктанты непонятные, «мутные». На что живут, непонятно, друзей нет, семьи нет, с родителями не общаются... В общем – ни кола, ни двора. Перекати-поле. Такие и с соотечественниками стараются не общаться, всегда в сторонке сидят с ноутбуком, покуривают чего-то… Они то ли криптовалютчики, то ли на бирже играют, то ли просто мошенники… Им, конечно, на войну нельзя, от них пользы никакой. Хотя надо бы. От них и в мирной жизни пользы никакой, но… Жили и жили, есть они, нет – России от этого ни горячо, ни холодно. Их и до войны много было, «людей мира» без определённого места жительства. Хорошо, что такие потомства не оставляют, потому что потомство это траты.

Сыновья должны быть лучше своих отцов. Умнее, успешнее, добрее, сильнее… Когда у нас пошло что-то не так? Откуда взялось это поколение? Поколение, которое уже почти построило свой Вавилон и предвкушало объятия вавилонской блудницы… И понятно, почему двое детей гор могут избивать в автобусе пожилую женщину-кондуктора, которая посмела попросить у них плату за проезд, а сидящие русские парни даже не поднимают головы. Они-то проезд оплатили....

Проще заниматься «антивоенным активизмом», чем заступиться за женщину и получить по морде.

У каждого свой страх и своя гордость.

Если бы не эта война, мы бы вскоре жили по законам «цивилизованного» общества. Где негры есть, а слова «негр» нет. Где педерасты гордятся, что они педерасты. Где на Новый год нельзя ставить ёлки, потому что это может обидеть мусульман. Где дети сами выбирают, кем будут – мальчиками или девочками… Не природа, не Господь, а сами дети!

Пусть там живут наши уехавшие…

Пусть там выступают наши эстрадные «звёзды», умчавшиеся спасать счета и недвижимость. У них и здесь счета и недвижимость, но там больше и дороже. Да и здесь ничего не отнимут, а там могут. Поэтому всё с теми же словами – «душно», «невыносимо» и «нет будущего» они рванули спасать деньги. Нельзя же сказать правду: «Ребят, у меня две квартиры на Лазурном Берегу и счёт в банке… Поеду, обосру родину, может, не отнимут…». У каждого свой страх и своя правда.

Россия проживёт без этой кучки артистов и айтишников. И без комьюнити-менеджеров, маркетологов, волонтёров городских экологических движений, дизайнеров тканей, лактовегетарианок и участников акций против незаконной застройки.

Пусть они думают, что они дети мира. Пусть думают, что их отъезд это героизм. На самом деле они дети безвременья, а отъезд – страх. И страх этот теперь с ними навсегда.

Пусть живут и стесняются, что они русские.

Проголодаются и вернутся.

И не надо требовать от них покаянных слов, всё равно это будет ложь. Пусть молча едут разгребать завалы.

Когда твоя родина воюет, ей надо помогать. Словами, поступками, действиями. Жизнью, наконец.

Потому что если твоя родина проиграет войну, у тебя не будет родины. Вот это страшно.

Хотя…

У каждого свой страх и своя родина.

И выбор у каждого свой.

И если ты из-за войны не можешь купить последний айфон и кроссовки, то, конечно, надо уезжать туда, где всё это можно купить.

Дороже этих кроссовок у тебя в жизни уже ничего не будет.

Илья  Криштул

Показать полностью

Коломна. Константиново. Рязань

Приглашаю вас в полное «открытий чудных» путешествие по небольшим городкам, усадьбам и сёлам – с виду такие скромные и неброские, они знамениты на весь мир благодаря гениям, в них жившим, славны своей великой историей, украшены древними храмами и соборами… Свои «изюминки» и красоты, свои тайны и секреты есть в каждом из мест русской глубинки… Вы узнаете о ней много нового!

Чем знамениты Бронницы? Город маленький, мелодичный, спокойный, классически провинциальный, несмотря на близость мегаполиса… Здесь уже два века подпирает низкое бронницкое небо одна из самых высоких колоколен Подмосковья, которая могла быть ещё выше, как и задумывал архитектор, но… Было время, когда нельзя было возводить строения выше Ивана Великого…

Это город, из которого сразу после революции, во время расхищения церквей, улетел ангел. Сейчас ангел вернулся…

А путешествие продолжается!

