показывать просмотренные посты
38
Мелисса.
13 Комментариев в CreepyStory  

Моя тётя была совершенно изумительной женщиной.


Во-первых, у нее потрясающее чувство юмора. Это было моим первым открытием, когда я был подростком, угрюмым и замкнутым, считал, что все взрослые - унылые, серые тени, в лучшем случае с ними не о чем разговаривать, в худшем - лучше вообще их сторониться.

Естественно, в категорию скучных взрослых не попадали те взрослые, которых я знал лично, то есть мои родственники и близкие друзья семьи. Кстати, с ровесниками у меня тоже не заладилось. Правда, это вообще отдельная история, длинная и местами очень неприятная, хоть и весьма занятная.

Тётя всегда выделялась среди родственников. Как я уже написал выше, ее чувство юмора было чудесным. Помимо этого она знала много интересных историй, не стеснялась поделиться иногда откровенно неловкими ситуациями, а то, что мне больше всего в ней нравилось - она любила черный юмор.


Во-вторых, она была потрясающе красива. Она была стройна. У нее были длинные рыжие волосы, они немного кудрявились. Большие глаза изумрудно-зеленого цвета. Я никогда не видел ее без макияжа и никогда не видел, чтобы она приходила без каблуков. В ее гардеробе было огромное количество платьев, которые ей очень шли. От нее всегда пахло смесью спелых ягод и диких, душистых трав.

Я много могу написать про тётю, у нее было много прекрасных качеств. Меня только всегда удивляло, что она никогда не была замужем, не имела детей, жила одна с черным котом, которого звали Батист.  


Когда мне исполнилось двадцать, моя обожаемая тётя покончила с собой. Ее нашли в собственной ванной, она вскрыла себе вены. Не я ее обнаружил первым, но видел в тот день ее прекрасное белое лицо без единой морщинки, широко распахнутые глаза, странную, блаженную полуулыбку, растянувшую уголки тонких губ. Мы были знакомы всю мою жизнь, крепко сдружились в последние несколько лет, готовили вечером мясную пиццу с перчиками халапеньо, смеялись, а на другой день все закончилось.


Мы с родителями приехали в субботу к тёте в гости, потому что договорились захватить ее и отправиться всем вместе на ежегодную осеннюю ярмарку возле парка аттракционов, которую с размахом проводят в нашем городке. Буйство красок, бумажные фонарики, красные флажки, костры до небес, вкусная выпечка, жареные каштаны, попкорн, глинтвейн и яблоки в карамели, радушные продавцы, встречающие каждого покупателя как родного. А уж какая там всегда была чудесная сахарная вата. Запах сена, яблок, карамельного сиропа, пожухлой травы и опавших листьев. Обычно мы с тётей покупали сахарную вату, оставляли родителей рассматривать сувениры и разную утварь, и сбегали к аттракционам, где катались на колесе обозрения, откуда был виден весь наш городок, а иногда отправлялись в комнату страха. Воистину, несмотря на разницу в возрасте, я ощущал, что она - мой самый лучший друг. Таких теплых отношений у меня не было ни с родителями, ни с бабушкой.

После ярмарки неизменно наступало время подготовки ко Дню Всех Святых. У тёти всегда был один и тот же костюм - полосатые колготки, черное платьице, остроконечная шляпа и плащ, который она накидывала на плечи. Она надевала свои любимые туфли на платформе, брала в руки плетеную корзину со сладкими пирожками, которые пекла сама и затем угощала ими всех желающих, и мы шли с ней гулять, иногда нам даже перепадали сладости от других взрослых, сопровождающих веселящихся детей. У меня костюма как такового не было, я просто облачался во все черное, ставил дыбом свои волосы, повязывал полосатый шарф, а тётя гримом рисовала мне на лице очертания черепа. Затем мы возвращались к ее дому, покупая по пути мороженое, и ели его, сидя на ступеньках крыльца.

Все эти приятные моменты разом перечеркнулись, когда я сначала увидел ее в ванной, а потом в гробу. Маму удручало то, что это была ее младшая сестра, которую она опекала и любила как своего собственного ребенка. Мама плакала без остановки, папа за нее очень тревожился и держал наготове пузырек сердечных капель и чистые платки.


Спустя какое-то время после похорон, мы разбирали вещи в её доме, думая куда девать ее многочисленные платья. И я нашел записку, написанную тётиной рукой. Там говорилось, что ей пора уходить, её ждут, однако любимого племянника она не бросит. Я практически не плакал на похоронах, но маленькая бумажка заставила меня рыдать навзрыд, сердце защемило, я сел на пол, закрыл лицо руками и всхлипывая говорил, что она дура, как она могла уйти. Мама услышала мой плач, пришла из соседней комнаты, села рядом и стала успокаивать. Но тщетно. Мама утирала мои слезы, а у самой был такой растерянный вид, будто она что-то знает и никак не сообразит как об этом сообщить.


Тяжело было смириться с потерей. Батиста я забрал себе, он служил живым напоминанием о тёте, и меня всегда посещала мысль, что когда он забирался ко мне на ночь в кровать, что кроме кота приходила и тётя. Даже казалось, что вижу её силуэт, восседающий в кресле возле двери спальни. Это не пугало, наоборот, придавало уверенности в том, что она не ушла.

После занятий я шел на улицу, где стоял её дом. Старый, маленький и уютный, похожий на чудесные домики викторианской эпохи. Когда она выбирала себе жилище, выбор пал на него, тётя говорила, что влюбилась в дом с первого взгляда.

Я стоял подолгу, задерживаясь до того, как густые сумерки превращаются в черный бархат ночи, а уж потом брел домой. Мама всегда волновалась, хоть и понимала, что мне тяжело отпустить тётю.

В тот год, в канун Дня Всех Святых, когда ряженые дети снуют по улочкам городка, выклянчивая сладости, я по привычке надел все черное, взял плетеную корзину, куда мама положила ягодные пирожки - сам печь я не умею, купил небольшой букет из ранункулюсов, и пошел к дому тёти.

И я увидел её. Она сидела на крыльце в своем привычном наряде. На первом этаже горел зеленый свет. Дети подходили к ней, она улыбалась, но вместо пирожков раздала садовые розы. Я со всех ног помчался к ней. Одна мысль билась у меня в голове - только бы это не было видением, пусть все будет взаправду!

Она увидела меня, встала с крыльца, помахала мне рукой, приветливо улыбаясь.

- Мелисса! - выкрикнул я, чувствуя как по щекам стекают горячие слезы. Я подбежал к ней, побросал на землю и корзину, и цветы, схватил тётю в охапку и крепко обнял. Она обняла меня в ответ, засмеявшись. Тётя была теплая, осязаемая, мои руки не проходили сквозь нее. Словно она и не умирала, и не её мы одели в самое красивое платье, и не её погребли.

- Почему ты ушла?- я едва сдерживался, чтобы не зарыдать в голос. Тётя погладила меня по голове.

- Меня ждал тот, кому я была обещана с самого рождения,- она улыбнулась. Спиной я ощутил, что за мной кто-то стоит. Я слышал громкое сердитое дыхание и почувствовал запах мокрой шерсти. Мне стало не по себе.

- Не оборачивайся, пожалуйста, и не бойся. Он не причинит тебе никакого вреда,- заверила меня тётя. У меня на затылке волосы встали дыбом. Тот, кто стоял позади, принюхивался ко мне. Я слышал, как шумно его ноздри втягивают вечерний воздух, пахнущий кострами и выпечкой, и мне стало жутко.

- Кто тебя ждал?- заикаясь, спросил я. У меня подкашивались ноги, ибо особой смелостью я никогда не отличался. Я заметил, что звуки вокруг стихли, будто дети все уже разошлись по домам. Игравшая вдалеке музыка умолкла. Тётя улыбнулась, подняла с земли букет и корзинку.

- Каждый год в этот день ты сможешь встретиться со мной,- она положила руку мне на плечо,- только приходи один, не хочу, чтобы сестра расстраивалась лишний раз.

Тётя поцеловала меня в щеку, зашла в дом, обернувшись на пороге и помахав мне рукой. Потом налетел ветер, я услышал тихое рычание, захлопнулась входная дверь и погас зеленый свет.

Улочка снова ожила. Повернувшись, чтобы уйти домой, я снова видел детей и слышал музыку.

А придя домой попросил маму составить мне компанию за чашкой чая и рассказать про тётю то, что я не мог знать или помнить. Тогда я узнал, что тётя - приемная дочка бабушки и дедушки, хоть с моей мамой они были очень похожи. Бабушка после первых родов захотела еще детей, но врачи давали неутешительные прогнозы. Тогда бабуля и дедуля, после моря слез и многих попыток, решились удочерить чудесную девочку Мелиссу, которой на тот момент было около двух лет, моей маме исполнилось уже десять. Женщина, помогавшая с удочерением, говорила о семье Мелиссы, что по слухам все девочки из родной семьи тёти - прокляты и благословлены одновременно. Ведьмы, проще говоря. И каждую в определенном возрасте забирает к себе дьявол, ибо они - его невесты. Бабушка не послушала женщину, удочерила Мелиссу. Мама говорила, что замечала за сестрой странности, но чего-то ужасающего она никогда не видела. Я слушал все это молча, с каждой минутой понимая, что совсем не знал своего лучшего друга и от этого мне было горько и больно.


Я каждый год ходил в канун Дня Всех Святых к дому тёти, чтобы повидаться. И с каждым разом наши встречи становились длиннее, в прошлом году так вообще до рассвета проговорили. И каждый раз я ощущал присутствие кого-то незримого возле нас. Поначалу было жутко, но затем привык. Меня все терзал один вопрос и под конец нашей беседы, когда тётя направилась к двери, я его задал.

- Почему ты никогда не хотела семью?

Тётя грустно взглянула на меня.

- У меня бы родилась дочь. И я не хотела бы обречь на ту же участь, на которую обречена я.

Она зашла в дом, снова налетел ветер, захлопнулась дверь и погас свет.


В этом году тётя не пришла.

Показать полностью
651
Другой сын
69 Комментариев в CreepyStory  

Я не помню уже, как меня занесло в тот дом для душевнобольных. Точнее, он назывался реабилитационным центром. Но суть одна – психушка. Вроде, это было в пору моей волонтерской юности, когда я с компанией таких же наивных ребят верил, что частица добра может изменить мир. Или же я попал туда по работе, собрать материал для нового сценария.

Как бы там ни было, однажды, когда у пациентов было свободное время, ко мне подошел мужчина. Он производил впечатление нормального человека, с него не капала слюна, да и одет он был не в больничную пижаму, а в футболку и спортивные штаны. Я бы принял его за посетителя, они часто приходят к больным, но ярко-желтый браслет выдавал в нем пациента.


- Я видел тебя с блокнотом в руках, ты что-то пишешь? – спросил он меня.


- Да, я так, балуюсь. Записываю все, что вижу, думаю иногда, что стану великим и выпущу свои мемуары, - отшутился я. С душевнобольными людьми нас учили быть приветливыми и отвечать на все их вопросы.


- Ты не думай, я знаю, за что меня тут держат. Я просто хочу, чтоб ты записал мою историю. Я знаю, врачи мне не верят, но вдруг кто-то поверит. Вдруг кто-то поможет отыскать мне моего сына, моего мальчика… - голос у мужчины задрожал. Мимо нас прошла медсестра, ведя старика-пациента под руку. Кажется, кто-то не заметил, как обделался.


- Я не могу тебе тут все рассказать, врачи подумают, что у меня рецидив. А я только-только начал убеждать их в своей, ну, нормальности. Я спрошу разрешения у своего лечащего доктора, чтоб ты пришел ко мне в палату, ладно? Подожди тут.


Мой собеседник удалился в сторону врачебных кабинетов. Я немного растерялся, как мне реагировать на услышанное. Стоит ли идти к нему в палату, кто знает, что у него на уме. Он не производил впечатление психически не нормального человека, да и буйно-помешанных в общий зал никогда не выпускали, но кто разберет этих психов? Но к моменту, когда мой собеседник вернулся, мое любопытство взяло верх над страхом. А еще я уточнил у медсестер, с каким диагнозом оказался тут мой новый знакомый. Поэтому я пошел за ним со спокойной душой и ручкой в руках.


- Меня Игорем зовут. Да ты не переживай, садись на соседнюю койку, сюда пока никого не подселили, - усевшись на свою кровать, сказал мой собеседник.


Я сел, открыл блокнот на чистой странице и приготовился слушать.


- Жаль, что курить не разрешают. Без сигареты даже не знаю, как начать, - улыбнулся Игорь. – Но ладно, слушай.


- Моя жена оказалась той еще стервой. С восьмого класса были с ней вместе, сразу пошлее школы поженились, она поступила в пединститут, а я пошел работать. Добытчик же, семью свою кормить надо. Хорошо, что дядька к себе в бизнес взял, да и машину мне родители подарили. Я сначала был на должности принеси-подай, курьером гонял, а потом потихоньку в дела стал вникать, зарплата выросла тоже. И запросы у жены тоже. Шмотки красивые, технику дорогую - все требовала. А я что, я же мужик. Всем обеспечивал по первому требованию. А потом, когда она была на четвертом курсе, забеременела. Я был рад ребенку, а как узнал, что мальчик, так вообще весь сиял – наследник! А жена что-то сдулась. Дом забросила, все с подружками по телефону трындела, да в интернете сидела на форумах. На меня ноль внимания, но требования только повысились. Из еды – сплошь деликатесы подавай, вещи все брендовые нужны, телек побольше, телефон поновее. Я терпел, ну, беременность, гормоны, бывает. Любил ее. И ребенка ждал очень сильно. Родила она летом, как раз после сессии. До сентября мы жили как в сказке – она с ребенком хлопочет, я работаю, а по вечерам мы все вместе дома. Ее требования пропали, она опять ласковой стала, ну, прям, идиллия. Я нарадоваться не мог. Ну и ребенок спокойный, проблем не доставлял, спал ночью, просыпался как по часам. Сережей назвали, сынок мой…


Игорь внезапно прервал рассказ и отвернулся к окну. Я не стал его расспрашивать, просто ждал, когда он снова начнет.


- А в сентябре к нам мама моя переехала, с малым помогать. Жене на учебу надо, я работаю. Вот и пригласили маму на помощь. Спасибо ей огромное, не знаю, что бы делал без нее. Так и стали жить. Только вот жена моя с учебы все позднее начала возвращаться. То посиделки с подругами, то зачет перенесли на вечер. Я все понимал, последний курс, диплом скоро, хочется и с подружками подольше побыть, но и на учебу не стоит забивать. Все чаще мы с мамой вдвоем ужинали. А когда Сережке полгода исполнилось, маме уехать срочно пришлось – батю моего удар схватил. Врачи помогли, с ним все хорошо, но требовалась долгая реабилитация. Вот мама и уехала. А мне пришлось уйти на неполный рабочий день. Но так недолго продолжалось.


Наверно, пару месяцев. А потом, как гром среди ясного неба, жена заявила, что уходит. Что устала, жизни со мной не видела, что хочет как и подруги по морям ездить, по магазинам гулять. Да и оказалась, что по вечерам она не с подружками задерживалась, а с одним армяшкой. Ушла она, короче. Да и я не пытался ее остановить. Но то, что ребенка оставила… Не прощу ей никогда.


Вот и зажили мы с Сережей вдвоем. Сложно было первое время. Хоть и кормили его смесью с двух месяцев, все равно, ребенку нужно материнское тепло. Я, естественно, уволился от дядьки, но он не бросил меня, платил энную сумму раз в месяц, «декретными» называл. Сережка все таким же и рос – тихим и некапризным. Казалось, он сам понимал, что происходит. А я старался дать ему все, что в моих силах. Ну, вот как-то протянули так вместе еще полтора года, в два года место в садике дали, я снова на работу вышел. Казалось, еще чуть-чуть и снова буде счастье в нашем доме.


Сережа у меня был мальчик не глупый, но молчаливый. Врачи сначала ругались, что сыну два года, а он не говорит, пугали, что дебилом будет, умственно отсталым. Но Сережа при них просто молчал. В садике он разговаривал с другими детьми, правда, мало и в основном по делу, ну там, «Отдай игрушку», «Это мое». И со мной говорил, причем четко выговаривал все слова, а не лепетал по-детски. Так что я от врачей отмахивался и нормально растил сына.


Но вдруг что-то пошло не так. Когда Сереже исполнилось три, он начал намного чаще говорить. Причем в его речи проскальзывали сложные слова, которыми и я-то в повседневной жизни не пользуюсь. Да что там, и по работе говорю. Всякие математические понятия – интеграл, логарифм, географические координаты и название местностей, даже пару раз химические элементы. Честно признаюсь, чтобы понять, что он говорит, в интернет залезал, искал значения. Спросил в садике у воспитательницы, та сказала, что тоже часто его не понимает, дети перестали с ним играться из-за этого. Но она думала, он дома нахватался и просто красуется перед всеми.


Я не знал, что делать и откуда это у него взялось. Думал, что вдруг он гений, еще мысль промелькнула, как мой сын врачей за пояс заткнул, которые говорили, что он дебилом будет. А тут нате – логарифмы в три года!


А потом он стал меня пугать. Ну, в смысле, меня беспокоило его поведение. Начал не спать по ночам, иногда придет ко мне в комнату и стоит и смотрит на меня, я просыпаюсь, а он все также и смотрит. Пристально-пристально, потом развернется и уйдет в свою комнату. Я сначала спрашивал его, может надо что-то, но он молчал абсолютно. Иду за ним, а он ляжет в кровать и в потолок смотрит. И молчит, на меня никак не реагирует. А иногда бывало, наоборот, я просыпался от его крика и плача, бегом к нему, а он сидит на постели, весь трясется, плачет и повторяет: «Папочка, я не хочу, я не хочу, чтобы меня забрали». Я подолгу его успокоить не мог.


Пошли к психологу. Тот посоветовал мне поменьше переживать, что это у него травма такая от того, что мать ушла. И говорит, надо создать обстановку особую, чтобы он не боялся один оставаться.


Ну, я взял отпуск на работе, целый месяц решил с сыном провести. Думал к родителям моим поехать, но обстоятельства вынудили остаться дома. Но мы и так справимся, вдвоем, думал я. Ведь уже столько вместе пережили.


Первое время все было нормально. Ночные выходки Сережи прекратились. Спал он нормально, правда, мы все чаще вместе засыпали, под просмотром мультиков. Или сделаем себе крепость из подушек, там и заснем. Весело было, я сам будто в детство вернулся. Такое единение было отца с сыном, уже и вздохнул с облегчением.


На третью неделю моего отпуска позвонил мне дядька. Им срочно надо было оформить какую-то сделку, а документы у меня некоторые хранились. Ну и он попросил мне их переслать. А я что-то с сыном заигрался, вспомнил об этом, когда уже Сережа заснул. Побежал быстрее к компьютеру, а Сережа один в комнате остался. Минут пять наверно прошло, как я все скинул и вернулся в комнату. Смотрю, а Сережа уже и не спит, смотри в потолок и опять молчит. Я его зову-зову, а он даже голову не поворачивает. Потом все повернулся лицом к стене и, вроде как, заснул. Ну и я лег. Правда, задумался я крепко. Мысль одна в голову влезла, и решил я ее проверить.


На следующую ночь, я уложил Сережу спать. Сам тоже улегся с ним. Дождался, когда он крепко уснет, поставил камеру напротив кровати, а сам ушел в свою комнату за ноутбук, чтобы посмотреть из-за чего мой сын просыпается.


Сидел, наверно, час-полтора. Уже и глаза слипаться начали. Как вдруг картинка задребезжала на экране. И вижу я, как спит мой Сережа, лежа на спине, а на груди у него сидит его точная копия и улыбается мне в камеру. Я от страха аж вскочил, бегом в комнату – Сережа один, спит, на спине. Двойника нигде нет. Камеру я убрал, взял сына за руку и просидел так с ним до утра, глаз не сомкнув.


Утром я, конечно, стал себя успокаивать, что может это какой-то видео-дефект. Может, сын по ночам лунатит, привстал, а потом опять лег, а у камеры просто лаги, вот и кадр один на другой наложился. Но тем не менее, я стал спать вместе с Сережей.


Отпуск закончился, опять на работу, сына в сад. Вроде бы Сережа перестал пугать всех умными словами, опять с детьми начал играть. Я успокоился, дома у нас опять спокойствие воцарилось. Но тут мне срочно надо было съездить в командировку, в соседний город. Расстояние не большое, думал, что к ночи домой вернусь, чтобы Сережу одного не оставлять. Единственное, что попросил соседку его с сада забрать и посидеть, пока я не приеду. Но удача явно была не на моей стороне в тот день. По дороге назад у меня лопнуло колесо. А у меня ни запаски, ни домкрата. Пока дозвонился до ближайшего салона, пока вызвали эвакуатор, пока поменяли колесо… В общем, домой я вернулся под утро. Ну, соседке, естественно, позвонил, предупредил, попросил переночевать с Сережей и сказал ей, что он боится спать один, пусть она с ним в комнате и ложится. Она поняла все, согласилась. В общем, домой я вернулся, меня встречает соседка, говорит, что Сережу в сад уже отвела, а я могу идти и отсыпаться. Я ее поблагодарил, завалился к себе в комнату и просто вырубился. И проспал до пяти вечера, как раз в сад идти пора.


