Andrey.Avdey

Andrey.Avdey

пикабушник
пол: мужской
поставил 225 плюсов и 20 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
сообщества:
12К рейтинг 498 подписчиков 546 комментариев 169 постов 34 в "горячем"
-2

Зайки рулят

Руководитель не может быть всегда добрым, ласковым и пушистым, это правило. Но даже самый страшный демон в костюме способен превратиться в...

Итак. Возникла напряженная ситуация. Всё разрешится через несколько дней само собой. Но хотелось бы сейчас, потому что «промедление смерти подобно».

Помочь может основной партнер, но просить не позволяет совесть. Уже не один раз выручал. Всему есть предел. Поэтому нельзя, но очень, очень нужно.

- Звонить или не звонить? Вот в чем вопрос?

- Пошлет или нет, а если да, то куда?

- Да что ж это за п… (корабль утонул мгновенно) такой.

- Какая-то х… (корабль тонет медленно и печально) творится.

Как вы заметили, девчонки из коммерческой службы обсуждали проблему спокойно и по-деловому. А потом расплакались:

- Да проще тройню родить. Дважды.

- Ничего?

Последнее было адресовано мне, нагрянувшему в тот самый момент.
- Все хорошо, созвонился, договорился, согласовал.


Тонущий корабль неожиданно стал подниматься, а одна из девушек в эмоциональном порыве чуть ли не прокричала:

- Ой, вы такой зайчик!

Вернемся к началу. Руководитель не может быть всегда добрым, ласковым и пушистым, это правило. Его часто называют демоном, очкастым Елисеем, тлёй-мутантом и прочая, прочая.
Но стоило только сказать:

- Ой, вы такой зайчик!

И мир засиял другими красками. Злобный дядька превратился в «ути-бозя-мойкина», а жесткие кадровые вопросы в тот день решались по-матерински ласково и нежно.

Вечером, по дороге с работы я купил мороженого. Придя домой, нажарил сырников и до ночи смотрел мультфильмы.

Теперь уверен, что даже изгнание демона должно начинаться не с молитвы на латыни, а с доброго:

- Привет, милашка, не скучно в этом теле? А давай в карты на раздевание?

Короче, зайки рулят.

Автор: Андрей Авдей
Источник: https://vk.com/four_ls

Показать полностью
21

Бухини. Преображение.

Практически на любом предприятии, особенно там, где используется низко квалифицированный труд, пьянство работников – это бич. А увлечение алкоголем работниц – вообще отдельная песня.
Предвидя яростные вопли феминизнутых, заявляю - я противник равноправия в части беспросветного «кирялова». Все-таки женщина – это хранительница очага, Берегиня, а не краснолицая бухиня.
Раньше сталкиваться с плодово-ягодной кастой мне не доводилось. А сейчас по должности приходится общаться очень плотно, особенно с дамами – чернильницами, создающими проблемы с завидным постоянством. При этом, не поверите, иногда я ими просто восхищаюсь.
Итак. Способность к преображению у крепленых фей вызовет зависть любого. Сегодня она, невнятно бормоча под нос и спотыкаясь, пытается рассмотреть дорогу сквозь опухшие веки, а завтра… - Простите, не была на работе, возникли проблемы личного характера.
В кабинете, смущенно опустив глаза, замерла синеклювая лебедь. Если бы я не знал, что за предыдущие семь дней она сделала план вино-водочному отделу магазина, ни за что бы ни поверил. Судите сами.
Последствия бурного застолья на лице старательно укрыты тональным кремом и пудрой, глазки подведены, бровки домиком, накрашенные губки – бантиком. Сияет, как транспарант. А во взгляде искрятся наивность и воистину детское удивление. - Уволите по статье? А назад возьмете? Больше так не буду, клянусь. - Приходите в понедельник, посмотрим. - Спасибо. Я как раз закрою остальные вопросы.
Пошел третий месяц. Не появляется. Наверное, еще не справилась с валом забот и проблем. А вино-водочный отдел выполняет план.
Автор: Андрей Авдей
Источник: https://vk.com/four_ls

23

Не обещай всуе.

Не обещай всуе. Андрей Авдей, Жизнь, Юмор, Мистика, Ужас, Морг, Покойник, Длиннопост

Эта история случилась несколько лет назад в одном из крохотных городков Беларуси. Рассказал её знакомый, имя которого, как и настоящие имена действующих лиц, по понятным причинам, называть не буду.


Итак, в месте окончательной регистрации граждан, то бишь, морге, работали два друга, Иван и Петрович. Как и все работники данного заведения, мужики были прожженными циниками и любителями выпить. Но если первый еще находился в рамках, то второй мог и не удержаться, доживая до зарплаты за счет «спонсорской помощи» друга.


Вот и сейчас, готовя усопшего в последний путь, Петрович старался выцыганить на утренний опохмел


- Лучше посмотри, какая погодка на улице, даже птички радуются: воробышки чирикают, вороны каркают, сорока трещит, солнышко светит. А ты все о водке да о водке, - увещевал друга Иван.

- Будь человеком.

- Сказал - нет.

- Отдам же.

- Так, лучше поторопись, скоро забирать приедут.

- Ну, будь человеком!


- Да будь ты человеком, - возмутилась заглянувшая в дверь сорока, - достал он своим нытьем, из-за этого от меня второй поклонник сбегает.

- Ладно, - не выдержал Иван, - я тебе куплю не одну, а десять бутылок водки. И даже не в долг, но при одном условии.

- Каком? - чуя подвох, сощурился Петрович.


- Когда он, - тут палец ткнул в покойника, - вернется обратно.

- Ты просто мастер посылать интеллигентно, - восхитилась сорока.

- Сволочь, - не выдержал Петрович, - по-человечески прошу, а он издевается.

- Подумай сам, - усмехнулся Иван, - если выгорит, ты разбогатеешь на пол ящика.


- Да пошел ты.

- Кстати, и пойду, жене обещал пораньше, закончишь?

- Да, - буркнул Петрович.


- Вот и договорились, - Иван подмигнул другу и, наклонившись к уху мертвеца, прошептал, - мужик, выручай бедолагу, еще, не дай Бог, помрет без опохмела.

- Гад ты, - скрипнул зубами Петрович.

- Не злись, а сам тоже попроси. А вдруг?


И, рассмеявшись, Иван покинул печальное во всех смыслах место.

- Слыхал, а? - Петрович склонился над покойником, - сказал бы прямо – не дам, нет, надо поиздеваться.


Ворвавшийся солнечный луч осветил лицо умершего так, что, казалось, тот вздохнул.

- Сочувствуешь, спасибо. А мне вздыхай не вздыхай, до зарплаты неделя. Светка в магазине на блокнот не дает, а душа просит. Но ты не волнуйся, я и выпившим свою работу знаю. Будешь выглядеть еще лучше, чем жених на свадьбе.


Тут мертвый словно улыбнулся краешком губ.

- Вот так, ну что, будем одеваться?


Спустя полчаса Петрович довольно посмотрел на усопшего:

- Красавец, словно живой. А вот и приехали забирать. Успел. Ну, как говорится, земля тебе пухом.


И, неожиданно наклонившись к уху покойного, мужчина шепнул:

- Братан, если вернешься, принесу бутылку на могилу. Гадом буду.


***

На следующий день Петрович, весело насвистывая что-то из новогоднего поздравления президента, разогнал прыгавших у двери птиц (кучку воробьев, сороку и двух воронов), вприпрыжку вошел в «приемный покой» морга:

- Ну, есть новенькие? Ой…


Раздавшееся через секунду шипение заглушило и чириканье воробьев на улице, и шум ветра и далекие завывания сирены.

