yumko

пикабушник
поставил 9978 плюсов и 3882 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
49К рейтинг 10К комментариев 64 поста 15 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
1399

О том, как IBM получили право использовать код во зло

При создании JSON и другого ПО Дуглас Крокфорд включил в лицензию пункт "Программное обеспечение должно быть использовано во имя Добра, а не во Зло". Далее перевод части выступления Дугласа Крокфорда об истории JSON:


Примерно раз в год я получаю письмо от юриста, каждый год от нового юриста, из компании - я не хочу смущать эту компанию, называя её имя, поэтому назову только инициалы - IBM.


В письме они говорят, что хотят использовать что-то, что я написал. А я включаю этот пункт во всё, что я пишу. Они хотят использовать что-то, что я написал в чём-то, что они написали, и они вполне уверены, что не будут использовать это во зло, но они не могут сказать это наверняка о своих клиентах. Так что не мог бы я дать им особую лицензию для этого?


Конечно! Я написал им - это было буквально две недели назад - "Я даю разрешение IBM, их клиентам, партнёрам и миньонам использовать JSLiny во зло."


Адвокат ответил: "Большое спасибо, Дуглас!"

9

Особенности национального царя

Фридрих Христиан Вебер, немецкий посол в России, из книги "Текущее состояние дел в России".

9 июня 1715, Царь отправился в Кронштадт на своём корабле, мы последовали за ним. Мы пообедали на его вилле в Петергофе, где нас каждого заставили опустошить литровую чашу вина из рук Царицы. Мы лишились чувств, и в таком состоянии нас разнесли по разным местам, кого-то в сад, кого-то в лес, остальные разлеглись на полу здесь и там.

В 4 часа пополудни они разбудили нас и снова пригласили в летний домик, где Царь дал нам каждому топор и сказал следовать за ним в молодую рощу. Он приказал нам рубить деревья, чтобы сделать аллею прямо к морю примерно ста шагов в длину. Сам он сразу же принялся за работу, и хотя эта непривычная работа, особенно когда мы ещё не пришли в себя, была не совсем нам по нраву, тем не менее мы рубили размашисто и старательно. После ужина нам дали вторую порцию выпивки, которая была так крепка, что по кроватям нас разносили бессознательными.

Едва ли нам удалось поспать часа полтора, как царский фаворит вытащил нас из кроватей и притащил по воле или же против в спальню Черкесского принца, спящего там со своей женой, где у их постели нас залили таким количеством вина и водки, что на следующий день никто из нас не мог вспомнить, как мы добрались до дома.

В 8 часов поутру нас пригласили во дворец на завтрак, который вместо кофе или чая, как мы ожидали, состоял из добротного бокала водки. После чего нас посадили на восьмерых жалких деревенских кляч без без сёдел или стремян и в течение часа катали на смотре перед взором Их Светлости. Затем последовала четвёртая попойка за обедом.

Мы погрузились на царский корабль, чтобы плыть обратно. Но после того, как мы виляли туда-сюда в течение двух часов, нас настиг такой жуткий шторм, что Царь, отбросив все свои шутки, сам взялся за штурвал, и в такой опасности показал не только своё умение в управлении кораблём, но и небывалую силу, и неустрашимость разума. Мы всецело отдали себя воли Божией, и утешали себя только мыслью, что утонем в такой знатной компании. Наш корабль после семи тяжких часов достиг гавани Кронштадта, где Царь оставил нас со словами "Доброй ночи вам, господа. Этот балаган зашёл слишком далеко."

Полностью вымокшие, мы наскоро выбрались на берег острова. Но без возможности найти одежду или кровати, мы развели огонь, разделись и укутались в грубых покрывалах от саней, которые позаимствовали у крестьян. В таких условиях мы провели ночь, согревая себя у огня, размышляя о несчастьях и неопределённости человеческой жизни.
Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!