mnepoxer2

mnepoxer2

пикабушник
поставил 14255 плюсов и 1849 минусов
отредактировал 2 поста
проголосовал за 2 редактирования
сообщества:
6571 рейтинг 997 комментариев 172 поста 8 в "горячем"
22

Монопольный мир.

Империализм – высшая стадия развития капитализма в которой мы и живём и которая выстроилась до такой степени, что мы как муравьи ползающие вдоль гигантских небоскрёбов и не могущие всегда оценить масштаб сооружений вокруг. К тому же жить среди этих конструкций нам привычно и глаз замылен, но было время когда будущие гигантские корпорации только зарождались и процесс этот, момент этот, рождение, четче показывали как всё будет развиваться.

Монопольный мир. Политика, История, Монополия, Ленин, Капитализм, Империализм, Социализм, Коммунизм, Длиннопост

Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, делят между собою прежде всего внутренний рынок, захватывая производство данной страны в своё, более или менее полное, обладание. Но внутренний рынок, при капитализме, неизбежно связан с внешним. Капитализм давно создал всемирный рынок. И по мере того, как рос вывоз капитала и расширялись всячески заграничные и колониальные связи и «сферы влияния» крупнейших монополистических союзов, дело «естественно» подходило к всемирному соглашению между ними, к образованию международных картелей.

Это — новая ступень всемирной концентрации капитала и производства, несравненно более высокая, чем предыдущие. Посмотрим, как вырастает эта сверхмонополия.


Электрическая промышленность — самая типичная для новейших успехов техники, для капитализма конца XIX и начала XX века. И всего более развилась она в двух наиболее передовых из новых капиталистических стран, Соединённых Штатах и Германии. В Германии на рост концентрации в этой отрасли особо сильное влияние оказал кризис 1900 года. Банки, к тому времени достаточно уже сросшиеся с промышленностью, в высшей степени ускорили и углубили во время этого кризиса гибель сравнительно мелких предприятий, их поглощение крупными.


«Банки, — пишет Ейдэльс, — отнимали руку помощи как раз у тех предприятий, которые всего более нуждались в ней, вызывая этим сначала бешеный подъём, а потом безнадёжный крах тех обществ, которые были недостаточно тесно связаны с ними».

Монопольный мир. Политика, История, Монополия, Ленин, Капитализм, Империализм, Социализм, Коммунизм, Длиннопост
В результате концентрация после 1900 года пошла вперёд гигантскими шагами. До 1900 года было восемь или семь «групп» в электрической промышленности, причём каждая состояла из нескольких обществ (всего их было 28) и за каждой стояло от 2 до 11 банков. К 1908–1912 гг. все эти группы слились в две или одну. Вот как шёл этот процесс:
Монопольный мир. Политика, История, Монополия, Ленин, Капитализм, Империализм, Социализм, Коммунизм, Длиннопост

Знаменитое А. Е. G. (Всеобщее общество электричества), выросшее таким образом, господствует над 175–200 обществ (по системе «участий») и распоряжается общей суммой капитала приблизительно в 1½ миллиарда марок. Одних только прямых заграничных представительств оно имеет 34, из них 12 акционерных обществ, — более чем в 10 государствах. Ещё в 1904 г. считали, что капиталы, вложенные немецкой электрической промышленностью за границей, составляли 233 миллиона марок, из них 62 млн. в России. Нечего и говорить, что «Всеобщее общество электричества» представляет из себя гигантское «комбинированное» предприятие с производством — число одних только фабрикационных обществ у него равняется 16 — самых различных продуктов, от кабелей и изоляторов до автомобилей и летательных аппаратов.

Но концентрация в Европе была также составной частью процесса концентрации в Америке. Вот как шло дело:

Монопольный мир. Политика, История, Монополия, Ленин, Капитализм, Империализм, Социализм, Коммунизм, Длиннопост

Таким образом сложились две электрические «державы»: «других, вполне независимых от них, электрических обществ на земле нет», — пишет Гейниг в своей статье: «Путь электрического треста». О размере оборотов и величине предприятий обоих «трестов» некоторое, далеко не полное, представление дают следующие цифры:

Монопольный мир. Политика, История, Монополия, Ленин, Капитализм, Империализм, Социализм, Коммунизм, Длиннопост

И вот в 1907 году между американским и германским трестом заключён договор о дележе мира. Конкуренция устраняется. «Всеобщая. эл. Кº» (G. E. C.) «получает» Соединённые Штаты и Канаду; «Всеобщему. об-ву эл.» (A. E. G.) «достаётся» Германия, Австрия, Россия, Голландия, Дания, Швейцария, Турция, Балканы. Особые — разумеется, тайные — договоры заключены относительно «обществ-дочерей», проникающих в новые отрасли промышленности и в «новые», формально ещё не поделённые, страны. Установлен взаимный обмен изобретениями и опытами.

Понятно само собою, насколько затруднена конкуренция против этого, фактически единого, всемирного треста, который распоряжается капиталом в несколько миллиардов и имеет свои «отделения», представительства, агентуры, связи и т. д. во всех концах мира. Но раздел мира между двумя сильными трестами, конечно, не исключает передела, если отношения силы — вследствие неравномерности развития, войн, крахов и т. п. — изменяются.

Поучительный пример попытки такого передела, борьбы за передел, представляет керосиновая промышленность.

Монопольный мир. Политика, История, Монополия, Ленин, Капитализм, Империализм, Социализм, Коммунизм, Длиннопост

«Керосиновый рынок мира, — писал Ейдэльс в 1905 году, — и теперь ещё поделён между двумя крупными финансовыми группами: американским «Керосиновым трестом» (Standard Oil C-y) Рокфеллера и хозяевами русской бакинской нефти, Ротшильдом и Нобелем. Обе группы стоят в тесной связи между собою, но их монопольному положению угрожают, в течение вот уже нескольких лет, пятеро врагов» :

1) истощение американских источников нефти;

2) конкуренционная фирма Манташева в Баку;

3) источники нефти в Австрии и 4) в Румынии;

5) заокеанские источники нефти, особенно в голландских колониях (богатейшие фирмы Самюэля и Шелля, связанные также с английским капиталом).


Три последние ряда предприятий связаны с немецкими крупными банками, с крупнейшим «Немецким банком» (Deutsche Bank) во главе. Эти банки самостоятельно и планомерно развивали керосиновую промышленность, например, в Румынии, чтобы иметь «свою» точку опоры. В румынской керосиновой промышленности считали в 1907 году иностранных капиталов на 185 млн. франков, в том числе немецких 74 млн.


Началась борьба, которую в экономической литературе так и называют борьбой за «делёж мира». С одной стороны, «Керосиновый трест» Рокфеллера, желая захватить всё, основал «общество-дочь» в самой Голландии, скупая нефтяные источники в Голландской Индии и желая таким образом нанести удар своему главному врагу: голландско-английскому тресту «Шелля». С другой стороны, «Немецкий банк» и другие берлинские банки стремились «отстоять» «себе» Румынию и объединить её с Россией против Рокфеллера. Этот последний обладал капиталом неизмеримо более крупным и превосходной организацией транспорта и доставки керосина потребителям.


Борьба должна была кончиться и кончилась в 1907 году полным поражением «Немецкого банка», которому оставалось одно из двух: либо ликвидировать с миллионными потерями свои «керосиновые интересы», либо подчиниться. Выбрали последнее и заключили очень невыгодный для «Немецкого банка» договор с «Керосиновым трестом». По этому договору, «Немецкий банк» обязался «не предпринимать ничего к невыгоде американских интересов», причём было, однако, предусмотрено, что договор теряет силу, если в Германии пройдёт закон о государственной монополии на керосин.


Тогда начинается «керосиновая комедия». Один из финансовых королей Германии, фон Гвиннер, директор «Немецкого банка», через своего частного секретаря, Штауса, пускает в ход агитацию за керосиновую монополию. Весь гигантский аппарат крупнейшего берлинского банка, все обширные «связи» приводятся в движение, пресса захлёбывается от «патриотических» криков против «ига» американского треста, и рейхстаг почти единогласно принимает 15 марта 1911 года резолюцию, приглашающую правительство разработать проект о керосиновой монополии.


