geser83

это я.
На Пикабу
Дата рождения: 28 июля 1983
поставил 116 плюсов и 28 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 11 редактирований

Сбор котикам

Для бедных котиков, на корм, лекарства, игрушки-мячики...

0 60 000
из 60 000 собрано осталось собрать
Награды:
5 лет на ПикабуЗа неравнодушие к судьбе Пикабу
45К рейтинг 11 подписчиков 6 подписок 77 постов 18 в горячем

Постираешь мою рубаху?

Мы с ребятами частенько выходили в лес летом. Что-то вроде спортивного ориентирования. По заброшенным деревням в районе. Не то, чтобы добро какое искали, а так, ради интереса уходили на несколько дней в дикую природу. Ночевали в брошенных домах, но не об этом сегодня расскажу. О другом.

Так вот, в очередную прогулку мы из одной деревни до другой что-то долго шли, дорога лесом. С утра шагали, а лес не кончался, хотя по карте должна бы уже быть деревенька. Народ мой застонал, мол, пора бы и привал, и костерок соорудить. Но я чувствовал, что надо поскорее из этих мест убираться, вот, что это такое было за чувство и откуда, не скажу, сам не знаю. Все вроде бы и хорошо кругом: и погода ясная, и тропина под ногами хоженая, а что-то вот не то, хоть ты как.

- Пошли, ребятки, подальше отсюда, - сказал я. - Отойдём, лес кончится, хотя в поле сядем пообедаем.

Однако лес не собирался так быстро кончаться. Было уже за полдень, солнце клонилось к закату, мы изрядно. Было жарко и хотелось пить. Вода в флягах нагрелась и была даже больше противной, чем утоляла жажду. Жара не спадала, хотя день и клонился к вечеру. Слева от дороги замелькало озерцо. Мы приободрились, решив свернуть с тропы и расположиться у воды. Однако, Маня, понимая общее настроение уговаривала всех не отходить от дороги, тем более сейчас, вечером, на закате. Как она потом призналась, у нее тоже живот крутило какой-то тревогой. Чувствовала что-то нехорошее.

- Да что такого-то? - недоумевал Веня. – Пойдём туда, наберём чистой воды, искупаемся...

- Потерпи ты, дойдём до деревни, там и отдохнём, недолго осталось, - уговаривала его Маня.

Однако, сдерживать товарищей долго она не могла, все вскоре сошли с тропы, направляясь к лесному озеру.

- И чего ты боялась, - хохотал Веня, шагая по мхам между деревьев. - Вон, смотри, бабы ягоды берут.

И правда, там, куда указывал пальцем наш друг, несколько женщин в белом медленно переходили с места на место.

Маня поежилась, я тоже как-то забеспокоился, не понятно, почему, но по спине пробежал холодок.

- Может, ну его. Пошли отсюда?

- Эх, ты! Мы сейчас у местной узнаем, где тут ближайшее жилье, - Веня показал вперед.

Мы уже совсем подошли к воде, на мостках сидела старуха, полоща в озере чью-то вышитую рубаху.

- Погоди, Веня, - Оля схватила его за руку. - А разве не странно, что бабы ягоды собирают на закате? Все с утра ходят, ты не знал разве? А к вечеру нормальный человек с тропы не свернёт, даже если по полю ближе и срезать можно?..

- Какие вы, девки, глупые! - засмеялся Вениамин. - Эй, тётенька, а мою рубаху постираешь?

Старуха обернулась на Вениамина.

И только тут все заметили, что та сорочка, которую она стирала была не расшита узорами, а испачкана кровью, и чем больше старуха мяла и полоскала её, тем чернее становились пятна.

- А что ж, постираю, - ощерилась бабка.

Улыбка с лица Вени исчезла. Лес наполнился жутким воем. На нас со всех сторон двинулись молодые и старые женщины, полные и худые, высокие и низкие, но с одинаково растрепанными и всклокоченными длинными волосами, закутанные в белые окровавленные саваны, те самые, которых мы приняли за деревенских баб, собирающих чернику.

- Где твоя рубашка? - взволнованно спросила Оля нашего товарища.

Вениамин оглядел себя и только сейчас заметил, что стоит с голым торсом. Старуха у озера ехидно улыбалась, суча руками в воде. Через мгновение она что-то извлекла оттуда.

- Вот она! Вот моя рубашка! - Веня показывал в сторону старухи.

Солнце упало за горизонт, и в лесу стало темно.

Мы рванули, что было сил к дороге, как только вместе удержались, а не каждый в свою сторону убежал, непонятно. Ну, не первый год вместе шаримся по полям и весям, видать, многолетняя практика дала себя знать. В общем, остановились только, когда поняли, что на тропе стоим.

Стоим, смотрим друг на друга, отдышаться пытаемся. Каждый компанию нашу оглядывает, не знаю, как другие, я машинально нас ещё и пересчитывал. Было нас четверо. Я, Веня, Оля и Маня. Как не считаю, нас все время пятеро выходит. Начинаю, по именам считать:

- Я – раз, Маня – два, Оля – три, Веня – четыре, Маня – пять. Стоп! Как так? Две Мани? Я – раз, Маня – два, Оля – три, Веня – четыре…

И тут я увидел старческую рожу от реки, с нами стояла та самая бабка, именно поэтому нас было пятеро! Я потряс головой, чтобы скинуть наваждение, все-таки стемнело, в темноте кажется всякое, считаю заново:

- Я – раз, Маня – два, Оля – три, Веня – четыре, Веня – пять…

И тут Веня тихим шепотом произнес:

- Ребята, мы тут не одни….

Ночную тишину разорвал вопль ужаса. Маня пятилась от Вениамина.

- Не смотрите на старуху! Молчите! – прошептала Оля.

Мы все пригляделись: вместо ещё одного Вени увидели ту самую старуху в белом, которая скалилась во тьме беззубым ртом. Сами не знаем, почему, но по команде Оли все старались отвернуться от призрака.

Какое-то время старая растрёпанная женщина ходила вокруг нас, приседала, пыталась заглянуть нам в глаза, пела странную старинную колыбельную, как будто хотела убаюкать нас до смерти.

Мы выдержали. Никто не взглянул в чёрные бездонные глазницы. Потом привидение растаяло. Мы медленно, как воры, двинулись по дороге вперёд, стараясь не шуметь, почти на цыпочках, дрожа от холода и страха.

Пришли в себя уже в деревне. Остановились у бабули, у местной жительницы. За чаем, за разговорами выложили ей ночное приключение. Вот, что она сказала:

- Это ж вы какие глупые. Если вы к каждому будете лезть здороваться, то вы долго не протянете. А эта баба, да она просто следит за живыми, а кто помрёт скоро - по тому плачет, вой подымает, да саван чистит. Малец ваш ей рубаху дал. Постирать дал. А всё, что ей отдашь - всё саван будет. А ещё хуже, если у неё настроение хорошее было бы, так она потом за таким красавцем могла увязаться, вещи ему дарить, с какими мертвяков хоронят. Эх, вы...

Пятерым котикам нужна поддержка, они хотят мячики для физических упражнений, когтеточки чтобы держать коготочки в порядке, да и просто хорошего корма - вкусно покушать.

Показать полностью

Ведьмин крест

События, о которых пойдёт речь, происходили с моей хорошей знакомой. Она долгое время не соглашалась, чтобы я описывал их в рассказе. Но наконец, по прошествии несколько лет, разрешила. Только с условием не называть настоящих имён участников. Что я и делаю. Правда, постарался придумать созвучные…

Арина росла самым обыкновенным ребёнком. Ничем не выделяющейся из общей массы девчонкой. Её детство прошло в посёлке городского типа Пермской области. Там, в их большом родительском доме, кроме отца с матерью, Арины и её младшего братишки, проживала престарелая бабушка. По маминой линии. Коренная коми-пермячка. По рассказам Арины, бабушка не признавала каноническую церковь. Но в высшие силы верила. Часто что-то нашёптывала. Похожее на молитвы.

Отец Арины тёщу недолюбливал. Иногда за глаза называл старой ведьмой. В шутку, конечно…

Когда девушке исполнилось семнадцать лет, родители решили перебраться в город. Выбор пал на Екатеринбург. Вернее, на одно из близлежащих пригородных поселений.

Вот только бабушка переезжать категорически отказалась. За всю свою долгую жизнь она ни разу не выбиралась дальше районного центра. Даже в молодости. У уж на склоне лет и подавно не хотела покидать родные места, где всё знакомо с детства, и где также оседло жили все её предки.

Потому решено было бабулю оставить хозяйничать в одной половине дома. А вторую половину продали.

Перед самым отъездом бабушка зазвала Арину в свою комнатёнку, где с заговорщицким, но серьёзным, видом вынула откуда-то золотой крестик на цепочке. Передавая его внучке долго что-то втолковывала. Но Арина торопилась по своим делам. Да и на занятный крестик отвлеклась, рассматривая причудливые узоры. Слушала бабулю невнимательно. Запомнила лишь, что крестик очень старинный, передавался издавна в семье из поколения в поколение. Что носили его только женщины. Что заложена в нём великая магическая сила – и светлая, и тёмная. Крестик этот, мол, помогает обрести женское счастье, а также оберегает от врагов и напастей. Которые будут повсюду подстерегать её в незнакомом большом городе…

Арина была современной девушкой. В «бабушкины сказки» не верила. Но крестику очень обрадовалась. Тем более, что это оказалось первое в её жизни собственное золотое украшение. Да и вид у подарка необычный. Все четыре толстых луча не такие, как у православного креста, а равной длины. С одной стороны по центру искусно выгравировано лучистое солнце, стилизованное под доброе лицо, с другой – лунный круг, разделённый полумесяцем. И тоже с лицом, только уже каким-то недовольным, даже злым. Эти изображения на противоположных сторонах располагались по отношению друг к другу «вверх ногами», как в игральных картах. Чтобы и «солнце», и «луна» смотрелись на груди правильно, у крестика имелось два ушка под цепочку – сверху и снизу.

Бабушкин подарок Арина надела уже по приезду на новое место жительства. А надев, почти сразу почувствовала необычные, но очень приятные перемены внутри. Ничем не объяснимый прилив энергии, воодушевления и радости бытия. Такого сильного ощущения счастья оттого, что просто живёшь, прежде она почти никогда не испытывала.

А подходя к зеркалу стала замечать у себя в глазах какой-то игривый, беззаботный и даже дьявольский огонёк. Но это ничуть не пугало, а приводило девушку в восторг.

Правда, с крестиком душевные перемены Арина не связывала. Считала, что так на неё повлияла смена размеренной деревенской обстановки на бушующую городскую.

Поступила в институт, где сразу близко сдружилась с двумя сокурсницами – Линой и Полей. Под стать Арине обе, тоже приезжие, были по студенческим меркам «скромняшки». Но привыкая к весёлой городской самостоятельной жизни, потихоньку теряли никчёмную скромность. Правда, угнаться за Ариной им было нелегко. К расцветающей на глазах девчонке парни слетались, как мухи на мёд. На зависть подружкам, от кавалеров у бывшей «серой деревенской мышки» не было отбоя.

За свой первый год учёбы внешность Арины разительно поменялась. Не прилагая никаких усилий, она приобрела такую фигуру, что все представители мужского пола любого возраста сворачивали головы, проходя мимо. А от одного её лукавого взгляда становились похожими на дурных щенков.

Немудрено, что уже по окончании первого курса Арина забеременела и вышла замуж за одного «счастливчика».

С рождением ребёнка сняли квартиру, чтобы жить отдельно от Арининых родителей. У молодого супруга с жилплощадью тоже был напряг. Более того, вскоре пришлось приютить в съёмной «двушке» и его папашу после очередного удара судьбы. Казалось бы, свёкру ноги надо целовать такой невестке. Но неблагодарный мужичина наоборот вконец обнаглел. Нигде не работал, сидя на шее молодожёнов. Да ещё беспрестанно читал замотанной заботами о ребёнке, муже и доме Арине нравоучения, как правильно вести домашнее хозяйство.

Но больше всего угнетало то, что любимый супруг никак не реагировал на беспричинные придирки своего отца. А часто даже поддакивал ему.

В итоге довели девку до того, что та сбежала вместе с дочкой-грудничком обратно под родительское крыло. Оставив вредного папашу с безропотным сынком одних на съёмной квартире.

Правда, совсем отношения с мужем Арина не порвала. Периодически тот навещал её с целью получения супружеского долга. Но обида от такого положения дел копилась только больше.

Однажды в очередной такой «гостевой визит» произошло странное и пугающее событие. Уже глубоко за полночь довольно сопящий после полученного «долга» муженёк вдруг судорожно захрипел, хватаясь руками за горло. Дёргаясь всем телом забился, как припадочный, словно пытаясь сбросить кого-то невидимого с себя. Перепуганная Арина соскочила с кровати, в ужасе глядя на хрипящего с посиневшим лицом мужа. В конце концов он свалился на пол. Потом, подскочив, впрыгнул в брюки и бросился прочь из квартиры. Что это было - Арина не могла понять.

Лишь через день, встретившись с ней, муженёк рассказал, что той злополучной ночью его придавили к матрацу и чуть не задушили чьи-то невидимые руки. Рассказ перепуганного насмерть парня выглядел бы смешным, если б молодая женщина сама не была всему свидетелем…

С тех пор отношения между супругами окончательно разладились и вскоре они развелись официально.

Но от отсутствия мужского внимания мать с малолетним ребёнком не страдала. Скорее наоборот. Ухажёров было хоть пруд пруди. И спустя непродолжительное время Арина вновь вышла замуж. В этом браке родила уже сынишку. Правда, как и первый, этот союз продержался недолго. Причиной стала мужнина ревность, от которой он просто сходил с ума. Да и немудрено, когда твоей половинке уделяется столько мужского внимания…

Несмотря на бытовые трудности матери-одиночки с двумя детьми, бодрости духа Арина совсем не потеряла. Да и, не считая неудачного замужества, в остальном всё у неё складывалось хорошо. Любящие дочка с сыном, родители рядом, высокооплачиваемая непыльная работа. Ну и, что немаловажно, бесчисленные презенты и помощь от поклонников, которых теперь ей, свободной женщине, можно не сторониться.

Правда, за последние, насыщенные событиями, годы женщина стала подмечать за собой ещё одну странную особенность. Если она, например, обижалась на кого-нибудь или злилась, с тем человеком тут же начинали случаться неприятности или вовсе беда. Всё можно было бы списать на совпадения, кабы не завидная регулярность подобных происшествий. Даже на собственных детей она старалась не серчать, мысленно сразу себя останавливая, когда они огорчали какой-то очередной проделкой. А тем более, не ругать с криком. Потому что несколько раз такие случаи заканчивались то их внезапной болезнью, то уличной травмой.

К бабушкиному подарку Арина давно привыкла. Так и носила на шее цепочку с необычным золотым крестиком, не снимая. Но однажды всё-таки потеряла…

Всё случилось на пикнике, куда её пригласили институтские подруги Лина и Поля. Лине, кстати, как-то Арина проговорилась о тайне бабушкиного крестика. Но в серьёзность рассказа подруга вряд ли поверила. Да и сама Арина не считала свой крестик каким-то особенным магическим артефактом. Так, побрякушка. Хоть и старинная золотая. Да любимая…

На том злосчастном пикнике во время купания в озере Арина случайно зацепила пальцем и порвала цепочку. Увесистый крестик моментально пошёл ко дну. Девушка пыталась ухватить вдогонку исчезающую в глубине блестяшку, но тщетно. Позвала на помощь с берега загорающих подруг, но и им не удалось обнаружить на песчаном дне пропажу. Дружные ныряния так и не дали результата. Бабушкин подарок буквально канул в воду. Но пенять за то некому, сама во всём виновата…

С досадной потерей золотого крестика, словно по отмашке, начались неприятности.

Женский коллектив на работе, прежде лишь с молчаливой завистью наблюдавший за Арининой популярностью у сильного пола, вдруг перешёл к агрессивным действиям. Дело дошло до открытых конфликтов и бойкота. В конце концов, несчастной женщине пришлось уволиться и искать другое, уже не такое тёплое, место.

Да и постреливающие лукавством глазки не производили на мужчин сногсшибательного, как раньше, эффекта. Стоя перед зеркалом Арина с тоской замечала, что всё больше тускнеют её игривые очи. Просыпаясь по утрам она перестала чувствовать бешеный прилив энергии и вселенское, ничем не омрачимое, счастье. Наоборот, стали всё чаще раздражать и портить настроение такие мелочи, на которые ещё пару месяцев назад она бы и внимания не обратила.

Уже через год Арина превратилась в затурканную жизнью тётку с растоптанными бурками на ногах и пакетами наперевес. Армия поклонников сама собой растворилась, будто и не было никогда. Своё счастье тридцатилетняя женщина теперь продолжала искать на сайтах знакомств. Но даже отдалённого напоминания на прежние успехи не имела и там. Никто не торопился отдавать руку и сердце, а тем более всё «нажитое непосильным трудом» мамаше с двумя детьми, обременённой нескончаемыми бытовыми проблемами.

Лишь Лина и Полина - старые институтские однокашницы, дружбу девичью храня, как могли, поддерживали в бывшей звезде их неразлучного трио, бодрости дух.

И как-то летом, чтобы отвлечь замотанную Арину от повседневных житейских забот о хлебе насущном, организовали девичник с выездом на природу. Да с ветерком на новенькой машинке, подаренной Лине совсем недавно щедрым любовником. Дабы заодно отметить подарок по случаю.

Поход организовали по-взрослому, с ночёвкой, шашлыками, вином и палаткой. Погодка установилась чудесная. И на ближайшие дни астрологи, то бишь, синоптики ничего угрожающего не предвещали. Но, как часто с ними бывает, в очередной раз окарались.

Первый день действительно прошёл на славу. Подружки нежились под летним солнышком, плескались в озере (как раз том, где год назад Арина посеяла крестик с цепочкой), жарили шашлычок и пили винцо.

Но уже в ночь началось что-то невообразимое. Неожиданно быстро поднялся штормовой ветер, который рвал полы палатки, грозясь вот-вот растерзать её в клочья. Одновременно грянула такая гроза с проливным дождём, громом и молниями, какую свет не видывал. Вмиг промокшая насквозь палатка провисла, а потом и вовсе завалилась набок, окатив перепуганных женщин ручьями воды. Вздрагивая от трескучих громовых раскатов, бросив бесполезную палатку и вещи в ней, подруги спешно забились в маленькую Линину машинку. По крайней мере, там можно было спастись от нескончаемого потока воды, льющего с неба.

Вскоре стало понятно, что прекращаться гроза не собирается. И даже наоборот, ветер и дождь только усиливаются. Дело принимало неприятный оборот. Лесная дорога, и в сухую-то погоду больше похожая на полосу препятствий на танкодроме, скоро размоется и превратится в непроезжее болото.

Посоветовавшись между собой, подруги решили выезжать из леса пока не поздно. И ну их - мангал с палаткой да прочим барахлом, оставшимися снаружи. Самим бы невредимыми выбраться!..

Но явно по закону подлости, новенький автомобиль отказывался заводиться. При повороте ключа в замке зажигания лампочки загорались, но дальше тишина. Лина судорожно щёлкала ключом в замке, но эффект был нулевой. Проклятая железяка словно стала заодно с разбушевавшейся стихией.

(В качестве отступления. Судя по Арининому рассказу, скорее всего, причина была в неисправности втягивающего реле стартера. Многие мужики, конечно, бы смогли решить эту проблему. Но для перепуганных женщин она стала непреодолимым препятствием). И связи нет – ни у одной телефон не ловит сигнал.

Подруги уже готовы были разрыдаться от безысходности и досады, как вдруг каким-то чудом машинка прочихалась, и под радостный женский визг мотор заработал!..

К сожалению, радость длилась недолго. В первой же дорожной яме, наполненной бурлящей от ливня водой, чудо автомобилестроения заглохло. И уже окончательно.

Три беззащитные промокшие женщины безнадёжно застряли в лесу. Ночью, под грозовым ливнем и штормовым ветром, засев по брюхо маленькой машинкой во всё разрастающейся дорожной трясине…

Начавшаяся общая женская истерика вскоре переросла во взаимные упрёки и совершенно необоснованные обвинения в случившемся. Так уж устроено большинство современных людей, в любых неудачах и несчастьях привыкли искать виноватого. Да ещё там, где это совершенно бессмысленно.

Особенно разошлась Лина. Понятно, ей было обиднее всего. Это её новенькая машинка сломана и вся перемазана грязью снаружи и, благодаря подругам, изнутри. Кто её и когда вообще отсюда вытащит?! До трассы с асфальтом километров десять через непролазные лесные колдобины, вернее, теперь уже настоящие топи и хляби… Только если сумасшедший танкист какой-нибудь на своём танке!..

Распалившись во взаимных претензиях, Лина неожиданно для себя выкрикнула Арине в сердцах:

- Ты вообще никто без своего ведьминого креста! Пятнадцать лет таскала - толку никакого! А как потеряла – тут же в клушу облезлую превратилась! Я всего-то два месяца его носила, а смогла найти мужчину, который машину подарил. И скоро дом купит и замуж позовёт!..

Выкрикнула сгоряча и тут же осеклась. Но было поздно. Слово, как говорится, не воробей…

В тесном салоне сразу повисла тишина (если не считать грохота дождя по крыше и громовых раскатов снаружи).

Невольно сжав кулачки, так что побелели костяшки пальцев, Арина угрожающе произнесла сквозь зубы:

- Ну-ка, с этого места поподробнее…

Помнящей с прежних лет крутой нрав Арины, вмиг присмиревшей подруге ничего не оставалось, как исповедаться в «грехах своих тяжких».