Коломна - кружева истории, кружева времени, кружева жизни, город куполов, город резных ворот, город легенд и преданий… Говорят, что это самая красивая провинция России!

Древнюю Коломну надо посетить для того, чтобы прикоснуться к прошлому и отрешиться от суеты…

А вы знаете, что происхождение названия города имеет более 20 научных и не очень научных версий? Например, Карамзин считал, что в 12 веке на этих землях поселилась итальянская семья под фамилией Colonna, которая и назвала местность в честь себя. Непонятно, правда, какими ветрами в 12 веке в уголок Подмосковья занесло итальянскую семью, но колонна на гербе Коломны есть.

А почему самую высокую башню Коломенского кремля называют «Маринкиной»? По одной из легенд, здесь томилась и умерла Марина Мнишек, польская красавица и авантюристка. Есть другая легенда, что обратилась Марина в сороку и выпорхнула из самого узкого окошка башни… А, может, никакой Мнишек здесь и не было?.. Но название прижилось…

Встречать гостей в Коломне принято не хлебом-солью, а яблочной пастилой. Обязательно купите эту знаменитую коломенскую пастилу – рыхлую, белопенную, сахарную, медовую, «мамуровую»… Вы знали, что пастила изначально – просто способ сохранять впрок урожай яблок? Или почему в позапрошлом веке замуж охотнее брали девушек с плохими зубами? Ответ прост – плохие зубы, значит, ест много сладкого, а ест много сладкого – значит, из богатой семьи. Сахар в те времена стоил дорого…

Но не бойтесь испортить зубы коломенской пастилой! Во-первых, пастилу следует есть только по праздникам, а, во-вторых, самая древняя, медовая пастила, готовится вообще без сахара, только на меду. И, конечно, даже не сравнивайте коломенскую пастилу с той белой, что продаётся в наших магазинах. Небо и земля!

И говорим «до свидания» Коломне, городу на Оке, которою называют поясом Пресвятой Богородицы...

Следующая остановка в месте, где не мог не родиться великий поэт. Село Константиново. Самый русский и, наверное, самый любимый поэт России  - Сергей Есенин. Бескрайность природы, просторные берега всё той же Оки, живое дыхание истории, гроздья рябины у плетня…

Чтобы понять поэта, надо побывать в стране его детства, сказал кто-то великий. Страна детства Есенина восхищает своими природными красотой и богатством – кажется, что здесь, в укромном уголке Рязанщины, сконцентрировано всё великолепие России. Постойте на высоком берегу Оки, посмотрите вдаль – у вас замрёт от восхищения сердце и вспомнятся стихи ещё из школьной программы: «Гой ты, Русь моя родная…». Почему здесь, почему именно в этом селе родился Есенин – «озорной гуляка», хулиган и – гений?.. Хулиган с детским прозвищем «Серго монах»… «Озорной гуляка» с беззащитным сердцем… Гений, про которого ходит огромное количество легенд и небылиц… «Мне осталась одна забава, пальцы в рот и весёлый свист…» - писал Есенин, а при первой возможности, накупив подарков, мчался сюда, где его встречала мама «в старомодном ветхом шушуне»…

Быть поэтом в крестьянской семье тяжело. Недаром многие односельчане называли Сергея «тунеядцем» и «разбойником» - конечно, он не работал, не возделывал землю, не ухаживал за скотиной, но был всегда при деньгах. Отец говорил про него «Он не такой, как мы. Он Бог знает кто…». Если бы могли знать его односельчане, что именно этот «тунеядец» прославит их село…

Спасибо тебе, «страна берёзового ситца»…

Вечерняя Рязань! Рязанский кремль с его храмами, которые поразят вас своей мощью и красотой, своими необычными архитектурными деталями… Купола этих храмов будто плывут на фоне темнеющего неба, плывут как волшебные лебеди, прилетевшие из глубины веков и застывшие на берегу одноименной реки...