- Мама, - пискнул наш герой, зачем-то лихорадочно воткнув сигарету в рот.

- Спаси и сохрани, - икнув так, что задребезжали стекла, Петрович зажег спичку и тут…


С грохотом вылетев из морга, мужик понял – это взорвался газ, которым густо было заполнено помещение «приемного покоя».

- Откуда он там? – пригладив растрепавшиеся перья, удивилась сорока.


- Из недр организма, я полагаю, - с достоинством предположил первый ворон.

- Вы абсолютно правы, коллега, и в критических ситуациях его запасы воистину неисчерпаемы, - поддержал второй.

- Нас чуть не сдуло, - возмутились воробьи.


А в это время Петрович, не выпустив сигарету, грузно шмякнулся об асфальт.

- Эй? – склонился над другом удивленный Иван, - что случилось?


Но тот, чихнув, дунул на четвереньках за территорию больницы.

- Ты куда?

- В церковь, - донеслось из-за поворота.


- Странный он сегодня, - хмыкнул Иван, открывая дверь морга, - говорил же дураку, если хочешь напиться, пей водку, а не всякое…

- Мама.

- Охренеть, - согласились заглянувшие вороны.

- Что там, расступитесь, нам тоже интересно, - нетерпеливо запрыгали воробьи.


Но Иван, не обращая внимания на пернатое сборище, медленно крестился, расширившимися от ужаса глазами глядя прямо в угол.

Туда, где невозмутимо лежал вчерашний покойник. В помятом и запыленном костюме, грязных ботинках и жуткой ухмылкой на лице.


- Выкопался, - сверкнула первая мысль.

- Сам просил, - добавила вторая.

- Не забудь, ты должен пол ящика водки, - хмыкнула третья.

- Тикай, придурок, - испуганно заверещали воробьи.

- Он не может, заклинило, - вмешалась сорока.

- Кар, - рявкнул первый ворон.

- Кар, кар, - добавил второй.

- Раком, раком, - хором поддержали воробьи


- Ааааааааааааааааа, - выйдя из состояния ступора, Иван подпрыгнул и, перевернувшись в воздухе, вылетел за двери, разогнав пернатую команду.

- Низко пошел, - уважительно протянула сорока.


- Мне кажется, что данная человеческая особь страдает излишним весом, - озабоченно добавил первый ворон.

- Вы абсолютно правы, коллега, - согласился второй, - к тому же я склонен предположить, что если он сейчас не взлетит, то…


- Удар, гоооооооооооооол, - радостно заверещали воробьи, глядя на распластанное возле урны тело.


Очнувшись, Иван невозмутимо встал и медленно побрел к воротам больницы.

- Куда собрался? – удивился знакомый терапевт.

- Сначала в церковь, потом в магазин. Или наоборот, или два раза в церковь, или три раза в магазин, или…

- У тебя все в порядке? – озабоченно сбросил врач.


- Просто зае… (приказ размножаться), - ехидно расчирикались воробьи, - так, чуток вспорхнул, чуток вспукнул, а в остальном…

- Хорошо, - Иван зачем-то поклонился терапевту и медленно двинулся, куда глаза глядят, а смотрели они прямо в…


- Удар, гоооооооооооооол, - расхохоталась сорока, глядя на распластанное возле забора тело.

- Веселый сегодня денек, - переглянулись вороны, - один на паперти крестится, второй у забора валяется.

- А третий? – уточнила сорока.


А третий, тот самый покойник, спокойно лежал и никого не трогал. Так уж получилось, что похоронная процессия попала в ДТП. Кто-то получил ушибы, кто-то перелом, а гроб выпал на дорогу и перевернулся.


Прибывшая на место скорая увезла пострадавших в больницу, а мертвого – обратно, к двум санитарам, один из которых очень хотел выпить, а второй дал обещание, не подумав.


Но закончилось все хорошо. Мужики работают и по сей день. Только Иван прекратил шутить не к месту и давать какие бы то ни было клятвы, а Петрович раз и навсегда завязал со спиртным. Правда, говорят, что водку на могилу он все-таки отнес. Как и обещал. Все десять бутылок.


Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью
55

«Цванцих центес» или день в Германии

«Цванцих центес» или день в Германии Андрей Авдей, Реальная история из жизни, Германия, Турки, Юмор, Ирония, Гамбург, Длиннопост

Наверное, в один прекрасный момент моему ангелу-хранителю стало просто скучно, и он подумал:

- А не поехал бы ты, молодец добрый, в Германию. Вопросов накопилось много, надо решать, заодно страну посмотришь и себя покажешь. Только смотри, чтобы без приколов не обошлось. Обещаешь?

- Обещаю, - бодро ответил я и лихо выпрыгнул из вагона поезда «Москва – Берлин».


НЕМКА И АВТОМАТ


Дальнейший путь лежал в славный город Гамбург. Для чего нужно было переехать в Берлине с одного вокзала на другой, а там сесть на поезд. Поэтому задача была простой до безумия – купить билет и все. Казалось бы, что сложного?


Но, подойдя к автомату по продаже, я только пискнул:

- Гитлер капут.


На табло было такое обилие информации, что даже черт сломал бы мозг. А мои познания в немецком ограничивались лишь фразами «Хенде хох, матка, яйко, млеко, шнапс». Метод тыка на удивление не сработал. Наверное, в Германии тык вообще запрещен на государственном уровне.

В общем, после нескольких минут страданий я обратился к ангелу-хранителю:

- Хотел приколов, так помогай, а то зависну здесь до окончания командировки.


И тут же остановилась немка, спросившая на английском, куда нужно ехать. Получив ответ, она что-то быстро понажимала, кивком приказала воткнуть банковскую карту и вуаля. Через несколько секунд в моих руках был вожделенный билет.


Итак, первое впечатление – сами немцы. Если у вас есть проблема, и вы впали в состояние ступора, кто-то обязательно остановится и предложит помощь. Милая фрау, еще раз примите от чистого сердца огромное человеческое «данке шен».


ЭРЗАЦ-НЕМЕЦ


Перебравшись на другой вокзал, я решил перекурить и хоть немного осмотреться.

- Первая часть марлезонского балета началась, - хмыкнул ангел-хранитель, доставая попкорн.


Действительно, стоило остановиться рядом с урной, тут же нарисовался толстомордый эрзац-немец. То ли беженец, то ли прыгунец далеко не европейской наружности. Тряся бумажным стаканчиком, он увлеченно рассказывал:

- Уважаемый, помогите денюжкой. Сами видите, рожа у меня толстая, из-за щек ушей не видно. Это потому что жить холодно и голодно. А еще БМВ третью неделю не заправлен, и вообще работать не хочу, а в ювелирном бриллианты подорожали. за что покупать?


Чуть не всплакнув, я ответил твердо и решительно:

- Нихт ферштейн.


Нимало не смутившись, попрошайка тут же перешел на английский. Но ответ был таким же:

- Донт андыстэнд.

- Парле ву франсе? – не терял надежду эрзац-немец.

- Нихт парле.

- Пан розуме по польску?


Достал уже, полиглот хренов. В запасе оставалось «эстамос эн отонье» (сейчас осень на испанском) и полиплоидия (кратное увеличение числа хромосом, это из биологии). Поэтому я закончил разговор просто и многозначительно, на русском:

- Пошел в задницу.