Оказалось, что когда они ныряли в поисках так неловко потерянного Ариной крестика, Лина вдруг увидела его на дне! Схватила и хотела уже с радостью вынырнуть, чтобы вручить неуклюжей подруге. Как вдруг будто бес ткнул в бок – «не отдавай!»

И Лина сунула побрякушку в рот. А вынырнув пошла к берегу, крикнув девчонкам, что хочет передохнуть минуточку. Там незаметно спрятала золотой крестик среди своих вещей.

Уже дома вдела в него свою цепочку и носила на груди, не показывая подругам.

Только довелось носить украденное недолго. Через пару месяцев на этом же озере, отдыхая со своим новым богатеньким ухажёром, магического крестика Лина лишилась. И вышло-то всё ещё глупее, чем у Аринки!

Чтобы не повторить её ошибки, перед купанием в озере, женщина сняла украшение и оставила на покрывале, расстеленном на берегу. Уже из воды, оглянувшись, заметила, как нахальная ворона по-хозяйски разгуливает по покрывалу. Покшыкала на неё, замахав руками, и та улетела. Не придала сначала этому значения. Но когда, накупавшись, выбралась на берег своего золотого украшения не обнаружила. Тут-то и пронзила запоздалая догадка – заветный крестик унесла в клюве вороватая ворона!..

Выслушав эту трагикомичную историю Арина в неё не поверила. Врёт воровка. Наверняка носит крестик втихаря. Только в этот раз оставила дома, чтобы перед нами не палиться…

В глубокой обиде отвернулась от подруг к окну… И замерла от неожиданности! В нескольких шагах от машины, в полной темноте, на ветке толстенной берёзы плясали три фигурки! Фигурки светились белым неоном и были похожи на человеческие. Но словно нарисованные грубыми штрихами толстого маркера или кисти: ножки без ступней, ручки без пальцев, головки без глаз, рта и носа.

Они плясали на ветке, ловко кувыркаясь и перепрыгивая друг через друга!

У Арины невольно вырвалось:

- Девки, смотрите!!!..

Подруги повернули головы к окну, куда, вытаращив глаза смотрела Арина, и в один голос испуганно охнули. Бесшумная пляска белых человечков на ветке в тёмном лесу наводила невольную жуть.

Арина нутром почувствовала надвигающуюся смертельную опасность. Забыв недавние обиды, прошептала, словно боясь привлечь внимание таинственного зла, притаившегося снаружи:

- Девчонки, надо срочно уходить! Пошли скорей пешком до трассы. Пока не поздно!..

Но оцепеневшие подруги только мотали головами и наотрез отказывались вылезать из спасительной машины.

А Арину всё сильнее переполняло страшное предчувствие чего-то очень плохого. Не выдержав более, застегнула на все пуговицы куртку и завязала покрепче капюшон. Укрыв под курткой сумочку с документами и деньгами, решительно шагнула наружу. Тут же оказавшись по колено в грязной, пузырящейся от дождевых струй, воде…

Отойдя на несколько метров от машины оглянулась. Лиц подруг за тёмными стёклами авто не было видно. А святящиеся белым человечки на нижней ветке толстой берёзы, раскачивавшейся от ветра неподалёку, продолжали свою беззаботную пляску. Вот только почему-то уже вдвоём…

Арина шла по лесу, увязая в раскисшей глиняной жиже, царапая ноги о сучья и корни. Стараясь не сбиться в темноте с дороги, подсвечивала периодически путь фонариком телефона. А вокруг бушевал настоящий ураган с проливным дождём, треском грома и сверканием молний…

В решающие минуты своей жизни человек (женщина иногда даже в большей степени) способен на, казалось бы, невозможное. Спустя несколько часов, уже под утро, Арина выбралась наконец на автотрассу. Вымокшая насквозь, совершенно обессиленная и окоченевшая. Там её вскоре подобрали, обогрели. Вызвали спасателей для оставшихся в заглохшей машине подруг.

Уже при свете, на вездеходе, поехали вызволять из лесного плена несчастных.

Когда добрались до места, ужаснулись.

Поперёк раздавленной малолитражки лежал толстенный ствол поваленной ураганом берёзы. Кузов автомобиля ушёл под воду почти по самые окна.

Арина выйти из эмчеэсовского вездехода не осмелилась. Видела, как спасатели, приблизившись к придавленной машине, вдруг засуетились и принялись спешно распиливать берёзовый ствол. А затем резать стойки вмятого внутрь салона кузова. Скоро оттуда раздались женские стоны и крики боли. Голос Поли! Точно! Жива!..

А Линки не слышно…

Покалеченную, но выжившую, Полину срочно отправили в больницу. Лине помощь уже, к сожалению, не требовалась.

Арина и спасатели остались на месте дожидаться полицейских.

Пока ждали, мужики распилили поваленную берёзу на части, чтобы освободить дорогу. Из спутавшихся на самой верхушке ветвей извлекли здоровое гнездо, а в нём, среди мусора, перьев и птичьего помёта, вдруг что-то блеснуло. Любопытства ради ковырнули и ахнули! Крестик нательный! И, похоже, из чистого золота!..

Как Арина смогла доказать мужикам, что крестик принадлежит ей, не ведаю. Может, опять прежний дьявольский блеск в глазах тогда появился? Но факт остаётся фактом. Он с того дня и по сию пору красуется у неё на груди. Сама же Арина полна сил и энергии. В свои почти «ягодка опять» вид имеет такой, что пальчики оближешь. А мужики всех возрастов, проходя мимо, головы сворачивают…

Показать полностью

Аметист

Как то попался мне сайт про разные камни с фотографиями. Выяснил я по различным гороскопам и таинственным "волшебным" подсчетам, что один из моих камней аметист и как он выглядит. Ну выяснил и забыл.

Через какое-то время, кладут меня в больницу. Санитарка хотела помочь разобрать постель, но я от ее помощи отказался. Сказал, что всё сделаю сам. Я разложил мыльно-рыльное, припасы и т.п. в тумбочку и холодильник в палате. Снял и сложил покрывало, встряхнул одеяло и из него выпал аметистовый кулон, без цепочки, только с серебряным колечком для нее.

Из статьи на сайте я запомнил, что такой, найденый камень, сразу одевать и носить нельзя. Надобно прочитать молитву и промыть его водой. В статье было сказано, что камень предупредит об опасности, если она серьезная. Ну там, если короче, целый ритуал. Я всё сделал как положено. Буквально через день, многое в жизни начало сильно меняться.

Во первых, мне сказали что повторные снимки и анализы злокачественой опухоли не выявили. Врач ругался! Плевался слюнями!

- И какие дилетанты делали анализ!? Кто описывал снимки?! Кто писал заключение!? Бараны, козлы и остальной зоопарк... Завтра повторные анализы и на выписку.

Нарисовался одноклассник, которого я не видел много лет, долго пытался разыскать его и вот он сам нашел меня в больнице. Разругались на смерть и разошлись с моей гражданской женой. Позвали на интересную легальную работу. Только выписался, мне предложили криминальную делюгу. Всё вроде гладко должно пройти. Но я сказал Героину (прозвище такое), что еще пару дней подумаю. Эта делюга стоила бы довольно крупных (по моим скромным финансам, по крайней мере) вложений около 1000 американских рублей.

Ночью, дома я снял кулон, положил на стол, на салфетку, а утром, обнаружил что он треснул и от него откололся небольшой кусочек, карата три. Так вот как камень должен предупредить!!!

От делюги я отказался и правильно сделал. Через неделю их заловили правоохранительные органы. От 3 до 10...

Треснувший камень я носить не стал. Не положено, вроде как по условиям. Через какое-то время у нас в городе проводилась разъездная выставка-продажа полудрагоценных камней. Я решил на нее сходить. Там я присмотрел и купил аметист, похожий на тот камень который у меня был. И тоже стал его носить на шее, под майкой. Чтобы не видели.

Прошло года полтора-два. И однажды утром этот камень тоже треснул. Причем конкретно разлетелся, на несколько кусочков. Я его не ронял! Да и не может он расколоться от такого незначительного удара как просто падение. В этот день меня позвали на день рождения. Нужно было ехать за город, но не далеко. Все очень огорчились, обиделись, когда я отказался, да еще и не указав причину. Я же не буду про камень рассказывать! Скажут, совсем сбрендил.

Утром узнаю, что такси, в котором они возвращались домой, ночью, на скорости, слетело с дороги. Все насмерть.

Вот думаю, где еще купить такой камень.

Показать полностью

Цыганка

Лариса была очень красивой женщиной. Когда она познакомилась с будущим мужем, он влюбился сразу. Свадьбу сыграли пышную, отец подарил квартиру, живи и радуйся. Радость стала медленно угасать, когда Лариса поняла, что не может родить ребенка. У нее была патология, которую не выявили раньше. Не будем углубляться в медицинские термины, проще говоря, она не могла выносить плод. Брать сироту из приюта Лариса не хотела, про суррогатное материнство в те годы даже не слышали.

Женщина впала в депрессию, муж стал мрачным и грубым. Свекровь все чаще клевала ему мозг по поводу наследника, однажды Лариса услышала, как она назвала ее 'сухой пустышкой'. И так не очень хорошие отношения покатились под откос. Муж стал задерживаться на работе. Вскоре Лариса поняла, что он ей изменяет. Да и сестра мужа, которая работала в его фирме, начала рассказывать ей, что мол Виталик нашел хорошую женшину, из своих сотрудников. У нее есть ребенок, а значит, она не 'сухомятка', в отличии от Ларисы.

Постепенно Лариса поняла разумом, что семья на грани. Диагноз врачей о ее бесплодии окончательно подкосил женщину. Она очень любила мужа, но сделать ничего не могла.

Как то утром, когда она была дома одна, Лариса занималась уборкой, в дверь позвонили. Женщина увидела в глазок молодую цыганку с грудничком на руках. Про себя решив, что она просто спросит, что ей нужно, Лариса открыла дверь.

Цыганке с виду было лет двадцать. Невысокая, с длинными, на удивление чистыми и красивыми волосами, в аккуратной одежде. Она поздоровались с Ларисой и попросила разрешения перепеленать младенца.

Лариса была наслышана о цыганах и их повадках. Она решила, что цыганка просто хочет попасть в квартиру и обокрасть ее. Но Рада, так представилась цыганка, словно прочитала ее мысли.

- Не бойся, красавица, добро мне твое не надо, ребенка запеленаю и уйду.

- Ладно, проходи, - разрешила Лариса, которую слегка удивили слова Рады. Про себя она решила, что не отойдет от гостьи ни на шаг.

Девушка ловко справилась со своей работой и попросила воды.

' Ну, началось!' - с досадой подумала Лариса. Но отказывать было неловко, все таки кормящая мать. Женщина позвала цыганку в кухню, и налила ей воды в старую чашку, которую потом решила выбросить. Пока Рада пила, младенец начал плакать. Рада покачала его, но он не умолкал, а заливался все сильнее.

- Есть хочет, - тихо сказала Рада и Лариса сразу поняла, о чем та сейчас попросит.

- Ладно, корми, но потом марш из квартиры и без разговоров!

- Хорошо, - покорно согласилась Рада и присела на стул.

Пока он кормила своего ребенка, Лариса от нечего делать начала вытирать кухонные шкафчики. Рада исподтишка наблюдала за ней.

- Гуляет он от тебя, - сказала она и Лариса обернулась.

- Муж твой. Гуляет, другую нашел, рыжую, с голубыми глазами. А тебя сухомяткой да пустышкой зовёт.

У Ларисы выпала из рук тряпка. Она бессильно прислонилась к стене и по щекам покатились слезы.

- Он говорит, что больше меня не хочет. Что я рыба холодная, пустая, а та ему ребенка родит. Я уже руки опустила, пускай делает, что хочет...

- Ошиблись врачи, ты не пустышка никакая. И ребенка у тебя вижу, но тебе надо мужа вернуть.

- Как?! - Лариса машинально вытерла щеки кухонной тряпкой и высморкалась в нее, а потом швырнула ее в ведро. - Он уже полгода до меня не дотрагивается, домой под утро приходит! А дети от сырости не заводятся, у меня они и после секса не заводятся!

- Не реви. Добрая ты, хоть и дура, уж не обижайся. Любишь мужа?

Лариса закивала, слезы опять покатились по щекам. Она уже и думать забыла о том, что собиралась сразу прогнать цыганку. Давно уже никто не говорил с ней о ее проблемах так по человечески.

Рада покачала головой.

- Я помогу тебе, - сказала она, - за то, что не побрезговала, не выгнала. Принеси бокал для вина.

Лариса выполнила просьбу Рады. Девушка взяла бокал, нашептала что-то и сбрызнула в него молока из груди. Потом она подошла к Ларисе, положила руку на ее живот и снова что-то прошептала на своем языке.

- Устрой мужу ужин со свечами, и напои красным вином из этого бокала, - велела она, - а на полную луну переспи с ним и ты понесешь дитя.

- Но врачи...

- Делай то, что я сказала, - перебила Рада, - а через три луны я к тебе вернусь. Заплатишь мне столько, сколько не жалко будет за женское счастье.

Рада ушла. Лариса сделала все, что велела ей цыганка. Она приготовила шикарный ужин с вином, дождалась мужа с работы. Он удивился, но от ужина не отказался. Когда он выпил вина из бокала, он посмотрел на жену такими же глазами, как и пять лет назад, во время свадьбы. Впервые за долгий срок у них была бурная ночь. Такая, что не выдержали ножки кровати, пришлось потом купить новую...

Лариса была счастлива. Муж уволил любовницу, с которой крутил шашни, поругался с сестрой и матерью, приказав им не обижать его жену. У них с Ларисой снова начался роман, с поцелуями под луной, прогулками, конфетами и цветами. А однажды утром Лариса, едва подняв голову от подушки, побежала в ванную, зажав руками рот. Тест показал две полоски, которые она ждала увидеть целых пять лет.

Радости мужа не было предела. Он носил любимую на руках, выполнял все ее капризы, договорился о родах с лучшей, самой дорогой клиникой... Ларисе казалось, что она попала в сказку.

Обретя счастье, Лариса совсем забыла о Раде. И очень удивилась, когда увидела на пороге своей квартиры молодую цыганку. Прошло отведенное время и Рада пришла за платой.

Какой бес попутал в этот момент Ларису, история умалчивает. Но ей стало жалко денег, прямо жаба задавила. И она решила обмануть цыганку.

- Ты пришла? - спросила Лариса, скучно зевая, - прости, но я ничего тебе не должна. Как была я холодная, так и осталась. Да и беременности никакой нет, так что извини...

Лариса развела руками. Рада улыбнулась и ее черные глаза вспыхнули.

- Я не пожалела тебе, как сестре, молоко свое, - сказала она. - Если бы ты сейчас дала мне деньги, я бы из не взяла, просто проверить тебя хотела, какой ты человек. Будь по твоему и Бог тебе судья. Нет у тебя беременности, и не надо, видно, недостойна ты. Говоришь, что холодная? Ну так будешь горячая. Такая горячая, что к соседскому кобель тр...ся побежишь.

Сказав это, Рада развернулась и ушла. Ларисе стало страшно от ее слов. Она схватила из сумки кошелек и хотела догнать Раду, но цыганки уже и след простыл.

Ночью у Ларисы началось кровотечение. Ребенка врачи не спасли. А когда она вышла из больницы, то с ее разумом произошло настоящее помутнение. По мужикам она бегала, даже не скрываясь и ей все было мало. Доходило до абсурда - она вызывала на дом сантехников, электриков, других мастеров... Ей нужно было только одно - секс, неважно где, неважно с кем. Муж ее бросил, ушел к рыжей. А Лариса очень скоро прослыла на своем районе дешёвой и безотказной давалкой. Со всеми вытекающими последствиями...

Показать полностью

Бегущая строка

Не спрашивайте меня, кто рассказала эту историю...

Познакомили меня с ещё не старой женщиной. Она гадала интересным образом. По левой руке от запястья до локтя, как утверждала она, видела как бы бегущую строку или иногда ясные образы.

- Задавайте вопросы и я успею вам прочитать ответ. Строка бежит очень быстро.

- Скажите мне сначала общее по жизни. Что было, что будет и как преодолеть проблемы и избежать беды и несчастья? А потом я задам конкретные вопросы, если вы не против? - Хорошо.

Она дотронулась пальцем сначала до изгиба локтя и что-то прошептала, а потом дотронулась до запястья и тоже прошептала какие-то слова.

- По жизни ты родился счастливым, но у тебя ещё в детстве забрали долю. Теперь счастье у тебя протекает как песок через пальцы. Удержать не удаётся. Это касается всех сторон жизни. От карьеры, любви, денег и любой удачи- от лотерейных билетов до любых игр. Прошлое своё сам знаешь, не зачем заострять твоё внимание. А что будет и как обойти судьбу? У вас машина с напарником общая, одна на двоих. Покупали её не новую, для работы, как я понимаю. Так вот вам надо её продать. Я не водитель, не знаю как это назвать, но в передней части машины, есть деталь, которая не заводская, самодельная. Из-за неё понесёте гроб из этой машины. Для тебя лично скажу. Будет дальняя лесная дорога по работе. Тебя будут останавливать, чтобы подвёз, не два и не три человека. Если возьмёшь их, проклянёшь что на свет родился. Не хочешь беды, думай! - Как это понимать? "Не два и не три человека?"

- Не знаю, что это означает, но так вижу написано.

Забегаю вперёд, скажу, что спустя время, я понял, что она была права. Ехал я по шоссе через лес. Шёл сильный дождь и к тому же дорога была пустая, практически без машин. Воскресенье, движение было очень слабое.

И вдруг смотрю, что голосуют мужчина с женщиной. На руках у женщины свёрток, маленький ребёнок. Дождь и ближайшая деревня через лес, наверное не близко.

Машина пустая, еду один, ну почему не подвезти стоящих под дождём. И тут меня осенило. Я вспомнил слова Лиды (так звали эту ясновидящую): "Будут проситься подвести не два и не три человека." Ведь ребёнок человек, но не полный. Маленький." Не два и не три." Я по газам и уехал. Пусть мне грех или два, но я испугался по человечески.

- Скажите мне о врагах. Как определить, кто меня не любит, кто потенциальный враг?

- На ближайшим празднике, когда на работе накроете стол, выпей первую рюмку тремя глотками и смотри внимательно на своих соратников, кто тебя не любит.

- Как это тремя глотками? И как я узнаю, кто не любит?

- Я понимаю так, что отпил немного, сделал глоток, убери рюмку ото рта. Потом опять тоже самое два раза. Как определить не знаю, но на строке написано "Поймёшь". В этот вечер, от человека, который испачкает одежду на груди, жди всего. Это твой враг.

- Как испачкает? Чем?

- Вижу только пятно на груди. Кровь из носа или едой, но большое пятно. А для бизнеса?! В бизнесе не забывай, друзей нет. Будь осторожен и успех будет с тобой.

После меня зашла девушка. Мы вместе работали и знали её, как скромную и слишком стеснительную. Все думали, что выйти замуж ей очень будет сложно. Лида посмотрела её руку и без её вопросов сразу сказала:

- Не переживай! У тебя будет хороший, добрый муж и двое детей. По жизни достаток и здоровье, но не сделай ошибку, из-за пустяков не ссорься с мужем. Лишний раз промолчи, иначе всё потеряешь.

Лида принимала в комнате и все желающие заходили по очереди.

Следующий зашёл мой напарник, когда он вышел с растерянным видом и в глубокой задумчивости, то первым делом проговорил: "Откуда она знает? Как узнала?" Немного придя в себя, рассказал.

- Как только она глянула мне на руку, сразу сказала, что у вас в подъезде, где ты живёшь, обворованы три квартиры. Как она узнала, если она даже не подозревает, где я с родителями живу? Но самое, что меня ошарашило, то что она сказала, что наша квартира будет четвёртой, если не примем меры.

После этого приёма или сеанса, я подвозил её домой.

- Как у вас открылся такой дар. Это же не от рождения? И например я, смогу ли увидеть эту строку на руке?

- Мне было 24 года. Мы с отцом на автобусе поехали за грибами. Автобус шёл по трассе через лес и остановка, где было наше грибное место, то же была в лесу. Не доезжая до того места, где нам выходить, заходит в автобус бабуля. Я вскочила и предложило ей сесть.

- Вот тебе спасибо! - сказала она, когда села.- Я давно тебя искала и вот нашла.

Я сначала не поняла, что она говорит и что обращается ко мне. А когда поняла, то стала красная, как рак. Все смотрели на меня, а бабка продолжала:

- Ты будешь видеть будущее людей в руке от локтя. Помимо правды увидишь, как избежать той или иной беды. Не бойся своего дара. Это твой крест.

Я стояла опешив и не могла сказать даже слова. Мне казалось, что это сон, что всё происходит не со мной. Может бабка сумашедшая?! Что мне об этом думать?

- Сегодня с отцом, вы наберёте много грибов, но обратной дороги не найдёте. Не бойся, выверните свою одежду наизнанку. Закрой глаза и против часов повернись три раза, потом сделай три шага. Это и будет ваше дорога.

Бабуля вышла на следующей остановки шепнув мне на ухо некоторые слова. Не успели мы отъехать, как она пропала. Скорее всего зашла за остановку, так все решили. Следующая остановка была наша.

Грибов мы набрали быстро и много, когда третий раз подошли к пустой пачке из под сока около куста, то поняли, что заблудились. Сначала у нас началась паника, но потом успокоились, вспомнили старуху и начали переодеваться. Как она говорила, после трёх шагов, увидели огороды знакомой деревни. Мы проходили три раза мимо этого куста, за которым видны были огороды.

