Лига психотерапии

989 постов 3806 подписчиков
показывать просмотренные посты
41
Психические расстройства в «Игре престолов»
93 Комментария в Лига психотерапии  
Психические расстройства в «Игре престолов» Игра престолов, психические отклонения, психология, Фильмы, длиннопост

Психологи – обычные люди и не проводят всё свободное время в размышлениях о психическом здоровье. Но при прочтении книг, просмотре фильмов и сериалов мы неизбежно замечаем патологии у любимых героев. Некоторые фильмы просто кишат психическими заболеваниями, как будто являются экранизацией Диагностического статистического руководства по психическим расстройствам (DSM).


«Игра престолов» — это сериал о войне, власти и политике во времена драконов и рыцарей, но невозможно игнорировать серьёзные проблемы психического здоровья персонажей, которых мы видим на экране, поскольку у некоторых героев диагнозы так и напрашиваются. Например, можно сходу назвать Джоффри садистом, а Серсею – нарциссом, но давайте сделаем шаг назад и повнимательнее посмотрим на героев, которых мы любим любить и любим ненавидеть.


Джоффри Баратеон

Показать полностью 6
14
Как сохранить нажитое, кто знает ответ?
90 Комментариев в Лига психотерапии  

Читала статью, посвященную бизнесу и наткнулась на такой интересный факт - около 70% семейных предприятий разоряются или продаются, при передаче бизнеса второму поколению, и лишь 10% остаются активными после передачи их внукам (Сток Дж., Фоули Г. Семейный бизнес: не дать промотать наследство // Harvard Business Review. 2012. Март.) А правнуки, как понимаете, в большинстве случаев уже снова работают на дядю. :)

Как сохранить нажитое, кто знает ответ? вопрос, психология, богатые детки, мотивация, воспитание, длиннопост
Показать полностью 1
15
Врачебные акцентуации
17 Комментариев в Лига психотерапии  
Врачебные акцентуации юмор, врачи, психология, несерьезно, акцентуации характера, длиннопост

Сразу сделаю ремарку, которую почти наверняка кто-нибудь не прочитает, зато у меня будет возможность сказать: «а я предупреждал!» Просьба не рассматривать этот опус как нечто серьёзное. Тем более не следует принимать его как руководство к диагностике, самодиагностике — и уж ни в коем случае как пособие для профориентации.


Если судить по основным анатомическим признакам, а также, косвенно, по сравнительным органолептическим качествам конечных продуктов жизнедеятельности, доктора тоже люди. Ergo, их психика тоже в некоторой степени схожа с человеческой. Соответственно, акцентуации их характеров тоже с некоторыми допущениями напоминают те, что описаны зубрами мировой и отечественной психиатрии. С некоторыми, впрочем, особенностями. Итак, доктора-акцентуанты.


Астено-невротический доктор.

Этого можно узнать по почерку. Более-менее читаемый в начале предложения, он быстро трансформируется в электрокардиограмму умирающего пациента, неуклонно стремясь к изолинии в конце. Таков он и на работе: заряд бодрости, принесённый из дома, заканчивается стремительно, подобно батарейке «Дура Сел», которую по ошибке заставили вращать стартер. Так же стремительно тает запас долготерпения: кусаться уставший доктор, конечно, не будет, но взорваться и чего-нибудь этакого наговорить вполне может. О чём сам уже через пять минут будет сильно жалеть и терзаться. Длительные нагрузки и рутина его просто убивают, зато хорош для решения быстрых, коротких задач: ампутировать что-нибудь ненужное, оказать неотложную помощь.


Гипертимный доктор.

Самый точно соответствующий ему мультяшный персонаж — доктор Ливси из «Острова сокровищ». Ой, какой замечательный полипчик! Корона Венеры — да вы просто царственно смотритесь! Ух ты, вот это грыжа! Окружён любовью пациентов и зубовным скрежетом коллег (нельзя же всегда быть таким до безобразия бодрым и энергичным!) Если такого ставят заведовать отделением, первая реакция персонала: «Ух ты, вот это геморрой!»


Истероидный доктор.

Эгоцетричен до пупземельного статуса, демонстративен и артистичен до уровня примы какого-нибудь театра. Совершенно не вяжется с ролью патологоанатома: где зрители, где восторг? Хирург? Маловероятно. Разве что на галёрке будут сидеть студенты и, затаив дыхание, ловить каждый изящный росчерк скальпеля, стежок кетгута, выразительный жест бровями операционной сестре и разнос ассистенту. Зато как психотерапевт, да ещё ведущий группу — он на своём месте.


Конформный доктор.

Совершенно беспроблемный работник. Надо — значит надо. Дежурство на Новый Год? Хорошо, если вы настаиваете. Отпуск в ноябре? Беру. Идеальный исполнитель. Рутина его совершенно не тяготит. И в начальство не рвётся. Да, собственно, никто и не предложит.


Лабильный доктор.

В идеале, перед его кабинетом должен висеть барометр настроения. Если оно упало до грозовой отметки — приём закончен, доктор будет заниматься бумагами. Рвать, метать, иногда в корзину попадать. Как только стрелка выползла на отметку «безоблачно» - приём возобновляется. И коллегам можно входить без опаски.


Неустойчивый доктор.

Доктор-мина. Корабельная. С истекшим сроком годности. Совершенно непонятно, когда и от чего сдетонирует. И чем всё обернётся: мелкой шалостью, вроде рецепта «Penis longus quantum satis” для истеричной пациентки, или же скандалом на уровне облздрава. Медицинскую документацию ненавидит искренне, у заведующего пухнет папка от жалоб очередного взвода чертей с переломанными ногами. Умудряется снискать себе славу раздолбая, даже будучи неплохим специалистом.


Психастенический доктор.

Если увидите его с удавом на шее, не верьте глазам своим: то просто отожравшийся червь сомненья. С амбициями констриктора. Сомневается всегда и во всём, старается сделать работу на «ять», и делает неплохо, но искренне считает, что выходит на «тать», «мать» и «с работы геть». Страшно не любит дифференциальную диагностику. Как, впрочем, и всё, что связано с выбором. Потому отчаянно ратует за внедрение стандартов лечения.


Сенситивный доктор.

Страшно озабочен тем, как к нему относятся окружающие: коллеги, пациенты, начальство. Очень переживает, если плохо. Поэтому обычно работает хорошо. Если бы не был столь впечатлителен — ушёл бы патологоанатомом, будучи уверен, что уж там к нему в массе своей относились бы ровно.


Циклоидный доктор.

Имеет две фазы: «доктор прёт на себе всё» и «доктор кончился». Длятся они обычно неделями, и умное начальство успевает уяснить для себя их цикличность, закономерность и длительность, поэтому на время (или хотя бы часть) второй фазы имеет в рукаве туза — плановый отпуск. Глупое начальство чаще пытается применить ненаучный метод административного кнута и в итоге получает к оплате длинный больничный.


Шизоидный доктор.

Встречается в разновидностях «гений» и «просто с прибабахом». Идеальный работник-одиночка. И желательно без прямого контакта с пациентом. Максимум — анализы или снимки. Они хотя бы вслух не разговаривают. А если разговаривают, то это у доктора апгрейд, и ему пора.


Эпилептоидный доктор.

Если есть специальность или должность, где всё зависит от педантичности и аккуратности — смело шлите его туда. Порядок будет идеальный. Коллеги, правда, при этом будут задолбаны придирками по мелочам и обстоятельными, на полчаса и со всеми подробностями, рассказами о какой-нибудь мелочи, а также перманентной мрачностью и угрюмостью. Не включайте его в проверяющие комиссии, если только вашей целью не является массовый суицид проверяемого коллектива! И остерегайтесь повышать его в должности: подхалим он только в роли подчинённого. Как начальник — он тиран, деспот и самодур.


http://dpmmax.livejournal.com/621777.html

Показать полностью
210
Умер Макс Люшер
44 Комментария в Лига психотерапии  

Макс Люшер, швейцарский психолог, ставший известным как «король цвета» благодаря своему цветовому тесту, умер 2 февраля 2017 года в Люцерне в возрасте 93 лет.


Он разработал категориальную модель мышления, включающую шесть категорий – директивная - рецептивная, константная - переменная, интегративная - сепаративная, с помощью которых можно описывать эмоции, мотивацию и следующее из них поведение.

Умер Макс Люшер психология, тест, Люшер, длиннопост

Эта модель мышления – куб Люшера – представляет собой квинтэссенцию долгой, насыщенной работой жизни ученого и его завет потомкам.


Эта модель позволяет осознать амбивалентность человеческого мышления и деятельности, которые могут привести как к невероятным взлетам, так и к непостижимой жестокости. Куб Люшера как модель категориального мышления позволяет осмыслить эти взаимосвязи. Если понять эту модель, она укажет путь из самой безвыходной ситуации, а также покажет, как обрести равновесие.


Макс Люшер, которого Вторая мировая война почти не затронула – ведь он был швейцарцем, был, по его собственным словам, настолько поражен в молодости зверствами войны, что это знание о бездне человека никогда не покидало его. Он регулярно перерабатывал и дополнял свою книгу «Закон гармонии в нас». Это был его призыв к «неосознанному знанию», «совести», которая управляет уравновешиванием основных эмоций у каждого человека. Книга долгое время была бестселлером и была переведена на множество языков.

Показать полностью 1
403
Из записок неримского папы
36 Комментариев в Лига психотерапии  

Записки "неидеального отца", который столкнулся с неким существом, под названием "ребенок".

Из записок неримского папы Воспитание детей, родительская любовь, длиннопост, юмор

Я впервые увидел сына в «вайбере». Не то чтобы он успел завести аккаунт в первые минуты жизни. Хотя в нынешний век информационных технологий чего только не бывает. Жена прислала фото. Это был первый шок моего отцовства.

Мужики все-таки идиоты! Не устаю подтверждать это в процессе своей семейной жизни. Кого я ожидал увидеть на фото, давайте спросим честно. Кузя, друг Аленки. Есть такая шоколадка. Там на обертке – жизнерадостный мальчуган предпенсионного возраста. Вот кого я ожидал увидеть. Скорее даже – маленького себя, произведенного на 3D-принтере. Такого же, только поменьше и гладенького. Вместо этого мне прислали сухофрукт, завернутый в несколько слоев ткани. Я вспомнил эпизод из фильма «Детсадовский полицейский». Там герой Шварценеггера принес в детский сад хорька, а детки спросили, что случилось с его собакой. Вот так я тогда чувствовал.


Хотелось срочно написать в «вайбере», не разделяя слова и переставляя местами буквы в панике: «Жена, что случилось с нашим сыном?» В роддоме на выдаче детей (так это правильно называется?) я немного успокоился.


Во-первых, в большом зале ожидания малышей (так это правильно называется?) на стенах висели фотографии новорожденных. На меня со стен смотрела портретная галерея сухофруктов. Во-вторых, невозможно переоценить значение близких людей в жизни человека. Меня очень поддержала мама, с которой я поделился своими переживаниями. Она сказала, что я придурок.


Как рационалист и филолог, я не сомневался, что невербального опыта не существует. Что любую эмоцию, даже самую летучую, можно обозначить.


Когда мне на руки передали моего сморщенного новорожденного пенсионера в кульке, слова внутри кончились. Моя душа издала какой-то нечленораздельный дельфиний ультразвук. Сынок оказался еще страшнее, чем на фотографии. Он странно моргал всем лицом, как будто пытался расправить свои старческие морщины. У меня даже промелькнула мысль, что я еще молодо выгляжу на фоне своего Бенджамина Баттона.


Но несмотря на все это, меня не покидало ощущение, будто я только что случайно сел в радугу.


***


Жизнь с малышом – как в армии. Кто-то лысый и толстый целый день орет, и постоянно хочется спать.


***


Говорят, дети быстро растут. Ерунда. После двухнедельной командировки я рассчитывал, что Артем встретит меня словами: «Папа, я устроился на работу на детскую китайскую фабрику контрафакта, ты можешь больше не работать». Но нет. Он встретил меня в своей кроватке все с тем же скептическим выражением лица: «Чего подошел? Сиська есть? Нет? Тогда зови следующего».


***


Похоже, с именем для сыночка я все-таки просчитался. Эта новая мода давать детям странные древнерусско-хипстерские имена – нечто, конечно. Я уже представляю малышей, которые возвращаются из детского сада домой со словами: «Мама, папа, меня мальчишки дразнят!» – «Кто, кто, тебя дразнит, маленький?» – «Аскольд, Гермоген и Сварог! Они говорят, у меня дурацкое простое имя, как у всех!» – «Это все твой папа виноват, люмпен проклятый. Фантазии ноль. Ты прости нас, Мефодий».


***


Мы с Артемом – как два компьютера разных поколений. Он – шестой айфончик, постоянно обновляется в фоновом режиме. Заснул, проснулся – бац, какая-то новая программка установилась за ночь: или ползать задом, или плеваться в папу, или еще что-нибудь. Я же – как 486-й комп. Очнулся утром – и минус одна фича. То загружаюсь по полчаса, вглядываясь в волосатого йети в зеркале, то дисковод не открывается, то экран гаснет сам по себе. А иногда сам вздрагиваешь вдруг от противного такого мерзкого клацающего металлического звука. Домашние нервничают: что это, где это? И только малыш взирает сочувственно со своих айклаудных высот с немым вопросом в умных глазах: «Что, папа, через диалап-модем опять в интернет пытаешься выйти? Ну-ну, смотри картридж не надорви».