Правительство ухватилось за эту «популярную» идею, и игра «Немецкого банка», который хотел надуть своего американского контрагента и поправить свои дела посредством государственной монополии, казалась выигранной. Немецкие керосиновые короли предвкушали уже гигантские прибыли, не уступающие прибылям русских сахарозаводчиков… Но, во-первых, немецкие крупные банки перессорились между собой из-за дележа добычи, и «Учётное общество» разоблачило корыстные интересы «Немецкого банка»; во-вторых, правительство испугалось борьбы с Рокфеллером, ибо было весьма сомнительно, достанет ли Германия керосина помимо него (производительность Румынии невелика); в-третьих, подоспела миллиардная ассигновка 1913 года на военную подготовку Германии. Проект монополии отложили. «Керосиновый трест» Рокфеллера вышел из борьбы пока победителем.


Берлинский журнал «Банк» писал по этому поводу, что бороться с «Керосиновым трестом» Германия могла бы лишь вводя монополию электрического тока и превращая водяную силу в дешёвое электричество. Но, — добавлял он, — «электрическая монополия придёт тогда, когда она понадобится производителям; именно тогда, когда будет стоять перед дверьми следующий крупный крах в электрической промышленности и когда те гигантские, дорогие электрические станции, которые строятся теперь повсюду частными «концернами» электрической промышленности и для которых эти «концерны» теперь уже получают известные отдельные монополии от городов, государств и пр., будут не в состоянии работать с прибылью.


Тогда придётся пустить в ход водяные силы; но их нельзя будет превращать на государственный счёт в дешёвое электричество, их придётся опять-таки передать «частной монополии, контролируемой государством», потому что частная промышленность уже заключила ряд сделок и выговорила себе крупные вознаграждения… Так было с монополией кали, так есть с керосиновой монополией, так будет с монополией электричества.


Пора бы нашим государственным социалистам, дающим себя ослепить красивым принципом, понять наконец, что в Германии монополии никогда не преследовали такой цели и не вели к такому результату, чтобы приносить выгоды потребителям или хотя бы предоставлять государству часть предпринимательской прибыли, а служили только к тому, чтобы оздоровлять на государственный счёт частную промышленность, дошедшую почти до банкротства».

Монопольный мир. Политика, История, Монополия, Ленин, Капитализм, Империализм, Социализм, Коммунизм, Длиннопост

Такие ценные признания вынуждены делать буржуазные экономисты Германии. Мы видим здесь наглядно, как частные и государственные монополии переплетаются воедино в эпоху финансового капитала, как и те и другие на деле являются лишь отдельными звеньями империалистской борьбы между крупнейшими монополистами за делёж мира.

Некоторые буржуазные писатели (к которым присоединился теперь и К. Каутский, совершенно изменивший своей марксистской позиции, например, 1909 года) выражали то мнение, что международные картели, будучи одним из наиболее рельефных выражений интернационализации капитала, дают возможность надеяться на мир между народами при капитализме.


Это мнение теоретически совершенно вздорно, а практически есть софизм и способ нечестной защиты худшего оппортунизма. Международные картели показывают, до какой степени выросли теперь капиталистические монополии и из-за чего идёт борьба между союзами капиталистов. Это последнее обстоятельство есть самое важное; только оно выясняет нам историко-экономический смысл происходящего, ибо форма борьбы может меняться и меняется постоянно в зависимости от различных, сравнительно частных и временных, причин, но сущность борьбы, её классовое содержание прямо-таки не может измениться, пока существуют классы.


Понятно, что в интересах, например, немецкой буржуазии, к которой по сути дела перешёл в своих теоретических рассуждениях Каутский (об этом речь пойдёт ещё ниже), затушёвывать содержание современной экономической борьбы (раздел мира) и подчёркивать то одну, то другую форму этой борьбы. Ту же ошибку делает Каутский. И речь идёт, конечно, не о немецкой, а о всемирной буржуазии.


Капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли; при этом делят они его «по капиталу», «по силе» — иного способа дележа не может быть в системе товарного производства и капитализма. Сила же меняется в зависимости от экономического и политического развития; для понимания происходящего надо знать, какие вопросы решаются изменениями силы, а есть ли это — изменения «чисто» экономические или внеэкономические (например, военные), это вопрос второстепенный, не могущий ничего изменить в основных взглядах на новейшую эпоху капитализма. Подменять вопрос о содержании борьбы и сделок между союзами капиталистов вопросом о форме борьбы и сделок (сегодня мирной, завтра немирной, послезавтра опять немирной) значит опускаться до роли софиста.

Эпоха новейшего капитализма показывает нам, что между союзами капиталистов складываются известные отношения на почве экономического раздела мира, а рядом с этим, в связи с этим между политическими союзами, государствами, складываются известные отношения на почве территориального раздела мира, борьбы за колонии, «борьбы за хозяйственную территорию».


https://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Lenin_Imperialism/imp....

Показать полностью 6
16

Советую посмотреть "Реальные упыри" (2014)

Советую посмотреть "Реальные упыри" (2014) Советую посмотреть, Реальные упыри, 2014, Фильмы, Новая Зеландия

Да-да, этот фильм уже не раз тут мелькал, 2014 года как-никак, но есть же такие как я, которые узнали, или узнают о нём только в 2019, поэтому информация специально для них.


Вот уж изъезженная тема вдоль и поперёк и думается, что можно добавить к уже снятому, а нет... Два новозеландских режиссёра решили, что их страна может не только кольца чеканить для властелинов, но и рассказать ещё о быте современных кровососах. Очень симпатичная комедия, может смеяться всё время не будете, но улыбка с лица не слезет на протяжении всего фильма.

И вообще, фильм настолько хорош, что почти гениален.

-48

Эффективность и эффектность, не перепутал ли президент слова?

Я уважаю Владимира Путина, но критически отношусь к его видению развития. Точнее всего моё отношение к нему демонстрирует очень меткая фраза, не знаю кем придуманная: "Мы критикуем Путина не за то, что он слишком Путин, а за то, что он мало Путин”.


На мой взгляд главная его заслуга – остановил распад страны и стабилизировал её состояние, но дорогу для дальнейшего развития выбрал сомнительную. В искренности его желания сделать благополучной страну для всех, сомневаться не приходиться, но вот методы и результаты сомнения вызывают.


Эффективность - соотношение между достигнутым результатом и использованными ресурсами


Эффектность – свойство производить впечатление

Эффективность и эффектность, не перепутал ли президент слова? Политика, Путин, Прямая линия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, Россия, Длиннопост

В этой прямой линии на вопрос о возвращении к социализму, Владимир Путин выразил сомнения в эффективности такого строя и маловероятности возвращения к нему.

Вопрос, и ответ звучали так:


«Вы как-то сказали, что назад дороги к социализму нет, а мне капитализм ничего не дал, почему у людей не спросили?


"Во-первых у людей спрашивали в начале девяностых годов и несмотря на то что 74% проголосовало за сохранение Советского Союза, потом кстати говоря, никто почему-то об этом не вспомнил и верховный совет РСФСР проголосовал по сути за роспуск Советского Союза. Так, что это были представители народа, они за это проголосовали, значит и, кстати говоря, я так понимаю, что вопрос задал сторонник каких-то левых взглядов, может быть компартии, но, а кто как ни компартия распустила СоветскийСоюз, но это именно так и было сделано и Михаил Сергеевич Горбачёв генеральный секретарь ЦК КПСС и вторая, противоборствующая тогда сторона все выходцы из политбюро ЦК КПСС, ну вот и чего, вопрос-то о чём?


Значит, возможен ли возврат в социализм в полном объёме, это моё личное мнение – маловероятно, просто маловероятно, страна другая стала. Значит это только через тяжёлые внутренние конфликты, возможно, нам нужны эти конфликты? То, что политические силы, которые придерживаются левых взглядов, социалистических идей, могут контролировать страну и верховную политическую власть, я этого не исключаю. Любая легальная политическая сила в ходе открытой политической дискуссии, обращаясь к народу, к населению, к избирателям, способна завоевать его симпатии и утвердиться в верхних эшелонах власти. Будет ли это хорошо для страны, я не знаю, потому, что одно дело национализировать всё и вся, а другое дело добиться, чтобы национализированные отрасли эффективно работали. Это совершенно разные вещи и элемент государственного влияния и государственного регулирования у нас и так присутствует. Это отдельная большая дискуссия."


