Mokopoka

на Пикабу
поставил 333 плюса и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
26К рейтинг 357 подписчиков 348 комментариев 103 поста 30 в горячем
102

Техника безопасности

Навеяло постом: Жидкость для розжига и ожог.

Как-то я уже писал про то, что у меня есть приятель, коммерсант по национальности и армянин по специальности. Позвонил он мне не так давно и попросил приехать на свою производственную базу с целью, а на что такого дельного может сгодиться установленное там оборудование.

Сели мы с сыном в автомобиль и покатили.

Не очень далеко, километров тридцать. База ему досталась, как всегда, в результате сложных, бартерных операций, но не то что задаром, а ее бывший владелец, Газпром, еще ему и приплатился изрядно.

Приехали. Из оборудования оказался сушильный барабан, метра два с чем-то в диаметре и метров двенадцать в длину, установленный под открытым небом и подключенный к сети природного газа высокого давления.

Без какой бы то ни было газовой автоматики.

Просто вот труба, шаровый кран и горелка большой мощности, вставленная в торец сушильного барабана.

Ну и еще кое-какое оборудование, все вместе гордо называемое асфальто-бетонным заводом.

В общем, куча всего, то ли существовавшего на этой базе от рождения, то ли натянутого туда по мере появления у приятеля денег.

Дальше само действо, в котором со стороны приятеля участвовал его свояк, небольшого росточка армянин, недавно, с полгода назад, приехавший погостить к приятелю из Армении, да так и прижившийся на неопределенное время, ну и я с сыном.

Мы стали немного в стороне, поскольку разжигание всяческих горелок без автоматики во мне вызывает смешанные чувства, а приятель со свояком соорудили из черенка от лопаты и макнутой в мазут штанины подобие факела.

Затем приятель открыл шаровый кран, газ пошел в барабан, и принялся поджигать свежеизготовленный факел.

Но мазут такая штука, что быстро его не подожжешь.

А время идет. А газ поступает в барабан.

И я потянул сына в сторону, подальше от этого цирка.

Чтобы понаблюдать со стороны процедуру запуска в работу этого асфальтового завода.

Наконец факел загорелся. Приятель отодвинул на торце барабана болтушку, прикрывающую глазок и сунул в него факел.

Звиздануло так, что из всех щелей барабана полетели огонь и какой-то материал, а сам барабан подпрыгнул на полметра в высоту.

У приятеля даже волосы на голове встали дыбом.

А он со свояком хоть бы хны. Оказывается, они все время так барабан в работу запускают.

Но и это еще не вечер.

Буквально минут за пятнадцать барабан раскалился до красна. И к пышущей жаром железяке невозможно было подойти ближе, чем на три метра, не прикрыв лицо руками.

Мы высыпали на подающий в барабан конвейер мешок известняка, чтобы проверить возможность отжига известняка на известь.

Известняк благополучно высыпался в барабан, а вот из барабана не высыпалось ничего.

И тут приятель командует своему свояку, чтобы он пробрался по площадке обслуживания к точке подачи сырья в барабан и посмотрел, что да как.

Мы не успели и сообразить, как свояк уже пробрался к этой самой точке, представляющей из себя широкий желоб, ведущий прямиком в огнедышащую пасть дракона.

И при попытке заглянуть в барабан, свояк поскользнулся и каким-то чудом удержался от полета в этот самый желоб.

Я схватился за голову, представив, что свояк туда, в барабан, свалился. Не то, что он там бы сжарился, он бы мгновенно испарился.

Ведь температура в барабане была около 1200 градусов.

И схватив сына за рукав, потянул его к машине.

Ну их нафиг, этих двух родственников.

Но они как-то делают бизнес. Даже и дороги строят. И живы до сих пор.

Хотя у приятеля, зимой, сгорела свиноферма вместе с поросями, а его потом тракторист на колесо намотал.

А еще он чуть не утонул на глазах у всей семьи.

Нет. Что-то, все-таки, в их технике безопасности, мне не нравится.

Что-то надо менять.

Но вот что?

Показать полностью
5010

Дружище, помоги

Еду я, значит, себе и тут входящий звонок. Посмотрел на экран телефона – не Москва. Ответил. Привет – и имя мое называют. Я осторожно – Привет. Ко мне по имени очень редко обращаются. Как-то так повелось, что по отчеству вот прямо со школы и никак по другому до сих пор.

– Что, не узнаешь? Вот, а еще друг. Я тут из Москвы в Краснодар еду.

У меня в Москве всего один человек, который может внезапно приехать, не предупредив заранее. Но голос как-то по-другому звучал раньше. Вслушиваюсь в него, пытаясь поймать знакомые интонации. Задаю вопрос утверждение.

- Санек, ты, что ли?

- Конечно я – отвечает.

- А чего в Краснодаре надо?

- Да пару дел есть. А потом планирую к тебе заскочить. Я телефон поменял, так что у тебя не высвечивается.

- Да забегай, рад буду.

И звонок сбросили. А я впал в размышления. Странно как-то. Заранее не позвонил. Да и давно не общались. Ну голос… Голос могла связь исказить...  Занес в контакты. И забыл в текучке. Уже под вечер вспомнил. Подумал еще, что уже время вечернее, завтра рано вставать и если визитер прибудет поздно, то всем планам на завтра - кирдык. И только так подумал – звонок. Он, Александр.

- Слушай, тут такая задница. Я обгон по прерывистой начал, а закончил через двойную сплошную. Меня гайцы тормознули, запись предоставили. По базам меня подняли, а там два штрафа висят, о которых я и знать не знал. На лишение прав разводят. Или пятнаху на месте. Я в патрульку к ним сел, деньги в документы положил. А гаец развернул документы, деньги увидел, из автомобиля выскочил и давай орать, что я ему взятку подложил. У тебя, случайно, среди гаишников знакомых нет? Они меня в сторону отогнали, в машине совещаются. Во… Стоп, зовут к себе.

И телефон отключился. Минут через пять опять звонит.

- Слушай, тут цирк с конями. Они наличку брать не хотят, дают номер карты. Надо пятнаху на карту им перевести. Подставы опасаются. Ты не можешь мне помочь? Скинь им на карту пятнаху, я до банкомата доберусь, сразу тебе закину. Тут же дорога, населенного пункта нет. Я им говорю, давайте съезжу до ближайшей станицы, документы у вас все равно, никуда я не денусь. А они отвечают: Ага, а назад ты с ФСБшниками приедешь?  Решай на месте. Или поедем в отдел. Помоги…

Я, честно говоря, уже направился в свой кабинет, чтобы номер карты записать. Но что-то меня напрягло. Задаю ему вопрос.

- Слушай. Что-то голос я твой не узнаю. Назови мне свою фамилию.

- А… Вот такой ты друг. Чуть что и в кусты. Спасибо…

И телефон отключился. И больше уже не звонил. Я, ради любопытства, пытался набрать номер, но он уже не отвечал.

Вот такой вариант развода. Скромненько, но со вкусом. Может кому и понадобится.

13

Часть первая, необходимая

Будем, так сказать, будоражить общественное мнение.

Перед тем, как снять ролик, решил в письменном виде описать, что меня подвигло влезть в суть проблем с человеческим организмом. В школе я увлекался вольной борьбой. Очень у нас был талантливый тренер. Он отучил мальчишек курить и принимать алкоголь. Сам также вел здоровый образ жизни.

Однажды на тренировке мы отрабатывали бросок перекатом через грудь. В партнеры мне попался парень выше ростом и тяжелее килограмм на пятнадцать. Меня он бросал легко, а вот при моем броске у меня хрустнул позвоночник в районе крестца. Но молодость, молодость. Кто на такие мелочи обращает внимание?

Потом я отслужил срочную, женился. И мало-помалу меня начала одолевать спина. Появился шум в ушах, который просто изматывал. На ногах я не мог стоять более пятнадцати минут. Нужно было сесть. И начал исчезать интерес к жизни.

Любое обращение ко мне вызывало раздражение, а потом и агрессию к окружающим. Опустим все мытарства, наподобие походов в клинику на электрофорез или новокаиновую блокаду. Скажу так.

Ситуация загнала меня в Украину, город славный Кобеляки, к мануальному терапевту Касьяну. Кобеляки встретили меня лозунгом на штакетном заборе: Москва и Киев нам до сраки, столица наша Кобеляки.

Клиника мануальной терапии, где, по моим расчетам, меня ждали с распростертыми объятиями, поразила своим убожеством и километровой очередью людей на костылях, носилках всех возрастов и национальностей.

Со всего Союза. Год шел 1986.

Принимали эту ораву три человека, мануальных терапевта: Касьян, Чуприна и Чегринец.

К Касьяну я не попал. Впрочем, и к другим тоже.

А попал к кочегару, который кочегарил в огороде частного дома и к нему очередь была не меньше, чем к Касьяну. За прием брал 25 рублей. Прием длился 8 секунд.

Он бросал человека на грязный топчан, резкими движениями прохрумкивал позвоночник, затем усаживал человека на стул и делал вращательные движения головы примерно с таким звуком: хрыч в одну сторону, хрыч в другую. Свободен. Следующий.

Ну, знаете ли, 25 рублей тогда, это примерно, как 10 тысяч сейчас. На один сеанс моих финансов хватило, а еще же надо было где-то жить и что-то кушать.

И потом. Из ощущений после этой процедуры оказалось главным, что нижняя часть моего организма стала жить отдельно от верхней. И собираться в кучу организм не собирался.

На этом все.

Я уехал. Еле добрался домой, в Кронштадт. И начал готовиться сдохнуть как ни будь так, чтобы поменьше принести проблем своим близким.

И вот сижу, смотрю  черно белый телевизор и вижу, как в электронно-лучевой трубке некий человек вещает, что ему не дают открыть клинику по ремонту и обслуживанию спин. Я фамилию его запомнил сразу, ибо на память ни тогда не жаловался, ни сейчас не жалуюсь.

И побежал в город, к ближайшему телефонному аппарату. И позвонил своей знакомой из одного учреждения, где всех посылали на три буквы.

И она мне его нашла.

И я взял с собой своего друга, актера ТЮЗа Малныкина Александра, чтобы вдвоем было веселей, ежели чего, отдать швартовы с этого света.

Опускаю подробности, как происходил сам акт знакомства, скажу только, что технология лечения отличалась от кобелякинской, но незначительно.

Однако же мне полегчало, причем значительно.

Это и был Суханов Александр Иванович.

Народу к нему в клинику стояло больше, чем в мавзолей к Вовке Ульянову.

И я решил прижиться у Суханова, напуганный перспективой опять оказаться сам на сам со своей спиной. И начал строить ему сушки для травы, бани и дома. А в зимнее время привыкать рихтовать чужие спины. Опять же, опустим подробности, чего и как у меня с ним не заладилось, ибо это вряд ли кому интересно.

Тут грянула перестройка, флот переехал на берег, а я на Кубань. И проблема со спиной опять вернулась. А я начал изучать, что это за чертовщина – человек? Почему он так устроен, что все и всегда у него болит? Если он, как утверждает наша вера в Христа, создан по образу и подобию Бога.

Это что за намек? Что и Бог мается со своей спиной?

И вот на это изучение у меня ушло несколько лет. И познание это привело меня к неожиданным выводам. Которые помогли разработать совсем несложную методику избавления не только от болей в спине, но и подлечили весь организм в целом. Ибо все там взаимосвязано. А теперь к сути:

Человеческий организм есть Боль.

И это – главный и основополагающий вывод. Не любовь, не радость, а Боль.

Приняв это утверждение, обдумав его и осознав, Вы научитесь не причинять своему организму лишние проблемы. И подумаете семь раз, прежде чем загнать своего ребенка на абсолютно ему не нужные спортивные секции и соревнования.

Где он очень быстро превратится в набор из боли и ненависти к любому спорту.

И избавитесь от многих проблем с этим самым организмом.

Я не пропагандирую новую секту поклонников Боли, ибо дальше я буду рассуждать, как инженер. Я опущу вопрос создания человечества в целом. Хотя и понял, принципиально, как это происходило.

Возьму сразу за свершившееся, что были два человека, пусть это будут Адам и Ева, и они зачали ребенка.

И он начал развиваться в утробе своей мамы. Вот в этот самый момент, когда столкнулись яйцеклетка и сперматозоида, этому зародышу спустили временную программу развития. Если хотите флэш-память.

Не буду вдаваться в подробности, ибо тема эта избитая, но не дискуссионная.

Мы – биологический, ходячий компьютер.

И по нашему подобию нам позволили создать свои компьютеры. Но проще устройством.

Итак, зачатие свершилось и программа заработала. Теперь Вы должны усвоить, что главный персонаж здесь – именно программа, а не мозг. И так будет всегда.

В соответствии с этой программой человеческая личность будет развиваться в утробе матери, а затем снаружи до восьмимесячного возраста.

В восемь месяцев, с момента, как малыш выпал из мамы, флэш программу заменят на постоянную, с уникальным номером, и она с нами будет уже до последних дней.

Это наше внутреннее «Я».

С ним мы беседуем в своей голове и именно это «Я» создает нам проблемы, от которых, надеюсь я научу Вас избавляться.

Как все происходит?

Мы знаем, что ребенок в утробе матери шевелится, брыкается, пинается. А также может запутаться в пуповине или неправильно расположиться по отношению к выходу из мамы.

В эти девять месяцев он наносит своей матери первые травмы, которые обязательно женщине скажутся неожиданными болячками.

А также и себе, если с ним происходит то, что я описал выше.

И что, спросите Вы?

А то, что малый и большой таз женщины имеют очень сложное строение, пронизанное кровеносными и нервными окончаниями. Именно с них, в отношении проблем, все и начинается для женщины.

Однако, опять же, примем, что ребенок вышел на свет естественным путем и начал свою жизнь на белом свете вполне обыденно. И в нем пока находится временная программа.

Которая начинает этого ребенка растить, отдавая указания мозгу. Вы же знаете, что чем далее от момента появления ребенка на свет, тем он более подвижен и непоседлив. Ему везде надо всунуться, все попробовать и обязательно откуда-нибудь свалиться.

Значит – получить первые травмы.

Теперь Вы должны знать, что мозг человеческий, а в целом и организм никогда, ни при каких обстоятельствам не отдыхает.

От зачатия, до самой смерти.

И основная активность мозга и организма в целом приходится на ночные часы.

По той простой причине, что собранная за день информация анализируется программой, которая является адаптивной. И программа дает указание мозгу, что надо делать с организмом.

И в том числе, в ночные часы организм ремонтирует те повреждения, что он получим днем.

И вот тут самый интересный момент. Организм растет в полном соответствии с основными параметрами, заложенными в программе. А также и с теми, что программа вытаскивает из мозга. И программа в первую очередь увеличивает объем самого мозга.

И так получается, что повреждения, что получает организм, ремонтируются по принципу: сперва самое крупное и необходимое, а мелкое и второстепенное чуть подправим, поставим временные заплатки и отложим на потом.

Вам это ничего не напоминает? Любовь к отложить кое-что на потом? И уже никогда не сделать? Вы полагаете это своей характерной чертой? А может кто-то решает за Вас?

Наш же организм устроен так, что основные кровеносные и нервные артерии проложены в одних кабель-каналах.

То есть, все это тесно переплетено.

Программа дает мозгу указание опросить периферию (ноги, руки, глаза и прочее), чтобы проанализировать, что да как там происходит, сигнал доходит до временной заплатки, упирается в нее и сообщает мозгу, что хода нет.

Вот обратный сигнал идет в виде болевого импульса.

Это делается для того, чтобы организм в целом знал: здесь непорядок, который требует немедленного устранения.

Но организм то растет. Увеличивается в объеме, прибавляет информации и количество травм также растет. Человечек уже пинает мяч во дворе, висит на турнике, или отдан в спортивную школу. Получил первый раз клюшкой по ноге. Нужно успевать реагировать, адаптироваться, упреждать, составлять логистику развития ситуаций.

И опять мелочь – на потом. Количество временных заплат растет.

И вот уже немеет палец на руке, болит спина. Или нога.

Мозг так же устроен, что ему, как вычислительному центру, все по барабану. В нем нет нервных окончаний и болеть там нечему.

А программа также не испытывает болезненных ощущений.

Таким образом вся боль локализуется по маршруту нервного канала. На который давит временная заплатка. И чем мы становимся старше, тем больше этих заплаток и тем больше эти заплатки давят на нервы.

И главное тут в том, что первыми подвергаются постановке заплаток мелкие сосуды. Но они же и ближе всего расположены к периферии. Они ее снабжают энергией. И рано или поздно тот объем крови, а это несколько тонн в сутки, который программа прокачивает через весь организм, девать некуда.

Надо отключать не работающую в полном объеме периферию и замыкать циркуляцию на внутренние органы.

Происходит общее повышение кровеносного давления. И начинают отказывать ноги, руки.

На этом, пожалуй, для начала, все.

Что делать? К нашему счастью, организм ставит временные заплатки из такого материала, что их можно разрушить физическим воздействием. Иногда даже весьма неожиданным.

Допустим, есть уже достаточно крупная заплатка, на которую организм лепит и лепит дополнительный материал, и вдруг человек получает по ней удар со стороны.

И она рассыпается. И организм тут же растаскивает этот материал по своим нуждам.

Путь свободен. Мозг докладывает программе об этом и она тут же вносит коррективы в работу организму.

Боль уходит. Но это – экстренный случай. На него мы ориентироваться не будем.

Поэтому, берите себя в руки. И прямо немедленно, по прочтении этой информации изучайте свою периферию.

Ощупайте ноги, руки, найдите болючие места и шишечки, а Вы их обязательно найдете, и начинайте их растирать.

Иногда, да и почти всегда, это будет очень болезненно. Ну Вы же теперь знаете – почему. Человек не любит причинять себе, любимому, боль.

Отсюда всегда для него предпочтительней, чтобы эту боль причинял кто-то посторонний.

Еще лучше – за деньги. А в случае со спиной и необходимо воздействие со стороны.

Именно по этой причине, я научил делать эту процедуру своих близких: маму и сына. А им помогаю я.

Поверьте, что ушло множество проблем со здоровьем. А у сына перестали болеть почки.

Да они и не болели. Хотя потащили его по больницам и на признавали кучу очень специфически звучащих болячек. Этому поспособствовали подкованные в медицине родственнички второго эшелона.

Когда я это прекратил двумя сеансами, сами стали проситься на процедуры…

Ну вот, как смог, так и изложил.

Метод работает более тридцати лет и, поэтому, все кто захочет назвать меня шарлатаном, обозвать невеждой или втянуть в сложно звучащие дискуссии – идите лесом до опушки…

После этого опуса я найду время и силы снять ролик, но уже без этой, пояснительной части, а по существу.

Покажу, откуда, как начинать себя ремонтировать. И большая часть болячек, опухолей, неврозов и прочей бяки сделают Вам ручкой, поскольку – родом отсюда…

Благодарю всех за внимание.

Здоровья Вам и Вашим родным.

Показать полностью
80

Ай, цвай полицай

Собственно, история из далекого прошлого. Учился в нашем классе парнишка и был у него дядька. Борщев по фамилии. Это была станица и дядька жил ближе к ее окраине, на выгоне, с женщиной. Ничем вообще не выделялся. Мужик, как мужик. Была у него, с точки зрения станичников, странность. Раз в неделю он ходил в соседний город, через гору, километров за тридцать, с алюминиевой, двадцатилитровой канистрой за водой. Был там источник. Вот и вся странность. И как-то, набирая там воду, встретился взглядом с женщиной. Тоже пришедшей к источнику за водой. И они друг друга узнали. Мужик поспешил в станицу, а женщина в отдел милиции. Где и объявила, что видела у источника человека, служившего, во время оккупации немцами Кубани, полицейским. И якобы, с очень непростым прошлым. Времена были, когда и в отделе милиции телефон работал через раз. А тут еще и соседний, населенный пункт. Милиционеры подергали телефон, не дозвонились и решили съездить к соседям на мотоцикле «Урал» с коляской. Втроем. Такими делами, как розыск людей, сотрудничавших в годы оккупации с немцами, тогда занималось КГБ. Но милиционеры решили получить благодарность от руководства. А может и денежную премию. Надо отметить, что табельное оружие в те времена, при милиционерах было не всегда. Вот и не было его в этот раз. И пока милиционеры объезжали гору по дороге, Борщев, бросив канистру в лесу, добрался до дома. И к встрече подготовился. Хотя, видимо, все-таки надеялся, что женщина его не узнала, время все-таки прошло, он внешне изменился. Но ружье охотничье достал, патроны пулевые в патронташ положил и прилег в бурьян, на выгоне. И когда милиция подъехала к его хате, он двумя выстрелами двоих сразу и пристрелил. Одного, правда, тяжело ранил. Пока ружье перезаряжал, третий, петляя как заяц, убежал. Борщов раненого добил и сменил дислокацию. Понял, что уже все произошло. Сделал засаду. Третий милиционер добежал до местного участкового, сообщил о происшествии, и они дозвонились в районный отдел. Оттуда выслали на подмогу передвижную, милицейскую группу. В составе трех человек, на автомобиле «УАЗ», козел. Вооруженную пистолетами Макарова. В станице к ним присоединились и эти двое, участковый и оставшийся в живых третий из предыдущих. То, что на них сделана профессиональная засада, они не знали. И просто ехали. И Борщов первым выстрелом уложил водителя. А потом выскочившего первым из автомобиля милиционера. А затем хладнокровно перезаряжая свою двустволку убил остальных. Развернулся, дошел до дома и убил свою сожительницу. А потом застрелился сам. Вот и вся история. Ее замолчали. Ибо семь трупов служителей закона надо было как-то объяснять. Народ пошептался между собой. И помалу все забылось…

18

Спина

Дорогие Пикабушники. Я не остеопат, не мануальный терапевт, не хиромант. Я подошел к этому вопросу с точки зрения инженера, коим и являюсь. Разобрался в происходящем и применяю то, что получилось уже более 30 лет. Ролик я подготовлю. Но я не зарабатывал на этом, а просто помогал тем, у кого случались проблемы с организмом. Нельзя ткнуть автобусом, пальцем, уронить на часть чего-нибудь наковальню и выздороветь. Беда в том, что организм копит боль в течении срока своего существования. Так он устроен. И разобравшись в причине, я увидел, как можно победить следствие. Просто быстро сделать ролик не получится. Вам же хочется, чтобы информация была понятной и объясненной на уровне восприятия. За латинскими определениями, написанными неразборчивым почерком - не ко мне. Ждите, я нашел человека, который у меня был уже три раза, договариваюсь по поводу съемки. Но я работающий пенсионер. Как это не прискорбно. И не могу оставить работу и заняться всецело съемкой. Я сделаю все. Мне тоже это интересно.

24

Немного о женщинах кошачьей породы

Да простят меня женщины, ибо речь пойдет о кошках. Жили мы семьей на съемной квартире. Ну, я в статусе дедушки, внучка меня зовет диди, сын мой с женой и внучечка, трех лет от роду. Дом частный. Захотела невестка кошечку взять. Я их сам обожаю, кошачьих. Взяли англичанку. Очень умная и главное к ребенку терпеливая. Мы ее из дома не выпускаем, поскольку она теперь лицо нашей фирмы. А у соседки, пожилой такой уже женщины, этой живности навалом. И от нее нам к нашему табльдоту прибилась кошечка. С очень печальным выражением. глаз. Ушки, хвост купированы. Симпатичная, не гладкошерстная, но подзапущенная уличной жизнью. Мы ее подкармливали, но в дом не пускали. Мало, там паразиты. И стал нам дом маловат. И нашли другой и собрались в него перебраться. И решили мы эту кошку забрать. Спросили соседку. Она была не против. Но пояснила, что кошка старая, пятнадцатый год. И охолощенная. Ну и ладно. А она уже жирок нагуляла, шерстка стала блескучая. В общем уехали мы с двумя кошками. А время переезда уже поздняя осень. Особо снега еще не было, но на улице ни сараюшки, ни будочки. Куда кошку то? Тут дети собрались и уехали к сватам. Я эту кошку взял и помыл кошачьим шампунем и в дом запустил. И у них с нашей кошкой случился  конфликт интересов. Они повздорили и разбежались по углам. Благо, дом большой. Утром просыпаюсь, наша кошка сидит у порога, а той, второй, нигде нет. Я и звал, и весь дом обшарил. Пытаю свою кошку, куда она ту задевала, а она в несознанке. Сел, налил чай, позвонил детям. Говорю, единственный вариант, наша ту сожрала. Смех, смехом, но это же хищники. Значит, не поделили что-то. И тут. Слышу, пищит котенок. Откуда-то рядом. Прямо из под меня. А на кухне диван стоит. А я на нем сижу. Поднимаю сиденье, а там кошка и два котенка. Тут мне позвонили, почтальон подвез пакет. Я к двери, а наша кошка у меня между ног и на улицу. Я за ней, а тут почтальон. Пока я с ним разбирался, поворачиваюсь, нашу кошку соседский кот за шкирку взял и шпилит вовсю. Собственно, я и написал это все, что к женщинам с доверием опасно относиться. Обмануть могут. И как? Что-то мой пост про спину исчез. Пусть этот будет.

4375

Ремонт спины автобусом

Когда-то давно, когда у нас была другая страна, сорвал я на шабашке спину. А спина не хуже ногтя может жизни докинуть. А было это в Питере. Был там врач по спинам Суханов Александр Иванович. Надеюсь, что и сейчас он жив и здоров. И я к нему прорвался через очередь совершенно фантастическую. Больше тогда только к дедушке Ленину стояло народу. Не об этом речь. Девушка к Суханову ездила после автомобильной аварии. Симпатичная, но на ногах не стояла и ей помогал иногда добраться от остановки до клиники. А ездили мы с ней на автобусе ЛиАЗ. В народе его звали скотовозом. Он когда тарахтел на остановке, создавалось впечатление, что что-то в себе жует. Может и пассажира какого-то зазевавшегося. Так вот, эта девушка под гипнозом могла ходить. А выведут из гипноза - падает. И приехали мы с ней как-то тоже на автобусе, только на Икарусе с гармошкой. А уже зима была. И скользко. А на мне моднючие штиблеты фирмы Цебо. Не возможно идти. А тут еще и Вику тащить надо. Тут автобус трогаться начал. Я Вику пытаюсь удержать. Ну и самому не охота под автобусом оказаться. Чую, я ее не удерживаю. Вот она вываливается у меня из руки и начинает падать под Икарус. А там так вот поворот и водитель нас из зрения потерял. У меня ноги разъезжаются и Вика попадает под удар задней части автобуса и отлетает в сугроб. Питер же. Я пока поднялся, добежал к ней, а она сидит в сугробе и плачет сквозь смех. Я то сразу не понял, что она сама сидит. А потом руку мне протягивает, цепляется за меня и поднимается. Сама. Мы так с ней уже ножками потихоньку до клиники дошкандыбали. А там все врачи всё побросали. Я им рассказываю, а они не верят. У Вики защемление было после аварии. А автобус стукнул её ровно настолько, чтобы все оказалось на месте. Вот такая история.

-25

Пушкарев

Сотрудничал я с одним кренделем. Пушкарев его фамилия. Хороший парень, руль у меня в предприятии крутил. Как-то зимой снегу намело. Это бывает. Перемещаемся мы в пространстве и я вдруг вижу, что справа, помеха очевидна, едут три мента на мотоцикле «Урал». Нефиг стебаться, были времена, менты ездили даже и на велосипедах. А тут, ну его нафиг. То есть, Пушкарев прозевал момент помехи справа. И еблысь… Ну, то есть, мы этих трех ментов нафиг сшибаем. Они кувырком в сугроб, а мы просто охуевшие, стоим посреди дороги и нет ни одной мысли. И тут, вопреки соображений техники безопасности, из-за руля выпуливается наш водитель. И давай орать на ментов, что они тут хуету разводят. Ну, то есть, виноваты, по самое не хочу! Опускаю дальнейшее… Год 1996. На рынке, вещевом, ежели чего, вопль: Mokopoka! Я внял воплю, и вот он вот! Пушкарев, собственной персоной. Обнял меня, видимо я все-таки отторжение не всегда вызываю, Купи, грит что-нибудь, ибо мне будет приятно! И распахивает полы своей шинелки. А там, все, что не могло поместиться в обе руки и ноги во время боевых действий. Да меня, собственно, нет нет да и заносит, куда Макар с телятами не добирался. Но тут я и я прихренел. Ладно. Не будем возбуждать интереса соответствующих органов. Я ничего, из предлагаемого ассортимента, не купил. Ага… Да и ничего в этом, что касается убийства со стороны Государства, не понимаю. Идите Вы…

Форты Кронштадта!

Сейчас много пишут и показывают про форты Кронштадта. Интересно и познавательно, конечно. То чуму выводили, то топливо ракетное жгли. Один из этих фортов, еще до развала великого и непобедимого, я использовал под изготовления корзинок под клубнику. Лукошек, если чего. Набрал детей из школы, старшеклассников, ибо сезон был весенний. Все им предоставил, обучил премудростям. Профессии, если что. Там казематы, мама не горюй! Ну я бегаю, суечусь, в Гостиный Двор, что в Питере, лукошки пристраиваю. Дело идет потихоньку. Сезон лукошек подходит к концу. Является ко мне женщина, молодая, красивая, если интересно. И заявляет, что ее доча, которая у меня скобки в лукошки забивала, вовсю беременна. Не, ну а кто запретит? Но дальше – больше. Все девочки, что у меня работали, сказались беременными. И мне одна моя знакомая училка так и говорила. Что страшно их к доске вызывать, ибо могут родить, не отходя от классного журнала. Таки, кто из этих девочек читает этот опус, всем доброго здоровья! Хрен такое про форты Вы где прочтете…

6

А Вам слабо?

Человеческий характер - еще та тема.

Поздней весной, когда еще совсем немного и наступит скоротечное, северо-западное лето, бегал я по шлюпочной палубе парохода. День был субботний, на судне вовсю шла большая приборка и я проверял качество ее исполнения.

Подергал укрытия спасательных шлюпок, осмотрел гидростаты, повернулся в сторону бака и замер от увиденного.

По носовой мачте, держа что-то в зубах, двигалось к клотику военно-морское тело. Надо отметить, что высота мачты, от палубы, была в районе 23 метров. А за все события на верхней палубе, особенно с отрицательным знаком, отвечала боцманская команда. Ну и я, получается, как старший боцман.

Судя по гоготу, доносящемуся с бака, кого-то очень забавляла эта ситуация. И я помчался вниз, разбираться в происходящем.

Вокруг мачты, задрав раззявленные рты к верху, столпились молодые матросы из недавно пришедшего пополнения. Обнаружив мое приближение, они тут же притихли, одернули фланки и вытянулись по стойке смирно.

Так, - Начал я издалека. Что тут происходит? А сам поглядываю на бойца, который тоже меня заметил и спускаться вниз не спешит.

Выясняется. Молодого бойца они, молодежь, называли Харчонком. И взяли его на «слабо». Мол, не слабо тебе залезть на мачту, держа в зубах кандейку с краской?

А не слабо!

Молодежи я сделал словесный втык и направил к старшине службы (это были электрики), доложить о моем замечании.

Затем поманил пальцем верхолаза, наблюдавшего за мной с высоты семиэтажного здания. Он оказался худым и длинным человеком, с носом висюлькой и грустными глазами.

К тому же, почти моим земляком. Из Ростова – папы.

Его фамилия была Харченко. Звали Юра.

Юра - Сказал я ему задушевно. - Ну вот какого ты на эту хрень ведешься?

И отпустил его восвояси. И забыл про него, как про паньковы штаны.

Ибо подошла неизбежная демобилизация. И закрутила меня гражданская жизнь.

Сперва я строил коммунизм в отдельно взятой стране, потом зарабатывал деньги и, лет через пять, вернулся в свою экспедицию, гражданским лицом на белый пароход, польского проекта.

В боцманскую команду.

И будучи в городе, встретил своего сослуживца, который уговорил меня перейти на строительство дамбы. Организация, что ведала строительством, располагала своим небольшим, но флотом. Которым командовал настоящий адмирал. В отставке.

И на этом флоте в дефиците были боцмана. А это означало, что можно было получить свою, единоличную, квартиру.

И я согласие дал. И определился на самоходный, плавучий кран «Таран». Боцманом.

И вот, мой первый день работы на новом месте. Новые люди, все незнакомо. Как бы я боцман. Но матросов, так чтобы отдельно, штатным расписанием не предусмотрено. А есть матрос-моторист. Или матрос-электрик. А заведование, хотя и небольшое, но хлопотное.

Но не об этом речь.

Выхожу я в первый раз на палубу, а надо сказать, что уже стоит поздняя осень и ощутимо холодно, и обнаруживаю весь экипаж, включая капитана крана, занимающихся общесудовыми работами.

Кто-то тягает стропа, кто-то обивает клеваками ржавчину.

И среди этих товарищей я замечаю Юру.

Ибо спутать его характерную фигуру я и сейчас, с кем-то, вряд ли сумею. Он оказался матросом-электриком. Стоит, одетый в фуфайку, кирзовые сапоги, на голове шапка-ушанка. Не успел я сделать к нему шаг, чтобы поздороваться, как матрос-моторист Росляков крикнул:

- Юра. А не слабо тебе прыгнуть за борт, вот как есть?

Юра молча кладет на палубу то, что держит в руках, разгоняется и вниз головой погружается в мутные воды залива.

Вытаскивали мы его посредством пожарного багра. Затащил я Юру в шхиперскую, дал из одежды сухой, что нашел и спросил:

- Юра. Вот какого ты на эту хрень ведешься? Ты же уже не мальчишка по первому году службы.

Юра стоял, повесив свой нос висюлькой и молчал. Думаю, что горбатого…

А что, Юра? Не слабо тебе мне в комментариях ответить? Буду рад…

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!