Эта поездка вам запомнится. Запомнится своей искренностью, провинциальной неторопливостью, среднерусскими красотами и, конечно, потрясающе интересными «путевыми» рассказами…

Показать полностью

Достойный ответ террору

Уже через несколько часов после страшных кровавых взрывов сотни людей собрались в центре Брюсселя. Разноцветными мелками они рисовали на асфальте главной площади бельгийской столицы сердечки, ставили горящие свечки и оставляли слова поддержки. «Остановите войну!», «Терроризм – стоп!», «Весь мир с вами!» - бесстрашно писали перед зданием старой биржи жители и гости Брюсселя. Мероприятие посетил и премьер-министр Бельгии, который также положил на асфальт свечку из «Икеи». А ведь мог вместо этого поехать в мусульманский район Моленбек на праздник, который идёт там с утра! Да, появляться в одном из районов европейского города Брюсселя в европейской одежде небезопасно и не толерантно, но можно было быстренько переодеться, благо мусульманская одежда всегда с собой. На всякий случай, вдруг уже завтра по шариату жить. Но премьер-министр смело пошёл со свечкой на площадь…

Глава Еврокомиссии вообще поразил всю эту еврокомиссию своей храбростью, зайдя в «Твиттер» и написав там «Сегодня я бельгиец!». Не «ливанец», не «афганец», даже не «сириец», а «бельгиец»!..

Эйфелева башня в Париже окрасилась в цвета бельгийского флага… И в Мадриде что-то окрасилось. И в Вене, и в Амстердаме, и в Лондоне, в тех районах, где нет арабов. Нет, значит в Лондоне ничего не окрасилось… В чьи цвета Эйфелева башня будет краситься завтра? В немецкие? В итальянские?

А к бельгийским посольствам несут цветы и мягкие игрушки.

Ох, много ещё понадобится мягких игрушек…

22 июня 1941 года гарнизону Брестской крепости надо было не сопротивляться немцам. Нужно было взять в местной школе мелки и написать на стенах крепости: «Нет войне!» и «Фашисты - стоп!».

А военному лётчику Николаю Гастелло надо было не таранить колонну фашистской техники, а нарисовать горящим самолётом в небе большое сердечко.

А Черчиллю с Трумэном, вместо открытия второго фронта, следовало просто сказать: «Сегодня мы русские!».

Немцы бы одумались и ушли домой.

А ещё раньше русским князьям надо было не воевать с татаро-монголами, а толерантно поселить их в своих городах, кормить, платить им дань и закрывать глаза на их преступления. А если закрыть глаза на преступление не получается, то хотя бы не называть национальность преступника.

И всё было бы по-другому.

А пока – прощай, Европа!

Салям алейкум, халифат!

Хотя, может быть, я ошибаюсь, и воины Аллаха, увидев эти сердечки и свечечки, сейчас в ужасе разбегаются по домам, чтобы мирно пасти скот и копать арыки.

Илья  Криштул

Показать полностью

Невезучие

Ну что тут говорить… Чемпионат мира по футболу уехал, а футболисты остались. И я, сев писать традиционный для этого времени года фельетон о начале отопительного сезона и мёрзнущих бабушках, был вынужден свернуть тему и встать на защиту двух наших не очень юных спортивных дарований.

Эта запутанная история началась с того, что в городе на Неве состоялся футбольный матч. Два товарища-футболиста – К. (не Криштиану) и М. (не Месси) играли за разные команды друг против друга. Что там случилось между ними на футбольном поле, доподлинно неизвестно. Может, М. въехал К. по лодыжке, а К. матерно ответил, но ругаться они продолжили в «Сапсане», где, волею случая, оказались вместе. Зачем они ехали в Москву? Это не наше дело. К., к примеру, мчался посмотреть на церковь, где венчался Пушкин, сейчас модно ездить по разным городам и смотреть на храмы-соборы, а М. мечтал попасть на открытие выставки Левенталя. По случайности они оказались в одном стриптиз-клубе, где к ним присоединились друзья с подругами. Блюстителям нравственности сразу говорю – подруги были друзей, так как и К., и М. добропорядочные отцы и мужья, а уголовного преследования за хождение в стриптиз ещё, по счастью, нет. Вывалившись под утро из клуба, ребята с друзьями избили одного водителя. За что? Он сделал им замечание, мол, не надо бить ногами мою машину. Уважаемый водитель! Ребята – футболисты, руками им действовать запрещено, а замечание им может делать только судья на футбольном поле. По правилам можно ещё действовать головой, но головой К. и М. только едят, пьют и нюхают, я имею в виду запахи, а не что-то запрещённое. Так что водитель получил по делу и по всем футбольным законам, по которым и живут игроки в мяч. Вот дальше сложнее. Оказавшись в каком-то кафе, футболист К. ударил стулом посетителя некоренной национальности. Тут просто не повезло. Во-первых, если б на месте несчастного посетителя сидел представитель другой некоренной национальности по имени Хабиб и с фамилией Нурмагомедов, то, я думаю, футболисты К. и М. вместе с друзьями в драку бы не полезли. Они бы поотжимались, станцевали бы лезгинку и тихо ушли, заплатив за всё съеденное и выпитое Хабибом. Потому что они хоть и неумные, но прекрасно знают, кого можно бить, а кого нельзя даже вдесятером. И, во-вторых, я думаю, что просто в этом кафе ссора между К. и М. достигла апогея и К. решил ударить стулом М.. Но промахнулся, как это с ним часто случается, посмотрите на его игровую статистику. А М. решил ответить и тоже промахнулся. И младший брат К., который живёт за его счёт и поэтому решил заступиться, тоже промахнулся, это у них семейное. Я смотрел это нашумевшее видео – с натяжкой, но можно сказать, что ребята дрались между собой, но не попадали. Они и с мячом-то не очень, а уж со стулом… Это не преступление, это просто отсутствие футбольной школы, а в случае с К. – школы вообще. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что К. в этом году один гол забил, то ли чехам, то ли болгарам, а М. так вообще как-то забил «Анжи» сложным ударом «рабона». И вошёл в историю – до этого «Анжи» «рабоной» никто не забивал, ни Марадона, ни Месси. Они против «Анжи» и не играли. Так что когда на карточки К. и М. падает зарплата, они вправе тратить её так, как хотят. Заслужили. Они могут и по стоянкам гулять, и в кафе заходить. И без замечаний извне от нефутбольных людей, а то в футболе у нас каждый разбирается, а вы попробуйте пожить в таком ритме – тренировка, самолёт, матч, «Сапсан», бессонная ночь в стриптизе, кафе с этими дурацкими стульями, люди непонятные, жена звонит, а в голове – светло и пусто. Светло – потому что допинг, а пусто, потому что родился в городе Валуйки, где Лермонтов написал «Муму». По крайней мере футболист К. так считает. Очень хочется посмотреть в глаза учительнице К. по русскому языку и литературе. Но, опять же с целью защиты К. и М. от нападок – если спросить у Криштиану Роналду, кто написал «Муму», он вообще не ответит. Изнасилует молча и всё.

Вот кого действительно жалко, так это жён футболистов. Ведь если пойдут какие-то денежные потери, где им искать новых мужей? Да ещё таких, по своему подобию, с незамутнённым разумом и в подиумной одежде? Вы когда-нибудь видели эти стайки футбольных жён, ожидающих мужей после матча? Вот как мужья их отличают? Одинаковые губки, причёски, шубки, даже позы ожидания – сразу в «Инстаграм» выставлять можно… Я как-то общался с одним футболистом, он мне рассказал, что последним из раздевалки выходит. Кто ждёт, та его жена. А то, говорит, как-то первым вышел, взял жену и только под утро понял, что чужую взял. Даже, говорит, голос такой же, повадки, просьбы… А ей-то всё равно, главное, футболист и с контрактом...

Но, я думаю, всё наладится. В тюрьму ребята не попадут, потому что там тоже есть ворота, а ворота для них – табу. И как вы себе представляете сидельцев, в камеру к которым заходит такое татуированное существо? Они же мозг сломают, пытаясь понять, кто это – вор в законе, инопланетянин или воин народа Маори?

А Кокорину с Мамаевым, хватит называть их по буквам, пора отдохнуть. И прекращать кормить Андрюшу Малахова и остальных, для которых чем больше дерьма вокруг, тем сытнее. Почитайте что-нибудь, ребята, а начните с Агнии Барто (это такая поэтесса из прошлого века, пишет доступным для вас языком). Если даже Агния Барто это слишком, почитайте хотя бы татушки друг на друге. Может, втянитесь, а там, глядишь, и невезуха кончится.

И я ни в коем случае не советую им вести себя тихо и скромно или уходить в монастырь. Я вообще им ничего не советую.

Мне уже снился Кокорин с занесённым стулом.

И возвращаюсь к бабушкам, которые так и не знают, дали ли отопление.

По отзывам Кокорина и Мамаева, которые всё-таки попали в изолятор, в камерах тепло. Значит, отопление в Москве дали. Кормят хорошо. Только грустно, что Кокорин так и не увидел церковь, где венчался Пушкин…

Илья Криштул

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!