Интересно, что неверие президента в эффективность социализма в ходе прямой линии самим же президентом частично опровергалось. Им было сказано:

Чистой рыночной экономики просто не существует, а вот смешанная, во всём мире присутствует, как только начинаются какие-то сбои в экономике, проблемы начинаются, тут же возрастает роль государства, как только накопления возрастают, как только ситуация успокаивается, государство из экономики уходит, это везде, во всех странах в мире происходит. И у нас это всегда происходило в кризисные времена.”

Одним из примеров был назван Китай. Да, Китай не назовёшь чисто социалистической страной, но на этом пути он ближе всех и что это как не признание эффективности социалистической, пусть и не до конца, системы. А пример западных стран "подталкивающих такую тему как стратегическое планирование в отраслях”. Это разве не другое название старой доброй плановой экономики, которую именно социализм берёт на вооружение?

А то что, рыночные кризисы, которые возникают из-за противоречий внутри самого капитализма, постоянно исправляются усилением государства в экономике, что является одними из инструментов социализма, это разве не признание? Как-то странно не верить в эффективность социализма и при этом хвалить различные социалистические методы и инструменты.

"Страна другая стала"
А какой же стала страна? Об успехах её настоящих и мнимых нам вещают круглосуточно, но что ещё есть?

Вопрос:
"Куда нас ведёт эта банда патриотов из Единой России?

Путин стал защищать этих "зрелых людей, взявших на себя ответственность за укрепление страны и улучшение жизни людей в конечном итоге ”.
У многих, в том числе и у меня, сложилось впечатление, что эти зрелые люди пекутся об улучшении только своих жизней, а на людей, о жизнях которых они и знать не хотят, им плевать, полно историй подтверждающих это. Президент их бандой не называет и я тоже не стану, а то ещё статью пришьют за неуважение.

“Главное – мотивация.”
Также Путин встал на защиту эффективных менеджеров. На тему социальной несправедливости – разницы зарплат работников и управляющего звена чётко сказал, что платить меньше им нельзя, иначе разбегутся.

И хорошо бы, многие эти менеджеры больше создают эффектность своей бурной деятельности и зачастую эта деятельность не просто не эффективна, а даже вредна трудовому процессу. Но нет, нам необходимо это полчище перекладывателей бумаг с одного края стола на другой, иноваторов современных концепций и прочих улучшений. Мотивация большинства этих управленцев одна – личное обогащение путём создания видимости процесса. Это характерная черта капитализма – единоличная выгода. В социализме же ударение делали на выгоде общественной, может не без ошибок личного поощрения, но тем не менее, что делалось и зачем, существенно отличалось.

В ответе на вопрос про засилье экономистов 90х во власти сказал, что экономика уже другая, растут запасы золота, нет долгов МВФ и огромной инфляции, внутри страны нет долгов, когда работникам не платят по пол года зарплаты, как было в 90е, не платили своевременно пенсии,
"да и она была ничтожна"ничего подобного сейчас нет
Владимирович видимо просто не знает, что есть такие предприятия, где должны работникам за пол года. Исключения это или начало тенденции, посмотрим. А про пенсии...  поднятие пенсионного возраста - это весьма эффективный капиталистический инструмент.

Эффективность и эффектность, не перепутал ли президент слова? Политика, Путин, Прямая линия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, Россия, Длиннопост

Что эффективного из капитализма мы ещё имеем?


Была затронута тема регионального авиа сообщения. Проблема тарифов, высоких цен на билеты для людей. Президент сказал, что сделано для стимулирования рег.авиа, а это обнуление НДС, компенсация нефтедобывающим компаниям за недополученную прибыль , также сказал о стоимости авиационного керосина и эксплуатации и содержания аэропортов.


Это всё конечно понятно, но главная проблема ведь не в этом. Максимальное извлечение прибыли, вот какой целью руководствуются владельцы авиакомпаний. А объясняют в стиле наших нефтяников "Нефть дорожает/дешевеет – бензин дорожает” так и тут билеты дорогие потому что (и любая оправдывающая причина).


Есть очень хороший документальный фильм, одного из лучших журналистов России Бориса Соболева (это если кто не знает, тот кто вывел на чистую воду "Битву экстрасенсов”) "Авиабилетная аномалия” 2016 года https://www.youtube.com/watch?v=5rm_IHp9Y78


Этот фильм упомянул журналист в ходе прямого включения. Рекомендую посмотреть его отдельно. Борис Соболев въедливо изучает тему, освещает её со всех ракурсов, давая возможность высказаться всем. И вот после просмотра понимаешь, что хоть обнуляй налоги, хоть давай топливо бесплатно, а цены будут всё равно задирать, потому, что выгодно! Пользуясь своим монопольным положением, зная, что у людей нет альтернативы - так происходит ценообразование. И как забавно, у нас капитализм, но почему-то есть монополии (а нам же вещают о конкуренции, где она? ) которые стремятся только к личной выгоде, а что на это отвечал социализм:


"Социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперёд от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией."


В.И. Ленин “Грозящая катастрофа и как с ней бороться”


Именно в соответствии с этим развивалось региональное авиа сообщение в Советском Cоюзе. Но это не эффективно, как оказалось.


На прямой линии, большое внимание было уделено проблемам медицины. На три экрана вывели журналистов из Онкоцетра, поликлиники и фельдшерского пункта. И освещая, плавненько подвели к проблеме нехватки специалистов. А почему их нет? Как завещал Медведев, уходят в частный сектор, с таким отношением, зарплатами, как иначе? Медицина как социальное обязательство, это большие затраты, как было при Советском Cоюзе, как есть сейчас в России.


Разница была в подходе. При социализме – бесплатная и доступная медицина, это неотъемлемое право граждан и в СССР были с этим проблемы, но задача была, чтобы всё было для людей, пусть и путём огромных затрат. При капитализме всё подчинено одному – извлечению прибыли и именно так и действовало государство все последние годы. Оптимизация медицины и все прелести с ней связанные – это шаги направленные на экономию, только экономию на ком, на пациентах не дождавшихся скорой, на врачах умирающих на рабочем месте от переработки. Для чего всё это делается? Снизить нагрузку с государства, перевести медицину в частный сектор, где и у врачей денег будет больше, и лечиться будут только те, кому это по карману.


И я лучше выберу, пусть и с обшарпанными стенами палат, но с лекарствами и компетентными врачами эффективную медицину социализма, чем, с красивыми коридорами, но где мне не помогут, точнее, помогут, но талончик есть только на посещение через 2 месяца, эффектную медицину капитализма.


А к какому выводу по нехватке кадров приходят в капиталистической России – необходимо в принудительном порядке закреплять выпускников медиков. В СССР была такая практика, направляли по плану, туда где необходимы и не отвертишься, но там же был социализм, да и будущие врачи знали, что так будет. А как такие методы согласуются с капитализмом? Начнём закрепощать с медиков, остальных потом?


Грудина в премьеры.


Такое предложение прочитал президент с листка.

Грудинин скользкий тип прикрывающий своё богатство образцовым совхозом им. Ленина. И как политик слабый, и как человек изворотливый, но понятно желание написавшего, кто против, если таких витринных совхозов будет больше в стране, ведь каждый хочет в таком жить. Но и замечание президента на счёт оффшоров справедливо, вопрос, касается это только Грудинина, или всех?


А то интересно получается, стоит кому-то стать чиновником и он гол как сокол, а родственники его тут же становятся успешными бизнесменами, или вуменами. Дети учатся, живут заграницей, кое-кто из депутатов, в США специально летает рожать, чтобы обеспечить гражданством, владеют недвижимостью, или просто гоняют на катере вдоль Майами, в то время когда должны заседать в думе Российской Федерации.О счетах в банках мы практически ничего не знаем.


Значит кому-то можно, кому-то нет. Вот он свободный выбор капитализма.


И последнее, очень яркий пример.

