aDani.love

aDani.love

Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которая ему не нужна. Человеку нужен человек.
пикабушник
поставил 4 плюса и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
17К рейтинг 139 подписчиков 118 комментариев 46 постов 31 в горячем
5

Кошмар и счастье

А вот это было по-настоящему страшно. Резкой двойкой - правый в корпус (печень ойкнула), чугунный левый хук в челюсть - он вырубил меня. Боксёрскими намотками прикрутил руки распятием к батарее. Я очнулся, он стоял на расстоянии руки в тёртом резиновом фартуке, толстых перчатках с жестяной банкой и кистью в руках. Челюсть больно занемела, налилась свинцом, рот до краев в слюне и крови. Я сплюнул. Он улыбнулся. Мне показалось беззлобно, даже по-доброму. Надежда затеплилась. Пот тёк по его лбу, вискам, сухим морщинам рта, жилистой шее.

- Тебе лучше - нейтрально сказал он меж вопросом и утверждением.

Я поворочал языком, зубы на месте.

- У тебя интересное лицо - он принял позу оценивающего художника и покивал сам себе. Медленно с раздумчивыми паузами добавил - где же я тебя видел...

- Что дальше? - бесцветно спросил я, силясь вспомнить, что тут вообще произошло. Голова гудела, выкручивало виски, тяжело схлопывались веки.

- Интересное лицо...да-а - протянул он, приподнял кисть с бесцветной желеобразной жижей над банкой и плюхнул обратно. - Это заливное мы зовём "сопрано". Самые густые мужские басы с этим студнем великолепно выпевают партии сопрано. И ты споёшь. Давай так, - он говорил медленно, с растяжкой - я не-ежно мажу тебе лицо, а ты начнёшь с арии «Casta diva». Норма Беллини. Какая вещь!

Он томно прикрыл глаза и носом довольно точно проныл кусок из оперы.

- Сопрано! - манерно выдохнул он.- Чудо-крем, он ласково растворяет эпидермис, волокна мяса. Нет-нет! Не трогая сосудов, нервных окончаний. Медленно слезает старая кожа, уходит лишнее прошлое. Мы видим всю твою анатомию. А ты... - он вдохновенно подвесил паузу и элегантно филигранно запел: Casta Diva che inargenti queste sacre antiche piante...

Он подступил вплотную ко мне жадно шаря глазами по лицу и, продолжая петь, стал укрывать липкой жижей лоб. Я мотал головой пытаясь стряхнуть его, но лишь больше вводил в раж. Он макал и мазал, макал и мазал...

Всё стихло, свет погас. Я открыл глаза, наш Тяпа стоял на подушке и бешено нализывал лицо. Меня всё ещё колотило от кошмара сна, я блаженно застыл, боясь дышать, спугнуть пробуждение.

Какое счастье так проснуться, ребята!

Кошмар и счастье Истории из жизни, Собаки и люди, Ночной кошмар, Юмор, Смешные истории
13

Шишечки-иголочки

Не мог себе вообразить, что когда-нибудь стану есть шишки, еловые и сосновые ветки с иголками. Люди добрые прислали посылку с юга, а это вкусно и ооочень полезно. Спасибо, Галина Яровая!

Пару дней мы всем семейством наперегонки трескаем это диво, всем рассказываем взахлёб. Не подозревая вот о чём. На участке детсада, куда ходит Гриша растёт ёлочка, а под ней, как Вы сами понимаете, шишечки. Прихожу вчера вечером за ним, а воспитательница странно так мне улыбается. Взяла под локоток и в сторонку.

- Ваш мальчик - ба-альшой оригинал! Тайно науськивает детей грызть шишки, жевать иголки с нашей ели. Говорит, от всех болезней. И какой изобретательный! Принёс из дома засахаренные образцы и сахар в кармане. Девочки под его началом артель развернули, обдирают ель, сластят, кормят детей.

Главное, рассказывает это мне, а сама смеётся. Я говорю, а что смешного-то, я в шоке, дети-то целы?

Целы-целы - еле держится она, - ко мне Ксюша подходит с кривым лицом, сплёвывает, и говорит: тьфу, они горькие всё равно! Тут и открылось. Я, главное, Гришу спрашиваю потом, ты сам-то ел? А он: я дома наелся, много пользы - вред!

Шишечки-иголочки Смех, Юмор, Реальная история из жизни, Семья, Дети
108

Полотенце

Нелепая какая-то история. Фиг бы признался , если б не это шедевральное фото Игнатовича. Навеяло. Лет пятнадцать назад бес дёрнул нас с женой затеять дома вечеринку. Вот правильно ж говорят: не умеешь, лучше и не начинать. Нашпиговали буженины шмат, сыров небанальных припасли, фрукты, торт, винище. Всё как полагается. Я обычно стараюсь слиться с таких мероприятий, но тут формальный повод мой ДР, не отмазаться. Гости собрались, я оправдано задерживаюсь (сдача номера в печать), мчу домой через магазины. Жена мурлычит в трубку: "чёрного свеженького две буханки и маслины не забудь, лук-укропчик приличные - тож бери. Мы заждались, уже три раза за здоровье чокнулись, икается тебе хоть?"