И он пошел. Молча сделав «кругом» и даже не оглянувшись. Или понял, или решил проконсультироваться с коллегами по цеху, которых вокруг тусовалось просто немеряно. Все с бумажными стаканчиками. Еще раз подивившись количеству попрошаек, я подумал, что не мешало бы посетить и комнату для медитаций. Тем более что, извините, приперло.

- Вторая часть марлезонского балета, - закурил ангел-хранитель.


НЕМЕЦ И ТУАЛЕТНЫЙ РЫЦАРЬ


На входе стоял автомат, дарующий благодать облегчения за один евро. Приняв двухевровую монету, туалетный рыцарь довольно хрюкнул, но сдачу не выдал и пропускать отказался.

- Ты охренел? – удивился я.

- О, я я, - громыхнул автомат.

- Отдай деньги.

- Найн.

- Ладно, сдачу оставь, но дай пройти. Реально невтерпеж.

- Найн.

- Ну пути.

- Не путю.

- А с ноги в индикатор?


- Найн, - стоявший за спиной мужчина понял, что я готов на крайние меры. Поэтому он кого-то позвал и что-то объяснил. В итоге мне вернули один евро и пропустили ручным способом. Повторюсь, немцы всегда готовы прийти на помощь. Уважаемый гер, еще раз примите от чистого сердца огромное человеческое «данке шен».


ГДЕ НЕМЦЫ?


Этот вопрос возник, когда я вышел из здания железнодорожного вокзала в Гамбурге. Вокруг сновали, в основном, турки, арабы, индусы и прочие афрозодиаки.


- А немцы работают, - пояснил компаньон, когда, закончив обсуждение всех вопросов, мы неспешно двигались к его авто, - они появятся только вечером, таковы реалии.


Получается, настоящие немцы работают для того, чтобы эрзац-немцы целыми днями занимались ерундой. И всех устраивает? Размышляя о данном феномене, я медленно бродил по Гамбургу, периодически поглядывая на часы - до вечернего автобуса оставалось еще пару часов.


- Хи-хи-хи-хи, - обогнал невысокий индус в чалме (или как там оно называется).


Кстати, очень хотелось попробовать знаменитые баварские сосиски, с пивом.

- Хи-хи-хи-хи, - снова тот же индус.


Но вокруг предлагали только шаурму, люля-кебабы и кюба – лелябы. А где традиционная немецкая кухня?

- Хи-хи-хи-хи.


Чего он носится вокруг меня, как ненормальный. И кстати, повторюсь, где сами немцы? Ой, а где они на самом деле, и куда я попал?

- Хех, - усмехнулся ангел-хранитель, - братан, оглянись, вокруг одни турки, ты реально попал. Давай-ка выковыривайся поскорее.


ЦЫГЕЛЬ ЦЫГЕЛЬ АЙ ЛЮ ЛЮ.


Но включение режима экстренной эвакуации было прервано раздавшимся за спиной:

- Пш.

Не понял?

- Пш. Пш.


Оглянувшись, я увидел молодую эрзац-немцу, томно прислонившуюся к двери:

- Пш.

Судя по подмигиваниям, ей было что-то нужно.

- Пш, - и девушка повела бедрами, - хундерт эуро.


Аааа, дошло! Унитаз в квартире забился, ишь, как приплясывает от нетерпения. Видать, бедолагу подпирает, а помочь некому. Кругом одни криворучки. А что, может, и подработать сантехником? Тем более за сотку евро.


Ну, согласен, согласен, тупил я по-страшному. Во-первых, потому что очень устал, а во-вторых, потому вырос на «Бриллиантовой руке», где продажная дева предлагала себя иначе:

- Цыгель-цыгель ай лю лю.


Согласитесь, звучит и заманчиво, и многозначительно. Один только «цигель» дух захватывает!

А тут что-то непонятное:

- Пш.


Когда я сообразил, в чем дело, то гордо ударив себя в грудь, с достоинством изрек:

- Белорусо туристо – облико морале.

- Пш? – не поняла девушка.

- Хенде хох, - тут пришлось дать необходимые пояснения.


И мгновенно, как из турки, появились парни турки. Может, охрана, может братья, может, сестры, хрен его знает с их просвещенной Европой, кто там кто…

- Съе…йся, придурок (в смысле, хлопай ресницами и взлетай), - заорал ангел, чуть не подавившись попкорном, - они ща надают п..лей (будут бить больно, возможно, ногами).


В общем, вместо «ай люлю потом» пришлось оттолкнуть самого нахального и рвать на третьей космической в сторону городской ратуши.


УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ


Немного отдышавшись, я убедился, что нахожусь не в туркосодержащем месте и с облегчением присел за столик небольшого кафе. Больше никуда не двинусь, лучше пива попью, когда еще будет такая возможность! К тому же рабочий день закончился, и наконец-то появились настоящие, не эрзац, немцы.


Вот пожилая пара, устроившись рядом, заказала по бокалу вина. Вот студенты, весело смеясь, присели в ожидании официанта.


Вот негр в кепке замер и посмотрел на меня, как Ленин на буржуазию.


Вот… Помните знаменитый типаж анекдотичных блондинок? Из серии «когда Бог раздавал мозги, я увеличивала губы и грудь». В общем, в чисто блондинистом розовом прикиде метрах в десяти остановилась китаянка (!). И во все горло стала проповедовать что-то за Иисуса Христа (!). Честно скажу, даже выступление гитлера перед нацией выглядело менее зрелищно и звучало более миролюбиво.


Кстати, на чокнутую внимания не обращал никто. Даже негр, снова замерший напротив и смотревший на меня, как воробей на просроченный йогурт. Чем я его заинтересовал?


-Курлы курлы курлы? – неожиданно подскочил какой-то парнишка.

Ничего не понял. Он же, поняв, что я не понял, быстро повторил:

- Куры-курлы цванцих центес?


Ясно. Денежку сшибает. Только почему именно двадцать? Почему не один, не пять, не десять? Сообразив, что не выгорит, попрошайка улетел дальше, а его место занял уже знакомый негр, смотревший на меня, как выхухоль на Налоговый кодекс.

- Бананов нет, - фыркнул я, ну реально надоело.

- И не будет, - со смехом добавил кто-то справа.


Ага. Наши! Следующие двадцать минут были посвящены знакомству и просто веселым разговорам ни о чем. Жаль, что время стало поджимать. Поэтому, тепло попрощавшись с братьями-славянами, я неспешно двинулся в сторону автовокзала. До отправления оставалось около двух часов.


ПАРТИЗАНЕН


И по закону подлости тут же задел пожилого немца, весело крутившего педали на велике. Естественно, попросил прощения, естественно, мы разговорились.


Дядька был не в обиде, сам повинился в том, что увлекся разглядыванием розовой китаянки (та же, перебралась на новое место и орала еще громче). Посмеялись, он оценил мое сравнение с гитлером.

- Вы из России?

- Нет, Беларусь.

- Беларусь, Беларусь, - мужчина старательно забормотал, пытался что-то вспомнить.


И тут меня осенило:

- Партизанен!

- О, я, я, - обрадовался мой собеседник, - Брест, Минск, Орша, Витебск!


Как я понял, родственника этого немца по вышеуказанному маршруту нехило пи...ли (любили со знанием дела и с винтовкой). Да так, что дети и внуки запомнили! Но если вы ждете дальнейшего злорадства, то разочарую. По молчаливому согласию, темы войны мы не касались, беседуя обо всем и ни о чем.


В общем, повторюсь, о немцах у меня осталось самое приятное впечатление: вежливые, добродушные, всегда готовы прийти на помощь. И даже оценить явное нарушение закона.


К СЛОВУ О КОНСПИРОЛОГИИ


Случилось это, уж простите, снова у пункта пропуска в комнату медитаций. Наученный горьким опытом, я опустил монету достоинством в один евро. Мля, да за что такое наказание! Опять нет!

- Сволочь, пропустишь?

- Найн, - ехидно задребезжал туалетный рыцарь.

- Я что, плохо пострижен?

- Хз.

- Чего?

- Того. Нихт проходирен, понятно?


И в тот момент на меня снизошло озарение. Тайное правительство уже существует. Пока оно просто тренируется, оттачивая технологии подчинения людей, но придет время....


В общем, грядущий Апокалипсис создадут автоматы, пропускающие в туалет. И мы никуда не денемся, будем поклоняться, как миленькие. А до выпендрежа ли, когда приперло?


Тогда и сбудется предсказание Ванги, что всю Европу накроет … Далеко не льдом, конечно, но все равно неприятно. Слава Богу, нас, славян, это не коснётся. Потому что…


- Господа, - повернувшись к стоявшим за мной немцам, воззвал я, - надеюсь, все видели, что проход оплачен, но чертова железяка восстала. Заранее извиняюсь.


После чего несговорчивый турникет был элементарно перепрыгнут под аплодисменты и смех. Так что немцы, как оказалось, способны оценить и юмор, и даже явное нарушение установленных порядков. Они вообще прикольные ребята, очень понравились. Только настоящие, а не эрзац, которые способные только на:

- Куры-курлы цванцих центес?


Это было последнее, что я услышал на немецком перед тем, как усесться в автобус. Впереди ждала долгая дорога и совсем другая страна. Но, в отличие от Германии, там все было все ясно и понятно.


Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью
113

И от любви не спрятаться, не скрыться

Эта история случилась несколько лет назад, когда во время покупки обратного билета от Варшавы до Минска, я был предупрежден миловидной девушкой в кассе:

- Имейте в виду, купе смешанное. Может ехать и женщины.


Ха! Напугали неженатого! Тем более что возвращаться буду 14 февраля, в день Святого Валентина. Может, Купидон и подсуетится в честь праздника, а? Однако человек предполагает, а Бог располагает. Точнее, по Его указанию судьба меня так щелкнула по носу, что… Но обо всем по порядку.


Три дня пребывания в Варшаве пролетели незаметно. По окончании командировки я тепло попрощался с коллегами и, насвистывая, вошел в купе поезда «Берлин – Москва». Теперь можно расслабиться, а если соседкой окажется симпатичная девушка или девушки, то и скоротать время за приятной беседой. Почему нет?

Но, повторюсь, судьба решила щелкнуть меня по носу:

- Добрый день, молодой человек.


Купе мгновенно заблагоухало ароматом очень дорогих духов. Как вы уже догадались, вошла она. Нет, не так. ОНА!!!!!!!!!!!!


Последний раз я испытывал такие эмоции, когда впервые увидел выезжавшую из автопарка «мотолыгу»: гусеничный бронетранспортер, тюнингованный под самые невероятные запросы химической, биологической и радиационной защиты. Правда, мою соседку он бы не остановил в принципе.


Судите сами. Тетка была в опасном ягодковом возрасте, по габаритам – двойной Иван Поддубный, нет, скорее МегаПоддубный, по одежде и аксессуарам – то ли директор фирмы, то ли уборщица в «Газпроме»: сплошные луи витоны и армани с ивлоранами. Мало того, исходивший винный аромат говорил о том, что отъезд был заранее отмечен.

- Мы всего по одной бутылочке винца, с давней партнершей по бизнесу, Агнешкой, - словно прочитав мои мысли, дама старательно покраснела, - надеюсь, вы не будете ругаться.


Да мне вообще однох… (монопенисуально), что винца, что квасца. Но ответил я иначе:

- Нет.

- Отлично, - и грузно бухнувшись на сиденье, попутчица Божьей милостью (или немилостью?) стала внимательно разглядывать соседа по купе.


Честно говоря, вначале показалось, что она смотрела на меня, как на еду. Блин, поспать не удастся, иначе до Минска доедут только обглоданные кости и командировочное удостоверение.

- Будем знакомы? - подмигнув, икнула тётка, - Ирина Олеговна.

- Андрей, - озадаченно ответил я.

- Далеко едете? – дама пододвинулась чуть ближе.

- В Минск.

- Командировка?

- Да.

- А вы симпатичный.

- Б… (последний вопль убитой мухи), ой, простите, что?


Что-что. Спиртное и опасный возраст привели к тому, что дама имела виды уже далеко не гастрономические, недвусмысленно пододвигаясь ближе и ближе:

- Обратите внимание, Андрей, купе четырехместное, а нас едет только двое. Может, это знак?


Если я выживу, то обязательно найду Купидона, нужно перекинуться парой слов. Блин! Здесь даже сопротивление бесполезно: завалит и не пикнешь. Пора тикать, а как?

- Вам плохо?

- Нет, - вжавшись в стенку, вякнул я, - просто устал.

- Понимаю, - Ирина Олеговна, зачем-то поправив впечатляющий бюст, вздохнула.


Хоте нет, правильнее будет так – Ирин Олегович вздохнул, а вагон покачнулся.

- Простите, - шепнул я, - мне можно переодеться?

- Конечно, - МегаПоддубный улыбнулся и отодвинул могучие телеса на полметра в сторону.

- Без вас, - ошалев от собственной храбрости, добавил я.

- Какие мы стеснительные, - фыркнул Олегович и, грузно поднявшись, вышел.


Слава, воистину слава армейской закалке! За первую секунду была закрыта дверь, за вторую - на входе поставлена сумка. Это, чтобы МегаПоддубный, если вломится, обязательно споткнулся, подарив хоть и мизерный, но шанс на спасение.


За третью секунду я переоделся и облегченно выдохнул: пронесло. А уже через мгновение раздался нетерпеливый стук.

- Успел, - перекрестился я, открывая дверь.


На лице МегаПоддубного было написано и разочарование, и удивление. Как? А у меня был выбор? Или быстро, или… об этом лучше и не думать.


Но тетка решила не останавливаться, предприняв очередную попытку:

- Мое верхнее место, а на свободном располагаться неудобно, вдруг попутчик появится.

- Пожалуйста, занимайте, не поверите, но с детства люблю наверху спать. И прикольно, и безопасно, - радостно согласился я и вспорхнул на полку.


Фух, теперь не достанет.

-… ничего такой, пожелай мне удачи, спасибо, подруга.


Рано радовался. И до границы еще долгих четыре часа.

- Андрей, а вы знаете, какой сегодня день?


Все, п…ц (апокалипсис на жаргоне гинеколога), сейчас начнется.

- Пятница, - тут мои извилины покрылись холодным потом.

- День влюбленных, - рассмеялся Ирин Олегович, - совсем вы замотались, бедный.


Где этот е… (мальчик, сделанный девочкой) Купидон! Я ему сейчас вырву крылья и засуну их в колчан. Снайпер х… (собственность мужской гордости), ты куда стрелял?

- Может, отметим это дело? – вагон скрипнул, а МегаПоддубный решительно поднялся, игриво потряхивая бутылкой.


Говорят, перед смертью человек замечает мельчайшие детали: и трещину на стене, и пятно на двери, и темно-зеленое стекло бутылки, и декольтище… Аааа!

- Что с вами?

- Ничего, извините, очень хочется покурить, - отбарабанил я и, обувшись на лету, выпорхнул из купе.


