Бездымное пламя. Глава первая. Необходимое зло

Бездымное пламя. Пролог.

Бездымное пламя. Глава вторая. Следы медведя.

Бездымное пламя. Глава третья. Последствия.

Бездымное пламя. Глава четвёртая. Хактыранский инцидент.

Бездымное пламя. Глава пятая. Сделка.

Бездымное пламя. Глава шестая. Безбилетник.

Как вообще можно полагаться на это живое воплощение фразы «горе луковое»? За рулём видавшего лучшие времена внедорожника, уже третий час трясся обросший парень, попутно сжимая в губах самокрутку, от которой слезились глаза и чесалось в горле. Нет, там точно не обычный табак. Хорошо хоть действие выпитой крови заканчивалось, иначе Хугина бы непременно унесло, а в такую мерзкую погоду и блевать-то в тягость. По небу перекатывался разухабистый грохот, сопровождаемый хлесткими ударами грома и дробью крупных капель по крыше автомобиля. Чёртов Санька! Прикатил на своей развалюхе только к вечеру. Извините-с, проспал.

– Дерё-ё-ёвня, – шипел Хугин, щёлкая радио, – договаривались же! Теперь вот в впотьмах тащимся…

Енох сидел сзади, увлечённо стуча пальцами по экрану смартфона. Освещаемый слабым светом, он не обращал внимания на погоду за бортом и плывущее по салону крепкое травяное амбре, полностью сконцентрировавшись на виртуальной ферме. Где-то там человечек в соломенной шляпе собирал урожай свеклы, доил пухлых коровок, черпал воду из колодца… Часто Арвину хотелось ощутить, каково радоваться простецким вещам, жить на ферме… Он не мог долго находится в моменте размышления, ведь это было хоть и мечтательно-приятно, но, в то же время, болезненно. Да, за грёзами всегда следовала щемящая тоска. Есть ли в мире место, где не существует боли и тоски?

– Всё пучком, ребята. Я секу фишку, что в Хактыране влиятельные люди хотят лесопилку восстановить, хе-хе, – подпрыгнув на очередной кочке, водитель чуть не выронил самокрутку, – хотя представителей по-другому представлял… как-то более... представительно, что ли…

– Если мозги постоянно сушить, то и не такое придумаешь. Не обижайся, но это не твоего ума дело.

– Блин, можно повежливее? Всего-то опоздал на пару часов… Ну хорошо, на полдня!  Я ж не спал! Весь день колесил вчера, не одних вас катать…

– Кхм… прости, – лицо Хугина немного смягчилось, – работа стрессовая.

Будто мало проблем, до самого выезда из Тынды их преследовали мигающие огни уличных вывесок, ламп и фонарей. Успей Арвин сделать новый инервизор или хотя бы египетский порошок… А так сиди и гадай, какая тварь села на хвост. По приезде в посёлок нужно будет обязательно заняться вопросом. А может, стоит принять ещё одну небольшую дозу красного эликсира, приятно оседающего железом на языке… Чисто для дела, учитывая ситуацию, риски… Всё-таки, много алхимии багажом не утащишь… Рот Хугина наполнился слюной, и он поспешил хлебнуть минералки.

– Вот! А у меня по жизни стресс! Приходится питаться растворимым пюре, чтобы откладывать деньги… Понимаю, многим тайга в кайф, но… С женой сейчас живём в засранной панельке. Уехать мечтаем... В большой город, может, в Москву… или в Питер… – Санька натянуто улыбнулся, закусив нижнюю губу, – она у меня из коренных жителей тайги, красивая очень…

Наконец, у Хугина вышло подключить телефон к магнитоле, он выбрал песню и крутанул колесико громкости. Хорошая музыка сгладит гадское настроение от погоды.

«Волны, волны страха

Бьют тебе в грудь,

Этой ночью всё особо.

Полный, полный месяц –

Не уснуть.

За спиной дышит злоба»

– Кукрыниксы? Уважаю. Сам заслушиваюсь… талантливый Лёха, вообще без базара! Да и Мишка был тоже… Эх… на концерт бы попасть…

– М-м-м… а чего уехать-то хотите, Саш? Вроде, отличные места – охота, рыбалка, воля кругом. Удобства какие-никакие есть, – глядя в непроглядную тьму за окном, Хугину показалось, будто среди мешанины из еловых лап движется что-то большое.

– Да, знаешь… со стороны-то оно может и так. А поживи здесь… Машке кошмары снятся с детства, припадки бывали даже... И люди не сахар, бабки вот ведьмой обзывают. Ну да! Куйшышевская порода, ворожеи да колдуны. Идиоты! Двадцать первый век на дворе, а они всё суеверия талдычат…

– Ага, это точно, – Хугин кашлянул в кулак, – народная ненависть ко всем, кто как-то выделяется. Придурки.

– И постоянно будто смотрит кто. Не только в лесу, даже, блин, дома! Остальные вроде не замечают такого, ну, те, что с Хорогочи. Нехорошие дела происходят. И рабочие ваши пропали – не дикий зверь сожрал.

«Эти парни не созданы чувствовать!

Ледяная душа не боится жути!

Только под ногами их крутятся

По оси земля, по полу полу-люди!»

Внедорожник круто подскочил, жалобно скрипнув в полёте, но не поехал дальше, а просто завис в воздухе. В окне со стороны водителя показался большущий зрачок хищника.

– Это кто? – только и успел сказать Саня прежде, чем нечто, крепко обхватившее машину, швырнуло её в сторону обочины.

Врезавшись в ограждение, внедорожник выскочил за трассу. Резкий удар вышиб воздух из лёгких Хугина. Они полетели вниз по склону холма, осыпаемые разбитыми стёклами. Испуганно верещал Санька, всё ещё держась за руль. Перед глазами замелькали ветви, земля и камни, Хугин крепко приложился головой, но продолжал щёлкать в карманах раскаляющиеся подушечки «светлячков». Несколько раз перевернувшись, кусок искорёженного металла врезался в ствол лиственницы и, наконец, остановился.

Пахло дымом. По онемевшему лицу Хугина бежали струйки крови. Не помня себя, игнорируя боль в рёбрах, оккультист выбил дверь, щедро разбрасывая активных «светлячков» из карманов. Маленькие полупрозрачные подушки разорвали кромешную темноту, погрузив лес в алые тона. Моросил мелкий дождь. Сердце оккультиста бешено колотилось – Арвина не было ни в машине, ни снаружи. Неужели, вывалился по дороге… тварь могла схватить и… Стиснув зубы от злости, Хугин чуял её – всё же собственная кровь тоже помогает обострить восприятие. По лесу плыл едкий запах грязного постельного белья и сгоревшей древесины. Так воняет уж, выползший весной из трухлявого пня. Сжимая в ладони кусок заострённой меди – складная трость пропала – Хугин быстро вращался, вглядываясь в потустороннюю темноту впереди, утопая в кравово-красных лучах алхимического света. Шарканье раздалось из-за спины, со стороны ближайшего дуба. Взмах – медь вспорола воздух, и Хугин грязно выругался. Чуть пригнувшись, к нему спешил Арвин.

– Сука… ты где шлялся? – голос предательски дрогнул, зато от сердца отлегло – парнишка был жив и здоров.

– Саньку оттащил, пока ты в отключке валялся, – шёпотом ответил напарник, протягивая трость с серебряным волчьим оскалом на рукояти, – бедолага умудрился сломать ногу, так что пришлось одолжить… Не ранен?

– Спина к спине, – скомандовал Хугин, – оно приближается. С остальным разберёмся потом. Чёрт… не думал, что меня вырубило…

Звякнул механизм внутри трости, выпуская наружу небольшую струйку мертвенно-бледного огня. Тихо шлёпал по сухой листве надоедливый мелкий дождь. Нечто массивное двигалось в глубине леса, оставаясь в недосягаемом для кольца света контуре. Енох расслабил ноги, держа перед собой обсидиановый кинжал. Щелкнула ветка. Мгновенье – над лесом пронёсся душераздирающий вой, и массивное тело, покрытое чешуей, ворвалось в готовую к бою пару. Хугин успел оттолкнуть напарника, приняв удар на себя. Холодная туша врезала по корпусу, швырнув здоровяка в чахлую сосну. Хрустнуло дерево, но оккультист удачно приземлился, отделавшись лёгким ушибом. Нескольких мгновений хватило, чтобы оценить монстра. Длинное, извивающееся тело, уходящее хвостом в лес, покрывал толстый слой угольной чешуи, на которой красовались редкие белые пятна. В обхвате тварь достигала нескольких метров, больше всего напоминая гигантскую змею. Спину украшал ворох тонких костяных игл, сплошь чёрных и острых, как бритва, которые с каждым вздохом твари поднимались сильнее, щерясь в стороны.

– Василиск… – одними губами произнёс Хугин, вскидывая трость.

Бледное пламя дёрнулось, превращаясь в огненный кнут, моментом хлёстко ошпарило кожу монстра. Не став дожидаться реакции, Хугин отскочил в сторону и ударил ещё – на этот раз по повернувшейся к нему морде. Гипнотические янтарные глаза смотрели с нескрываемой обидой. Василиск издал протяжный крик, раздув перепончатый капюшон на шее. Мощный костяной клюв раскрылся, намереваясь перекусить надоедливую букашку одним взмахом.

– Не зевай, – Арвин выпустил небольшое облако искрящихся частиц, которые тут же ослепили ползучую гадину.

Замотав головой из стороны в сторону, василиск принялся хаотично бить по земле клювом. Уворачиваясь, Хугин откатился под высокий валун, чуть не став жертвой дробящего удара. Монстр замер, словно вспомнив что-то важное. Боясь даже громко дышать, Хугин нашарил за поясом небольшую капсулу. Точное попадание в пасть убьёт и такую махину. Ослеплённый василиск неожиданно крутанулся на месте, расшвыривая змеиным телом палую листву. Мозг Хугина прошили ледяные спицы ужаса прежде, чем он понял – поздно. Чудовище нашло Арвина по запаху. Василиск дёрнулся и схватил парня клювом. На секунду Хугину показалось, что надежда есть. Он увидел искажённое от страха лицо напарника, поникшие золотые волосы, развеваемые на ветру. Через секунду тварь заглотила Арвина. Извиваясь, словно дождевой червь, василиск резво дёрнулся вперёд, бесшумно покидая бойню. Только тихо хрустела замятая громадной тушей старая листва.

Бездымное пламя. Глава первая. Необходимое зло Конкурс крипистори, CreepyStory, Мистика, Ужасы, Фэнтези, Магия, Страшные истории, Авторский рассказ, Мат, Длиннопост

Хугин закрыл лицо ладонями. В душе что-то ворочалось, обжигая слабостью каждую мышцу тела. Он пошатнулся, ощущая, как невидимые тиски отчаяния сдавливают горло. Хвост, заканчивающийся костяными лезвиями, легко полоснул ошеломлённого оккультиста по животу. С глухим шлепком разошлись пласты кожи. Боль отдалённо приходила в сознание, пока Хугин просто брёл вперёд, роняя на землю багровые капли, быстро превращающиеся в потоки. Глаза застилали горькие слёзы. Не уберёг, хотя клялся же себе... В памяти всплывали картины из прошлого. Арвин играет в настолку, весело двигая фигуркой по цветастому полю. «Раз ты единственный, кто смог найти с подкидышем общий язык, будешь за него отвечать» – слова Главного колоколом звенели прямо над ухом, и далёкие воспоминания растворялись в череде черно-белых фотографий покойников. Скоро Хугин к ним присоединится. Голодная амурская земля жадно лакает сизое нутро, пока он ползёт, набивая в сочащийся разрез гнилые жёлуди и прелую листву.

Но куда он направляется? Хугин опомнился, только когда услышал стоны Саньки.

– Господи… Лёха… а где этот… – конечно, Санька не знал ни их настоящих имён, ни позывных, – млять… нога… ногу расхерачило… как же ломит… А-а-а-а… Машка, наверное, с ума сходит дома… надо позвонить… нас спасут… пусть хоть патруль вызывают… что угодно делают…

Причитания водилы звучали словно через слой ваты. Почему нет боли? Нет, она где-то на задворках сознания… Хугин уставился на неровно пульсирующую артерию под кожей Саши.

– А если жив… – пробормотал оккультист, прокручивая одни и те же кадры с Арвином в голове.  

– Чего? – непонимающее переспросил Саня.

Арвин, может быть, ещё жив. Значит, нужно пуститься в погоню. Нужно набраться сил. Поесть. С кишками наружу василиска не догнать…  А как же мечта этого крохотного, трясущегося от страха человечка… Москва… своя квартира… дети… Всегда нужно делать выбор. Только выбор определяет личность. И, всё же… они воины света, заступники глупых, не знающих добра и любви людей, варящихся в бесконечных бытовых проблемах, таких незначительных, но при этом таких космически важных для их слабых душ. Таких, как Сашка… Выбор определяет судьба или человек? Хугин никогда не понимал. Нужно просто лечь и сдохнуть, принять неизбежное. Арвин уже мёртв. Закончился путь нежеланного дитя… а теперь и потерявшего память ворона.

Как ни старался Хугин, надежда вместе с ним умирать не хотела. Может, где-то там Арвин ещё дышит и нуждается в помощи.

– Чувак, успокойся… ты, походу, сильно приложился головой… сейчас наберу жену, всё пучком будет… – стараясь не отрывать глаз от перекошенного лица Хугина, не выражающего ничего, кроме жажды, Санька спешно набирал заученный номер.

– Возьми же трубку… А-а-а-а! Как же я по ней скучаю…

Одиноко звучали долгие гудки. Алые огоньки от раскиданных вокруг «светляков» медленно затухали, и клочок леса снова погружался во мрак. Кончился дождь. По желудку Хугина бегали электрические разряды, смертельный голод заставлял глотать слюни, неотрывно наблюдая за биением жизни. Все звуки схлопнулись в единый зацикленный писк. Выбор.

– Алло… Алло? Лис? Лисёнок ты там? Са-а-а-а-ш… Это не смешно! Где ты?

Маша не услышала последних слов любимого. Она не слышала, как лисёнок сначала хрипел, потом булькал, потом дрожал. Милая Маша не могла видеть стеклянных глаз своего избранника. Не могла видеть, как широкоплечий мужчина рвал зубами плоть, причмокивая и загребая руками ломти мяса, обливаясь горячей кровью, задыхался от удовольствия. И уж точно не могла предположить, что, когда человек закончит объедать мёртвое тело, его организм отторгнет мусор и срастит глубокую рану в районе живота.

Пустые глазницы Сашки грустно смотрели на рассветное солнце. Серые тучи лениво уползали в стороны. Забрав чудом уцелевший рюкзак с вещами, по тайге брёл перепачканный кровью бородатый мужчина. Его вёл навязчивый запах сгнившей ткани и гари.

CreepyStory

11K постов36.2K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.  Пишите "Продолжение следует" в конце постов, если вы публикуете повесть, книгу, или длинный рассказ.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.