Я стала забывать, как я считала, бред бабули, когда поехала в деревню к бабушке. Там ещё жила и моя тётя. В деревне своим я рассказала, что со мной произошло в автобусе и тётка моя веселушка:

- Ну-ка посмотри, сколько я раз буду замужем?

- Тёть Валь! Ты же живёшь с мужем. Да и не верю я во весь этот бред.

- А ты посмотри!

Посмотрела я её руку. Сама испугалась, оказывается я всё вижу и это мне не сложно. Это сказать не сложно, но не верю я в то что вижу!

- Мужа у тебя будет три.

Тётя Валя чуть ли по полу от смеха не каталась.

- Муж дома сидит, не пьёт и мне не пятнадцать лет. Уморила своими гаданиями!

Я очень задумалась, когда через неделю у тёти Вали умер муж. Сердце сказали врачи. А через год она сошлась с мужчиной, соседом. И через три месяца, меня просто шокировало, умирает в пьяном состоянии и он. Когда я приехала опять в деревню, то тётя моя не смеялась, а пришла с вопросом.

- Когда я увижу свою сестру, которая живёт в Новосибирске? Мы не виделись уже около двадцати лет.

Я посмотрела её руку, теперь то я не сомневалась, что умею смотреть ответы на этой бегущей строке.

- Вы никогда не увидитесь. И умирать вам в один день.

Сомнения мои через год рассеялись совсем. Умерла тётя Валя и пришла телеграмма, что в Новосибирске скончалась её сестра. Меня это сильно напугало. В то во что не верила, оказалось непонятной неотъемлемой частью моей жизни.

И успокоил меня один случай. Я совершенно случайно попала в одной глухой деревне к старому деду ведуну. Он как бы ждал меня. Встретил как старую знакомую. Усадил, напоил чаем и погладив по голове сказал: "Детка! Не бойся своего дара. Кто-то в этом мире должен быть не таким как все. У всякого своё предназначение. Возложена на тебя такая обязанность, не сопротивляйся иди по жизни, такой какая ты есть."

С тех пор я совершенствуюсь, стремлюсь уметь и познать больше. Невероятно, но знания открываются сами собой. Как правильно говорят, что бы не читала, но если к чему стремишься всей душой, то знания всплывают между строк любого текста.

- Ну, а я? Смогу видеть тоже самое? И как это у меня забрали долю?

- Держишь человека за руку и задаёшь вопрос. Так может делать каждый. Ответ идёт обязательно, но только сразу по всему телу. Прочитать или увидеть не возможно. Помнишь я касалась пальцем изгиба локтя и потом запястья? Этим я указывала участок тела на котором должна собраться информация. Касаясь я называла код ограничения. Не зная кода ничего не получится. Долю твою забрала пожилая женщина. Я ясно вижу, как она прошептала что-то и сняла у тебя сзади с плеча не то нитку не то волосок. Этого достаточно, чтобы забрать удачу.

Выпил я рюмочку с трёх раз и вправду увидел, почувствовал наверное, кто как ко мне относится? Под конец вечера, нечаянно, мой лучший друг разлил чашку кофе себе на грудь и живот. Жизнь показала, что он потенциальный предатель.

Показать полностью

Приходи ко мне ночевать!

По рассказу жительницы одного маленького городка...

Вы же слышали о стае бродячих собак, которые сначала терроризировали Горпарк, покусав нескольких человек, а потом с ними жестоко расправились догхантеры? Это было у многих блогеров, некоторые даже выложили фотографии, смакуя подробности. Незамедлительно отовсюду зазвучали призывы зоозащитников найти извергов, варварским образом уничтоживших стаю, и предать их суду по всей строгости закона. Но по большей части всем было плевать. У нас людей-то не очень любят, не то что собак.

Наша местная газета даже напечатала статью с этой новостью, – я точно знаю, потому что в редакции работает моя подруга. Но тираж таинственным образом исчез с прилавков ещё с утра. Поговаривали, что какие-то люди выкупили его целиком и уничтожили. Также я видела в соцсетях, что один наш местный журналист снялся в популярной телепередаче, посвященной загадке городского парка. Он сделал несколько селфи с ведущим и выложил в своем аккаунте, но буквально через полчаса стёр. А на вопросы о том, что это было, отвечать отказался.

Если уж честно, то многие в городе, включая и меня, были возмущены ситуацией с бездомными животными. Их и не отлавливали, и не стерилизовали, и в результате несколько добродушных домашних песиков, сбившихся в стаю, породили целые поколения диких собак считающих их людей своими врагами в битве за территорию. Мы неоднократно жаловались во все инстанции, но дело всегда ограничивалось издевательскими формальными отписками и ничем больше.

Так вот, в тот летний день я благополучно вышла в отпуск. Ну как вышла... Работаю я сама на себя. Поэтому официально в отпуск меня никто не отправлял. Это я сама разгребла, точнее волевым усилием поставила на паузу все дела, вызвала мотор и отправилась на дачу. Когда я села в такси, то сразу заметила заинтересованный взгляд водителя. Ехать предстояло долго, больше часа, и он всячески пытался завязать разговор.

– Девушка, а куда это вы собрались такая красивая? – произнес он вместо «здравствуйте».

Я, честно говоря, немного замялась. Красивой я не выглядела, скорее, наоборот – была похожа на утомлённую жизнью тётку с лишним весом. А подальше от цивилизации я уехала как раз для того, чтобы лишнего не есть и привести себя в порядок. Но поскольку молчать было невежливо, решила ответить:

– Отдыхать еду. Вы же знаете, что труд сделал из обезьяны…

– Человека?..

– Нет, сутулую, уставшую и горбатую обезьяну! – мрачно пошутила я. Водитель горько усмехнулся.

– Я ведь совершенно с вами согласен! – сказал он, обращаясь скорее к себе, чем ко мне. – Не труд делает человека человеком. Человеком нас делает любовь. Вы в любовь верите?

«Началось», – подумала я и поморщилась.

– Допустим, верю… – ответила я как можно более безразличным тоном. Мы уже въехали в лесополосу, значок связи на телефоне время от времени пропадал, и у меня не было ни малейшего желания ненароком спровоцировать словоохотливого водителя на что-то большее. Тем более что он был явно сильнее меня. Потом, случись что, скажут: «Сама виновата!»

– А я вот знаю, что любовь есть! – сообщил водитель. И всю оставшуюся дорогу посвятил той истории, которую я и собираюсь вам сейчас рассказать. Возможно, какие-то подробности я могла забыть или передать неточно, но главное навсегда врезалось в мою память…

***

– Кирюш, слушай, у меня к тебе срочное дело! Ты можешь под каким-нибудь предлогом сегодня остаться ночевать у меня?

Услышав в трубке голос Нади, я сначала решил, что это розыгрыш. Ну не может такая красавица, королева класса, роскошная блондинка с огромными синими глазами на полном серьёзе приглашать меня домой с ночёвкой. И потом - что на это скажут её родители?..

– Твой папа меня убьёт! – поделился я своими опасениями с подругой.

– Не убьёт! Они с матерью к родственникам в соседнюю область уехали на выходные. А мне одной как-то не по себе. Может, придумаешь что-нибудь? Скажешь маме, что к другу пошёл? Кроме тебя мне не к кому обратиться!

При этих словах моё сердце забилось сильнее. Да что там говорить, – оно чуть не выскочило из груди! Голос у Нади был испуганный, а значит, она не шутила. Ну а у меня появлялся шанс провести целую ночь с девушкой своей мечты.

Выглядел я тогда не слишком привлекательно. Я и сейчас не красавец, если по чесноку. А уж в то время тем более…Но почему-то Надя выделяла меня среди других, – по крайней мере, как друга. Мы могли с ней часами болтать по телефону, что очень нервировало наших матерей. Телефоны в то время были только стационарные, и наш пустой трёп означал одно, – что больше никто не мог дозвониться до наших мам. Поэтому периодически они ядовито шипели на заднем плане.

– Не рановато тебе любовь крутить? Смотри мне, не принеси в подоле! – ворчала Надина мама. Сейчас это называется токсичностью, но тогда такое было сплошь и рядом, так что мы даже не обижались. Сама мама, кстати, родила очень рано, сразу после школы.

Иногда я звонил Наде, и мы вместе шли гулять с моей собакой. Иногда она находила причины забежать ко мне, – например, за учебником физики. Мы обнимались по-дружески, робко касаясь друг друга, но дальше у нас не заходило. Это было первое, светлое чувство, в котором было намного больше дружбы, чем романтической любви и уж тем более страсти. Но, конечно, в моих мальчишеских фантазиях Надя занимала первое место. Иногда я думал о ней целыми часами, представляя, как однажды она промокнет под дождём и прибежит ко мне, а родителей не будет дома. Как я вынесу ей полотенце, как она будет пить чай на моей кухне в моей рубашке, в ожидании, пока просушатся ее вещи. Да, я мечтал об этом, и часто эти мысли не давали мне сосредоточиться. Но это было фантазией, грёзой. А теперь вот она – сама звонит мне и приглашает к себе. Пойду ли я? Побегу! Нужно только для мамы придумать какую-то отмазку.

К счастью, долго думать мне не пришлось. К нам как раз заехала тётя Галя, прихватив с собой пару бутылок горячительного. Они с мамой изрядно подгуляли, поэтому когда я заявил, что пойду ночевать к другу, мама лишь спросила с глупым хихиканьем:

- Кир, ты к Наде, что ли?..

Я не стал отнекиваться и сочинять дальше. Мама смеялась, а тётя Галя подозрительно долго тискала и целовала меня. Как оказалось, в это время она незаметно засунула в мой карман средство контрацепции. Эх, тётя, если бы ты знала!..

К тому моменту, как я нажимал на кнопку дверного звонка, моё сердце не просто бешено колотилось, оно буквально било меня по подбородку. Я представлял, в каком виде мне откроет дверь Надя, как она будет одета. А может быть, и вовсе раздета…

Однако подруга вышла мне навстречу в клетчатой рубашке, застёгнутой на все пуговицы, и джинсах. Она была бледна, казалась очень напряжённой и напуганной.

Надя провела меня на кухню и усадила за стол. Налила чаю, в рассеянности положив шесть ложек сахара. Я давился сладкой жижей и ждал, что она скажет. А она внимательно смотрела в окно.

– Подожди буквально несколько минут, сейчас начнётся! – с тревогой сказала она. Эта тревога передалась и мне. Ничего плохого не происходило: на дворе стоял прекрасный тёплый летний вечер, я был наедине с красивейшей девушкой на земле, родителей не было дома… Тем не менее, страх не отпускал меня. Наоборот, он усиливался с каждой минутой.

Наконец, будто дождавшись чего-то, Надя подозвала меня к окну.

– Подойди ко мне, только тихо, не вспугни! – попросила она.

Я осторожно подошёл и встал за ней, обняв за плечи. Я чувствовал запах её кожи, волос… Но не мог не обратить внимание на то, насколько она была напряжена, натянута словно струна.