***


Наш педиатр разрешил потихоньку вводить в рацион Артема мясо. И в одночасье все изменилось. Раньше в гастрономическом плане мелкий был для меня беспонтовым чуваком. Все эти жидко- и желеобразные субстанции поносного цвета – несерьезно. Но теперь… Теперь я ухожу из дома на работу, обвешанный патронташем из сосисок, из кармана торчит сервелат и еще по котлете за щеками. А иначе нельзя: этот малыш отныне – мой конкурент в пищевой цепочке. Пусть теперь этот толстопопый стервятник нарезает круги по полу перед холодильником – там только руккола и цветная капуста: бэ-э-э-э, приятного аппетита!


***


Выбирал Артему горшок. Наткнулся на вариант со встроенной музыкой. Это когда навалил кучку, а оттуда песенка. Спасибо, что не Вагнер, конечно. Не «Полет валькирий» тире ребенок заика навсегда. Но помилосердствуйте, по драматургии кто в этом случае оттуда поет? Оно, что ли? Само?


Купил обычный глухонемой горшок. Потому что и так много его вокруг: и поет, и просто разговаривает. А оно должно молчать. Хотя бы в горшке.


***


Артем освоил прием работника Макдоналдс «свободная касса». Сидя ровно на своей удобной хлебобулочной попке посередине комнаты, он поднимает вверх ручку. Это означает: папа должен немедленно подойти и предложить забаву. Если забава не забавная, ручка остается поднятой вплоть до нахмуривания бровей и надувания щек. А это уже кризис масштаба Карибского. Если забава забавная, ручка опускается с одобрительным шлепком на лысину папе. Что означает: у тебя есть три минуты, можешь пойти заняться каким-нибудь своим беспонтовым взрослым делом.


***


Как общаются корабли? Гудками. Короткими, длинными. Привет, корыто, у тебя на мостике все та же старая жопа, которая в прошлом году посадила тебя на мель? А, это ты, жестянка, чего везешь, феррари? Корма не треснет? Видимо, как-то так.


Артем тоже взял на вооружение такую сигнальную систему. Он гудит. Длинное «у-у-у-у-у» – одобрение: прикольно ты, папа, споткнулся о мой столик для кормления, давай еще. Короткое, отрывочное «у-у-у» – это все, хана, сейчас «Полет валькирий» начнется, причем та самая версия из «Апокалипсиса сегодня». Прерывистое, нестабильное «у-у-у-у, у-у-у-у» в сочетании с мечтательным взглядом вдаль означает, что сынок задумался о тщетности всего сущего: эх, батя, знал бы ты, как сложна жизнь в девять месяцев, давай-ка лучше долбанем по «Фрутоняне».


***


Артем приполз ко мне с доброй открытой улыбкой. Целоваться будет, решил я. Он так уже пару раз к жене приползал, и они целовались. Я приблизил свое лицо к малышовому и начал усипусить. Сынок продолжал тянуться ко мне. Вот ведь, всплакнул я внутренне, какая любовь к отцу! И только в последнюю секунду я успел инстинктивно отдернуть голову: передо мной опасно клацнули четыре мелких редких зуба. Батлук-младший и не думал целоваться. Он просто хотел откусить мне нос.


Зато не тряпка-неженка, как папашка, а хищник, чо.


***


Этот незабываемый момент, когда твой сын говорит тебе: «Папа». Душа тает, как снег в Москве зимой. Такой подъем, и воодушевление, и желание свернуть горы. Еще более незабываемым моментом может стать разве что тот, когда твой сынок говорит «папа» также и своей маме. А еще чуть более незабываемым – когда он говорит «папа» и бабушке. Ну, а самым-самым незабываемым становится тот момент, когда он говорит «папа» курьеру, который привез нам пиццу. Такой широкой души этот парень, мой сынок, это что-то.


***


Когда Артем вырастет, он станет мэром Москвы. У него к этому все наклонности. Наша игра в кубики всегда происходит по одному и тому же сценарию. Что бы я ни построил, малыш моментально это разрушает. Без предупреждения и письменного уведомления. Делает он это всегда с остервенелым лицом. Из чего я заключаю, что, видимо, по его мнению, мои постройки нарушают архитектурную целостность и портят вид его детского коврика, на котором в беспорядке разбросаны тонны игрушек.


***


У Артема не получилось включить телевизор с пульта (он хаотично жмет все кнопки и иногда случайно включает). По этому поводу мелкий распсиховался. Я ему говорю: «Вообще-то, интеллигентный человек не должен смотреть телевизор». Малыш посмотрел на меня глубоким, серьезным взглядом умных, проникновенных глаз и ударил пультом по голове. Из чего я делаю вывод, что либо мой оппонент не согласился с представленным тезисом, либо он у меня люмпен.


***


«Картина маслом», как говаривал товарищ Гоцман. Стою дома у высокого комода. На комоде лежит айпад (чтобы Артем не достал). На айпаде открыта электронная книга Ю. Б. Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?». Я читаю ее жене вслух. На ноге висит сынок, канючит, пытается стащить с меня штаны. Я трясу ногой, чтобы скинуть его, как прицепившуюся кусачую собачонку, приговаривая: «Да отстань ты уже! Иди в кубики поиграй. Не до тебя сейчас». А сам при этом произношу вслух: «…папе необходимо заниматься сыном, наладить с ним теплые, дружеские отношения».


***


Жена уехала утром по делам. Я остался с Артемом, и мне впервые пришлось укладывать его на первый полуденный сон (обычно это почетная обязанность жены). А для этого предусмотрена целая цирковая программа. Перед тем как положить в кроватку, малыша нужно сначала покачать на руках, восседая на большом фитбольном мячике и подпрыгивая на нем. При этом необходимо включить поющий ночник с тремя детскими песенками в ротации. Если Артем долго не засыпает, это еще то музыкальное изнасилование получается. Хорошо хоть, что там не полный репертуар Стаса Михайлова записан – все три его песни.


Я сосредоточился на выполнении концертно-развлекательной программы. Не без страха. Во время этих молодецких прыжков верхом на мяче существовал риск растрясти свои уже не прочно закрепленные внутренние органы. В разгар действа я решил посмотреть, какое впечатление это производит на сына. И даже на несколько секунд перестал скакать.


Артем лежал у меня на руке и улыбался мне во всю мочь своего шестизубого рта. Потом он начал причмокивать и смешно жмуриться, а сквозь причмокивание и зажмуривание продолжал улыбаться. Где-то внутри меня вдруг разлилось целое озеро такого теплого и стопроцентно очищенного чувства, что у меня даже побежали по спине мурашки. Нежность, любовь, привязанность, преданность – это все какие-то полуслова, а прелесть этого чувства была в том, что оно не нуждалось в словах.


Я смотрел на спящего шестизубика и думал о том, зачем люди вырастают. Мир был бы так прекрасен, если бы состоял из детей.


***


Я же был суровый мужик. Вместо зарядки гнул подковы, ездил на работу на танке, а на завтрак ел гвозди. Что со мной стало? Например, недавно увидел свои носки рядом с Темкиными на батарее в ванной и чуть не прослезился. Теперь гадаю, действительно ли это настолько умилительно, как мне кажется, или отцовство окончательно размягчило мне мозг?


***


Артем наверняка станет коррупционером. Он прячет свою тушку так же незатейливо, как они – деньги в офшорах. Подходит, например, к занавеске и засовывает за нее буквально один нос. А попка да и почти все тело целиком торчат наружу. Мы ему кричим: «А где же наш малыш?» И тогда он победно высовывает нос обратно, мол, ладно, предки, нашли.


***


Прилег вечерком дома на минуточку после работы. Думаю, мне бы полчасика прикорнуть, вот оно и счастье. Но не тут-то было. Слышу, уже стучат кирзовые ботиночки. Артем не дремлет, граница на замке. Сейчас будет меня бить, теребить и кусать. Приоткрываю один глаз. Стоит возле кровати, смотрит на меня, морщит лоб. Я не на шутку напрягаюсь. Парень, видно, что-то серьезное на этот раз задумал, хана мне. А сынок бежит в угол, включает там свой ночник с детскими песенками, под который он каждый день засыпает, и тихонько выходит из комнаты.


Если бы я был хипстер-миллениал в уггах поверх конверсов, я бы разрыдался. Но поскольку я жесткий мужик, то лишь мужественно всхлипнул от умиления.


***


Настоящий экстрим – это когда ночью по пути из туалета в спальню в полной темноте тебе удается пройти бесшумно, чтобы не разбудить ребенка: миновать разбросанные погремушки, не споткнуться о детскую машинку, не наступить на воздушный шарик, обойти пирамиду из кубиков, не свалить фикус. И вот ты получаешь заслуженную награду – с наслаждением ныряешь под одеяло в постель, и из-под твоей задницы раздаются дикие трели: под ней оказывается игрушечный телефон Артемки, с которым он играл в родительской кровати перед сном.


***


Твои дети – это твое второе детство. Уникальная возможность снова вернуться в мир ребенком. Все вокруг опять вырастает. Ты как Алиса.


Я иду с Артемом по улице и смотрю вокруг его глазами. Вон собянинский трактор корежит здравый смысл. Я кричу: «Смотри, Тема, трактор!». Для него же это просто трактор, а не идеологический враг. Или голуби. Когда я так последний раз радовался голубям? А Теме нравятся голуби. Однажды я даже увидел белого. Мы вдвоем с малышом бежали за ним с визгами. Сынок еще не видит за фантиками мусора, за дождем – плохой погоды, за людьми – нелюдей.


Иногда мне хочется крепко-крепко обнять малыша.


Чтобы удержать его в детстве.


Чтобы он подольше не взрослел.


***


В детстве я сам каждое лето проводил в деревне. Моя мама хотела девочку. За неимением лучшего она наряжала меня (не в платья, конечно, хотя это многое бы объяснило в нынешнем моем поведении). Красивые рубашечки, шортики, кепочки, сандалики, фенечки. В таком виде меня торжественно выпускали пастись за ворота. Я выходил из калитки нарядный и загадочный, как новогодняя елка, и усаживался в первую попавшуюся лужу. Если лужи не было, то в грязь. А грязи уж хватало – деревня как-никак. Чтобы прийти в негодность, мне обычно требовалось несколько минут. Мама каждый раз выбегала на улицу, видела эту хрюшу в рюшах и заводила меня обратно во двор на дезинфекцию. Такие вот бессмысленно-короткие модные показы. Матушка очень страдала от этого, конечно.


На днях мы нарядили Артема. Я привез ему из-за границы восхитительный костюмчик. Мальчик получился – как с дореволюционной открытки. Напомаженный, розовощекий. Мой нарядный сынок вышел за ворота нашего деревенского дома и сел в феноменальную, непоправимую грязь. И нет, это не гены. Это возмездие.


***


Взрослые воспитывают детей. Какая чушь! Дети – венец творения. А мы всю жизнь занимаемся только тем, что бесконечно деградируем, предавая в себе ребенка. Ребенок – весь душа от макушки до пяток. В нем нет лжи. У Артема размах крыльев – на полмира. Он готов обнять все вокруг – фонарный столб, бомжика, милиционера, шелудивого пса. А я недавно инстинктивно отпрыгнул, когда меня приполз понюхать подслеповатый ежик.


Как мне воспитывать Артема? Чему лужа может научить океан? Я смогу лишь по кусочкам отрезать от этой его большой души, давая взамен шаблоны, нормы, привычки, конвенции, фетиши, все эти наши взрослые погремушки. В итоге Артем станет как Вадик, как Петя, как Саша, как Коля. В итоге от Артема останутся лишь его от души поломанные игрушки и от души разрисованные обои, если у нас хватит мудрости их не переклеивать. Да еще его улыбка на фотографиях, широкая от горизонта до горизонта, во все четыре зуба.


В итоге Артем станет как я. Человеком с душой на пять копеек на дне свиньи-копилки. Который вспоминает об этой душе, только когда свинью потрясут.


***


Пока Артем в деревне, по-прежнему пытаюсь разобраться в его инструкции по эксплуатации. Читаю авторов. Гиппенрейтер: «Совсем хорошо, если вы сможете принять участие в занятиях ребенка, разделить с ним его увлечение». Мудрено это все, конечно. Не для средних умов. У Артема, например, любимое занятие (оно же увлечение) сейчас – это поедание песка и швыряние камнями в прохожих. Получается, я, как хороший отец, должен с ним это разделить.


Эге-гей, сынок, чего берешь сверху, копни поглубже, там песочек мокрый, легче будет глотать! Юху-у-у, Артем, что-то низко у тебя пошло, целься выше, в голову, вот смотри, как папка!


***


Шел по улице и слышу рядом: малыш, примерно ровесник моего, бормочет: «Па-па, па-па». И так вдруг накатило что-то. Представил я Артема там, в деревне. Стоит он на чужбинушке одинокий, чумазый, бесприютный, под проливным дождем и зовет меня жалобно, как брошенный котенок: «Па-па, па-па…» Но нет ответа, и только лютый ветер треплет его коротенькие, еще не до конца отросшие волосики. Под проливным дождем – это обязательно, только так мне представляется. Точно так же, но, например, под солнцем он стоять не может.


