GenaWer

GenaWer

Мои книги в твёрдом переплёте смотреть здесь: veretelnikov.su С наступающим Днём Победы!
Пикабушник
поставил 4057 плюсов и 802 минуса
отредактировал 2 поста
проголосовал за 2 редактирования

Сообщества:

Авиация и Техника TopWar Оружейная лига Механизмы радости Славянская мифология и сказки Скандинавская мифология Оружие и самооборона Лига Сказок
143К рейтинг 815 подписчиков 3281 комментарий 575 постов 231 в горячем
95

Один день войны. 25 октября 1941 года

25 октября 1941 года немецкие солдаты 156-го артполка 56-й пехотной дивизии вермахта устроили расправу над мирным населением.

Были убиты 318 жителей деревни Хацунь (не путать с Хатынь) и беженцы из Брянска – пожилые люди, женщины, малолетние дети (60 детей от 2 до 10 лет).

Поводом стало убийство красноармейцами-окруженцами трёх немецких военнослужащих. Хочу пересказать переписку карателей со своим начальством.

Начальство: Взрослых вы расстреляли в отместку за солдат вермахта, а детей почему? Ответ: Решено было не предоставлять детей самим себе, потому что после расстрела взрослых деревня обезлюдела.

Нечеловеческая логика...

"И Хацунь занемела – Горстка русских сосновых хат. А хацунцы ждали расстрела, Прижимая к груди ребят…"

Вот как такое можно забыть\простить\....?

Такое можно только НЕ ЗНАТЬ ... и спать спокойно ...

=================

Предыдущая публикация. Кто сжёг Хатынь?

=================

542

Кто сжёг Хатынь?

Долгое время в Советском Союзе было не принято афишировать «подвиги» участников националистического подполья союзных республик. Делалось это во многом по просьбам руководства этих республик для того, чтобы сохранить «дружбу народов».

К примеру, после войны Украина обращалась в ЦК КПСС с ходатайством не распространять сведения об участии её граждан в уничтожении Хатыни.

Поэтому многие до сих пор считают, что жителей этой белорусской деревни уничтожили просто нацисты, а, значит, по умолчанию – немцы. Однако на самом деле непосредственными исполнителями этой карательной акции (в качестве мести за убийство нескольких немецких военнослужащих) были участники 118–ого батальона шуцманшафта. Это подразделение немецкой вспомогательной полиции, сформированное в основном из националистов – украинцев. Именно они заживо сожгли 149 жителей Хатыни.

Думаю, что приверженцы Шухевича и Бандеры будут удивлены официальной позицией Президента Республики Беларусь.

В сожжении Хатыни участвовал батальон «Дирлевангер», состоящий преимущественно из предателей–перебежчиков, граждан СССР, которых позже выявили и повесили сотрудники НКВД, например был суд по делу карателя Василия Мелешко (его любимое выражение: «Гдэ мы гарцевалы, там трава нэ ростэ!»).

Показательна также история «лесных братьев» – вооружённых формирований националистов, действовавших в Прибалтике в заключительные годы войны и послевоенные годы. Участники движения называли себя «борцами с советской оккупацией»

и якобы добивались «восстановления независимости прибалтийских республик». На деле же в эти формирования входили бывшие участники нацистских национальных батальонов СС, представители администраций, созданных на оккупированных

территориях Третьим рейхом, полицаи, охранники концентрационных лагерей и др. Понятно, что с таким послужным списком в Советском Союзе рассчитывать им было особенно не на

что. Поэтому многие предпочли уйти в подполье, прикрывшись

романтической легендой. Вот только романтики было мало. Убивали «братья», в основном, мирных жителей, включая женщин и детей. На их счету более 25 тысяч жизней. Об этом в Советском Союзе особенно не распространялись, сохраняя политическую

корректность по отношению к братским республикам.

Результат – после развала СССР, когда хлынул поток западной пропаганды, обычным людям стало трудно отличить вымысел от реальности.

Пустующее место объективной информации занимала откровенная ложь, призванная очернить Советский Союз. Продолжение этого мы видим и сегодня.

В Прибалтике и на Украине бывших нацистов почитают как «героев».

В Латвии маршируют оставшиеся в живых легионеры СС, в Литве торжественно перезахораняют лидера «лесных братьев» Адольфаса Раманаускаса–Ванагаса, на

Украине едва ли не национальной гордостью объявили Бандеру, а борцов с ними – преследователями и оккупантами. Только на днях шаг на пути к устранению такой исторической несправедливости предпринял Президент Российской Федерации Владимир Путин. Он подписал указ, распространяющий выплату «победных» 75 тысяч рублей на ветеранов борьбы с послевоенным антисоветским подпольем.

Ранее право на неё имели только ветераны Великой Отечественной войны. Фактически российский лидер уравнял в правах обе категории защитников Родины, тем самым официально признав, что латышский, эстонский, украинский или литовский

нацист ничем не лучше немецкого

============

Предыдущая публикация. Рассекреченные документы

===========

--------------------

Отрывок из документального, военно-исторического романа "Летят Лебеди" в трёх томах.

Том 1 – «Другая Война»

Том 2 – "Без вести погибшие"

Том 3 – "Война, которой не было"

Сброшу всем желающим пикабушникам на электронную почту абсолютно безвозмездно, до Дня Победы, включительно.. Сначала Том 1, если понравится, то после прочтения (отзыва) и Том 2. Получение Тома 2 по времени не ограничено никак.

Том 3. Ещё в работе

Пишите мне в личку с позывным "Сила Пикабу" (weretelnikow@bk.ru), давайте свою почту и я всё вам отправлю (профессионально сделанные электронные книги в трёх самых популярных форматах).

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

===========

Показать полностью
329

Исмаил Недждет Кент

Исмаил Недждет Кент (1911 -2002) — турецкий дипломат, работая в должности вице-генерального консула Турции в Марселе, узнав однажды, что нацисты «загрузили» 80 турецких евреев, живущих в Марселе в вагоны для скота, для перевозки в концентрационные лагеря, бросился с требованием немедленно освободить турецких граждан.

Он заявил, что эти евреи – граждане Турции, а Турция не участвует в войне.

Немецкий офицер ответил, что там нет турецких граждан, “там только одни евреи”, и тогда Недждет Кент и его помощник тоже сели в вагон и отказывались выходить из него, несмотря на требования нацистов.

Поезд тронулся, и Надждет вместе со всеми отправился в сторону Освенцима..., но уже на следующей станции, теперь уже группа немецких офицеров поднялась в вагон, и принесла извинения Кенту, попросив его вернуться в Марсель, они пригнали для него автомобиль.

Но Кент был непреклонен, “как представитель светского правительства Турции, которое категорически выступает против разделения людей по их религиозным и этническим признакам, я не могу оставить этих людей здесь и отправить их на погибель," сказал он.

Удивленные его бескомпромиссной позицией нацисты, в конечном итоге, отпустили поезд в Турцию.