– Так что там? – спросил я, надеясь, что нечто в окне – это только лишь предлог.

– Ты не видишь её? – уточнила Надя.

– Нет, – честно признался я.

Надя вздохнула.

– Ты знаешь, это и хорошо, и плохо, что ты не видишь ничего. Хорошо потому, что это означает, что её там нет. А плохо потому, что тогда, получается, я серьёзно больна. Я думала, у меня вся жизнь впереди, 16 лет всего, а вот, поди ж ты, как вышло…

– Может, тебе просто почудилось? – постарался успокоить подругу я.

– Когда тебе чудится что-то, чего не видят другие, – это и есть болезнь! – мрачно заметила Надя.

Я долго думал, чем именно могу ей помочь. В голове крутилась какая-то ерунда, разные избитые штампы вроде «время лечит», «и это пройдёт», «до свадьбы заживёт» и так далее. Я выбрал самый подходящий из них. Мол, «давай жить сегодняшним днём!» Тётя Галя всегда говорила это маме в минуты любовных драм, и это обычно срабатывало. Так почему бы и нет?.. Надя, к моему удивлению, схватилась за эту мысль, словно утопающий за соломинку.

– А давай! – сказала она. Мы уселись у телевизора и стали переключать каналы. Я приобнял её, чтобы успокоить, и почувствовал, как она жмётся ко мне, как ей становится легче. Наконец мы нашли какую-то глупую комедию, потом переключили на нудного чёрно-белого ведущего, бравшего интервью у старого забытого певца, а потом и вовсе оказались на таком канале, который при родителях смотреть не следует. Мы вместе ходили на кухню, варили сосиски, жарили картошку и пили чай. А потом уснули, обнявшись, и проснулись только тогда, когда утренний рассвет пробрался в комнату, и ударил солнечными лучами прямо в лицо.

Мы позавтракали, и я тихонько вышел, счастливый, окрыленный. Я смотрел на асфальт и готов был поклясться, что он сверкает тысячами маленьких разноцветных звёздочек. Я смотрел на листья берёзы и слышал в их шелесте счастье. Я проходил мимо колонки, где скопилась лужица воды, заглянул в неё и увидел в ней небо, полное белоснежных парящих облаков. Я был влюблён. Влюблён взаимно.

– Кир, деньги на столе, сходи в магазин, что ли… – попросила страдающая мама. Видимо, они с тётей Галей вчера перебрали. У мамы болела голова, и на мои приключения ей было плевать. У Нади была такая же история. Родители, которые у неё, к слову, были очень молодые (им не было и 35), тоже ушли в отрыв, и вполне успешно отдыхали от дочери, ни разу не позвонив.

Вечером примерно в то же время мы договорились пообщаться по телефону и, что бы ни случилось, оставаться на линии. Сначала Надя была весела, но потом будто бы испугалась чего-то. Я рассказывал ей анекдоты, мы обсуждали одноклассников и учителей, и делали это до тех пор, пока в дверь их квартиры не ввалились её родители, шумные и весёлые. Только тогда Надя попрощалась со мной, а меня снова охватила тревога. Я не понимал, что происходит с Надей. Но где-то в глубине души чувствовал – что-то очень нехорошее.

Такие беседы продолжались ещё пару недель, и по голосу я чувствовал, что состояние Нади ухудшается. Я даже готов был лично просить тётю Галю организовать Наде консультацию врача-психиатра, если это нужно, конечно тайно, без занесения в базы. Из их с мамой разговоров я знал, что она иногда оказывала подобные услуги. Но Надя отказалась от этой идеи, заявив, что психиатр тут не поможет, так как тут замешаны совсем другие силы. Это сообщение насторожило меня, но когда Надя снова предложила встретиться, чтобы честно всё рассказать, я не просто бежал – я летел на встречу.

– Джоржика не забудь выгулять! – крикнула мне вслед мать. И я, захватив собаку, выскочил из дома. К моему удивлению, собака стала реагировать на Надю агрессивно и всё время хищно скалила зубы.

– Кирилл, я должна тебе кое в чём признаться! – заявила Надя. – Я приворожила тебя.

Я убеждал её в том, что это глупости, что я сам давно и безнадёжно в неё влюблён, уже года два как. Но она прервала меня на полуслове:

– Нет, ты послушай, это очень важно! Сначала ты не смотрел на меня. Я всячески пыталась обратить на себя твоё внимание, но ты оставался равнодушен. Я заходила к тебе за учебником, побрив даже большие пальцы на ногах. Ты понимаешь, что это значит, Кир?.. Но ты всегда оставался только моим другом. И вот однажды я решилась. Ты знаешь, родители у меня молодые. До недавнего времени в живых оставалась моя деревенская прабабушка. И вот она много чего мне рассказывала. Чего не надо делать. Но мне тогда было плевать. Мне просто хотелось, чтобы ты влюбился в меня. Влюбился отчаянно, страстно, как в фильмах, навсегда! Я вызывала из небытия одну тварь… И, если кратко, она дала мне то, чего я хотела. Мне очень хорошо рядом с тобой. Но пришла пора платить по счетам. Тварь идёт за мной по пятам. Другие не видят её, а я вижу. И я знаю, что скоро сама стану ей. И ничего уже не вернуть...

– Мы вылечим тебя, Надь! – убеждал я её. Убеждал – и сам себе не верил. В груди поселилось ужасное щемящее чувство, убеждавшее меня, что она права. Я вдруг понял, что однажды вечером она позвонит и скажет, что больше не может сопротивляться зову неизвестного демона. И больше я никогда её не увижу.

В тот же день я позвонил тёте Гале. Она связалась с родителями Нади, однако они оказались не просто необразованными людьми, но и откровенными вредителями. Вместо консультации они заперли Надю в комнате, ещё на неделю лишив меня возможности её видеть. Только в выходной, когда они опять загудели у каких-то знакомых, Наде удалось добраться до телефона. Раздался звонок. Я бросился к телефону, чуть не сбив с ног собаку. И услышал те самые роковые слова:

– Сегодня это случится! – сказала она. – Я очень люблю тебя Кир! Прощай…

Не помня себя, я бросился к её дому. И ещё издалека увидел картину, поразившую моё воображение: в открытом окне пятого этажа стояла Надя, замотанная в одну лишь простыню. Её длинные светлые волосы были распущены.

– Люблю тебя! – крикнула она на весь двор. И вдруг рухнула вниз. Я на секунду зажмурил глаза, предчувствуя звук падения. Однако он не оглушил меня – Надя не упала. Вместо этого она … ползла. Простыня лежала на асфальте, моя девушка ползла по стене дома вниз, как будто она гигантская муха или паук. Спустившись вниз, она встала на четвереньки и бросилась бежать. И с каждым скачком она всё меньше напоминала мою Надю. Тело её на глазах покрывалось чёрной шерстью, уши стали острыми и располагались теперь на макушке… Она будто стала огромным зверем, напоминающим волка. Но проворным и стремительным, словно пума. Остолбеневший, я смотрел ей вслед. Она на секунду остановилась, обернулась и тоже посмотрела на меня. И я готов был поклясться, что увидел любовь в ее глазах.

Не знаю, сколько я стоял в оцепенении, но очнулся лишь тогда, когда какой-то дед вдруг толкнул меня. Мол, чего стоишь, пялишься перед собой?!

– Гони их отсюда, нарлоканов этих! – выругалась вслед за ним бабка. Я понял, что они не видели мою Надю. Её видел только я…

Нужно ли говорить, что тогда она пропала бесследно? Её, конечно, искали, меня даже допрашивала милиция, но, в итоге никого не нашли. Я очень тяжело переживал эту потерю весь следующий год, завалил вступительные экзамены в университет и в результате ушёл в армию. Самое страшное, что мне не с кем было поделиться своей болью, – мне бы никто не поверил. А могли бы и упрятать куда подальше.

С тех пор я так и не встретил никого лучше, чем она. Я женился, развёлся, опять женился, опять развёлся, плачу алименты, но в моём сердце всегда была только эта девушка. И я до сих пор не могу себя простить за то, что с ней случилось. В этот вечер я намеренно шёл в Горпарк. Я знал, кто там живёт. В газетах и на местных сайтах неоднократно писали об этой своре. Я больше ничего не хотел без неё. Без нас.

Мой расчёт был точным. Не прошло и пятнадцати минут с того момента, как я вошёл в парк, как мне навстречу выскочила стая тех самых обезумевших псов. Я шагнул к ним, надеясь ускорить свой конец. Но увидел, что бродячие собаки в ужасе пятятся назад. Мне стало любопытно, что их так напугало, и я обернулся. И увидел … её.

Она стояла в свете фонарей, её шерсть блестела и переливалась, а глаза горели огнём ярости. Буквально за несколько секунд она ничего не оставила от стаи бродячих псов. А потом легла у моих ног и замурлыкала, как котенок. Я присел с ней рядом, и гладил её между ушами, и плакал навзрыд. И клянусь вам, что вместо воя из ее пасти раздалось слово «Люблю». Это было вчера. Я ещё не отошел от шока, понимаете?..

***

– Печальная история! Может, музыку включим, чтобы повеселее было?! – предложила я. Я тогда не поверила ни единому слову водилы. Таксист тяжело вздохнул и стал искать радиоволну. Дальше мы ехали молча.

Через пару дней, когда я вернулась, город был уже на ушах. Все обсуждали происшествие в парке и уничтоженную свору собак. И то, что за таинственный зверь или человек мог ее уничтожить. Может быть, таксист узнал обо всём заранее, – например, подвозил кого-то. А потом выдумал эту историю, чтобы меня впечатлить. Одно только не вяжется с этой версией, – когда он закончил свой рассказ, то украдкой смахнул слезу…

Показать полностью

Изгоняющий дьявола

По рассказам одной девушки.

История долгая, и я постараюсь избежать ненужных подробностей, хотя, по роду своей деятельности, очень часто люблю уходить в лирические отступления.

Моя двоюродная сестра Света вышла замуж двадцать лет назад за курсанта военного ВУЗа. Соответственно, помоталась с ним по всем гарнизонам лет пять, прежде чем вернуться обратно в Москву. Жили они в то время где-то далеко в Сибири, в городе Омутнинск. На карте фиг найдёшь эту дыру. Жили в общежитии для военных, а через дорогу от общежития находился детдом. Светка у меня очень хорошая, жалостливая, детей любит - и привязалась она к одной девочке-сироте. Собственно, девочка была не круглой сиротой - у неё формально имелась родная бабушка, но та отказалась от всех прав на внучку, и сама сдала её в детский дом.

Девочку звали Надей, и было ей лет пять. В то время у Светки родился сын, но она одинаково ухаживала за обоими детьми. С администрацией детдома она договорилась, что девочка поживёт у неё. А те только и рады: баба с возу - кобыле легче. На сирот компенсация от государства полагалась. А так - Надю неофициально удочерили, а деньги на неё продолжают поступать на счёт детдома... Ну вот, это я уже начинаю в сторону уезжать))

В общем, прожила Света с мужем и детьми в Омутнинске пять лет, и пришло время возвращаться домой. Надю, естественно, забрали с собой. Муж Светы - Женя, уже занялся официальным удочерением Нади. И надо было такому случиться, что уже в Москве, на последнем этапе оформления документов на удочерение, Надю поймали за руку на воровстве из без того скудной семейной казны. Какие там зарплаты у военных-то? Разразился скандал со слезами и криками, и встал вопрос о том, чтобы отправить Надю обратно домой. Мол, если девочка ворует у людей, которые ради неё последний кусок от себя отрывают - то что будет дальше?

Светка моя в слёзы. Кричит: "Давай простим на первый раз? Ребёнок ведь! Глупый ещё!", но Женя твёрдо сказал, что рисковать он не хочет. И отправил девочку обратно в Омутнинск... Светка рассказывала потом со слезами, как она стояла на перроне вокзала, а Надя кричала в окошко: "Мамочка, прости меня!" Переживала Светка страшно. Плакала долго. Женьку простить не могла.

А потом прошли годы, родился второй сынишка, и всё постепенно подзабылось. Но с рождением младшего Даньки в семье у Светки начались проблемы и неприятности. Старший сын, Серёжа, то и дело ломал себе руки-ноги, за полгода - три сотрясения мозга... Вроде, десятилетний мальчишка - понятно, что будут и синяки и шишки и переломы, но не в таком же количестве, и все практически на ровном месте? Младший ребёнок, как из роддома принесли, с больничных не слезал: то аллергия страшная, то астма (это у месячного-то ребёнка?!), то ещё что похуже... Женьку стала спина мучить. Врач сказал, что это межпозвонковая грыжа. В семье разлад начался. То за десять лет ни одной ссоры крупной, не считая того случая с Надей, то каждый день грызня до развода.

На Светке лица не было. На работу не выходила неделями: дети болеют, оставить их не с кем. А работала тогда Светка кассиром в магазине Арбат Престиж. На неё уж и сослуживцы стали коситься подозрительно: была красивая румяная девка с мужем-майором, а сейчас одна тень осталась. И вот подходит к ней сослуживица (к слову, подруг у Светки на работе не было. Так, здрасьте-до свидания), и говорит:

-"Света, не знаю, что там у вас стряслось, но дам я тебе совет: съезди к бабке одной. ты не перебивай, дай я скажу всё. Это в Тамбовской области, ехать туда надо на неделю, не меньше. И всей семьёй. Я сама оттуда родом, у меня и квартирка старая там есть. Я тебе ключи дам, вам же надо будет где-то жить? В общем, ты подумай".

Светка отмахнулась, а вечером зачем-то рассказала о разговоре Женьке.

Женьку просто надо знать, прежде чем подходить к нему с такого рода разговорами: здоровенный усатый мужик, майор фельдъегерской службы Президента, такому сам чёрт не брат. Видел в своей жизни такое, что здоровый мозг не выдержит. А Женьке хоть бы что. И за разговоры о бабках от Женьки запросто можно было получить лекцию на два часа о вреде наркотиков. Но тут случилось странное: Женька выслушал жену и сказал:

-"Я возьму на неделю отпуск, поехали к бабке". тут Светка и опала как озимые. Но поехали.

Приехали, разместились на квартирке Светкиной коллеги, и на следующий день пошли к той бабке. Коллега предупредила, что к бабке надо идти пешком. Никаких машин, автобусов и даже велосипедов. Только пешком, как паломники. Бабка их не пустила дальше порога. Сказала:

-"Дети что ж, некрещёные? А раз крещёные - то отчего без крестиков? Пойдите, вон, в церковь, купите им крестики самые простые, и возвращайтесь".

Церковь была в той же деревне, недалеко, так что сходили они туда и купили детям простые крестики на освящённой верёвочке. надели на них, и пошли обратно к бабке. Старший сын шёл сам, младшего Светка несла на руках. И вот метров за сто до бабкиного дома младший вдруг начал орать у Светки на руках, извиваться, и чесать шейку. Светка отогнула воротник - а по тому месту, где у малыша проходила верёвочка от крестика - волдыри как от ожогов. У Светки волосы дыбом. Женька тоже бледный, но старается держаться спокойно. Взял у Светки ребёнка, и зашагал к бабке в дом. С каждым шагом ребёнок орал всё громче, и вся шея уже покрылась волдырями. Светка даже кинулась снять крестик, но Женька не дал.

В этот раз бабка всех впустила, почитала молитвы, побубнила, пошаманила, ребёнок успокоился, и она всех отпустила домой, наказав придти к ней ещё завтра. Ребята ходили к бабке почти неделю. Каждый раз она читала молитвы, и больше ничего необычного не происходило. На седьмой день они пришли к ней в последний раз. Всё было как обычно: бабка читала молитвы, Светка сидела перед бабкой с малышом на руках, а Женька стоял на улице. Почему-то бабка отчитывала его отдельно. Серёжка сидел у окна и смотрел на улицу. Дальше своими словами не могу. Рассказываю Светкиными:

"Бабка читает что-то, я почти уснула уже на стуле, и тут слышу смех. Да такой, что мороз по коже. Люди так не смеются. Гаденько, мерзко, и совершенно не по-человечески. С меня сон слетел, мурашки по коже, и я начинаю смотреть по сторонам, пока до меня не доходит, что это смеётся мой сын Серёжка! Он так и сидел, спиной ко мне, лицом к окну, и страшно смеялся. У меня волосы встали дыбом от этого смеха. Тут бабка поворачивается к Серёжке, смотрит ему в спину, потом поворачивается ко мне и говорит:

-"Тьфу на вас! Не разглядела я вашего мальчишку-то сразу! Если б увидела сразу - ни за что бы с вами не связалась!"

После чего подходит к Серёжке, кладёт ему руку на голову, и спрашивает:

-"Как тебя зовут?"

Серёжка оборачивается, и тут я, извини за подробности, натурально сделала лужу: это не был мой сын! У него было синее лицо, глаза полностью закатились под лоб, и видны были только белки, рот оскален, зубы наружу, слюни с них капают, и он смеётся!!! Тут я закричала. И бабка как гаркнет на меня:

-"Вон! Пошла вон! Отца зови!"

Я Данилу хватаю, на улицу, вся, прости Господи, обоссанная, выскакиваю, ору Женьке чтоб он зашёл, падаю на землю и вою от животного страха. Через минуту слышу бабкин голос:

-"Мать! Зовите мать!"

Я влетаю в избу, а бабка мне орёт:

-"Молись!"

- "Я не умею!"

-"Как умеешь - так и молись! Падай перед иконами!".

Я на колени бухнулась, а молитв-то никаких не знаю! И чего говорить тоже не знаю! Только кричу:

-"Господи, спаси и помилуй!".

Женька мой в угол забился, и седой весь... В 30 лет, за минуту поседел! Серёжка, или уже не знаю кто - сидит на стуле и всё так же ржёт, как сумасшедший, и глаза эти белые, и зубы оскалены... И бабка кричит:

-"Как зовут тебя, отвечай?!"

Серёга даже не сказал, а как выплюнул:

И бабка ему:

-"Что ж ты, Надя, отцу на спину такую дрянь-то посадила, а?"

Серёжка ещё громче ржёт:

-"Да чтоб вы все тут посдыхали, сволочи! Ненавижу!".

Тут я, видимо, сознание и потеряла. Очнулась на улице. рядом Женька седой, и Серёжка мой, совершенно нормальный, только бледный и напуганный. А я и смотреть на него боюсь. Не знаю уже, кто со мной сейчас рядом: мой сынок или неведомая тварь? Женька мне говорит:

-"Зайди к бабке. Она просила, когда ты очнёшься..."

Я захожу. Бабка мне говорит:

-"Что за Надя такая?"

Я честно отвечаю:

-"Без понятия. У меня ни одной знакомой Нади нет."

Бабка опять:

-"Вспоминай. Была у тебя в жизни какая-то Надя. А у Нади той бабка была нехорошая. Ой, нехорошая".

И тут меня как обухом по голове: Надя! Надя с Омутнинска! Я тут же бабке и рассказала ту давнюю историю. А бабка ругается:

-"Вы дураки! Хоть бы справки какие о девке навели. У неё ж бабка была - не дай Бог такую на своём пути повстречать. Даже я бы не полезла тягаться. А перед смертью она Наде всё и передала. А у девки на вас большой зуб. Вспоминай: оставляла какие личные свои вещи ей?"

Я говорю:

-"Ну, какие вещи? Подарки она наши с собой забрала, конечно. Что ж я, у ребёнка буду её подарки отбирать? Там были и мои вещи: денег-то особо не было, я для Нади свои юбки-кофточки перешивала. В них она и уехала", и бабка мне:

-"ну, с чем вас и поздравляю. Через твои вещи она вам на всю семью на смерть сделала. Все бы убрались, один за одним". Тут я в слёзы:

-"А что делать-то?"

Бабка помолчала, губами пожевала и говорит:

-"Отца завтра домой отправляй. И младшего пусть увозит. А вы со старшим тут останетесь. И будете ко мне приходить каждый день".

На другой день Женька с Данькой уехали. А я с Серёгой осталась. Стыдно сказать, но я до одури боялась собственного сына. Я боялась оставаться с ним в одной комнате, боялась выключать на ночь свет. У меня в ушах всё ещё стоял его нечеловеческий смех. Сам же Серёжка ровным счётом ничего не помнил, сказал, что просто сидел, смотрел в окно, и слушал бабкино бормотание. Всё как обычно.

На следующий день мы с Серёжкой снова пошли к бабке. Она усадила Серёжку на стул перед окном, и начала что-то шептать. И тут я снова услышала этот жуткий смех. Чуть было снова не описалась. Серёжка очень громко смеялся, но тут бабка сделала какое-то движение руками у него за спиной, и смех оборвался. Бабка с усилием делала какие-то движения, словно что-то ломала или отрывала. Серёжка стал кричать как от боли. Я еле сдерживала свой организм, чтобы снова не опозориться. Минут пять бабка что-то "ломала", а потом открыла настежь окно и закричала:

-"Лети отсюда вон! Пошла вон, я сказала!"

Тут Серёжка таким жалобным и незнакомым голосом говорит:

-"Как я пойду-то? Ты ж мне крылья переломала..."

Я тоненько завыла от страха, а бабка всё орёт:

-"Как хочешь - так и лети! Пошла, пошла отсюда!"

Тут окно со всей дури как захлопнется, как только стёкла не вылетели, и Серёжка мой голову на подоконник уронил. И словно спит. Бабка его за плечо потрясла, он голову поднимает, глаза заспанные:

-"Мам, я уснул?"

А я сижу вся зарёванная, в соплях, и головой киваю как слоник... В общем, к бабке той мы ещё три дня ходили, а потом домой вернулись. И мне до сих пор так страшно, особенно как на Женькины волосы посмотрю... Я даже курить бросила, ничего не пью, даже пива, и матом больше не ругаюсь даже в сердцах. И мне всё время кажется, что мой сын - это не мой сын. Я себе и поясок с молитвами в церкви купила, постоянно его на голом теле ношу. Страшно мне"

С тех пор прошло почти десять лет. Серёжке уже девятнадцатый год, невероятно обаятельный и талантливый мальчик: музыкант, играет в какой-то группе, выступает. Я к нему на выступления езжу. Очень люблю этого мальчишку - его невозможно не любить: от него исходит какая-то невероятная аура обаяния. Но когда он остаётся у меня ночевать - я почему-то тоже не выключаю в комнате свет. Не знаю, почему. И Серёжке никогда об этом не расскажу.

Показать полностью

Сауна, девушки и сатанизм

По щекам Ангелины текли слёзы. День начинался так чудесно! Рано утром муж расцеловал её на прощанье, сел в свой «Мазерати» и укатил в аэропорт. У него была трёхдневная командировка. Отправив детей в школу с няней, Ангелина поспала до полудня, потом записалась в спа-салон и уже собиралась ехать на фитнес, когда позвонила подруга Светка. И начала рассказывать, что видела её Толю. В ресторане. В компании дружков – Пашки и Санька. И трёх развратно одетых девиц… Вот тебе и командировка!

Сейчас Ангелина гнала на своей красной «Феррари» по пустынному загородному шоссе со скоростью 200 километров в час. Слёзы застилали глаза, она почти не видела дорогу и знаки, но ей было наплевать. Она изо всех сил давила на газ и стремительно приближалась к даче своего мужа, Анатолия. Роскошный трёхэтажный особняк с бассейном, сауной и тренажёрным залом был прекрасным местом для отдыха со спиртным и проститутками…

Светка, не сумевшая оставить подругу в беде (или не желавшая пропустить шоу) поехала с Ангелиной. Развалясь на переднем сиденье и одну за другой куря ментоловые сигареты, всю дорогу она тараторила, пересказывая свою историю со всё новыми отвратительными подробностями.

- И вот он той, крашеной, руку на бедро положил и гладит, и гладит, а сам с рыжей целуется… А потом, когда по машинам рассаживались, они обе с ним поехали! – с глубоким сочувствием в голосе и восторженным блеском в глазах с нарощенными ресницами шептала лучшая подруга. – Говорила я тебе, Ангелиночка, хлебнёшь ты горя с этим кобелём!

Ангелина взревела сквозь слёзы. От ярости она сдавила руль так, что побелели костяшки пальцев, и вновь до упора вдавила педаль газа в пол. Скорее! Расцарапать морду изменщику! Задушить потаскух! Бить, крушить и грызть зубами! Смерть!!!

Каким-то чудом не сбив ни одного мента и не попав под фуру, красная феррари домчалась до элитного дачного посёлка и понеслась к центру по узким улочкам с высоченными заборами. Доехав до дачи мужа, Ангелина выскочила из машины, бросив её посреди дороги, и скачками дикой кошки понеслась к воротам. Светка поспешила за ней. Ворота были открыты. Во дворе перед коттеджем стояли две пустые машины – белый «Мазерати» Анатолия и чёрный «бумер» Санька.

Ангелина бросилась к парадной двери морёного дуба и остервенело рванула её на себя. Заперто! Женщина завизжала и принялась молотить в дверь кулаками и ногами, и снова дёргать её, пытаясь вырвать из петель. Света хотела предложить войти через чёрный ход, но приближаться к беснующейся подруге опасалась…

Внезапно Ангелина остановилась и повернула голову к подруге, уставившись на неё жутким глазом с размазанной косметикой из-под растрёпанной пряди:

- К чёрному ходу! – скомандовала Ангелина Светке и бросилась за дом. Галька так и брызнула из-под её туфель на шпильке, словно из-под гусениц танка…

Ворвавшись через чёрный ход, разъярённая фурия и Светка пронеслись через весь дом. Вот и сауна! В предбаннике на столе – пустые бутылки и объедки. По полу разбросана одежда. В парилке – никого… Приглушённые голоса раздались вдруг из залы с бассейном. Будто какое-то пение, странное и мрачное, совсем не вяжущееся с разгульным отдыхом…

Ангелина снова взвизгнула и ринулась туда. Пинком распахнула двери. Две женщины вбежали в залу. Какое-то время изумлённо молчали, пытаясь осознать то, что предстало перед их взором… И завизжали от ужаса.

В зале был потушен свет, и тьму разгоняли лишь горящие свечи, десятки свечей, расставленных по белому кафельному полу, залитому кровью. Кровь казалась чёрной в скудном свете. Она была повсюду – на полу и на стенах, всё вокруг, насколько хватало глаз, было в крови. На белых кафельных стенах кровью было нарисовано множество непонятных знаков – то ли рун, то ли иероглифов, то ли математических символов.

На самой освещённой стене кровью была нарисована огромная перевёрнутая пентаграмма и перевернутые кресты… А на фоне пентаграммы стояли три фигуры в белых балахонах. Несмотря на капюшоны, Ангелина узнала своего мужа Толю и его друзей – Пашку и Санька. В руках Пашки и Санька были зажжённые свечи. А в руках Анатолия – женская голова. В бассейне плавало три обнажённых тела со страшными ранами…

Ангелина и Светка развернулись и бросились наутёк. Если сюда охваченная яростью Ангелина неслась, словно пантера, сейчас скованное ужасом тело перестало её слушаться. Ватные ноги в туфлях на шпильках сделали лишь несколько неуклюжих шагов, после чего Ангелину настиг Анатолий, повалил и прижал к полу. Та же участь постигла и Светку…

* * *

Две зарёванные женщины сидели за столом в предбаннике, а мужчины в заляпанных кровью белых одеяниях отпаивали их чаем, мартини и водкой.

- Милая, я давно должен был тебе сказать, - горячо говорил Анатолий, держа в своих руках руки Ангелины, - что мы с друзьями поклоняемся Дьяволу. Но я не хотел тебя травмировать!

- За-за… Зачем? – только и смогла выдавить из себя Ангелина.

- Как зачем?! – воскликнул Толя, вскакивая из-за стола. – Ты думаешь, наши деньги, наши связи, удача в делах – это всё с неба падает? Всё, что у нас есть, нам дали силы тьмы! Весь мой бизнес с этого начался! С первой жертвы! Ты никогда не удивлялась, почему мне всегда везёт? Почему налоговая обходит? Почему менты крышуют? Почему преференции всякие? Помнишь кризис 2008-го? Все разорялись, а мы – поднялись! Ты считала, что это просто везение? Нет, девочка моя, за всё в этом мире надо платить! А за богатство и власть платят кровью!

- Так значит, ты мне не изменял? – вдруг улыбнулась сквозь слёзы Ангелина. – Ты снял этих девушек, чтобы принести в жертву? Ради фирмы и семьи?

- Конечно! – воскликнул Анатолий. Зачем ещё? Неужели ты думаешь, что я мог опуститься до таких дешёвых проституток, если у меня есть ты? Ты у меня – единственная! Прекраснейшая! Обожаемая дама сердца!

Ангелина закрыла лицо руками и снова заплакала. От счастья…

- И много путан вы так порезали? – Светка хватанула ещё коньячку, успокоилась и даже развеселилась. – Люблю опасных мальчиков, это так сексуально…

- Ангелиночка! – Анатолий отнял руки жены от её лица. – Ты уж прости, тут такое дело… Когда вы со Светой к нам вбежали, мы ещё не завершили ритуал… Дьявол может обидеться, и тогда у нас всех будут большие неприятности!

- Прости, милый! – всплеснула руками Ангелина. – Что же делать?

- Нужна ещё одна жертва… - вздохнул Анатолий. – И принести её должна ты…

С этими словами Толя взял со стола большой охотничий нож и рукоятью вперёд подал жене. Ничего не соображающая пьяная Светка туповато хихикнула…

Ангелина какое-то время колебалась, но потом взяла себя в руки. Ради благополучия семьи можно чем-то и пожертвовать. Убить Светку с одного удара у неё не получилось. Какое-то время ей пришлось бегать за верещащей и брызгающей кровью подругой по всему дому. Толя, Саня и Паша налили себе пива и от души хохотали, наблюдая за погоней.

Наконец, Ангелина загнала Светку в угол. Била она от души, но неумело. Отсекла пару пальцев, наделала дырок по всему телу, но смертельного удара так и не получалось. В конце концов Саньку пришлось добить Светку молотком.

- Ничего, ничего, - успокаивал жену Анатолий, - в первый раз мало у кого получается. Главное, Дьявол видел, что ты старалась!

После этого Ангелина приняла душ, сменила забрызганную кровью одежду, выпила с парнями ещё пива…

- Ладно, Ангелюш, - Анатолий ласково потрепал жену по плечу, - Пора тебе. Ты езжай, деток из школы забери… А мы приберёмся тут.

- Ты мой герой! – проворковала Ангелина и чмокнула мужа в щёку. – Мальчики, пока-пока!

- Фу-у-у… - выдохнул Анатолий, когда за женой закрылась дверь. – Чуть не спалились…

Он чувствовал себя как человек, на волосок разминувшийся с лютой смертью. Если бы не навороченная система видеонаблюдения, передававшая всё, что творилось на улице и во дворе, на монитор в комнатушке рядом с сауной… Если бы Паша случайно не зашёл туда, перепутав с туалетом… Если бы парадная дверь была не заперта, и Ангелина вошла на несколько минут раньше…

Если бы проститутки были не так пьяны и не дали себя быстро вырубить… Если бы в прошлый заезд на дачу они с пацанами не пересмотрели по пьяни целую стопку ужастиков типа «Evil dead», «Ведьма из Блер»… Если бы у них чисто по случайности не нашлось три одинаковых банных халата с капюшонами… Наконец, если бы не Санёк, который сейчас работал в толиной фирме начальником службы безопасности, а в молодости как следует посидел за особо тяжкие и на зоне научился быстро и уверенно работать ножом…

Страшно представить… Развод… Раздел имущества… Ангелина – она такая, коли вцепится, до костей обдерёт и потрохов не оставит… Адвокаты, смекнув, сколько можно на таком деле наварить, встанут за неё горой! Конечно, жена знала далеко не обо всём имуществе Анатолия. Но терять половину даже одного своего швейцарского счёта, половину даже только московских квартир и один домик в Майами Толе совсем не хотелось.

Представив, чего он только что избежал, Анатолию стало так себя жалко, что он схватил бутылку с коньяком и присосался, сделав несколько судорожных глотков. Потом скривился – горлышко оказалось испачкано кровью. Фу… Хорошо, что Светку загасили, сороку проклятую! Вот у кого язык без костей был…

- Так, Толян, я не понял… - задумчиво протянул Санёк, затянувшись сигаретой. - Легенда, конечно, красивая получилась… Но мы теперь из-за твоей бабы всех девчат после сауны мочить будем?...

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!