В тамбуре, после второй сигареты, мне удалось немного успокоиться и оценить время, после которого смогу вернуться. Тетке переодеться минут пятнадцать минимум. Откуда знаю? Друг в десанте служил, рассказывал об укладке парашюта. Потом она должна уснуть. Хм, а если прибухнёт в гордом одиночестве? Ладно, через полчаса загляну, в крайнем случае буду громко кричать и звать на помощь.


Против ожидания, в купе было тихо. Ирин Олегович сосредоточенно посапывал, выпуская звонкие всхрапы, от которых в соседнем купе что-то звякало. Краем глаза отметив, что соседка завернулась в одеяло так, что стала напоминать гигантскую куколку, я левитировал на полку. Все, можно расслабиться и немного подремать, тем более что устал, а еще…

- Вам не дует? – донеслось снизу.


Теперь дует, блин! Чувствуя, как в организме крестятся бифидобактерии, я осторожно ответил:

- Нет.

- А мне холодно.


Не поверите, в тот момент я очень искренне молился в душе:

- Господи, понимаю: чего хочет женщина, того хочешь Ты. Но Ты ни слова не сказал об экстремальных утехах, да еще и против воли одной из сторон. Может, обойдёмся без экспериментов, а? Разреши, пожалуйста, доехать до Минска без поврежденной психики. Мне реально страшно и…

- …холодно, - обиженно повторил МегаПоддубный.

- Укройтесь вторым одеялом.


Наверное, Ирин Олегович заметил, что тон собеседника изменился, поэтому обиженно замолчал, изредка вздыхая. Медленно и размеренно вздыхая под ритмичное постукивание колес.


Когда я был маленький, бабуля держала большое хозяйство: корова, овцы, куры и свиньи. Помню крохотных поросят, игравших в салки вокруг огромной мамаши, лениво хрюкавшей в луже.


Стоп, кто хрюкает? Вырвавшись из состояния полудремы, я прислушался и… Это были вздохи, громкие, чувственные и с многообещающей концовкой. Ой-ё, пора тикать, сто пудов сейчас уточнит…

- А почему не спите?

- Потому что вы не даете, блин!

- Да хоть сейчас готова!


Вагон закачался, а это значило, что впереди перспективное худшее - измученный телесным зудом Ирин Олегович стал раскукливаться. А, мля, пора бежать!

Побив мыслимые и немыслимые рекорды обувания и скорости, за несколько мгновений я эвакуировался из купе, спокойно выдохнув уже в тамбуре:

- Лучше здесь покемарю. Холодно, зато безопасно.

- Э, ти што горюешь?


Всё-таки даже в самых тяжелых ситуациях возможны приятные сюрпризы. Вот и этот акцент сразу заставил улыбнуться, потому что его я узнаю из тысяч других.

Небольшое отступление. С армянами нашу семью связывает какая-то незримая нить. Старший брат деда воевал в составе 89-й армянской стрелковой дивизии, отец после жуткого землетрясения 88-го года участвовал в восстановлении Кировакана, двоюродный брат бок о бок с лучшим другом из Лори прошел Афган. Во время армейской службы и сам делил последнюю сигарету с Арменом, призванным откуда-то из-под Еревана. Армяне были частыми гостями в нашем доме. И вот даже в поезде…


- Карен.

- Андрей, - я с удовольствием пожал протянутую руку.

- Идем к нам.


Оказалось, новый знакомый ехал в соседнем купе. Помните, у них еще что-то дребезжало, когда Поддубный всхрапывал? В общем, пока я в страхе пытался избежать любви необъятной соседки, там вовсю бухала самая настоящая дружба народов.


Итак, Карен - армянин, Макс - русский из Москвы, Тадеуш – поляк из Кракова и Эрих – немец откуда-то из-под Гамбурга. Компания сошлась уже в вагоне и успела неслабо разогреться. Меня приняли, как родного, а после третьей рюмки (по правде сказать, пластикового стаканчика) я понял, что власть и народ принципиально отличаются. Политики что-то там выясняют, санкционируют, высылают, пишут ноты, а простые люди дружат и находят взаимопонимание.


Например, Макс и Тадеуш увлеченно делились заливистой руганью, изредка переходя на языки друг друга, а Карен обучал нас с Эрихом армянским фразам. Как видите, никаких межнациональных и других противоречий не было. Мы смеялись, шутили, рассказывали анекдоты. Не поверите, даже немец, изрядно поддав, решился на тост:

- Друзья…


И тут вагон сильно тряхнуло.

- Что это? – удивился поляк.

- Цо стало? – поддержал знакомого Макс.

- Партизанен? – насторожился Эрих.


Кстати, а у него отличная генетическая память.

- Не волнуйтесь, - прогнав мурашек со спины, лениво протянул я, - это моя лягушонка в коробчонке изволила повернуться на другой бок.

- Подробности давай, - загорелся Карен.

- Да пожалуйста.


После двух минут рассказа поляк, русский, и немец заметно протрезвели, а вот армянский друг, наоборот, решительно бросив:

- Пашол знакомица, - выскочил из купе.


Через секунду мы услышали осторожный стук и радостное:

- Даааааааааааааа?

- Ну, за Карена, - поднял я стаканчик.

- Ну…

- Мнэ тожэ налэй.

Опередив рвавшиеся с языков вопросы, армянин нервно облизнул побелевшие губы и четко ответил:

- Нэт, - а потом хлопнул коньяка.


Подозреваю, Карен застал окончание процесса выкукливания. Наверное, это было страшное зрелище. А если она сейчас в купе заглянет? Переглянувшись, мы поняли, что хоть и велик состав, а отступать некуда, впереди…

- Граница через сорок минут, просыпаемся, - никогда не думал, что проводник сможет парой слов вывести из состояния тревожного ступора.

Кстати, МегаПоддубному пора бы уже и подняться. И, словно отвечая на безмолвный вопрос, вагон несколько раз вздрогнул.

- Мужики, сейчас появится, - прошептал я.


Дверь моего купе страдальчески вздохнула, выпустив на свет Божий гигантскую бабочку: Ирин Олегович продефилировал в сторону ватерклозета, сверкая умопомрачительным шелковым халатом


От увиденного мы синхронно перекрестились вначале справа налево, по православному, а потом – слева направо, по католически. И лишний раз подтвердили, что между нами нет никаких противоречий. Даже религиозных. Тем более перед лицом смертельной опасности.


- Андрэй, - шепнул Карен, - это шанс.

Точно! Спасибо, друг! И пока МегаПоддубный принимал водные процедуры, я успел переодеться, упаковать вещи и выскочить в проход, старательно делая вид, что прогуливаюсь.

- Ой, а почему вы в костюме?


Рядом замер тот самый халат с драконами, черепахами и, кажется, Купидончиком. Нет, я все равно поймаю эту сволочь и пристрелю из его же лука!

- Знаете, друг позвонил, ждет меня в Бресте, поэтому в Минск уеду на машине.

- Жаль, - всхлипнул Ирин Олегович.

- Да святится Имя Твое, - облегченно пропели бифидобактерии.


Как вы уже догадались, после пограничных и таможенных досмотров я церемонно (икая внутри) пожелал МегаПоддубному счастливой дороги и скрылся в соседнем купе. Две бутылки, купленные в Варшаве, скрасили дорогу до Минска, а виды столичного вокзала возродили надежду на то, что самое страшное позади. С мужиками попрощался очень тепло, надеюсь, мы еще встретимся.


Уже выйдя на перрон, я вдруг почувствовал сверлящий затылок взгляд. Да, это Олегович горестно посмотрел в мою сторону и очень тяжело вздохнул, а вагон уже традиционно покачнулся.


Эпилог.


Спустя год почти намечавшаяся свадьба расстроилась после знакомства с родителями избранницы. Почему? Потому что, когда я увидел будущую тещу, то решил, что это Ирин Олегович собственной персоной. А память тут же подсунула картинку - побелевшие губы Карена, говорящие четко и ясно:

- Нэт.


Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью
-23

«Если – кстати – извините» и немножко «почему».

«Если – кстати – извините» и немножко «почему». Андрей Авдей, Юмор, Ирония, Стеб, Толерантность, Бодипозитив, Веганы, Длиннопост

ЕСЛИ


Если Дева вышла замуж за Рака, является ли это межвидовым скрещиванием?


Если однополая семья усыновила чужого ребенка, значит ли, что его зачали по договору аутсортинга?


Если папа - Конь, мама - Свинья, а дети - Петух с Собакой, то не пора ли положить на иноземные прибабахи большой и толстый синьхуа?


Если депутат – это слуга народа, то... да ну нахрен.


Если синоптики выяснили, что этот месяц был самым теплым за последние сто лет, то им совсем нечем заняться?


Если ты негативно относишься к геям, то сам латентный гей. Уси-пуси, мля, совсем уже рехнулись с этой толерантностью.


Если автоКЕфалию назвать автоФЕкалией, прекратятся ли межпоповские разборки?


ПОЧЕМУ


Почему когда народ в метро без штанов толпами шарится – это флеш-моб, а когда ты публично ж*пу чешешь – это «нарушение общественного порядка».


Почему фраза «Бога нет, как ни молитесь» - это оскорбление чувств верующих, а «Денег нет, но вы держитесь» - простая констатация факта.


ИЗВИНИТЕ


Уважаемые бодипозитивные тетки! Когда вы заявили, что не хотите краситься, бриться и так далее, вам пообещали, что всему миру расскажут, как это круто. А вот тр*х*ть вас никто не обещал, уж извините.


Уважаемые американцы. Русские для вас - это водка, балалайка, Путин. Белорусы – это водка, картошка, Лукашенко. А вы для нас - ну тупые. Уж извините.


КСТАТИ


Кстати, недавно меня обозвали трупоедом и убийцей животных. В ответ пожелал свиной котлетой подавиться. Оскорбил ли я этим чувства вегана или можно не заморачиваться?


Кстати, значит ли отсутствие фразы «живой звук» на афише, что будет выступать загримированный упырь?


Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью
58

Доля

Доля Андрей Авдей, Война, Мама, Доля, Женская доля, Отпевание, Длиннопост

1914-й.


Оркестр играл «Прощание славянки», заглушая причитания, молитвы и плач.


Иван крепко обнял мать и, повернувшись к жене, ласково положил руку на живот:

- Смотри, чтобы сына родила. Панкратом назови, в честь деда.

- Ты только вернись, - смахнув слезы, улыбнулась она.

- Обещаю.

- По вагонам!


***

Спустя год.

- Своими руками похоронил, - Василий опустил голову, а затем, махом опрокинув стакан мутного самогона, встал и, опершись на костыли, неуклюже вышел во двор.

- Поплачь, дочка, - неслышно подошла свекровь, - такова наша бабья доля. Мы рожаем мужиков, мы же их и отпеваем.


***

Спустя двадцать шесть лет.

1941-й.


Оркестр играл «Прощание славянки», заглушая причитания, молитвы и плач.

Панкрат крепко обнял мать и поцеловал жену:

- Не плачьте, родные.


Затем, присев на корточки перед сыном, он потрепал непокорный вихор:

- Остаешься за хозяина, Ванька, справишься?


Но вместо ответа малыш крепко обнял отца:

- Папа, ты вернешься?

- Обещаю.

- По вагонам!


***

Спустя два года.

«Ваш муж… Панкрат Иванович… смертью храбрых…».

- Поплачь, дочка, - неслышно подошла свекровь, - такова наша бабья доля. Мы рожаем мужиков, мы же их и отпеваем.


***

Время летит незаметно.

1953…, 1956…, 1979…, 1995…, 2000…, 2008…, 2014…, 2015…


Исчезают и появляются на карте мира государства, вырастают новые города, строятся дороги и микрорайоны.


Неизменным остается только:

- Поплачь, дочка, такова наша бабья доля. Мы рожаем мужиков, мы же их и отпеваем.



Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью
-21

Предводитель

- Алло, Светка, привет, что делаешь?

- Фильм смотрю, с Бредом Питом.

- Поехали в клуб.


***

Тараканчики встрепенулись.

***


- Я не знаю, настроения нет.

- Да мы недолго, по бокалу шампанского и домой.

- Только если по бокалу.

***


- Поднимите мне забрало! – рыкнуло грозное создание в стальных доспехах.

- Кто это? – переглянулись тараканчики.

- Железная логика, - шепнул самый умный.

- Вы поняли? Один бокал! – рявкнуло чудовище.

***


- Давай, подруга, за нас красивых.

***


- Между первой и второй перерывчик небольшой!

- Я сказала – только по бокалу!

- Да ну нафиг, - шустрый тараканчик с грохотом опустил забрало, - надоела ты, я ваш предводитель, а теперь…

***


- За любовь, Светка, грех не выпить.

- Это же второй тост.

- И правда, ну тогда – еще раз за нас, красивых. А потом…

***


- Выпьем за любооооооооооовь!

- Те-ки-ла! Те-ки-ла!

***


- Лимончиком закуси, ну как?

- Здорово, - улыбнулась подруге девушка.

- Повторим?

***


- А давайте сыграем в козла?

- В козла! В козла!

***


- Знаешь, ик, ты иня бросил, а я щаслииииииииииииивая без тебя. Гуляю, поял? И ве…, ик, …силюсь.

Захихикав, она бросила трубку.

***


- Мужика! Мужика!

***


- Молодой человек, скучаете? А давайте познакомимся?

- Светка!

***


- Гуляй, шальная, императрица!

Тараканчики пошли вприсядку.

***


- Их-ха, - под громкие аплодисменты и смех она, сбросив туфли, отплясывала на столе.

- Светка, успокойся, - подруга сделала робкую попытку стащить девушку.

***


- Браво, браво!!!!

Бурные аплодисменты, переходящие в овации.

***


- Что с тобой, подруга?

- В голове немного шумит.

- Поехали лучше домой.

***


- А сейчас …

- Спать, - рявкнуло из-под забрала.

- Коза, - вздрогнув, буркнули тараканчики.

***

- Сам козел, - она нажала «отправить» и, отбросив телефон, уснула.


Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью
48

День рождения

- Спит?

- Спит, - она тихо приоткрыла дверь, - посмотри.


Он осторожно заглянул в комнату:

- Вырос как, совсем уже взрослый.

- Весь в тебя, - улыбнулась она.


Мужчина улыбнулся в ответ:

- Жаль, что я так и не смог поносить его на руках.

- Придет время - поносишь. Скажи, там очень страшно?

- Со временем привыкаешь ко всему, даже к войне.


Женщина смахнула набежавшую слезу:

- Я боюсь за тебя.

- Не нужно бояться, - он аккуратно закрыл дверь в комнату, обнял жену и повторил, - не нужно. Думай о хорошем: о нашем сыне, о будущем.

- Завтра у вас обоих день рождения, - улыбнулась она.


- Да, - улыбнулся мужчина, - помнишь, как перед уходом просил тебя подождать до полуночи?

- И ещё сказал – дождись падающей звезды, это я, вот тогда и рожай.

- Ты дождалась и родила, - он порывисто обнял жену, - пора, меня ждут.

- Обещай, что вернешься.


Но мужчина только вздохнул и поправил выгоревший китель. Тихо звякнули медали на слегка выгоревших колодках..

- Обещай, - повторила она.

- Не могу, - потупился он, - и не потому, что не хочу, а потому, что там никто не знает, что будет через день, через час, даже через минуту.


- Но ты постарайся, - женщина сглотнула вновь набежавшие слёзы.

- Я постараюсь, хотя бы на миг, но вернусь, - твердо ответил он и вышел из дома, аккуратно закрыв дверь.

***

Она открыла глаза и с нежностью посмотрела на сопевшего рядом сына. Вылитый папа, такой же ершистый, упрямый и такой же веселый. Он даже сердился, как отец.


Женщина тихо поднялась и, поправив съехавшее одеяло, вышла во двор и улыбнулась медленно идущему по улице почтальону:

- Доброе утро, Ивановна, что-то вы рано сегодня.

- Доброе, доброе, - остановившись у калитки, хмуро ответила та, - дочка, ты держись, хорошо?


И, решительно протянув испещренный штампами листок бумаги, женщина быстро пошла дальше.

- Извещение, - прошептали побелевшие губы, - извещение.

***


Поздно вечером, уложив сына спать, она вышла во двор и долго смотрела на черный небосвод, тускло переливающийся мириадами звезд. Вдруг одна, ярко вспыхнув, резко бросилась вниз, оставляя за собой огненный шлейф.


Женщина грустно улыбнулась и прошептала:


- Ты все-таки вернулся. С днем рождения.


Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью
14

Отряд Гаюновича

Отряд Гаюновича Андрей Авдей, Сказка, Славянские духи, Великая Отечественная война, Партизаны, Подвиг, Длиннопост

- Отходим! К болоту!

Сергей махнул рукой и повернулся к дороге, прикрывая отступление огнем. Партизаны, отстреливаясь, один за другим скрывались в непролазной чаще.

- Собаки, слышишь? – тяжело дыша, рядом упал Василий, - догонят, всем хана, лейтенант.

- Уходи, я прикрою, - прицелившись, он дал очередь по неосмотрительно выскочившим гитлеровцам, один со стоном рухнул.

- А ты? - партизан резко вскочил и, метнув гранату, рухнул за дерево.

- За меня не беспокойся, - не отрываясь от дороги, прохрипел Сергей, - это приказ, старшина, встретимся у болота. Ждите полчаса, не больше. Если не вернусь – уводи группу. Командиру передай, что попали в засаду, немцы ждали.

- Значит, кто-то предал, - скривился Василий и протянул лейтенанту два магазина, - держи, удачи тебе, командир.


На минуту стрельба прекратилась. Раздавались только отрывистые команды, изредка прерываемые злобным лаем.

«Кто же сдал?», - Сергей осторожно отполз к поваленному дубу, - «свои ведь, только свои знали».


Оглянувшись, он увидел, что его группа благополучно растворилась среди огромных деревьев. Теперь нужно продержаться минут двадцать, не больше, чтобы партизаны успели выйти к болоту. А там уже никакие собаки не страшны. Да и немцы не сунутся.


Размышления лейтенанта были прерваны злобным рычанием: оскалившись, на него неслись две овчарки.

«Вот, значит, как», - Сергей аккуратно прицелился и выстрелил.

В ответ на надрывные вой и скулеж умирающих псов раздалась беспорядочная стрельба.


«Если они решили, что здесь вся группа, то не пойдут, жить всем хочется», - усмехнулся партизан, - «замолчали опять, интересно, что задумали?».

В ответ раздался глухой «пум». Через секунду справа ухнул взрыв.

«Миномет, значит, ошибки нет – ждали и были готовы», - прижавшись к земле, лейтенант стал быстро отползать вглубь леса.

«Пум».


Скатившись в засыпанную хвоей и листьями ямку, Сергей выдохнул: над головой просвистел рой осколков.

«Пум». Это позади.

«Наугад лупят».

«Пум. Пум. Пум».


Взрывы неожиданно прекратились и, повинуясь отрывистым командам, немцы цепью двинулись вперед.

Стараясь не выдать себя, лейтенант перекатился в сторону огромной, посеченной осколками ели. Взяв на мушку гитлеровца, Сергей дал короткую очередь и, перекатившись в сторону, еще одну.


Немцы залегли, поливая градом пуль старую ель и все вокруг: сыпалась сорванная кора, взлетали потревоженные прошлогодние листья, падали срезанные ветки.

«Пум». Слева.

«Пум». Сзади.

«Пум».


Что-то больно ударило в плечо, в голове загудел колокол.

«Пум».

Левый рукав был вспорот и залит кровью.

«Пум».


Со стоном лейтенант рванулся вправо и рухнул в свежую воронку. Казалось, пули и осколки летят сплошной пеленой, сшибая все на своем пути: кусты, тоненькие деревца, потревоженный ягодник и даже прошлогоднюю листву.

«Пум», «пум».


В резко наступившей тишине слышались только собачий лай и крики гитлеровцев. Они приближались.

«Вот и все, отвоевался ты, лейтенант», - усмехнулся Сергей и достал гранату. Осторожно приподняв голову, он тут же спрятался. Метров сто, не больше.


Просвистела очередь. Скорее, не прицельно, а просто так, для собственного спокойствия. Затем вторая, третья, но выстрелы почему-то ушли вправо. Казалось, что гитлеровцы кого-то заметили. И этот кто-то, словно дразня, лихо уворачивался от щедро посылаемой смерти.


«Наши»? - не поверил лейтенант.

- А то, - в воронку с сопением прыгнула девушка.

Улыбнувшись, она подмигнула Сергею:

- Что ж это вы, товарищ лейтенант, прохлаждаетесь, ваша группа давно у болота. Пора уходить.

- Не могу, я ранен, - партизан внимательно посмотрел на неожиданную гостью.

Девушка, лет двадцати, явно из местных. Русые косы, присыпанные землей и ярко-синие смеющиеся глаза.

- Ты кто?

- Алеся, - улыбнулась девушка, - вы лежите. Сейчас.


Не обращая внимания на свист пуль и приближающиеся крики, она что-то достала из висевшей на плече сумки.

- Уходи, дуреха.

- Так, что тут у нас, - Алеся склонилась над раной, - ничего, до свадьбы заживет. Или вы женаты?

- Слышишь, уходи, - лейтенант попытался оттолкнуть девушку, но с удивлением почувствовал, что не может пошевелиться.

- Не волнуйтесь, все будет хорошо. А гранату я уберу, она меня отвлекает.

- Немцы идут, слышишь? – сделал последнюю попытку Сергей.

- Пусть идут, – колдуя над раной, невозмутимо ответила Алеся, - лежите спокойно, их встретит отряд Гаюновича.

- Кого? - переспросил Сергей.

Вместо ответа он услышал треск падающих деревьев, крики ужаса и грохот. Земля вздрогнула.

- А вот и они, - улыбнулась девушка.


И, аккуратно накладывая повязку, Алеся повторила:

- Я из отряда Гаюновича, это мой дедушка.

- Никогда не слышал, - удивился лейтенант.

- Значит, плохо слушали, - рассмеялась Алеся, откинув русую косу за спину, - как сейчас, не болит?

Сергей попробовал пошевелить раненой рукой.

- Нет, - он улыбнулся, - ты до войны кем работала?

- Я животных лечила. Они меня любят, я – их.

- Ветеринар, значит, - кивнул Сергей и, прислушавшись, добавил, - что-то замолчали.

- Некому стрелять, - добродушно раздалось сверху, - поднимайтесь.

