StrongPickles

StrongPickles

Пикабушник
поставил 12134 плюса и 357 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу
6115 рейтинг 50 подписчиков 140 комментариев 10 постов 7 в горячем
8

Стрелочка повернулась

и настало время нанести ответный кусь!

4698

Профдеформация дизайнера

Как-то стояли с девушкой на остановке, долго не было автобуса, а она и говорит, мол, "Посмотри расписание".
Я пошёл, посмотрел, вернулся и понял, что свёрстано плохо, интервалы пляшут, выравнивание отсутствует, а когда придёт автобус - не знаю 🤷‍♂️

414

Ответ на пост «Моя мама и аборигены Австралии,1987 год» 

Фото показались очень атмосферными и захотелось "оживить" одно из них - не кидайтесь тапками, я только учусь ☝️

21

Лазерная маркировка пауэрбанка

Работаю на лазерном гравёре МиниМаркер2-20А4, такие сувениры делал для заказчика перед НГ.

438

А за углом "инженеры-филологи", наверное.

А за углом "инженеры-филологи", наверное. Гомеопатия, Мракобесие, Аптека, Минск, Идиотизм, Медицина

Уголок сказки в центре города.

Показать полностью 1
44

Станислав Иосифович (съём жилья ч. 4)

Ещё раз хочу поблагодарить читателей и подписчиков – первая новость в «горячем» и я счастлив)


Эту историю назовём «Дед и тайна мокрого колечка.»


Как мы знаем, Паша описал колечко. Извиняюсь за такие подробности, но то, что это сделал именно он, не вызывает никаких сомнений – я обрезан, печатаю этот текст под Хава-Нагилу и ем мацу по медицинским показаниям, поэтому писаю строго ровно и уверенно, как лазер, а Станислав Иосифович вообще делает это сидя. Это и послужило началом для следующей истории. Как-то раз дед сел в своих роскошных кальсонах на унитаз, выпустил ужика из дырищи, но вместо тепла и уюта сухого колечка, ощутил, что оно мокрое и неприятное. Дед решил провести расследование.


Как-то раз, дед подошёл к Паше и говорит:


– Павел, посмотри унитаз, подтекает, кажется.


Если вы когда-нибудь читали книги о несправедливо осужденных, но гордых и несломленных героях, или сами вдруг бывали в карцерах, то описываются эти самые карцеры, как каменный мешок без нихуя, в котором можно только стоять или сидеть, поджав ноги. Таким же был и туалет в квартире, только с унитазом. Унитаз сам по себе представлял унылое зрелище – наверное он был моим ровесником, а с «черкашей», плотным слоем покрывавших стенки сантехники, можно было делать срезы и считать годичные кольца. Было неприятно ходить туда, но мы с Пашей так и не смогли прийти к согласию, кто должен сбить говняные сталагмиты, а дед их не видел и ему было норм.


Мой друг не стал отказывать деду, ощупал унитаз снаружи, проверил швы, пошатал его, смыл водичку и вынес заключение, что с унитазом всё в порядке, работает в штатном режиме. Станислав Иосифович в это время стоял рядом, но диагностикой остался недоволен – потеснил Пашу, насколько это возможно и, закатав рукав тельника по самое плечо, жестом дрессировщика, кладущего руку в пасть ко льву, запустил клешню прямо в глубины фаянсового монстра. Пошерудил там, сделал несколько вращательных движений тазом рукой, возможно, что и поздоровался с живущим внутри дерьмодемоном, и вытащил руку обратно. Поднёс ладонь к самому лицу, чтобы получше её рассмотреть, зачем-то понюхал, и сделав какие-то выводы, повернулся к Паше и похлопал того по плечу. Точнее, дед хотел это сделать, но Паша совершил невероятный манёвр уклонения в сильно ограниченном пространстве и на коленках пулей вылетел из туалета, под слепо шарящей рукой деда, перепачканной унитазным гавном содержимым.


Я уверен, что дед специально затеял эту многоходовочку, чтобы просто рукой в фекашках мазнуть Пашу по лицу, и сказать, чтобы мимо дырки больше не ссал.


Прошло пару недель, нам показалось, что история с унитазом была эпизодической. Но нет. Наш престарелый комиссар Мегре, Шерлок в кальсонах, так просто не готов был сдаваться. Всё это время он отрабатывал версии, ждал момента, чтобы попытаться расколоть второго подозреваемого.


Тут мы и подходим к разгадке загадки (каламбурчик) баночки из-под сметаны.


Паши не было дома, когда Станислав Иосифович позвал меня из ванной.


Я пришёл на зов, дед впустил меня внутрь, а сам высунул голову в наружу и слепо прищурившись осмотрел коридор. Убедившись, что я не привёл на хвосте врагов и фашистов, он закрыл дверь на крючок, и с видом бывалого партизана-подпольщика спросил:


– Коооляя, а ты глаза промывааешь?


Ну, я ничего такого, что могло бы скомпрометировать меня, не увидел в вопросе и ответил:


– Ну да, промываю по утрам водичкой, когда умываюсь…


– Нет, ты меня не понял, ты глаза промываешь? – перебил меня дед.


– Ну, Станислав Иосифович, Вы знаете сами, что я плохо вижу, поэтому да, утром ещё раствором специальным промываю, вместе с линзами…


– Нет. Ты меня не понял. Ты. Глаза. Промываешь.? – уже с нажимом спросил дед.


Ответить было нечего, потому как способы промывания, доступные мне закончились, поэтому я сказал, что не промываю.


– Хммм… – нахмурился Станислав Иосифович. – А я подумал, что ты глаза промываешь… Вот есть у меня врач знакомый, он говорит, что очень полезно промывать глаза. А ты, значит, нет…


Я решительно не понимал, чего от меня хочет дед.


– Я-то думал, что ты глаза промываешь и случайно на колечко накапал…


И тут, блять, пазл сложился! Озарение пронзило меня так, что я слегка охуел (знаю, часто пишу, что охуел, но так и было), а перед глазами сразу встала картина, как я с утра захожу в туалет, потягиваюсь такой, зеваю, начинаю писить, и не останавливаясь направляю струю сначала в один глаз, потом во второй. И мочинка стекает по щеке, а сцаная роса блестит на ресницах. Вот дед думал примерно так же.


– А я вот всегда мочой по утрам промываю, очень, очень полезно.


У меня, конечно, были все основания полагать, что знакомый доктор деда пиздит. Я не ошибся – знакомым доктором оказался Андрей Малахов, друг всех пенсионеров. Каждый вечер он сцал деду в уши, а по утрам Станислав Иосифович справлялся сам.


– Ну, ты если будешь промывать, то делай это в ванной, тут и баночка где-то стояла, пользуйся на здоровье.

Показать полностью
44

Станислав Иосифович (съём жилья ч. 3)

Привет всем! Безумно приятно, когда у тебя есть подписчики, спасибо вам, ребята! Буду стараться улучшить слог и предложения строить не такими мозговыдирающими)))


О том, как дед стал носить кальсоны.


Я уже говорил в прошлой части, что мимо деда можно было пройти незамеченным буквально в полуметре. Но в той же мере это касалось и нас. По всей квартире были постелены коврики, а дед тапок не носил из каких-то своих соображений, я думаю потому, что боялся забыть, где их оставил, споткнуться и умереть совсем не героической смертью. Поэтому передвигался он босиком, очень медленно и осторожно, делал он это совершенно бесшумно, как ниндзя-пенсионер. Однажды это сыграло со мной злую шутку.


В то время я работал на авторынке, а жил в районе «Зелёный Луг». Минчане сразу поймут, для остальных скажу, что это противоположные концы города и для того, чтобы вовремя приехать на работу, нужно было вставать очень рано.


И в один осенний день, рано утром я собирался на работу, сидя на корточках уже завязал шнурки на одном ботинке, и СЛАВА ОДИНУ, ЧТО Я ПОДНЯЛ ГОЛОВУ. То, что я увидел, иногда преследует меня в эротических снах – буквально в сантиметрах десяти от лица болтались седые яйца и вялый писюн. Естественно, что от такого перфоманса я возбудился отшатнулся, и сел на жопу. Дед заметил резкое движение, отпрянул и проблеял такой:


– Коооляя, это тыыы? А я тебя не замеетил.


Рассмотрев детали, теперь я увидел деда целиком. Он был одет в тельник, шерстяные носки и кальсоны. Ну, знаете, мерзко-зелёного цвета и ниже колена длинной. Что уж тут, такие же были и у моего дедушки, и у отца, но в них отсутствовала изюминка, какая была у деда. АХУЕННАЯ ТАКАЯ БЛЯТЬ ДЫРИЩА МЕЖДУ НОГ. И не то, что порванная, а аккуратно вырезанная. Потом мы с Пашей, по косвенным признакам, решили, что это рационализаторское решение деда в вопросах справления нужды – стоя писать он не мог, так как ничего не видел и, чтобы не терять секунды на снятие портков, он просто вырезал дыру для мудей. Наши догадки подтверждались тем, что со временем на задней стороне кальсон стал проступать коричневый след от шрапнели, неосторожно выпущенной старческим анусом при пописах.


Завязал такой по-быстрому шнурки и умчался на работу. Мужики на рынке сказали, что по-любому дед хотел подкрасться и дать хуем мне по лбу.


Да, с тех пор, Станислав Иосифович носил эти кальсоны не снимая, а я завязывал шнурки только на банкетке.


Маленькое привидение из Вазастана.


Дед неистово бухал. Готов поклясться, что после смерти он занял бы достойное место в Вальхалле, среди сынов Одина, перепил бы их нахуй и заебал своими рассказами. Если будет интересно, то потом перескажу их содержание.


Так вот. Дед бухал пока нас не было дома, а вечером, когда мы приходили домой, он заходил к нам в комнату и начинал баять. В конце-концов мы с Пашей выработали тактику – сидели с выключенным светом и как только слышали малейший шорох из коридора, захлопывали ноут и затаивались в полной темноте. Дед приходил, стоял среди комнаты, тяжело дышал и иногда говорил какую-то хуйню, иногда пытался звать нас по имени. Самая дичь была, когда он подходил и наклонялся почти вплотную к лицу, тут было главное держать ровное дыхание, ни в коем случае не открывать глаз и беспалива сглатывать блевотный ком, который подкатывал от ароматов (привет перегар, «Красная Москва» и прибавившийся запах немытого деда). Натурально, как в старом фильме «Вий».


Деду становилось безумно жалко себя, ведь неблагодарные пиздюки, которых он взял под крыло, не хотели впитывать житейскую мудрость, становилось обидно за жену-суку, которая ушла от него и детей-обмудков, которые никогда не приходили. И скажу вам честно, ребята, ни его детей, ни жены я ни разу за всё время проживания не видел, но не могу их в этом винить.


Жалость к себе захлёстывала Станислава Иосифовича и он начинал выть. Выть тонко, протяжно и крайне немелодично. По пол-ночи он ходил и сука выл. За это, по аналогии с мультиком «Карлсон, который живёт на крыше» мы назвали его Маленькое привидение из Вазастана.


А потом Паша случайно описал колечко на унитазе, но это уже другая история.

Показать полностью
33

Станислав Иосифович (съём комнаты ч. 2)

Сразу за первой и вторая часть.


Я уже говорил, что дед стал проявлять чудеса долбоебизма только спустя две недели. Первое время он всегда был аккуратно выбрит, опрятно одет и напшикан «Красной Москвой», которой у него оказались неисчерпаемые запасы.


Спустя две недели оказалось, что дед не дурак выпить, делал он это часто и с удовольствием, после чего начинал неистово бесоёбить. Лично я познакомился с тёмной стороной деда так.


Думаю, что именно сейчас стоит сказать, что в ванной, на стиральной машинке стояла старая пластиковая баночка из-под сметаны, она давно выцвела, а на дне этой баночки была какая-то вонючая жижа. Мы её попробовали не стали тогда расспрашивать, что это за нахуй такой, и аккуратненько дедовской расчёской задвинули её в уголок. Эта банка в будущем ещё будет фигурировать в истории.


Дед и водочка.


Я упоминал, что дед почти ничего не видел, настолько, что при должном умении, которым мы с Пашей овладели в совершенстве, можно было просто очень медленно и тихо двигаться буквально в полуметре перед лицом Станислава Иосифовича и остаться незамеченным.


Ходить в магазин для него было достаточно сложной задачей, поэтому мы с Пашей всегда узнавали, нужно ли ему что-то купить, когда ходили сами. В тот день Станислав Иосифович попросил меня купить для него хмурого бутылочку водочки. Я сам не любитель огненной воды, для меня и сейчас загадка, какая хорошая, а от какой по утрам хочется умереть, поэтому выбрал в средней ценовой категории, с дозатором. Принёс, поставил перед дедом на кухне, по его просьбе открыл и ушёл к себе в комнату.


Спустя N-ное количество времени, из кухни раздался недовольный голос деда (а голос у него был певучий, как у соловья ОЧЕНЬ противный, скрипучий и пронзительный, так скрипят старые несмазанные петли на дверях):


– «Кооооляяя, идии сюдааа!» – даже сейчас, когда в голове прокручиваю, режет слух((, – «Я же попросил тебя открыть, тебе что, трудно что лииии?»


Я пришёл и что увидел: сидит за столом дед, перед ним рюмка, у которой перелилось через край уже, и бутылка водки с погрызенным дозатором. Тут понеслось, что я, гавнюк эдакий, издеваюсь над старым человеком, ничего от меня больше ему не нужно и вообще уёбывай жить в другое место.


Оказалось, что дед не видит, как и сколько наливает, и количество налитого определяет на слух, по «булькам», а дозатор булькать не даёт, вот дед и пытался «открыть» бутылку зубами.


Недопонимание было разрешено, я снова стал хорошим мальчиком и в этот раз он передумал меня выселять. Но с этого дня Станислав Иосифович вошёл в штопор и не выходил из него до самого нашего выселения.


Покушение на деда.


Как-то Паша ушёл на учёбу и пока я был дома один на один с дедом, он подошёл ко мне близко-близко, так, что ещё немного и нас обуяла бы страсть я чуть не задохнулся от перегара и «Красной Москвы» и тихо спросил:


– Коля, а ты хорошо знаешь Пашу?


– Да, хорошо, с детства дружим, в одном классе учились…


– Нет, ты меня не понял, – перебил Станислав Иосифович, – как человека знаешь? А вот нихуя-то ты и не знаешь Джон Сноу, он меня хотел убить!


Я, конечно, несколько опешил охуел. Мы иногда мечтали, что однажды вечером он не придёт к нам в комнату рассказать свои охуительные истории, и окажется, что он тихо лунул у себя в норе, а мы бы ничего никому не сказали и жили долго и счастливо, каждый месяц забирая пенсию деда, но Пашу в роли Раскольникова я представлял себе слабо.


– Вот я вам говорил, чтобы вы в прихожей обувь убирали под тумбочку, знаете же, что не вижу, – продолжил дед, – А сегодня утром Паша уходил, он знал, что я выходить буду, подгадал и специально тапочки оставил на проходе, чтобы я споткнулся о них и голову разбил! И чтобы он как будто ни причём был!


Я кое-как его убедил, что это не так и поклялся (да, поклялся, он заставил), что такого не повторится. Как оказалось, к Паше он тоже подкатывал и рассказывал, что я гавно и уголовник, пока меня не было.


А вечером он рассказал, что жена его сука а он моряк.

Показать полностью
31

О съёме квартиры (Станислав Иосифович ч. 1)

Вставлю и свои пять копеек по поводу съёма жилья.

Был далёкий 2008 год и я только поступил в универ (какой я старпёр, кажется, что только недавно было). Выбор пал на заочное отделение, т.к. за плечами были 1,5 года ПТУ колледжа, из которого меня благополучно выперли за прогулы, так как деньги зарабатывать было интереснее, чем ходить на пары. И вот, доучившись полгода в школе, я поступил в БНТУ.


Месяц провалондался в своём родном Борисове, понял, что там очень грустно с работой (как и сейчас, собственно, ничего не изменилось) и решил переехать в Минск. Там друг (привет, Паша), с которым росли в соседних дворах, уже месяц снимал комнату у одного дедули, он переговорил с хозяином, и тот решился на смотрины. Приехали мы с папой, горой вещей и обещанием деду, что парни мы хорошие, адекватные, не бузим, падших женщин домой не водим и не бухаем. В свою очередь, дедуля показался спокойным и безобидным, но это было обманчивым впечатлением…


Первое, о чём меня предупредил Паша, это то, что Станислав Иосифович любит рассказывать историю своей жизни и ни в коем случае нельзя его перебивать, что, сопсна, я и не собирался делать, потому что старость уважаю, поэтому послушать старческий маразм истории, мне не показалось тяжёлым делом. Второе это то, что дед не видит ничего, кроме пятен, которые означают меня, Пашу, лошадь Пржевальского, тумбочку и это не обязательно соответствует действительности.


Первые две недели прошли нормально, как Паша и предупредил, дед в первый же вечер пришёл и стал рассказывать о своей жизни. НО БЛЯТЬ. Павел не предупредил о том, что это происходит КАЖДЫЙ ДЕНЬ.


А примерно на третьей неделе началась сатана.


Паша и гречка.


Со слов Паши, он пришёл домой после пар, собрался готовить, а дед и говорит, мол, «Павел, чего ты мучиться будешь, там гречка стоит, погрей и поешь.» Паша обрадовался, пошёл к кастрюльке и стал перекладывать гречу в сковородку, и тут внезапно… Опарыши. В гречке ползали хорошие такие опарыши, какие не стыдно и рыбаку рыбе показать. Он держал ложку и в охуевении смотрел на опарыша, личинка, в свою очередь, охуела от встречи не меньше -- Паша утверждал, что опарыш крутил головой и с интересом его рассматривал. Ещё секунда – и Павел наполнил бы эту кастрюльку с гречей уже до краёв но, блюда этот соус из переваренных буфетных булок не испортил бы. Он, значится, деду кричит:


– «Станислав Иосифович, Вашей гречке пизда она испортилась!»


– «Оставь, я сам выкину потом», -- ответил дед.


Аппетит, как вы понимаете, пропал. Да-да, тогда ещё мы были пиздюками молоды, глупы и наивны, только оторваны от мамкиной сиси кухни, поэтому испортить аппетит могла любая мало-мальски неприятная вещь, а тут опарыши. Павел расстроился и ушёл к нам в комнату. Спустя два часа впечатления от увиденного смазались, и он решил сделать второй заход на кухню, но в этот раз полагаться только на свои силы в приготовлении обеда. И вот, он заходит на кухню, начинает строгать себе бутерброды, всё вроде бы нормально, но что-то было не так. Какая-то мысль щекотала мозг, а периферийное зрение подсказывало, что происходит хуйня, так как дед сидел за столом, смотрел куда-то в будущее пространство и ел.


– «Станислав Иосифович, гречка испортилась, я же говорил». – тактично напомнил Паша, глядя, как очередная ложка со вкусняшкой отправляется в рот деда. Другу даже показалось, что опарыш, которого Станислав Иосифович собирался съесть, как-то особенно грустно и обречённо смотрел на Пашу из ложки, будто прощаясь.


– «Нормальная гречка, не хочешь есть, не заставляю, ишь ты, пездюк, харчами перебирает» – дед, судя по нахмуренным бровям, и тому, как он придвинул кастрюльку к себе поближе, крепко обиделся, – «И чтобы больше моих продуктов не трогали.»


Это не помешало деду прийти вечером и рассказать свою историю.

Показать полностью

Скоро сессия, пикабушник!

Начинай писать курсовую и диплом!
Скоро сессия, пикабушник! Начинай писать курсовую и диплом!
Отличная работа, все прочитано!