Надо сказать, у жены по телефону есть одна невольная особенность. Первой её заметила редакционный секретарь еженедельника "Будни" Люба Егорова.

- Когда звонит твоя жена - призналась она как-то - я невольно млею. Это какой-то секс по телефону просто!

С тех пор и я стал это замечать. Грудной медовый тембр с игривыми модуляциями, мелодичными филигранными гласными, деликатесом безупречных согласных, многозначительные волнующие паузы завораживают даже диспетчеров такси.

У кого есть номер, можете убедиться.

Так вот, несусь домой с сумками в зубах весь в мыле. Влетаю в дом с репликой: не жду пощады, отныне ваш... А тут уже душевный полумрак, лёгкий коктейль гостевого парфюма, идеальные сорочки и шикарные декольте, светский бубнёж, Стинг ненавязчивым фоном. Атомосфэра. Вера уже заготовила вешалку с непогрешимыми брюками и рубашкой: "Давай мухой в душ и к нам скорее, истомились все. Полотенце оставила на кухне".

Бегу на кухню. И тут звонит телефон. Вы замечали, если какая-то неприятность, он звонит особенно мерзко и тревожно? Высвечивается номер редакции.

- У вас там уже, наверное, мазурку дают? - издевательски говорит верстальщик.

- Давай без убогих преамбул - мрачнею я. - Коротко и ясно.

- Всё путём, номер отправил, но чёрт меня дёрнул глянуть передовицу, там в подзаге мы замглаву Сергея Бразера - Браузером зовём...

Тяжёлая пауза.

- Оставляем, а? Слово-то нормативное модное, не маузер же.

- Ага, очень смешно. Я сейчас типографию тормозну, правь, крути, отправляй заново!

Звоню, клянчу, "по гроб жизни, Мариночка...", улаживаю и несусь в душ.

Страшно довольный собой резво намыливаюсь, звучно распевая остапбендеровское: белеет мой парус такой одинокий... И тут понимаю, что полотенце, брюки и телефон забыл на кухне. Орать жену из ванной - моветон анекдотичный. Смех и грех. Отваживаюсь пока все в гостиной нырнуть голышом на кухню и мигом вернуться с трофеем. Просовываю голову в дверь, вслушиваюсь. Ровный гул вечеринки. План идеальный. Парой сумасшедших гепардовских прыжков достигаю центра кухни жадно следя добычу, и тут, как в мультике, мыльные пятки зачем-то взмывают под потолок, и я с высоты полуметра, спасительно уцепившись за поднос с хрусталём с жутким грохотом и звоном опадаю на пол. Острая боль в голеностопе и плече. Квартира стихает, Стинг умолк, не могу пошевелиться, лежу голый в центре столовой среди художественной разрухи посуды. Слышу близящийся топот заинтригованной толпы гостей и начинаю истерично хохотать.

Занавес.

Фото: Борис Игнатович, «Душ» (1935 год).

Полотенце Юмор, Реальная история из жизни, Оч смешная шутка, Авторский рассказ, Рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
274

Милая эпоха кризиса

2009-й. Впятером впритык в съёмной двухкомнатной. Двое погодок, старший в расцвете бурлящего пубертата. Кризис буйным цветом на дворе. Приятель предлагает торговать цистернами красной ртути, я чуть было не ведусь. Снизу мятежная пенсионерка долбит молотком по батарее, если мы роняем погремушку на пол, зовёт ювеналов - "дети орут страшно, их бьют, насилуют, особенно этот в очках", и к нам ещё долго заходят с кучей бессмысленных протоколов сочувствующие нам инспекторы. С очень симпатичными коленками, между прочим. Слева за стеной армяне - средних лет дочь и древняя подвижная мама с неправдоподобной монобровью, в вечной широкополой шляпе. Тишайшие интеллигентнейшие фарфоровой обходительности люди. По ночам за стеной диалоги: царапающий визг дочери и монструозный хрип мамы, сочные армянские ругательства, мебель всмятку, посуда вдребезги. После первой такой ночи готовлюсь наутро пойти свидетелем по мокрому делу соседей. Но днём встречаю их обеих улыбчивых целёхоньких в подъезде, они деликатнейше молят посмотреть их замок в ванной. В квартире бесследный порядок и чистота. Потом я ещё не раз приду что-то чинить после таких ночей. А внизу жил один тихий городской сумасшедший. Говорили, был приличный художник, интеллектуал, тяготеющий к авангардизму, бунтующий против формализма и советской конъюнктуры, его съели и сгноили в психушке весомые завистливые товарищи по цеху. Он мог часами стоять в любую погоду посреди улицы, всматриваясь, будто заучивая наизусть лица прохожих.

Варе три года, мы вышли на прогулку. Фима безмятежно дрыхнет в коляске, мы с дочерью (она в белом, разумеется) ковыряем грязь осенней стылой лужи. Мимо проходит рыжая молодая женщина, ведёт за руку веснушчатых дочек-близнецов. Под копирку, без отличий. У Вари отвисает челюсть, она переводит взгляд с одной на другую, долго насуплено молчит вперившись им в уходящие спины. Потом поворачивается ко мне и возмущённо спрашивает: а где моя...такая?!!

***

Фото: полтора года Фиме, три - Варе, я на десять лет моложе, на тридцать кг тяжелее. Хорошее время.

Милая эпоха кризиса Реальная история из жизни, Родители и дети, Многодетная семья, Семья, Юмор
113

Древо дворовой жизни

Началось с того, что Фима вынес во двор спортивный лук со стрелами липучками, подаренный ему на недавний ДР. Вообще, если бы не родительская таможня, он бы давно вынес во двор всю квартиру. Признаться, это у него наследственное. Я тоже, приходя на новое место работы начинаю обживать его домашними предметами быта. И дело может касаться не только бабушкиного пледа, серебряного ситечка и стула из гарнитура генеральши. Иногда из фанатичного желания создать на работе домашнюю атмосферу, я могу со вкусом меблировать скучноватый офис. Нельзя сказать, что жена относится к этому с пониманием. Так вот, Фима вынес лук. Правда, до этого он бодро вынес из нашего подвала доски от пяти разобранных мной шкафов, которые я собирался осваивать на пенсии. Из самых буйных дворовых пацанов он наскоро сколотил строй бригаду, они шесть дней с утра до ночи коцали на весь двор молотками (впервые порадовался, что наши окна выходят не во двор). Я был буднично приглашён на перерезание ленточки и с удивлением обнаружил дерзкого дизайна хижину в три этажа с верандой, мезонином и пентхаусом. Начальник нашего ТСЖ, неожиданно интересная женщина, встретив меня строго сказала, что ожидает повышенный интерес к этому объекту недвижимости со сторону городских клошаров. И что бесстыжие юные зодчие на её требования немедленно снести его, уточняли - а в какие сроки можно провести сюда электричество, водопровод, интернет. Кроме прочего, Фима наладил аренду игрового инвентаря, вытащив во двор бадминтон, мячи, мелки, скакалки, настольные игры, мамин хулахуп, мои старые гантели и дырявые боксерские перчатки. Судя по его вечно сытому и довольному лицу, бизнес продвигается бойко. В один прекрасный момент принцесса двора акробатка Кэт смачно запинывает мяч на древний могучий тополь. Рыцарь Фима многообещающе достаёт лук и пять стрел будь-нате в течение минуты теряются в ветвях. Скоро туда же уходят бадминтонные ракетки, мяч и хулахуп. Каждый новый жертвенный предмет сопровождается усиливающимся раскатом хохота и пребывающей поглазеть публикой. Кэт решает спасти ситуацию, и двое её фирменных босоножек остаются в кроне дерева. Тогда Фима ставит к дереву крепыша Мишу, ему на плечи залезает Давид. Фима карабкается по ним, одна ветка, другая, третья, и он совсем пропадает из виду в густой листве.

Сверху слышатся междометия, треск сучьев, на землю падает пенопластовый самолётик. Судя по всему, прошлогодний.

- Фима, тряси дерево! - начальственно орёт трёхлетний Гриша.- Тряси, тебе говорят, дерево сильнее!

- Да трясу я, дураки! - обиженно воет Фима, - хренте-с два!

На этих словах к дереву подходит, заинтересованная несанкционированным митингом начальник тсж.

Сверху доносится: Не кидайте только ничего, идиоты, меня собьёте! Я не спущусь отсюда, зовите папу!

- Я случайно запнула на дерево мячик - начинает взрослым маминым тоном объяснять Кэт, - Он застрял, мы пытались сбить. Ракетки кидали, обруч, обувь, всё там. И теперь вот Фима...

- Тот самый Фима? - потирая руки уточняет начальник - прораб шалаша?

- Зовите папу! - кричит Фима.

- Может тебе там обжиться?! - шутит директриса, набирая номер на телефоне. - Недостающие вещи мы тебе закинем... Алё, Вить, вынеси большую лестницу во двор, тут с дерева кой-кого снять нужно.

Приходит мрачный с лицом древнегреческого философа Витя с раздвижной лестницей. Катя цепко берёт его за локоть, пристально смотрит в глаза и по-киношному мистически говорит, округляя глаза: Оттуда... ещё никто... не возвращался!

Через пару минут под аплодисменты и громкие восторги Витя спускает по лестнице Фиму и лезет снова.

Мне позвонили, я стою под деревом и наблюдаю, как Витя скидывает вещи с дерева. Прям как в мультике про крокодила, у которого заболели зубки. Я вспоминаю, как детстве снимал с дерева толстого кота Митьку. Пацаны держали на ладан дышащую лестницу, а я пытался отодрать кота от дерева. Он надсадно орал, срастаясь когтями с деревом. Со мной ему было жутче, чем голодать тут вторые сутки. В финале я с расцарапанным носом принес запелёнутого в смирительное пальто охрипше орущего кота и был, как сейчас помню, вознаграждён коробкой небывалых немецких конфет.

- Ваш Фима обещал нам за спасение убрать третий этаж шалаша, там же опасно - обрывает моё воспоминание улыбчивая директриса и кокетливо поправляет локон.

- Это пентхаус - обиженно еле слышно гундит Фима. - Главный элемент против осады!

Передо мной на землю с дерева падает хулахуп жены и я ловлю себя на мысли, что уже давно, как заевшая пластинка гоняю в голове Чуковского:

"Мама по саду пойдёт,

Мама с дерева сорвёт

Туфельки, сапожки.

Новые калошки.

Папа по саду пойдёт,

Папа с дерева сорвёт

Маше - гамаши,

Зинке - ботинки,

Нинке - чулки,

А для Мурочки такие

Крохотные голубые

Вязаные башмачки

С помпончиками!"

Фото: Антанас Суткус

Древо дворовой жизни Юмор, Реальная история из жизни, Семья, Дети, Родители и дети, Лонгриды, Оч смешная шутка, Длиннопост
Показать полностью 1
63

Как моя бабушка пролила кровь Вольфа Мессинга

Разбирали домашний хлам и нашли эту брошь. А я ведь помню её. Бабушке Елизавете она досталась от её мачехи, строгой учительницы начальных классов бескомпромиссно иудейских кровей. Если посмотреть на свет, говорила бабушка, видно ножку жучью. Мне не нравилось слово "жучью", потому что в соседнем подъезде жил милейший пегий сеттер с грустными глазами по имени Жуча. А вот просвечивать янтарь я обожал. Там и правда была образцовая нога жука. Сам янтарь был, как маленькое солнце, тёплый и матово гладкий. Его можно было носить в ладошке и греть руку. Я долго хранил его в какой-то своей детской норе. А потом бабушка рассказала историю с ним связанную.

Во время войны она училась в мединституте и работала в госпитале, устроенным в ее 32-й школе-птице. Это её фото (она справа) рядом со школой ближе всего к той истории. Однажды в Иваново приехал с концертом психологических опытов великий Вольф Мессинг. Слава о нём гремела на весь Союз: всемогущий ведун, человек-рентген, личный советник Сталина... Моя Елизавета с закадычной подруженцией, разумеется, не могли пропустить. К тому же, они обе мечтали учиться на психиатрии, все эти феномены были им дико интересны. Они знали, что Вольф Григорьевич в череде своих опытов показывал следующее. Он просил людей из зала спрятать какие-то мелкие вещи, сам на это время выходил, а потом возвращался и безошибочно называл места с точностью до миллиметра. Наши подружки задумали провести великого телепата или провести опыт над ним. У них были похожие янтарные броши, по сути это просто шлифованный кусочек янтарь с впаянной булавкой. Идея была такая: та, которая вызовется прятать незаметно отдаст свой янтарь подруге, та открыто наденет его на кофточку, обменяв на свой янтарь, который вызвавшаяся подруга спрячет в голенище сапога. Они хотели запутать мысли и предметы.

Началось выступление. Мессинг читал мысли, гипнотизировал людей, заставлял их махать руками, плакать, смеяться. Дошла очередь до опытов с вещами. Девушки сделали всё по плану. Мессинг вошёл в зал и сразу стал хихикать и хитро поглядывать на них. Сначала он нашёл все предметы других зрителей и наконец добрался до янтарной броши. Он близко подошёл к бабушкиной подруге и сказал, что брошь в левом сапоге. Так? - спросил он пронзительно глядя ей в глаза. - Да, почему-то не по-сценарию ответила подруга. Зал радостно захлопал, Мессинг не спеша пошёл к сцене. И тут моя бабушка крикнула - Нет!! Зал притих, Мессинг остановился не оборачиваясь. И вдруг стал смеяться, плечи его тряслись, он повернулся, решительно направился к моей Лизе и протянул руку к броши. - Тут спрятано! Шутницы какие! - хохотал Мессинг и быстро отстегнул брошь. И тут он ойкнул, отдернул руку, замер и облизнул подушечку большого пальца.

- Ооо...Вы пролили кровь Вольфа Мессинга - таинственно и плавно пропел он. У Лизы захолодело внутри. - Теперь это волшебный камень. Вы стали учиться на врача. Прекрасно. Отныне у вас будет только "отлично". Но не забывайте носить его с собой.

И моя бабушка носила его всю учебу под халатом и закончила институт с красным дипломом. Правда, учила я всё сама - призналась она. - Он же не сказал мне, что можно не учить)

***

Фото Вольфа Мессинга сделал наш легендарный ивановский фотограф Николай Иванович Невский во время визита магистра.

Фото броши.

Фото моей бабушки в юности, она справа.

Как моя бабушка пролила кровь Вольфа Мессинга Реальная история из жизни, Магия, Вольф Мессинг, Интересное, Гипноз, Длиннопост
Как моя бабушка пролила кровь Вольфа Мессинга Реальная история из жизни, Магия, Вольф Мессинг, Интересное, Гипноз, Длиннопост
Как моя бабушка пролила кровь Вольфа Мессинга Реальная история из жизни, Магия, Вольф Мессинг, Интересное, Гипноз, Длиннопост
Показать полностью 3
34

Надо только всмотреться

Вчера разбередили свадебную тему дома, стали припоминать байки, ворошить альбомы. Нашёл фотографию своих родителей. Юрий и Татьяна. Тоже скороспелая свадьба, сватовство родителей: деды сослуживцы, кореша, оба замкомдивы, вот и решили породниться... Папка мой - молодой доктор, сногсшибательный шарм, гусар, краснобай, интеллектуал, мот, ба-альшой артист. Маме девятнадцать, халтурит чертежницей в БТИ, поступает на зубоврачебный. Она наивная, ищущая приключений, инфантильная, смешливая, бескожно открытая миру. Вглядываюсь в их лица, пытаюсь что-то прочитать. И вижу. Как они говорили за завтраком, сплетаясь взглядами. Как озорничая покупали ей платье и босоножки, он внезапно подсматривал за занавесь примерочной и строил тут же куры зардевшейся продавщице. Как внезапно отвёз её в белые ночи Ленинграда, просто погулять и утром - на обратный поезд. Как она заглядывала в его прячущиеся глаза, изо всех сил старалась верить завиральным историям про задержавшееся на двое-трое суток дежурство на скорой. Как он спас её от хмельной компании гопоты, со сломанной рукой, разбитым лицом, поломал главарей, и они долго, спасаясь бежали разными закоулками, а потом истово любили друг друга прямо в ночном сквере. Как она уютно ложилась рядом на диван, голову на колени, а он читал ей Платонова вслух.

Вижу, как он перед работой сладко целовал её в губы, придерживая за талию, как постепенно день за днём этот поцелуй перекочевал к щеке, а потом и вовсе растаял небрежным причмоком над ухом. Вижу, их очередную с привычными ядовитыми словами ссору и разбитый ей в сердцах свадебный китайский сервиз. И в этом замесе отношений, где людям нестерпимо тесно, не раздышаться и хочется скорее сойти, зачем-то рождаюсь я, в сущности ненужный ни ей, ни ему. Ребёнок ничего не изменил, они грубовато развелись, стараясь потом ластиком всю жизнь стирать этот этап. Как часто раньше задавал себе этот вопрос, зачем, ну зачем эти встретившиеся на беду люди оставили меня в живых. И в ушах застряли многократно повторённые мамой слова отца: "я-то себе новую жизнь сделаю, а вот куда ты с щенком денешься". Да, может и не говорил он ничего такого, но так проще было ей его вычеркнуть. Две нелепых несчастливых жизни, стукнувшись породили новую жизнь. Я был зол и обижен. А теперь смотрю на всех своих детей и понимаю - зачем это всё.

Спасибо, мама и отец. Простите меня.

Надо только всмотреться Реальная история из жизни, Развод, Свадьба, Судьба, Родители, Отношения, Брак
3732

Мой свадебный позор

Итак, 93-й год. Студёный ноябрь. Страна ещё не оправилась после путча и расстрела Белого дома. Пустые полки магазинов, задержки зарплат по полгода. А нам с Верой приспичило жениться. В девятнадцать, страшно сказать, лет. Пока все наши приятели без резких движений примеривались друг к другу, вальсируя накручивали романы, воздушно меняли пассии, мы втюрились до мяса и костей. Два нецелованных студента рухнули в любовный омут без тормозов и обратных билетов. Разглядывая отсюда ту безумную одержимость, мне в общем-то близки обмороки нашей родни от этих штормов. Роман начался в мае, в июне - заявление в ЗАГС. Первая свадьба среди нашего круга. Доброжелатели делают ставки долгожительства брака: месяца четыре, ну полгода максимум... Крутили у виска. А мы упрямо готовились к свадьбе. Я пошил в ателье костюм из немецкого шерстяного отреза (чуть не дедушкин военный трофей) с модным двубортным пиджаком. Сдуру пошутил, что если она наденет классическое свадебное, то в силу своей дюймовочности рискует затеряться в тюлевых зарослях и газе фаты. В итоге была хитрой кружевной выделки неожиданно высокая юбка и ручной невестиной работы жакет с издевательскими 33 пуговичками, которые по её задумке я должен был терпеливо расстегивать в первую брачную ночь (про это отдельная история). Но ещё я хочу шляпку с вуалеткой, капризничала Вера. Близкую по смыслу насилу отыскали в центральном универмаге. Продавщица с радикальными стрелками глаз обиженно поджав малиновые с блёстками губы враждебно держала зеркало. - А вы жених что ли? - она томно отсканировала мои ботики фабрики Скороход. - Видеть невесту в свадебном до церемонии - примета гадкая, жизни не будет...

И вот день свадьбы. Вроде, всё готово: зал, стол, машины, гости. Я в каком-то коматозе, не могу понять, какой носок левый, до регистрации - час. И тут приятель, он же свидетель по нашему делу Генка Ермак мимоходом так спрашивает: слушай, а где стоит букет-то свадебный?

О-ппа! По мне вдарил электрический разряд.

Аа, ну и всё тогда, говорю, надо срочно отменять, никакой свадьбы не будет, а французский коньяк мы с тобой и сами с горя выпьем и икру пожрём.

Уймись, псих, улыбается приятель, на Станционной частники шикарные букеты впаривают, добавь денег, ща всё будет. Минут через пятнадцать вертается с тяжкой одышкой и свертком в газете. Ты только не пугайся, говорит и как фокусник снимает колпак. А там... Как бы вам это объяснить. Вот, когда вам говорят "увядший букет", вы же всё равно что-то эстетичное представите. Ну огорчённо поникшие бутоны, ну хруст сухих листьев. Нет, друзья, это был леденящий кровь букет из ведьминого, мать его, подземелья, чем-то напоминавший легкие курильщика из кунсткамеры.

Я красноречиво посмотрел на приятеля. А что ты хочешь, защищался он, это лучшие розы из всех, зима на дворе, а Вера тебя любого любит, всё простит.

Времени в обрез, мы рванули забирать невесту. В подъезде на всех этажах нам ещё устроили нелепые конкурсы: я вставал в таз, дул в трубку, опрокидывал бесконечные стопки. На заветном этаже отрезвляюще стояла Верина свидетельница Валя Лурье. Она грубовато поправила мне галстук, и совсем не скрывая изумления посмотрела на букет. Съешь немедленно этот позор, говорит она, а то я тебя как сейчас всего посцелую, а у меня помада не смывается.

Зима, Валь, на носу... - бубню я, - это лучшее из...

Ладно, я тебе потом всё скажу, милый, угрожающе сладко улыбается она, иди к невесте поживее.

Держу перед собой цветочного калеку, зажмуриваю глаза и вхожу. Там народ, суета и будто в солнечном луче стоит ошеломляюще красивая Вера. Вся в белом. Глаза на мокром месте, полный нежности взгляд - ты, все-таки, пришёл, смеется она.

Пришлось, подыгрываю я, кивая головой в сторону неуместно широко улыбающейся свидетельницы. Это тебе, и я гордо протягиваю это букетное чмо. И, заметьте, ни один мускул не дрогнул на лице Веры. Это прекрасно, я люблю тебя, сказала она нежнее нежного, а кто из свободных сейчас найдет большой кусок серебристой пленки, станет, уверяю, героем всех времён.

И тут же нашли. Вера в мгновение мастерски облачила разлагающийся цветочный труп в обёрточную слюду. Получилось мило. В принципе, там мог быть и разводной ключ, подумал тогда я. Фотофакт вы видите. И это теперь не вымарать из нашей общей биографии. Лишь лет через пять Вера однажды спросила: почему ты подарил мне тогда такой кхе..оригинальный букет?

А ведь я знал, что ты оценишь, я сделал серьезное,особо правдивое лицо, - тот шаблонный роскошный букет из 77 кипенно белых роз так и остался дома и я взял этот замерзший обрубок у несчастной согбенной старухи не углу...

Вера пронзительно глядит мне в лицо своими голубо-серыми озёрами, влажно улыбается, и мне больше не хочется врать.

- Зима ж была на носу, заученно твержу я, - это были лучшие из всех, да и забыл я, в последний момент всё...

- А вот это совсем похоже на правду, шепчет она и накрывает мне рот глубоким поцелуем.

- Тот букет не похож же на символ нашей жизни, а? - мне удается глотнуть воздуха.

- Это мы ещё посмотрим - вновь прерывает меня поцелуем Вера.

Мой свадебный позор Реальная история из жизни, Свадьба, Юмор, Любовь, Семья, Скандал, Длиннопост, Текст
Показать полностью 1
169

Гоп-стоп в Иванове

Это Станционная в 90-х годах в Иванове.

Центр города, свалка на огромном пустыре прямо рядом с микро-рынком. Сейчас здесь стоит гипермаркет "Лента". Рынок окружала застройка частного сектора, большей частью брошенные дома, которые обживали маргиналы, нищие, бомжи. Пару-тройку домов покрепче облюбовал цыганский табор. Помню, на рынке все время сновали чумазые босоногие и оборванные цыганята, цепляли за ноги взрослых, просили копеечку.

Здесь я впервые узнал, что такое гоп-стоп. Лето. Мы со школьным приятелем Димой Смаглием шли мимо рынка. Вонь стояла от свалки жуткая, но все уже привыкли. Подошёл улыбчивый парень: "Земели, помогите мне, а! Идите скорее сюда!"

Подманил нас в закуток забора. Подошли человек пять взрослых мужчин. Одеты просто, но опрятно. Окружили. Улыбаются. Разглядывают нас. Холодок стал гулять по позвоночнику. Но уж больно мило они улыбались...

- Сколько есть? - шагнул ближе к нам самый улыбчивый с прокопчёно-загорелым лицом. А зубы белые, глаза голубые.

- Чего... есть? - спрашиваю.

- Денюжек, рОдный! - еще больше осклабился он и придвинулся ещё ближе.

Какие красивые голубые глаза, подумал я.

- У нас нет. Ничего нет - сказал мой приятель.

- И хо-ро-шо, рыба моя-яя... - загорелый уже весь, как чеширский кот, превратился в улыбку. Что-то щёлкнуло и я увидел у него в руках нож с небольшим коренастым лезвием. Он обнял моего приятеля за плечо одной крабистой рукой, а другую с ножом приставил к его боку, ближе к спине. - В обчем такая песня у нас вырисовывается, чудушки мои - пел он, протянув улыбку до ушей.

- Сейчас ты, красивый... - он наигранно-влюблённо мотнул головой в мою сторону - сгоняешь домой и принесешь нам немного денег. Только, слышишь - он наклонился к моему лицу, - Очень быстро. А мы пока с другом твоим тут обождём. Давай, малой!

Я был в шоке, честно говоря. Вокруг ходили мрачные, ни на что не обращающие внимания люди с сумками, сновали и заглядывали в наш круг цыганские оборвыши. Стал судорожно вспоминать, где и сколько денег лежит дома. Вспомнил, сделал шаг, другой. Друг мой стоял опустив глаза в землю.

- Мне далеко идти очень - бодро соврал я треснутым голосом. - У меня часы есть дедовы командирские, вот, берите, а мы пойдем.

- Во.. чо. - прикопчёный поднял мою руку и повертел, глядя на часы. - Давай, чо уж.

Мы вышли из круга и на ватных ногах медленно стали уходить.

- Э! Слышь! Не жалься там никому уж, не сообщай. Найду ведь. - все с той же фирменной улыбкой крикнул он.

Мы были так рады свободе. Такой день солнечный стоял. Мы были счастливы. Только вечером меня настигло уже дома. Накатила ярость, стыд, надо было их палками, надо было позвать знакомых... Дедовы часы... Слезы сами катились.

Да, давно дело было. А сейчас бы тоже отдал часы)

Автор фото неизвестен.

Гоп-стоп в Иванове Реальная история из жизни, Криминал, 90-е, Иваново
82

Авантюрист века

Как отпрыск провинциальных русских фабрикантов женился на принцессе Виктории Прусской и прокутил все её миллионы



Самые невероятные приключения и перипетии выпали на долю младшего сына ивановских фабрикантов Зубковых – Александра Анатольевича. Он родился 25 сентября 1901 года. Саша бросил медицинский факультет после первого же посещения анатомички, жил на деньги семьи (это уже было при советской власти), пристрастился к кокаину, а в 1925 году мама-шведка помогла ему эмигрировать из СССР в Швецию, к близким родственникам. На прошении о праве выехать из страны Александр получил замечательную резолюцию: «В подобных гражданах советская власть не нуждается».

Когда Саша Зубков в 1927 году появился в Бонне, столице Рейнской республики, он был в рваных брюках и без гроша за душой. Но – молод, достаточно хорош собой и предприимчив. Сам он писал о том времени так:

«В Кельне у меня вышли все деньги. И тогда мне пришла в голову спасительная идея навестить дальнего родственника в Бонне, чтобы подзанять денег. Этот родственник был частым гостем в замке Шаумбург и однажды раздобыл мне приглашение к принцессе на чай. Что было делать? Мои сильно запятнанные штаны не совсем подходили к придворному визиту. Не долго думая, я одолжил у родственника синие брюки, и хотя они и были мне немного коротки, тем не менее я отправился во дворец…»

Так произошла их судьбоносная встреча: 61-летней принцессы Виктории Прусской, сестры последнего германского кайзера Вильгельма II и внучки английской королевы Виктории, и 26-летнего Александра Зубкова, русского эмигранта, сына иваново-вознесенского фабриканта.


Молодой выходец из России произвел неизгладимое впечатление на принцессу. Александр был не только очень хорош собой – стройный, смуглый, но и прекрасный спортсмен в английском смысле слова: наездник, фехтовальщик, стрелок и теннисист. Он был внешне похож на популярного в те годы киноактера Рудольфа Валентино. От страсти Виктория потеряла голову. И вскоре, спустя лишь пару недель после знакомства, было объявлено о предстоящей свадьбе вдовствующей принцессы Виктории цу Шаумбург-Липпе с господином Александром Зубковым, который был моложе ее на 35 лет. Разразился скандал на всю Европу. Глава династии Гогенцоллернов германский экс-кайзер Вильгельм II, проживавший в эмиграции в Голландии, категорически отказался дать согласие на брак своей сестры. Все европейские королевские и княжеские дома решили бойкотировать это событие. Ведущие мировые газеты и журналы разразились скандальными и критическими статьями в адрес этой пары. Но влюбленную принцессу остановить уже было нельзя.

Венчание состоялось в большом садовом зале дворца Шаумбург (ныне запасная резиденция канцлера ФРГ), причем венчал русский священник по православному ритуалу. Отныне невеста стала называться «фрау Александр Зубков, Виктория, урожденная принцесса Прусская». А Александр Зубков на положении законного супруга поселился во дворце Шаумбург на тогдашней боннской Кобленцерштрассе, ныне Аденауэр-аллее. Супруг «принцессы Вики», как звали ее в аристократических кругах, зажил на широкую ногу.


Эмигрантская пресса бесконечно раздувала тему брака Виктории, печатая многочисленные фельетоны, заметки и даже такие едкие сатирические стихи:

«Ах, эта пара голубков:

Принцесса Липпе и Зубков.

Их лица, полные смущенья,

Меня приводят в восхищенье...

Вот фотография четы:

Гляжу на милые черты

Очаровательного Саши,

И на Викторию... Она

Еще изящна и стройна.

И так чудесно влюблена,

Так хочет пить из райской чаши

И утолить желаний пыл,

Что я невольно позабыл

О том, что ей шестой десяток,

А Саша молод - недостаток,

Который - верьте, - будет в нем

Преуменьшаться с каждым днем…»

Или такие:

«Вот вам факт, а не реклама -

Он в штанах. Она же дама,

Пара нежных голубков -

Герр унд фрау фон Зубкофф.

Голубица вышла в дамки,

Голубь проживает в замке,

Каждый счастлив, каждый рад

И по-своему богат.

Недоволен, зол и хмурен

Только кайзер - брат и шурин…»


Сам Зубков охотно рассказывал европейским журналистам подробности своей жизни, правда, далеко не все они соответствовали действительности:

- Мне очень жаль, - сказал Зубков, - но я должен разочаровать тех, кто считает меня молокососом. Мне не 20 и не 23, а уже 28 лет. Я родился в Иваново-Вознесенске 25 сентября 1899 г. (тут сделаем примечание - все-таки прибавил себе два года!). Мой отец был текстильным фабрикантом, моя мать по рождению шведка из Упсалы. По окончании московской гимназии я поступил на медицинский факультет, но революция прервала мои научные занятия. Я должен был из-за своей политической деятельности бежать от большевиков и после тяжелых перипетий попал в 1921 г. в Ревель, а оттуда я пробрался в Швецию и некоторое время жил у родных моей матери в Вермланде. Я должен был, однако, вскоре оставить Швецию и в 1924 г. поступил юнгой на финский пароход. Мне пришлось исполнять там черную работу. В конце концов через Любек попал в Гамбург, где устроился матросом на норвежское судно, на котором плавал в течение 3-х лет по европейским и внеевропейским водам. В начале этого года я оказался в Берлине. Тут мне пришлось пережить самое тяжелое время. Не одну ночь мне пришлось провести без пфеннинга в кармане в вокзальных залах и в ночлежных приютах Армии Спасения. Я был счастлив, когда за 3 марки в день и за обед я получил место кухонного мужика в одном из берлинских ресторанов. Я не должен отрицать или стыдиться этого периода своей жизни. Разве есть что-либо позорное в том, что человек не имеет денег?

Увядающая «фрау Александр Зубков» быстро почувствовала, что запоздалое безумство страсти к добру не приведет. Но было уже поздно. Молодой супруг предпочитал кутежи домашнему чаепитию. Принцесса и не заметила, как по приглашению гостеприимного мужа во дворце поселились по углам какие-то люди из числа его русских друзей и собутыльников.

В итоге всего за несколько месяцев морганатического брака Александр Зубков прогулял, пропил, растратил 12 миллионов тогдашних золотых марок (по другой версии, к растрате причастен управляющий из русских эмигрантов, некто Иванов, которого пригласил Зубков). Более того, у принцессы появились еще долги на 660 тысяч марок. Расплачиваться было нечем, и в 1929 году всё личное имущество принцессы было продано с молотка. В газетах сообщалось о предстоящей распродаже предметов искусства, принадлежавших «фрау Александр Зубков, урожденной принцессе Прусской Виктории». Среди них были мебель, картины, антиквариат, сервизы, изделия из серебра. Разоренная и обнищавшая Виктория была вынуждена покинуть дворец, в котором прожила 38 лет, и поселилась в скромном домике в Мелеме, южном пригороде Бонна. В том же году она скончалась в обычной местной больнице. Зубкова же немецкие власти еще раньше выставили из страны, воспользовавшись в качестве предлога тем, что он избил посыльного в одном из берлинских баров. Русский супруг прусской принцессы был объявлен нежелательным иностранцем.

В 1929 году эту скандально известную личность заметили в Люксембурге, где он работал официантом в ресторане, который привлекал посетителей рекламой: «Вас обслуживает зять кайзера». Однажды Зубков встретил бродягу, обнищавшего белого офицера, и приютил его у себя. Оказалось, что у того туберкулез легких в открытой форме. Зубков заразился и 28 января 1936 года скоропостижно умер.


На фото: Александр Зубков в юности

Зубков и принцесса Виктория Прусская, 1927 г.
Зубков и принцесса Виктория Прусская в день свадьбы, 1927 г

Прогулка четы Зубковых в Бонне на мотоцикле.


Использованы печатных материалы изданий:

1. А.М. Тихомиров "Иваново. Иваново-Вознесенск. Путеводитель сквозь времена" - Иваново, ИД "Референт", - 2011 г.

2. И. Муромов "100 великих авантюристов". - М. Вече, - 1999 г.

3. "Зубковы: 250 лет купечества, учености и авантюризма".

Авантюрист века Реальная история из жизни, Скандал, Знаменитости, Длиннопост
Авантюрист века Реальная история из жизни, Скандал, Знаменитости, Длиннопост
Авантюрист века Реальная история из жизни, Скандал, Знаменитости, Длиннопост
Авантюрист века Реальная история из жизни, Скандал, Знаменитости, Длиннопост
Показать полностью 4
Отличная работа, все прочитано!