- Это дедушка, - синие глаза блеснули.


Выбравшись из воронки, лейтенант увидел, как седой дед обнимает прильнувшую к нему девушку.

- Здравствуйте, спасибо вам за помощь, - протянул руку Сергей.

- Доброго здоровья, - ответив крепким пожатием, улыбнулся Гаюнович, - как ты, герой?

- Спасибо, еще повоюю, - улыбнулся партизан, - ваша Алеся просто волшебница, ей после войны обязательно в медицинский надо, будет врачом от Бога.

- Она у меня не только врач, - дед подмигнул внучке, - и на все руки мастерица. Кстати, возьми, трофеи.


Старик протянул часы и планшет:

- Офицер немецкий очень просил тебе передать, так меня уговаривал, на коленях стоял. Возьми, говорит, это для партизанского командира. Специально для него собирал карты и документы. А часы в подарок, настоящие, швейцарские. Клялся и божился, что они ему без надобности. Грех было не уважить.

- Вы его, - начал было партизан.

- Отпустил, конечно, - улыбнулся старик, - молодой, пусть живет. Правда, поседел он чего-то. А уж как бежал, как бежал, только пятки сверкали.

Сергей рассмеялся:

- Умеете вы уговаривать.

- Конечно, - согласилась Алеся, - дедушка все может, и уговорить, и наказать, и…

- Цыц, - беззлобно остановил старик, - ну, хватит молоть языками, идти пора.


Подняв раненого, Гаюнович и Алеся медленно двинулись в сторону болота.

- Давно партизаните?

- С лета сорок первого, - охотно ответил дед, - как немец пришел. Поначалу окруженцев выводили и беженцев, а потом уж и воевать стали. А ты?

- И я с лета, - вздохнул лейтенант, - получил назначение после училища, а до места так и не добрался. Эшелон разбомбили, чудом выжил. Вместе со старшиной, он из отпуска возвращался, вышли к какому-то местечку, а там немцы хозяйничают. Местные нас укрыли, а ночью вывели в лес.

- Значит, опытный, третий год партизанишь, - задумчиво протянул старик, - что же тогда, как дети малые, в засаду попали?

- Предатель есть, - жестко ответил Сергей, - кто-то сдал. Видели, как они минометом прошлись? Знали, что мы придем, и подготовились на совесть. Доберусь до отряда, найдем эту крысу обязательно.

- Не беспокойся, - Гаюнович переглянулся с Алесей, - нет больше предателя, он себе приговор уже подписал.

- А мы его, - начала было девушка, но старик движением руки заставил её замолчать.


Посмотрев на деда с внучкой, лейтенант задал мучивший его вопрос:

- Скажите, а где ваша база?

- Неподалеку, мы только в пуще, дальше не уходим. Родной лес всегда и поможет, и защитит. Здесь каждый кустик, каждая травинка знакома.

- И нас все знают, - добавила Алеся.

- Я не знаю, - возразил партизан.

- Теперь знаете, - не согласилась девушка, - устали?

- Есть немного.

- Отдохни чуток, - бережно усадив раненого возле сосны, дед отвел внучку в сторону. Остановившись, они , поглядывая искоса на лейтенанта, начали что-то с жаром обсуждать.


Сергей прикрыл глаза, вспоминая этот странный бой. Ему казалось, что он упустил что-то очень важное, что-то такое, что нельзя было упускать.


Стоп! База! Какая база, если здесь нет никого, кроме их отряда. Значит, дед что-то темнит? Только на предателя ни он, ни Алеся не похожи. Но и о Гаюновиче лейтенант слышал впервые. Может, из местных? Все равно непонятно. Сергей партизанил уже третий год, и в пуще знал наизусть все тропинки, проходы и полянки. Никакого отряда не было. И если Гаюнович – командир, то…

- Лейтенант, - кто-то осторожно потряс за плечо, - очнись.


Открыв глаза, Сергей увидел свою группу. Старика и Алеси не было.

- Ты как? - Василий протянул фляжку, - попей.

- Я приказал уходить через болото, - закашлялся лейтенант, - как вы здесь оказались?

- Тут такое дело, - неожиданно смутились партизаны, - заблудились мы.

Командир удивленно посмотрел на группу:

- Шутите. Как заблудились?

- Сам не понимаю, - вздохнул старшина, - дорогу знаю с закрытыми глазами, а тут как пелена упала: шли к болоту, пришли сюда. Еще и Саня пропал. Ничего, дорогу найдет, не маленький.


«…Нет больше предателя …»

- Не найдет он дорогу, и мы его не найдем, никогда, - задумчиво протянул Сергей, - кстати, Гаюнович куда ушел?

- Кто?

- Старик, с ним еще внучка была, Алеся, - объяснил Сергей, - где-то в пуще их база, они меня и вытащили. Отряд Гаюновича, из местных наверное.


Группа, переглянувшись, недоуменно пожала плечами. Василий незаметно постучал пальцем по лбу, остальные согласно кивнули.

- Может, ушли, давай, командир, пора.

Осторожно подняв раненого, партизаны медленно двинулись в сторону болота.

***

- И все-таки, они были. Василий, слышишь? Как я раненый выбрался?

- Мало ли, в бреду, сам не помнишь.

- А немцы?

- Завтра сходим на разведку и проверим, ты не волнуйся, лейтенант, тебе нельзя.

- Часы у меня откуда, а карты?

- Наш брат и в забытьи немца душит, - рассмеялись партизаны.

- Тьфу на вас, говорю же, были они.

- Были, были, мы верим.

- Сам ты рехнулся, старшина.

- Я этого не говорил.

- Но подумал. Если бы я тебе не знал третий год.

- Знаю, товарищ лейтенант, объявили бы мне трое суток ареста, - и, хмыкнув, Василий добавил, - на базе Гаюновича.

Приглушенный хохот прерывался лишь возмущенным хрипом лейтенанта.

***

- Они не догадались, дедушка?

- Нет, внучка, - старик улыбнулся и погладил русые волосы, - и не нужно. Пойдем.

- Куда?

- Впереди еще много дел, отряд Гаюновича, к бою!

И под звонкий девичий смех две фигуры растворились в лучах заходящего солнца.


Эпилог.


В каждом белорусском лесу есть свой хозяин – Гаюн или Гаевый дед. Старик добрый и покладистый, и как все дедушки, он очень любит своих внучек – Гаевок, которые славятся русыми косами и ослепительной красотой. И лось, и маленькая птичка, если заболеют или поранятся, идут к Гаёвкам за помощью, потому что знают: те залечат раны и выходят.


Проказницы часто нарушают запрет деда, покидая лес. Но горе тому, кто посмеет их обидеть - взбешенный Гаюн завалит деревьями так, что и следа не останется.


Правда, кого-то старик мог и пощадить, в назидание остальным. Предварительно отобрав карты и документы. И дав хорошего пинка, чтобы бежал очень быстро, не оглядываясь. И не останавливаясь. До самого Берлина.


Автор: Андрей Авдей


Источник: Совместный блог Андрея Авдея и Павла Гушинца (Доктор Лобанов) на Яндексе

Показать полностью

Тест. Это фото сделано на дорогой смартфон или нет?

Сколько бы ни говорили, что смартфон нужен для работы, сложных вычислений, доступа к библиотеке всей человеческой мысли, это все отговорки. Мы-то знаем, что многие покупают его для одного — делать фоточки в инстаграм. И тут нет ничего зазорного. Мы редко помним, сколько ядер и мегагерц в процессоре телефона. Главное — насколько качественная камера.

Отличная работа, все прочитано!