Мы встретимся снова. Часть 2/2

Первая часть

Нож. У нее есть нож.

Мысль об этом вернула Нелли самообладание, вселила в нее уверенность: что бы ни случилось, в этот раз она не будет покорно ждать своей участи. Она всегда знала, что Маг за ней вернется, и заранее готовилась к этому: после возвращения в Питер она каждый день прятала складной нож в ботинке, выходя на улицу. Кроме Веры в этом городе не было ни одного человека, которому Нелли могла бы доверять, и нож стал ее верным спутником.

Музыка гремела за стенами темницы. Скоро наступит момент, когда люк наверху распахнется, и в прямоугольнике яркого, обжигающего глаза света появится силуэт Мага. Так было двадцать лет назад. Так будет сейчас.

Нелли согнула ноги, подтянула их к рукам и нашарила в правом ботинке рукоятку ножа.

* * *

Дорога до Волхова, где жила мать Нелли Морозовой, заняла полтора часа. Стрежин мог бы связаться с ней по телефону, но он всегда предпочитал личное общение, когда вел расследования.

Лариса Петровна жила в старой хрущевке на окраине города. Она встретила следователя с испугом и тревогой в глазах: Стрежин привык к такой реакции людей всякий раз, когда он представлялся и объяснял цель своего визита.

Как он и ожидал, Нелли в квартире не оказалось. Стараясь не напугать ее мать — сухощавую женщину с блеклым лицом и седыми волосами, собранными в пучок, — Стрежин в общих чертах обрисовал ситуацию: Нелли двое суток не выходила на связь, и хотя у полиции не было серьезных оснований считать, что с ней случилось что-то плохое, тем не менее в таких случаях требовалось провести проверку. Именно за этим он и явился — узнать, куда могла бы уехать Нелли. К его удивлению Лариса Петровна и бровью не повела, когда он закончил подготовленную речь.

— Я так и знала, что рано или поздно Неля куда-то исчезнет, — сказала она, разливая кипяток по старым кружкам со сколотыми краями.

Стрежин, пододвинув дымящуюся чашку с пакетиком дешевого чая, вопросительно посмотрел на собеседницу.

— Она не находила себе места, — пояснила Лариса Петровна, задумчиво глядя на иконы, развешанные по стенам. — После всего, что случилось, Неля сильно изменилась. Замкнулась в себе. Мы переехали в Волхов на квартиру моей матери. Надеялись, что в новой обстановке Неля поскорее забудет о том кошмаре. Но она так и не смогла завести здесь друзей или повстречать хорошего мужчину.

Стрежин, отпивая глотками горячий чай, не спешил задавать вопросы. Он чувствовал себя неуютно в тесной кухоньке, погруженной в полумрак: за окном было пасмурно, накрапывал дождь, но Лариса Петровна не спешила зажигать свет. Лики святых укоризненно смотрели с икон, и Стрежин невольно поежился.

— Почему она уехала из Волхова? — спросил он.

Женщина смущенно улыбнулась:

— Она не могла вынести моего присутствия. Пока жив был отец, он сглаживал наши ссоры. Но после его смерти все изменилось. Нелли собрала вещи и вернулась в Питер.

— Почему вы ссорились?

Лариса Петровна прикрыла глаза и тихо сказала:

— Она винила меня.

— За что?

— Я уговорила ее оставить ребенка.

Стрежин изумленно посмотрел на собеседницу. Новость поразила его.

— Она была беременна? После… похищения?

Лицо женщины исказила нервная дрожь.

— Мы никому не сказали. Да и Нелли об этом не знала. Сразу же после того, как ее спасли, мы уехали в Волхов. Не хотели никакого внимания. Мы благодарили Господа Бога за то, что она осталась жива. Но спустя несколько недель выяснилось, что Неля беременна.

Лариса Петровна тяжело вздохнула. Быстро перекрестилась и что-то зашептала под нос. Стрежин дал ей время собраться с мыслями. Наконец, она продолжила:

— Неля устроила истерику. Она не хотела ребенка. Называла его выродком. Собиралась идти на аборт. Но я уговорила оставить малыша. Его отец был дьяволом, но сам ребенок ни в чем не виноват.

— Где он теперь?

— После родов Неля написала отказ. Мальчика отдали в детдом в Тихвине. Больше о его судьбе я ничего не знаю. — Губы женщины дрогнули, в глазах заблестели слезы. — Неля так и не смогла себе простить, что подарила жизнь отродью дьявола.

* * *

Нелли почти удалось разрезать ножом толстую веревку, связывавшую запястья за спиной, когда люк наверху распахнулся. В подвал упала лестница, по которой спустился мужчина. От света, лившегося из отверстия в потолке, Нелли на мгновение ослепла. Она часто моргала, пытаясь рассмотреть похитителя. Он подошел к ней ближе и, схватив рукой за подбородок, приподнял ее голову. Губ коснулось горлышко пластиковой бутылки, и в глотку тугой струей полился поток зловонной горькой жижи.

Нелли фыркала и отплевывалась, отворачивала голову, но похититель крепко держал ее за подбородок.

— Пей, сука, — приказал он, вливая зелье в горло.

Захлебываясь, Нелли проглатывала мерзкое пойло. Она знала, что будет дальше: пройдет несколько минут, и вязкий дурман опутает ее разум, превратив в безвольную куклу из мяса, костей и кожи.

Похититель отбросил бутылку и отошел в сторону, давая возможность рассмотреть себя в желтом свете, падавшем с потолка. Нелли обомлела: она ожидала увидеть перед собой Мага — постаревшего, но по-прежнему узнаваемого. Она хорошо помнила его коренастую фигуру, лысоватый череп и грубую физиономию.

Но перед ней стоял молодой человек лет двадцати. Он немного напоминал Мага: лицо, словно выструганное из дерева, казалось чуть мягче, и ростом он был повыше. Неизменными остались глаза: злые, острые, угольные.

— Узнала? — ощерился парень.

Чудовищная догадка поразила Нелли, будто в голове оглушительно взорвалась бомба: перед ней стоял ее сын. Сын Мага.

— Я много лет ждал этого момента, — с ухмылкой произнес выродок, жадно рассматривая мать. — Хотел увидеть твое милое личико, когда ты поймешь, кого родила.

Он подошел ближе и присел, пристально глядя в глаза. Нелли содрогнулась, когда ее взгляд провалился в их черную бездонную пустоту.

— Ты все так же красива, — прошептал сын. — Мне потребовалось время, чтобы найти тебя в Питере. Я выслеживал тебя. Наблюдал за тобой. И вот мы встретились снова.

Он провел пальцем по ее щеке, и Нелли тихо заскулила. Ее била дрожь, внутренности сжимались в спазмах, ладони тряслись, вот-вот готовые выронить нож. Нелли сжала зубы — так, что скрипнуло в ушах, и глубоко вздохнула. Нужно взять себя в руки. Она больше не та напуганная школьница, жизнь которой искалечил Маг.

Она смелая. Стойкая. И у нее есть план.

— Прости меня, — промямлила Нелли, заливаясь слезами. Она никогда не умела играть, но сейчас старалась изо всех сил, чтобы разжалобить ненавистного выродка. — Прости, что оставила тебя. Я каждый день вспоминала о тебе. Проклинала себя за то, что бросила тебя.

На мгновение ей показалось, что глаза сына посветлели, и за ними проскользнуло удивление вперемешку с растерянностью, но уже в следующий миг взор его потемнел. Выродок презрительно фыркнул и резко выпрямился.

— Не ври, сука! — процедил он. — Ты наверняка молила Бога о том, чтобы твой сын сдох. Но сдохнешь сегодня ты! Я вернулся, чтобы завершить обряд!

Он пнул ее ногой под дых, и Нелли, вскрикнув от боли, повалилась на землю. Выродок развернулся и выбрался из подвала. Лестница поднялась, крышка люка опустилась, и тьма поглотила пространство.

Нелли застонала. Зелье впитывалось в желудке, проникало в кровь, замедляя ход мыслей и обессиливая мышцы. Нужно торопиться. Она шумно выдохнула: спектакль удался. Нелли ходила по краю, но выродок — она не могла назвать его сыном — поверил ее истерике и не заметил нож, спрятанный за спиной. Нелли перехватила его поудобнее и, не обращая внимание на лезвие, задевавшее кожу, разрезала веревки.

Руки были свободны. Не теряя минуты, Нелли засунула в рот два пальца и вырвала зловонную жижу.

* * *

Рабочий день подходил к концу, когда Стрежин заявился в кабинет директора Тихвинского детдома. Грузная женщина в старомодном костюме внимательно его выслушала и, устало потерев переносицу, ответила:

— Да, я его помню. У мальчика даже не было имени, когда он к нам поступил. Мы назвали его Андреем.

— В детдоме много воспитанников. Почему Андрей вам запомнился? — удивился Стрежин.

— Потому что он был очень сложным, — ответила директриса и, помолчав, добавила: — Из тех ребят, которых принято называть трудными.

— В чем это проявлялось?

Женщина помрачнела: похоже, воспоминания были не из приятных.

— Андрей был тихим мальчиком, но постепенно в его поведении появились опасные наклонности. Иногда он становился будто сам не свой: психовал, грубил, кидался на воспитателей. В такие моменты мне даже казалось, что  у него глаза темнели, и лицо становилось злее. — Директриса сложила в замок руки, и Стрежин заметил, как они задрожали. — Когда ему было семь лет, сторож нашел его ночью в подвале. Оттуда доносились жуткие вопли. Андрей, перемазанный кровью, держал мертвую кошку: он зарезал ее ножом, украденным из столовой. К сожалению, подобные эпизоды агрессии повторялись несколько раз. Он устраивал поджоги, провоцировал драки с другими детьми. Несколько раз девочки находили Андрея в своей спальне: он прятался за шкафом и ночью наблюдал за ними. Его поведение окончательно испортилось, и от тихого мальчика, каким мы его знали, не осталось и следа.

— Вы консультировали его у психолога?

— Конечно. — Женщина тяжело вздохнула. — Но она не смогла помочь. Психолог рассказала мне, как в редкие моменты спокойного поведения Андрей жаловался, что его поступками управляет кто-то другой. Но затем он снова становился озлобленным и отказывался от помощи.

— Андрей расспрашивал о родителях? О матери?

— Ни разу. — Директриса покачала головой.

— В его поведении было еще что-нибудь странное?

Женщина на мгновение задумалась, а затем ответила:

— Когда Андрей стал постарше, он вдруг заинтересовался магией. Ну, знаете, все эти колдовские обряды, ритуалы. — Директриса смущенно улыбнулась. — У себя под кроватью он держал коробку, в которую складывал какие-то амулеты, свечи, закопченные зеркала. Понятия не имею, где он их брал. Другие ребята рассказывали, что амулеты он выстругивал из дерева.

— Вы разрешали ему хранить эти вещи?

— Конечно же нет! — возмутилась женщина. — Мы несколько раз выкидывали коробки, наказывали Андрея. Но он снова откуда-то притаскивал колдовское барахло. — Она побарабанила ногтями по столу и тихо добавила: — Андрей был очень трудным ребенком. По правде говоря, когда он покинул детдом, мы все вздохнули с облегчением. Нельзя так говорить о наших воспитанниках — у них у всех тяжелая судьба, но я рада, что Андрея больше здесь нет.

— Где он сейчас?

— После выпуска из детдома он получил квартиру от государства и поселился в ней вместе с другом.

— У него есть друг? — удивился Стрежин. Судя по рассказу директрисы, Андрей был типичным социопатом, а наличием друзей они не славятся.

— Да. Сережа Можайкин. Тоже наш бывший воспитанник. Он был единственным, с кем хоть как-то общался Андрей. После выпуска Андрей уговорил Сережу продать свою квартиру и поселиться вместе с ним. Детдомовцы часто так поступают для экономии. Насколько я слышала, они не работают и живут на деньги, оставшиеся с продажи квартиры. Говорят, Андрей подсадил Сережу на наркотики, но я не знаю, насколько правдивы эти слухи.

— Адрес квартиры у вас остался?

* * *

Дом, в котором жили Андрей с другом, нашелся без труда: это была старая кирпичная трехэтажка на окраине города, окруженная такими же дряхлыми халупами по соседству с мусорной свалкой.

Дверь в квартиру была открыта, и Стрежин, не дождавшись ответа на стук, прошел внутрь. Сергей Можайкин обнаружился спящим на грязном матраце, валявшемся на полу среди пустых бутылок водки и смятых пивных банок. Рядом в углу дрыхла размалеванная полуголая деваха, укрытая рваным покрывалом.

Растолкав Можайкина, Стрежин объяснил, зачем приехал. Чтобы не спугнуть наркомана, он представился дядей Андрея, который недавно узнал о существовании племянника, и теперь стремился воссоединить семью.

— Только не Андрей он вовсе, — ощерил щербатый рот Можайкин, когда Стрежин закончил плести выдуманную на ходу историю.

— То есть?

— У Андрюхи в последнее время совсем крышняк поехал. — Можайкин убрал засаленные патлы с прыщавого лба, поднялся с матраца и, подтянув грязные трусы на тощих бедрах, подошел к подоконнику, где стояла полупустая бутылка пива. — Он по накурке утверждал, что в его теле живет другой человек. А потом будто забывал про эти слова.

— Ничего себе! — наигранно удивился Стрежин. Он вспомнил рассказ директора детдома о странном поведении Андрея, и решил, что тот наверняка страдал психическим расстройством.

— Ага, прикинь. — Сергей отпил пива и громко срыгнул. — Андрюха сдвинулся на черной магии. У нас вся хата завалена колдовскими прибамбасами, баб стремно водить — они как увидят на кухне сушеных крыс в банках, так от страха убегают.

Он противно захихикал — словно свинья, поперхнувшаяся помоями  — и многозначительно кивнул на девицу, спавшую в углу.

Стрежин осмотрелся: голые, с облупленной краской стены краснели от кругов и треугольников вперемешку с крестами и буквами неизвестного алфавита. Символы напоминали порезы на коже жертв Мага, которые Стрежин видел на фотографиях в материалах дела. Он не сомневался, что узоры на стенах были нанесены кровью. Можайкин, заметив заинтересованность следователя, с довольной рожей пояснил:

— Ага, ты все правильно понял: эти каракули Андрюха нарисовал. Своей же кровью, прикинь! Ну, как тебе племянничек, а?!

Он снова заржал, но Стрежин оборвал его мерзкое хрюканье:

— Что значат эти символы?

— Откуда я знаю? — Можайкин скривился и, почесав пах, отпил пива. — Я пару раз расспрашивал Андрюху, но он только отмахивался — говорил, что это не для моих мозгов.

— Где он сейчас?

— Понятия не имею. Полгода назад он взял мои бабки и свалил в Питер. Сказал, что скоро вернется. Но до сих пор не приехал. Я звонил ему несколько раз, но номер не обслуживался: наверное, он потерял телефон.

Можайкин с такой наивностью рассказывал о приятеле, который уговорил его продать свою квартиру, подсадил на наркоту и фактически обчистил, что Стрежин невольно задумался об умственных способностях собеседника. Следователь был уверен, что Андрей с детства доминировал в их тандеме и цинично пользовался дружбой с более слабым Можайкиным.

— У Андрея были какие-нибудь интересы?

Можайкин задумчиво скривил морду.

— Он частенько куда-то сваливал, — ответил наркоман. — Однажды я за ним проследил. Андрюха как раз недавно купил по дешевке древнюю «шестерку» — то еще корыто! И пару раз в неделю куда-то на ней уезжал. Я умирал от любопытства. Спрятался в багажнике, Андрюха меня не заметил. Оказалось, что мы приехали в заброшенный детский лагерь. Он километров в сорока отсюда.

— И что Андрей там делал?

— Чувак, ты не поверишь, что я увидел! — чуть не поперхнувшись пивом, воскликнул Можайкин. — Я проследил за Андреем до одного домика. Их там куча, этих домов, но все они заброшенные стоят. Андрюха устроил в избе нечто вроде берлоги: заколотил окна досками, привез туда бензиновый генератор, провел электричество. У него там даже музыка играла! Песня такая блевотная, древняя попса, но он ее вечно напевал: «Мы встретимся снова, пусть свечи сгорели и кончился бал».

Можайкин прыснул от смеха. По какой-то непонятной причине воспоминания о явно ненормальном друге его веселили, и Стрежин в очередной раз засомневался в умственной полноценности собеседника. Можайкин прикончил пиво и с сожалением посмотрел на пустую бутылку.

— Чем он занимался в домике? — спросил Стрежин, когда наркоман закурил сигарету.

— Я особо не рассматривал, потому что боялся, что Андрюха может меня застукать. В гневе он просто бешеным становился. — Можайкин на мгновение помрачнел, словно вспомнил что-то неприятное, но затем снова расплылся в придурковатой улыбке. — Но я все равно заглянул в домик и увидел, как Андрюха орудует там лопатой. Он рыл пол, прикинь!

Все стало ясно. Стрежин понял, что теряет время: счет шел на минуты. Он приблизился к наркоману и строго спросил:

— Где именно расположен этот лагерь?

* * *

Мысли путались в голове. Сидя на холодном полу с зажатым за спиной ножом, Нелли не могла понять: каким образом выродок — она по-прежнему не могла (или боялась?) назвать его сыном — выяснил о ее существовании? Как он узнал о своем отце-чудовище? Почему решил пойти по его стопам? Как выследил ее? Какой обряд хотел завершить?

Размышления прервал громкий скрип люка на потолке. Лестница упала в темницу, и по ней спустился выродок. Нелли сжала за спиной нож, не сводя глаз с сына. Сверху, из распахнутого люка, доносилась песня «Мы встретимся снова», но Нелли научилась не обращать на нее внимания: мелодия звучала постоянно и в какой-то момент превратилась в фоновый шум.

— Очухалась, сука? — спросил выродок, криво ухмыльнувшись. — Готовься: пора завершить одно дельце.

Он приблизился к пленнице. Лезвие длинного ножа сверкнуло в его руке, и Нелли содрогнулась: ее кожа помнила, как похожим ножом Маг вырезал на ней дьявольские знаки. Он изуродовал ее ноги, руки и туловище, но по какой-то причине пощадил лицо. Теперь Нелли поняла, что он просто не закончил ритуал.

— Ты помнишь нашу последнюю ночь? — тихо сказал сын, и лица Нелли коснулось жаркое дыхание с запахом трав.

Она непонимающе посмотрела на выродка.

— Помнишь, как я прошептал тебе, что мы встретимся снова? — Он приблизил лицо и впился взглядом в глаза Нелли. — Ты умоляла тебя отпустить, но я сказал, что еще рано. И вошел в тебя. Помнишь?

Нелли затошнило. Безумные слова сына не укладывались в голове: откуда он знал о том, что произошло в подвале на даче Мага двадцать лет назад?

— Все просто, — словно прочитав немой вопрос на ее лице, сказал выродок. — Ты думаешь, что видишь перед собой сына. Но это не так.

Он расплылся в зловещей улыбке, и Нелли широко распахнула глаза, в ужасе ожидая его следующих слов.

— В девяносто седьмом у меня обнаружили рак. — Выродок чуть отстранился и задумчиво продолжил: — Врачи предлагали операцию, но я отказался: зачем продлевать на несколько месяцев существование в гниющем теле, когда можно даровать душе новую жизнь? Я увлекался магией и колдовством. И в одной книге встретил упоминание о метемпсихозе — переселении души из одного тела в другое. Я начал копать глубже. Нашел старинные манускрипты. Изучал тексты. Проводил эксперименты. И вскоре понял, как добиться цели: мою душу можно было переселить в ребенка, зачатого от моего семени во время особого ритуала. Первая фаза обряда завершилась смертью моего прежнего тела — я повесился на чердаке. Чтобы ты не сдохла раньше времени, я сообщил ментам, где тебя найти. — Выродок указал ножом на живот Нелли и хищно улыбнулся. — Моя душа подселилась в нашего ребенка. И затаилась в нем. Андрюша рос тихим мальчиком. Постепенно я заполучил контроль над его телом, но не до конца. Пришло время освободить мне место. Ритуал предписывает, что для его полного завершения мне потребуется чрево матери, выносившей мою новую плоть от моего семени. Теперь ты понимаешь, почему мы должны были встретиться снова?

Маг ощерился и наклонился к ней ближе, будто намереваясь поцеловать. Он думал, что Нелли по-прежнему связана. Закричав, она выдернула руку из-за спины и воткнула нож ему в грудь. Она целилась в сердце: с тихим хрустом лезвие проникло в плоть. Маг, охнув, повалился на бок, и на мгновение Нелли увидела, как посветлели его глаза, а черты лица смягчились — словно другая душа на секунду просияла сквозь обезумевшую личину маньяка. Нелли знала, что это был ее сын, и в его отчаянном взгляде она прочитала мольбу о помощи. Но уже в следующий миг лицо парня огрубело, а глаза вспыхнули злобой.

— Сука! — прохрипел он.

Нелли вскочила на ноги и бросилась к лестнице, черневшей в полоске света. Она почти выбралась наружу: руки и колени уперлись в земляной пол маленького домика с заколоченными окнами, как вдруг холодные ладони схватили ее за щиколотки.

Нелли закричала, но ее вопль утонул в звуках припева: «Мы встретимся снова, я верю в судьбу, я не умолял…»

* * *

Вечерний сумрак опустился на заброшенный детский лагерь. Десятки одноэтажных домиков прятались среди сосен. В каком из них искать Нелли? Стрежин достал пистолет и прислушался. Ему показалось, что откуда-то издалека доносятся мелодичные звуки песни. Спустя мгновение он разобрал слова: «Мы встретимся снова…»

Стрежин сорвался с места и побежал на звук. Вот и домик с заколоченными окнами и припаркованная рядом синяя «шестерка». Стрежин влетел на крыльцо и ударом плеча вынес дощатую дверь.

Его оглушила ревущая из колонок музыка — и дикий крик Нелли. Распластавшись возле отверстия в полу, она отбрыкивалась ногами от парня, который занес над ней длинный нож.

Стрежин выстрелил: пуля отбросила ублюдка к стене. Тяжело хрипя и истекая кровью из раны на груди, он изумленно таращился на своего убийцу, словно не мог поверить, что через несколько мгновений его жизнь навсегда оборвется. Стрежин помог Нелли подняться.

— Вы как? — спросил он.

Нелли не ответила. Рыдая, она прильнула к Стрежину, и он почувствовал дрожь, сотрясавшую худенькое тело. Ее сын замутненным взором посмотрел на мать и, умирая, на последнем выдохе беззвучно произнес три слова.

«Мы встретимся снова».

* * *

Спасибо, что прочитали) Группа ВК с моими рассказами: https://vk.com/anordibooks Подписывайтесь)

CreepyStory

11K постов36.2K подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.  Пишите "Продолжение следует" в конце постов, если вы публикуете повесть, книгу, или длинный рассказ.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.