А тут, собственно, и оно… Прихожу в сад, ко мне выходит Сережа, а я вижу, что это не он. Это двойник его. Забрали все-таки моего настоящего Сережу. Я напал на двойника, стал его душить. Воспитательница увидела, закричала, отбила меня от подменыша. А там уже приехали полиция, скорая… А меня сюда привезли. Вот уже год тут и лечусь. Правда, здоров я. Я знаю, что это не мой сын. Не знаю, то ли соседка не уследила за ним и оставила его ночью, то ли и соседка – тоже подставная, но добрались они все-таки до Сережи. И я теперь хочу найти своего сына. Поэтому мне надо выйти отсюда.


А того подменыша после суда, кстати, забрали родители моей бывшей жены. Сама она даже не пришла.


Игорь закончил свой рассказ и посмотрел на меня. Я, записав его слова, сидел в шоке.


- Не веришь? Ну, тебе и не надо. Сам бы не поверил психу в психушке. Но все равно спасибо, что записал. Может, мой сын прочтет эту историю.


Я собрался что-то ответить, но тут в палату зашла медсестра. Пришло время принимать таблетки. Закрыв свой блокнот и поблагодарив Игоря за рассказ, я поспешил выйти из палаты.

Показать полностью
85
Теория струн
9 Комментариев в CreepyStory  

Бывало ли у вас так, что вы чувствовали, будто в вашем доме кто-то есть, но решили не обращать на это внимание, сказав себе: «Не хочу знать»? Иногда страх неизвестного кажется меньшим злом по сравнению в конкретной реальной опасностью. Обычно, речь идет о пустяках. Однажды у меня вдруг запикал интерком, хотя я был один дома, а позвонить по нему можно только из гостиной. В другой раз я мог поклясться, что кто-то забрал мелочь у меня со стола. Хотя все это могло быть просто шутками памяти.

Но как быть, когда происходит нечто совсем странное? Бежать или игнорировать это, как поступил я?


Прошлый понедельник начинался как обычно. Я встал, почистил зубы, переоделся – стандартный утренний ритуал. Казалось, день будет совершенно незначительным, но потом я увидел струны.


В моей комнате было три или четыре плотных двойных струн. Они пересекались между стенами вокруг моей кровати, одна из них была прикреплена к двери. Я ни за что не мог не заметить их раньше; тогда бы я от них споткнулся. Они были привязаны к гвоздям на стенах, которых не было еще десять секунд назад.


За это время никто не мог войти в мою комнату, а тем более все это устроить. Было раннее утро, и мой мозг еще не начал правильно работать. Я просто отвязал струны и пошел в школу, оставив их у себя на столе.


Дальше все было еще хуже. На улице их было несколько сотен, они были привязаны между домами, вокруг машин, через улицы. Все это должно было быть какой-то гигантской шуткой. Какая-нибудь передача со скрытой камерой или юмористический блог. Остальные, наверно, просто подыгрывали; прохожие путались в них, привязывая их к предметам, к которым они подходили и от которых уходили. Это выглядело так, словно они следовали курсу, проложенному специально для них.


Я нервно продолжал идти в школу. В автобусе все, кроме меня, были привязаны к двери. В школе группы друзей были привязаны друг к другу. Учителя были привязаны к столам и доскам. Как ни странно, в этот момент я удивлялся только тому, что я сам ни к чему не был привязан.


Когда моя подруга Люси села за парту рядом со мной, она просто бросила свою сумку мне на колени и, оперевшись подбородком на руку, стала смотреть в окно.


- Привет, Люси.


Нет ответа.


- Ну не думал, что ты тоже в этом участвуешь.


Она вздохнула и принялась доставать из сумки книги. Все книги были привязаны к ее рукам. Я усмехнулся и сорвал одну из струн с ее книги. Она, очевидно, это не заметила и просто перестала обращать внимание на эту книгу. Она без колебаний уронила ее на пол.


- Хм, - я наклонился, поднял книгу и положил ее обратно на парту. Люси этого даже не заметила.


- Ну, раз ты хочешь так играть, - я улыбнулся, стараясь выглядеть несерьезным, чтобы скрыть свою тревог. Я собрал все струны, которые были к ней привязаны и тут же сорвал их.


Она моргнула и повернулась ко мне.


- Срань Господня, Мартин. Ты что, ниндзя?


- Я тут сидел уже десять минут, - я снова улыбнулся, радуясь, что моя подруга наконец-то заметила меня.


- Откуда взялись все эти струны? – воскликнула она, как будто только сейчас увидела их.


- Я думал, вы все надо мной стебетесь.


Она встала и попятилась в угол. Никто в классе этого не заметил.


- Минуту назад их не было! Ты тоже их видишь? – по ее голосу было понятно, что она по-настоящему испугалась.


- Нет. Разве ты... – меня прервала учительница, которая вошла в класс и захлопнула дверь. Все кроме нас с Люси сказали пробормотали: «Доброе утро». И снова никто не обратил на нас внимания.


- Меня весь день все игнорируют, - сказал я Люси, а потом повернулся к учительнице. – Эй! Сука тупая! Ты говно, а не учитель!


Никакой реакции.


- Я убираюсь отсюда, - Люси отодвинула несколько струн в сторону и вышла из класса. Я пошел за ней, и – какой сюрприз! – никто этого не заметил.


Мы шлялись по коридорам, заходили в классы и уходили. Когда мы отвязывали от кого-нибудь стул или книгу, эта вещь тут же переставала для них что-то значить. Ее как будто не существовало.



***

Я показал ей, что творилось на улице – там было еще больше струн, чем когда я шел в школу. Вдвое больше. Мы осторожно пробирались сквозь эту паутину к ближайшему кафе. Знаю, это не слишком разумно, но что еще делать в такой ситуации? Как я уже говорил, иногда страх неизвестного кажется меньшим злом. Я несколько раз предлагал отвязать еще несколько человек, но Люси отказывалась, потому что помнила, как в свое время испугалась она сама.


В кафе мы взяли из холодильника пару бутербродов и напитков. Мы выбрали себе столик, отвязали все прикрепленные к стульям струны и сели. Мы ели в тишине, потому что оба были напуганы. Мы развлекались, глядя на незнакомцев, которые заходили в кафе, не замечая струн. Через двадцать минут Люси заговорила. «Сейчас она возьмет тот бутерброд,» - сказала она указывая на женщину, стоявшему в другом конце зала. Она и вправду подошла к холодильнику и взяла завернутый в пакет бутерброд, к которому она была привязана. «Сейчас она заплатит за него и уйдет». Женщина так и сделала, исполнив предсказание струн. «Этот тип не собирается платить». Я увидел, как один человек взял кофе и выбежал из кафе, официанты даже не погнались за ним.


- Это ужасно, - сказала она. – Пошли отсюда. Пожалуйста.


На улице было ничуть не лучше. Все вокруг следовали указаниям струн, живя своей повседневной жизнью. Люси заявила, что пойдет домой, чтобы отоспаться, и я согласился проводить ее. Она жила всего в десяти минутах отсюда.


Вдали от центра города струн было меньше. Это было хорошо, мы могли хотя бы притворяться, что ничего не случилось.


Когда мы вышли на улицу Люси, она остановилась, и у нее отвисла челюсть.


- Что там? – я прервал тишину на удивление тихим голосом.


- Смотри, - она указала на дом одного из своих соседей.


Я ясно это видел, и я не забуду это до самой смерти. Маленький черный бес, высотой, наверно, в три фута, волоча руками по земле, почти как обезьяна. У него было два огромных желтых глаза, занимавших почти половину лица. Рта не было, как и других черт лица. Он держал молоток и клубок каких-то нитей.


Он быстро и осторожно прошел от входной двери к почтовому ящику. Он остановился, забил в ящик гвоздь и обвязал вокруг него струну. Бес повернулся в нашу сторону и остановился, когда заметил нас.


Из меня вывалились все кирпичи, которые к тому времени еще остались, но это существо только смотрело на нас с удивлением и любопытством. Можно даже сказать, что он испугался. Вдруг он помахал нам своей крошечной рукой.


Я посмотрел на Люси, она даже не шевельнулась. Я снова посмотрел на беса, который не спускал с меня глаз. Я прошел половину расстояния между нами, а потом еще половину. Я уже не боялся неизвестного, я боялся этого карлика, хотя он совсем не казался страшным. Когда я был уже в метре от него, он протянул мне руку.


- Ой, привет, - я пожал ее. Он одобрительно кивнул и моргнул своими массивными желтыми глазами.


- Так это вы занимаетесь струнами? – спросил я. Он кивнул. Я подозвал Люси, но она осталась там, где стояла.


- Есть и другие такие, как ты? – Он снова кивнул. Я хотел много чего у него спросить, кто он и откуда пришел, но, похоже, что он мог ответить только да или нет.


- Есть ли у нас свобода воли?


Он только и сделал, что печально посмотрел на меня. Мне тут же стало плохо, и я уже не мог смотреть на это маленькое чудовище. Я схватил Люси, которая слушала наш разговор, сидя на тротуаре.


- Пошли


Мы зашли к ней домой, и я сделал ей чашку чая. Когда я зашел в гостиную, она отвязала свою собаку и плакала. Я поставил чашку и сел рядом с ней.


- Мне так страшно, - прошептала она после десяти минут плача. Я не отвечал. Не мог.


- Я лягу спать, - пробормотала она. Тут и мне захотелось спать. Веки потяжелели, как будто к ним привязали какой-то груз.


Я свалился на ковер и заснул. Последним, что я слышал, был топот нескольких пар маленьких ног.


На следующий день мне стало лучше, как будто все это было сном. Я бы, наверно, поверил, что это сон, если бы меня не разбудила мать Люси, которой было интересно, почему я улегся спать у нее дома без разрешения.


За завтраком Люси спросила меня, почему я такой бледный и нервный. Я улыбнулся и пробормотал, что мне что-то нехорошо.



На самом деле я испугался, потому что не видел струн и не знал, по доброй ли воле я совершал все свои действия.


Автор: Tesla

Показать полностью
106
Ух-ха
16 Комментариев в CreepyStory  

Я не знаю, что это было. Несколько раз я рассказывала эту историю психотерапевтам и требовала у них объяснений, мол, так и так, что на этот счет говорит наука? Наука один раз предположила, что виноваты вещества, один раз прочла мне занудную лекцию "феномен массовых галлюцинаций и как с ним бороться", но в основном с участливым видом наклонялась ко мне и вкрадчиво интересовалась - "а почему вы спрашиваете? это для вас так важно?"

Нет, блин, мне насрать, знаете. Полторы тыщи в час вам плачу исключительно за насрать.


Это несмешная история. Несмешная настолько, что рассказывать ее серьезно я не могу, извините. Просто держите в голове - это было на самом деле, и кончилось, и кончилось препогано.


В прошлом году в июле моя подруга Аня позвала меня на выходные в лес, к какому-то ей одной известному озеру. Едут Митя с девушкой, едет Ястреб, едет Вита, едет черт с рогами, без тебя никак, в общем, непременно гоу-гоу, и не боись, они все прикольные, особенно Ястреб - он и диггер, и альпинист, и реконструктор, и швец, и жнец, и полный абзац. Кстати, у него и девушки нет, ага?...Ай, короче, поехали!


И я "короче поехала". Не будь Аньки, вряд ли бы я сунулась в незнакомую компанию. Из перечисленных ею людей мне был смутно знаком разве что Митя, и в тот единственный раз, что я с ним говорила. я сочла его преизрядным придурком.


А еще я очень хотела в лес. Это был мой первый выезд тем летом, все как-то не складывалось - то работа, то болела, то погода такая, что мусор донести до помойки - сто раз подумаешь.


Люди и правда оказались прикольные. Правда, Ястреб, диггер и альпинист, оказался на поверку виртуозным треплом, ни разу не видевшим ни скал, ни пещер. Девушка ему нужна с ушами, как у слона - чтоб лапша помещалась, решила я, пускай такую и ищет.


Добирались на электричке, часа три, и еще два шли пешком от станции. Пока поставились, поели, выкупались - начало темнеть. Мы расселись у костра, достали выпивку, начали петь песни и травить байки. Когда перешли к страшилкам, Виталик презрительно хмыкнул - "бегут-бегут по стенке зелёные глаза!", подобрал с бревна плавки и ушел на берег.


Через три с половиной байки с озера донесся громкий плеск, потом удар, а потом Виталик вернулся к костру с огромной рыбой в руках и изумлением на лице. Он сказал, что рыба, фактически, прыгнула ему в руки - сперва плавала рядом с ним, а когда он решил ее поймать - просто взял руками и вынул из воды.


Добычу признали сомом, а может, налимом, а может - белой акулой, и решено было сварить уху.


Утром я сперва не поняла, от чего проснулась, а потом крик повторился. Я кое-как натянула футболку и, в трусах и босиком, выскочила из палатки.


Кричала Анька. Стояла у кострища и орала, белая, как бумага. Увидев меня она бросилась мне на грудь, бормоча - там кости, Катя, Катя, там кости...


В других палатках тоже завозились. Я вытянула шею и вгляделась в кострище. Ну, кости. Рыбий скелет неприлично больших размеров.


- Да, - сказала я, - рыбьи. Вчера была уха, помнишь?


Анька замотала головой, подтащила меня за руку к кострищу и, изо всех сил отвернувшись, произнесла чужим гнусавым голосом:


- Н-не рыбьи. Н-нет.


Я встала на корточки, не выпуская Анькину руку, и посмотрела поближе. Кости остались рыбьими. Я, поморщившись, подобрала череп... Тут подошел Ястреб, открыл было рот, но вдруг поперхнулся и замер, не сводя с меня глаз. Через секунду он пришел в себя и начал требовать объяснений - чье, значит, хреново чувство юмора честных ястребов до усрачки доводит?


Я положила череп обратно в пепел, вытерла ладони об траву и попыталась понять, что он имеет в виду. Не смогла. А вот Анька при слове "юмор" шевельнулась, а потом села рядом со мной и потыкала череп палочкой.


- Точно, - сказала она, - игрушка. Твою мать. Кто это сделал, какая сволочь? Голову оторву! Кать, слушай, выброси эту дрянь, я не хочу трогать!


- Давайте оставим! - попросил Ястреб, - Пусть еще кто-нибудь испугается! Митя! Митя, тут у нас шашлык с христианских младенцев! Подошедший Митя глянул на кости, ахнул было, но тут же плюнул.


- Петросяны, епть. Голова гудит, а вы тут устроили.


Вита тоже заорала. Виталик был без очков и не увидел костей, а то и кострища, а то и нас, и видеть не хотел, так как страдал с похмелья. Митина девушка обозвала Ястреба пидарасом и кинула в него кружкой. Молчаливый тип по имени Леня перекрестился и попятился, отчего все покатились со смеху.


Кроме меня, хотя, кажется, я улыбалась. Мне, несмотря на жару, было холодно. Сердце ныло. Что они видят такое? А я - я свихиваюсь? Это так с ума сходят? Если да - то кто сходит-то, они или я?


Может, это меня разыгрывают?


Я медленно-медленно встала и отозвала Аньку в сторону.


- Анька, - сказала я, - только, пожалуйста, не нервничай. Ань, я вижу скелет вчерашнего сома. Я не знаю, над чем вы сейчас смеялись.


- Ты прикалываешься? - неуверенно спросила Анька. - Ты точно прикалываешься.


Я посмотрела в ее готовое снова побледнеть лицо и выдавила "да".


Когда мы вернулись, народ сидел на бревнах и вяло спорил о том, кто именно подсунул в угли "эту херню". Я обвинила во всем Ястреба, а потом сообщила, что у меня срочное дело в городе, и мне пора бежать-бежать.


К психиатру, мысленно добавила я.


Виталик вызвался проводить меня до станции, и я никогда и никому не была благодарна сильнее. По дороге, когда мы еще шли вдоль берега, он вдруг запнулся, помотал головой и буркнул:


- Мерещится всякое с вашими шуточками.


- Что мерещится?


- Да...баба какая-то. Страшная. У воды. Стой, вон она! Ты не видишь?


Я молча поволокла его за руку вперед. Это Виталик, у него зрение - -128, ему что ни пенек - отряд матросов на зебрах, и ну да, да, знаю, сейчас он в очках...


Кажется, я убеждала его уехать вместе со мной. Не помню.


Я была дома вечером того же дня.


Спутников моих искали с вертолетами и собаками.


Нашли только Аньку, совершенно седую и сумасшедшую. Она жива, я регулярно навещаю ее в местной больнице, она боится воды - любой, даже в чашке, - и, бывает, не пьет по несколько суток, а моют ее насильно. Она похожа на собственный труп.


Когда ей получше, с ней можно поговорить. Когда ей совсем худо, она смотрит в стену и шепчет безостановочно о съеденных детях - из криминальной хроники, фильмов ужасов, сказок.


Ее преследует женщина, старуха с клыками и в чешуе, пахнущая болотом.


Страшная баба.


А меня не преследует.


Я даже не трогала ту уху.


Вегетарианка я.


Автор: Долгопят

Показать полностью
10
VII Российский международный кинофестиваль остросюжетного кино и хоррор фильмов «КАПЛЯ»
2 Комментария в CreepyStory  

В конце марта 2017 года состоится уже VII Российский международный кинофестиваль хоррор фильмов «КАПЛЯ», а также целый комплекс приуроченных к нему мероприятий, которые представляет продюсерская компания «Live Entertainment». Кинофестиваль является крупным международным проектом и проходит при официальной поддержке Министерства Культуры РФ, Департамента СМИ и Рекламы города Москвы, а также входит во всемирный Союз фестивалей остросюжетного кино.

Конкурсная фестивальная программа пройдет с 20 по 24 марта 2017г. в режиме нон-стоп. С утра до поздней ночи зрители увидят лучшие картины, что поступили в оргкомитет фестиваля в течение года. В конкурсной программе будут представлено 45 фильмов-конкурсантов, среди которых как работы известных режиссеров, так и новичков жанра. Заявки поступали со всего мира, так что зрители смогут по достоинству насладиться всеми особенностями хоррора разных стран. В этом году победитель конкурсной программы, помимо наградной статуэтки, диплома и ценных призов, получит также денежный приз и сертификат на телепрокат фильма. 24 марта пройдет также большая пресс-конференция с участием звезд зарубежного и российского кинохоррора.


В этот же день в Москву прибудут уже звездные гости кинофестиваля. Из зарубежных звезд в этом году заявлены: настоящая суперзвезда Голливуда, не нуждающийся в представлении – сам Малкольм Макдауэлл, не менее известная суперзвезда Голливуда Том Сайзмор («Твин Пикс», «Тюряга», «Спасти рядового Райана»), звезда блокбастеров «Крепкий орешек» и «Не дыши» Сергей Онопко, исполнительница одной из главных ролей в блокбастере «И гаснет свет» - юная актриса Ава Кантрелл, легендарный итальянский актер Джованни Радиче («Омен», «Банды Нью-Йорка»), а также специалист по спец-эффектам для большинства фильмов культовых режиссеров Марио Бавы и Дарио Ардженто – Серджио Стивалетти. Из российских звезд фестиваль в этом году посетят: Наталья Варлей («Вий»), Леонид Ярмольник («Ночные стражи») и скандально известная Светлана Баскова («Зеленый слоник»).


25 марта в 18:00 пройдет звездный мастер-класс в формате Q&A конвенции с участием приглашенных гостей, а также автограф-сессия и специальный премьерный показ фильма.


26 марта в 19:00 пройдет уже большая Церемония награждения. В шоу-программе примут участие Слава Мартов, детский ансамбль студии Игоря Крутого, Петр Гара, участники «Битвы экстрасенсов» и другие артисты.

VII Российский международный кинофестиваль остросюжетного кино и   хоррор фильмов «КАПЛЯ» кинофестиваль, ужасы, короткометражка, Москва
136
Сказочник из камеры смертников (Автор: Рум Ф.Б.)
11 Комментариев в CreepyStory  

Сказочник из камеры смертников

Автор: Рум Ф.Б.

Перевел с английского Дмитрий ПАВЛЕНКО


Маккенна проработал на "последней миле" в блоке смертников "С" чуть ли не всю жизнь - по крайней мере, так казалось на первый взгляд. В любом случае достаточно долго, чтобы не тяготиться работой, которую остальные, в том числе и я, ненавидели всей душой. Кстати, именно поэтому мы и считали его малость тронутым.


Что такое "последняя миля"? С виду ничего особенного - обыкновенный покрытый линолеумом коридор, куда выходят решетчатые двери десятка камер. Правда, одна особенность все же есть, да еще какая - отсюда осужденные отправляются получать за свои деяния "награду" от властей штата в виде петли на шею. Понятно, что эти ребята отнюдь не в восторге от обстановки, в которой им приходится коротать последние деньки, и порой выражают свое недовольство с помощью мелких пакостей - например, могут во время обхода взять да плеснуть в тебя водой из кружки.