Эффективность и эффектность, не перепутал ли президент слова? Политика, Путин, Прямая линия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, Россия, Длиннопост

Обратились люди из села, с просьбой провести им воду. Вынуждены добывать её из колодцев, скважин, покупать в магазинах и так в течении 20 лет и это при том, что есть действующий водопровод, буквально в десятках метрах от домов, идущий к птицефабрике. Водопровод, построенный неэффективным социализмом в 1974 году. А эффективный капитализм уже 20 лет не может решить проблему с водой для людей. Как же так получается? Да всё дело в стимуле, мотивации, если строительство такого водопровода не принесёт большой прибыли, то и пальцем не пошевелят, гораздо легче планировать и переносить сроки, осваивать бюджеты. А сколько таких решаемых, но не решённых проблем не было озвучено ради эффектного прямого эфира, где главный решает проблемы счастливчиков?


Путин правильно сказал, что это ЦК КПСС распустило страну, довело до этого, возможно ими движило как раз то, что было нереализуемо в рамках социализма – личное обогащение, не позволял строй, а капитализм сулил такие возможности, которыми они все дружно и воспользовались.


74% населения огромной страны, когда у него спросили напрямую, ответило, люди ответили, что хотят сохранить Советский Союз, возможно подступающий капитализм пах не только кока-колой и гамбургерами.


Случилось как случилось, проблемный социализм распался и наступил капитализм где люди – это источник прибыли, вторая нефть, смазка для работы экономики, люди – это средство, а не цель. И несуразно когда государство ставит перед собой весьма социалистические задачи, где благополучие всех людей – это цель, но пытается их решить не предназначенными, противоречащими таким целям методами, будь, то помощь нефтяным компаниям, которые вынуждены "недополучать" прибыль (вот бедненькие), продавая бензин на внутреннем рынке, будь, то перевод санитарок в уборщицы или сокращение ставок, для повышения зарплат одним за счёт других. Вот это вот всё коммунисты и называют внутренними противоречиями капитализма.

Механизм его так устроен, так заточен, что не получится эффективно решать поставленные задачи по социальным обязательствам,  а можно лишь эффектно создавать видимость.

Эффективность и эффектность, не перепутал ли президент слова? Политика, Путин, Прямая линия, Капитализм, Социализм, Коммунизм, Россия, Длиннопост
Показать полностью 3
9

О труде.

О труде. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Труд, Длиннопост

О развитии капитализма. Ч2.

Во всяком обществе со стихийно сложившимся развитием производства, — а современное общество является именно таким, — не производители господствуют над средствами производства, а средства производства господствуют над производителями.

В таком обществе каждый новый рычаг производства необходимо превращается в новое средство порабощения производителей средствами производства. Сказанное относится прежде всего к тому рычагу производства, который вплоть до возникновения крупной промышленности был наиболее могущественным, — к разделению труда.

Уже первое крупное разделение труда — отделение города от деревни — обрекло сельское население на тысячелетия отупения, а горожан — на порабощение каждого его специальным ремеслом. Оно уничтожило основу духовного развития одних и физического развития других. Если крестьянин овладевает землёй, а горожанин — своим ремеслом, то в такой же степени земля овладевает крестьянином, а ремесло — ремесленником. Вместе с разделением труда разделяется и сам человек. Развитию одной-единственной деятельности приносятся в жертву все прочие физические и духовные способности. Это калечение человека возрастает в той же мере, в какой растёт разделение труда, достигающее своего высшего развития в мануфактуре.

О труде. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Труд, Длиннопост

Мануфактура разлагает ремесло на его отдельные частичные операции, отводит каждую из них отдельному рабочему как его пожизненную профессию и приковывает его таким образом на всю жизнь к определённой частичной функции и к определённому орудию труда.


«Мануфактура уродует рабочего, искусственно культивируя в нём одну только одностороннюю сноровку и подавляя мир его производственных наклонностей и дарований… Сам индивидуум разделяется, превращается в автоматическое орудие данной частичной работы» (Маркс), — в автоматическое орудие, которое во многих случаях достигает своего совершенства лишь путём буквального физического и духовного уродования рабочего.


Машины, применяемые в крупной промышленности, низводят рабочего от положения машины до роли простого придатка к ней. «Пожизненная специальность — управлять частичным орудием, превращается в пожизненную специальность — служить частичной машине. Машиной злоупотребляют для того, чтобы самого рабочего превратить с детского возраста в часть частичной машины» (Маркс).


И не одни только рабочие, но и классы, прямо или косвенно эксплуатирующие их, также оказываются, вследствие разделения труда, рабами орудий своей деятельности: духовно опустошённый буржуа порабощён своим собственным капиталом и своей собственной страстью к прибыли; юрист порабощён своими окостенелыми правовыми воззрениями, которые как некая самостоятельная сила владеют им; «образованные классы» вообще порабощены разнообразными формами местной ограниченности и односторонности, своей собственной физической и духовной близорукостью, своей изуродованностью воспитанием, выкроенным по мерке одной определённой специальности, своей прикованностью на всю жизнь к этой самой специальности — даже и тогда, когда этой специальностью является просто ничегонеделание.


Овладев всеми средствами производства в целях их общественно-планомерного применения, общество уничтожит существующее ныне порабощение людей их собственными средствами производства. Само собой разумеется, что общество не может освободить себя, не освободив каждого отдельного человека.

Старый способ производства должен быть, следовательно, коренным образом перевёрнут, и в особенности должно исчезнуть старое разделение труда. На его место должна вступить такая организация производства, где, с одной стороны, никто не мог бы сваливать на других свою долю участия в производительном труде, этом естественном условии человеческого существования, и где, с другой стороны, производительный труд, вместо того чтобы быть средством порабощения людей, стал бы средством их освобождения, предоставляя каждому возможность развивать во всех направлениях и действенно проявлять все свои способности, как физические, так и духовные, — где, следовательно, производительный труд из тяжёлого бремени превратится в наслаждение.

Всё это в настоящее время уже отнюдь не фантазия и не благочестивое пожелание. При современном развитии производительных сил достаточно уже того увеличения производства, которое будет вызвано самим фактом обобществления производительных сил, достаточно одного устранения проистекающих из капиталистического способа производства затруднений и помех, расточения продуктов и средств производства, чтобы, при всеобщем участии в труде, рабочее время каждого было доведено до незначительных, по нынешним представлениям, размеров.

О труде. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Труд, Длиннопост
https://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Antiduering/antid-3-03...
Показать полностью 2
15

О развитии капитализма. Ч2.

Мы видели, как способность современных машин к усовершенствованию, доведённая до высочайшей степени, превращается, в следствии анархии производства в обществе, в принудительный закон, заставляющий отдельных промышленных капиталистов постоянно улучшать свои машины, постоянно увеличивать их производительную силу.
В такой же принудительный закон превращается для них и простая фактическая возможность расширять размеры своего производства. Огромная способность крупной промышленности к расширению, перед которой расширяемость газов оказывается настоящей детской забавой, проявляется теперь в виде потребности расширять эту промышленность и качественно, и количественно, — потребности, не считающейся ни с каким противодействием.
Это противодействие образуется потреблением, сбытом, рынками для продуктов крупной промышленности. Способность же рынков как к экстенсивному, так и к интенсивному расширению определяется совсем иными законами, действующими с гораздо меньшей энергией.


Расширение рынков не может поспевать за расширением производства. Коллизия становится неизбежной, и так как она не в состоянии разрешить конфликт до тех пор, пока не взорвёт самый капиталистический способ производства, то она становится периодической. Капиталистическое производство порождает новый «порочный круг».


О развитии капитализма. Ч1.

О развитии капитализма. Ч2. Политика, Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

И действительно, начиная с 1825 г., когда разразился первый общий кризис, весь промышленный и торговый мир, производство и обмен всех цивилизованных народов вместе с их более или менее варварскими придатками приблизительно раз в десять лет сходят с рельсов. В торговле наступает застой, рынки переполняются массой не находящих сбыта продуктов, наличные деньги исчезают из обращения, кредит прекращается, фабрики останавливаются, рабочие лишаются жизненных средств, ибо они произвели эти средства в слишком большом количестве; банкротства следуют за банкротствами, аукционы сменяются аукционами. Застой длится годами, массы производительных сил и продуктов расточаются и уничтожаются, пока накопившиеся массы товаров по более или менее сниженным ценам не разойдутся, наконец, и не возобновится постепенно движение производства и обмена.

Мало-помалу движение это ускоряется, шаг сменяется рысью, промышленная рысь переходит в галоп, уступающий своё место бешеному карьеру, настоящей скачке с препятствиями, охватывающей промышленность, торговлю, кредит и спекуляцию, чтобы в конце концов после самых отчаянных скачков снова свалиться в бездну краха. И так постоянно сызнова. С 1825 г. мы уже пять раз пережили этот круговорот и теперь (в 1877 г.) переживаем его в шестой раз. Характер этих кризисов выражен до такой степени ярко, что Фурье уловил суть всех этих кризисов, назвав первый из них crise pléthorique, кризисом от изобилия.
В кризисах с неудержимой силой прорывается наружу противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением. Обращение товаров на время прекращается; средство обращения — деньги — становится тормозом обращения; все законы производства и обращения товаров действуют навыворот. Экономическая коллизия достигает своей высшей точки: способ производства восстаёт против способа обмена, производительные силы восстают против способа производства, который они переросли.

О развитии капитализма. Ч2. Политика, Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Тот факт, что общественная организация производства внутри фабрик достигла такой степени развития, что стала несовместимой с существующей рядом с ней и над ней анархией производства в обществе, — этот факт становится осязательным для самих капиталистов благодаря насильственной концентрации капиталов, совершающейся во время кризисов посредством разорения многих крупных и ещё большего числа мелких капиталистов.
Весь механизм капиталистического способа производства отказывается служить под тяжестью им же самим созданных производительных сил.

Он не может уже превращать в капитал всю массу средств производства; они остаются без употребления, а потому вынуждена бездействовать и промышленная резервная армия. Средства производства, жизненные средства, рабочие, находящиеся в распоряжении капитала, — все элементы производства и общего благосостояния имеются в изобилии. Но «изобилие становится источником нужды и лишений» (Фурье), потому что именно оно-то и препятствует превращению средств производства и жизненных средств в капитал.

Ибо в капиталистическом обществе средства производства не могут вступать в действие иначе, как превратившись сначала в капитал, в средство эксплуатации человеческой рабочей силы. Как призрак, стоит между рабочими, с одной стороны, и средствами производства и жизненными средствами, с другой, необходимость превращения этих средств в капитал. Она одна препятствует соединению вещественных и личных рычагов производства; она одна мешает средствам производства действовать, а рабочим — трудиться и жить. Следовательно, с одной стороны, капиталистический способ производства изобличается в своей собственной неспособности к дальнейшему управлению производительными силами. С другой стороны, сами производительные силы с возрастающей мощью стремятся к уничтожению этого противоречия, к освобождению себя от всего того, что свойственно им в качестве капитала, к фактическому признанию их характера как общественных производительных сил.


Это противодействие мощно возрастающих производительных сил их капиталистическому характеру, эта возрастающая необходимость признания их общественной природы принуждает класс самих капиталистов всё чаще и чаще обращаться с ними, насколько это вообще возможно при капиталистических отношениях, как с общественными производительными силами. Как периоды промышленной горячки с их безгранично раздутым кредитом, так и самые крахи, разрушающие крупные капиталистические предприятия, приводят к такой форме обобществления больших масс средств производства, какую мы встречаем в различного рода акционерных обществах.


Некоторые из этих средств производства и сообщения, как, например, железные дороги, сами по себе до того колоссальны, что они исключают всякую другую форму капиталистической эксплуатации. На известной ступени развития становится недостаточной и эта форма: государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено взять на себя руководство указанными средствами производства и сообщения. Эта необходимость превращения в государственную собственность наступает прежде всего для крупных средств сообщения: почты, телеграфа и железных дорог.

О развитии капитализма. Ч2. Политика, Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Если кризисы выявили неспособность буржуазии к дальнейшему управлению современными производительными силами, то переход крупных производственных предприятий и средств сообщения в руки акционерных обществ и в государственную собственность доказывает ненужность буржуазии для этой цели.

Все общественные функции капиталиста выполняются теперь наёмными служащими. Для капиталиста не осталось другой общественной деятельности, кроме загребания доходов, стрижки купонов и игры на бирже, где различные капиталисты отнимают друг у друга капиталы. Если раньше капиталистический способ производства вытеснял рабочих, то теперь он вытесняет и капиталистов, правда, пока ещё не в промышленную резервную армию, а только в разряд излишнего населения.


Но ни переход в руки акционерных обществ, ни превращение в государственную собственность не уничтожают капиталистического характера производительных сил. Относительно акционерных обществ это совершенно очевидно. А современное государство опять-таки есть лишь организация, которую создаёт себе буржуазное общество для охраны общих внешних условий капиталистического способа производства от посягательств как рабочих, так и отдельных капиталистов. Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист.

Чем больше производительных сил возьмёт оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наёмными рабочими, пролетариями. Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки. Но на высшей точке происходит переворот. Государственная собственность на производительные силы не разрешает конфликта, но она содержит в себе формальное средство, возможность его разрешения. Это разрешение может состоять лишь в том, что общественная природа современных производительных сил будет признана на деле и что, следовательно, способ производства, присвоения и обмена будет приведён в соответствие с общественным характером средств производства.

А это может произойти только таким путём, что общество открыто и не прибегая ни к каким окольным путям возьмёт в своё владение производительные силы, переросшие всякий другой способ управления ими, кроме общественного.

Тем самым общественный характер средств производства и продуктов, который теперь оборачивается против самих производителей и периодически потрясает способ производства и обмена, прокладывая себе путь только как слепо действующий закон природы, насильственно и разрушительно, — этот общественный характер будет тогда использован производителями с полной сознательностью и превратится из причины расстройств и периодических крахов в сильнейший рычаг самого производства.

О развитии капитализма. Ч2. Политика, Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Общественные силы, подобно силам природы, действуют слепо, насильственно, разрушительно, пока мы не познали их и не считаемся с ними. Но раз мы познали их, поняли их действие, направление и влияние, то только от нас самих зависит подчинять их всё более и более нашей воле и с их помощью достигать наших целей. Это в особенности относится к современным могучим производительным силам.

Пока мы упорно отказываемся понимать их природу и характер, — а этому пониманию противятся капиталистический способ производства и его защитники, — до тех пор производительные силы действуют вопреки нам, против нас, до тех пор они властвуют над нами, как это подробно показано выше.

Но раз понята их природа, они могут превратиться в руках ассоциированных производителей из демонических повелителей в покорных слуг. Здесь та же разница, что между разрушительной силой электричества в грозовой молнии и укрощённым электричеством в телеграфном аппарате и дуговой лампе, та же разница, что между пожаром и огнём, действующим на службе человека.

Когда с современными производительными силами станут обращаться сообразно с их познанной, наконец, природой, общественная анархия в производстве заменится общественно-планомерным регулированием производства сообразно потребностям как общества в целом, так и каждого его члена в отдельности. Тогда капиталистический способ присвоения, при котором продукт порабощает сперва производителя, а затем и присвоителя, будет заменён новым способом присвоения продуктов, основанным на самой природе современных средств производства: с одной стороны, прямым общественным присвоением продуктов в качестве средств для поддержания и расширения производства, а с другой — прямым индивидуальным присвоением их в качестве средств к жизни и наслаждению.


Всё более и более превращая громадное большинство населения в пролетариев, капиталистический способ производства создаёт силу, которая под угрозой гибели вынуждена совершить этот переворот. Заставляя всё более и более превращать в государственную собственность крупные обобществлённые средства производства, капиталистический способ производства сам указывает путь к совершению этого переворота. Пролетариат берёт государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность. Но тем самым он уничтожает самого себя как пролетариат, тем самым он уничтожает все классовые различия и классовые противоположности, а вместе с тем и государство как государство.

Существовавшему и существующему до сих пор обществу, которое движется в классовых противоположностях, было необходимо государство, т. е. организация эксплуататорского класса для поддержания его внешних условий производства, значит, в особенности для насильственного удержания эксплуатируемого класса в определяемых данным способом производства условиях подавления (рабство, крепостничество или феодальная зависимость, наёмный труд). Государство было официальным представителем всего общества, его сосредоточением в видимой корпорации, но оно было таковым лишь постольку, поскольку оно было государством того класса, который для своей эпохи один представлял всё общество: в древности оно было государством рабовладельцев — граждан государства, в средние века — феодального дворянства, в наше время — буржуазии. Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним.

О развитии капитализма. Ч2. Политика, Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

С того времени, когда не будет ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавлении, с того времени, когда исчезнут вместе с классовым господством, вместе с борьбой за отдельное существование, порождаемой теперешней анархией в производстве, те столкновения и эксцессы, которые проистекают из этой борьбы, — с этого времени нечего будет подавлять, не будет и надобности в особой силе для подавления, в государстве.

Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества — взятие во владение средств производства от имени общества, — является в то же время последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами.

Государство не «отменяется», оно отмирает. На основании этого следует оценивать фразу про «свободное народное государство», фразу, имевшую до известной поры право на существование в качестве агитационного средства, но в конечном счёте научно несостоятельную. На основании этого следует оценивать также требование так называемых анархистов, чтобы государство было отменено с сегодня на завтра.


С тех пор как на историческую сцену выступил капиталистический способ производства, взятие обществом всех средств производства в своё владение часто представлялось в виде более или менее туманного идеала будущего как отдельным личностям, так и целым сектам. Но оно стало возможным, стало исторической необходимостью лишь тогда, когда материальные условия его проведения в жизнь оказались налицо. Как и всякий другой общественный прогресс, оно становится осуществимым не вследствие осознания того, что существование классов противоречит справедливости, равенству и т. д., не вследствие простого желания отменить классы, а в силу известных новых экономических условий.

Разделение общества на классы — эксплуатирующий и эксплуатируемый, господствующий и угнетённый — было неизбежным следствием прежнего незначительного развития производства. Пока совокупный общественный труд даёт продукцию, едва превышающую самые необходимые средства существования всех, пока, следовательно, труд отнимает всё или почти всё время огромного большинства членов общества, до тех пор это общество неизбежно делится на классы.

Рядом с этим огромным большинством, исключительно занятым подневольным трудом, образуется класс, освобождённый от непосредственно производительного труда и ведающий такими общими делами общества, как управление трудом, государственные дела, правосудие, науки, искусства и т. д. Следовательно, в основе деления на классы лежит закон разделения труда. Это, однако, отнюдь не исключало применения насилия, хищничества, хитрости и обмана при образовании классов и не мешало господствующему классу, захватившему власть, упрочивать своё положение за счёт трудящихся классов и превращать руководство обществом в эксплуатацию масс.

О развитии капитализма. Ч2. Политика, Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Но если разделение на классы имеет, таким образом, известное историческое оправдание, то оно имеет его лишь для известного периода и при известных общественных условиях. Оно обусловливалось недостаточностью производства и будет уничтожено полным развитием современных производительных сил.

И действительно, упразднение общественных классов предполагает достижение такой ступени исторического развития, на которой является анахронизмом, выступает как отжившее не только существование того или другого определённого господствующего класса, но и какого бы то ни было господствующего класса вообще, а следовательно, и самое деление на классы.

Следовательно, упразднение классов предполагает такую высокую ступень развития производства, на которой присвоение особым общественным классом средств производства и продуктов, — а с ними и политического господства, монополии образования и духовного руководства, — не только становится излишним, но и является препятствием для экономического, политического и интеллектуального развития. Эта ступень теперь достигнута.

Политическое и интеллектуальное банкротство буржуазии едва ли составляет тайну даже для неё самой, а её экономическое банкротство повторяется регулярно каждые десять лет. При каждом кризисе общество задыхается под тяжестью своих собственных производительных сил и продуктов, которые оно не может использовать, и остаётся беспомощным перед абсурдным противоречием, когда производители не могут потреблять потому, что недостаёт потребителей.

Свойственная современным средствам производства сила расширения разрывает оковы, наложенные капиталистическим способом производства. Освобождение средств производства от этих оков есть единственное предварительное условие беспрерывного, постоянно ускоряющегося развития производительных сил, а благодаря этому — и практически безграничного роста самого производства. Но этого недостаточно.

Обращение средств производства в общественную собственность устраняет не только существующее теперь искусственное торможение производства, но также и то прямое расточение и уничтожение производительных сил и продуктов, которое в настоящее время является неизбежным спутником производства и достигает своих высших размеров в кризисах. Сверх того, оно сберегает для общества массу средств производства и продуктов путём устранения безумной роскоши и мотовства господствующих теперь классов и их политических представителей.

Возможность обеспечить всем членам общества путём общественного производства не только вполне достаточные и с каждым днём улучшающиеся материальные условия существования, но также полное свободное развитие и применение их физических и духовных способностей, — эта возможность достигнута теперь впервые, но теперь она действительно достигнута. Раз общество возьмёт во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем самым человек теперь — в известном смысле окончательно — выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие.

Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и всё возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы.

О развитии капитализма. Ч2. Политика, Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Совершить этот освобождающий мир подвиг — таково историческое призвание современного пролетариата. Исследовать исторические условия, а вместе с тем и самоё природу этого переворота и таким образом выяснить ныне угнетённому классу, призванному совершить этот подвиг, условия и природу его собственного дела — такова задача научного социализма, являющегося теоретическим выражением пролетарского движения.


https://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Antiduering/antid-3-02...

Показать полностью 6
14

О развитии капитализма. Ч1.

Материалистическое понимание истории исходит из того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляет основу всякого общественного строя; что в каждом выступающем в истории обществе распределение продуктов, а вместе с ним и разделение общества на классы или сословия, определяется тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются.

Таким образом, конечных причин всех общественных изменений и политических переворотов надо искать не в головах людей, не в возрастающем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способа производства и обмена; их надо искать не в философии, а в экономике соответствующей эпохи.

Пробуждающееся понимание того, что существующие общественные установления неразумны и несправедливы, что «разумное стало бессмысленным, благо стало мучением», — является лишь симптомом того, что в методах производства и в формах обмена незаметно произошли такие изменения, которым уже не соответствует общественный строй, скроенный по старым экономическим условиям.


Отсюда вытекает также и то, что средства для устранения обнаруженных зол должны быть тоже налицо — в более или менее развитом виде — в самих изменившихся производственных отношениях. Надо не изобретать эти средства из головы, а открывать их при помощи головы в наличных материальных фактах производства.

О Роберте Оуэне.

Итак, как же, в связи с этим, обстоит дело с современным социализмом?

О развитии капитализма. Ч1. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Всеми уже, пожалуй, признано, что существующий общественный строй создан господствующим теперь классом — буржуазией. Свойственный буржуазии способ производства, называемый со времени Маркса капиталистическим способом производства, был несовместим с местными и сословными привилегиями, равно как и с взаимными личными узами феодального строя; буржуазия разрушила феодальный строй и воздвигла на его развалинах буржуазный общественный строй, царство свободной конкуренции, свободы передвижения, равноправия товаровладельцев, — словом, всех буржуазных прелестей.


Капиталистический способ производства мог теперь развиваться свободно. C тех пор как пар и новые рабочие машины превратили старую мануфактуру в крупную промышленность, созданные под управлением буржуазии производительные силы стали развиваться с неслыханной прежде быстротой и в небывалых размерах.


Но точно так же, как в своё время мануфактура и усовершенствовавшиеся под её влиянием ремёсла пришли в конфликт с феодальными оковами цехов, так и крупная промышленность в своём более полном развитии приходит в конфликт с теми узкими рамками, в которые её втискивает капиталистический способ производства. Новые производительные силы уже переросли буржуазную форму их использования.


И этот конфликт между производительными силами и способом производства вовсе не такой конфликт, который возник только в головах людей — подобно конфликту между человеческим первородным грехом и божественной справедливостью, — а существует в действительности, объективно, вне нас, независимо от воли или поведения даже тех людей, деятельностью которых он создан. Современный социализм есть не что иное, как отражение в мышлении этого фактического конфликта, идеальное отражение его в головах прежде всего того класса, который страдает от него непосредственно, — рабочего класса.


В чём же состоит этот конфликт?


До появления капиталистического производства, т. е. в средние века, всюду существовало мелкое производство, основой которого была частная собственность работников на их средства производства: в деревне — земледелие мелких крестьян, свободных или крепостных, в городе — ремесло. Средства труда — земля, земледельческие орудия, мастерские, ремесленные инструменты — были средствами труда отдельных лиц, рассчитанными лишь на единоличное употребление, и, следовательно, по необходимости оставались мелкими, карликовыми, ограниченными. Но потому-то они, как правило, и принадлежали самому производителю.


Сконцентрировать, укрупнить эти раздробленные, мелкие средства производства, превратить их в современные могучие рычаги производства — такова как раз и была историческая роль капиталистического способа производства и его носительницы — буржуазии. Как она исторически выполнила эту роль, начиная с XV века, на трёх различных ступенях производства: простой кооперации, мануфактуры и крупной промышленности, — подробно изображено Марксом в IV отделе «Капитала». Но буржуазия, как установил Маркс там же, не могла превратить эти ограниченные средства производства в мощные производительные силы, не превращая их из средств производства, применяемых отдельными лицами, в общественные средства производства, применяемые лишь совместно массой людей.


Вместо самопрялки, ручного ткацкого станка, кузнечного молота появились прядильная машина, механический ткацкий станок, паровой молот; вместо отдельной мастерской — фабрика, требующая совместного труда сотен и тысяч рабочих. Подобно средствам производства, и само производство превратилось из ряда разрозненных действий в ряд общественных действий, а продукты — из продуктов отдельных лиц в продукты общественные.


Пряжа, ткани, металлические товары, выходящие теперь из фабрик и заводов, представляют собой продукт совместного труда множества рабочих, через руки которых они должны были последовательно пройти, прежде чем стали готовыми. Никто в отдельности не может сказать о них: «Это сделал я, это мой продукт».

О развитии капитализма. Ч1. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Но там, где основной формой производства является стихийно сложившееся разделение труда в обществе, там это разделение труда неизбежно придаёт продуктам форму товаров, взаимный обмен которых, купля и продажа, даёт возможность отдельным производителям удовлетворять свои разнообразные потребности. Так и было в средние века. Крестьянин, например, продавал ремесленнику земледельческие продукты и покупал у него ремесленные изделия. В это общество отдельных производителей, товаропроизводителей, и вклинился новый способ производства.


Среди стихийно сложившегося, беспланового разделения труда, господствующего во всём обществе, он установил планомерное разделение труда, организованное на каждой отдельной фабрике; рядом с производством отдельных производителей появилось общественное производство. Продукты того и другого продавались на одном и том же рынке, а следовательно, по ценам, по крайней мере, приблизительно одинаковым.


Но планомерная организация оказалась могущественнее стихийно сложившегося разделения труда; на фабриках, применявших общественный труд, изготовление продуктов обходилось дешевле, чем у разрозненных мелких производителей. Производство отдельных производителей побивалось в одной области за другой, общественное производство революционизировало весь старый способ производства.


Однако этот революционный характер общественного производства так мало сознавался, что оно, напротив, вводилось именно ради усиления и расширения товарного производства. Оно возникло в непосредственной связи с определёнными, уже до него существовавшими рычагами производства и обмена товаров: купеческим капиталом, ремеслом и наёмным трудом. Ввиду того что оно само выступало как новая форма товарного производства, свойственные товарному производству формы присвоения сохраняли свою полную силу также и для него.


При той форме товарного производства, которая развивалась в средние века, вопрос о том, кому должен принадлежать продукт труда, не мог даже и возникнуть. Он изготовлялся отдельным производителем обыкновенно из собственного сырья, часто им же самим произведённого, при помощи собственных средств труда и собственными руками или руками семьи. Такому производителю незачем было присваивать себе этот продукт, он принадлежал ему по самому существу дела. Следовательно, право собственности на продукты покоилось на собственном труде. Даже там, где пользовались посторонней помощью, она, как правило, играла лишь побочную роль и зачастую вознаграждалась помимо заработной платы ещё и иным путём: цеховой ученик и подмастерье работали не столько ради содержания и платы, сколько ради собственного обучения и подготовки к званию самостоятельного мастера.


Но вот началась концентрация средств производства в больших мастерских и мануфактурах, превращение их по сути дела в общественные средства производства. С этими общественными средствами производства и продуктами продолжали, однако, поступать так, как будто они по-прежнему оставались средствами производства и продуктами отдельных лиц. Если до сих пор собственник средств труда присваивал продукт потому, что это был, как правило, его собственный продукт, а чужой вспомогательный труд был исключением, то теперь собственник средств труда продолжал присваивать себе продукт, хотя последний являлся уже не его продуктом, а исключительно продуктом чужого труда.


Таким образом, продукты общественного труда стали присваиваться не теми, кто действительно приводил в движение средства производства и действительно был производителем этих продуктов, а капиталистом.


Средства производства и производство по существу стали общественными. Но они остаются подчинёнными той форме присвоения, которая своей предпосылкой имеет частное производство отдельных производителей, когда каждый, следовательно, является владельцем своего продукта и выносит его на рынок. Способ производства подчиняется этой форме присвоения, несмотря на то, что он уничтожает её предпосылку. В этом противоречии, которое придаёт новому способу производства его капиталистический характер, уже содержатся в зародыше все коллизии современности.


И чем полнее становилось господство нового способа производства во всех решающих отраслях производства и во всех экономически господствующих странах, сводя тем самым производство отдельных производителей к незначительным остаткам, тем резче должна была выступать и несовместимость общественного производства с капиталистическим присвоением.

О развитии капитализма. Ч1. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Первые капиталисты застали, как мы видели, форму наёмного труда уже существующей. Но наёмный труд существовал лишь в виде исключения, побочного занятия, подсобного промысла, переходного положения. Земледелец, нанимавшийся время от времени на подённую работу, имел свой собственный клочок земли, который на худой конец и один мог его прокормить. Цеховые уставы заботились о том, чтобы сегодняшний подмастерье завтра становился мастером. Но всё изменилось, как только средства производства превратились в общественные и сконцентрировались в руках капиталистов.


Средства производства и продукты мелкого отдельного производителя всё более и более обесценивались, и ему не оставалось ничего иного, как наниматься к капиталисту. Наёмный труд, существовавший раньше в виде исключения и подсобного промысла, стал правилом и основной формой всего производства; из побочного занятия, каким он был прежде, он превратился теперь в единственную деятельность работника. Работник, нанимающийся время от времени, превратился в пожизненного наёмного рабочего. Масса пожизненных наёмных рабочих к тому же чрезвычайно увеличилась благодаря одновременному крушению феодального строя, роспуску свит феодалов, изгнанию крестьян из их усадеб и т. д.


Произошёл полный разрыв между средствами производства, сконцентрированными в руках капиталистов, с одной стороны, и производителями, лишёнными всего, кроме своей рабочей силы, с другой стороны. Противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением выступает наружу как антагонизм между пролетариатом и буржуазией.


Нет надобности разъяснять здесь, что если форма присвоения и остаётся прежней, то характер присвоения претерпевает вследствие вышеописанного процесса не меньшую революцию, чем характер производства. Присваиваю ли я продукт своего собственного или продукт чужого труда — это, конечно, два весьма различных вида присвоения.


Заметим мимоходом, что наёмный труд, в котором уже содержится в зародыше весь капиталистический способ производства, существует с давних времён; в единичной, случайной форме он существовал в течение столетий рядом с рабством. Но этот зародыш мог развиться в капиталистический способ производства только тогда, когда были созданы необходимые для этого исторические предпосылки.


Мы видели, что капиталистический способ производства вклинился в общество, состоявшее из товаропроизводителей, отдельных производителей, общественная связь между которыми осуществлялась посредством обмена их продуктов. Но особенность каждого общества, основанного на товарном производстве, заключается в том, что в нём производители теряют власть над своими собственными общественными отношениями.


Каждый производит сам по себе, случайно имеющимися у него средствами производства и для своей индивидуальной потребности в обмене. Никто не знает, сколько появится на рынке того продукта, который он производит, и в каком количестве этот продукт вообще может найти потребителей; никто не знает, существует ли действительная потребность в производимом им продукте, окупятся ли его издержки производства, да и вообще будет ли его продукт продан. В общественном производстве господствует анархия. Но товарное производство, как и всякая другая форма производства, имеет свои особые, внутренне присущие ему и неотделимые от него законы; и эти законы прокладывают себе путь вопреки анархии, в самой этой анархии, через неё. Эти законы проявляются в единственно сохранившейся форме общественной связи — в обмене — и действуют на отдельных производителей как принудительные законы конкуренции. Они, следовательно, сначала неизвестны даже самим производителям и могут быть открыты ими лишь постепенно, путём долгого опыта. Следовательно, они прокладывают себе путь помимо производителей и против производителей, как слепо действующие естественные законы их формы производства. Продукт господствует над производителями.

О развитии капитализма. Ч1. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

В средневековом обществе, в особенности в первые столетия, производство было направлено, главным образом, на собственное потребление. Оно удовлетворяло по преимуществу только потребности самого производителя и его семьи. Там же, где, как в деревне, существовали отношения личной зависимости, производство удовлетворяло также потребности феодала. Следовательно, здесь не существовало никакого обмена, и продукты не принимали характера товаров. Крестьянская семья производила почти всё, в чём она нуждалась: орудия и одежду, так же как и предметы питания. Производить на продажу она начала только тогда, когда стала производить излишек сверх собственного потребления и уплаты натуральных повинностей феодалу; этот излишек, пущенный в общественный обмен, предназначенный для продажи, становился товаром.


Городские ремесленники должны были, конечно, уже с самого начала производить для обмена. Но и они добывали бо́льшую часть нужных для собственного потребления предметов своим личным трудом: они имели огороды и небольшие поля, пасли свой скот в общинном лесу, который, кроме того, доставлял им строительный материал и топливо; женщины пряли лён, шерсть и т. д. Производство с целью обмена, товарное производство ещё только возникало. Отсюда — ограниченность обмена, ограниченность рынка, стабильность способа производства, местная замкнутость по отношению к внешнему миру, местное объединение внутри: марка в деревне, цех в городе.


С расширением же товарного производства и в особенности с появлением капиталистического способа производства дремавшие раньше законы товарного производства стали действовать более открыто и властно. Старые связи были расшатаны, былые перегородки разрушены, и производители всё более и более превращались в независимых, разрозненных товаропроизводителей. Анархия общественного производства выступила наружу и принимала всё более и более острый характер.


А между тем главное орудие, с помощью которого капиталистический способ производства усиливал анархию в общественном производстве, представляло собой прямую противоположность анархии: это была растущая организация производства как производства общественного на каждом отдельном производственном предприятии. С помощью этого рычага капиталистический способ производства покончил со старой мирной стабильностью.


Проникая в ту или иную отрасль промышленности, он изгонял из неё старые методы производства. Овладевая ремеслом, он уничтожал старое ремесло. Поле труда стало полем битвы.


Великие географические открытия и последовавшая за ними колонизация увеличили во много раз область сбыта и ускорили превращение ремесла в мануфактуру. Борьба разгоралась уже не только между местными отдельными производителями; местные схватки разрослись, в свою очередь, до размеров борьбы между нациями, до торговых войн XVII и XVIII веков. Наконец, крупная промышленность и возникновение мирового рынка сделали эту борьбу всеобщей и в то же время придали ей неслыханную ожесточённость. В отношениях между отдельными капиталистами, как и между целыми отраслями производства и между целыми странами, вопрос о существовании решается тем, обладают ли они выгодными, естественными или искусственно созданными, условиями производства.


Побеждённые безжалостно устраняются. Это — дарвиновская борьба за отдельное существование, перенесённая — с удесятерённой яростью — из природы в общество. Естественное состояние животных выступает как венец человеческого развития. Противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением воспроизводится как противоположность между организацией производства на отдельных фабриках и анархией производства во всём обществе.


В этих обеих формах проявления противоречия, присущего капиталистическому способу производства в силу его происхождения, безвыходно движется этот способ производства, описывая «порочный круг», который открыл в нём уже Фурье. Но Фурье в своё время ещё не мог, конечно, видеть, что этот круг постепенно суживается, что движение производства идёт скорее по спирали и, подобно движению планет, должно закончиться столкновением с центром.


Движущая сила общественной анархии производства всё более и более превращает большинство человечества в пролетариев, а пролетарские массы, в свою очередь, уничтожат в конце концов анархию производства. Та же движущая сила социальной анархии производства превращает возможность бесконечного усовершенствования машин, применяемых в крупной промышленности, в принудительный закон для каждого отдельного промышленного капиталиста, в закон, повелевающий ему беспрерывно совершенствовать свои машины под страхом гибели. Но усовершенствование машин делает излишним определённое количество человеческого труда.

О развитии капитализма. Ч1. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост

Если введение и распространение машин означало вытеснение миллионов работников ручного труда немногими рабочими при машинах, то усовершенствование машин означает вытеснение всё большего и большего количества самих рабочих машинного труда и, в конечном счёте, образование усиленного предложения рабочих рук, превышающего средний спрос на них со стороны капитала.


Масса незанятых рабочих образует настоящую промышленную резервную армию, как я назвал её ещё в 1845 г. поступающую в распоряжение производства, когда оно работает на всех парах, и выбрасываемую на мостовую в результате неизбежно следующего за этим краха; эта армия, постоянно висящая свинцовой гирей на ногах рабочего класса в борьбе за существование между ним и капиталом, служит регулятором заработной платы, удерживая её на низком уровне, соответственно потребности капитала.


Таким образом, выходит, что машина, говоря словами Маркса, становится самым мощным боевым средством капитала против рабочего класса, что средство труда постоянно вырывает из рук рабочего жизненные средства и собственный продукт рабочего превращается в орудие его порабощения .


Это приводит к тому, что экономия на средствах труда с самого начала является, вместе с тем, беспощаднейшим расточением рабочей силы и хищничеством по отношению к нормальным условиям функционирования труда ; что машина, это сильнейшее средство сокращения рабочего времени, превращается в самое верное средство для того, чтобы обратить всю жизнь рабочего и его семьи в потенциальное рабочее время для увеличения стоимости капитала.

О развитии капитализма. Ч1. Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг, Капитализм, Социализм, Коммунизм, История, Эволюция, Длиннопост
Вот почему чрезмерный труд одной части рабочего класса обусловливает полную безработицу другой его части, а крупная промышленность, по всему свету гоняющаяся за потребителями, ограничивает у себя дома потребление рабочих масс голодным минимумом и таким образом подрывает свой собственный внутренний рынок.


«Закон, поддерживающий относительное перенаселение, или промышленную резервную армию, в равновесии с размерами и энергией накопления капитала, приковывает рабочего к капиталу крепче, чем молот Гефеста приковал Прометея к скале. Он обусловливает накопление нищеты, соответственное накоплению капитала.


Следовательно, накопление богатства на одном полюсе есть в то же время накопление нищеты, муки труда, рабства, невежества, огрубения и моральной деградации на противоположном полюсе, т. е. на стороне класса, который производит свой собственный продукт как капитал» (Маркс, «Капитал», стр. 671) . Ждать от капиталистического способа производства иного распределения продуктов имело бы такой же смысл, как требовать, чтобы электроды батареи, оставаясь соединёнными с ней, перестали разлагать воду и собирать на положительном полюсе кислород, а на отрицательном — водород.


https://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Antiduering/antid-3-02...

Показать полностью 5

Кому свежий промокод на AliExpress?

Привет! Если вы проспали все распродажи – не надо расстраиваться. Наши друзья из раздела «Промокоды» подкинули совсем новый скидочный купон на AliExpress.


Вводите pikabu – и активируйте купон 7$ при заказе на сумму от 49$. Всего таких купонов 800 штук, а действуют они до 17 июля, 11.00 (по Москве). Так что сильно долго не раздумывайте. Удачных покупок!

Отличная работа, все прочитано!