В 2001 году Недждет Кент был удостоен ордена за высшие заслуги перед Отечеством, одной из самых высоких наград Турции, а также специальной медалью правительства Израиля за спасение евреев во время Второй Мировой войны

Исмаил Недждет Кент Повтор, Вторая мировая война, Турция

============

Предыдущая публикация. Первый круг ада (KZ Auschwitz)

===========

--------------------

Отрывок из документального, военно-исторического романа "Летят Лебеди" в трёх томах.

Том 1 – «Другая Война»

Том 2 – "Без вести погибшие"

Том 3 – "Война, которой не было"

Сброшу всем желающим пикабушникам на электронную почту абсолютно безвозмездно, до Дня Победы, включительно.. Сначала Том 1, если понравится, то после прочтения (отзыва) и Том 2. Получение Тома 2 по времени не ограничено никак.

Том 3. Ещё в работе

Пишите мне в личку с позывным "Сила Пикабу" (weretelnikow@bk.ru), давайте свою почту и я всё вам отправлю (профессионально сделанные электронные книги в трёх самых популярных форматах).

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

===========

Показать полностью 1
4394

История его жизни

22 июня 1941 года. В 6 часов вечера немецкая авиация в Пуховичах разбомбила военный городок и нефтебазу. Все взволнованы.

24 июня 1941 года. Пошли в военкомат. Я и ещё семь моих одноклассников добровольцем записались в истребительный батальон, предназначенный для борьбы с многочисленными диверсантами в прифронтовой полосе. Получил винтовку, 10 патронов, гранату.

Всё, теперь мы настоящие красноармейцы!

2 июля 1941 года.

Фашисты сбросили десант в составе 25 парашютистов. Мы могли бы без потерь расстрелять врага в воздухе, да командир не позволил. Дескать, по какой-то конвенции это запрещено. Мы понесли тяжелые потери: двенадцать ребят были убиты, в том числе и двое моих одноклассников. Я плакал.

Девятнадцать десантников мы уничтожили, а шестерых взяли в плен. Вели они себя вызывающе и нагло кричали: «Хайль Гитлер!». Никто над ними не измывался. В этом бою я тоже стрелял, но попал ли тогда в кого, не знаю.

9 июля 1941 года.

Наш истребительный батальон под Березиной влился в состав стрелковой дивизии. Теперь я стал связистом. Сегодня на позиции батальона выдвинулась колонна вражеских солдат. Впереди десять мотоциклистов с пулеметами в колясках, за ними автобусы с пехотой. Мы их встретили минометным, пулеметным и ружейным огнем. Пехота покинула автобусы и солдаты, развернувшись в цепь, пошли в атаку. Однако вынуждены были залечь. Подошла вражеская артиллерия, в воздухе раздался вой немецких бомбардировщиков. Начался сплошной ад.

Из окопов нельзя было высунуть голову. На моих глазах солдат разрывало в клочья, вокруг бушевал огонь, взлетала земля. Я чуть приподнялся над бруствером и открыл стрельбу из карабина. И тут, от разрыва мины, получил ранение в щеку. После перевязки направили меня к санитарным машинам. Две из них уже оказались заполнены тяжело раненными. А меня, вместе с легко раненными, погрузили в третью полуторку. Не успели проехать и двух-трех километров, как навстречу танки. Первые две машины тут же разнесли из танковых орудий, а нашу подожгли.

Фашисты хорошо видели знаки Красного Креста, видели бегущих раненых без оружия, но методично расстреливали всех. Мне с пятью бойцами удалось добежать до кустарников и скрыться в перелеске.

12 июля 1941 года.

Сплошной линии фронта здесь уже не было. Посчастливилось, что нас подобрала санитарная машина и вывезла в Орел.

14 июля 1941 года.

В тамошнем госпитале помогаю санитарам размещать пациентов, таскаю носилки.

1 октября 1941 года.

Накануне прихода немцев, видно что-то почувствовал начальник госпиталя, потребовал немедленно выделить два эшелона для эвакуации тяжелораненых. Мы им помогли погрузиться, и они уехали из города в тыл.

2 октября 1941 года.

Сегодня утром в Орёл ворвались немецкие танки, и все, кто мог, побежали из города. И я тоже. Без приказа и без команды. Драпали все.

4 октября 1941 года.

Под Мценском нас останавливали солдаты генерал-майора Л. (Дмитрия Лелюшенко – прим.автора) и сформировали из таких, как я, мотоциклетный батальон под командованием полковника Т. (Танасишина – прим.автора). Меня определили по старой специальности – связистом. Подошла и танковая бригада К. (Михаила Катукова – прим.автора).

7 октября 1941 года.

С той стороны поговаривают стоят танки Гудериана. Посмотрим, что он за гусь.

8 октября 1941 года.

Гудериан думал, что с Красной Армией покончено и мы деморализованы. Но не тут-то было. В первый же день наши подбили 29 танков противника, а за неделю боёв уничтожили 134 танка. Отечественные Т-34 оказались мощнее и манёвреннее. После боя нам всё равно приказали отступать. Да, тогда мы отступаем, но не бежим. Отходили с боями.

1 ноября 1941 года.

Нас сняли с позиций и направляют на М. (Можайск – прим.автора). А это уже Московская область и отступать дальше нельзя. Так говорят все.

Видел утром расстрел дезертиров и трусов.

Дисциплина после таких мероприятий становится железной...

28 ноября 1941 года.

Поступила информация, что наш командующий Л. (5-й армией командовал Дмитрий Лелюшенко – прим.автора), тяжело ранен в бою под Можайском. Все свободные бойцы, включая меня, сумели прорваться, погрузить раненого командарма в мотоциклетную коляску и вывезти из окружения.

5 декабря 1941 года.

Окопались в Д (Дмитрове – прим.автора), практически под Москвой. Город поклялись не отдавать. И не отдали.

Пошли в наступление. Наш мотоциклетный батальон, вместе с бригадой, продвигался вперед за сутки на 30-40 километров. Шли по ровной местности, простреливаемой изо всех видов оружия, вступали в рукопашный бой, несли большие потери. Получил очередную тяжелую контузию. Меня эвакуировали в госпиталь в Джурджули, что на реке Белой в Татарии, где и пробыл около месяца.

6 января 1942 года.

Выписался. Получил направление в Гурьевское военное пехотное училище.

14 января 1942 года.

Из двухсот человек курсантов большинство русские, но были и татары, шестеро ребят было из левобережной Молдавии, несколько белорусов.

1 мая 1942 года.

Всем курсантам 1923 года рождения присвоили звание сержантов, и срочно отправили под Сталинград. Я был 1924-го года, нас оставили. Завидовали мы тем, кто отбыл – страшно!

1 декабря 1942 года.

Мне присвоили звание лейтенанта и направили на северную окраину Сталинграда командиром минометного взвода.

5 декабря 1942 года.

Сталинград. Тяжелейшие уличные бои, снайперы свирепствуют. Мы сражались за дом на окраине какого-то завода. Захватили первый этаж, выкопали вдоль стен окопы, а на втором были немцы, они кидали нам через дыру в потолке гранаты, но мы выстрелами старались не подпускать их. Пару дней мы кроме сухарей ничего не ели, и тут нам доставили термос с горячим питанием. Один солдат, сибиряк, поставил свой котелок с долгожданным супом на бруствер, но тут немцы бросили очередную гранату. И котелок взрывом опрокинуло. У него произошел взрыв бешенства, он схватил автомат и буквально ринулся на второй этаж. За ним бросились ещё два солдата, и наверху начался бой. И что получилось: те двое, кто побежали за ним, погибли, а он застрелил всех шестерых немцев, которые там находились. У немцев на втором этаже был телефон, и кто-то из наших солдат поднял трубку и послал немцев от всей души. И тут началась дикая бомбежка, взрывом меня так засыпало, что только сапоги торчали. Но и тут мне опять повезло, откопали, хотя у меня уже пена изо рта шла. Меня тяжело контузило, но попросился остаться в строю. После этого несколько дней я провалялся в медсанбате, не мог говорить, ничего не слышал.

17 декабря 1942 года.

Нас бросили навстречу частям Манштейна. Мы совершили тяжелейший стопятидесятикилометровый пеший марш, причем пришли даже раньше намеченного срока и успели закрепиться, поэтому смогли остановить немцев, но бой был страшный.

Станица Васильевка 8 раз переходила из рук в руки. Горела земля, вокруг стоял лязг таранящих друг друга танков, сыпались бомбы, грохотали орудия. Мои минометы непрерывно били по вражеской пехоте, раскалялись стволы...

1 января 1943 года.

Я опять в госпитале. Перед Матвеевым Курганом меня ранило осколком в левую височную кость.

3 марта 1943 года.

Миус. Начались очень тяжелые бои. И очень кровавые.

21 марта 1943 года.

Вызвали в 4-й Отдел. Спросили: «Учиться хочешь?» Я успел про себя обрадоваться, ну, думаю, сейчас учиться куда-то пошлют. А они: «Назначаем вас в штрафную роту, после нее и академий никаких заканчивать не надо».

Я опешил: как в штрафную роту, за что? Мне объясняют, что к штрафникам командирами направляют только лучших офицеров, чтобы они не только командовать, но, чтобы и воспитывать могли. Но я все равно не соглашался, дошло до того, что уже в случае неповиновения мне стали угрожать штрафным батальоном. Встретил сокурсника по Гурьевскому училищу. Оказалось, что он уже служил в штрафной роте, рассказал мне, что ничего страшного там нет и почти всё то же самое, что и в обычных частях, рассказал о структуре, о плюсах: о двойном окладе, о повышенной выслуге лет. Я согласился.

23 марта 1943 года.

Прибыл служить командиром минометного взвода в отдельную штрафную роту, в ней оставалось всего человек двадцать, и меня с двумя офицерами отправили в Азов получить пополнение.

24 марта 1943 года.

Добрались мы до лагеря, он был километрах в пяти от Азова. Там должны были утром получить 250 штрафников и вернуться в часть. Но ночью была тревога, оказывается, среди штрафников был бывший то ли особист, то ли милиционер, осужденный за превышение власти, но другие штрафники его узнали и хотели убить. Но ему очень повезло, охрана его отбила. Утром два офицера, больше никакой охраны не было, ушли с 230-ю штрафниками. За что попадали в штрафную роту? Я помню, например, одного прислали за то, что он, будучи завскладом, продал «на сторону» вагон зерна, другого за грабежи магазинов, третьего за дезертирство, были моряки Азовской флотилии, получившие срок за убийство. И была целая банда из Ростова – человек десять. Вот я должен был привести 25 штрафников, которые остались для выяснения ночного инцидента. Как-то там разобрались, и мы ушли. Отошли буквально на пару километров от лагеря, они сели на землю, и главарь банды мне говорит: «Командир, мы дальше пешком не пойдем». Я, конечно, мог кого-нибудь из них застрелить, такое право у меня было, но мне очень не хотелось прибегать к такой крайней мере. Причем многие из них были из одной ростовской банды, а приговоры на них были со мной. Если бы они меня убили и забрали эти приговоры, то, считай, опять были бы свободными людьми. Я с ним спокойно поговорил, назначил его моим заместителем, а он разбил людей на два отделения и назначил там командиров.

4 апреля 1943 года.

Шестой раз пытались прорвать немецкую оборону, но неудачно, они очень хорошо укрепились. Пол дивизии полегло. Погибли почти все командиры взводов, рот, батальонов и даже командир нашего полка подполковник Гришин, причем вначале откуда-то прошел слух, что он перешел к немцам. Появились «смершевцы», начали выяснять, но потом его тело нашли на поле боя, а тень на имя, получается, уже бросили.

13 мая 1943 года.

Под станицей с названием «Союз» меня ранило в голову. Опасное ранение. Отправили в госпиталь.

10 июля 1943 года.

Погиб командарм 44-й Армии Х. (Хоменко – прим.автора).

13 мая 1944 года.

В моей роте погибли 9 артиллеристов, было много раненых. Контузило и меня, но поле боя не покинул.

21 августа 1944 года.

Форсировали Днестр. Вместе с механизированным корпусом освободила Комрат.

24 августа 1944 года.

Освободили Кишинев. Двигаясь на Кагул, форсировали Прут, взяли город Крайову. Впереди был Белград.

...Освободили Румынию... Чехословакию, Югославию, Венгрию, Австрию, Германию. Под Будапештом мне было присвоено воинское звание капитана.

12 мая 1945 года.

Австрия. Город Кефермаркт, под Веной. Фашистская Германия капитулировала. По донесениям разведки под Прегартеном и Кефермарктом стоят три эсэсовские дивизии, которые не были намерены складывать оружие.

Сегодня пытались прорваться к американским войскам и сдаться в плен. Командир нашей дивизии М. (36-летний генерал-майор Василий Маргелов, впоследствии прославленный командующий ВДВ СССР – прим.автора), умело организовал боевые действия, и мы преградили путь врагу. Фашистские дивизии были ликвидированы.

24 июня 1945 года.

Сегодня участвовал в Параде Победы. Я счастлив.

30 июня 1948 года. Демобилизовался.

13 августа 1948 года.

Подал документы в Московскую артиллеристскую академию, но не прошел медицинскую комиссию: тяжелое ранение в живот не позволило.

1 сентября 1950 года.

Я студент факультета механизации сельского хозяйства Кишиневского сельхозинститута!

Войцехович Владимир Викторович.

Награждён орденами: Отечественной войны I и II степеней, Боевого Красного Знамени и Красной Звезды. Есть медаль «За Отвагу» и за каждый освобождённый город Европы.

Кандидат технических наук, доцент.

История его жизни Великая Отечественная война, История СССР, Военные мемуары, Длиннопост, Повтор

https://foto.pamyat-naroda.ru/detail/3118024?static_hash=872...

История его жизни Великая Отечественная война, История СССР, Военные мемуары, Длиннопост, Повтор

============

Предыдущая публикация. Рассекреченные документы

===========

--------------------

Отрывок из документального, военно-исторического романа "Летят Лебеди" в трёх томах.

Том 1 – «Другая Война»

Том 2 – "Без вести погибшие"

Том 3 – "Война, которой не было"

Сброшу всем желающим пикабушникам на электронную почту абсолютно безвозмездно, до Дня Победы, включительно.. Сначала Том 1, если понравится, то после прочтения (отзыва) и Том 2. Получение Тома 2 по времени не ограничено никак.

Том 3. Ещё в работе

Пишите мне в личку с позывным "Сила Пикабу" (weretelnikow@bk.ru), давайте свою почту и я всё вам отправлю (профессионально сделанные электронные книги в трёх самых популярных форматах).

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

===========

Показать полностью 2
47

Флешмоб. Передаем дальше

Всем, кто не вернулся с той проклятой войны, посвящается

Стихотворени "Огни"

О чём оно:

24 июня 1945 года десять тысяч воинов прошли
В Параде Победы по Красной Площади. Парадным шагом.
В парадной форме. Все с орденами и медалями. Все самые достойные. Парад длился тридцать минут. И если только представить, что все, кто не вернулся с этой проклятой войны, все, кто погиб, защищая Родину: А это девять миллионов солдат, матросов и офицеров, и ещё два миллиона сгинувших в плену…
И только тем, что отдал самое ценное, что у него было – жизнь, заслужил бы право пройти в этом Параде Победы.
Парадным шагом – сто двадцать шагов в минуту,
Парадными «коробками» десять на двадцать бойцов...
Правда шли бы они в том, в чем воевали и погибли…
В будёновках и бескозырках, в обмотках и валенках, в сапогах и ботинках, в шинелях, танковых комбезах и морских бушлатах, то воины шли бы по Красной Площади без остановки ДВАДЦАТЬ дней и ДВАДЦАТЬ ночей...
Параду Победы 1945 года, и всем, кто по нему не прошел,
посвящается…

Показать полностью
32

История жизни голубоглазого агронома

Аu danger on connaît les braves

Перевод с французского: Храбрые познаются в опасности

В год, когда он закончил сельхозтехникум началась война.

Один из первых добровольцев в Бакинском военкомате, кому удалось, минуя учебку попасть на фронт.

Киев. Жаркое лето 1941 года. Красная Армия отступает. Он становится разведчиком, но не сразу. Сначала, глядя на его щуплую фигуру, его пытались вразумить более опытные воины шутками-прибаутками по поводу его худобы, мол куда ему в разведку, как он будет немца пленного тащить, но когда он, глядя на них и улыбаясь своей белозубой улыбкой, разогнул лошадиную подкову, а потом вернул её в исходное состояние, то бывалые резко шутить над ним перестали. Следующим шагом была беседа с комиссаром. Там всё было ещё проще, он ответил на вопрос, почему он туда рвется, просто:

– Потому что я ничего не боюсь, – и улыбнулся своими холодными голубыми глазами, которые и меня поразили при первой нашей встрече.

Разведка – занятие не только для бесстрашных, но и для расчетливых и знающих язык и тонкости иерархии вермахта. Ведь нужен не просто немец, нужен тот, кто может рассказать о планах наступления или обороны.

Пока командир разведроты ещё думал брать нашего героя к себе или не брать, случилось пару боёв, в одном из которых он пропал на сутки, но вскоре появился с двухметровым фашистом, который был связан и был почти при смерти, из-за кляпа во рту.

Оставил подразделение в боевой обстановке без разрешения и соответствующего приказа. За это его жёстко наказали. Обычно тех, кто самовольничал в то время – расстреливали перед строем. В условиях жёсткого отступления, тем более речь идет о боях в окружении под Киевом, точно никто не цацкался. Но тут был особый случай – человек постарался и языка раздобыл, ещё и сам, без группы.

В общем наказание он получил, но своего добился. На следующее задание командир разведроты взял его с собой. Но в первом же поиске его ранило – он прикрывал отход группы, которая несла на себе языка.

В госпитале наш герой зря время не терял – учил язык, вернее сразу два. Ему подарили медсёстры подборку школьных учебников, которая оказалась в госпитале, который в свою очередь временно расположился в здании сельской школы. Немецкий и французский.

И он не употреблял спиртное. Это было чудно и непонятно. Когда его застали за изучением иностранных языков, то особисты спросили:

– Ну, с немецким языком понятно, а французский зачем?

– Так они тоже с немцами воюют, по радио говорили, что Англия с Францией войну Германии объявили, значит будем вместе с ними немца бить, значит может пригодиться, тем более пока делать раненому нечего. Вы лучше ответьте мне, почему буржуи английские и французские объявили Гитлеру войну, а Гитлер напал на нас?

В соседи по палате к нему попал раненный полковой переводчик, который и рассказал ему о некоторых тонкостях немецкого словосложения. Наш герой делал невероятные успехи. Переводчика поразило его произношение. У него сложилось впечатление, что в далеком прошлом кто-то был в родственниках у него «с той стороны», ну или талант. Оказалось второе. Переводчик ещё говорил по-английски и успел, перед расставанием дать несколько уроков английского, оставил ему свои тетради студенческие, на том они и расстались. Потом опять бои, в которых юный разведчик добывал языков, воевал, но окружение наших войск вошедшим в историю, как «Киевский котёл», лишило его свободы. Его и ещё несколько сотен тысяч солдат, которые верили своим генералам.

...Допросы, перегоны, голод, расстрелы тех, кто не может идти ... Всё это закончилось во Франции, в концлагере Бон-ла-Роланд. Знание немецкого он скрыл, полагая, что так будет проще подготовить свой побег. Лагерь этот был для интернированных евреев, которых далее отправляли в Освенцим. Там он назвался Арманом, и мы продолжим его так называть. Итак, нашего Армана там оставили в качестве обслуги, потому что всех, кто понимал по-французски, оставляли, временно, потому что необходимо было контактировать с французами, которые, например привозили воду в лагерь. Ну, а Арман был мусульманином на самом деле, потому по обрезанию, которое есть в традициях и евреев, и мусульман, его приняли за еврея. В процессе жизни там он познакомился с Рене Блюмом, почти сразу же с Ральфом Эрвином, он был почти немец – австриец. Именно он и дал Арману такую языковую встряску, что в итоге он говорил на Берлинском диалекте с австрийский шармом, как потомок аристократов, или по-новому учению Гитлера – Ариев, после которого уже никто не сомневался в том, что Арман немец. Да и не просто немец, а с полнейшим знанием местности – родины композитора – Австрии. Арман запомнил, со слов учителя, даже то, как выглядели те или иные деятели, например руководители различных городов или соседи по новой истории Армана, которые жили рядом с ним и отметились в различных курьёзных и не очень историях. Также, он объяснил Арману, как найти его земляка, русского, который бы однозначно помог бы выйти из любой ситуации, некто Кобельков.

История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост
История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост
История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост

Польский художник Збер тоже оставил свой след – он научил Армана искусству вырезать печати и штампы на куске любой резины, в связи с тем, что он был величайший гравер того времени, например на каблуке от сапога или на куске изношенной автомобильной покрышки, ну и обучил его польскому языку. В ответ он пообещал ему, что после войны доставит из тайника, где Збер спрятал свои шедевры (39 гравюр – деревянных тарелок), и передаст их определенным людям, адреса и фамилии которых Физель, так звали Збера, заставил Армана заучить.

Рене Блюм довел его французский до совершенства.

Был ещё один скульптор судьбы Армана – Борис Вильде. Это был единственный заключенный лагеря, который знал, что Арман не еврей, а азербайджанец.

После (скрытых тайной и мраком их знакомства) они подружились и мало того, оказалось, что у них был ещё и общий знакомый – начальник Бакинского порта, правда не лично, с которым был знаком и Борис, вернее, знаком был не он, а его кузен, который сражался также в рядах французов, но в данный момент был далеко.

Борис оказался поэтом, был редактором газеты и носил фамилию Вильде.

Именно он и дал ему определенные контакты неких «Маков» в случае, если Арману удастся убежать. Убежать удалось. Бежать было необходимо, потому что в Освенцим отправляли из этого лагеря всех, а из Аушвица, так на немецком звучало это страшное название, не возвращался никто! Побег он совершил зашитым в шкуру сдохшей лошади, которая околела от старости возя воду. Ночью он выбрался из барака, выпотрошил ее, залез внутрь, и зашил сам себя изнутри, оставив лишь отверстие для дыхания. Его новые еврейские друзья снабдили его своей одеждой и даже бритвой. Потому выбравшись из лошади, он в ближайшем ручье отмылся, побрился, побрызгался одеколоном Guerlain – Vol de Nuit, которым его снабдили его новые еврейские друзья и безотлагательно, пока не подняли тревогу, отправился в сторону селения, где его уже ждали. Встретили его «маки» напряженно, больно хорошо Арман говорил по-французски, но после многочисленных бесед и даже одной драки, в которой он победил и отдал в руки побежденного нож, с которым на него он набросился, его приняли в отряд на любимую им с Красной Армии должность – разведчика. Его задачей было выяснять обстоятельства, при которых должны были проходить военные грузы с оружием и боеприпасами. У партизан с этим делом был страшный дефицит. Документы он делал себе сам. На изготовление любой печати или штампа (о спасибо тебе Збер) он тратил несколько часов, ну и главное, был необходим образец. Он настолько превзошел всех подобных умельцев в этом деле, что о нём доложили руководителю французского «Сопротивления» – Де Голлю, который по случаю находился неподалеку, ну и решил познакомиться сам с новым русским членом его подпольной организации. На встречу Де Голль пришёл не один, его сопровождал русский, который уже давно сражался с фашистами на стороне «Сопротивления». Арман понял, что это очередная, но, как оказалась, последняя проверка. По-русски Арман говорил тоже без акцента. После этого ему начали поручать более серьезные дела. Он за кружкой пива, в одном из маленьких городков, познакомился с начальником немецкого склада, где хранилось очень большое количество оружия, патронов, гранат и медикаментов. Мало того, что он убедил немца открыть склады в определенное время, так и убедил его уйти вместе с партизанами освобождать Францию и Австрию, родом откуда, оказался начальник склада, ну а об Австрии Арман знал почти все, как мы помним. За этот подвиг Де Голль снял с себя свой ремень, на котором написал, что эта награда временная и после Победы, предъявитель сего, может обменять её на любую награду свободной Франции.

И поставил там свою подпись – генерал Шарль де Голль.

История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост

Пришло время сменить имя. Новое имя Армана стало на французский лад – Мишель, Мишель Аррмад.

Чуть позже он будет месье Фражье, потом Куражье, Харголь... Больше всего ему нравилось «Куражье», когда его так называли, он всегда загадочно улыбался ...

Он настолько освоился в диалектах немецких, что определял наклонности того, или иного разведчика, к определенному диалекту, с учетом того, что французы ненавидели все языки, кроме родного, а немецкий, в частности. Но Де Голь дал Мишелю Аррмаду карт-бланш, на основании чего, вскоре весь его отряд был готов внедряться в любое место немецкой армии во Франции.

И вскоре он стал практиковать походы в тыл врага – малыми и большими группами, в формах немецких офицеров и солдат. Особое внимание уделял немецким документам – они должны были быть без сучка и задоринки. Изготавливал он их сам. Задания получал от своих командиров – заместителей Де Голля, но планировал все операции сам. О дерзкой группе, способной к переодеваниям и «маскараду», фашисты уже были наслышаны. Как-то он выполнил задачу Де Голля по переправке через всю Францию американца, за голову которого фашисты назначили невероятную награду – полмиллиона марок! Дорога была сложной и оканчивалась она в нейтральной Швейцарии. Этим американцем оказался Аллен Даллес, будущий Шеф всей разведки США...

И вот информатор сообщает, что фашисты полным ходом ведут загрузку поезда, в котором основными пассажирами поедут французские подростки. Конечная станция – трудовые лагеря Германии. И вот Мишель, уже в форме немецкого капитана Херберта Штеммера (hauptmann Herbert Stemmer) встречает поезд на одном из полустанков. Охрана разоружена, детей, практически всех вывели в лес, но случайность – мимо проезжавший батальон карателей, которые, как раз занимались поиском «маков» в тех краях, не дала закончить операцию без сучка и задоринки. Или, как говорят французы: Il vaut mieux tuer le diable avant que le diable vous tue – Лучше убить дьявола прежде, чем дьявол убьёт тебя. Дьявол в этом случае носил тоже погоны капитана и имя Herman Kornoff. Завязалась перестрелка, в которой было убито и ранено несколько детей и «маков», среди них оказался и псевдокапитан Херберт Штеммер. Его взрывом гранаты отбросило на склон оврага, где он и пролежал незамеченным два дня. Через двое суток его обнаружили обходчики путей, которые и доставили его в госпиталь. Там он пришел в себя на операционном столе, где из капитана Штеммера доставали с дюжину осколков. В его документах никто не сомневался, поэтому он был определен в палату к выздоравливающим офицерам вермахта. В палате их было четверо. Один из которых имел австрийское происхождение. И как вы правильно догадались, в отряд они прибыли уже вдвоем с оберлейтенантом Паулем Шварцем.

История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост
История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост

И вот прошло лет двадцать с небольшим. Москва. Красная площадь. Кремль. 1966 год.

В кабинет генерального секретаря ЦК КПСС (руководитель страны – Леонид Ильич Брежнев) забегали и выбегали какие-то озабоченные люди, на которых своим хмурым взглядом, через свои легендарные брови, смотрел Леонид Ильич, смотрел и молчал, потому что результата от их беготни не было никакого. Задача у целого полка разных служб была одна – разыскать гражданина СССР Мишеля Аррмада, или Армана. Вся эта суета началась с утра. Леониду Ильичу позвонил министр иностранных дел СССР и доложил, что ожидаемый визит президента Французской Республики состоится в назначенные сроки. Программа готова, и французская сторона подтвердила все запланированные и приготовленные мероприятия. Но, изучив, переданный от службы «протокола» президента Франции документ, у него возник вопрос, который он не смог решить. Дело в том, что генерал Шарль де Голль, попросил нашу сторону, включить в список встречающих и сопровождающих лиц его в СССР, его личного друга, и боевого товарища Мишеля Аррмада (Армана). Так вот, Министерство Внутренних Дел оказалось бессильным – такого гражданина СССР нет. Чтобы сделать мгновенный запрос в КГБ необходимо одобрение руководителя страны. Такое одобрение было получено, но толку от этого было мало. Мишеля не нашли, хоть и на поиск были брошены все силы и были включены все силовые структуры в каждой области всех пятнадцати республик СССР. Поступил окончательный доклад руководителя КГБ СССР – такого человека (гражданина с таким именем) на территории СССР нет. Те, из моих читателей, кто жил в СССР, должны понимать – о чем я сейчас пишу – мощь КГБ была безграничной. Тогда министр иностранных дел решил позвонить в Париж лично, и попросил уточнить правильно ли написано имя соратника генерала. (ARMANDU MICHELOVI)

Ответ был – да, правильно. На самом деле, кто такой Арман, генерал Де Голль знал, но он также знал, что Герой французского Сопротивления прошёл через лагерь в своей родной стране, после возвращения на родину, знал, что до него не дошла финансовая помощь, которую ему посылали его друзья, знал, что Герой Франции живёт крайне бедно в маленьком селе, и таким образом решил напомнить о том, что с такими людьми так поступать нельзя. К вечеру того же дня на Старой Площади, было созвано экстренное совещание всех глав спецслужб. К утру был найден первый след – он вёл к Хрущёву, который был смещён несколько лет назад с поста руководителя страны. Пять лет назад из французского Фонда ветеранов Сопротивления пришла громадная по тем временам сумма на имя ветерана, который проживал в СССР, а именно в Азербайджанской ССР. Его вызвали в Москву для вручения этих денег, но он отказался. Тогда деньги перевели в Фонд Мира (не возвращать же их обратно – не так поймут), за подписью этого самого азербайджанца, а вот в сопроводительном письме из Франции и был указан псевдоним этого французского партизана «Мишель Аррмад». Финансовые документы нашлись быстро. Всё подтвердилось. Фамилия, имя и домашний адрес были найдены, сразу последовал звонок в Баку, и через полчаса кортеж из трёх черных автомобилей марки «Волга» выдвинулся за тем, кого искала вся страна. Путь лежал сначала через город Шеки, а после по просёлочной дороге к маленькому селу Охуд. Арман или Ахмедия Джебраилов жил в небольшом скромном доме сельского агронома на окраине. В тот год ему исполнилось сорок семь лет. Он, как мы помним, был небольшого роста, русоволосый и голубоглазый, что было необычно для представителей республики Азербайджан. Он встретил почётных гостей и пригласил их в дом. Гости же удивились, когда зашли, обилию иностранных орденов на пиджаке ветерана, который висел на плечиках в доме Ахмедии. Сообщив ему, что его вызывают в Москву, в Кремль, к самому Брежневу, и не увидев на его лице, даже тени удивления, чиновники оторопели. Ведь они толком и не знали, что позади у этого человека, через что ему довелось пройти. Хотя начальник милиции, который тоже был в числе делегации, что у Ахмедии Джебраилова числится судимость (за то, что попал в плен во время Великой Отечественной). Ахмедия ответил, что между товарищем Брежневым и сельским агрономом нет ничего общего, а вот на винограднике есть план, который необходимо выполнить – вредители растений ждать не будут. Но, когда было упомянуто имя генерала де Голля, то Ахмедия попросил подробнее рассказать, что происходит. Секунду подумав он попросил пять минут на сборы. Москва. Кремль. Когда Генеральному Секретарю ЦК КПСС Леониду Ильичу Брежневу доставили того, кого искал весь состав милиционеров, то он слегка опешил. Немного потрёпанный вид, но скрашенный иконостасом боевых орденов, и полная невозмутимость голубых, как само небо, глаз. Они познакомились, и Леонид Ильич попросил его съездить с его помощников в ГУМ, где его оденут под стать всем мероприятиям и высоким французским гостям. После этой манипуляции его привезли обратно в Кремль, где предложили следующее: завтра утром в Москву прибывает президент Франции Шарль де Голль. Мы Вас нашли, и Вы будете сопровождать генерала на всех мероприятиях, которые согласованы заранее, но, зная характер де Голля, мы предполагаем, что может такое случиться, что он захочет посмотреть, как живёт его друг и выпить у него дома чай. Первая часть работ будет выполнена завтра к вечеру – мы проложим в ваше село асфальт. Но чай пить Вы будете в другом доме. В центре села мы уже выделили Вам двухэтажный дом и в данный момент туда перевозятся Ваши вещи. К утру этот дом заново покрасят и посадят вокруг него деревья. Он Ваш. Четыре семьи, которые жили в этом доме уже расселили в районном центре – им выдали новые квартиры и устроили их на более высокую должность. Люди счастливы. Рядом с новым домом поставят железный гараж и в нём будет стоять новая чёрная «Волга».

Всё это оформят как Вашу личную собственность уже завтра. Ахмедия ничего не ответил и по его лицу было абсолютно непонятно, рад он этому или не рад.

СССР. Москва. Внуково-2, там встречали почётных гостей. На лётном поле было всё готово к встрече. Самолёт приземлился. Первая группа высокопоставленная – там только лица «приближенные к императору», то есть те, кто будет встречать генерала, они уже стояли возле трапа самолёта. Вторая группа, те, в чью обязанность входило махать высокому гостю руками, стояла поодаль, в ней и находился Ахмедия. Хоть он и был одет с иголочки, и чиновники посмеивались, глядя на него, на загорелое и обветренное до черноты лицо, мозолистые руки, предполагая, насколько неуютно этому «колхознику» среди таких важных персон, как они, но сам Ахмедия никакой неловкости не ощущал. Ведь мы то с вами помним, какую одежду носил наш герой во Франции, и военный мундир, и смокинг, если было необходимо внедриться к фашистам и узнать их планы, именно так, в таком виде... Хотя последние много лет он носил совершенно другую одежду. И вот наступает кульминационный момент нашей истории, в проёме дверей президентского самолёта появляется высокий (под два метра ростом) человек, очертания фигуры которого нельзя было спутать ни с кем, это вышел на верхнюю ступеньку трапа и остановился генерал де Голль. Скользнув взглядом по первой группе встречающих и не задержав взгляд ни на ком, де Голль посмотрел на машущих ему людей, которые стояли за небольшим ограждением. Ахмедию он увидел сразу – он единственный не махал флажком, который вручили всей второй группе встречающих – он просто смотрел в глаза своему генералу и улыбался... Де Голль спустился по трапу и после обмена приветствиями с Брежневым, он говорит ему, через переводчика, чтобы Брежнев оказал ему услугу и позволил, он сам знает, кому, подойти к трапу самолёта. Пока Леонид Ильич растеряно водил головой в поисках начальника охраны, генерал де Голль, прервав рукопожатие с длинной цепочкой высших чиновников, раздвинув их в стороны, пошёл в сторону своего Аррмада большими шагами, а навстречу ему выронив флажок, бежал сам Мишель Аррмад и охрана не посмела ему препятствовать... Все повернули головы и наблюдали, как президент Франции Шарль де Голль стремительно идёт, почти бежит к какому-то худому, невысокому и загорелому, с руками рабочего, кавказцу, но почему-то с голубыми глазами. Все наблюдали за тем, как эти два разных по росту и весу мужчины обнялись, и торопливо друг другу что-то говорят, смеются, опять обнимаются, поворачиваются в сторону Брежнева, де Голль, что-то говорит ему на ухо, и они уходят в разные стороны, де Голль идёт к Брежневу, а Ахмедия возвращается на своё место, подбирая по дороге упавший у него с руки, французский флажок. После дневных официальных мероприятий де Голль попросил отменить вечерние мероприятия по причине – он хочет пообщаться со своим боевым товарищем, которого он попросил доставить в отведённую ему советской стороной, резиденцию. Они гуляли по вечернему саду и говорили, говорили и гуляли, говорили и смеялись, иногда вытирали слёзы, иногда замолкали и смотрели на звёзды и молчали, ведь с другом и молчание – это счастье... Вспоминали Францию, Париж, войну, которая объединила не только этих двух абсолютно разных людей, как внешне, так и внутренне, да ещё и из разных миров, но и все страны, ведь под флагом «Сопротивления» сражались многие народы Европы. Вспоминали маленькую и хрупкую девочку–связную по имени Одри Хепбёрн, признались друг другу, что какое-то время были очарованы ей, и как гордились её заслугами... Вспомнили награждения немцами Аррмада, как коменданта города, когда он с поддельными (собственноручно им подделанными) документами попал в госпиталь, а оттуда в коменданты. Спустя несколько месяцев его представили к награде, но получать её не стал, потому что обеспокоенный возможным раскрытием, ушёл опять в горы к «Макам», заодно оглушив проезжающего мимо полковника вермахта, с картами, и всеми деньгами комендатуры. Вспоминали победный марш по улицам Парижа, в котором Аррмад Мишель шел позади де Голля. Войну Мишель Аррмад закончил в ранге национального Героя Франции. Вспоминали, когда де Голль привинчивал на китель Аррмада Военный Крест – высшую воинскую награду Франции, а рядом красовались Крест Бойца, Военная Медаль (самая высшая из медалей во Франции), Орден Почетного Легиона и другие, он сказал вслух всем присутствующим, что таких наград нет ни у кого во Франции, и этот солдат имеет право маршировать на парадах Франции идти впереди всего строя! Вспомнили, как после войны, Аррмад помогал организовать личную охрану генерала, ему не давали покоя многочисленные террористы, и таки организовал! Через пять лет после войны у Аррмада Мишеля была супруга, двое сыновей, в Дижоне (город во Франции) автотранспортное предприятие (подаренное ему государством) и государственную должность в канцелярии Президента Франции Шарля де Голля. Генерал де Голль знал, что прошёл его товарищ по возвращении домой. Он помнил тот взгляд, которым он смотрел на него и просился домой, на Родину. Он его отпустил. Для тех, кто читал в газетах о том, что происходило в СССР, это выглядело, как полное безумие.

Де Голль знал Аррмада Мишеля, потому понимал, что переубеждать его бесполезно. Решил – езжай, и вручил ему на прощание документ почетного гражданина Франции.

В Москве Аррмада сняли прямо с самолёта и после продолжительных допросов на тему: как и почему сдался в плен, где доказательства, что не перебежчик, почему при себе имел фото, на котором Аррмад, к тому времени уже Ахмедия Джебраилов, в форме немецкого офицера, заставили в деталях описывать побег из концлагеря в шкуре лошади, но удивились многочисленным наградам и благодарственному письму за спасение художественных ценностей, творений Збера. Сначала дали срок, но после того, как де Голль пригрозил разрывом дипломатических отношений, заменили на ограничения на передвижение. Но награды, письма, фото и французские документы не вернули. Дома его устроили на работу пастухом, а позже в агрономы. Знал де Голль, что и крупную сумму денег (тогда страной ещё руководил Хрущёв) ему не отдали и она перешла в Фонд Мира, тут Ахмедия внёс поправку, что он это сделал добровольно, но зато ему вернули все личные документы и награды, почти все, не вернули самую главную – Военный Крест. Сказали, что награда редкая, потому её поместили в Музей Боевой Славы (вторая такая награда в СССР была у Маршала Жукова, первая у пастуха по имени Ахмедия Джебраилов). Потом он счастливый, без денег, но со своими заслуженными наградами, приехал в родное село, где прицепил их на свой единственный празднично-выходной пиджак, который и увидели чиновники, когда приехали за Ахмедией после того, как генерал де Голль пошутил над своими советскими коллегами, заставив их найти Ахмедию по его французскому, партизанскому имени! Это был 1966-й год. Потом он сопровождал своего генерала в поездке по СССР... Прощание было бурным, но коротким. Де Голль пообещал, что вскоре от него приедет человек, который привезёт ему его недостающий, заслуженный им Военный Крест. Он улетел из Москвы, оставив в гостиничном номере всё, что ему купили в ГУМе... После того, как он вернулся домой, в родное село, он забрал свои вещи и семью из двухэтажного дома и переехал обратно к себе на окраину, по дороге заехав куда надо и переписал дом и «Волгу» в пользу местного детского дома... Через месяц, после описанных мной событий, в село снова приехали, только теперь не чиновники, а люди в необычной военной форме, необычной для советских людей, но не для Аррмада – это была его родная форма.

Гостей он встречал выбритый, выглаженный, в своём единственном пиджаке, на котором ровными рядами блестели заслуженные им боевые французские ордена.

В дом зашёл один – заместитель министра обороны Франции, дивизионный генерал, в котором Аррмад узнал того, кого учил в «Сопротивлении» немецкому языку, и как правильно обращаться с немецким оружием... своего близкого боевого друга – это был сюрприз... Потом они обнимались, пели «Марсельезу», Аррмаду вручили записку от де Голля, паспорт гражданина Франции и орден – Военный Крест... Записку его попросили прочитать в присутствии генерала. В ней было написано следующее:

«Убедительно прошу Вас, обменять ремень с моей подписью на всё, что Вам заблагорассудится из наград Франции. В случае отказа, мы будем вынуждены назвать Вашим (французским) именем одно из государственных предприятий. С уважением к Вам, Ваш друг и соратник, Шарль...»

Аррмад Мишель, единственный в своём роде, он не призывался в армию Франции, но стал полным кавалером всех высших воинских наград. Ахмедия Джебраилов не получил ни одной воинской награды своей родины – СССР, во время войны, но после описанных событий ему вручили, и медаль «За Отвагу», за того, самого первого немца, помните? И Орден Отечественной войны, и многие другие награды... . В 1970-м году, после смерти де Голля, ему позволили покидать пределы не только Азербайджанской ССР, чтобы он мог полететь на похороны генерала. Больше во Франции он не был, а в 1994-м году, на пешеходном переходе его сбил автомобиль, Ахмедия погиб на месте. Водитель автомобиля находился за рулём в состоянии опьянения.

История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост

В 1975 году режиссёром Хамизом Мурадовым был снят документальный фильм «Герой Франции», повествующий об Ахмедия Джебраилове. Его сын погиб в Карабахе, получил звание героя Айзербайджана – посмертно.

История жизни голубоглазого агронома Повтор, Французское сопротивление, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Азербайджан, Длиннопост

============

Предыдущая публикация. Первый круг ада (KZ Auschwitz)

===========

--------------------

Отрывок из документального, военно-исторического романа "Летят Лебеди" в трёх томах.

Том 1 – «Другая Война»

Том 2 – "Без вести погибшие"

Том 3 – "Война, которой не было"

Сброшу всем желающим пикабушникам на электронную почту абсолютно безвозмездно, до Дня Победы, включительно.. Сначала Том 1, если понравится, то после прочтения (отзыва) и Том 2. Получение Тома 2 по времени не ограничено никак.

Том 3. Ещё в работе

Пишите мне в личку с позывным "Сила Пикабу" (weretelnikow@bk.ru), давайте свою почту и я всё вам отправлю (профессионально сделанные электронные книги в трёх самых популярных форматах).

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

===========

Показать полностью 8
48

С наступающим Днём Великой Победы!

Запускаем стихотворный флэшмоб, прочитайте сами стих на телефон, любой, спойте песню, посвятите это тем, кто погиб защищая Родину и вашу жизнь.

Не уподобляйтесь ленивым, не шлите друзьям и знакомым картинки и ленточки с цветочками!

Любите и цените живое...

Пожалуйста...

500

Парад Победы... Всем, кто по нему не прошел, посвящается...

24 июня 1945 года десять тысяч воинов прошли

В Параде Победы по Красной Площади. Парадным шагом.

В парадной форме. Все с орденами и медалями. Все самые достойные. Парад длился тридцать минут. И если только представить, что все, кто не вернулся с этой проклятой войны, все, кто погиб, защищая Родину: А это девять миллионов солдат, матросов и офицеров, и ещё два миллиона сгинувших в плену…

И только тем, что отдал самое ценное, что у него было – жизнь, заслужил бы право пройти в этом Параде Победы.

Парадным шагом – сто двадцать шагов в минуту,

Парадными «коробками» десять на двадцать бойцов...

Правда шли бы они в том, в чем воевали и погибли…

В будёновках и бескозырках, в обмотках и валенках, в сапогах и ботинках, в шинелях, танковых комбезах и морских бушлатах, то воины шли бы по Красной Площади без остановки ДВАДЦАТЬ дней и ДВАДЦАТЬ ночей...

Параду Победы 1945 года, и всем, кто по нему не прошел,

посвящается…

Строго не судите, но я старался изо всех сил

75

История одной фотографии (Бранденбургские ворота)

История одной фотографии (Бранденбургские ворота) Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Бранденбургские ворота, Длиннопост
История одной фотографии (Бранденбургские ворота) Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Бранденбургские ворота, Длиннопост

Из политдонесения от 2 мая 1945 г. политотдела 35-й гвардейской стрелковой дивизии: «Возле самой Бранденбургской арки собралась большая группа бойцов и офицеров 101 гвардейского стрелкового полка, в центре группы стоит фронтовой поэт Евгений Долматовский.

По просьбе бойцов и офицеров он читает свежие стихи: «Мы в Берлине» и другие.»

Вот оно:

Идут гвардейцы по Берлину

И вспоминают Сталинград.

Так вот предел дороги длинной,

Скопленье сумрачных громад…

Замолкли пушки и «катюши»,

Спокойно дышит тишина.

Мы утолили наши души,

Германия побеждена.

Мечте такой не просто сбыться,

Мы начинали тяжело,

Пришлось четыре года биться,

И столько славных не дошло…

История одной фотографии (Бранденбургские ворота) Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Бранденбургские ворота, Длиннопост

Расшифровывать полностью не буду, скан хороший, прочитаете сами, пожалуйста

История одной фотографии (Бранденбургские ворота) Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Бранденбургские ворота, Длиннопост

============

Предыдущая публикация. Чтобы помнили

===========

--------------------

Отрывок из документального, военно-исторического романа "Летят Лебеди" в трёх томах.

Том 1 – «Другая Война»

Том 2 – "Без вести погибшие"

Том 3 – "Война, которой не было"

Сброшу всем желающим пикабушникам на электронную почту абсолютно безвозмездно, до Дня Победы, включительно.. Сначала Том 1, если понравится, то после прочтения (отзыва) и Том 2. Получение Тома 2 по времени не ограничено никак.

Том 3. Ещё в работе

Пишите мне в личку с позывным "Сила Пикабу" (weretelnikow@bk.ru), давайте свою почту и я всё вам отправлю (профессионально сделанные электронные книги в трёх самых популярных форматах).

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

===========

Показать полностью 3
1426

Рассекреченные документы

Город  Судак. Наши войска не смогли эвакуировать около 900 тяжелораненых красноармейцев и их командиров.

Все они попали в немецкий плен.

Немецкие солдаты, после того, как ворвались в город Судак, при полном взаимодействии с дружинниками-татарами из местных жителей, устроили показательную, доказывающую их полную лояльность и преданность немецким оккупантам, зверскую расправу над ранеными солдатами, матросами и офицерами.

Раздев их догола, избивая без остановки, они сначала выкалывали им всем по очереди глаза. Далее. Получив одобрение от старшего немецкого офицера, всем без исключения вырезали на теле пятиконечные звезды.

Некоторые красноармейцы не выдержав пыток умирали, оставшихся в живых вывели на берег Чёрного моря и расстреляли выстрелами в лицо.

Таким образом были зверски замучены и расстреляны все девятьсот человек.

Через несколько дней фашисты совместно с дружинниками-татарами, провели карательную экспедицию к населению греческой деревни Лаки.

Нацисты и их пособники из местных полностью истребили на месте всех мужчин от 15 лет и старше.

С женщинами и маленькими детьми поступили иначе.

Их пешком погнали в Бахчисарай, постоянно избивая по дороге. Далее. Заставив переночевать под открытым небом, на следующий день повесили.

Сначала детей на глазах  матерей, потом расправились с женщинами.

В населенном пункте, деревне С. были арестованы все подростки, матери с грудными детьми, и позже расстреляны за помощь партизанам...

Информация взята в УФСБ по Республике Крым и городу Севастополю.

Дата документа – 27 апреля 1942 года

Рассекреченные документы Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Крымские татары, Город Судак, Длиннопост, Видео, YouTube
Рассекреченные документы Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Крымские татары, Город Судак, Длиннопост, Видео, YouTube

Ну а потом убийства продолжились в концлагере "Красный", где всё так же отличались жестокостью совсем не немцы, а их добросовестные помощники, пособники оккупантов.

Всем безвинно погибшим, женщинам, детям посвящаю это стихотворение –

"Лай собак бывает разный, где забор и надпись: "КРАСНЫЙ"

Читаю сам

--------------------

Сноска–пояснение из документального, военно-исторического романа "Письма о войне"

Сброшу всем желающим пикабушникам на электронную почту абсолютно безвозмездно.

Пишите мне в личку с позывным "Сила Пикабу" (weretelnikow@bk.ru), давайте свою почту и я всё вам отправлю (профессионально сделанные электронные книги в двух самых популярных форматах).

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

===========

Предыдущая публикация. ..и горе нам, раз мы не можем назвать их имён!

==========

Пруф

Показать полностью 2 1
Отличная работа, все прочитано!