Впрочем, все это лишь досадные мелочи. Если с "контингентом" обращаться нормально, то большинство ведут себя вполне пристойно, а кто нет... что ж, для этого существуют различные методы воздействия. Ведь даже живому мертвецу есть что терять - те же письма от родных, продукты из тюремной лавки, - так что подобных "рычажков" у нас хватает.


Хуже другое - гостят они у нас слишком долго. Если раз за разом подавать на апелляцию, то пересмотр дела может тянуться годами. Проходит месяц-другой, и ты постепенно начинаешь забывать, по какой, собственно причине они здесь оказались. Даже забываешь, что у тебя волосы вставали дыбом, когда ты читал их дело. Шумиха в прессе стихает быстро, а ты остаешься в блоке "С" присматривать за "отбросами общества", пока не приходит пора избавиться от них окончательно. Поэтому главная задача постараться побыстрее зачерстветь душой, чтобы не воспринимать каждого из них как личность.


Иначе твои дела плохи, поскольку, согласно закону штата, дежурный надзиратель обязан лично сопровождать приговоренного в последний путь. Обычно это происходит так: сначала вы спускаетесь на первый этаж, дожидаетесь, пока распахнут толстую стальную дверь, после чего пересекаете внутренний двор и оказываетесь в огромном сарае, где тебе предстоит взойти со своим "клиентом" на эшафот. Ты считаешь каждую ступеньку, обнаруживаешь, что их тринадцать, и неожиданно для себя понимаешь, что число это и впрямь несчастливое. Минут через тридцать, которые кажутся вечностью, ты возвращаешься. Уже один. После этого ты можешь напиться, сколько угодно переживать, проклинать свою работу, но привыкнуть к ней все равно невозможно.


А вот Маккенна справлялся с этим запросто, в чем я довольно скоро имел возможность убедиться.


Когда срок моей страховки по безработице истек, а свободной вакансии так и не нашлось, я решился сделать шаг вниз по наклонной плоскости и стал тюремным надзирателем - пардон, "сотрудником пенитенциарного учреждения". Меня как новичка тут же поставили на "последнюю милю". Маккенна лежал в больнице с язвой.


Одного раза мне хватило с лихвой, хотя до той ночи - в нашей тюрьме казни всегда совершаются по ночам - работа казалась более или менее терпимой.


Моим первым "клиентом" стал немолодой чех-официант, который как-то раз жарким летним вечером пришел домой с работы, искромсал свою жену и троих детей на мелкие кусочки и побросал их в ванну. За время, проведенное под нашей опекой, он нарисовал пейзаж с видом на городскую набережную Майами-Бич, занявший всю стену камеры, прочитал полное собрание сочинений Луиса Л'Амура, научил меня шестнадцати чешским ругательствам и перестал ломать голову над вопросом о том, чем же ему так не угодила семья. Это был тертый калач, и я не сомневался, что он справится, - а, стало быть, и я тоже. Как выяснилось, я ошибался - и на его, и на свой счет. Последние двадцать ярдов нам пришлось тащить его на руках.


На следующий день я потребовал перевода на другую должность и тут же его получил - слишком мало у начальства было людей, чтобы ими разбрасываться. Тем более что в отделе кадров знали: все стараются отвертеться от этой работы при первой же возможности.


Все, кроме Маккенны - всегда спокойного и хладнокровного, словно похоронных дел мастер. Однако самым странным было то, что во время его дежурства все проходило как по маслу - "клиенты" никогда не впадали в истерику, не устраивали сцен. По крайней мере, так мне рассказывали.


Впрочем, я не особенно об этом задумывался - до тех пор пока мне не достался пост у входа в сарай в одну из тех самых ночей. Когда из главного корпуса вышли двое и неторопливо двинулись в мою сторону, я поначалу принял их за очередной патруль. И лишь минуту спустя с удивлением заметил, что один из них в "сцепке" - так у нас называются соединенные цепью две пары "браслетов", которые надевают "клиенту" на запястья и щиколотки. Почему с удивлением? Да потому, что обычно приговоренного можно распознать уже за милю. А тут...


Конечно, тот мужик тоже нервничал будь здоров, но меня сбило с толку то, какой пружинистой походкой он вышагивал. Когда они с Маккенной поравнялись со мной, он даже повернулся ко мне и сказал:


- Добрый вечер, офицер. Какая чудная погода!


И подмигнул. Представляете?! Маккенна же просто кивнул - с таким видом, словно направлялся в буфет подкрепиться сэндвичем с чашечкой кофе.


- Привет, Чарли. Присмотри за дверью, ладно? Мы вернемся минут через сорок. Во всяком случае, я-то уж точно.


Что и говорить, шуточка была еще та, но, хотите верьте, хотите нет, приговоренный захохотал - здоровым веселым смехом!


Я размышлял об этом чуть ли не целый час и понял, что все кончено, лишь когда увидел Маккенну. Он шел медленно, чуть заметно шаркая ногами, но его лицо было таким же спокойным, как и раньше.


- Как все прошло?


- Легко и быстро. Никаких проблем. Знаешь, Чарли, а ведь меня нечасто об этом спрашивают. Черт возьми, многим на это вообще наплевать! Было бы неплохо, если бы ты иногда мне помогал.


- Ну уж нет, Мак, кто угодно, только не я. У меня нервы не стальные.


- Чарли, поверь, у тебя нормальные нервы, может, даже слишком. Потому-то ты мне и нужен. Как-нибудь я угощу тебя выпивкой, и мы это обсудим.


- Мак, я никогда не откажусь от халявной выпивки, но на "последнюю милю" не вернусь. Не могу, и все тут.


- Посмотрим, Чарли, посмотрим. Без тебя мне не обойтись... в конце концов, я же не вечный. Все мы рано или поздно начинаем стареть.


- Черт возьми. Мак, как тебе это удается?! Почему у тебя они идут на смерть с такой легкостью?!


- Потому, что я рассказываю им на ночь сказку. Но об этом давай как-нибудь в другой раз. Пока, Чарли, до завтра. - И Маккенна, не оглядываясь, зашагал к главному корпусу.


Так вышло, что работы в том году у нас было хоть отбавляй. Сначала мы "проводили" 22-летнего наркомана, решившего раздобыть денег на дозу с помощью кухонного ножа. Следующим был банковский кассир, заставший в своей супружеской постели родного брата. Затем настала очередь старого грабителя-профессионала, так и не поверившего, что студент, подрабатывавший в бакалее продавцом, способен рискнуть жизнью за хозяйские 68 долларов. Затем - фаната "Далласских ковбоев", пришедшего в бар с дробовиком, чтобы поставить точку в споре о том, чей полузащитник лучше. Я уже не помню их имен, зато прекрасно помню выражение их лиц, когда они под конвоем Маккенны проходили мимо меня.


Оно не менялось и оставалось точь-в-точь таким же, как у первого виденного мной "клиента" Мака! В том смысле, что страха они испытывали не больше, чем нашкодивший школьник, которого вызвали к директору на проработку. Менялся только сам Маккенна.


Это было не слишком заметно, но с каждым разом он выглядел чуть более усталым, словно ему на плечи постоянно давил тяжкий груз. Когда же холодной ноябрьской ночью пробил час бейсбольного фаната, Маккенна вернулся, едва переставляя ноги.


Я внимательно посмотрел на него.


- Ну что, все прошло как обычно?


- Да, все как всегда. Одно плохо - слишком стар я становлюсь для этой работы. - Он тяжело вздохнул. - Как насчет выпивки на халяву, от которой ты никогда не отказываешься? - Не дожидаясь ответа, он достал из заднего кармана плоскую бутылку "Джека Блека", свинтил колпачок, сделал солидный глоток и передал ее мне. Я машинально взял бутылку, слегка смочил губы и поспешно сунул ему ее обратно.


- Мак, ты хоть понимаешь, что если нас сейчас застукает кто-нибудь из начальства, то вышибут с работы в два счета?


- Во-первых, в такое время вряд ли здесь ходит начальство, а во-вторых, у них такая нехватка людей, что нам ничего не сделают, даже если мы пригоним сюда целый грузовик шлюх. Только свою долю попросят. - Он вновь приложился к бутылке и протянул ее мне.


На этот раз я отхлебнул по-настоящему, уверенный, что следующим глотком Маккенна опустошит фляжку до дна и ее можно будет убрать с глаз долой. Я оказался прав.


- Вообще-то на тебя это не похоже.


- В последнее время мне требуется подзарядка. С каждым разом становится все труднее. Это отнимает больше сил, чем я предполагал.


Некоторое время мы молча сидели, а потом я спросил:


- Ну что, Мак, ты готов рассказать мне про свою "сказку"?


- А ты вернешься на "последнюю милю"?


- Вот на это не рассчитывай.


- Чарли, думаю, рано или поздно ты согласишься. Кроме того, у меня нет выхода - я должен кому-то это рассказать, найти человека, которому можно... передать эстафету.


- Так в чем же все-таки дело?


- Когда я подавал сюда заявление о приеме на работу, то относился к этому точно так же, как ты. Раз в кармане ни гроша - либо иди работать куда берут, либо помирай с голоду. Так что я не привередничал, даже когда меня определили на "последнюю милю". Я обращался с ними вполне прилично, без лишних сантиментов, но в то же время как с людьми. И со временем стал хорошо их понимать... пожалуй, даже слишком. Моя первая "последняя миля" прошла еще хуже твоей. Это был пятидесятичетырехлетний "голубой", отравивший своего любовника и молодого паренька, с которым тот ему изменял. Он любил фильмы с Фредом Астором, мексиканскую кухню и шахматы.


Держался он отлично... пока я не надел на него "сцепку". Есть в ней что-то такое, от чего даже самые крутые не выдерживают. В общем, он начал рыдать, как малое дитя, еще до того, как я вывел его из камеры. - Маккенна откашлялся. - И вот что я тебе скажу: многим из них туда и дорога, потому что они способны только приносить людям страдания. Но и они имеют право умереть по-человечески.


Так вот, я чуть ли на своем горбу втащил его по лестнице на эшафот. Когда ему на шею накинули петлю, он потерял сознание, и его начали приводить в чувство, потому что закон штата требует, чтобы осужденный перешел в мир иной, так сказать, в здравом уме и твердой памяти. До сих пор не пойму, на кой это надо! В конце концов у меня сдали нервы, я двинул капитану в челюсть и сам нажал на рукоятку, открывающую люк. Старина Герман еще сучил ногами, когда я выбежал из сарая.


Дома я напился и на пару дней сказался больным - хотел дать начальству время решить, возбуждать против меня уголовное дело или просто уволить. Разумеется, они не сделали ни того, ни другого - у них и тогда людей не хватало. На второй день ко мне явился капитан Райкер и сказал, что мне ничего не будет - если только я завтра же не выйду на работу. Ясное дело, в блок "С". И я вернулся, хотя знал бы ты, чего Мне это стоило. - Маккенна закурил, причем руки его дрожали так, что он попал кончиком сигареты в огонек зажигалки лишь с третьей попытки. - Сам понимаешь, еще раз допустить такого я не мог. У меня было шесть месяцев, чтобы все как следует обдумать, и лучшее, что мне пришло в голову, - это "сказка с добрым концом" в ночь перед казнью.


- Минутку, Мак! Ты хочешь сказать, что это правда?! Про "сказку"?


- Конечно, Чарли. Чистая правда и ничего, кроме правды. Как раз в ней-то все и дело! У меня есть несколько вариантов, в зависимости от ситуации и от того, насколько умен "клиент", но все эти парни отправляются на тот свет с мыслью о том, что для них все закончится хорошо.


- Слушай, ты будешь рассказывать или загадывать загадки?


- А догадаться не так уж и сложно. Точнее, проще простого. Я говорю им, что они останутся живы. И скоро окажутся на свободе.


Я недоуменно уставился на него в полной уверенности, что он меня разыгрывает.


- Я говорю им, что мне, тюремному врачу и капитану дали взятку, продолжал Маккенна. - Их семья, друзья, сообщники... кто угодно, лишь бы это выглядело правдоподобно! Черт возьми, да если им сказать, что за них похлопотал Санта-Клаус, они тоже в это поверят! Потому что им хочется верить, очень хочется.


Поэтому когда я говорю, что в веревку вплетен маленький крючок, который не позволит петле затянуться до конца, они принимают это за чистую монету А что, спрашивается, им еще остается делать?


И это всегда действовало. За исключением одного раза, когда "клиент" в последнюю секунду обо всем догадался. Звали его Рули Бакли, самый вежливый убийца из всех, что я встречал. Он, уже болтаясь в петле, прохрипел: "Маккенна, сукин ты..." Думаю, он бы еще много чего мог добавить, да только не успел - время у него вышло.


А теперь оно и у меня кончается. Да, я научился с ними управляться, но, сам того не ведая, угодил в ловушку. Они остались со мной, понимаешь? Я помню их всех - имена, лица, то, как они уходили из жизни... Они возвращаются ко мне каждую ночь, и терпеть это уже не хватает сил. Пока что спасает виски, но всему есть предел.


- Да, Мак, интересный у нас разговор получается. Жаль, что у тебя не припасено еще одной бутылочки, тогда бы и я смог немного расслабиться.


- Скоро ты меня сменишь, - без тени сомнения в голосе произнес Маккенна.


- Вряд ли, Мак. Не смогу


- Еще как сможешь. Я не прошу тебя дать ответ прямо сейчас, Чарли, ты для этого еще не созрел. Но одно я знаю точно - это будешь либо ты, либо этот ублюдок Уилер, который после казни всю обратную дорогу смакует подробности. А ведь даже худшие из них имеют право умереть по-человечески.


- А какое ты имеешь право обманывать этих людей?! Ты лишаешь их последнего шанса разобраться с собой, обрести душевный покой...


- Душевный покой?! Да кто, как не я, заботится об их душах?!


- Я не смогу со спокойным лицом пичкать их твоей сказочкой!


- Когда придет время, ты сам убедишься, насколько это просто. Пойми ты, наконец, они только и мечтают услышать что-нибудь в этом духе!


С этими словами Маккенна поднялся и ушел - с таким видом, будто мы уже обо всем договорились. Я хотел крикнуть ему вслед, что не согласен, но потом подумал, что сейчас это не столь уж и важно.


После чего все вернулось на круги своя... месяца на два. А потом - за неделю до того, как нам предстояло сопровождать очередного "клиента", Маккенна меня подставил.


Его нашли во время дневного обхода... в сарае. Организованное в спешном порядке расследование показало, что он надел на себя "сцепку", сунул голову в петлю и дернул за веревку, привязанную к рукоятке, открывающей люк. И рядом с ним не было никого, кто бы утешил его напоследок. Вот такие дела.


Что же касается меня, то, как и предсказывал Маккенна, я согласился его заменить. Мало того, выяснилось, что он уже порекомендовал меня начальству на свое место, так что завтра ночью я заступаю на новую должность.


Я еще не знаю, сумею ли придумать "сказку с добрым концом". Скорее всего да, но сейчас меня волнует другое. Кто расскажет ее мне, когда я решу, что для этого пришло время?

Показать полностью
144
Расскажу кое-что
24 Комментария в CreepyStory  

Я наткнулся на этого человека, когда искал годные криппи в сети. Страница ВК была похожа на фейк, но статус "Расскажу кое-что" немного интриговал. В любом случае, как мне казалось тогда, я ничего не терял.

После непродолжительной переписки (она состояла из моего приветствия и вопроса, а заканчивалась лишь адресом в моём городе) аккаунт был удалён. Очередной мистификатор-на*бщик, думалось мне. Однако, я всё-таки полез в Гугл проверить, куда он меня посылал.

Заброшенное здание в нескольких километрах. Ничего выдающегося: недостроенный детский сад, состоящий из центральной части и парочки корпусов-крыльев. Как водится, на местечковых форумах нашлись жуткие истории об убийствах и привидениях — своего рода атрибут таких зданий.

В принципе, — думал я, — поход туда не займёт больше часа. Да, холодно, но, если одеться потеплее, взять фонарик и термос, вылазка будет успешной. Собравшись за десять минут, я двинулся в путь: требовалось миновать череду длинных дворов и небольшой парк, упирающийся в автостоянку. За ней терялось в кустах и сугробах искомое здание.


Щедро усыпанный снегом, бетонный дом сливался с окружающими пейзажами. Центральный вход, зияющий темнотой, точный битый пиксель, выделялся средь белого. Крыльца, как и лестницы, разумеется, не было, а сам проём находился на уровне шеи. С трудом подтянувшись (мешала чёртова наледь!), я перекинул правую ногу в рот дышащего пустотой монстра.


Миновав подобие холла, я оказался в длинном, разрисованном граффити коридоре. Скудный солнечный свет не проникал сюда вовсе, потому я порадовался мощному фонарю и видеокамере. Хотелось прогуляться по зданию, прежде чем спущусь в подвал, куда зазывал меня фейк. Обыкновенные помещения. Где-то бетонные стены крошились. Также я заметил несколько дыр в неровном полу. Граффити, мусор — куда же без них?

Присев на поваленный бетонный блок, закурил. Что мне хотел рассказать незнакомец? О чём и о ком? Что может скрывать простой заброшенный дом? Может быть, чей-то труп или следы страшных оргий?

Что ещё делают вчерашние студенты, вступив во взрослую жизнь? Заводят семью, продвигаются на работе? Наслаждаются уютом тесных однушек?..

Вокруг меня почти особняк. Можно закричать во весь голос — никто не услышит; разрисовать стену стихами Рыжего — никто не увидит; заполнить всю комнату дымом — конечно же, никто не учует. Это своего рода бравада и...одиночество. Удивившись наивным мыслям, я бросил окурок в сугроб.


Не повстречав интересных вещей, я нашёл вход в подвал. Полуразрушенная лестница, темнота, запах сырости, лёд. Ничего, что привлекло бы внимание. Кроме звонка.


— Да? — вздрагивая, ответил я. Громкий и мрачный рингтон прозвучал здесь зловеще.


Звонил мой тёзка, прочитавший последние сообщения. Я не взял его с собой, посчитав глупостью тащить человека в заброшенный дом просто так.


— Я приду к тебе с сюрпризом, рассказать, что солнце село и, как ты, чуть о*уело!  — раздалось в трубке, —  не стрёмно в темноте одному? Я уже близко, подхожу к центральному входу. Тоже делать нехер, давай.


Увлёкшись осмотром руин, я не заметил, как низкое зимнее солнце успело уйти. Телефон показывал лишь двадцать часов; да и чего бояться здесь и сейчас? Бомжи и местная молодёжь давно нашли места потеплее.


***

Подвал недостроя обладал особенностью: поглощать посторонние звуки. И запахи, коих было достаточно: благовония, воск, алкоголь и сладковатый аромат разложения. Двое мужчин, которые ничем бы не выделялись в толпе, здесь казались...наверное, лишними. Если  не ритуал, который они проводили, держа в руках початую бутылку недешёвого коньяка. Свечи, окружавшие их, неровно мерцали. Мёртвая кошка, лежавшая в начерченном мелом кругу, была полита вином.


— Валерий.


— Да, Дмитрий?


— Вы уже набрались?


— Храбрости и коньяка? Полагаю, что да, — мужчина достал мини-сигару, — думаете, успею?


— Полагаю, что да. Несколько минут у нас есть. Вероятно, нас навестят.


— Я уже чувствую их. Двое. Наверное, тёзки. От 22 до 25, среднего роста, немного боятся.


Мужчины разлили коньяк по пластиковым стаканчикам. Медленно выпили.


— В прошлый раз кто-то помешал ритуалу, позвав сюда полицейских, — заметил Валерий, — я тогда путешествовал с Анной: воронка втащила троих, считая сержанта. На месте возникли проблемы...


— Сейчас сил хватит, чтобы отправить лишних назад.  Может быть. Жаль, слухи расползутся опять. Мол, Бермудские треугольники, телепорт...


— Знать бы, кто нам мешает. Есть опасение, что некто разглашает наши места, только вот как? Газеты мы бы прочуяли, эх.


— Новые технологии. Прочувствовать технику намного сложней. Что ж, полагаю, пора?


***

Первым спустился Сергей. Я, боясь поскользнуться и упасть в бетонную крошку, промедлил. Тем временем мой друг уже включил фонари и застыл, к чему-то принюхиваясь.


— Ты накурил?


— Я пока не спускался, тебя ждал, а что?


Теперь  я уловил странный запах. Готы с их оргиями? Не хотелось наткнуться на группу людей в балахонах, проносящих в жертву курицу или кошку. Журналистская чуйка не подвела: здесь определённо что-то произойдёт, но, может, вернуться назад?..

Однако, мой друг уже исчез в недрах низкого коридора, в котором, как я боялся, было немало ответвлений. Не хватало ещё искать друг друга по темноте, когда свет фонарей тускнеет прям на глазах! Я ринулся следом.


Источник странного запаха обнаружился за очередным поворотом: небольшой холл, уставленный по периметру десятками свечек. Двое невзрачных мужчин стояли у поваленной опоры, где красовались початая бутылка коньяка и стаканы.


— Извините...— начал было Сергей, но осёкся, заметив мёртвую кошку.


— Дмитрий, мы чуть не успели,  — заметил один из незнакомцев прежде, чем подвал погрузился в кромешную тьму.


Казалось, даже фонари перестали работать. Впрочем, так оно и было. Свечи аналогично потухли, однако клубящийся дым наполнил все помещения; местами стены трепало дрожащее пламя, появившиеся  из ниоткуда.

Не было взрыва или ослепительных вспышек. Только дым и огонь. Я пробовал найти друга, вслепую блуждая по помещению, пока не споткнулся о бетонный блок, на который незнакомцы поставили алкоголь. Мало что понимая, я схватил какой-то предмет и, закрывая нос рукавом, стал искать лестницу.

Первый этаж по-прежнему пустовал. Дым и пламя отчего-то не добрались сюда, однако, это интересовало меня меньше всего. Куда делся друг?! Я пробежался по коридору, вышел ко главному входу. Ни-ко-го.

Когда я додумался позвонить, пуховик заканчивал тлеть в тех местах, где его зацепил подвальный огонь. Телефон недоступен.


***

Бутылка элитного коньяка стояла передо мной. Я сидел на кухне, растеряно глядя в Гугл. Толковой информации о том доме я не нашёл, впрочем,  не очень старался: шок сковывал мысли, как недавно дым — лёгкие.

Несколько глотков алкоголя приятно обожгли горло.

Что это было? Воспламенился какой-то газ? Может, радон? Или что там бывает в подвалах? Мысль о поиске друга почему-то маячила вдалеке. Возможно, я знал, что его не найти.

Где ещё может быть информация о том доме? Взгляд метнулся в сторону гостиной, уставленной массивными шкафами, забитыми книгами.  Нет. Это не то. Газеты? Старые газеты середины 80-х, когда дом только начали строить?

После смерти деда я так и не убрался в кладовке и нише. Держа в одной руке бокал коньяка, а в другой фонарик, я начал искать.


***

Просмотр многочисленных газет занял два дня. Сначала я поделил их на две части: одну (номера от 2000 года, когда стройку забросили окончательно) пока отложил, а другую оставил на кухне, куда зачем-то переместился. Не хотелось выходить в комнату, куда скинул вещи после неудавшейся вылазки.

Затем я разобрал номера по годам, начав с 1999 года. Пара статей об изнасиловании, написанных редактором сайта, где я работаю. Здорово: будет, у кого уточнить детали, если понадобится. Некролог. Так-с...ох, любили же неформалы то место! И, как стало понятно из многочисленных сводок, многие их посиделки заканчивались минимум дракой. Копнув до 1985 года, я...удивился. На одной из полос, в разделе "Творчество наших читателей" обнаружилось это:


Я был с тобой там в надцатом году,

Ходили в дом, заброшенный. Зимою.

Сейчас ты, верно, будто бы в бреду,

и ходишь сотый раз туда за мною.

Я в прошлом, друг. В году, где цифра пять

заканчивает ряд газетных чисел.

Нашёл сей стих? Тогда иди опять

в тот дымный дом...


Далее лист обрывался. Однако, всё было понятно, вернее — наоборот. перемещение в прошлое? Возможно ли это, я рассуждал, уже одеваясь.

Знакомые дворы, парк, автостоянка. Возле неё я остановился, чтоб закурить. Огонёк зажигалки был слаб, я не мог защитить его от промозглого ветра. Но нервы просили огня.


Охранник, заметив меня, вышел из будки-стакана. Окинув меня странным взглядом, пожилой мужчина достал зажигалку.


— Покурим? — произнёс он знакомым голосом.


— Что?


— Сергей, эх, зря мы туда пошли, — вдруг начал мужчина.


— То есть? — я едва удержал сигарету в руках.


— Те двое путешествовали в 1985 год. Да, это звучит бредово, но ты ведь думал, куда я пропал?


— Стойте, с хера ли?! Что за хрень? Розыгрыш? — я почти принял слова незнакомца как данность, но хотелось сопротивляться, кричать.


Ответом мне послужила протянутая видеокамера и знакомый фонарь.


— У путешественников во времени больше не было...приспособлений для переноса. Тогда что-то пошло не так, — продолжил мой постаревший друг, — не представляешь, чего стоила эта жизнь!


— Что? Что ты пережил? Что ты делал вообще?


— После того, как утряс вопросы с документами, пошёл работать. Я, кстати, симулировал амнезию, как посоветовал Дима. Один из тех мужиков, — Сергей достал ещё одну сигарету.


— И?


— Да нормально пожил. Изучил временной парадокс, все дела. Но знаешь, что самое забавное?


— Да?


—  Моя фейковая страница ВК и статус "Расскажу  кое-что"...

Показать полностью
119
Обманки.
15 Комментариев в CreepyStory  

У меня довольно много друзей и приятелей, с которыми мы собираемся компанией на праздники, да и по выходным любим устраивать посиделки, иногда плавно перетекающие в спокойные беседы до утра. С кем-то я подружился, когда учились в университете, с кем-то подружился в процессе совместной работы. Ну и некоторых я узнал, когда они вливались в нашу компанию, когда приходили вместе с кем-то из наших в качестве бонусного гостя.


У одного из приятелей, Саши, есть загородный дом, куда мы нередко отправлялись в пятницу вечером после работы, чтобы встретить субботнее утро там, в тиши и умиротворении. Если вдруг усмехнетесь, мол, какое умиротворение после пятничных вечеров, отвечу: не все наши сборы сопровождаются алкоголем, иногда это просто вкусный, сытный ужин с приятными людьми.

Не думайте, что загородный дом - это роскошный особняк, нет. Вполне себе обычный двухэтажный домик, который построил еще дед Саши. Ну а Саша как мог отремонтировал его. Самое великолепное в этом доме - огромный камин в большой комнате на первом этаже, кухонька, из которой можно попасть на небольшую террасу, и чудесные яблоневые деревья, посаженные за террасой. Вид потрясающий, особенно когда яблони в цвету.


Почему я несколько заостряю внимание на описание некоторых составляющих данного дома? Потому что там уютно и славно, светло и тепло, есть все удобства, да и местный магазинчик не очень далеко - если закончились запасы еды, то в город ехать не нужно. И чувствуешь себя там ребенком, особенно когда сидишь на закате летнего дня с чашкой мятного чая, смотришь на сад, на небо, на соседние домики, где с наступлением сумерек зажигаются оранжевые прямоугольники окон, пахнет костром и слышен лай собак. Но он так далек и так гармонично вписывается в картину, что абсолютно не мешает. Там покой, никакой суматохи, и никаких страхов.


Так вот, решили мы недавно собраться все вместе. Я приехал одним из первых и помогал хозяину разжигать камин, доставать продукты из пакетов. Постепенно начали приезжать.

С нашей подругой Алиной приехала незнакомая девушка. Алина представила ее как Аню. Аня поначалу стеснялась, но пока перезнакомилась со всеми, то раскрепостилась. Со мной, правда, разговаривать все же не решалась. Лишь отводила глаза и смущенно улыбалась.

Саша все меня подначивал, мол, понравился ты ей. Я лишь отмахнулся.

Набралось нас человек 12 в тот вечер, другие, кто обещал приехать, не смогли вырваться с работы, а один парень вообще под вечер слег с простудой.

Мы приготовили две больших пиццы, что-то еще по мелочи. Вечер получился немного с алкоголем: откупорили красное вино.

Ближе к ночи компания рассредоточилась по комнатам. Некоторые девчонки сидели на кухне, болтали о чем-то, громко хохотали. Кто-то из парней расположился на широкой лестнице, ведущей на второй этаж. Они делились наболевшим, хотели даже покурить, но Саша не позволил дымить в помещении.

Я был в гостиной, те, кто оставался там со мной периодически бегали курить, поэтому иногда я оставался один. То и дело слышал как негромко хлопает то входная дверь, то дверь на террасу, смех, оживленную болтовню. Меня после вина разморило, я полулежал в кресле, вытянув ноги по направлению к огню. Краем глаза заметил, что в противоположном углу комнаты сидит Аня. Лицо ее было печальным, в руке бокал вина. Девушка устало смотрела на языки пламени.

- Ань, ты чего грустишь?- спросил я. Мне было бы неловко сидеть молча. Девушка светло улыбнулась мне, печать тоски мгновенно слетела с лица.

- Не против, если я подсяду поближе?- поинтересовался я, приподнимаясь. Аня кивнула. Я придвинул свое кресло поближе к девушке.

- Так что печалишься?- улыбаюсь я, видя как она заливается румянцем.

- Спать хочется просто,- ответила она, поставив бокал на журнальный столик. Я махнул рукой в сторону лестницы, которую было видно в дверном проеме.

- Так иди, места всем хватит, у Саши там припасены раскладушки.

Аня мотнула головой.

- Боюсь, что плохо будет.

Я внимательно посмотрел на нее. Вроде не пьяна, да и насколько я мог помнить пила она куда меньше всех остальных.

- Мне Алина про тебя рассказывала много,- вдруг произнесла девушка.

- Что же она говорила?

Признаться честно, мне стало очень приятно слышать такое. Наверное, все как обычно бывает в девичьих разговорах: вот, познакомишься с парнем, неплохой он, пообщаетесь, глядишь, подружитесь.

- Она сказала, что ты вроде истории разные собираешь.

Я усмехнулся. Ах вот что.

- Ну не то, чтобы собираю, просто люблю послушать что люди рассказывают,- протянул я.

- А Алина сказала, что истории эти, скажем, незаурядные.

Аня замолчала, а потом выпалила:

- Хочешь, расскажу кое-что? - ее глаза задорно заблестели. Я кивнул. Возможно, поделиться больше не с кем, а тут я подвернулся, собиратель. Аня предложила выйти покурить и как раз поведать что-то. Согласился, вышли в коридор, накинули куртки, обулись, вышли на крыльцо. Там никого. Луна светит, снежок идет.

Аня вытащила из куртки пачку сигарет, я вытащил свою, предложил ей зажигалку, поскольку похлопав по карманам, свою она не нашла.

- Я весь внимание,- сказал я, затягиваясь. Аня уставилась вверх, поднеся сигарету ко рту.

- Ты не подумай, я так-то нормальная, только иногда вот что происходит. Просыпаюсь, а на мне сидит нечто темное, тяжелое. Не могу пошевелиться, ни руки, ни ноги не слушаются. И то, что сидит на груди, начинает кричать мне в лицо. Я непроизвольно кричала первые несколько раз, потом перестала. А еще иногда я открываю глаза и вижу, что потолок раздвигается и оттуда на меня смотрит вытянутое лицо. Глаз нет, только черные дыры на их месте. У лица открывается пасть и оно начинает шептать разные страшные вещи. И снова не могу шевелиться.

Я потер подбородок.

- Сонный паралич, вроде как. Он часто сопровождается галлюцинациями.

Аня затянулась и сказала, выдыхая дым:

- Потом я начинаю шевелиться, руками пытаюсь сбросить то, что сидит на мне. Тяжесть-то есть, меня прямо вдавливает в матрас, а руки насквозь проходят.

Она вздохнула.

- Мама смеется, все спрашивает, мол, ну как, опять твои обманки появлялись?

Мне было несколько не по себе. При таких рассказах всегда бывает ощущение, что тишина сгущается и все вокруг пристально за тобой наблюдает.

- Почему обманки?

- Ну вроде как видишь их, она кажутся реальными, а руками трогаешь - ничего и нет.

Аня по-детски улыбнулась.

- Иногда вижу, что в комнате у изножья стоит человек. Просто стоит, его голова вращается и лица сменяют друг друга, я вижу лица родственников, друзей. Человек кричит громко, у меня даже уши закладывает. Закрываю глаза, стараюсь не смотреть, а он все равно кричит. Потом кидаю в него подушку, она врезается в стену, падает, а он все там стоит.

- А как они уходят?- спросил я, докурив и затушив сигарету о пепельницу, которую Саша предусмотрительно оставляет на крыльце. Аню от этого вопроса передергивает.

- Боковым зрением вижу, что в комнату открывается дверь, из-за нее выглядывает маска кота. Потом просовывается длинная рука и машет тому, кто в комнате, типа давай, пошли, хватит уже.  

Она закусила губу.

- По врачам ходила, говорят, что со мной все в норме. Мама предлагала к знахарке съездить, но я отказалась. Мама фыркнула, дескать, раз к знахарке не хочешь, то и проблем нет никаких, были бы - мигом помчалась.

Аня вздохнула.

- Моя бабуля говорит, что я одержимая и не пускает к себе домой, а то после моего ухода все иконы со стен сваливаются. Ну да зато история тебе в копилку.

Я даже и не знал, что сказать. Немного жутковато было слышать такое, но меня никогда до ужаса такие истории особо не пробирали. Аня докурила и мы вернулись в комнату с камином.


Проснулись мы на рассвете от того, что Алина орала так, словно ее резали. Она спала в соседней комнате, вместе с Аней и другими девушками. Я сонно огляделся по сторонам, сел на своей раскладушке. Алина продолжала бешено вопить и к ней подключились другие. Ребята, которые ночевали вместе со мной, среагировали быстрее. Они повскакивали со своих раскладушек и помчались проверять что происходит. Я залетел в комнату одним  из последних, в числе тех, кто бежал наверх с первого этажа из большой комнаты.


Девушки повскакивали со своих раскладушек, все, кроме Ани; вжались в стену, противоположной той, у которой стоял высокий человек. Его тело было будто обмазано смолой. У него менялись лица, он хрипел, а потом заверещал. Что-то хуже этого звука я навряд ли слышал, даже учебный вой сирены, который всегда меня ужасал, был не таким пугающим. Парни стояли как вкопанные, обомлев от увиденного. Крик девушек не прекращался ни на минуту. Лишь Аня лежала на своем месте. Ее трясло, у нее закатились глаза и я видел лишь белки глаз. Я снова перевел взгляд на человека у стены. Промелькнуло лицо Алины, Саши, а затем я увидел свое, затем оно быстро сменилось лицом пожилого мужчины. Саша опомнился, побежал вниз - у него на кухне был молоток. Но пока он бегал, приоткрылось окно. В нем возникла маска кота. Я как-то иначе себе ее представлял, когда Аня рассказывала об этом. Скажу лишь, что создалось впечатление, что с морды огромного кота сняли шкуру и сделали маску, даже не смыв кровь; насадили на папье-маше и приделали деревянную палочку. За маской была чья-то голова, но разглядеть не получилось. Появилась длинная рука, тоже словно в смоле, поманила человека с лицами и он выпрыгнул в окно. Парни побежали вниз как были, в трусах и футболках. Я присел возле Ани и попытался ее растормошить. Не сразу, но получилось. С нее градом лил пот, девушку трясло. Алина и другие девушки выскочили в коридор, не прекращая вопить. И вот только тогда меня накрыло волной ужаса. До меня дошло, что никто не спит, все видели это бодрствуя.


Парни, как потом выяснилось, бегали на улицу, чтобы посмотреть куда эта тварь побежала. Но под окнами никаких следов не было. Лишь чистый белый снег.

Все разъехались очень быстро. Собрались за минуты, побросали вещи, которые привезли с собой в машины. Девушки, все как одна, твердили, что дом у Саши нехороший и какая-то хрень завелась, а потому они к нему больше не приедут. Доводы Саши о том, что раньше все было в порядке - проигнорированы. Оно и понятно, девчонок все еще трясло. Парни просто курили, стоя на крыльце с выпученными глазами; глядели куда-то вдаль. Аня робко молчала, стараясь не смотреть на меня, пока Алина громче всех визжала о том, что место - проклятое и хорошо, что все обошлось. Потом она усадила Аню в машину и они тоже уехали. Аня испуганно взглянула на меня со своего места возле водителя и едва заметно покачала головой, мол, не думала, что рассказанное произойдет именно этой ночью. По крайней мере, я так истолковал увиденное.

Я смотрел вслед машине и думал, что, может, стоило сказать Алине, что дело-то совсем не в доме?

Показать полностью
184
Немного криповых афоризмов и анекдотов
7 Комментариев в CreepyStory  

Он умер от избытка чувств, среди которых преобладали чувства голода, холода, жажды.


Устроился мясник подрабатывать санитаром в роддом. Врач принимает роды, отдает ему ребенка и говорит:

— Пойди, взвесь.

Через некоторое время тот возвращается и, устало вытирая пот со лба, говорит:

— Кило восемьсот без костей.


Сидят два покойника на кладбище ночью, один другому:

— А про живых историю страшную слыхал?

— Слыхал... Они будто бы сюда днем тайно приходят, когда мы спим, и друг друга сюда подкладывают. Однажды живого похоронили, он всю ночь выл, мешал нормальным покойникам, ужас!


Она была прекрасно сложена. Хотя правая рука немного торчала из чемодана.


Люди почему-то беспокоятся, что после смерти их не станет. Но почему же они не беспокоятся, что их не было до рождения?


Мир — это сумасшествие одного супермозга, который сам из-за себя сошел с ума окончательно.

18
Будка
4 Комментария в CreepyStory  
12
Бугимен
5 Комментариев в CreepyStory  
11
Кашалот (Автор: Зак Азнавур)
1 Комментарий в CreepyStory  

1

Неизвестно, сколько времени я пробыл в добровольном плену у этих древних существ. Время здесь течет иначе, чем на поверхности и мне остаются только спонтанные догадки, которые еще больше запутывают мой нездоровый рассудок. Началось это с потери сознания, когда жарким днем я провалился под землю и пришел в себя много позже, окруженный мерцающими стенами. Несколько часов я брел по склизкому каменному полу, меж светящихся мхов, которые давали слабое свечение, коего, впрочем, было достаточно для передвижения. Путь мой оборвался на выходе из полукруглого тоннеля, где далее располагалось колоссальное подземное озеро. Никогда раньше я не видел ничего подобного и был поражен и восхищен этим первобытным зрелищем, отпускающим сознание в путешествие по доисторическим временам, когда антропоморфным предкам приходилось прятаться от окружающего мира, как над землей, так и под землей.


2

Озеро казалось непреодолимым и я сел на каменный выступ, чтобы обдумать свое плачевное положение и, хотя бы теоретически, найти из него выход. Тишина перемежалась всплесками и далеким редким скрежетом, так прошло около часа, как вдруг я увидел вдалеке мерцание огонька. Огонек приближался не слишком быстро и через какое-то время я смог различить очертания движущегося ко мне по воде транспорта. Это был широкий плот с ограждениями по бортам, на его носу светил фонарь, а на корме, о, чудо, управлял конструкцией человек в длинном одеянии, похожим на монашескую рясу. Конечно, я сразу испытал облегчение, подумав, что это священнослужитель путешествует по подземным водам в поисках умиротворения и покоя, но почти сразу появились тревожные мысли. Неизвестно, что это за человек и неизвестно, что меня ждет. Еще издалека он жестом поприветствовал меня, слегка успокоив, и плот, ускорившись, двинулся точно в мою сторону. Через десять или пятнадцать минут плот был настолько близко, что я смог оценить массивную фигуру и огромный рост своего потенциального спасителя. В длину плот был не менее двенадцати метров, а в ширину около восьми, фонарь был похож на масляную лампаду. Я беспокойно заходил, ожидая. В момент, когда плот причалил к берегу я поприветствовал человека, но тот ответил молчанием и лишь махнул рукой, давая понять, чтобы я зашел на борт. Я сделал несколько неуверенных шагов в его сторону, плот держался очень ровно и не болтался под ногами. Стоило мне покинуть берег и мы тут же отчалили, на ходу разворачиваясь. Дальше произошло то, чего я совсем не ожидал и от чего меня всего сковало оцепенение и страх. Мой спаситель слегка навалился на рулевое весло и откинул мощной рукой капюшон с лица. Длинные синие пальцы, оканчивающиеся широкими фалангами без ногтей мелькнули из-под рукава и я увидел его. Оно имело морду, как у кашалота, но укороченную, с близко посаженными глазами и широкой челюстью. На лбу существа была то ли татуировка, то ли шрам в виде круга с отходящими во все стороны лучами. Не сдержав восклика я не смутил рулевого, он лишь слегка приоткрыл пасть и музыкально пророкотал, на манер китовой песни. Чудовищная внешность существа и его дружелюбное отношение ко мне настолько не вязались в уме, что я хотел спрыгнуть с плота, но что-то удержало меня от этого поступка. Совладав с собою и прочтя молитву я смиренно ожидал своей участи, пораженный тем, что открылось моему разуму. Словно не обращая на меня никакого внимания, разумный кашалот вел наше судно, уходя все дальше вглубь озера. Так мы двигались по черной поверхности воды, пока не прошли недлинный туннель и не оказались перед берегом. Это была настоящая искусственная набережная! Существо громогласно пророкатало, создавая мощное эхо и высоко, под сводом пещеры, загорелось нечто, что осветило окружающее с силой нашего земного Солнца. Мне открылись несомненные культурные шедевры архитектуры и живописи. Все кругом было украшено фресками, изображающими невероятных существ. Рыбы, земноводные, ужаснейшие гибриды, членистоногие, моллюски, самых невероятных форм и размеров окружали нас. Скинув с себя просторные одеяния мой рулевой обнажил мощный торс, словно покрытый волнистой резьбой, и бесшумно нырнул в воду. Плот продолжал двигаться к берегу и мой спутник выпрыгнул из воды, чтобы пришвартовать плот к причалу. Я оглядел существо вблизи, не выражая враждебности оно излучало разум, силу и древность. Нечто давно позабытое человечеством, но спящее внутри и заставляющее нас часами смотреть на океан, сидя на берегу.


3

Я нахожусь в подземном царстве этих поразительных существ уже год или около того. Невероятно сложно здраво оценивать ход времени в месте, где отсутствует солярный цикл. Мне позволено посещать практически любые места, за исключением частных жилищ и того, что мы называем больницами. Я пишу этот текст на настоящей бумаге, не знаю, откуда она у них, но есть подозрение, что древние, так я их окрестил, торгуют с примитивныи людскими племенами побережий. Если это правда, то мир предстает для человечества с совершенно новой стороны, я не могу представить, как отреагирует население Земли, если откроется такая чудовищная правда. У древних есть интересные технологии, совершенно отличающиеся от наших. Многие вещи, с первого взгляда, похожи на колдовство, но чуть разобравшись становится ясно, что у них есть некое подобие науки, которая пошла в совершенно иную сторону, нежели у людей. Меня держат здесь, как я понимаю, для безопасности, и как домашнее животное. Я уже давно отчаялся увидеть настоящий солнечный свет и человеческие лица. Но мое послание было бы бессмысленным, если бы не то, что я увидел на одном из обрядов этого народа. Они имеют настоящих живых богов. Я не могу иначе назвать то, что увидел, это действительно ужасные, безразличные и могущественные боги. Все началось с того, что то самое устройство, которое освещало вход в их подземное царство начало постепенно гаснуть. Старшие из древних, облачившись в подобие одежд для священнослужения стояли на каменной набережной и громко распевали свои песни, так похожие на звуки, которые издают наши киты. Множество древних собралось тогда, меня привел мой спутник, тот, кто подобрал меня у озера. Я зову его Измаилом, горькая литературная шутка для себя самого. Стоя рядом с ним я впервые увидел того, кому они поклонялись. Безмятежная гладь воды заволновалась, древние умолкли и из воды показалась бесконечно громадная голова ужаснейшего и омерзительнейшего монстра. Крохотная, в пропорции к телу, клыкастая голова на длинной шее, из лба торчит длинный отросток оканчивающийся светящимся шаром, как у глубоководного удильщика, массивное плоское тело с несколькими парами рук. И в одной из рук чудовище держало сферу наполненную чем-то вязким. Выпрыгнув из воды под свод пещеры оно с размаху прижало сферу к потолку и она намертво присоединилась к нему. С невероятной грацией чудище погрузилось обратно в пучину, оставив лишь невысокие волны, едва попадающие на набережную. Древние заголосили и новое Солнце вспыхнуло озарив окружающее. В конце обряда из толпы вышел один из древних, скинул с себя ритуальное одеяние и разрезал себе грудь длинным осколком камня. Истекая кровью, он нырнул вслед за своим ужасным богом. Все это я пишу с одной целью, чтобы, если вдруг, мое послание попадет в нужные руки, люди поняли. Глубина не для нас, не нужно пытаться освоить подводные рубежи. Здесь нас не ждет ничего, кроме враждебного и жестокого мира.


Автор - Зак Азнавур, 1903(1904) г.

Показать полностью
9
Аммониа Авеню (Автор: Yuri Zikoff)
0 Комментариев в CreepyStory  

... we shall seek and we shall find Ammonia Avenue...

A. Parsons


Это пpоизошло в полночь. Я, утомленный многочасовым бдением, задpемал в кpесле у кpовати леди Лоpейн. Я увидел стpанный сон, отчетливый, как бpед куpильщика опиума. Там была залитая солнечным светом поляна, стpанные белые цветы pосли сpеди шелковистой тpавы, дpевний дуб в центpе поляны шиpоко pаскинул коpявые ветви. Мы шли с Лоpейн по тpопинке, ведущей к дубу, она впеpеди, я следом. Я увлеченно pассказывал ей о последних откpытиях доктоpа Шаpко в области лечения душевных заболеваний. Она pассеяно слушала, покусывая тpавинку. Иногда она обоpачивалась, и, когда наши взгляды встpечались, улыбалась мне. Ветеp игpал пpядями ее длинных чеpных волос, и я невольно любовался ей. Внезапно она остановилась и кpепко сжала мою pуку, запястье. Я умолк на полуслове. "Аммониа Авеню", - пpоизнесла леди Лоpейн, глядя мне в глаза и загадочно улыбаясь, - "ищи меня на Аммониа Авеню, там, где лилия твеpже гpанита. Я буду ждать тебя в полночь". Внезапно мое зpение помутилось на мнгновение, а затем я обнаpужил, что остался один. Лоpейн шла далеко впеpеди, она уже была pядом с дубом. Вот она оглянулась, помахала мне pукой, и скpылась за повоpотом. "Аммониа Авеню", - пpошелестел ветеp в тpаве, - "помни обо мне, я буду ждать тебя на Аммониа Авеню". Тоска и ощущение невосполнимой утpаты наполнили мою гpудь, и я пpоснулся. Спеpва мне показалось, что леди Лоpейн кpепко спит, потом я понял, что она уже не дышит. Она улыбалась, как живая. Я, как зачаpованный, смотpел на ее улыбку и чувствовал, что в моей душе тоже что-то умиpает.

Я похоpонил леди Лоpейн в стаpом фамильном склепе. Жизнь потеpяла с того дня для меня всякий смысл. Миp, еще недавно такой яpкий и интеpесный, словно выцвел под палящими лучами августовского солнца. Я пpистpастился к алкоголю, начал опять куpить опиум. И поpой, в моих болезненных гpезах, я слышал откуда-то издалека голос моей возлюбленной: "Аммониа Авеню. Ищи меня на Аммониа Авеню".


Hавеpно, это уже было начало помешательства. Я стал наводить спpавки. Hикто не знал об улице с таким стpанным названием. Аммониа Авеню, Аммиачная Улица. Я целыми днями пpосиживал в библиотеках, изучая спpавочники и адpесные книги. Балтимоpа, Филадельфия, Hью-Йоpк, Чикаго, Лос-Анжелес... Десятки гоpодов, тысячи и тысячи улиц... Тщетно. В яpости я пpоклинал небеса и готов был даже пpодать свою душу дьяволу в обмен на название гоpода. Гоpода, в котоpом была бы такая улица. Аммониа Авеню. Эти слова стали моим пpоклятием, моим навязчивым кошмаpом. Десятки pаз в опиумном бpеду я видел себя стоящим на этой улице. Каждый pаз она была pазной: то шиpокой и пpямой, то узкой, и извилистой. Иногда она была многолюдной, иногда пустынной. Hо всегда я оказывался там ночью. И тщетно я искал глазами ту, что назначила мне это безумное свидание. Лоpейн там не было.


Зато я обнаpужил дpугое... Этот меpзкий стаpик... Да-да, он всегда был там, на этой улице... Маленький, тщедушный, в потеpтом чеpном сюpтуке и высоком цилиндpе, он то пpоходил мимо, поигpывая тpосточкой, то выглядывал из окна, и каждый pаз он гнусно улыбался и подмигивал мне. Он опpеделенно что-то знал! Стаpая кpыса! Я понял, что должен поговоpить с ним. Hо стаpикашка ускользал от меня. Стоило только мне сделать попытку пpиблизиться к нему, как он исчезал, pаствоpялся в воздухе, пpевpащался в цветочную клумбу, в фонаpный столб, или пpосто в тень на мостовой. В бешенстве я осыпал его пpоклятиями, и безумие pосло и pосло, пока полностью не овладело моим воспаленным мозгом.


Я стал искать стаpика здесь, в этом миpе. Впpочем, к тому моменту я уже пеpестал pазличать гpань между своим бpедом и pеальностью. Я дни и ночи бpодил по улицам, вглядываясь в лица пpохожих и боpмоча одни и те же слова, словно некое заклинание. Иногда мне казалось, что я вижу кого-то похожего на пpоклятого стаpика, тогда я устpемлялся к этому человеку с кpиком: "Аммониа Авеню"... Естественно, так не могло долго пpодолжаться, и я оказался в клинике пpофессоpа Шваpца.


Когда я увидел пpофессоpа Шваpца в пеpвый pаз, я испытал такое сильное потpясение, что лишился чувств. Это был он, стаpик моих кошмаpов! Маленький, сухощавый, в чеpном сюpтуке и цилиндpе... Он пpотивно ухмылялся, глядя на меня. Мне захотелось убить его. По-пpошествии некотоpого вpемени я смог пpеодолеть это болезненное желание. И еще долго, очень долго я не мог с ним говоpить ни о чем, кpоме Аммониа Авеню. Я pыдал, заклинал его всем святым, пpедлагал ему все свое состояние - в обмен на ответ. Ответ на пpоклятый вопpос. Где?


Где? Естественно, я не получил ответа. Шли годы, я оставался в клинике Шваpца, и вpемя, лучший доктоp, делало свое дело. Я успокоился, слова "Аммониа Авеню" пеpестали быть моим пpоклятием и Лоpейн уже больше не ждала меня там, за завесой неизpеченного. Коpоче, я выздоpовел.


Пpишел день, когда я покинул клинику, от души поблагодаpив пpофессоpа Шваpца. Экипаж увозил меня в дождливую ноябpьскую ночь. Спокойный и безpазличный ко всему, я pавнодушно скользил взглядом по окpестностям. Мы пpоезжали какой-то маленький пpовинциальный гоpодишко. И вдpуг все мое существо будто пpонзил pазpяд Вольтовой дуги. Я увидел название улицы на киpпичной стене дома.


Я выскочил на ходу из экипажа, и тот скpылся в ночном мpаке. С тpудом поднявшись с земли, оглушенный падением, я подошел к стене. Да, это были эти пpоклятые слова. Аммониа Авеню.


Я осмотpелся. Улица была пустынна. Hи одного окна не светилось, лишь фонаpи бpосали тусклый желтый свет на киpпичные стены домов, похожих один на дpугой, словно близнецы. Я, шатаясь, бpел по улице. Дождь обpушивал на меня потоки воды, ледяной ветеp бил в лицо. Я стучался в запеpтые двеpи - мне никто не отвечал. Отчаяние наполняло мое сеpдце.


Hаконец, я увидел вдали светящееся окно. Из последних сил я побежал туда, спотыкаясь, падая и опять поднимаясь. Это был маленький тpактиp. Когда я увидел вывеску, сеpдце сжалось у меня в гpуди. Тpактиp назывался "Бpиллиантовая Лилия". Лилия твеpже гpанита...


Я стоял у закpытой двеpи. Тихая печальная музыка доносилась изнутpи. Я стоял и слушал, не в силах сделать шаг. Это было так тpудно, pешиться откpыть эту двеpь... "Лоpейн", - шептал я, - "Лоpейн, это выше моих сил. После стольких лет pазлуки, что я скажу тебе, что ты скажешь мне? Ты ведь живая, я знаю, а я - я давно уже умеp... Лоpейн, отпусти меня..." Музыка звучала и звучала, дождь лил не пеpеставая, ветеp безумствовал. Потом начали бить часы. И пока часы били полночь, я ждал, что ветеp пpинесет ответ откуда-то из мpака, из самого сеpдца осенней ночи, я ждал еле слышных слов: "Я отпускаю тебя, ты свободен." Тщетно, ночь молчала.


Тогда я сделал шаг назад, потом дpугой, потом повеpнулся и с кpиком отчаяния побежал в ночную мглу.


С тех поp минуло много лет. Я неоднокpатно возвpащался в этот маленький гоpод. Hо там никто не слышал об улице с таким названием. Я понял, что мне был дан лишь один шанс, и я упустил его. Тепеpь мне остается только надеяться. Безнадежно надеяться на то, что когда-нибудь я вновь пpойду по булыжным мостовым Аммониа Авеню.


© Yuri Zikoff

Показать полностью
26
Хроники странника. Часть 4
14 Комментариев в CreepyStory  

Резкий свет фар заставил меня оглянуться, но и эта машина промчалась мимо.


С тех пор, как я покинул очередной город и наматывал километры пешим ходом, ни одна машина не остановилась, с целью подобрать меня. Хотя я на это и не особо рассчитывал. Вид у меня для этих мест слишком подозрительный. На месте водителей я бы тоже много раз подумал, прежде чем останавливаться. Но это не очень тревожило меня, так как ночь была на редкость приятной. Небо было чистым, и яркие звёзды вместе с полной луной освещали мой путь.


Выбора у меня не было. Оставалось идти вперёд до следующего населённого пункта, который должен был показаться через несколько километров, и надеется, что там я смогу найти ночлег. Но, как оказалось, я был не прав…


Это стало очевидно, когда впереди замаячил блеск костра, и до меня донёсся весёлый смех. По всей видимости, кто-то решил заночевать прямо у дороги. Наверное, тоже путешественники.


Подойдя ближе, я убедился в правоте своих предположений. Метрах в двадцати от дороги, на самой окраине прилегающего к трассе леса, расположилась небольшая компания молодых людей, которые, расставив палатки, решили заночевать на природе. Три парня и две девушки сидели у костра и чём-то увлечённо беседовали, пока моё появление не заставило их замолчать. Насторожившись из-за появления неожиданного гостя, они заинтересованно следили за моим приближением.


- Приветствую, путешественники, – мой голос неестественно громко раздался в возникшей тишине, разгоняемой лишь потрескиванием костра. – Позволите погреться у вашего костра?


Один из парней, видимо, старший из них, встал и сделал пригласительный жест.


- Конечно, друг. Наш костёр всегда готов согреть тех, кто, как и мы, наслаждается путешествиями по этому миру.


Глянув на него, я кивнул и подошёл к костру, получив возможность получше рассмотреть ребят. Походные одежды, три палатки равноудалённые от костра, рюкзаки лежавшие неподалёку… По всей видимости, ребята были опытными туристами.


- Это Кирилл, - пригласивший меня парень указал на высокого крепкого юношу спортивного телосложения, который выглядел крупнее остальных ребят. – А это Олег.


Второй паренёк был щуплым малым с большими синяками под глазами, которые выглядели ещё крупнее в отблесках костра. Типичный ботаник, сутками не отползающий от компьютера. Он даже немного странно выглядел на фоне этих спортивных ребят.


Парни махнули мне рукой, на что я так же ответил кивком головы.


- Это Ира и Настя.


Две высокие, стройные брюнетки улыбнулись мне и, хихикая, о чём-то зашептались, периодически посматривая в мою сторону.


- А меня зовут Игорь.


Сам же Игорь был примерно моего роста и средней комплекции. На вид он был на пару лет старше остальных ребят, и, по всей видимости, именно он отвечал за их путешествие.


- А как тебя звать, незнакомец?


- Зови меня просто Странник… - буркнул я, игнорируя заинтересованные взгляды.


Мои новые знакомые настороженно переглянулись, но после едва заметного кивка Игоря расслабились и пододвинулись, освобождая мне место у костра.


- У каждого может быть мотив скрывать своё имя, - философски заметил Игорь.


Сев у костра, я уставился на его огонь, а ребята продолжили разговор. По всей видимости, ночь и блики костра вдохновили эту компанию на повествование страшных историй, и сейчас Олег рассказывал историю о детях, которые остались дома одни и стали жертвами ужасных происшествий связанных с призраками. Я слушал их вполуха, ибо такие истории, по понятным причинам, давно перестали меня интересовать…


Следом за этой историей пошли типичные страшилки про кладбища, похороны и зеркала. Девчата визжали на страшных моментах, а парни весело смеялись, наблюдая за ними. Всем вокруг меня было весело от такого времяпрепровождения.


- Однажды один мальчик поздно отправился спать, - вдруг раздался мой голос, заставив всех замереть и превратиться в слух в ожидании новой страшилки. – Родители этого мальчика праздновали с гостями какой-то праздник и засиделись в зале. Какое-то время мальчик слышал из своей комнаты весёлый смех со звоном бокалов и наблюдал за светом, проникающим под дверь его комнаты. Но вдруг свет погас… «Видимо, пробки… Скоро наладят…» - подумал мальчик, но мёртвая тишина в зале заставила его насторожиться. Взяв фонарик, мальчик пошёл в зал, чтобы узнать, когда починят свет.


Но квартира была пуста…


Ни родителей, ни гостей, которые ещё пару минут назад весело шумели в зале… Никого! Чистый стол, стулья, расставленные по своим местам, словно указывали на то, что никакого праздника тут быть не могло.


Решив, что родители зачем-то вышли на улицу, мальчик пошёл к двери… Но входной двери не было. Ни двери, ни окон… Только голые стены…


Девушки задрожали и прижались к парням, которые с интересом смотрели на меня, ожидая продолжения.


Какое-то время я молчал, смотря на костёр и наслаждаясь теплом исходящим от него. Я никогда и никому не рассказывал эту историю. Возможно, мне просто необходимо было поделиться с кем-то… Но готовы ли они дослушать её до конца?


- Мальчик стал метаться по квартире, крича и зовя родителей, - ровным голосом продолжил я. – Пока они не откликнулись на его зов… Отец этого мальчика выполз из детской, в которой ещё недавно пытался уснуть мальчик. Но один лишь взгляд на того, в ком мальчик всегда видел защиту и опору заставил его, крича от ужаса, пятиться назад. То, что покинуло детскую, просто не могло быть его отцом. Лицо существа было искажено гримасой ненависти, а пустые, чёрные глазницы уставились мальчика, который, крича, продолжал пятиться.


Пятясь назад, мальчик упёрся во что-то и, оглянувшись, увидел то, что раньше считал своей матерью. Сейчас эта женщина не была похожа на любящую и добрую маму, лицо её уродовала неестественно широкая улыбка, а вытаращенные глаза безумно смотрели на мальца.


Вопя от ужаса, он кинулся на кухню, надеясь запереться в ней до утра… Но спасением это не было! На кухне его ждал новый кошмар! Этим кошмаром было высокое человекоподобное существо с очень длинными руками и ногами… И почти отсутствующими лицом! Ни глаз, ни носа… Только пасть, периодически клацающая, словно пытаясь укусить что-то невидимое. Оно сидело, раскачиваясь, на полу возле стола и, обхватив колени своими длинными руками, беспорядочно клацало заострёнными зубами.


- Куда же ты убегаешь, дружок… - протянуло существо неестественно высоким писклявым голосом, замерев и наклонив голову почти на девяносто градусов. – Твои мама и папа ждут тебя!


Испуганный крик мальчика утонул в лающем смехе родителей, доносящимся из зала! Ну или, вернее, тех существ, которые раньше были его родителями. И когда на спину мальчика легла ледяная рука…


Девчонки закричали от ужаса, а парни жестом попросили меня остановиться.


Я замолчал, не отрывая взгляда от костра. Его мерцающий свет возвращал меня в те дни, заставляя по новой переживать весь этот кошмар.


Плохая была затея. Не стоило мне делиться этой историей. Раз они не готовы дослушать прелюдию, то основная часть, вероятно, сведёт их с ума от ужаса.


В бликах костра я снова видел то существо, которое навсегда испортило мою жизнь, сделав меня таким, каким я стал. В моих ушах звучал его издевательский смех, а память вновь и вновь рисовала передо мной те пытки для детского разума, которые оно использовало, дабы насладиться моим страхом и отчаянием. Ещё пару лет назад я заскрипел бы зубами от злости, горя праведным гневом и мечтая отомстить. Сейчас же, пройдя длинный путь по трупам подобных ему, я лишь ждал… Ждал, когда нас снова сведёт судьба, и у меня появится шанс уничтожить эту падлу. Рано или поздно мы должны встретиться, и этому существу стоит бояться этой встречи всем своим мерзким нутром.


- Думаю, лучше продолжить историю немного позже, когда девчонки придут в себя, – сказал Игорь, с укором смотря на меня, пока Кирилл с Олегом успокаивали испуганных девушек.


Оторвавшись от костра, я поднял взгляд на него и побледнел. Как можно быть таким безрассудным? Увлёкшись воспоминаниями, я напрочь забыл о том, где нахожусь, и последствия не заставили себя долго ждать. Позади Игоря уже открывала пасть уродливая морда с маленькими матово чёрными глазами и большими клыками, собирающаяся укусить его.


Вскрикнув, я взял палку из костра и метнул в это существо. Благо у Игоря была отменная реакция, и он успел увернуться, а остальные ребята отшатнулись от меня как от безумца, по всей видимости, жалея, что согласились на мою компанию.


Кирилл поднялся с целью утихомирить меня, но я опередил его, вскочив на месте.


- Сидеть на месте и не дёргаться!


Мой крик пресёк возмущённые реплики, и это позволило мне прислушаться к тому, что находилось за пределами света, исходящего от костра. Ребята были слишком шокированы моим поведением, чтобы возражать, и молчали. Но тишина была недолгой. Через пару секунд её прервал мерзкий смех, исходящий из темноты леса.


- Это что ещё за гости у нас? – недовольно спросил Кирилл и, поднявшись, решил проверить территорию вокруг.


- Не вздумай отходить от костра! - мой резкий тон и напряжённый вид лишь развеселил его.


- Не бойся, друг, - ухмыльнулся парень, покидая круг света, - дядя Кирилл умеет за себя постоять.


Я продолжал стоять, напряжённо осматриваясь вокруг и пытаясь понять: во что вляпался на этот раз. Останавливать самоуверенного паренька я не собирался. Предупредить его – это всё, что я мог сделать в данной ситуации.


Спустя пару минут раздался истерический крик этого отчаянного парня, а ещё через минуту показался он сам, пятясь назад, с большими от ужаса глазами, указывая в темноту, не в состоянии произнести ни единого слова. У меня не было времени обращать на него внимания. Остался жив - и на том пусть скажет спасибо.


А вот действия Игоря заставили меня насторожиться. Этот дурак кинулся к рюкзаку.


- Надо найти фонарь и выбираться к дороге! Здесь находиться опасно.


Как я ненавижу дилетантов… Один уже увидел тех, кто находится за гранью света, неужели трудно было сделать вывод и понять, что смотреть на них не стоит?


- Игорь, сядь на место…


- Заткнись, парень! – похоже, нервы у лидера этой компашки уже были на пределе. – У меня складывается ощущение, что с твоим появлением у нас появились большие проблемы.


Как, чёрт возьми, он был прав! Именно моё появление подвергло опасности этих добродушных ребят. Когда я встретил их, не было ни единого повода для беспокойства, а сейчас мы находились в такой жопе, что трудно описать. Причина могла быть только одна - твари, следующие за мной по пятам, воспользовались их страхами и окружили нас… Это плохо… Очень плохо!


Эти ребята приютили меня, и я не мог их так подставить. Надо было спасти их во что бы то ни стало! И прежде всего, спасти от самих себя.


Резкий удар в челюсть свалил Игоря с ног, и пока остальные не успели среагировать на мои действия, я поднял фонарик и, быстро включив его, направил свет в сторону дороги. Ребята ахнули…


Луч фонарика упёрся в кромешный лес. На том месте, где ещё пару минут назад находилась трасса, был непроходимый бурелом. Ошибки в направлении быть не могло, и это могло означать только одно – мы конкретно влипли!


- А теперь поднимите глаза к небу! – мой спокойный голос вывел из ступора парней, и они подняли глаза, уставившись на совершенно чёрное небо. – Как давно небо затянуло тучами?


- Что с нами? - простучал зубами от страха Кирилл.


А он крепче, чем мне казалось. Не думал, что он так скоро придёт в себя и обретёт дар речи после увиденного.


- Тут, скорее, вопрос не в том, что с нами, а в том, где мы. Мы в жопе, господа! И наш единственный шанс сейчас выпутаться из этого дерьма – это дотянуть до утра. Тогда появится возможность выбраться отсюда целыми и невредимыми.


Я, как всегда, лгал. У нас практически не было шансов в данной ситуации, но если мои новые знакомые пустятся в панику – шансов станет ещё меньше. Я единственный, кто имел полное представление о тех тварях, что находятся за пределами света.


- Кир, что ты там увидел? – спросил Игорь, всматриваясь в темноту.


Чёрт бы побрал его любопытство! Но, к счастью, Кирилл был слишком впечатлён увиденным и, перед тем как дать ответ, молча посмотрел на меня. Я так же молча помотал головой, и Кирилл послушно промолчал, что, похоже, совсем не устроило Игоря. Этот парень был далеко не глуп и во что бы то ни было хотел разобраться в происходящем.


- Так, Странник, похоже, ты единственный, кто знает что с нами… Говори, что нам делать?


Хм… А парень неплох! Думаю, с таким настроем хоть какие-то шансы продержаться до утра у нас могут и появиться.


- Девчонок уведите в палатку. И этого туда же, – я взглядом указал на Олега, который, как и девушки, за всё это время не произнёс ни звука, непрерывно смотря в пустоту большими от ужаса глазами.


Они не проронили ни слова, когда Кирилл повёл их в палатку. Это было состояние шока, и чтобы отойти от впечатлений, им нужно время. Мы не могли себе позволить долгие эмоции. От меня и этих двух парней сейчас зависели наши жизни.


- Значит, так, ребята, слушайте внимательно, повторять у меня возможности не будет… - я напряжённо смотрел за спины парней, ожидая в любой момент нападения. – Кирилл, ни слова о том, что ты видел. Чем меньше все знают, тем лучше. Забудь это как страшный сон, тем более что на этом кошмары не окончены. Те твари, что находятся за линией света – попытаются прорваться. И если им это удастся, нам конец.


Пока я вёл беседу с парнями, в палатке раздалась какая-то возня, и спустя пару минут оттуда вылез перепачканный кровью Олег с мерзкой улыбкой, остекленевшими глазами и окровавленным ножом. Парни побледнели и начали нагибаться за подручным оружием. Однако я жестом остановил их и, всматриваясь в обезображенное гримасой лицо Олега, подошёл к нему, встав напротив. Его пустой взгляд упёрся в меня, а рука занесла нож для удара.


- Вот именно этого нам и надо бояться, парни, – спокойно произнёс я, а нож тем временем, рассекая воздух, понёсся в мою сторону.


Парни закричали, а я невозмутимо следил за стремительно приближающимся ударом. Но едва нож коснулся меня, как Олег и его оружие растворилось на месте. Лёгким щелчком я заставил исчезнуть и палатку, которая пару секунд назад стояла рядом.


- Ничему здесь нельзя верить. Даже тому, что очень похоже на правду. Сегодня, парни, нам предстоит пережить настоящее безумие.


- Но… Как же девчонки… И Олег…


- Хорошо, если они просто без сознания от пережитого шока, - пробормотал я. – Нет времени думать о них, так как помочь сейчас мы им ничем не сможем. Нам необходимо…


Не закончив фразу, я сел у огня и закурил, уставившись взглядом в темноту. Парни какое-то время молча смотрели на меня. Потом Кирилл не выдержал.


- И? Ты так и будешь сидеть? Надо что-то делать! Хватит просто смотреть в пустоту!


- А кто сказал, что я смотрю в пустоту? Я смотрю на неё… - моя рука указала в темноту, но как бы не приглядывались мои спутники, разглядеть ничего не смогли. – Если то, что я вижу, преодолеет порог света, то наши проблемы буду практически нерешаемы, а потому я предпочитаю держать Это в поле зрения.


Луч света разрезал темноту и едва зацепил край чего-то отдалённо напоминающего человека, метнувшегося в сторону. По другую сторону луча света стоял Игорь, дрожащей рукой державший фонарик, который всё-таки умудрился поднять с земли, несмотря на мои предупреждения.


- Вот теперь у нас начнутся настоящие проблемы, – я вздохнул, понимая, что смотреть больше не на что, и повернулся к парню. – Дай фонарик.


Взяв из дрожащей руки парня фонарь, я выключил его и выкинул за пределы света, невзирая на протесты, после чего, обернувшись, зарычал.


- Если хотите его вернуть – вперёд! Если хотите жить – слушайте меня!


За моей спиной раздался издевательский смех, на который я не обратил никакого внимания, а парни снова заметно побледнели. Плохо. Несмотря на внешнюю крепость, рассудок у парней не такой стойкий, и, следовательно, дотянуть до утра, не потеряв голову от страха, у них мало шансов.


Особенно меня волновал Кирилл. Его страх был сильнее из-за проявленного ранее любопытства, что делало его особенно уязвимым для Них. И как только его рассудок пересечёт грань – он из союзника превратится во врага, и мы, вероятней всего, даже не заметим этого перехода. За ним, определённо, нужен глаз да глаз.


- Значит, так, парни, сейчас ваше задание в следующем, сядьте спиной к спине и закройте глаза. Адреналин не позволит вам уснуть, а из-за отсутствия зрения, у вас обострится слух. Сидите и молча указывайте рукой на источники звука, но глаза не открывать, чтобы ни происходило вокруг! Я буду вашими глазами, так как меня эти зверята испугать не смогут, а вы будете моими ушами.


Парни сели спина к спине и какое-то время молча смотрели в пустоту, пытаясь решиться закрыть глаза. Спустя несколько минут их решимости хватило, и они сделали то, что я им велел. Глаза их были закрыты, и вот уже рука Игоря показывала прямо перед собой.


Я спокойно обошёл парней, подкинул дров в костёр и, сев неподалёку, закурил, всматриваясь в темноту. Мне их жесты, по большому счёту, были до лампочки. Я и так прекрасно знал, откуда могут появиться твари, но ребят надо было чем-то занять и максимально обезопасить их рассудок. Чем слабее страх этих парней, тем слабее наши враги.


- Мальчики? Мальчики, где вы? – в тихом шелесте леса раздался женский голос.


Кирилл, не открывая глаз, дрожащей рукой указал на источник звука. Быстро учится. Я равнодушно наблюдал за тем, как из темноты вышла одна из наших девчонок, кажется, Ира. Она испуганно смотрела по сторонам и робко приближалась к нам.


- Что тут происходит? Почему Игорь с Кириллом так странно себя ведут?


Не говоря ни слова, я продолжал курить, наблюдая за девушкой и надеясь, что парням хватит ума не открывать глаза.


- Ребята, посмотрите на меня! Что вы..? – девушка удивлённо уставилась на две руки указывающие на неё.


Парни продолжали выполнять мои указания, несмотря ни на что. Пора было и мне вступать в игру.


Вздохнув, я встал и подошёл к девушке. Заглянув ей в глаза, я взял сигарету и прислонил тлеющей стороной к лицу девушки. Бычок противно зашипел, а существо не издало ни звука. Как предсказуемо…


- Вам не выбраться отсюда! – это был уже не голос девушки, а мерзкое старческое брюзжание.


Парни вздрогнули от неожиданности. Я видел, как дёрнулся Кирилл и ещё сильнее зажмурил глаза… Как губы Игоря начали что-то шептать, по-видимому, молитву, и порадовался тому, что, несмотря на страх, парни по-прежнему выполняли мои указания и не делали глупостей.


Передо мной уже никого не было. Кем бы ни было это существо, оно осознало своё бессилие в данной ситуации и исчезло в ожидании более подходящего случая расправиться с нами.


Выкинув бычок в костёр, я сел на то же место и продолжил смотреть в темноту.


- Парни, вы молодцы, продолжайте в том же духе, и мы дотянем до утра.


Прошло около часа. Парни периодически указывали на различные источники звука, которые давили на нас из темноты. За это время никто открыто не приближался к нам. Очевидно, существа поняли, что при таком раскладе им не завладеть нашим разумом и затаились. Время шло, и чем больше его миновало, тем больше были наши шансы выжить.


Спустя ещё минут тридцать я увидел новое действующее лицо этого спектакля. Это было существо, слабо напоминающее человека, с неестественно длинными и тонкими руками и ногами. Овальная голова была изуродована огромными матово белыми глазами и зубастой пастью, растянутой в улыбке на всю морду. Оно практически бесшумно ползло к парням на четвереньках, не отводя от них безумного взгляда.


Я равнодушно смотрел на него, ожидая действий… И это было моей ошибкой…


Добравшись до Кирилла, существо пронзительно закричало и уставилось в открывшиеся от страха глаза парня. Игорь так же открыл глаза, но он сидел к существу спиной и не дергался, что и спало его разум. Я резко подскочил, но существо, мерзко хихикая, уже поползло обратно во тьму.


Я настолько увлёкся наблюдениями, что упустил из виду поведение парней. Они указывали на то, что слышали, но ни один из них не указал на это существо. Оно слишком бесшумно подкрадывалось и использовало неожиданность в своих целях.


- Игорь, отбой! Встал и быстро ко мне!


С этими словами я ногой оттолкнул Кирилла и рванул за плечо Игоря. Удивлённый моим поведением Игорь встал за моей спиной, после чего мы оба уставились на поднимающегося с земли Кирилла.


- Что случилось? Что это был за крик? Почему ты оттолкнул Кира? – несмотря на нескончаемый поток вопросов, Игорь оставался на месте, доверяя моему чутью.


Кирилл стоял перед нами и испуганно озирался по сторонам, пытаясь успокоиться и поверить в то, что существо уже далеко.


- Что происходит, парни?


Ребята ждали моего ответа, а я следил за каждым движением Кирилла.


- Игорь, мы остались вдвоём. Кирилла больше с нами нет.


- Что ты несёшь, вот же…


Слова Игоря оборвались при очередном взгляде на своего друга. То, что минуту назад выдавало себя за парня, больше не скрывало своей сущности. Жуткий взгляд исподлобья, мерзкий ухмыл, слюна, стекающая с уголка рта. Мерзкое зрелище…


Оно стояло и смотрело на Игоря, вселяя страх в его душу. Если Игорь поддастся ему – я останусь один. Но этот парень был не так прост. Взяв себя в руки, он встал рядом со мной, не спуская глаз с существа.


- Что будем делать, Странник?


- Ждать. Больше вариантов у нас нет. Не спускай глаз с этого существа. Они как собаки, пока ты без страха смотришь им в глаза – они не будут нападать.


- Вам нечего ждать! – из губ существа донёсся хриплый бас. – Вы уже слишком долго находитесь за гранью рассудка, и ваша гибель - дело времени!


Бледный Игорь смотрел на существо, которое недавно было его другом, и старался не показывать страха.


- Что ты хочешь сказать? – голос Игоря звучал довольно грозно.


- Посмотри на часы, мальчик! – существо мерзко захихикало. – Разве солнце не должно было спасти вас?!


Игорь посмотрел на наручные часы и побледнел ещё сильнее.


- Шесть часов утра, но как…


Плохо! Оно нашло подход к разуму Игоря, лишая его надежды. Парень снял часы и метнул в существо, которое издевательски рассмеялось, растворяясь на глазах. В глазах Игоря плескалась паника, от его недавней стойкости не осталось и следа, что послужило сигналом для остальных. Лес просто взорвался звуками, это был хохот, крики, угрозы. На грани темноты, в бликах костра, мелькали силуэты, готовые вот-вот сорваться и порвать нас!


- Что?! Что тут происходит?! Какого хрена?!


Игорь метался как заведённый, а я ждал удара. Выхода не было, оставалось лишь забрать с собой как можно больше этих тварей. Спасти Игоря я уже не мог. Его паника стала последней каплей для Них. Я даже не был уверен, что это всё ещё Игорь - велика вероятность, я остался один на один с существами, подпитанными безумием этих ребят. Ребят, чья смерть будет на моей совести…


- Парни, быстрее! Бежим! - голос Олега вдруг разорвал этот адский гул.


Из темноты показался сам Олег и, поймав Игоря за руку, потащил друга прямо во тьму. Времени на раздумье не было, и я шагнул за ними. В темноту, кишащую тварями…


Мы бежали в полной темноте за Олегом, который очевидно прекрасно знал, куда мы направляемся. Бежали мы недолго… Спустя несколько минут нас ослепил свет фар, и я понял, что мы оказались у самой трассы. Тьма больше не держала нас, и мы могли наблюдать, как солнце медленно поднимается над горизонтом.


Автомобильный гудок разрезал внезапно окутавшую округу тишину леса, и я увидел группу знакомых мне молодых людей, бледных от страха, но живых и невредимых. Особенно бледными были Кирилл и Игорь. Они затравленно смотрели в чащу леса, в любой момент ожидая новой опасности.


- Я проснулся в палатке от страшного воя, - бормотал Олег, пытаясь ввести нас в курс дела, - девчонки спали, несмотря на него, и это было странно. Когда я разбудил их, мы вылезли из палатки. Недалеко от нас лежал Кирилл без сознания. Приведя его в чувство, мы побежали в сторону дороги, но вас нигде не было…


Оставив ребят ждать машину, я отправился за вами, но на нашем месте и вокруг него вас не было. В дали я услышал крик Игоря и побеждал на него. Там я увидел вас… Вы были как привидения, полупрозрачные. Это было похоже на кошмарный сон. Вы были словно привидения, а вокруг вас…


Парень замолчал, собираясь с мыслями и смотря в сторону леса. Я положил ему руку на плечо, он растерянно посмотрел на меня.


- Это выглядело так жутко… Они…Они хоть и не обращали на меня внимания, но были настоящими, а вот вы нет…


Похлопав его по плечу, я посмотрел на машину, которая уже подъехала к обочине с целью подобрать ребят. Видимо, эти твари настолько увлеклись охотой за нами, что оставили без присмотра остальных, собираясь расправиться с ними позднее. И именно их самоуверенность помогла нам выкрутиться. Самоуверенность моих врагов и смелость этого паренька, которого я явно недооценил. Он не был под контролем тьмы и смог вывести нас за её пределы, минуя чудовищ, которые не имели власти над спокойным и чистым разумом, не затуманенным страхом.


- У тебя хватило рассудка прорваться через грань безумия, и ты спас девчонок… Хватило смелости приблизиться к нам и, несмотря ни на что, вырвать нас из этого кошмара… Этим ты спас наши шкуры. Ты оказался смелым парнем. Спасибо.


Олег растерянно кивнул, принимая мою благодарность, хотя и не представлял насколько она велика.


- Странник, что это было? – Игорь смотрел на меня, ожидая объяснений, пока остальные бежали к машине. – Что нам делать, если мы снова столкнёмся с этим безумием?


- Держитесь подальше от меня, и вы будете в безопасности. Не думаю, что наши пути снова пересекутся.


Отвернувшись, я зашагал прочь от группы молодых и жизнерадостных ребят, которые чуть было не погибли из-за моего безрассудства. Я услышал, как машина поехала в противоположную моему направлению сторону. Они теперь в безопасности, но такого больше не должно повториться. Я могу допустить, чтобы кто-то пострадал по моей вине! Настало время для решительных действий!

Показать полностью
62
Тьма за дверью
12 Комментариев в CreepyStory  

Попробую запилить историю, хотя, если честно, мне становится неуютно, когда я это вспоминаю. Итак, вот почему я боюсь закрытых дверей:

Живу я в %cityname%, обычном районном центре, небольшом городе безо всяких достопримечательностей. Живу один в двушке в старом советском доме, на первом этаже. Так как живу один, режим дня у меня ни к чёрту: сплю до полудня, зависаю в интернете (в частности, двачую капчу) до поздней ночи.


В общем, однажды, незадолго до полуночи, я оторвался от монитора, чтобы принять ванну. Я был сильно сонный, и пока ванна наливалась, я на кухне выпил чашку дряного растворимого кофе. К сожалению, это не особо помогло, и когда я влез в ванну, я вскоре задремал.


Пробуждение было не из приятных: я сполз по спинке ванны в воду, и, гадство, наглотался воды. К счастью, я быстро очнулся, откашлялся и отплевался. Чуть не захлебнулся, надо же. И кой чёрт меня дёрнул мыться ночью?


Я вылез из ванны, вытерся, и уже было собирался выходить, как вдруг что-то привлекло моё внимание. Что-то, что буквально висело в воздухе, но что именно – я понять не мог. Я замер на несколько секунд, и понял. Тишина. Было тихо, абсолютно тихо, тишина была просто неестественной. Да её и не должно было быть. Обычно на кухне дико дребезжал старый советский холодильник, бубнило просто так включённое радио. Из комнаты должен был доноситься гул компьютера.


В первые несколько минут, я было решил, что оглох. Чтобы развеять эти сомнения, я постучал по краю ванной. Звук гулко разнёсся в нависшей тишине. Страха не было, пока не было. Было полное непонимание происходящего.


Я решительно толкнул дверь от себя. Дверь открылась. То, что я увидел в дверном проёме… Там ничего не было, ни-че-го. Если бы я открыл дверь, я должен был бы в неярком свете, распространяющемся из ванной, увидеть коридор, захламлённый горой картонных ящиков с вещами, которые бросили предыдущие жильцы. Передо мной же свет никуда не распространялся, была тьма и пустота, и тишина. Абсолютная, всепоглощающая, затягивающая. И я, скованный страхом, просто смотрел в бездну передо мной.


Я оторвал взгляд от всепоглощающей пустоты, и перевёл его на дверь. Дверь – единственное, что висело в пустоте, и медленно растворялось в ней. Хлопья краски медленно отделялись, рассыпаясь в пустоте, дверь как будто разваливалась на части, рассыпаясь в пыль, исчезая во всепоглощающей тьме. Я перевёл взгляд на порог – он рассыпался, как песок, таял в пустоте. И тут пришёл страх. Животный ужас. Захотелось отгородиться от этой всепоглощающей пустоты. Пересиливая себя, я протянул руку в пустоту, и дёрнул дверь на себя. В это мгновение я ощутил странное покалывание, как будто мурашки пробежали по коже.


Как только дверь захлопнулась, я отскочил вглубь ванной комнаты, и сел в углу, обхватив голову руками. Так я просидел… чёрт, я потерял счёт времени, долго просидел, в общем. Стал потихоньку приходить в себя. Внезапно я понял, что тишина исчезла – противно дребезжал холодильник, бубнило радио. Я подошёл к двери, осторожно открыл её. Свет упал на пол, узкой полоской освещая хлам, сложенный у стенки. Я распахнул дверь, пронёсся по коридору до дверей комнаты как ошпаренный, бросился на кровать, и заснул, как провалился.


На следующий день я проснулся около полудня. Солнечный свет пробивался сквозь закрытые шторы, и светил прямо в глаза. Жутко болела голова, и рука. Я встал, сбрасывая с себя одеяло, поднёс к лицу свою правую руку. Неприятное зрелище. Кожа на руке была как будто свезена, жутко болела и саднила. Как будто кто-то или что-то просто счистили поверхностный слой кожи. И тут и там были запёкшиеся ранки, словно уколы от большой иголки. Ногти на руке выглядели так, как будто их кто-то целенаправленно ковырял их иголкой. На простыне остались кровавые подтёки. А самое главное – повреждения на руке заканчивались ровно там, на сколько я погрузил руку в разъедающую пустоту вчера ночью.


В общем, прошло уже полгода с той ночи. Рука долго болела, саднила, до сих пор выглядит неприятно, как будто покрыта сетью шрамов. А я с тех пор боюсь закрытых дверей. Держу все двери в квартире открытыми, кроме входной, да и на улицу не выхожу без особой необходимостью. Кто знает – вдруг за очередной дверью, которую я открою, окажется пустота, которая поглотит меня. И поглотив меня, остановится ли?

Показать полностью
5
Рассказ "Сон"
2 Комментария в CreepyStory  

Прочитал пост "Другой сын" и это вдохновило опубликовать на пикабу написанный лет пять назад коротенький рассказ.

Хорошие дела ночью не делаются. (Народная мудрость)


Утро начинается, когда свет побеждает тьму. Природа пробуждается и бодро приступает к выполнению своих обязанностей. Солнце встаёт так рано, потому что вечером вовремя уходит за горизонт. Первыми легко открывают глаза те, кто закрывал их с уходом небесного светила. Флора старается ради фауны, фауна хлопочет ради флоры: птицы поют о том, что пора вставать, и летят на поиски ягод и зерна для себя и своих птенцов; пчёлы отправляются на запашистые луга опылять пёстрые океаны цветов и пить сладкий нектар; рыбы плывут по чистым рекам и озёрам; зайцы щиплют сочную траву; волки выходят из нор, держат нос по ветру и пытаются поймать запах беззащитных зайцев. Люди же далеки от природы, и уже давно живут по своим правилам дисгармонии.


Субботнее утро. Звук будильника пытался достучаться до сознания Сергея, как всегда рано, часов в десять, да и надо было его вообще ставить, ведь был заслуженный календарный выходной день. Лучи жаркого июльского солнца уже давно пытались выкурить его из кровати, постепенно подбираясь всё ближе и ближе к самому уязвимому месту на теле спящего – глазам. «Зачем оно вообще светит в часы, когда так хочется поспать? Вот исполнится мне в следующем году 20, и отец подарит квартиру, - вспомнил он об обещании родителей, - все окна в ней будут выходить на западную сторону. А ещё повешу занавески из плотной тёмной ткани, чтобы у дневного света вообще не было ни малейшей возможности проникнуть в крепость без моего на то согласия». Такой быстрый и удачный поиск решения проблемы успокоил его встревоженное сознание, и мысли стали растворятся в новом сне, который уже был на подходе.

Если бы Сергей увлекался историей, то боготворил англичанина Деларю, который своей идеей освободил людей от надобности дожидаться восхода, чтобы что-то увидеть, и американца Эдмунда Джермера, благодаря которому стала возможна ночная жизнь, полная азарта и приключений.

Следующий раз он проснулся уже в привычные два часа дня и попытался обдумать предстоящий вечер, который обещал быть интересным. На тумбочке рядом с кроватью зазвонил телефон.

- Алло, - вяло, сквозь остатки сна пробормотал Сергей.

- Доброе утро, милый! – бодрый, как всегда жизнерадостный голос Татьяны мило проговорил в трубку. - А хотя, уже, наверное, даже день, - хихикнув, поправила она сама себя, немного прикрывая от смущения рот рукой, будто её кто-то в этот момент видел.

- Доброе и добрый, - немного оживившись, ответил он.

- Серёжка, просыпайся, там такой замечательный день! Кстати, какие у нас планы на вечер? Ты уже приготовил сюрприз на мой день рождения? – с интересом спросила она, сжимая кулачёк от нетерпимого ожидания.

- Сюрприз? Какой сюрприз?! – явно что-то скрывая, с поддельным удивлением ответил он. - А, ну да, сюрприз. Да, приготовил, мы пойдём в клуб, - неумело выдержав коротенькую паузу, почти сразу раскололся он.

- В мой любимый? – зажмурив глаза от восторга, почти взвизгнула Таня.

- Да.

- Ура, как классно! Ну, хорошо, тогда до вечера. Я тебя люблю!

- Я тебя тоже, до вечера.

Сергей положил телефон обратно на тумбочку и принялся рассматривать на подвесном потолке фосфорные звёзды. Они зажигались и сияли только в его любимое время суток, а сейчас лишь немного отличались мутной белизной от основного, тёмно-синего тона, и больше напоминали капли застывшего дыма с едва заметными острыми краями.

Остаток дня пролетел быстро и незаметно. Завтрак, в то время, когда жаворонки обедают. Обед, приходящий с закатом.

Вечером Сергей заехал на машине за любимой. Таня, как и полагается порядочной девушке, заставила немного себя подождать, но это стоило того. Она была одета в белое. Первое, на что мужская половина обращала внимание, была волнистая хлопковая юбка умеренной длины с розовыми цветами, которая без лишней пошлости подчёркивала длинные стройные ноги и простоту характера их обладательницы. Сверху обтягивающая футболка с короткими красными рукавами. Белые цифры 18 в районе груди на красной прямоугольной вставке приобретали округлую форму, что дополняло ансамбль эталонной фигуры Татьяны. Объёмные рыже-красные от природы волосы даже не надо было закручивать плойкой, они и так были, как из рекламы шампуня. Ноги украшали лёгкие чёрные босоножки со стразами. Таня села в автомобиль, и влюблённые с визгом умчались отмечать её 18-й день рождения.

В клубе за заказанным восьмым столиком на мягких диванчиках их уже ждали лучшие друзья: Андрей с Мариной, Лера и Лёша. Конечно, у них было гораздо больше знакомых, которые претендовали на звание друзей, но сегодня им хотелось провести вечер в кругу самых близких.

На столе уже стояла водка, несколько видов сока и закуска – всё что надо для того чтобы весело отметить праздник. В это время в клубе ещё не начала играть громкая музыка, поэтому у посетителей была возможность слышать друг друга. Первый тост, как и полагается, дали произнести Сергею.

«Любимая Танюшка, - уверенно начал он, - желаю, чтобы в твоей жизни всегда были верные друзья, и чтобы ты оставалась такой же красивой и умной».

«Поняла, Танюш? Оставайся такой же, не умней!» - с широкой улыбкой добавила Лера.

Друзья одобрили шутку, поддержав её дружным смехом. Сомкнулись рюмки, и глухой звон стекла открыл праздничную эстафету тостов и веселья. Настроение поднималось параллельно градусу. Вскоре заиграла громкая музыка, включили осветительные приборы и на потолке закрутился большой зеркальный шар, пуская бешеных зайчиков по всему помещению. Эти лучи плавят время посетителей, так же как в жаркий день небесное светило превращает аппетитный прохладный пломбир, в однородную отталкивающую серую массу на асфальте, которой не брезгуют лишь птицы и бездомные собаки. Искусственный свет для тех, кто не видит естественного. Низкие басы продолжали вводить в лёгкий транс людей, поклоняющихся этому «солнцу».


Настало время для перекура. Мужская половина пошла по направлению к туалету. Убедившись, что рядом нет лишних глаз и ушей, Лёша предложил Андрею и Сергею попробовать какую-то таблетку. Сергей не был против, потому что хотел раскрутить этот вечер на полную катушку. Андрей же немного помялся и отказался:

- Мне и водки вполне достаточно, - немного пьяным голосом сказал он.

- Ну, как знаешь, дело твоё, - ответил Лёша.

Друзья приняли по одной и вернулись танцевать с остальной компанией. Через некоторое время неизвестная таблетка начала действовать, и у Сергея поплыло сознание. Пространство и время сливались в одну линию. Происходящее вокруг всё менее напоминало реальность. Вскоре ему стало нехорошо. Он присел на диванчик рядом с Таней, закрыл глаза и стал проваливаться в царство Морфея.


Сон, это возможность человека проникнуть в своё собственное подсознание. Туда, где за массивной дверью хранятся все пережитые и забытые моменты и где на их основе строятся комплексы и страхи, которые потом всю жизнь сопровождают своего хозяина. У Сергея была своя фобия. Он боялся, что Татьяна уйдёт к лучшему другу Лёше, и поэтому ему снился уже знакомый сон. Он не понимал, где находится и откуда начался отчёт времени, но одно чувство было ему очень знакомо – ревность, то есть страх потерять того, к кому привязался. Сергей точно знал, что должен был наказать человека, которого боялся потерять. Он резким движением схватил Татьяну за руку и силой повёл в какое-то тихое, безлюдное место. Таня не понимала, что происходит и лишь просила объяснить причину такой грубости, но Сергей, будто не слышал этих слов. Глаза стали пустыми и стеклянными. В его сознании бушевала неистовая буря, смешивая чувства, эмоции и воспоминания в одну кучу. Сжав от злости скулы и не говоря ни слова, он поднял с пола стеклянную пивную бутылку, крепко обхватив её за горлышко, отбил дно и резким движением полоснул Татьяне по шее. Алая кровь хлынула ручьём. Таня, закрыла рану левой рукой, но мощная пульсирующая струя тут же пробила себе путь сквозь пальцы. «За что?» – попыталась спросить она, но получился лишь неясный булькающий хрип. От слабости ноги отказывались держать тело. Правая рука шарила в пустоте в поисках опоры, но рядом ничего подходящего не было. Колени тяжело врезались в асфальт. Таня почувствовала тёплую, солоноватую жидкость с металлическим привкусом у себя во рту, но внезапно пришедшая боль разрезанных мышц, тут же заменила эти ощущения. Приступ кашля окропил через глубокий порез серый тротуар бордовыми красками. Уже нельзя было разглядеть цифры 18, а алые цветы расплывались по юбке, оставляя всё меньше и меньше белых пятен на ткани. Сознание меркло настолько быстро, что Таня даже не успевала прокрутить в памяти яркие моменты своей жизни. Сергей же наблюдал за всем этим без движений и эмоций. Казалось, что он наоборот успокоился и расслабился, как расслабляется рабочий, завершая порученное дело. Напряжение отпустило его угловатые скулы, и лицо приобрело прежнюю округлую форму, но у Татьяны уже не было сил увидеть это. Она упала на землю лицом вниз в большую липкую лужу. Кровь продолжала течь из-под ослабевшей руки, унося с собой жизнь.


Когда Сергей проснулся, он понял, что находится на переднем пассажирском сиденье. Лёша гнал куда-то за город. Больше в машине никого не было.

- Скоро, скоро доедем, - начал Лёша, увидев, что друг проснулся.

- А куда мы едем и где все? – непонимающе спросил Сергей. Но Лёша лишь внимательно следил за предрассветной далью и монотонно повторял, - скоро, скоро доедем.


В ранние летние часы начинает светать задолго до того, как на горизонте появится ярко-жёлтый диск солнца. Будто всевышний дал своему чаду набор красок, и он, маленькой пухленькой ручкой водит по небосводу кистью из стороны в сторону, окрашивая полоску за полоской тёмные облака в золотистые оттенки. Потом малыш переходит от неба к самым высоким точкам на земле – чистым снежным пикам. Золото спускается всё ниже и ниже, и вот уже на горизонте рябит воздух. Просыпается солнце, а с ним и вся природа.


Сергей решил позвонить Татьяне, достал мобильник из кармана. Машина подпрыгнула на кочке, и телефон выпал из рук. Он наклонился, начал водить рукой в поисках аппарата, но тут же наткнулся на что-то острое. Ау! – крикнул он от боли и рефлекторно поднёс порезанный палец к губам. Под ногами болталось что-то острое. Он присмотрелся и увидел разбитую пивную бутылку…

Показать полностью
45
Верите ли Вы в домового?
32 Комментария в CreepyStory  

Этим вопросом я задался совсем недавно, но обо всем по порядку. Случай, который я вам хочу поведать, произошел со мной со всем недавно. Но чтобы лучше понять, что я почувствовал, предлагаю прочитать про мое знакомство с подобным явлением в детстве.


∗ ∗ ∗

Моя мать увлекалась разного рода гороскопами, черными и белыми магиями (была, в начале девяностых, серия подобных книженций в черном и белом мягком переплете), разными гадалками и знахарками. Списывать многие неудачи на сглаз и темную силу гораздо проще, чем признавать свои возможные ошибки – вот мать и пыталась найти решение нахлынувших проблем в стезе мистицизма. Естественно, меня на такие встречи тоже брали и я, мелкий шкет, очень хорошо запомнил рассказы о всякого рода сглазах на квартиры, мол, темная энергетика там, тяжко жить, неудачи и все в подобном роде. Были и рассказы про домовых, что, мол, их тоже нужно уважать и стараться жить в мире. Подкармливать, оставляя на столе что-либо съестное. Так же, услышал, что кошки их могут видеть и часто с ними «играют» (или домовые их гоняют, сейчас уже точно не вспомню). Говорила она, что домовой может обидеться и уйти, либо начать пакостничать «пряча» нужные вещи и мешая спать семейству. При переезде же, нужно домового звать с собой (там тоже был какой-то ритуал, всего сейчас и не вспомню, 20 лет уже прошло) и если не позвать, то домовой останется в старом жилище. Новым жильцам покоя давать не будет. После той встречи у целительницы и рассказов про домовых, мать довольно серьезно к этому отнеслась – «почистила» всю квартиру церковной свечкой, провела какие-то там обряды-заговоры, что вручила ей целительница и стала оставлять на столе всегда не закрытую сахарницу, и вазу с конфетами.


Через пару лет, соседи, из смежной квартиры, решили переехать и продали квартиру. Как мать тогда говорила, домового они с собой не позвали, и что он остался в квартире и стал хулиганить не только у новых жильцов, а у всех соседей по площадке, и у нас в том числе. По ночам часто стали греметь на кухне поварешки, повешенные на стену, а по утру на столе часто был рассыпан сахар. Кошка, до этого мелкая бойкая задира, превратилась с тихое запуганное существо. Спустя какое-то время мы уже начали привыкать к таким проявлениям домового. Мама даже стала говорить, что нашего, хорошего, прогнал соседский «хулиган» а теперь и нам мешает.


И вот однажды, ясным и теплым летним днем я сидел у себя в комнате, игрался, возле построенной отцом из дерева стенки-горки, на которую мы с братом складывали свои сувениры, кое-какие вещи и игрушки. Кошка лежала на кровати. Дома никого не было, и на кухне опять зазвенели поварешки. Я совершенно не придал эту значения, так как вся семья уже успела привыкнуть к этому, но тут, из коридора четко послышались приглушенные шаги. Я напрягся, так как точно знал, что в квартире, кроме меня и кошки, точно никого нет, а кошка сейчас лежала рядом и с любопытством смотрела в сторону двери. Шаги были не громкие, с большим промежутком времени, как будто тот, кто подходил, не хотел, чтобы его услышали, или поняли, что он подходит. Наша с братом комната была смежная с залом, и войти в нее можно было, только если войти в зал. Я полностью повернулся к входу в комнату, ожидая… сам не зная чего ожидая, но твердо уверенного в том, что я увижу того, кто выходит из коридора в зал. Никто не появлялся, но краем глаза я заметил, как что-то промелькнуло слева от меня, справа находилась стенка с полкой. Стало совсем жутковато. Я повернул голову на стенку, на самые высокие полки, где стояли кубки-награды брата. Они стояли там не первый год и никогда не беспокоили меня тем, что могут упасть. Но сейчас один из кубков пошатнулся. Я, как бы предчувствуя неприятность, отполз немного от стенки, не переводя взгляд с кубка. Буквально через пару секунд кубок упал. Упал на то место, на котором я сидел чуть раньше. Я помню свое состояние полного «обалдевания», если выразится более культурно, но не успел прийти в себя, как с полки, которая была ниже кубков, посыпались кассеты для магнитофона. Кассеты стояли в глубине полки, и чтобы их скинуть однозначно потребовалось бы какое-то усилие, а не просто сквозняк или легкое землетрясение (что в наших краях не редкость). Сердце бешено колотилось и уже приготовилось выскочить через горло. Быстро поднявшись, я надел шлепанцы и побежал на улицу. До прихода матери я гулял на улице, и даже чувство голода не подтолкнуло меня вернуться в квартиру. Начиная с этого дня, домовой решил теперь приходить ко мне - видать моя комната была приятней кухни, а я был интересней кошки в плане развлечений. Ночью этого же дня я увидел этого самого домового. Вы думаете, он такой же милый как кукольный домовенок Кузя? Хер там!


Наша встреча стала происходить по одной и той же схеме: Я засыпал, через какое-то время, когда уже вся квартира спала, я резко просыпался, не понимая от чего. У стены, на которой располагалось стенка-горка и раскрытая дверь ко мне в комнату образовывалась небольшая, темная в ночное время, щель. Вот из этой небольшой щели, появлялась человеческая тень, и перемещалась на дверь. Это была фигура взрослого (судя по росту) человека, которого обычно рисуют дети в своих рисунках. На голове виднелись 2 маленьких светлых кругляшка, служившие видимо ему глазами. По крайней мере, я так и думал, так как чувствовал на себе взгляд этой тени. Если смотреть на нее прямо, то она не двигается с места и даже, через какое-то время растворяется в рассматриваемых тобой объектах, будь то тень от полки, от двери, или от постиранных вещей, которые сейчас сушатся на двери. Но если отвести от тени взгляд, то она тут же начинает к тебе приближаться. Ты замечаешь это краем глаза, и зажмуривая глаза, чувствуешь, что тень практически нависла над тобой. И смотреть бы на тень всегда прямо, но перспектива просыпаться за ночь по нескольку раз, доказывая себе, что это лишь кошмар как-то мне не улыбалась. Поэтому я и старался просто отвернуться, зажмурить глаза и думать, что тень меня так не увидит. Я был уже взрослый пацан двенадцати лет, поэтому жаловаться матери, что меня мучают кошмары, было как-то не комильфо. Так продолжалось несколько дней и я даже научился не реагировать на ощущения и заставлять себя спать.


В одну из ночей, после того, как я уже почти не реагировал на «гостя» меня разбудило ощущение того, что что-то тяжелое село на мои ноги. Я подумал, что кошка вновь решила ночевать со мной, открыл глаза и увидел тень прямо над собой! Нет, не на потолке, а прямо над моим лицом. Я с ужасом всмотрелся в пустоты вместо глаз на его лице, и хотел закричать от страха, но не смог! Вообще издать ни одно звука! Меня как будто душили, а точнее, перекрыли доступ воздуха, так как я физически не ощущал рук на своей шее. Слеза появилась у краешка глаза и стекла по щеке. Мне совсем не хотелось умирать от удушья, паника всецело поглощала меня, воздуха в легких оставалось все меньше, во рту пересохло и я начал кашлять. Сначала не сильно, затем все громче и громче. Спящую квартиру разбудил сильный и продолжительный кашель. Послышались быстрые шаги матери и тень моментально растворилась. Откашлявшись и попив для успокоения, я рассказал маме, как мне тогда казалось, причину своего пробуждения. Мать успокаивала, говорила что, возможно, подавился слюной во сне (ага, во сне, когда рот сухой, а язык чуть ли не прилипает к нёбу), что домовые так не делают и не вредят людям. На следующий день мать опять «почистила» квартиру для моего успокоения (к слову, в моей комнате, в углу, возле двери, свечка довольно громко потрескивала, что со слов матери, далеко не есть хорошо). Сказала, что можешь мысленно просить ангела-хранителя просить защитить тебя.


Ночные визиты, на какое-то время, прекратились вовсе. Я рос, домовой если и приходил, то просто смотрел на меня, либо перемещался по комнате. Как я писал ранее, я спасался тем, что отворачивался от него и убеждал себя тем, что это лишь галлюцинации сознания в полудреме, и что, в крайнем случае, меня охраняет мой ангел-хранитель.


Повзрослев, я стал скептически относится ко всякой паронормальщине, и религии. На самом деле, меня по-прежнему несколько пугает то, что я не могу объяснить своими знаниями, вот и пытаюсь от всего непонятного «открестится». Стараюсь находить и читать различные научные работы по психологии, исследованию страхов и прочей ерунды, чтобы еще больше убедить (и успокоить?) себя в том, что все сверхъестественное лишь выдумка «больного» ума и отсутствие систематических знаний. И вроде бы хепиэнд, но то, что произошло со мной совсем не давно, в очередной раз пошатнуло мою веру в рационализм и заставило вспомнить детство.


∗ ∗ ∗

Я женился, через какое-то время мы с женой решили жить отдельно, и стали снимать квартиру, однокомнатную. Вскоре, у меня родился сын. Семейная жизнь становилась все счастливее. И вот Спустя лет 6, мы с женой решили, что ютится в однокомнатной с, по суди, уже не маленьким сыном, не так удобно. Было принято решение, подыскивать недорогую 2х комнатную квартиру. На поиски ушел практически год, и вот попалось отличное предложение в хрущевке. Улучшенная квартира за, всего, 300 долларов в месяц. Мы сразу же согласились, так как понимали, что таких предложений не найти и упускать его не стоит. Квартира, по планировке нам понравилась, а сын, так вообще был в восторге, что обзаведется личной комнатой. Правда кошке сразу квартира не понравилась – она бегала из угла в угол и громко мяукала. Ну мало ли, стресс для животного, абсолютно не придали этому значения. Затем, как въехали, стали знакомится с соседями, все, как один, говорили, что долго мы в квартире не проживем, и что она чаще всего пустует, так как квартиранты в ней жить отказываются. Мы еще посмеялись с женой, подумав, что за такие деньги хозяин квартиры всяких гастарбайтеров впускает и соседи сами их «выживают» с помощью участкового.


Первая ночь прошла беспокойно. Спать на новом месте было неуютно. А на вторую ночь я увидел ЕГО. Все как в детстве – тень, глаза. Вот только в этот раз я смог увидеть еще и улыбку. Точно такую же, как рисуют все на тех же детских рисунках. Кровать наша стояла возле стены, я сплю у стены, а жена с краю. Жена часто по ночам ходит по нужде, за 6 лет совместной жизни уже привык к этому, но сплю теперь, исключительно у стены – не хочу, чтобы через меня во сне перелазили. Кровать теперь ставим одной стороной к стене, у которой я и сплю. И вот значит, как обычно, а напротив нашей кровати стоит тень, смотрит на меня и улыбается. А затем, начала перемещаться к стене у которой мы спим. Перемещалась так, как будто фонариком светят и луч перемещают – просто тянулась от одной стены к другой. Я на бок поворачиваюсь, к стене, и пытаюсь себя убедить, что это опять очередные глюки, но краем глаза замечаю, как по стене, ко мне, тянутся руки. Глаза зажмурил, и давай повторять мантру: «Все это сон, этого не существует, разум сам дорисовывает то, чего не может увидеть в темноте сразу». Тут же, почему то, само по себе вспомнилось про ангела-хранителя. Вроде бы уснуть получилось. Через какое то время, жене, вероятно, начинает сниться кошмар: она начинает что то бормотать, барахтаться. Поворачиваюсь к ней, и бросаю взгляд в сторону входа в комнату и замечаю, что прям перед нашей кроватью, у изголовья, стоит… человек(?), в коричневом (цвет, почему то, отчетливо запомнил) макинтоше (пиджак-пальто как будто). Понимаю что это очередной глюк, что пора заканчивать с просмотром ужасов и чтением всяких страшных паст. Обнимаю жену, чтобы успокоить, а сам зажмуриваюсь и вновь за свою мантру. Жена успокоилась, уснули.


Наутро, во время поездки на работу, еще посмеялись, мол, она мне опять спать не дала, разбудила кошмаром. Рассказываю ей, что привиделся человек в макинтоше в нашей комнате. Она округляет глаза, говорит, тоже мужчина в такой одежде приснился. Стало жутко, хоть и не подал вида. А этим вечером случилось то, ради чего я и решил написать эту историю.


∗ ∗ ∗

Ночь, спим. Вдруг слышу, явно щелчок выключателя. Ну, думаю, опять жена в туалет пошла, поворачиваюсь в сторону жены и вижу ее испуганное лицо с огромными, от ужаса глазами:


- Я не знаю, кто свет в туалете включил, у Сашки (так нашего сына зовут) дверь закрыта, он не выходил из комнаты.


Пытаюсь ее успокоить, говорю, мол, когда укладывались, забыли выключить, а сам-то четко помню звук выключателя, и то, что я сам перед сном обхожу всю квартиру и проверяю, все ли выключено. Свет бы я точно не оставил. Поднимаюсь, выхожу в коридор, а самого трясет – страшно до ужаса. Из коридора первая дверь в ванную, затем дверь к Сашке в комнату, дальше вход на кухню и уже возле самой входной двери туалетная комната. У Сашки дверь закрыта, открыл – сын спит. Подходу к туалету, а свет горит, тянусь к выключателю и вдруг слышу, как из бочка вода полилась. За эти пару дней подобной «утечки» не разу не случалось. Выключатель трогать не стал. Медленно прошел на кухню, взял со стола иконку, которую заботливая жена оставила, в назидание от бабушки, сжал в руке. Посмотрел на ножи, но решил их не брать. Во-первых лишняя паника не нужна, я на взводе жена тем более. Во-вторых, если это какая-та НЁХ, то нож точно не поможет.


До утра так и не уснули. Поутру, сгребли необходимые вещи и кошку и к бабушке поехали. Сказали, что у нас в районе авария и что горячей воды и отопления нет, мол. У тебя пару дней перекантуемся. Теперь нужно срочно искать новую съемную квартиру, так как возвращаться в эту квартиру будем только днем и только за вещами, чтобы забрать. Рассказывать матери и просить ее «почистить» квартиру – гордость не позволяет. Так же, как не позволяет признать того, что не все в нашем мире можно объяснить в точки зрения знания и науки.


Автор: Weasel

Показать полностью
40
Шизофрения
11 Комментариев в CreepyStory  

Предисловие

Россия. Саратов. В 2008 году началась активная застройка шестого микрорайона в посёлке «Cолнечный». В том же году на два месяца ранее в саратовскую областную психиатрическую клинику имени святой Софии, в корпус номер 7 поступила девушка 17 лет. Состояние тяжёлое. Тенденций к ремиссии не наблюдалось. Присутствовали приступы эпилепсии, шоковое состояние, истерики, галлюцинации. Два дня спустя она рассказала об обстоятельствах, после которых она сама вызвала себе «скорую».


Расшифровка с диктофона

«У меня совсем нет друзей (плачет). Я часто гуляю в одиночестве. Вокруг, понимаете, много интересных мест. Это и поля НИИ Юго-Востока, и новосоколовогорские холмы, маленькие полу-заброшенные посёлки… Всё это так близко к природе и одновременно далеко от неё. Пейзажи там странные. Они меня завораживали, вдохновляли, понимаете? (улыбается) А недавно я набрела на посадки возле „Солнечного“. Темнело. Небо было чистое. Высокое. Безоблачное и какое-то (морщит лоб) электрически-кислое… (кашляет) И тут у меня в ушах так „трр“. Ну, как телефон старый с баранкой. (кашляет, начинает задыхаться, потом успокаивается). Это не мне плохо. Это меня контролируют. Не дают рассказать правду.»


***

Пациентку отправили отдыхать. Предварительный диагноз — шизофрения с большой депрессией. Пациентка может часами стоять и смотреть в одну точку. Склонна к суициду. Назначено лечение галоперидолом, хлорпротексеном и пантогамом.


На следующий день состоялась вторая беседа. Далее расшифровка с диктофона:


«Они ищут меня. Как КГБ ищет мою соседку по палате (смеётся). Но здесь я в безопасности (смеётся). Вы убьёте меня таблетками (плачет). Простите… (далее повторяет историю с начала)… и вдруг, прямо передо мной, метрах в десяти я вижу такую дыру в земле метра три на три, заполненную чёрной водой. И вода эта пахла (молчит около минуты пытаясь сформулировать) электрическими руками. Голова тогда у меня закружилась, я попятилась назад. У меня с собой был фотоаппарат. Тут вся земля завибрировала и из этого озера вырвалось что-то по типу червя. Чёрного маслянистого червя диаметром с это озерцо и высотой будто до небес. Он медленно раскачивался среди звёздного неба и воздух вокруг него дрожал. Я не могла ни встать ни пошевелиться от страха. Доктор, я хочу спать. У вас ведь всё получается, верно? От ваших таблеток я скоро откинусь. Вам на радость.»


***

Назначены корректоры к галоперидолу и тералиджен. Из-за попыток суицида и попыток побега из больницы пришлось применить браслеты и вязки. Состояние острое. Пациентка постоянно бредит о людях, которые якобы хотят ночью забрать её из больницы и убить. Ознакомление с сохраняемостью пациентов спецслужбами не помогло. Назначена двойная доза элзепама внутривенно.


Следующим днём состоялась беседа в её палате. Расшифровка с диктофона:


«Отпустите меня (плачет). Нелюди! Развяжите меня (плачет) (я отвечаю ей что мы освободим её как только будем уверены в том, что она не нанесёт вреда себе и окружающим). Суки! (переходит на крик, плачет и успокаивается). Давайте я вам расскажу, доктор И****берг (смеётся, назвала меня девичьей фамилией, но откуда?) Удивлены? Я понимаю… (улыбается) понимаю. Так про то чудовище возле посадок. Я, не смотря на страх сделала четыре фотографии. Вдруг я услышала сирену. Сквозь темноту по распаханному полю ехали внедорожники с мигалками. Я еле поднялась на ноги и побежала в сторону посадок. Несколько внедорожников остановились возле червя, а один преследовал меня, но я скрылась среди валежника, после чего ползком добралась до канавы, в которой пряталась, пока внедорожник не поехал к червю. Лёжа в канаве я слышала электрические разряды и стрельбу. До дома добралась поздно, приняла душ и уснула. Уснула так крепко, как никогда раньше не спала. Когда я проснулась фотоаппарат исчез, а на шее у меня появился шрамик которого не было перед тем как я легла спать. Под ним прощупывалось какое-то уплотнение. Доктор, вам не скучно? (улыбается) Вам наверное приятнее проводить время со стажёром О******ым в вашем кабинете? (откровенно смеётся) Как же так, доктор? Жаль будет если весь персонал узнает какая прекрасная оказывается мать у близняшек. (зло улыбается в глаза) (спрашиваю что она хочет за молчание). Вы можете помочь мне бежать. Они слышат всё, что я говорю. Это устройство под шрамом, они всё слышат…


Я тогда на следующий день помчалась на это поле, док, но как ни странно, посреди этого поля уже началась стройка. За одну ночь они успели залить фундамент и сделать каркас из металлических прутьев. И именно в том месте где появился тот самый червь! Они хотели чтобы я, вернувшись туда подумала что это сон. Но я не поверила. Я решила рассказать об этом в соцсетях. Но, как только я набрала пару предложений, раздался стук в дверь. Я не открыла. Я сбежала через соседский балкон, по пожарной лестнице. Когда я убегала, чёрный внедорожник стоял у подъезда. Я вызвала себе скорую с телефона автомата… но они проследили. Они знают, что я здесь… Доктор И****берг, если поможете мне бежать — спасёте не только свою репутацию, но и мою жизнь.»


Я пообещала «случайно» забыть запереть дверь после обхода завтра утром. Но во время обхода в кровати лежал труп пациентки. Экспертиза показала что она умерла от укола смертельным ядом. Шприц с иглой был спрятан в подушке, которую вчера принесли из прачечной и, когда девушка прилегла чтобы уснуть яд прыснул ей прямо в сонную артерию и вскоре отключил мозг. Весь персонал решил об инциденте умолчать, как умалчивают многое в нашей клинике, но всем было ясно, что убийство было безупречным. Никаких следов мы не нашли. Да и не хотели, пожалуй. Но когда я вышла выкурить сигарету я увидела как из больничного двора выехал чёрный внедорожник…

Показать полностью
22
Про Домового ( хотите верьте , хотите -нет)))
29 Комментариев в CreepyStory  

В продолжение поста  Koldyr  http://pikabu.ru/story/verite_li_vyi_v_domovogo_4840394


Верю в домового, или вернее, хозяина( так предпочтительнее к нему обращаться, говорят) жилища. Пришлось поверить))) Дома никогда его не ощущала, а вот когда уехала в город , учиться-работать, на съемной квартире- да. Причем , ещё при первичной беседе с хозяйкой , по намёкам, поняла, что квартира не простая. Хозяйка не давно её купила, но переезжать не торопилась, ночевала в ней несколько раз и только с сестрой. Меня такая инфа не напрягла, я ж не из пугливых)).


Жилось мне в однокомнатной квартирке хорошо, до поры ничего не беспокоило. Однажды вечером, провожая пришедшую проведать меня родственницу, решила отдать ей пирожки, которые притащила с работы, со словами : " у меня все равно есть не кому". И той же ночью проснулась ..от.. паники .Лежу, сердце колотится , паника жуткая просто. И ощущаю нарастающее давление на грудь и шею. Четких прикосновений нет, просто кто то душит меня , такое впечатление, тяжестью давящего на меня воздуха, самого пространства. Глаза открыть, двинутся -нет ни воли , ни сил. Через какое то время это прекратилось. Очень долго в ночи лежала не подвижно и пыталась заснуть. На утро, днём, проанализировав случившееся, я решила, что дело в отданных мною ..пирожках))). Обиделся.. " Не кому есть.." Ну…ничем более объяснить себе это я не смогла. Всё как обычно было. Вечером, готовившись ко сну, я поставила всякие вкусности- сладости на стол, мысленно попросила прощения за то, что вчера не оставила пирожочка для "хозяина" .В ту ночь я спала спокойно)). Разумеется, всё было на месте, но было ощущение, что меня " простили".


С тех пор стала оставлять угощение на столе :немного молока в чашке, пару конфет, или пирожок. Утром отдавала эти продукты птичкам, животным. Причем, у меня было ощущение, что оставляя что то, нужно непременно сказать в мыслях, что это для " него", "хозяина". Иначе не считается, без спроса он не возьмет, образно говоря.


Ночные пробуждения было потом ещё, и не один раз , но как то особого страха уже у меня не было. Я стала читать про себя молитву при этом, и быстро отпускало ощущение. Дошло до того, что я специально стала медлить с молитвой, зная, что после «это» быстро уйдёт. А мне было интересно, и уже почти не страшно.


Порой я стала просыпаться на работу не по будильнику( я сова, и опаздывала на работу частенько, не услышав его) , а от четкого ощущения тряски кровати, за пять сек до будильника. Открыв глаза, я улыбалась и благодарила " хозяина" . Была уверенность, что он мне помогает, переживает, что опоздаю на работу ))) Так прожила я в этой квартире около года. Привыкла , ничего не обычного в "квартирных странностях" для меня не было. Хозяйка иногда намеками пыталась узнать у меня, как мне живется ,я коротко отвечала, что всё в порядке))


Однажды днём я прилегла отдохнуть и уснула. Сквозь сон чувствую привычное наступающее оцепенение, давление на тело ,глаза как всегда открыть боюсь или не могу . Первый раз он пришел днём. Лежу на боку, к стене лицом, подогнув ноги. Слышу, словно кошка прыгнула на кровать, у ног . Четко ощущаю,как прогибается мягкая кровать под лапками? ногами? Обошло меня со спины, обогнуло голову. Остановившись у лица, ОНО дышит мне в лицо. Я четко ощущаю сильное движение воздуха, так в детстве мне дышала в лицо корова , сила дыхания была такая же, даже звук тот же. У меня от ветра колышутся волосы.. Мне становится жутко, претворяться спящей уже нет сил, начинаю читать молитву. Всё плавно прекращается. Ни шагов, ни оцепенения . К слову, кота и кошки в квартире не было, и быть не могло, 4 этаж..


Через какое то время я поменяла работу и мне пришлось съехать с квартиры. Было жаль уезжать. Вспоминая всё , я решила, что дневное посещение было предупреждением для меня, ведь вскоре с моим папой случилось несчастье, и он умер..


Позже я слышала , что в таких случаях у домового нужно спросить, хотя бы мысленно : «К худу или добру?» Некоторые утверждают, что к добру он молча уходит, в ином случае слышали невнятное слово- вздох: «хуууу….» Вот такой опыт у меня был. Не всегда следует пугаться того, что нам не понятно.


...А ещё потом рассказывала коллега по работе.. Все звали её Галя, но настоящее имя- Гельминисса Абдулгалимовна( может, кто то подскажет, что за народность? ) У них есть день в году, когда нужно варить кашу для домового. Оставлять на ночь, на столе. Живя уже здесь, на Кубани, она продолжала следовать традициям и каждый год её варила.


В этот год что то пошло не так))).. Уставшая, раздраженная..Каша пригорела сильно. И с психом , обжегшись , Галюся окрыла дверь и вышвырнула сильно дымящуюся кастрюльку во двор. При этом, рассказывает, ещё и кричала что то типа: "Вот тебе твоя каша, гад ты такой!" И вот..наступает ночь.. Всё в доме гремит, падает со шкафов посуда, дети перепуганы, муж тоже. Галюся ошибку поняла. Еле дождавшись утра, кастрюльку нашла, отмыла. Кашу сварила, попросила прощения. Всё наладилось.


Не обижайте домового!( даже если Вы в него не верите, мало ли что..))))

Про Домового ( хотите верьте , хотите -нет))) Дух дома, Домовой, страх, полтергейст, ночь, оцепенение, длиннопост
Показать полностью 1
24
Кошмар моего детства
4 Комментария в CreepyStory  

Глава 1. Пусть время замедлит ход.

Первоначально я хотел купить голубую рубашку, но ей всегда нравился розовый цвет, поэтому окончательный выбор, увы, останется не за мной. А теперь по порядку. До достижения 18 лет я жил с родителями и бабушкой. Викентия Альгертовна была мамой моего отца, поэтому вполне очевидно, что моей матери приходилось несладко в одном доме с этой властной и довольно-таки жёсткой женщиной. Ещё с младых ногтей я понимал, бабушку лучше слушаться. Она не повышала тон, ни в коем случае, но было что-то в её голосе такое нечеловеческое, неземное, когда она была не в духе. Эти физически ощутимые нотки в ушах, от которых цепенели конечности. В буквальном смысле. Затруднялось данное положение тем, что вопреки своему желанию сбежать подальше от парализующего звука, ты вынужден был стоять на месте и при этом смотреть ей прямо в глаза. Думаю, даже со стороны это выглядело жутковато, что уж говорить о том, что творилось на тот момент внутри маленького мальчика, а потом и подростка. Поэтому я старался быть максиимально послушным и замечательным, чтобы не огорчать бабушку. Помимо послушания, мне так же строго настрого было запрещено вторгаться в её покои. С последним я справлялся вполне легко, так как у меня в принципе не было подобного желания. Моя комната была обставлена по последнему слову техники и дизайна, поэтому я чувствовал себя в ней комфортно и выбирался только по делам. Тем более в доме достаточно часто случались споры между мамой и бабушкой, лицезреть которые, порядком поднадоело, поэтому я не обратил внимания на очередной такой инцидент.

Накануне отец с матерью приобрели новую варочную поверхность. Отличная модель, удобная, многофункциональная, по сути, от вас требуется только выбросить еду на сковородку и плита сама подберёт режим, отрегулирует необходимую температуру, время, необходимое для приготовления. Появление такого аксессуара на кухне консервативная бабушка неожиданно приняла в штыки.

-- Просто объясните мне, зачем? Я привыкла готовить так, как я готовлю. Твоя лень тебя погубит, вот увидишь, Инесса.

-- Викентия Альгертовна, это ведь только облегчит ваш труд! – я слышал обиду и лёгкое раздражение в мамином голосе.

-- Чушь и вздор. Попомни мои слова, все беды от лени.

Затем последовали тихие шаги в сторону комнаты бабушки.

Я спустился на кухню и увидел маму, та задумчиво смотрела в окно, скрестив руки на груди, её плечи чуть заметно дрогнули.

-- Всё в порядке?

-- Да, Вадим. Всё.. в порядке. – Её голос дрожал.

-- Не обращай внимания, вы ведь хотели как лучше, просто бабушка тот ещё консерватор.

Мама молча поцеловала меня в лоб, её слезинка скатилась на мою щёку.

-- Да, бабушка у нас такая, ну что, попробуем что-нибудь приготовить? – Она снова улыбнулась. – Чего желаете, Браун младший?

Мне всегда нравилось, когда мама называла меня по фамилии и с приставкой. Стоит наверняка пояснить, как так вышло, что русский мальчик по имени Вадим получил фамилию Браун? Моя бабушка Викентия Альгертовна была русской, её муж Йозеф фон Браун – британцем. Переехав в Москву, появился мой отец Вадим Йозефович фон Браун. В России, понятное дело, приставка «фон» звучала диковато, поэтому от этой частички избавились. Затем спустя долгие годы появился я и назвали меня, как уже стало понятно в честь отца. Дедушку я практически не знал, поэтому даже толком не помню, как он выглядел.

-- Картофель по-деревенски и жареную курицу!

-- Есть, сэр. – Мама принялась за готовку. – Поиграй пока у себя в комнате, скоро всё будет готово.

-- Хорошо! – Я довольный умчался на второй этаж. Впереди меня ожидали мои игрушки, а потом очень вкусная еда.

Через 1 час я спустился вниз, в животе предательски урчало, и я хотел поскорее попробовать еду.

Прошёл на кухню и от увиденного моё тело сковал неописуемый ужас. Она лежала на полу. Вокруг её каштановых волос растеклась красная лужа. Она уже не дышала. Сколько было сил, я заорал во всё горло, крик быстро сменился на свистящий визг. Бабушка зашла, впервые в её глазах я увидел хоть какие-то эмоции, это был страх. Она обняла меня и вывела в гостиную.

Приехавшие скорая и полиция почти сразу установили несчастный случай. Якобы она выставляла режим влажными пальцами и произошло короткое замыкание, от удара током её отбросило на кафель, смерть наступила мгновенно. 6 часов назад.



Если кому-то понравилось в ожидании второй главы можете почитать http://pikabu.ru/story/angelyi_tozhe_oshibayutsya_4705992 Это был мой первый опыт в подобном жанре:)

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь