lelekbolek59

lelekbolek59

Гвардии слесарь в отставке. Курфюрст Курляндии, курирующий кур и куртуазный куркуль.
Пикабушник
Дата рождения: 25 мая 1959
поставил 3516 плюсов и 147 минусов
отредактировал 2 поста
проголосовал за 12 редактирований
415К рейтинг 458 подписчиков 2 подписки 486 постов 390 в горячем

Павлины, говоришь...

Когда в последний раз в больнице, в хирургии лежал, то с соседями по палате мне везло. Народ к нам ложился лечиться солидный, самостоятельный.  В другие палаты то бомжа положат, у одного из таких и надеть на себя нечего было, в туалет простыней задрапированный ходил, ночью поди кто и пугался, когда из тубзика выходила фигура в простыне и с трубками, торчащими из носа. Еще в другие палаты случалось наркоманов подкладывали, но те как-то долго не лежали, или умирали быстро или сбегали, как-то так выходило. А в нашей палате только немой один невнятный лежал. Если остальной народ в промежутках между лечобой радио слушал, беседы разные вел, книжки читал, кино по ноуту вечером смотрел, то он только лежал и глазами лупал. Поест, покурит и снова лежит без всякого иного занятия.

Мы с мужиками в разговорах не раз судьбу благодарили, что минует нас покамест чаша сия с бомжами-наркоманами. Но вот в одно прекрасное утро заводит сестрица в палату нового постояльца и мы понимаем, что теперь и наша компания будет разбавлена. Лохматый-волосатый, одет в какие-то рямки, сумка в руках из семидесятых годов - словом бомж-бомжом.Поздоровался, на койку сел, в суме своей допотопной покопался и достал оттуда большую пластиковую коробку, поставил на стол, открыл, а там полная коробка яиц. Это - говорит - я утром свежие яйца собрал, сварил и вот с собой прихватил сюда. Тут куриные и перепелиные. Угощайтесь!

Тут версия с бомжом как-то сама собой отпала, несмотря на весь непрезентабельный вид нового пациента. А он потихоньку стал про себя рассказывать - живет где-то в пригороде, участок у него довольно большой и разводит он на том участке разнообразную птицу. Перепела, несколько пород каких-то особенных куриц и уток, цесарки и как жемчужина коллекции - павлины. Павлинами он особенно гордился, у него даже фотка была - стоит он, весь лохматый-волосатый, а на руках - павлин.

В выходные пришли ко мне дочь с мужем проведать. Зять мужика этого увидел и говорит - о, я его знаю, он у нас в автошколе учился, Рено Логан у него. Так-то нормальный вроде чел, но весь какой-то запущенный и пахло от него странно. Я про себя и думаю - это наверно павлинами от мужика пахло, не иначе.

Показать полностью

И цветы, и шмели

Читал совсем недавно книгу про Союз, семидесятые - восьмидесятые. Там друга главгера, комсомольца, старшие товарищи жучили за то, что тот часто поминает Господа всуе. И вспомнилась связанная с богом и религией своя история  из тех времен.

Я тогда состоял в клубе книголюбов, подобных мне было человек около сотни, правда приходило обычно поменьше. Главной фишкой клуба была возможность обменяться книгами. На фоне жуткого дефицита нормальных книг в книжных магазах это было как луч света в темном царстве. Народ выкладывал на столы свои богатства и после этого ходил, рассматривая что у кого есть. Свои потные ручонки на этом грели и магазинщики, бо обмен совершался так - мы оба два как бы сдавали книги в буккнигу, с нас брали какой-то процент, а потом мы покупали книгу, что была нужна.Терялись на этом какие-то сущие копейки, поэтому выходить из схемы и обмениваться нелегально смысла не было.

Курировалось это действо, как и почти все тогда, вездесущей КПСС. Кроме книгообмена, нужного книжникам и букинистам, партии необходима была культмассовая работа, поэтому периодически читались всякие лекции на смежные темы. А однажды с партийной подачи был организован конкурс эрудитов. Начался он с того, что желающим, а их было больше половины от присутствующих, было предложено вспомнить Ильфа - Петрова. Ведущий начинал цитату из Бендериады, а мы должны были на листочках записать окончание. Ну этот этап я проскочил со свистом, поскольку "Стулья" знал чуть ли не наизусть, а "Теленка" лишь чуть похуже. Потом выжившие соревновались во что-то вроде "Что, Где, Когда", отвечая на разнообразные вопросы на эрудицию и общую сообразительность. В последний тур вышли двое, ваш покорный слуга, юный в те времена пролетарий, и одна тетенька, молодой препод из пединститута. На закуску нам было предложено прочитать на память любимое короткое стихотворение. Преподша зачитала что-то сильно советское-патриотическое-коммунистическое, а я решил сыграть конем и вытащил из загашников антисоветчика и эмигранта Бунина.


И цветы, и шмели, и трава, и колосья,

И лазурь, и полуденный зной…

Срок настанет — господь сына блудного спросит:

"Был ли счастлив ты в жизни земной?"

И забуду я все — вспомню только вот эти

Полевые пути меж колосьев и трав -

И от сладостных слез не успею ответить,

К милосердным коленям припав.


Возможно, что если бы вопрос о победителе решался бы партийно-кулуарно, то тетенька была бы вне конкуренции, но все определялось голосованием и народ высказался за меня, так что немалую стопку сильно дефицитных книжек домой уносил именно я. Тетенькина стопка была сильно поменьше.

Показать полностью

Ответ на пост «Как я в глубинке англичан встретил»

Я так тоже нарывался. Правда вариант был более экзотический. На заводе, где я большую часть жизни проработал, была эстакада между административным корпусом и главным производственным.И вот как-то в начале девяностых идя по этой эстакаде я притормозил и остановился у окна, дабы посмотреть на то, как на улице идет дождь и обдумать какую-то важную на тот момент мысль. Стою, прижавшись лбом к холодному стеклу и как японец какой-нибудь наслаждаюсь видом серых городских улиц под дождем.

В это время слышу сзади английский, причем густо так, не один-два-три человека разговаривают, а много больше. Разворачиваюсь - мама рОдная! Толпа негров и негритянок, человек пятнадцать, не меньше. И все черные как сапог! Надо сказать, что у нас хоть и не совсем Задрищенск был, но встретить иностранца на городских улицах было сложно, а уж негра - совсем экзотика, вероятность стремилась к нулю. А тут толпа! Причем если негры в костюмах, то негритянки - в сильно цветастых платьях, ну как у них там в Африках принято.Диссонанс между родным серым городом и этой разноцветной компанией был сильно большой.

Толпа прошла, а я в сильно охреневшем состоянии побрел за ними в некотором отдалении, чтобы у знакомых начальников в административном корпусе узнать, что это за черный десант такой. Узнал. Оказывается это к нам на завод с небольшой делегацией приехала жена кенийского посла, чтобы рассмотреть вопросы возможного сотрудничества и кооперации. В те времена это модная тема была.

Частенько потом вспоминал, как я разворачиваюсь на английскую речь, а мимо меня с белозубыми улыбками на черных как сапог лицах и в цветастых одеяниях шествует кусочек Африки.

Кюфта

Никогда не знаешь, что именно включит машину времени...

Был у меня случай, когда я услышал песню, которую каким-то попущением судьбы не слыхивал сорок пять лет. И вот он - теплый  августовский вечер семьдесят шестого, танцы в деревенском клубе, эта самая песня, под которую я танцую с девочкой Галей, которую я потом проводил домой, да там и остался... Я писал об этом как-то. Или найденная в домашних залежах батина фляжка, с которой он ездил на охоту. А во фляжке грамм сто коньяку. Допил, вспомнил, помянул. Или недавнее - в тех же закромах нашел бутылек с одеколоном "Шипр".Советским еще. Открыл, понюхал и как живого увидал нестарого еще своего дедушку, который после бритья прыскает на себя этим самым "Шипром" из синего пульверизатора с красной резиновой грушей. А если его хорошо попросить, то может и нас с братом "освежить".

А вот буквально только что - прочитанное в каком-то тексте слово "кюфта". И - возвращение на пятьдесят с хорошим хвостиком лет назад. Начну по порядку - жили мы тогда в офицерском городке при воинской части, в лесу. Городок как в песне - улица в три дома, их правда четыре было, но разница невелика, правда? И в гости ходили без спроса.

Мелкота, за исключением девиц подросткового и близко к тому возраста, всегда кучковалась вместе. Старшие приглядывали за младшими, а приглядывать было необходимо. Среди мелких встречалась такая хулиганская отморозь, что только ой! Ну хотя бы малолетний сын еврейского и русского народов Мишка Фиш. Он в октябре мог усесться в покрытую ледком лужу и заниматься там своими важными делами. А в тридцатиградусный мороз напялив шапку и надев на себя шубку в валенках на босу ногу отправиться с голой жопой разыскивать свою запропавшую где-то мать. А уж то, что солдаты научили четырехлетнего Мишку курить  и материться само собой понятно. С нами же фиг покуришь - возраст не тот, курить нельзя вообще, а материться можно только старшим, мелкие же за это получали люлей.

Так что пока ребенок был в этой компании, родители могли очень уж сильно о его безопасности не волноваться. Жгут костер? Мелких близко не подпустят, одернут. Взрывают шифер в том костре? Самые младшие наблюдают со стороны. Плавят на костре свинец? То же самое. Главное, что никто никогда в костер патроны не бросает. Ну почти никогда. Пошли в лес? Ну и что? Во-первых далеко не зайдут, а во-вторых все ушли  и все вернутся - за этим старшие присмотрят. Старшие, правда, тоже лет двенадцати, не больше, но все таки!

Вставал вопрос пропитания этой оравы. Завтракали все дома, про обед я расскажу чуть позже, а вот ужинали так - шли к солдатской столовой и у повара выпрашивали жареную рыбу. У хлебореза же можно было выпросить поливитаминов из большой банки. Если витаминок было многовато, то после них горели щеки, уши и жопа. А еще ближе к вечеру случалось жгли костер и пекли картошку, после чего возвращались домой к настоящему ужину. Замурзанные до невозможности, но почти сытые.

Что же касаемо обеда... Такого как в городе - Коля, домой, обедать, Таня, домой, Юра, домой - не было. Обычно та из офицерских жен, возле чьего дома в данный момент кучковалась наша компания, зазывала на обед всех присутствующих, человек семь-девять обычно.  Там и кормились все. Без особых разносолов, но сытно. Хотя, конечно, готовили все по-разному. Кто-то вкусней, кто-то так себе. Вне конкуренции была тетя Света. Вот там-то, в их доме я и попробовал этот самый суп-кюфта, долму, пахлаву и много еще чего. Тетя Света была родом из Баку и в их доме вообще был маленький Азербайджан - помимо южной еды ковры на полу и стенах и вместо тапок неожиданные чувяки. Я тетю Свету вообще долгое время считал азербайджанкой. Что блондинка - так красится, а что Света, так может она Салиха какая-нибудь или вообще Саадат. Потом уж мама мне объяснила, что она настоящая Света и настоящая блондинка. Просто родом из Баку. И родители оттуда. И родители родителей.

Так вот слово кюфта включило машину времени. В очередной раз.

Показать полностью

Об одной книге

Вот бывает так иногда - есть у тебя что-то, но если ты это что-то отдашь другим, то меньше у тебя не станет. Это сейчас я о книге, о которой хочу вам рассказать. Для меня она точно входит в десятку, а то и в пятерку лучших книг из того немалого количества, что мне довелось прочесть за свою жизнь. А прочел я ой как много! Несколько тысяч - точно.А о Великой Отечественной это пожалуй что и лучшая... А какой великолепный русский язык у потомка прибалтов и шведов, русский настолько, что русее и не бывает! Итак, "Сестра печали"

Начало (почти) вот -

"…Истинно вам говорю: война — сестра печали, горька вода в колодцах ее. Враг вырастил мощных коней, колесницы его крепки, воины умеют убивать. Города падают перед ним, как шатры перед лицом бури. Говорю вам: кто пил и ел сегодня — завтра падет под стрелами. И зачавший не увидит родившегося, и смеявшийся утром возрыдает к ночи. Вот друг твой падает рядом, но не ты похоронишь его. Вот брат твой упал, кровь его брызжет на ноги твои, но не ты уврачуешь раны его. Говорю вам: война — сестра печали, и многие из вас не вернутся под сень кровли своей. Но идите. Ибо кто, кроме вас, оградит землю эту…"


А кончается так -

"От того, что я не видел, как ее убило, и даже не знаю, где она похоронена, я не могу представить ее себе мертвой, я помню ее только живую. Она живет в моей памяти, и когда меня не станет, ее не станет вместе со мной. Мы умрем в один и тот же миг, будто убитые одной молнией.И в этот миг для нас кончится война."

А между этими двумя цитатами история любви детдомовца и домашней девочки, великая и страшная война, блокада, Питер, величественный и до боли родной, как будто я сам прожил там всю жизнь.

Смешного - полно. Ну как вам например гардеробщица техникума, где учился главный герой, Чухна, слегка придурошная тетя Марго, которая до революции была раскаянкой, то есть жила в «Убежище для раскаявшихся девиц, основанное попечением Великой княжны Вильденбургской».

Когда в Питере стало голодно, то раскаянки разбежались и в большинстве своем вернулись к прежней профессии. Впрочем тетя Марго о ней и не забывала никогда, недаром она хвасталась - «Тут у нас графы, князья почем зря бывали,  Сам товарищ Распутин на моторе приезжал, смотр самодеятельности проводил. Я на столе в одних кружевных панталонах танго „Сатаник“ плясала…»

Друзья-детдомовцы, соседи, преподы, соученики каждого из которых видишь как живого.

Нежность, голод, любовь, память... Время, показанное без прикрас. Ни тем, кто хает Союз, ни тем, кто его превозносит как рай на земле, этот текст пожалуй что не зайдет. Тут правда.

Я попросил дочь, которая живет сейчас в Питере, в паре десятков минут ходьбы до аптеки Пеля, с которой многое в книге связано, зайти туда и оставить пару красных роз в память того, что не было наяву, но все равно, все равно было...

Я прочитал книгу эту лет в двадцать и вот уже больше сорока лет перечитываю ее по крайней мере раз в год.

Планировали снять по ней фильм, но не сложилось что-то. С другой стороны, пусть лучше никакого фильма не будет, чем какая-нибудь фигня, какой много сейчас.

Еще раз повторяю - Вадим Сергеевич Шефнер. "Сестра печали"

Показать полностью

Коллапс как он есть

Оба раза, когда к моему насквозь больному организму в гости приходил медикаментозный коллапс, виноват был конечно же я сам.

Мама моя, гипертоник со стажем, всегда говорила - сбить высокое давление несложно, а вот вернуть нормальное функционирование потрохов при давлении низком - проблема серьезная. Подтверждаю - таки да.

Первый раз коллапс пришел ко мне лет десять назад в какой-то из праздничных дней. Поутру я принял дежурную горсть таблеток, а затем добавил еще и лекарства дополнительные - щемило сердце, кашель, темпер и вообще было хреново. Начал было завтракать и в это время приперся племянник с полторашкой пива по случаю праздника. Был весьма убедителен и я сдался, не хотел, но употребил. Племянник умёлся восвояси, а я отправился читать какой-то опус про попаданцев, не догадываясь, что попал-то как раз я.

Почувствовав зов естества, собрался было в кабинет задумчивости, но внезапно обнаружил, что любые попытки встать заканчиваются головокружением и возвращением в исходную позу. Выяснилось, что сидеть я тоже не могу. В тубзик пришлось ползти на карачках. Жена очень удивилась тому, каким крепким оказалось пиво - срубило мея с поллитра. Когда я кое-как сделал свои дела и дополз обратно до дивана, жена принесла изъятый у тещи тонометр. Давление оказалось 70 на 40. Вызвала скорую, те приехали, накололи мне уколов и стали выяснять как дошел я до жизни такой. Я перечислил принятые таблетки и сознался, что запивал их пивом по случаю праздника. Тут-то мне и объяснили, что такое есть коллапс и что я сам себе злобный Буратино, так как надо читать листовки к лекарствам прежде чем их принимать. Мало того, что лекарства, принятые мною, друг с другом не сочетаются, так еще и алкоголь к половине из них ну никак не подходит. Погрозили пальчиком, дескать не надо так, и уехали. Сказали еще, что прежде, чем вызывать скорую, можно было попробовать поднять давление очень крепким сладким кофе, а вот если не помогло бы, тогда да.

Я стал читать бумажки от лекарств, перестал запивать таблетки пивом и вообще поумнел. Ну это я так думал. До тех пор, пока коллапс не пришел ко мне во второй раз. Тогда я уже на одной ножке скакал. Несколько дней подряд у меня было высокое давление. Хреновое самочувствие по вечерам и давление. И вот может в пятый, может в седьмой раз снова все то же самое. Абсолютно те же ощущения, что и прежде, плюс давит в грудине. Поленился я мерить давление, сожрал таблетку от оного и усугубил нитроглицерином, чтобы не давило. Давить перестало, да. А сесть не могу, вырубаюсь. Дома один, жена в саду. Помочь некому. Тут уж я замерил - опять 70 на 40. Ползти на кухню за кофе - не вариант, с одной ногой много не поползаешь. Позвонил в сад, позвонил дочери, первой жене позвонил. Ответила только Лариска из сада, но ей часа два добираться, а остальные молчат. Ну и в скорую позвонил,  конечно.Те сказали - приедем, а я им - не уверен, что дверь сумею открыть, но попробую. В общем Лариса до первой моей дозвонилась, та пришла, когда я у дверей, доползши лежал,пытался приподняться и открыть, напоила меня кофием и встретила скорую. Укололи, отудобел, ожил.

Вот это, ребята и есть медикаментозный коллапс. Будьте бдительны. 

Показать полностью

Про креативное умывание

Нашел в ЖЖ пост про то, как внести свежую струю в скучный процесс умывания. Кое-что здесь выкладываю.

Про креативное умывание Креатив, Сантехника, Фотография, Длиннопост
Про креативное умывание Креатив, Сантехника, Фотография, Длиннопост
Про креативное умывание Креатив, Сантехника, Фотография, Длиннопост

Сегодняшний пост автора с ником id77. Ссылка не вставляется почему-то.

Показать полностью 3

Про ежедневный кирпич

Этой истории нынче ровно двадцать пять лет.

Началось все с того, что я развелся. И тут же стал присматривать себе новую работу. Старая всем была хороша - был такой лозунг при социализме: "Работа - второй дом". Именно так у нас и было. Складчина на праздники, неформальные поздравления с днем рождения, изредка выезды всем цехом на природу вместо рабочей смены. Даже люлей за реальные косяки начальство вваливало без злобы, по-семейному.

Все было хорошо кроме одного - зарплаты и на алименты и на нормальную жизнь для меня не хватало. Вот  пришлось идти туда, где денег было больше, однако  отношение к людям, увы, совсем другое.

С новой работы мне до дома можно было добираться двумя способами - на заводском автобусе по бесплатному проездному или пешком. Пешком выходило минут на двадцать - полчаса быстрее, потому что автобус до меня доезжал в последнюю очередь. Вот я и чапал мимо старых заброшенных цехов ко всегда открытым воротам. А если их изредка и закрывали, то дыры в заборе никто заделывать не спешил. Потом-то, с развитием капитализма, и ворота закрыли надежно и забор починили, но это уже потом.

Ходило по тому маршруту человек наверно тридцать, ну это те, кого я видел. И была среди них одна молодая женщина, меня немного помоложе. Лидой звали. Ходила она всегда с одной и той же дамской сумкой, размером слегка побольше обыкновенной и судя о всему довольно тяжелой.  Познакомились мы как-то случайно, то ли я ее под зонтик в ливень пустил, то ли еще как, сейчас не вспомню уже. Вместе не всегда получалось идти, но довольно часто. То я ее догоню, то она меня. Моя дорога к себе как раз мимо ее дома была, вот и идем болтаем о том, о сем.

Узнал я из разговоров, что  Лида эта - мать-одиночка, дочь во втором классе, живут в двухкомнатной хрущовке. И стал я с течением времени посматривать на Лиду с определенным интересом. А что? Я свободен, она тоже. Судя опять же по разговорам явно не дура, фигурка неплохая, стройная. На лицо не красавица писаная, ну так ведь и я не Аполлон Бельведерский, а потрепанный жизнью раздолбай с излишним весом. Мне ли кочевряжиться?

Стал подумывать - а не напроситься ли в гости? Тем более, что отдаленные намеки с ее стороны уже были, я их для себя отметил, просто реагировать сразу не стал. Вот скажет она снова, что у нее что-то электрическое крякнуло ( в прошлый раз настольная лампа была ), а я тут как тут - давай гляну. Уж мелочевку-то электрическую я всяко разно починить смогу. Следом за ремонтом должен воспоследовать ужин в качестве оплаты мастеру, а дальше дорожка известная, хоженая... Или того лучше - скажет она снова, что пирожки сегодня печь собирается с тем-то и тем-то, а я вдруг вспомню, что пирожки именно вот с тем-то - мои любимые и я их сто лет не ел. Если это был намек, а не бла-бла-бла для звукового эффекта, то на пирожки меня точно пригласят, а я приду не с пустыми руками, а скажем с винишком и дальше опять же по накатанной...

В общем хожу и жду следующего удобного повода. Но нее дождался. Не успел. И, как мне кажется, очень хорошо, что нее успел.

Словом в ходе очередной дорожной беседы, после того, как подержал в руках ее сумку, я Лиду и спрашиваю - а скажи-ка мне, Лидуся, что это ты в суме своей носишь такое, там килограмма четыре, никак не меньше. А вот - говорит - и сумку открывает. А там лежит беленький такой красивенький огнеупорный кирпичик. И продолжает - я каждый день по одному кирпичу домой с работы приношу. Тут я слегка завис. По кирпичу. Каждый день. Зачем? И мне сразу вспомнилось детство и кум Тыква из "Приключений Чиполлино". Он тоже специализировался на кирпичах поштучно. Но он-то их по одному с получки покупал, а Лидка на родном предприятии тырит. В общем волчий оскал капитализма в случае итальянского овоща и пережиток социализма у русской молодухи.

Кстати, раз уж к слову пришлось - о повальном воровстве при социализме. Не все так просто, ребята. Во многих случаях люди тянули с заводов то и это не потому, что были такими уж вороватыми, а потому, что они и рады бы купить в магазине нужную вещь, ан там-то ее и нету! А на заводе - есть!

Кто-то скажет - можно было на заводе выписать эту самую нужную вешчь и заплатить. Не вариант, братцы, не вариант! Сам с этим сталкивался. Я в те времена был членом заводского партбюро, питал некоторые иллюзии насчет коммунистических идеалов и считал, что заниматься воровайством для меня - невместно. А понадобилась мне для личных целей пачка югославских электродов. Я как раз ими и работал. Ах, какие это были электроды, конфетка, а не электроды! В общем пошел я по официальному пути, но скоро понял, что это такой геморрой, что не дай бог. 100500 согласований и подписей. Походил я походил от одного начальника к другому, плюнул на идеалы и скоммуниздил пресловутые югославские электроды.

В общем спрашиваю я у Лидки - а нафига тебе кирпичи-то эти, для каких таких надобностей? И почему ты охранников заводских не опасаешься? Они ведь в районе вечно открытых ворот пусть периодически, но тусуются. А я - отвечает - если что охранникам скажу, что кирпич взяла, чтобы деду родному радикулит лечить. А то совсем хворь старикашку скрючила. А вообще - говорит - я уже третий год каждый день по кирпичу ношу, скоро буду заканчивать, и ни разу никто сумочкой моей не поинтересовался.

Переспрашиваю - и что, действительно таскаешь по кирпичу каждый день?

Да - каждый раз, когда иду с работы прихватываю кирпичик.

Тут я завис еще раз. Третий! Год! Каждый божий день за вычетом выходных, праздников, больничных и отпусков она носит эти самые кирпичи.

А Лидия продолжает - я три года назад решила сделать из большой комнаты две маленьких, благо что у каждой из них будет свое окно. Вот для стенки мне кирпичи и нужны! Я спрашиваю - а гипсокартон-то чем тебя не устраивает?

Я - говорит - когда начинала эту кирпичную эпопею, то про гипсокартон и слыхом не слыхивала. И  мне кирпичная стенка больше нравится, вот! И вообще, если я что-то для себя решила, то я этого почти всегда добиваюсь. Не мытьем, так катаньем. С самого детства так повелось.

Тут мы дошли до ее дома, она свернула к себе, а я почапал дальше. Иду и думаю - какая однако упертая, продуманная и целеустремленная особа! Три года назад наметила себе цель и шаг за шагом к ней движется.

Думаю дальше. Вот предположим сходил я к ней в гости, а вдруг после она себе новую цель наметит и целью этой буду я. Оно мне надо? Против подобной целеустремленности мне не вырулить, нет.

В общем постепенно я пешие прогулки прекратил и переключился на автобус.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!