Иду я дальше по колено в мрачных мыслях, с трудом ноги передвигаю. И тут приходит сообщение по «вайберу» от жены. Фотография Артема. Она мне присылает периодически. На фото Артем почему-то не под проливным дождем. В правой руке надкусанный огурец, в левой – надкусанный помидор. На лице – улыбка. И взгляд такой его фирменный, нагленький. Смотрит в камеру, то есть на меня, как бы сквозь расстояние. Я уже давно научился читать его немые телеграммы, чем бы он мне их ни посылал – взглядом, жестом, позой, вздохами. В этом случае Артем отправил мне следующее сообщение: я, конечно, очень скучаю, пап, и все дела, но здесь хавчик приличный и никто на ночь Бродского не читает. Скоро не жди.


***


В наш технократический век у всего есть кнопка. Нажал – началось или кончилось. Поехало или остановилось. Заговорило или замолчало. Мы стали скучными выключателями. А у детей нет кнопки. Как Ури в приключениях электроника, можем искать все четыре серии – и не найдем. Ребенок – это чистое чудо. Зачатие ребенка – чудо (не в смысле «и палка раз в год стреляет», а метафизически). Рождение – чудо. Первые шаги, первые зубы, первые слова – чудо. Взросление – сверхчудо. Самое невероятное из того, что я пока видел в своей скучной жизни выключателя. Как месячный становится годовалым? Как? Артем отвернется, чтобы плюнуть в кота, поворачивается – уже другой. В понедельник я забираю из кроватки одного Артема, в среду выхожу гулять со вторым, в воскресенье читаю книжку третьему. Иногда я часами пристально наблюдаю за ним, не отводя взгляд и не моргая, пытаясь поймать момент трансформации. Однажды мне показалось, что я заметил, как выросло его ухо. Но это папашкин маразм, конечно. Отследить это невозможно – чудо.


У выключателей нет веры. В холодильник, в автомобиль, в мегаполис верить не требуется. Они будут делать то, что велит кнопка. Чудо ребенка дарит выключателю веру. В жизнь, в природу, в Бога, в семью – каждому свою. Самое главное рядом с ребенком – не забывать дышать. Потому что ты живешь – как в Диснейленде, затаив дыхание.


***


Артему хватает нескольких слов, чтобы править миром. «Папа», мама», «баба» – это для простых запросов. «Пама» или «мапа» – это для сложных задач, где один человек не справится. Есть еще «памаба» – это когда сынок пока не решил, чего конкретно он хочет, но чувствует в груди нарастающую мощь желания и ему нужна всеобщая мобилизация родственников.


***


Процесс воспитания – это детектив. Каждый случай – как новое дело Холмса. На основе множества разных факторов нужно принять единственное правильное решение. Постоянно возникают дилеммы. Например. Сыпать на голову взрослому человеку песок – это плохо. Но если этот взрослый человек, а в данном случае это я, лысый, и на моей голове отлично лепятся и, главное, держатся куличики, тогда, наверное, можно? Артем считает, что можно. Пока не могу найти аргументов против и осторожно перемещаюсь с песчаным замком на голове.


***


Раньше я вместе со всеми посмеивался над этими безумными мамашками. «Мы пошли». «Мы поели». Или даже лучше – «мы покакали». Вместе какали? На брудершафт? Вы что, циркачи? И все в том же духе. Какие такие «мы»? Ты – взрослая самодостаточная личность – благополучно существовала много лет до своего ребенка и была «я». Что изменилось?


А вот теперь мне, старому дураку, не надо объяснять, что такое «у нас» температура. Ты можешь быть прездоровым румяным мужичком с прекрасным аппетитом, идеальными жизненным показателями, бицепсами и упругой попой (мой портрет, кстати), но если Артему плохо, ты в этот момент тоже ходишь весь больной. Это такие древнейшие глубинные законы естества, что их не под силу отполировать или скорректировать никакой цивилизации. Тебе никогда не будет хорошо, пока будет плохо ему.


Из книги Олега Батлука «Записки неримского папы»

Опубликовано с сокращениями отсюда: http://www.matrony.ru/surovyie-nezhnosti/

Показать полностью
242
Депрессия в семье: правила выживания.
109 Комментариев в Лига психотерапии  

Понедельник депрессивный день день темы депрессии в Лиге Психотерапии.

Об этом мы говорили тут: http://pikabu.ru/story/kak_uspet_vsyo_4890204 и судя по последним неделям традиция складывается сама собой, в понедельник  хочется про депрессию. Тем более что вопросов по этой теме возникает множество.

Итак

Депрессия в семье: правила выживания. депрессия, Помощь, психология, кот, длиннопост
Показать полностью 5
24
«Многие преступники выбрали тюрьму, а не курс психотерапии»
116 Комментариев в Лига психотерапии  

Эстела Уэллдон – психоаналитик и судмедэксперт с мировым именем. Много лет она занимается с женщинами – преступницами и жертвами. У нее веселые очки. И совсем не веселый взгляд. Но в глазах, которые видели столько чужого горя, нет ни отчаяния, ни осуждения. Только сосредоточенное внимание к причинам насилия и желание сделать так, чтобы его стало меньше.

«Многие преступники выбрали тюрьму, а не курс психотерапии» психология, мысли на подумать, длиннопост

Psychologies: Как судебному психиатру вам приходилось работать со множеством людей, совершивших ужасные поступки. Есть ли для вас – и для психоаналитика вообще – некий моральный предел, за которым работа с клиентом уже невозможна?

Эстела Уэллдон: Давайте я начну с анекдотической истории из жизни моей семьи. Мне кажется, так будет легче понять мой ответ. Несколько лет назад я оставила работу в Национальной службе здравоохранения Великобритании – после того, как три десятилетия проработала в Портмановской клинике, специализирующейся на помощи антисоциальным пациентам.

И у меня состоялся разговор с моей восьмилетней на тот момент внучкой. Она часто бывает у меня, знает, что мой рабочий кабинет завален книгами о сексе и прочих не совсем детских вещах. И она сказала: «Так ты больше не будешь доктором, который лечит секс?» «Как ты меня назвала?» – удивленно переспросила я. Ей, думаю, послышались нотки возмущения в моем голосе, и она поправилась: «Я хотела сказать: ты больше не будешь доктором, который лечит любовь?» И я подумала, что этот термин стоит взять на вооружение… Вы понимаете, к чему я клоню?


Если честно, не очень.


Э. У.: К тому, что многое зависит от точки зрения и выбора слов. Ну, и к любви, конечно. Вы появляетесь на свет – и ваши родители, ваша семья, все вокруг исключительно счастливы по этому поводу. Вас тут ждут, вам тут рады. Каждый проявляет заботу о вас, вас все любят. А теперь представьте, что у моих пациентов, у людей, с которыми я привыкла работать, никогда и близко не было ничего подобного.


Они приходят в этот мир, часто не зная своих родителей, не понимая, кто они сами. У них нет места в нашем обществе, их игнорируют, они чувствуют себя обделенными. Их чувства полностью противоположны тем, которые испытываете вы. Они буквально ощущают себя никем. И что они должны сделать, чтобы поддержать себя? Для начала хотя бы привлечь к себе внимание, очевидно. И тогда они идут в общество и делают большой «бумм!» – привлекают к себе как можно больше внимания.


Британский психоаналитик Дональд Винникотт сформулировал в свое время блестящую мысль: любое антисоциальное действие подразумевает и имеет в своей основе надежду. И этот самый «бумм!» – это именно действие, совершаемое в надежде привлечь внимание, изменить свою судьбу, отношение к себе.



Но разве не очевидно, что этот «бумм!» приведет к печальным и трагическим последствиям?


Э. У.: Кому очевидно, вам? Но вы же этих действий и не совершаете. Чтобы это понять, нужно уметь мыслить, рационально рассуждать, видеть причины и предсказывать результат. А те, о ком мы говорим, не слишком хорошо «экипированы» для всего этого. Чаще всего они не способны думать таким образом. Их поступки продиктованы почти исключительно эмоциями. Они действуют ради действий, ради этого самого «бумм!» – и в конечном счете ими движет надежда.


И я склонна считать, что моя главная задача как психоаналитика – как раз в том, чтобы научить их думать. Понимать, чем вызваны их поступки и какими могут быть следствия. Акту агрессии всегда предшествуют пережитые унижение и боль – это еще в древнегреческих мифах прекрасно показано.


Проблему преступности нельзя решить, не поняв, почему совершаются преступления и что предшествует актам насилия


А оценить степень боли и унижения, пережитых этими людьми, невозможно. Речь не о депрессии, в которую может время от времени впадать любой из нас. Тут буквально эмоциональная черная дыра. Кстати, в работе с такими клиентами нужно быть чрезвычайно осторожным.


Потому что в такой работе аналитик неизбежно раскрывает перед клиентом всю бездонность этой черной дыры отчаяния. И осознав ее, клиент нередко задумывается о самоубийстве: жить с этим осознанием и правда очень тяжело. Причем бессознательно они об этом подозревают. Знаете, перед многими моими клиентами ставили выбор – отправиться в тюрьму или ко мне, на курс лечения. И значительная их часть выбирали тюрьму.


Невозможно поверить!


Э. У.: И тем не менее это так. Потому что они бессознательно боялись открыть глаза и осознать весь ужас своего положения. А это ведь гораздо страшнее, чем тюрьма. Тюрьма-то что? Для них это почти привычно. Там понятные им правила, там никто не будет лезть в душу и показывать, что в ней творится. Тюрьма – это просто… Да, именно так. Это слишком просто – и для них, и для нас, общества. Мне кажется, что и на обществе лежит часть ответственности за этих людей. Общество слишком лениво.


Оно предпочитает расписывать ужасы преступлений в газетах, фильмах и книгах, а самих преступников объявлять виновными и отправлять в тюрьму. Да, они, разумеется, винов­ны в том, что совершили. Но тюрьма – это не решение проблемы. По большому счету ее нельзя решить, не поняв, почему совершаются преступления и что предшествует актам насилия. Потому что чаще всего им предшествует унижение. Или ситуация, которую человек воспринимает как унижение, даже если в глазах других она так не выглядит.


Я проводила семинары с полицейскими, читала лекции судьям. И рада отметить, что они с большим интересом воспринимали мои слова. Это дает надежду на то, что когда-нибудь мы перестанем механически штамповать приговоры и научимся предотвращать насилие.


В книге «Мать. Мадонна. Блудница» вы пишете, что женщины могут провоцировать сексуальное насилие. Вы не боитесь, что дадите лишний аргумент тем, кто привык во всем винить женщин – «сама слишком короткую юбку надела»?


Э. У.: О, знакомая история! На английском эта книга вышла больше 25 лет назад. И один прогрессивный феминистский книжный магазин в Лондоне наотрез отказался ее продавать: на том основании, что я очерняю женщин и ухудшаю их положение. Надеюсь, за 25 лет многим стало понятнее, что я писала совсем не об этом.


Да, женщина может провоцировать насилие. Но, во-первых, насилие от этого не перестает быть преступлением. И во-вторых, это не значит, что женщина хочет… Ох, боюсь, это невозможно объяснить в двух словах: вся моя книга именно об этом.


Я рассматриваю такое поведение как форму перверсий, которые свойственны женщинам не меньше, чем мужчинам. Но у мужчин проявление враждебности и разрядка тревоги завязаны на один конкретный орган. А у женщин они распространяются на все тело целиком. И очень часто направлены на саморазрушение.


Это не только порезы на руках. Это и пищевые расстройства: например, булимию или анорексию тоже можно рассматривать как бессознательные манипуляции с собственным телом. И провоцирование насилия – из этого же ряда. Женщина неосознанно сводит счеты с собственным телом – в этом случае при помощи «посредников».


Что же может сделать общество, чтобы снять остроту этой проблемы?


Э. У.: А это возвращает нас к самому началу разговора. Лучшее, что может сделать общество, – понять. Понять, что творится в душах тех, кто совершает насилие, и тех, кто становится его жертвами. Понимание – единственное общее решение, которое я могу предложить. Мы должны как можно глубже смотреть на семью и отношения, как можно больше изучать их – и процессы, которые в них происходят.


Сегодня люди гораздо больше увлечены изучением деловых партнерских отношений, а не отношений между партнерами в браке, например. Мы прекрасно научились просчитывать, что может нам дать наш деловой партнер, стоит ли ему верить в тех или иных вопросах, что им движет в принятии решений. А вот все то же самое в отношении человека, с которым мы делим постель, понимаем далеко не всегда. И не пытаемся понять, не читаем умных книг на эту тему.


И еще замечу, многие из жертв насилия, а также из тех, кто предпочел работу со мной тюремному сроку, демонстрировали потрясающий прогресс в ходе терапии. А это дает надежду на то, что им можно помочь.


Об эксперте
Эстела Уэллдон (Estela Welldon), судмедэксперт и психоаналитик, в 1991 году в Великобритании основала Международную ассоциацию судебной психотерапии, сегодня остается ее почетным президентом. Ведет психотерапевтические группы, выступает с лекциями. Автор книг, написанных на основе многолетнего общения с женщинами – преступницами и жертвами.

Источник: http://www.psychologies.ru/people/mnogie-vyibrali-tyurmu-a-n...


Интересно узнать ваши мнения по поводу прочитанного, размышления на тему.

Показать полностью
31
Несколько мифов об алкоголе
20 Комментариев в Лига психотерапии  
Несколько мифов об алкоголе психология, алкоголизм, спиртное, заблуждение, длиннопост
Показать полностью 5
7
Про лобовые атаки и глубинные бомбы.
0 Комментариев в Лига психотерапии  

Пост в Лигу Психотерапии.


Секреты профессии от клинического психолога Алексея Толчинского (работает в частной практике в штате Мэриленд (США),занимается психотерапией и психологическим/нейропсихологическим тестированием)


Бион когда-то командовал танком и был награжден высшими орденами Британской Империи и Франции. Фриц Перлз принимал участие в первой мировой войне. Фрейд, рассуждая о терапевте, которого «много», говорил что перенос в этом случае не формируется, и тогда не с чем работать – трудно сражаться с врагом, которого нет. Неудивительно, что в теоретических моделях терапии есть военные метафоры.


Понятие «психололическая защита» из этой области, оно подразумевает наличие опасности. Само по себе это понятие до сих пор является гипотезой и не более. Невозможно сделать анализ крови и утверждать, что у пациента в самом деле есть устойчивая защита, например интеллектуализация или формирование реакции. Мы привыкли так думать. При этом есть терапевты, которые понятем защита не пользуются вообще и достигают успеха в работе. При желании практически любое поведение человека можно назвать защитой. Меня, например, cлегка коробит, когда защитой называют юмор. Тогда дыхание – это тоже защита от недостатка кислорода, а cон - защита от гиперстимуляции мозга. Можно работать с защитами без экстимизма и рассматривать их адекватно – в контексте происходящего и в том случае, когда подобное рассмотрение может пациенту чем-то помочь.


Для многих терапевтов понятие о защитах полезно, как в диагностике, так и в терапии. Оставив в стороне философию, Нэнси МакВиллиамс пишет о весьма практических моментах работы с защитами.


Первый момент заключается в том, ситуативная это защита или характералогическая. Например, в среде, где опасность реальна, быть более осторожным адаптивно и способствует выживанию. В этом случае можно говорить о ситуативной параноидальности. Если находиться в джунглях и не быть немного волком, но вероятность быть съеденным повышается. Если же человек пользуется примитивной проекцией устойчиво, с разными объектами и в любых ситуациях, то тогда это часть его личности, часть фундамента, это характерологическая защита.


C cитуативной защитой часто не имеет смысла работать. Терапевт, который впадает в восторг от встречи с проекцией или интеллектуализацией, и тут же с места в карьер летит рубить ее шашкой, делает это ради получения нарциссического удовольствия, а не ради пациента. Ниже речь пойдет о защитах характерологических.


С базовой защитой, которая дезадаптивна, устойчива и существенно искажает реальность, можно начитать работать тольно в том случае, когда у человека в процессе терапии сформировались защиты более высокого порядка, способные заменить привычный способ защищаться. Подобное формирование – процесс длительный.



К чему приводит атака на защиту в лоб?


Если у пациента отбирают защиту и не дают ничего взамен, то в первом случае пациент переполняется тревогой, стыдом или виной. Во втором случае пациент сражается с человеком, который нападает на его любимый и привычный способ справляться с негативным аффектом. Чаще события развиваются по второму варианту. Первый возможен в том случае, если пациент иделизирует терапевта в достаточной степени и делает все, что тот пожелает, cчитая, что терапевт более мудрый и лучше пациента знает что делать. Ни первый, ни второй случай проблему не решают и не ведут к прогрессу. Лобовые атаки на характерологическую защиту обречены.


Как правило терапевт начинает работу с поверхности и углубляется внутрь только тогда, когда на поверхности становится более-менее гладко. Работа с защитами или аффектами на два уровня вниз почти всегда натыкается на жесткое сопротивление, за ислючением случая описанного ниже. Защита бессознательна по определению, то есть она не может быть на поверхности. Начинать работать можно с защит, которые предсознательны – то есть c тех, которых пациент может достичь. Кохут называл это «обращением к восходящему» (in ascendance). Именно этот восходящий «слой» – фокус эффективной терапевтической работы. Происходит такая работа в темпе пациента, то есть дает ему или ей возможность переварить и ассимиллировать матерьял, построить что-то новое и только потом постепенно заняться демонтажем старых конструкций. Начинается эта работа не раньше, чем возникает терапевтический альянс и терапевт достигает той фазы понимания и ощущения пациента, когда вероятность ошибиться низкая. Этот ключевой подготовительный процесс Кохут называл "empathic attunement".


Существуют ли ситуации, когда эффективны глубинные бомбы? Нэнси описывает случаи, когда это уместно, а именно - защиты, которые защищают сами себя и не поддаются прямой работе.


Один из таких случаев – это пациент с гипоманией. Основная защита в этом случае – жесткое, все-или-ничего отрицание. Защиту подобного рода трудно проработать кропотливым трудом сверху вниз в связи с тем, что интервенции будут встречены жестким отрицанием.


Другой пример - устойчиво параноидальный пациент. Эти люди бессознательно боятся, что они обладают неимоверной силой, способной разрушить себя и окружащих. В защитах преобладает жесткая и устойчивая проекция, отрицание и формирование реакции. Работать в этом случае эффективно с тем содержимым, от которого пациент защищается. Примитивная проекция защищает человека от ощущения опасного и разрушительного внутреннего зла, поэтому зло приписывается окружающим и опасность становится внешней, а не внутренней.


Есть две причины, по которым в работе с жесткой паранойей эффектвно обратиться к более глубокому уровню. Первая заключается в том, что пациенту необходимо убедиться, что терапевт достаточно силен и устойчив – в противном случае пациент боится, что может терапевта разрушить. Вторая состоит в том, что у параноидальных клиентов произошло столько трансформаций и искажений оригинального чувства, что матерьял на поверхности имеет мало отношения к тому, с чем стоит работать.


_


Примеры терапевтических сессий есть в источнике:


Psychoanalytic Case Formulation. Nancy McWilliam, PhD

Показать полностью
11
«Люди боятся заболеть раком, а с ума сойти почти никто не боится»
13 Комментариев в Лига психотерапии  

Источник: «АиФ»


Специальный корреспондент Роман Павлушев в один прекрасный день встретил в поезде «Москва — Петербург» слегка безумного гражданина, который оказался психиатром, кандидатом медицинский наук, независимым психопрактиком и йогом с 22 летним стажем.

«Люди боятся заболеть раком, а с ума сойти почти никто не боится» аргументы и факты, психиатрия, шизофрения, Медицина, длиннопост

Звали гражданина (и по сей день, к счастью, зовут) Пит Аркадьевич Бэм. Предлагаем вам задокументированную дорожную беседу этих двух достойных мужей. Говорили они о шизофрении.


Пит Аркадьевич, в двух словах: что такое шизофрения?


– В двух словах? О шизофрении? О ногтевом грибке в двух словах не скажешь, знаете ли! И вы напрасно так широко и глупо улыбаетесь. Ничего смешного в этом заболевании нет. Это серьезный душевный недуг, причиняющий больному и его близким массу страданий. Шизофрения приводит к полной потере трудоспособности! Вот, странное дело, люди обычно боятся заболеть раком или СПИДом, а вот с ума сойти почему‑то почти никто не боится. А ведь в психушках уже свободных мест не найти!


– Так что же такое шизофрения, Пит Аркадьевич?


– Шизофрения — это группа психотических расстройств, связанных с разрушением процессов мышления и распадом эмоциональных реакций. Связь между полушариями мозга нарушается вследствие умирания большого количества нейронов в разных отделах мозга. Мысль становится неподвластной контролю, а реакции неадекватны происходящему. Вот прямо как у вас сейчас — я вам о серьезном и довольно трагичном толкую, а вы улыбаетесь. Это, между прочим, один из симптомов.


Я серьезно. Часто расстройство сопровождается слуховыми галлюцинациями и фантастическим или параноидальным бредом. Голоса, видения, всевозможные мании, чаще — преследования. Страхи и ужасы занимают в жизни шизофреника самые приоритетные позиции. Количество людей, склонных к самоубийству, среди шизофреников превышает 30% – и только у обследованных граждан. А сколько самоубийц не догадывались о своей болезни?


– Каковы симптомы заболевания?


– И опять я вас огорчу! Далеко не главным, но очень типичным признаком является сильная тяга к курению! Прямо как у вас, дорогуша! Посмотрите на свои пальцы, они же коричневые от табака! А вообще, симптоматический ряд шизофрении богат не менее чем запасники Лувра или Эрмитажа.


Сюда входят бред, галлюцинации, бессвязная речь, фанатичная и, как правило, агрессивная религиозность и многое другое. Это все так называемые «позитивные симптомы». Есть еще «негативные». Такие, как эмоциональная тупость, ослабление воли, исчезновение каких‑либо желаний, отказ от общения с внешним миром. В свое время возникли даже дебаты относительно того, считать ли шизофрению одним заболеванием или комплексом отдельных синдромов. Одно время так и говорили: «С вашими шизофрениями, сударь, в желтом доме впору проживать».


– Каковы причины возникновения этой болезни?


– Наследственность. Шизофрения чаще всего передается по наследству. Как говорится, спасибо матери с отцом. Причем родители не обязательно сами должны страдать шизофренией. Достаточно пьяного зачатия и продолжения (даже умеренного) употребления алкоголя с никотином во время беременности. То есть многие (и это печально) девочки с яркими баночками 6–7‑градусного национального напитка могут запросто нарожать стране целое поколение психических инвалидов.


– А как же стрессы, депрессии, разве все это не может стать причиной заболевания?


– Психологические причины появления шизофрении встречаются гораздо реже, чем наследственные. То есть глубокая и крайне затяжная депрессия, конечно, может стать одной из причин шизофрении, но единственной причиной ее возникновения — редко. А вот детские сильные стрессы и психотравмы в этом смысле довольно опасны. Очень большую роль играет внутриутробное развитие. И вообще, чем моложе человек, тем тяжелее протекает у него заболевание.


– Лечится ли шизофрения, Пит Аркадьевич?

– Начну издалека. Видите ли, дело в том, что диагностировать отсутствие этого заболевания так же сложно, как диагностировать его наличие. Один американский психолог по фамилии Розенгольц провел в начале 70‑х годов довольно занятный эксперимент. Он направлял в разные психлечебницы совершенно здоровых людей, которые должны были симулировать слуховые галлюцинации. Все до единого были госпитализированы и оставлены на лечение даже после того, как сообщили врачам о прекращении галлюцинаций. Их исправно кормили таблетками, которые они незаметно выбрасывали в унитаз.

В итоге каждый из них пролежал в больнице около трех недель и был выписан с диагнозом «шизофрения в стадии ремиссии». История получила огласку. Но Розенгольц на этом не остановился. Он сообщил врачам из одного очень серьезного НИИ, что будет направлять к ним в течение трех месяцев пациентов‑симулянтов, но… никого не послал. В итоге около 20% настоящих больных были признаны симулянтами, еще примерно столько же были взяты на заметку как вероятные симулянты.


– То есть диагностировать шизофрению — дело непростое?


– Не то слово! Мне даже известны случаи, когда во врачебном консилиуме принимал участие хиромант!


– Это как?!


– А вот так. В старинных медицинских трактатах часто можно встретить утверждение, что форма кисти руки, длина пальцев, а также линии на ладони могут указывать на предрасположенность к этому заболеванию.


– Например?


–Например, когда безымянный палец длинней указательного. Или когда на ладони отсутствуют второстепенные и мелкие линии — так называемая «пустая ладонь». Или слишком длинный мизинец. Или когда средний, указательный и безымянный пальцы одинаковой длины. Просто очень короткие пальцы. Я сейчас всего не помню. Ах да! Когда верхняя фаланга большого пальца короткая и заострена, считается, что это указывает на тяжелую форму врожденного заболевания. Это я помню, потому что там была гравюра. Но это все средневековая ерунда. И не смотрите на свои руки, я и так могу сказать, что у вас с головой не все в порядке.


– Неужели?


– А что тут удивляться? Как говорил герой Леонида Броневого в одном прекрасном фильме: «А кто не пьет?!» Студенты одного моего зарубежного коллеги шутки ради провели как‑то небольшое исследование на основе сказки о Винни Пухе. И знаете, что выяснилось? Каждый (!) персонаж этой сказки страдает тем или иным психическим отклонением! Взять хотя бы самого Винни Пуха — он же типичный наркоман! Он страдает тяжелейшей психической зависимостью от меда. Ни на чем другом он сосредоточиться не может. Он им живет, о нем только и думает, это центр его мироздания. Пух счастлив только тогда, когда у него есть мед, а когда меда нет, он может думать только о том, где бы его достать. Все, что к меду не относится, интереса у Винни Пуха не вызывает.


– А Пятачок?


– Пятачок страдает хроническим тревожным расстройством. Он постоянно чем‑то напуган, его обычное состояние — это тревога и страх. Он часто вздрагивает, пугается, беспокоится. И Кролик недалеко от него ушел. Его можно смело назвать типичным ананкастом, то есть патологическим педантом. Среди его симптомов — тревожная мнительность, боязнь загрязнения, боязнь воров, сверхаккуратность, сверхпунктуальность, требовательность, муки совести, тирания долга и т. п. У ослика Иа — хроническая депрессия. Об этом говорят его всегда поникший вид, меланхолия, непробудный пессимизм. Такой персонаж, как Тигра, страдает СДВГ — синдромом дефицита внимания и гиперактивностью. Причем ярко выраженными. Посмотрите, как он себя ведет: он крайне непоседлив — просто шило в одном месте, — постоянно требует к своей персоне повышенного внимания. У Совы обсессивно-компульсивное расстройство: мнительность и склонность к редким эмоционально-взрывным действиям, что особенно заметно на фоне ее преобладающего спокойствия.


