Doddy

Doddy

Если уж бороться, то за добро, а не против зла...
Пикабушник
поставил 2786 плюсов и 172 минуса
отредактировал 2 поста
проголосовал за 2 редактирования
в топе авторов на 600 месте
Награды:
10 лет на Пикабу лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели лучший пост недели
252К рейтинг 417 подписчиков 4 подписки 568 постов 299 в горячем

И грива


А3, картон, гелевая ручка, линер
стипплинг

И грива Рисунок, Графика, Стипплинг, Лошади
Показать полностью 1

Ожидание

А3, картон, линер, гелевая ручка

стипплинг, дотворк

Ожидание Рисунок, Графика, Dotwork, Иллюстрации

Мошки


Однажды нашу кухню захватили мошки. Скачала они заслали несколько разведчиков и квартирьеров, а потом - ой!
Скорее всего, они прискакали ночью на маленьких кривоногих конях и к утру черной ордой равномерно распределились по потолку.
Я меланхолично включил в себе внутреннего буддиста, поскольку много ли они там отъедят от наших яблок? Не жалко. Только удивлялся странному выбору места разбивки шатров - ходить по различным фруктам вверх головой казалось мне гораздо удобнее.
А вот Свете эти незваные гости отчего-то чрезвычайно не понравились. Сначала она отыскала в своей крови крохотную частичку ДНК Сусанина и принялась повсюду расставлять забавные ловушки с сомнительной жидкостью, чтобы мошки заблуждались там и дружно топились.
Мошки смеялись и падали с потолка.
Тогда Света перешла к партизанщине и мелкому террору. Она включала пылесос и разрушала целые семьи. Однако мошки не расстраивались и плодились в два раза быстрее. Мне кажется я даже слышал их по ночам.
В одно из депрессивных утр, когда стало ясно, что эта битва - навсегда, Света внезапно двумя руками перевела рычаг на режим валькирии и объявила Тотальную Войну.
Я, заметив ее настроение, попытался прикинуться Швейцарией и смыться на диван, но мне в нос ткнул пачку пактов и брачное обещание про "вместе и навсегда", определили в союзники и группу поддержки.
В итоге из кухни было вынесено и выкинуто сначала все съедобное, затем малосъедобное, потом все движимое и малодвижимое. Кое-что из недвижимого я сумел отстоять, иначе нам было бы нечем и не на чем есть.
После этой глобальной зачистки площадка была признана годной к инсектоциду и залита напалмом. Или не знаю чем, я безвольно сбежал во внутреннюю Монголию.
Пару раз после этого Света вскакивала посреди ночи, заглядывала в ведро и другие малодоступные места и, увидев случайно выжившее наскомое, кричала мне: Убей, убей!
Какая-то хтоническая ярость и беспощадность!
И я убивал. Ибо гуманизм - это одно, а сковородка - это совсем другое.
Вчера зашёл на кухню, а там по потолку неспешно бродит один единственный мошк.
Я по взгляду сразу понял: он пишет стихи об одиночестве.
Но затем в помещении появилась Света, схватила полотенце и Болдинская осень для Мушкина внезапно закончилась трагедией.
Чужой стишок из журнала "Аврора" 1991 года расскажу:
"Кто помнит фамилию мухи,
Недавно прихлопнутой мной?
Кто чувствовал ее руки
Вспотевшей от зноя спиной?
Чья память хранит эти звуки?
Кто помнит ее лицо?
И кто мои страшные муки
Разделит, в конце концов?
Все это не просто тирады!
Поймет, кто хотя бы раз
Ловил эти жуткие взгляды
Несоскребаемых глаз."
Простите!

Показать полностью

Лошадка

Лошадка Рисунок, Иллюстрации, Dotwork, Графика


А3, картон, линер, гелевая ручка

стипплинг, дотворк

Показать полностью 1

Чаёк

Совершили налет на квартиру сына, пока он в длительном отъезде и забрали оттуда несколько пакетов всякой снеди, у которой есть шанс испортиться. Среди прочего обнаружилась объемная полиэтиленовая упаковка с чаем.

Чаи я люблю любые, от грузинских до кипрейных, травяных или вообще молочных улунов.

Сидишь утром, за барражирующими в стакане листиками наблюдаешь, ароматом наслаждаешься, обжигающий кипяток мелкими глоточками потягиваешь...

Кинул в кружку щепотку черных скрученных листочков из этого пакета, они красиво развернулись, давая понять, что чай не черный, как я предположил вначале, а вполне себе зелёный. И пахнет каким-то болотом.

Ну... Что ж... Я, когда в первый раз лапсанг сушонг пил, мне тоже казалось, что кто-то в кипятке копчёную колбасу прополоскал, а потом пару месяцев с него слезть не мог, восторгаясь тончайшими оттенками чернослива. А тут всего лишь болото. Природно. Привыкну. Чай допил, заварку выкинул. С любимой женой мнением о напитке поделился и пошел своими делами заниматься.

Через некоторое время заходит Света в комнату в задумчивости.

- Виталь, ты свой чай выпил?!

- Ну... Да...

- А должен был съесть.

- А?!

- Это водоросли...

Гурман, чё...

Чайник долго закипает

А3, серый картон, гелевая ручка, линер
дотворк

Чайник долго закипает Рисунок, Графика, Dotwork, Иллюстрации

Маэстро

А3, черный картон, гелевая ручка
дотворк

Маэстро Рисунок, Графика, Dotwork
Показать полностью 1

По грибы


Деда Миша с лысиной, папироской и хитрым прищуром, был мужем сестры моей бабушки. Это называлось "двоюродный дедушка". Кстати, в детских глазах, наличие имени понижало статус в семейной иерархии. Родная бабушка звалась просто баба или бабуля, она была уникальная, а двоюродных было множество, и звались они - баба Лара, баба Каля, баба Лиза.
...Может в силу того, что деда Миша видел нас редко, внимания он нам уделял много больше деда родного.
В частности, он всегда брал нас собой по грибы. И это было не просто: взял пакет и пошел. Это был своего рода ритуал.
Во-первых, деда Миша выдавал заточенный перочинный ножик. Во вторых, пакетов он не признавал, ходить надо было с плетенной корзинкой, в-третьих - кепка, чтобы клещи соскальзывали, когда прыгают с деревьев на голову, и, наконец, палка!
Первое, что делал деда Миша, углубившись в лес, принимался искать себе и нам палки-искалку - длинные и прямые жердинки, которые он подгонял под рост, затем своим острым лезвием один кончик затачивал, а второй - закруглял.
После, там, где я приседал и разгребал руками листья, деда Миша, не останавливаясь, с удивительной сноровкой и меткостью скидывал острием верхний опавший слой, и потрясающе часто под ним оказывалась шляпка гриба.
Мимо сыроежек, даже самых крепких и красивых, деда Миша проходил, не притормаживая, считал их ниже своего достоинства. На вопрос отвечал коротко.
- Пустые грибы!
- Почему?!
- Пока донесешь, в труху превратятся.
- Смотри, они червивые! Значит съедобные! Сам говорил! Да?!
- Жарить можно.
- И сырыми есть?
- Попробуй...
- Фу... Можно я этот срежу?
- Пфф, ну бери...
Больше всего дед уважал грузди и рыжики. Возле них он приседал и оглядывал пространство, тогда как большинство грибов срезал, просто нагнувшись. Белые деда Миша всегда называл боровичками. С удовольствием резал подберезовики и подосиновики. Не брезговал маслятами.
Побродив пару-тройку часов, он обязательно объявлял привал и, пока сидел, вырезал мне на палке какой-нибудь узор "косичку" или попросту снимал ножиком тонкую кору. Дерево начинало остро и щекотно пахнуть.
На обратном пути, как правило, на меня уже накатывала усталость, становилось не до грибов и я просто сшибал траву, да снимал с лица паутину. Но никогда не жаловался, опасаясь, что в следующий раз - не возьмут.
На выходе из леса деда Миша свою палку приставлял к дереву, вдруг кому-то пригодится, а мне такую красоту выкидывать было жалко, и я свою пёр на дачу, постепенно пополняя коллекцию, судьба которой была - позже сгореть в печи.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!