– Но вернемся к моему вопросу: как же все‑таки лечится шизофрения?


– Шизофрения не лечится. Лечатся ее проявления. Такие проявления, как бред, галлюцинации и т. д. В первую очередь используется медикаментозный метод. Для этого в начале 50‑х годов прошлого века Господь создал нейролептики. Когда они только появились, их применение было связано с серьезными побочными эффектами, но современная фарминдустрия предлагает препараты, которые практически не причиняют вреда здоровью пациента. Их можно совмещать с другими лекарствами. Например, если заболевание связано с депрессией, то нейролептики совмещают с антидепрессантами.


Роль психотерапии тоже трудно переоценить. Когда состояние больного стабилизировано приемом нейролептиков, психотерапия способна сгладить многие аспекты заболевания, такие как проблемы в общении, исчезновение мотивации, нарушение навыков самообслуживания, взаимоотношений с другими людьми. Научившись под руководством психотерапевта решать свои проблемы, пациенты могут снова посещать учебные заведения, начать работать и вообще полноценно общаться с другими людьми. Психотерапевт становится для пациентов источником сочувствия, поддержки, нужной информации. А ведь это все очень нужно больным шизофренией. Замечено, что при посещении сеансов психотерапии больные гораздо реже испытывают рецидивы и нуждаются в госпитализации.


Проводится также когнитивно-поведенческая терапия. Она ориентирована на тех пациентов, у которых симптомы болезни не проходят даже после приема лекарств. Психотерапевт обучает таких пациентов проверять на соответствие с действительностью свои мысли и представления, не слушать и не обращать внимания на «голоса» в голове, преодолевать апатию и т. д. Этот вид терапии позволяет эффективно сократить тяжесть проявлений заболевания и уменьшить риск рецидивов.


Больные шизофренией могут и сами играть активную роль в лечении проявлений заболевания. Узнав основные факты и принципы лечения, они могут принимать обоснованные решения о лечении. Если пациент научится узнавать первые признаки рецидива и правильно на них реагировать, он сможет предотвратить рецидив.


Где искать помощь?

Существуют группы самоподдержки больных шизофренией. Как правило, в них помимо самих больных входят их родственники и близкие люди, которые должны знать, как распознать и предотвратить надвигающийся рецидив. Родственники должны знать схемы приема препаратов, владеть методами и стратегиями эффективного обращения с больным родственником и в случае чего знать, где и как быстро получить нужную информацию или помощь. В таких группах проводятся различные мероприятия, даже научные исследования, и, что тоже немаловажно, привлекается внимание общественности к таким уже социальным проблемам, как дискриминация людей с психическими расстройствами.


Необходима также и реабилитация больных шизофренией, которая поможет им адаптироваться в обществе. Ведь надо понимать, что заболевание часто развивается в критические для выбора профессии годы — 18–35 лет — и почти всегда вызывает нарушение обучаемости. Поэтому большинство пациентов не получают достаточного образования для дальнейшей самореализации. Программы реабилитации предлагают консультации по выбору профессии, профессиональное обучение, ведь зачастую пациенту приходится учиться чуть ли не всему заново — от планирования личного бюджета до пользования общественным транспортом.


Шизофрения — сложный комплексный недуг, и борьба с ним тоже сложная и комплексная. Кажется, мы подъезжаем. Бросайте курить и будьте здоровы, дружище!

Показать полностью
13
Азы психологии (5)
57 Комментариев в Лига психотерапии  

Партиципация -  (от франц. participation — соучастие, сопричастность) — понятие, введенное Л. Леви-Брюлем для обозначения основного закона «пралогического мышления» в первобытном сознании. Такое мышление, согласно Леви-Брюлю, обнаруживает полное безразличие к европейской логике.


В первобытном мышлении, описанном Леви-Брюлем (1857-1939) у бороро (бразильское племя) распространено убеждение, что, будучи людьми, представители бороро являются также ара-ра — красными попугаями.


Свобода и прогресс мышления, считал Леви-Брюль, приведут к изживанию этих дологических представлений. Он ошибался. Свобода и прогресс мышления, распространённый на все народы, привели к тому, что современные юридические процедуры поставили на службу пралогическому мышлению.


"В Новой Зеландии закончилось самое длительное судебное разбирательство. В течение 160 лет племя маори, живущее у реки Уонгануи, просило признать реку живым существом и наделить ее юридическими правами, которые имеет каждый гражданин. Маори считают Уонгануи своим предком.


15 марта суд дал реке требуемый статус. Теперь маори смогут от ее имени участвовать в судебных разбирательствах и подавать официальные обращения. У реки появятся два официальных попечителя: из племени маори и государственный представитель".


Вот эта река в недавнем посте на Пикабу

http://pikabu.ru/story/v_novoy_zelandii_plemya_maori_160_let...

Whanganui River now has the legal status of a person under a unique Treaty settlement passed into law today.

http://www.nzherald.co.nz/nz/news/article.cfm?c_id=1&objecti...

А вы хотели бы быть представителем природного явления, существа или вещи?


Адвокатом какого создания (не имеющего своего человеческого голоса) вы хотели бы стать?


Какие его права вы бы отстаивали?

12
Безусловное Принятие: Мифы и Заблуждения
2 Комментария в Лига психотерапии  

Пост в Лигу Психотерапии.


Принятие - широко используемый в психологической литературе (и терапии, разумеется) термин; и стабильно на протяжении всей истории - в большинстве ситуаций, в которых его значение можно понять не так, оно понимается именно так :)


Ниже - попробуем осмотреть и разобраться с самыми популярными возражениями, заблуждениями и "багами", касающимися принятия.


№1: Принятие - это пассивность, бездействие, попустительство и "прогиб".


С такой точки зрения - подразумевается, что "принятие" - это поведение, противоположное борьбе, усилиям, преодолению трудностей, активной и проактивной деятельности и так далее.


На самом деле - да, это в некотором роде "ловушка языка", но преодолевается она просто - настоящие антонимы Принятия это поведения, описанные ниже:


- Отрицание


- Избегание переживаний


- Игнорирование фактов и обстоятельств


- Преувеличение и преуменьшение


- Обесценивание и идеализация событий


То есть безусловно принять - это всего лишь признать наличие, существование чего-либо в данный момент времени именно таким, какое оно есть; хотя бы в силу того, что именно такими обстоятельства и являются, независимо от желания.


В некоторых случаях делается противопоставление принятия и смирения; в случае чего все негативные эпитеты достаются смирению. Это тоже глупая ошибка - вообще смирение из духовных традиций имеет смыслом именно то же самое, что и безусловное принятие в психотерапии.


№2: "Принимать так как есть" - это отказ от развития


Обычно после этого рассказывается о гештальтистском "Парадоксе Развития": прежде чем что-то изменить, необходимо это полностью принять. Хотя если мыслить рационально - это вовсе не парадокс никакой, а здоровое положение вещей; чтобы изменить обстоятельства, нужно их оценивать с разумной, реалистичной позиции - без серьёзных искажений, заблуждений и прочего.


Вообще, это момент, который волнует людей в связи с безусловном Само-Принятием и Принятием Окружающих: "если я себя/другого приму - то так всё и останется, ничего не изменится". Это не заблуждение даже, а в общем плане невежество и плохое понимание фундаментальных законов природы - всё изменяется, хочешь того или нет; более того, это смысл существования - эволюция и развитие, во всех отношениях; обретение новых навыков, умений, знаний и т.п.


То есть - принимать что-либо это первый шаг, но это не финал, само собой; здесь отдельно стоит упомянуть известную "Установку На Рост" - т.е. людей в принятии часто ограничивает этот момент страха принять себя таким как есть - а "такой как есть" не нравится; и придётся с этим очень грустно жить до конца дней.


По сути, стоит принять прежде всего изменчивость и пластичность своей природы - то, что человек МОЖЕТ меняться; более того, он это и делает, независимо от своего желания (те, кто не делают - "вымирают", согласно Дарвину). Но далее - человек вполне может этими изменениями управлять, и отчасти "напрямую" (меняя своё мышление и поведение), и косвенно - через поведение изменяя окружение, которое стимулирует изменения в личности в ответ.


№3: "Решить проблемы можно, только приняв" = "Принятие решает все проблемы"


Это в некотором смысле обратный первым двум заблуждениям случай; то есть принятие идеализируется и превращается в мистическое, сакральное действие, магически помогающее во всех вопросах.


В реальности - и да, и нет; как выше сказано, принятие - условие необходимое, но чаще всего недостаточное для "радикальных изменений" - кроме того, что принять ситуацию, нужно ещё разобраться, что после этого принятия делать


То есть это важно понимать - например, можно сколько угодно "безусловно принимать" своих проблемных родителей; и это важно и полезно, но само по себе ничего не решает в отношениях с ними - решают действия, осознанные поведенческие акты. Однако, до них ещё нужно дойти - и принятие в этом процессе незаменимо.


№4: "Надо принять себя до конца" (= Принятие это какое-то состояние или "предмет", который можно получить).


Да, как указано - это подразумение, что можно себя как-то "раз и навсегда" принять, и будет всё шикарно. Т.е. само-принятие, или принятие чего угодно - это такая себе "награда за труды", как какие-то материальные ценности: мерседес, домик у моря и т.п.


Технически - это не так совсем; говоря языком терапии принятия и обязательств - принятие это и процесс, и ценность - но не цель; принятия нельзя "достичь", как нельзя раз и навсегда достичь, например, справедливости или честности.


Используя поведенческий "язык", то есть формулу "А:Стимул-В:Поведение-С:Последствия": принятие касается В - поведения; это не последствия поведения, а непосредственно оно само - и оно приводит к позитивным последствиям.


Связанный с этим "баг" мышления - ещё более важный: предполагать, что "сначала себя приму, а потом буду действовать". На самом деле нет, это параллельные процессы, требующие одновременности: я действую, принимая себя. Просто сидеть и себя принимать - можно, но, опять же, само по себе не так полезно; медитация и осознанность не выводят людей из депрессии изолированно - но они создают крепкий и благотворный фундамент для дальнейших действий.


№5: "Принять себя это каждый может, а ты попробуй изменись"


В продолжение идеологий, уже описанных - ну а как ты изменишься, себя не приняв-то? :)


Основная логика - что было бы это просто, все бы себя без проблем принимали; однако, как уже из этого списка заметно - это достаточно затруднительный процесс, требующий систематических усилий и осознанного внимания к делу.


* * *


В общем, кратко составим альтернативные установки, описывающие принятие более конструктивно:


1) Принятие - это необходимое, но недостаточное само по себе условие качественных изменений; оно позволяет иметь дело непосредственно с тем, что есть, а не с иллюзиями и фантомами.


2) Принятие не блокирует развитие, а вовсе напротив; чтобы развиваться, нужно принимать все переживания и события в их полноте, то есть "безусловно"; но после этого нужно также действовать в согласии с другими своими ценностями.


3) Принятие не решает ВСЕ проблемы; проблемы, которые оно действительно решает - это отрицалово, само-обман и избегание неприятных переживаний, которые тем не менее нужно пережить.


4) Принять себя "до конца" невозможно - принятие суть ценность, которая может в деятельности реализовываться, но "достигнута" полностью не будет никогда (популярный пример из АСТ: "Цель - приехать в Питер; ценность - ехать на север").


5) Принимать себя, других и жизнь - нужно регулярно, и это требует усилий; ничего простенького в этом нет - что не означает, что это очень сложно, это под силу каждому, кому это зачем-то нужно.



Впрочем, это даже не всё, что можно в принятии выявить и оспорить - но в этом и заключается работа по его развитию, которую каждый может (и, в условном смысле, "должен") провести самостоятельно - если сам себя не принимаешь, то и никто это не сделает.


Автор Макс Ильин

Психолог, Специалист и-КПТ

г. Москва

Показать полностью
116
Секрет сосредоточенного внимания
113 Комментариев в Лига психотерапии  

Произвольное внимание – способность по своему желанию фокусировать внимание на определённом объекте. Умение сосредоточить внимание формируется в дошкольном и младшем школьном возрасте.


Одним людям труднее внимательно рассматривать - они всё время отвлекаются, другим трудно  внимательно слушать - у них словно быстро заполняется "сток", и новая информация не захватывается, не воспринимается. Третьим трудно сосредоточиться на своих движениях и внимательно и точно их выполнять. И всем людям трудно быть сосредоточенными и внимательными, если над душой висят неоконченные дела. Умение "покончить с этим делом" освобождает ресурсы для того, чтобы быть сосредоточенным на текущих задачах.


Кажется парадоксальным, но для того, чтобы быть максимально концентрированным, нужно быть максимально расслабленным. Чтобы чётко фокусировать внимание, нужно уметь легко его расфокусировать.


Попробуйте одновременно увидеть на картинке специи, авокадо, столовые приборы, мрамор и оливковое дерево.

Секрет сосредоточенного внимания психология, внимание, упражнения

Это было просто. А теперь задание чуть посложнее, попробуйте на этой картинке одновременно увидеть ткань, кору дерева, сталь и кожаный ремешок. Получается?


Если после такой расфокусировки я попрошу вас внимательно рассмотреть что-то (наоборот, сфокусироваться на чём-то), у вас это получится в разы легче. Именно потому, что ваше восприятие перед этим расслабилось, отдохнуло на расфокусировке.


Все медитативные практики расфокусируют, именно поэтому после десятиминутной медитации тренированные люди способны сосредоточенно работать - свой лимит времени.


Второй секрет сосредоточенного внимания - знать свои пределы, свои лимиты, и останавливаться в работе за пять минут до того, как они иссякнут.

Показать полностью 1
11
Как функционирует общественное сознание. Часть 1.
17 Комментариев в Лига психотерапии  

Пост в Лигу Психотерапии.

Как функционирует общественное сознание. Часть 1. психология власти, мысли на подумать, общество, длиннопост

Картинка для усиления контраста между простотой восприятия и трудностями осмысления :)


Общественное сознание - совокупность коллективных представлений, присущих определённой эпохе. Это духовная жизнь общества в совокупности чувств, настроений, взглядов, идей, теорий, которые являются (как следует из слова сознание) осознаваемыми. Есть ещё неосознаваемые представления, присущие определённой эпохе, их называют ментальностью.


В целом, как у обычного человека есть бессознательное и сознание, так и у общества есть два уровня психической жизни: ментальность и общественное сознание.


В цикле постов "Как функционируют социальные системы" (находится поиском) мы прочли рассуждения о том, как идеи завладевают умами и гипотезу Нассима Талеба о том, что существует асимметрия: один, но харизматичный человек может оказать влияние на многих, создав целое направление (тренд). Такого человека называют "трендсеттер" trendsetter, раньше его называли тем, кто задаёт другим новую моду.


Мода как феномен общественного сознания давно известна. Модная песня перестаёт быть модной спустя Х месяцев или лет, модный писатель перестаёт быть востребованным спустя Х месяцев или лет, модный стиль в одежде редко держится дольше Х месяцев, модный танец сменяется новой модой через Х месяцев или лет. В общем, вы поняли.


Культура постоянно экспериментирует с новыми формами, а потом забрасывает все новинки в сито истории и просеивает их. Пустое, мода ради моды, которая не задела ничего в глубинах коллективной души, уносится ветром забвения. Те идеи, что зацепили глубинные пласты - остаются востребованными в обществе на десятилетие или несколько десятилетий. Те, что выразили коллективную душу, остаются востребованными на века.


В русской культуре три века (девятнадцатый, двадцатый, двадцать первый, много поколений людей) читают тексты Пушкина, Толстого, Достоевского. Два века хранят в душе стихи Есенина и Ахматовой. Это имена, которые не мода, но национальное достояние.


Статья, которую мы сегодня прочтём, - с тэгом "мысли на подумать", сложный для понимания материал, - про столкновение двух асимметрий. Нассим Талеб про такое не пишет :) Это столкновение не просто двух мод. Это столкновение двух харизматичных людей, каждый из которых прошёл отбор сита истории и стал национальным достоянием.


Один - всемирно известный русский писатель. Другой - канонизированный русский святой.


Написана она психологом Леонидом Огородновым, заметки которого про Крымск я публиковала вчера, и называется


Ценностный конфликт между гр. Львом Николаевичем Толстым и св. Иоанном Кронштадтским.


Для нас это возможность с исторической дистанции увидеть, как функционирует общественное сознание - потому что в новейшее время процессы те же самые, культура всё так же экспериментирует, история всё так же отсеивает пустое. Действующие лица - люди, которые отстаивают идеи, так же харизматичны. Имена другие, и определить, что мода, а что на века могут лишь потомки. Ибо большое видится на расстоянии.


(Продолжение в следующем посте).

Показать полностью
9
Как функционирует общественное сознание. Часть 3.
9 Комментариев в Лига психотерапии  

Пост в Лигу психотерапии.

Как функционирует общественное сознание. Часть 3. психология власти, общество, мысли на подумать, Иоанн Кронштадский, длиннопост

Картинка для усиления контраста между простотой восприятия и трудностями осмысления :)


Части 1 и 2.


Текст Леонида Огороднова.


Но если содержательную критику Толстого, например, со стороны митрополита Антония (Храповицкого) или славянофила И.С. Аксакова действительно можно назвать полемической, то нападки на него со стороны Иоанна Кронштадтского носят совсем другой характер.


Критикой это назвать нельзя. Иоанн не предлагает полемики, спора, он просто обличает Толстого, иногда в форме чуть ли не площадной брани.


Всего в течение 20 лет Иоанн опубликовал около 20 работ, направленных против Толстого. Со временем переубеждать в чем-то Толстого он уже не считает возможным и в проповедях и на газетных страницах воюет с Толстым за сердца верующих, считая того искусителем, орудием сатаны.


В ответе на «Обращение к духовенству» (http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0720.shtml) Иоанн обращается не к Толстому, а к «русским людям»: «Русские люди! Хочу я вам показать безбожную личность Льва Толстого по последнему его сочинению…» (http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_1640.shtml).


Предсмертные дневниковые записи Иоанна свидетельствуют о подсердечной ненависти к Толстому, вплоть до пожелания тому скорейшей смерти: «Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли – этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь. 9 вечера…» (6 сентября 1908).


Удивительно читать такие слова человека, своею добротою известного всей России (а после издания «Моей жизни во Христе» в Англии – и всей Европе), совершенно безразлично относившегося к многочисленным нападкам на него (например, к откровенному подлиничанью Лескова).


(Книги Иоанна Кронштадского выдержали несколько переизданий, при жизни было опубликовано ПСС - полное собрание сочинений, включая дневники), репринт одного из изданий 1893 года:

Как функционирует общественное сознание. Часть 3. психология власти, общество, мысли на подумать, Иоанн Кронштадский, длиннопост

Название книги на английском:

Как функционирует общественное сознание. Часть 3. психология власти, общество, мысли на подумать, Иоанн Кронштадский, длиннопост

по своему влиянию это была фигура, сопоставимая для современников с графом Львом Толстым).


Тем более удивительно, что четырьмя годами раньше святой еще видел возможность спасения Толстого: «Сегодня утром, часа в четыре, во сне как наяву очутился я будто бы в Ясной Поляне; ко мне приходит от графа Толстого какой-то его родственник и говорит: “Граф Толстой очень болен и зовет Вас к себе помолиться”. Я с удивлением спрашиваю: “Неужели? Сейчас иду”. И думаю: как с ним встречусь и что буду говорить? Впрочем, думаю, Бог научит, что говорить, на Него я надеюсь, Источника Премудрости. И стал собираться к нему. Но жаль, что проснулся. Что это значит?» (13 сентября 1904 года). Но позже на вопрос, может ли Толстой покаяться, Иоанн отвечает: «Нет, так как повинен в хуле на Духа Святого».


Толстой на нападки со стороны Кронштадсткого публично не реагировал никак. Доносы (иначе не назовешь) Лескова, который исправно в письмах поставлял Толстому «компромат» на святого, Толстой игнорировал, и «компромат» никак не использовал. Но нельзя сказать, что Иоанн был безразличен Толстому, который называл его «добрым старичком»: дневники свидетельствуют, что он следил за деятельностью святого, был знаком с его текстами в свой адрес и даже использовал Иоанна в качестве средства для тренировки смирения: «Говорил с тетей Таней. Она стала хвалить Иоан<на> Кронштадт<ского>. Я возражал, потом вспомнил: благословляйте ненавидящих вас, и стал искать доброе в нем и стал хвалить его. И мне так весело, радостно стало: да, благословлять, творить добро врагам, любить их есть великое наслаждение – именно наслаждение, захватывающее, как любовь, влюбленье. Любовь врагов – ведь только на врагах-то и можно познать истинную любовь. Это наслаждение любви» (13 сентября 1891). Умильный текст Толстого показывает, однако, что Кронштадтского он считал-таки своим врагом.


О причинах безмолствования Толстого можно только гадать. Можно предположить: «барский» снобизм (несмотря на «опрощение» и сознательную борьбу с собственным аристократизмом и барством Толстой всегда оставался аристократом и барином до мозга костей. В этом случае приходской священник – не оппонент для спора); искреннюю снисходительность (Толстой был более образованным человеком, чем Иоанн, более опытным полемистом, и исход схватки с многих вещах наивным Иоанном был предрешен заранее); отсутствие видимого предмета спора (Иоанн не нападал на позитивные взгляды Толстого, он «критиковал критику»); замаскированную зависть (Иоанн был популярен именно в народе, к которому хотел бы адресовать свои тексты Толстой, но безрезультатно) и т.д. Все эти версии имеют право на существование (и их в разных местах книги Басинский проговаривает), но вряд ли их можно назвать объяснением.


Вот, собственно, и вся внешняя сторона конфликта: Толстой нападал на веру и Церковь, Иоанн Кронштадтский – на Толстого. Объяснений этого конфликта много. Попробую разобраться и добавить своих пять копеек.


(продолжение в следующем посте)


Вопрос тут простой: сколько рабочих гипотез, объясняющих молчание Толстого в полемике с Кронштадским, выдвигает автор статьи? А вы умеете предлагать любому наблюдаемому явлению четыре разных объяснения?

Показать полностью 2
19
Как исправить ошибку, которую совершил?
19 Комментариев в Лига психотерапии  

Автор - Трефилов Дмитрий

Надо признаться, мужчины не часто приходят за помощью к психологу.


Безусловно, количество обращений с их стороны в последние годы неуклонно растет. Постепенно походы на терапию становятся не просто допустимыми для среднестатистического представителя сильного пола, но и престижными. Однако в процентном соотношении за профессиональной поддержкой женщин приходит все же намного больше.


Мужчины до последнего либо стараются справляться с трудностями своими силами, либо не замечают надвигающейся катастрофы, попросту игнорируя ее.


Это, как Вы понимаете, не очень умно. И я рад, что сам веду себя иначе. Предпочитая обращаться к профессионалам, вместо того, чтобы изображать из себя самодостаточного и ни в ком не нуждающегося мачо.


Впрочем, по моему опыту, те мужчины, которые все же решаются придти на психотерапию, почти всегда оказываются людьми интересными и глубокими. И потому я не испытываю никакого сожаления оттого, что выбрал именно эту аудиторию для своей работы. Сфокусировался на ней. И направил любопытство в мужские темы.


Работать с мужчинами мне интересно. Я - мужской психолог и это мне нравится.


Тем не менее, фраза: "почти всегда" - использована мной в тексте не случайно. Это значит, есть исключения. Есть категория мужчин, которые периодически оказываются в моем кабинете, но делают это почти не по своей воле. И потому на глубокое самоисследование и интересную продолжительную работу с терапевтом не настроены. Они бы вообще никогда и ни за что не обратились ко мне, если бы не...

Если бы не совершили ошибку, от которой теперь страдают.

Как исправить ошибку, которую совершил? психология, Ошибка, зрелость, убеждение, длиннопост
Показать полностью
7
Песни пришли на прием к психотерапевту - тема для "поговорить"
104 Комментария в Лига психотерапии  

Песня - это выплеск сконцентрированных переживаний, и где, как не в песне, можно рассказать о наболевшем?

Предлагаю попробовать себя в роли психолога, который делится с коллегами своим мнением. Если бы к Вам на прием пришла песня ... (выберите любую из списка или добавьте свою)


... то как бы Вы ее проинтерпретировали ситуацию из песни? Настроение? Опишите образ пациента, который возник в Вашем воображении. Какой будет стратегия "лечения" клиента?


Чиж и Ко Фантом https://www.youtube.com/watch?v=9XewOH8co2o

Наутилус Крылья https://www.youtube.com/watch?v=kqSjT3441sM

Показать полностью 9
8
Как функционирует общественное сознание. Часть 2.
7 Комментариев в Лига психотерапии  

Пост в Лигу психотерапии.

Как функционирует общественное сознание. Часть 2. психология власти, общество, мысли на подумать, Лев Толстой, длиннопост

Картинка для усиления контраста между простотой восприятия и трудностями осмысления :)


Часть 1


Текст Леонида Огороднова.


Я прочел книгу Павла Басинского «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды» (http://lib.rus.ec/b/447137/read). Просмотрел и основные документы (статьи, письма, дневники), упоминаемые Басинским. Родилось нечто, вроде статьи, пока черновой вариант.


Очень радует, что книга написана с большой любовью к обоим персонажам. Собственно вражде посвящена всего одна глава, вся остальная книга описывает духовное становление Толстого и Иоанна, их отношение к религии. Иногда возникает ощущение, что книга написана не литературным критиком, а психологом.


Суть конфликта в следующем. Начиная с восьмидесятых годов, в результате долгих духовных исканий, Толстой окончательно отходит от Церкви. В ущерб литературному творчеству он пишет произведения «богословского» содержания, чем очень огорчает многих своих почитателей. (Например, Тургенев, в письме, написанном незадолго до смерти умоляет его вернуться к литературе). Из упомянутых произведений можно назвать «Исследование догматического богословия» (1880), «Четвероевангелие: Соединение и перевод четырёх Евангелий» (1880-81) «Исповедь» (1882), «В чем моя вера?», «Царство Божие внутри нас» (1893), «Обращение к духовенству» и многие другие.


Толстой отрицает практически все положения Никейского Символа веры и догматы Христианства вообще и Православия в частности: Троицу, личного Бога-Отца, божественность Христа, непорочное зачатие, воскресение Христа. Бог-отец превращается у него в некое абстрактное начало. Иисус у Т. - это человек, родившийся от неизвестного мужчины в результате блудодеяния Марии. Добрый Иосиф покрыл грех Марии, но Иисус знал, что Иосиф – не его отец, и берет себе в отцы Бога. С особым цинизмом Толстой нападает на Церковь, в которой видит главного исказителя учения Христа. Толстой издевается над Таинствами, главы из «Воскресения» (которые я, кстати, никогда не считал художественным произведением, как и «Крейцерову сонату»), в которых описано Причащение, иначе как похабными не назовешь. При всем при этом сам Толстой считает себя христианином.


Я не поленился полистать «Перевод» Евангелий (http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0510.shtml) . Это попросту пасквиль, в котором Т. кастрирует текст в тех местах, которые невозможно примирить с взглядами самого Толстого (естественно, евангельская история кончается у него распятием Христа). В остальных местах он этот текст искажает. В целом, это произведение алогично, беспомощно с т.з. лингвистической и недостойно Толстого с т.з. языка. Из заповедей Нагорной проповеди Т. оставляет 5 ему приемлемых, коим и нужно следовать (в этом, собственно, и состоит христианство Толстого). Первейшая, в соответствии с концепцией непротивления злу насилием, – «Не убий».


Подпольная публикация религиозно-философских работ Т. приводит к появлению немногочисленного «толстовства» с одной стороны, и церковной критики в его адрес – с другой.


В целом реакция Церкви в течение 20 лет состояла в том, что самого Т. не трогали (хотя и не печатали, он издавался в основном в Англии, и потом книги привозили в Россию), а его сторонников сажали и высылали.


В 1901 году выходит Определение Синода о Толстом (http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0498.shtml). Вопреки распространенному мнению, анафеме он не предается, Церковь просто констатирует отпадение Т. от нее и призывает писателя к покаянию.


По тексту, составленному Победоносцевым, выходило, что Синод просто журит «блудного сына». Толстой, мечтавший принять мученичество за свои взгляды, был обескуражен предельно мягким «Определением» и через месяц выступил с ответом, в котором по пунктам подтвердил свое отпадение и еще раз изложил свои взгляды (http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0500.shtml).


Уважительную критику этого ответа можно почитать в открытом письме Толстому бывшего толстовца, вернувшегося в Православие, М.А. Новоселова: http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_1660.shtml


Толстого критиковали многие церковные и нецерковные люди. Борьбу с его идеями возглавил обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев, человек образованнейший и умнейший, приближенный к трем императорам, но ненавидимый практически всеми слоями общества, не исключая духовенства.


Победоносцев этой борьбой командовал, оставаясь в тени, а публичную полемику с Толстым и толстовцами вели другие люди. Но если содержательную критику Толстого, например, со стороны митрополита Антония (Храповицкого) или славянофила И.С. Аксакова действительно можно назвать полемической, то нападки на него со стороны Иоанна Кронштадтского носят совсем другой характер.


(продолжение в следующем посте)


Вопрос тут предсказуемый:

знаете ли вы сегодня, в своём кругу людей, чьим хобби было сочинение рассказов и историй, и кто потом увлёкся религиозными поисками?


Именно этот психотип персонифицирует в себе Толстой. Таким он выглядит на фото в возрасте сегодняшнего пикабушника:

Как функционирует общественное сознание. Часть 2. психология власти, общество, мысли на подумать, Лев Толстой, длиннопост
Показать полностью 1
6
Страх смерти
169 Комментариев в Лига психотерапии  

Пишу первый раз с анонимного аккаунта. Помощи попросить больше не у кого. Наверняка пожалею потом о том, что написал сюда.


Вся моя семья это брат и сестра.


Двое братьев умерли, сестра уехала за границу из-за развода с отморозком-мужем.


Единственный брат, который жив, не общается со мной. Ему важен статус и гламур, а я сбиваю с толку его детей своей агитацией за нищебродский образ жизни, как он говорит.


Брат мне очень важен, потому что мать, отец и бабушка у меня умерли, когда я был ещё дошкольником. Нас пятерых взяла к себе тётка в Казани. В общем, она воспитывала нас и стремилась дать нам образование.


Старший брат поступил в МГУ и потом перевёлся в Казанский, двое других братьев сразу поступили в Казанский же на математический факультет, я три года готовился к вступительным экзаменам на философский, был принят на турецко-арабское отделение, потом перешёл на юрфак, а потом получил от опекунов недвижимость, в итоге ни один из нас не имеет оконченного высшего, потому что никто в университете не доучился.


Брат, что на шесть лет старше, пошёл служить в армию, семь лет воевал по контракту в горячих точках, потом ушёл в отставку, но на гражданке прожил всего два года, умер. Его я всегда уважал.


Второй брат, с кем у нас конфликт, с удовольствием и много пел, хорошо рисовал, внешне очень красивый, и по-особому привлекателен, человеконенавистник с особым эгоизмом, - ему я хотел подражать, уметь быть таким, он ничем не хотел казаться, он был. Он сошёлся с женщиной другой национальности, при деньгах, всё хорошо у них, и тоже многодетная семья, четверо детей.


Третий брат, разница у нас год с небольшим, тоже уже на том свете. Он не мог найти своего места в жизни, устраивался на разные работы, всё без успеха, и умер бездетным, как старший. Он всегда был задумчивым человеком и максималистом, ненавидел школьную форму и со школьных лет у него был тик, казалось, воротник рубашки его душил. В нём, в отличие от меня, не было ни грамма хвастовства или тщеславия, ему всегда было совершенно всё равно, что подумают о нём люди. Я очень зависим от мнения других людей о себе.


Сестра вышла замуж за троюродного брата, у неё трое детей, она решалась на переезд и развод с мужем, она часто задумывается о самоубийстве.


Беспокоит меня вот что: часто я просыпаюсь ночью, у меня приступы дурноты, в висках шум, мне жутко. Думаю, что умру, и понимаю, что всем будет только весело от того, что я умру. Я понимаю, что это моё сумасшествие, и что моё сумасшествие противно другим, потому что производит неприятное впечатление.


С этим можно что-то сделать?


Если бы Лев Толстой был нашим современником, возможно, у него был бы аккаунт в социальной сети и он однажды написал такой пост :) События, изложенные выше - это его реальная биография в пересказе на язык наших дней.

Лев Толстой в литературоведческих штудиях,

Цитаты из работы:


Опульская Л.Д. Вступительная статья // Переписка Л.Н. Толстого с сестрой и братьями. М: Художественная литература, 1990. – с. 5-15.


«В прошлом, ещё не технизированном веке преобладала культура эпистолярного общения. Даже к телеграфу прибегали редко. В статье «Прогресс и определение образования» (1862) едкой иронией звучат строки о русской помещице, проживающей во Флоренции, которая «слава богу укрепилась нервами», обнимает своего «обожаемого супруга» и просит в наискорейшем времени прислать 40 тысяч франков. Позднее критика цивилизации стала у Толстого ещё более резкой. Но никогда, нигде не обмолвился он недобрым словом о почте.


Именно по письмам и по уцелевшим дневникам мы знаем с документальной достоверностью о тогдашней жизни, нравах, занятиях, чувствах. Уметь писать и хранить письма было признаком интеллигентности.


Письма, собранные в этой книге, меньше всего предназначались для печати. И часто не береглись. Любовно собранные архивистами, иногда без начала или конца, эти чисто семейные письма – правдивое повествование о Льве Толстом, его сестре и братьях. К 1838 году, когда начинается переписка, дети Толстые были круглыми сиротами, без матери, отца, уже и без бабушки; оставались опекуны да жившая постоянно в Ясной Поляне «тётенька» Татьяна Александровна Ергольская. Может быть, оттого, что семьи рано не стало, братья и сестра так дорожили отношениями меж собой и льнули друг к другу. Их переписка, которая длилась 72 года, - памятник семейственности, родственной привязанности, бесконечной искренности и правдивости в отношениях. Важно было «писать друг другу просто всё, что делаешь».


Судьба у них складывалась по-разному, преимущественно несчастливо. Счастливая семья была, пожалуй, у самого Толстого, но и у него после 15-летнего согласия и благополучия наступил более чем 30-летний внутренний разлад и потом бегство из родного дома.


Самый старший, Николай Николаевич, остался неженатым и в 37 лет скончался от туберкулёза в заграничном курортном городке на глазах брата Льва,


Дмитрий Николаевич вёл то подвижнически строгую, то беспорядочную жизнь и умер в 29 лет, опекаемый женщиной, взятой им некогда из публичного дома,


аристократ, красавец Сергей Николаевич выкупил из цыганского хора цыганку Машу, но венчался с ней, когда старшему сыну, Григорию, было уже 15 лет,


единственная их сестра Мария Николаевна развелась с мужем, имея троих детей, а потом за границей сошлась со шведом Гектором де Кленом: родившуюся дочь Елену нужно было растить и воспитывать втайне, и Мария Николаевна страдала. В 1889 году, когде ей было почти 60 лет, Мария Николаевна, всегда остававшаяся православно верующей (это был единственный пункт её разноречий с братом), поселилась в Шамордине, стала монахиней и там окончила свои дни в 1912 году.


Между сестрой и братьями никогда не было секретов, недомолвок и лжи. В письмах нет исповедального тона, но всегда – искренность и правда, надежда на понимание: «Ты пиши всё, что придёт в голову, я уже всё пойму» (С.Н. Толстому, 21 февраля 1876 г.) Деленье людей на «понимающих» и «непонимающих», проведённое Толстым в его первой книге (не вошедшая в печатный текст 34-я глава «Детства» - «К читателям»), родилось очень рано: «Трудно и даже мне кажется невозможным разделять людей на умных, глупых, добрых, злых, но понимающий и непонимающий - это для меня такая резкая черта, которую я невольно провожу между всеми людьми, которых знаю».


Когда читаешь письма подряд, поражает обилие имущественных забот и денежных расчётов: «эта гадкая вещь имеет такое большое влияние на поступки и на счастье людей», как заметил Толстой в письме брату Дмитрию.


В письме брату Сергею Николаевичу Толстой рассказывал подробно о последнем дне Николая Николаевича, мужественного, спокойного человека, умевшего переносить страдания: «До последнего дня он с своей необычайной силой характера и сосредоточенностью делал всё, чтобы не быть мне в тягость». В последнее утро он сильно кашлял, но брат не решился к нему войти «из ложного стыда». «Напрасно, это бы меня утешило», - сказал Николай Николаевич. И вспоминаются страницы «Войны и мира», когда Марья Болконская вот так же не решалась войти к умирающему отцу, а потом услышала невнятно произнесённые ласковые слова.


История, случившаяся с молодым С.Н. Толстым в Казани, отозвалась в написанном спустя много десятилетий рассказе «После бала», а строки из его письма 1865 года об Анисье Ивановне, матери цыганки Маши, об её отце приводят на ум сцены из «Живого трупа», над которым Толстой работал в 1900 году.


Приходится, правда, всегда помнить: мир реальный и мир искусства – разные, хотя и связанные миры. Авторам мемуаров хотелось, чтобы их жизнь походила на роман, к тому же обаяние романа так велико!


В «Анне Карениной» Кити вдохновенно узнаёт по начальным буквам все слова любовного признания – Софья Андреевна в своих воспоминаниях нарисовала ту же картину. Татьяна Андреевна, оказавшаяся случайной свидетельницей этой сцены, уточнила: Лев Николаевич подсказывал некоторые слова. А в дневнике, вернувшись к себе, Толстой заметил: «Написал напрасно буквами Соне».


Письма тем и ценны, что, в отличие от мемуаров, обладают свойством подлинности и дают возможность судить, как же на самом деле было всё в тот момент. Сопоставляя эти подлинные документы с книгами Толстого, наглядно можно видеть, как реальная правда превращалась в правду поэтическую. Художественное слово было «отпечатком жизни» и в то же время философским её постижением.


Комментаторами давно установлено (и это лежит на поверхности), что незаконченный рассказ 1906 года «Что я видел во сне» навеян событиями в семье аристократичного Сергея Николаевича. У этого человека, дочери которого с трёх лет говорили по-французски, случились, по его понятиям, страшные несчастья. Старшая, Варвара, сошлась с крестьянином, родила двоих детей и жила вдали от родного дома, на клочке купленной земли, младшая, Вера, родила ребёнка от башкирца Абдерашида Сафарова и, хотя вернулась домой, доставляла горькие страдания отцу. Сергей Николаевич переживал поступок дочерей как несчастье и оскорбление, Толстой чувствовал свою вину и писал об этом: «Я думаю, что Варя права, что если люди равны и братья, то нет никакой разницы выйти за мужика Владимира или за Саксонского принца. Даже надо радоваться случаю показать, что поступаешь так, как думаешь». Но так выходило «по рассуждению», а «по чувству» он был «возмущён такими доказательствами равенства» и в поступке Вари видел «очень сильное, и эгоистическое, и не имеющее ничего общего с христианством (27 февраля 1903 г.).


В рассказе правда жизни заменялась правдой искусства. Сочувствуя страданиям отца, Толстой не согласен с его аристократическими предрассудками и в судьбе дочери видит нравственную и естественную неизбежность (внешние обстоятельства, домашнее окружение, конечно, изменены): «В этот год ей вдруг открылась вся пустота её прежней жизни: ясна стала вся низменность, вся гадость той жизни, которую она вела в своём богатом петербургском обществе и доме... ей страстно хотелось не игры с жизнью, а самой жизни, и в любви, в совершенной женской любви к мужчине, она предчувствовала эту жизнь».


Переписка с сестрой тех лет, когда она жила за границей и родила там дочь от Гектора де Клена, невольно заставляет вспомнить «Анну Каренину». К тому же всё происходило одновременно: Мария Николаевна переживала последствия своего, а Толстой писал свой роман. Ещё не зная, чем кончится то, о чём она читала в «Русском вестнике», Мария Николаевна написала брату: «Я не могу, и другого выхода, как смерть кого-нибудь из нас, я не вижу». Она говорила о себе или о дочери, потому что де Клен уже умер в 1873 году. Толстому такой конец был ясен с самого начала. Мария Николаевна продоложала жаловаться и сетовать: «Мысль о самоубийстве начала меня преследовать, да, положительно преследовать так неотступно, что это сделалось вроде болезни или помешательства... Боже, если бы знали все Анны Каренины, что их ожидает, как бы они межали от минутных наслаждений, которые никогда и не бывают наслаждениями, потому что всё, что незаконно, никогда не может быть счастием» (16 марта 1876 г.)


Нет сомнения и в том, что жизнь, метания, проекты, взгляды Дмитрия Николаевича, встречи и разговоры Толстого с ним отразились в истории отношений Константина Левина с родным братом, как эта история рассказана в «Анне Карениной».


Может быть, ни в какой другой части толстовского эпистолярного наследства не заметна так связь творчества и жизни, как в этой чисто семейной переписке. И, наконец, нужно сказать, что везде разбросаны факты, детали, освещающие характер Толстого, его особенность и своеобразие. «Пустяшный малый» (то есть непрактичный), «такой странный и переменчивый человек», всегда «недоволен собою», постоянно ждёт новых перемен от «завтра» - всё это характеристики Толстого в письмах Сергея Николаевича.


Читая эту книгу, нужно, конечно, помнить, что здесь собрана очень малая часть переписки Толстого. За свою долгую жизнь он отправил более 10 тысяч писем, а получил около 50 тысяч».


Слитинская Л.И. Бессознательное и художественная фантазия // Бессознательное: Природа. Функции. Методы исследования. Под. ред. А.С. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Бассина. Тбилиси: Изд-во «Мецниереба», 1978. - С. 549-561.


По мнению Л. И. Слитинской, сформулированном ею в статье 1978 года, «психоанализ ставит целью терапевтическое выведение бессознательного в сознание, в художественной же фантазии этот процесс совершается с какой-то мере спонтанно, поэтому художественное творчество можно было бы назвать своеобразным «самопроизвольным психоанализом». ...Осознание и переживание личностью «вытесненного» ею сопровождается познанием объективного мира и самопознанием, поэтому в процессе художественного творчества происходит нередко изменение отношений личности к самой себе, к другим, к «суперличности». Это сказывается прежде всего на создаваемых в процессе творчества художественных образах и на отношении к ним их автора. В этом смысле каждый значительный художественный образ отражает определённые потребности, конфликты, влечения создавшего его писателя, их преобразования и борьбу» (с. 549-550) «Художественный образ, как правило, не бывает похож на его автора... в художественном образе выражает себя на вся личность писателя, а лишь определённые вычленненные тенденции его психики... Теория установки Д.Н. Узнадзе даёт возможность понять, как на уровне бессознательного создаётся ситуация в художественной фантазии. Для реализации любой формы поведения необходимо наличие потребности и ситуации, пригодной для её удовлетворения. Тенденция автора художественного произведения устранить напряжение, вызываемое его личным конфликтом, побуждает его изменить ситуацию, послужившую причиной конфликта, или заменить её другой ситуацией, в условиях которой конфликт мог бы быть разрешён. Ситуация как бы выбирается потребностью, в интенции которой содержание ситуации заложено как её цель. Выбор ситуации является при этом как бы компромиссным решением между сознательной и бессознательной сферами психики, т.к. фантазия только тогда санкционируется сознанием, когда бессознательные влечения приобретают маскировку, делающую их приемлемыми для сознания» (с. 551)


«Основываясь на сказанном выше, постараемся проследить, как сложились главные образы и основные сюжетные линии романа Л.Н. Толстого «Война и мир». В работах о Толстом уже указывалось, что в семьях Ростовых и Болконских, играющих исключительно важную роль в сюжете «Войны и мира», писатель воплотил два начала внутренней жизни человека: силу непосредственного чувства, с одной стороны, и жизнь интеллектуальную, духовную, возвышенную – с другой. ...Сфера чувств и сфера интеллекта, разума были сильны и в самом Толстом, и столкновения между ними вызывали внутренние конфликты в психике писателя. ...Как известно, в семьях Ростовых и Болконсих воспроизведены родители и предки писателя: в Николае Ростове – отец Льва Николаевича, Н.И. Толстой, в графе и графине Ростовых – дед и бабушка со стороны отца, И.А. и П.Н. Толстые, в старом князе Болконском – дед со стороны матери, Н.С. Волконский, в княжне Марье – мать писателя, М.Н. Волконская. ...Очень показательно, что в первоначальных конспектах Николай Ростов назван то Толстым, то Простым, то Плохим и только в окончательном варианте автор сделал его Ростовым. Эти варианты указывают на целенаправленность образа: на самовыражение писателя (Толстой) именно на уровне «среднего» человека (Простой) и на общую самооценку, исходящую из его требовательности к себе (Плохой). Л. Толстой никогда не был Николаем, но, вероятно, иногда чувствовал себя им – в своей хозяйственной деятельности, в женитьбе, в полку, и это дало ему возможность создать художественное обобщение». (с. 552)


«В семьи Ростовых и Болконских Толстой вводит двух героев, для которых мы не находим прообразов в семьях его отца и матери, - Наташу Ростову и Андрея Болконского. Интересно, что именно Наташа определяет весь облик семьи Ростовых, придаёт необыкновенную поэтичность, одухотворённость всему семейству, поднимает его над обыденностью патриархального существования. Андрею Болконскому автор тоже отводит одну из главных ролей в сюжете романа» (с. 553)


«В князе Андрее выразились такие стороны сознательной личности Толстого, как склонность к высокой интеллектуальной и духовной деятельности, скептический ум, потребность в активной практической деятельности государственного масштаба. В образ князя Андрея писатель вложил свои вечные поиски истины, цели и смысла жизни, постоянно тревоживший его дух сомнения. В этом образе Толстой выразил и нереализованные стремления своей юности. Можно предположить, что в героизме князя Андрея, проявившемся на поле Аустерлица, писатель психически реализовал свои неосуществлённые мечты о героическом подвиге, выразил свою собственную жажду славы. По дневникам Толстого легко проследить его неудовлетворённость уже в первый год женитьбы не только семейными отношениями, но и всем укладом его жизни. Отвечая на вопрос Пьера, почему он идёт на войну, Андрей говорит: «Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне». Н.Н. Гусев, исследователь жизни Толстого, сличая это место романа и совет, который даёт Андрей Пьеру в отношении женитьбы, с дневниковой записью Софьи Андреевны Толстой от 22 сентября о том, что Толстой объявил ей о своём желании отправиться на войну, если она начинается, определённо указывает на автобиографичность семейной ситуации Андрея Болконского. Это же мнение высказывает и биограф Толстого П.И. Бирюков.


Интересно, что в первоначальных вариантах Андрей Болконский погибает под Аустерлицем, а жена его благополучно родит сына – так первоначально фантазия Толстого разрешала его семейную конфликтную ситуацию. В окончательном же тексте, как изсестно, погибает маленькая княгиня Лиза» (с. 554)


«В основу сюжетной линии, в которой разворачивается любовь Андрея Болконского и Наташи, положен роман брата писателя, Сергея Николаевича Толстого, и Т.А. Берс. ...Л.Н. Толстой в своих «Воспоминаниях» говорит о своих отношениях к брату следующее: «Николеньку я уважал, с Иитенькой я был товарищем, но Серёжей восхищался и подражал ему, любил его, хотел быть им... Николеньку я любил, а Серёжей восхищался восхищался как чем-то совсем мне чуждым, непонятным... С Николенькой мне хотелось быть, говорить, думать, с Серёжей мне хотелось только подражать ему. С первого детства началось это подражание» (с. 555)


«Для образа Пьера не находят прототипов – обычно указывают на его сходство с самим писателем, однако Пьер по своему внутреннему содержанию похож на Дмитрия Нехлюдова в произведениях Толстого, а в Нехлюдове писатель идентифицирован с другом своей молодости Дмитрием Алексеевичем Дьяковым. Анализ показывает, что эта же идентификация положена в основу образа Пьера . Широкое обобщение сделало прототип неузнаваемым.


Образ Пьера, как и образы Андрея Болконского и Наташи, наметился с самого начала. Уже в первых набросках была введена ситуация случайной и неудачной женитьбы Пьера на Элен и было решено, что вскоре Пьер разорвёт с Элен и что семейное счастье даст ему Наташа. Толстой ставил себе целью показать, что Пьер никогда не любил Элен истинной любовью, что её красота вызывала в нём лишь чувственность, которую он по ошибке принял за любовь. Эта ситуация введена как ситуация неудачной семейной жизни Толстого, несмотря на то, что Элен ни своим внешним обликом, ни поведением нисколько не похожа на Софью Андреевну.


Главное в этой ситуации – противопоставление мужа и жены в их сущности. Благодаря абстрагированию и обобщению разочарование Толстого в жене получило возможность беспрепятственного выражения в художественной фантазии... Не сумев привести Пьера к разводу, писатель убивает Элен, неожиданно и при довольно смутных обстоятельствах. Он лишь мельком преподносит это событие, словно сопротивление вытесняет фантазию. С Элен Толстой поступает так же, как с княгиней Лизой. Пьер, подверженный «чувству вины», не поддаётся ему после гибели Элен, видимо, потому, что Толстой изжил его в чувстве вины князя Андрея перед женой» (с. 556)


«Кто же Анатоль? Смысл образа Анатоля в том, что в нём нет той душевной сложности, которая так обременяла Пьера. ...Чувственность Анатоля противопоставлена не только романтической любви князя Андрея, но и столь же чистой и возвышенной любви Пьера. Замысел противопоставить чувственное влечение истинной любви родился из несовместимости потребностей сознательной личности писателя и влечений его бессознательного» (с. 558)


«Л.Н. Толстой писал: «Главная цель искусства... высказать правду о душе человека, высказать такие тайны, которые нельзя высказать простым словом... Искусство есть микроскоп, который наводит художник на тайны своей души и показывает эти общие всем тайны людям».


Предпринятая нами попытка анализа бессознательного не претендует на всестороннее освещение художественной фантазии романа. Задача наша – найти тот актуальный конфликт, из которого родился художественный замысел, и показать самовыражение писателя в основных художественных образах и сюжете романа» (с. 559).


Конец цитаты.


Для психологов новейшей формации, предпочитающих упрощённую картину мира, обращаю ваше внимание на год публикации работы Слитинской - 1978 год это апофеоз советской идеологии, период "застоя", - и, обратите внимание, психоаналитические теории дискутируются с приглашением ведущих западных специалистов, а работы публикуются на русском и на английском в государственном издательстве.


Хитренький вопрос. Какой вы сказали бы топикстартеру, если бы он действительно написал на Пикабу и попросил помощи?

Показать полностью
12
15 "непереводимых" эмоций, о которых вы никогда не знали.
10 Комментариев в Лига психотерапии  

Пост в Лигу Психотерапии.

автор Илья Хель

15 "непереводимых" эмоций, о которых вы никогда не знали. психология, исследование, эмоции, чувства, ощущения, длиннопост

Вы когда-нибудь чувствовали легкое «мбуки-мвуки» — это непреодолимое желание сбрасывать с себя одежду по мере танца? Или, может быть, немного «килиг» — это слегка нервное, дрожащее чувство, когда вы говорите с кем-то, кто вам нравится? Как насчет «уйтваайен», что означает «восстанавливающее и освежающее действие прогулки по ветру»? Этим словам, взятые из банту, тагальского и голландского, вряд ли можно подобрать прямой эквивалент в нашем языке, но они представляют собой весьма точные эмоциональные переживания, которыми пренебрегают в нашем языке. «Гигил», «шинрин-йоку», «тараб» — есть множество иностранных слов, не имеющих нашего эквивалента. Возможно, ознакомившись с ними, вы станете задумываться, как это вы раньше не замечали за собой такого чувства.


Тим Ломас из Университета Восточного Лондона полагает, что эти слова могут вскоре стать более знакомыми для нас всех. Проект позитивной лексикографии Ломаса ставит перед собой задачу уловить множество ароматов приятных чувств (некоторые из которых отчетливо горчат) по всему миру в надежде, что некоторые из них удастся включить в привычную жизнь типичного англичанина. Мы, безусловно, заимствовали множество эмоций из других языков, но многие еще не проникли в наши словари. Ломас нашел уже сотни таких «непереводимых» эмоций — и он только начал. Изучая эти слова, он надеется, что люди обретут более тонкое понимание самих себя. Они предлагают совершенно новый способ взглянуть на мир.

Показать полностью 3
Часики-то тикают
спонсорский пост от
Часики-то тикают

Часики-то тикают. А интернет не отпускает. Вы смотрите в экран и не замечаете,

как проходит время, а когда взгляд падает на часы, тревога и осознание количества впустую потраченных минут вызывают невыносимые муки совести — ведь можно же было провести время с пользой. И так каждый раз. Изо дня в день. Учеба отступает на второй план в неравной схватке с затягивающим могуществом соцсетей и беспорядочных сайтов.

Часики-то тикают
Показать полностью 1


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь