135

Проблемы эстетики

Это произошло осенью 20** года, когда я по приглашению Токийского университета читал курс лекций для студентов этого учебного заведения. Не могу сказать, что мои усилия пропали полностью, но жалеющих слушать историю развития эстетических представлений жителей средневековой культуры Европы было не очень много. Впрочем, те, кто записался на мой курс учились на совесть, сполна подтверждая легенды о невероятном усердии японцев. Когда стало понятно, что мой курс не вписался в концепцию образования университета, так как требовал серьезного кроссдисциплинарного подхода, а не узкой специализации, многие из моих студентов были даже расстроены. Не скажу, что мне было приятно покидать только что обжитое место, потому, когда один из моих студентов предложил устроить посиделки по этому поводу, я согласился прийти.

Дом, где он снимал квартиру, располагался далеко не в самом Токио, а в пригородном городке Фусса. Впрочем, пригородом он считается только номинально, входя в состав Большого Токио. Потому, выйдя из поезда на станции Ушихама и сверившись с навигатором, я перешел маленькую площадь и двинулся мимо парикмахерской и стоянки велосипедов к магазину и, обогнув его, пошел направо, в сторону почты. Дело было осенью, потому пришлось поднять воротник, спасаясь от промозглого холодного ветра. Наверное, именно поэтому, шедшая передо мной фигура девушки, одетой в длинное пальто, несколько старомодные сапоги и шарф, навернутый на шею и низ лица, почти не привлекла моего внимания. Она шла быстрее меня и я успел несколько отстать, сетуя про себя на боль в колене, которое я ушиб несколько дней назад, неудачно упав на лестнице. В тот день колено почти не болело, но трость я все-таки взял. Впрочем, история медицинских проблем пожилого гуманитария, вряд ли будет вам интересна, потому перейду к случаю, который хотелось бы рассказать.

Я почти потерял девушку из вида, но успел заметить, как она, быстро ускорив шаги, свернула в проулок между двумя заборами. Пройдя мимо закусочной, я заглянул в проулок. Он был чуть шире метра, потому свет фонарей с улицы скорее нагонял теней, чем улучшал видимость. Но я смог разглядеть ее фигуру, почти нависшую над каким-то ребенком, судя по одежде, мальчиком. Когда я ступил в проход, стало тихо. Настолько тихо, что исчезли даже звуки вечернего города. Это было странно, но, словно предчувствуя возможность чего-то нехорошего, я свернул и подошел поближе. Если честно, мне очень не понравилось то, что я увидел. Девушка стояла, вцепившись в плечо мальчишки и пристально смотрела ему в глаза. Ребенка это явно пугало. Не зная, что там происходит, я пошел вперед и, когда меня отделяла от них всего пара шагов, я услышал ее вопрос. Наверное, это был самый нелепый вопрос, который взрослая девушка, стоящая в полутьме, может задать дрожащему от страха мальчишке.

- Я красивая? - спросила она

Если сказать честно, я удивился. Впрочем, среди японцев порой встречаются такие, что ни русское слово "безумец", ни английское "crazy", ни испанское "loco" никогда не передадут всех оттенков высокого безумия детей самураев и внуков ками. Вытянув вперед руку с тростью, я легонько коснулся ее предплечья. Она обернулась. Меня поразило, что я смог рассмотреть ее глаза. Точнее, какую-то страшную и нечеловеческую ненависть, застывшую в них. Я не был великим бойцом даже в молодости, потому, признаюсь, я несколько струхнул. Однако, понимая, что передо мной явная сумасшедшая, а в ее руках - ребенок, я сказал:

- Простите меня, что вмешался в ваш разговор. Однако, если вы хотите получить ответ на свой вопрос, то вряд ли этот мальчик скажет что-то путное. Он слишком напуган и неопытен. Однако я могу вам дать полный и однозначный ответ.

Мой голос, закаленный долгими годами преподавания, не дрогнул. Странная девушка повернулась ко мне, и в отблеске фонаря я увидел большие ножницы, наполовину торчащие из кармана пальто.

- Мне продолжать? - спросил я.

Она кивнула.

- Вы спрашиваете красивы ли вы. Ответить на этот вопрос можно только если мы предварительно определимся с понятием красоты и ее критериями. Вы ведь понимаете, что красота, как производная от эстетического восприятия, господствующего в то или иное время, менялась на протяжении всей истории человечества?

Лицо странной девушки застыло. Похоже, мои слова были тем, что она никак не ожидала услышать поздним вечером в проулке, где она неизвестно зачем поймала мальчишку. Однако, она кивнула. Я сделал шаг. Она отшатнулась. Пользуясь этим, я положил руку на плечо мальчика. И продолжил говорить.

- Таким образом, мы получаем, что для ответа на ваш вопрос, мы должны решить, на основании каких критериев мы будем оценивать вашу внешность... У вас есть предложения? Или мы пройдемся по всей истории человечества, составив полную таблицу соответствия вашего экстерьера нормам красоты каждой эпохи?

Я аккуратно потянул ребенка к себе. Сумасшедшая девушка стояла, не двигаясь. Воспользовавшись этим, я отодвинул мальчика себе за спину. Тонкая бледная рука безвольно соскользнула с его плеча. Но я понимал, что ее смущение и замешательство надо доводить до максимума, а то эта сумасшедшая с ножницами может и броситься.

- Итак, - продолжил я: - Мы уже пришли к пониманию того, что красота - понятие относительное. А определить относительную величину мы можем только в рамках той или иной системы отсчета, каким является система эстетических предпочтений. Как я уже говорил, без указания того, с какой точки зрения мы оцениваем вашу красоту, ответ дать невозможно. Вы не хотите выбирать, а я не могу выбрать за вас. И отсутствие критериев делает ваш вопрос бессмыслененным, потому на него не существует ответа. И столь же бессмысленным выглядит ваше существование, которое вы тратите на то, чтобы задавать детям бессмысленные вопросы, на которые заведомо не получите осмысленного ответа.

И тут произошло что-то невероятное. Она отвернулась и отпрянула назад, к забору. Шарф съехал вниз, открывая длинную рваную рану на щеке, идущую от губ к уху. Я шагнул назад, подталкивая мальчика к улице. Но она не бросилась, как я опасался. Наоборот, начала дрожать всем телом. Я успел подумать, что, наверное, мои слова были слишком жестокими, в конце концов, она - простая городская сумасшедшая... И теперь придется как-то защищаться. Я поднял трость, И тут по ее телу прошла рябь. Да, именно так можно назвать странное дрожание, которое начало искажать ее облик. На долю секунды показалось, что на ее месте стоит полуразложившееся тело изуродованной женщины. И в этот момент она исчезла. Не прыгнула через забор, не убежала, а именно исчезла, словно кто-то выключил голограмму. И на меня нахлынули звуки города. Я потряс головой и с удивлением понял, что моя беседа со странной женщиной происходила в полной тишине. Я посмотрел на ребенка. Он оглядывался, словно избавившись от какого-то помрачения рассудка. Ошарашено посмотрел на меня и, пробормотав:

- Простите меня, пожалуйста, но мне нужно бежать домой...

- Конечно, малыш... - задумчиво пробормотал я, и добавил : - И лучше побыстрей, а то я сам уже ни хрена не понимаю...

Впрочем, вторую часть моей тирады он мог понять, только если знал русский.

За спиной раздались быстрые шаги бегущего ребенка и, повернувшись, я успел заметить мелькнувший в свете фонаря рюкзачок с каким-то нелепым покемоном.

Повернувшись, я решил осмотреть место. В конце концов, исчезновение девушки требовало объяснения. И простейшим объяснением казалась дурацкая шутка. Потому стоило осмотреть место происшествия на предмет аппаратуры, оставленной шутниками. К моему удивлению, я не нашел ничего, способного создать изображение. Единственным, что я заметил, был какой-то металлический предмет, валявшийся на земле. Подойдя, я всмотрелся и увидел старые портновские ножницы, лежавшие около забора. Я потрогал их концом трости и заметил, что и конец трости и земля, где лежали ножницы, покрыты инеем. Не знаю почему, но я нагнулся и аккуратно поднял их. Выйдя на улицу, я осмотрел находку. Это были старинные портновские ножницы, на одном из лезвий которых удалось рассмотреть клеймо - буквы С и О, нанизанные на две линии, складывающиеся в большую букву V. Несмотря на ржавчину, оба лезвия были прекрасно отточены. Когда мне захотелось проверить, сколь хорошо они режут, раздался звонок. Я вытащил телефон и ответил. Это был Хатадзо, один из моих студентов, который очень вежливо спросил, где находится господин профессор и не нужна ли мне помощь с поиском дороги. Я сердечно поблагодарил его и попросил уточнить, где именно мне придется свернуть. Получив все указания и обещание встретить меня по пути, я спрятал ножницы в карман пальто и продолжил свой путь с всё усиливающимся намерением присоединить находку к коллекции странных вещиц, которые я привозил из всех стран, где довелось побывать. Надо будет рассмотреть их получше. Но это уже потом.

Показать полностью
42

Фальсифицируем? Фальсифицируем!

Несколько раз я, и, как, мне кажется, ты тоже, читатель, сталкивался с потрясающими людьми, на полном серьезе утверждающих, что вся история античности и средневековья была придумана и фальсифицирована в XVIII веке. Несмотря на все мои расспросы, я так и не получил ответа на вопрос, кто смог придумать эту идею и, что куда сложнее, ее воплотить. Ведь это далеко не так просто, как кажется на первый взгляд. Потому в этом посте я собираюсь немного поучить сторонников теории заговора этот самый заговор придумывать.

Что нам надо для хорошего заговора? Правильно, нужна цель. Притом, цель, которую сложно достичь другими, более простыми методами. Потому, что наши заговорщики должны быть людьми умными, а потому совершенно не обязаны тратить средства и время на ерунду. Ведь никто просто так не соберется, чтобы сесть и начать писать историю.

Значит, нам нужна некая великая цель. Нам пытаются говорить о том, что это сделано, чтобы скрыть ту или иную катастрофу. Но встает подлый вопрос. А зачем? Что изменит незнание о ней? Вот первый вопрос, ответ на который я так и не нашел. Большинство авторов делает загадочное лицо и говорит, что это нужно, но обосновывает эту великую нужду очень туманно. То есть, налицо странная загадка: Группа людей тратит силы, время, деньги, привлекает к проекту множество народа без конкретной цели. Нелогично получается. Ведь без четкой постановки цели невозможно ни составить, ни воплотить план.

Что нам нужно еще? Общественная структура, которая будет контролировать воплощение в жизнь поставленных задач. То есть, проверять, что уже подделано, а что еще только ожидает своей очереди, раздавать задачи, пинки нерадивым фальсификаторам и, конечно, отчитываться перед начальством, неизбежно оставляя огромный массив документов. А, кстати, где этот массив? Но об этих вопросах сторонники альтернативной истории предпочитают не упоминать. По-моему, это от простого непонимания того, как подобные задачи могут быть решены. Но ведь интересно же, черт побери! Интересно, а молчат. Наверное, они что-то скрывают...

Продолжим. Следующее, что нам нужно - это исполнители. Вот тут я снимаю шляпу. Хоть ее и не ношу. И хочу только узнать, где они нашли столько талантливых людей. Писатели, подарившие нам речи Цицерона и сатиры Ювенала, сочинения Апулея и комедии Аристофана, поэзию Вергилия и прекрасные рассуждения Архимеда, едкий юмор Светония, идеально выстроенные рассуждения Лукреция и многое другое из античного наследия. Скульпторы, благодаря которым мы можем насладиться прекрасными античными статуями, художники, которые создали для нас картины (особое спасибо за картины Возрождения), ремесленники, оставившие нам столько прекрасных образцов оружия, доспехов, бытовых предметов, архитекторы, создавшие прекрасные здания и их комплексы, ткачи, кружевницы, столяры, камнерезы... Простите, если я кого-то забыл, но я под впечатлением от гениальности тех, кто в столь тяжкий час после всемирной катастрофы был занят созданием для нас этих шедевров. Спасибо им за это. Но, почему-то мне не верится в такую концентрацию гениев в рамках одного коллектива. Никак не верится. А, ведь, их надо не только собрать, но и заставить работать. Притом, в едином ключе, создавая эпоху за эпохой. Как? Откуда их взяли? Кто их учил? Как придумывали стили разных народов? И это скрывают. Сволочи.

Теперь переходим ко второй группе исполнителей. К тем, чья задача состояла в введении в оборот созданных произведений. Вот им-то, явно, пришлось тяжелее всех. Подкинуть или продать нужному человеку, создавать галереи и собрания искусства, убеждать всех, что оные существовали уже давно. Поганая работа. Крайне неблагодарная. Но, проведенная с блеском. Никто ничего не заподозрил. Аплодирую стоя. Вот только вопрос "Но, как?" опять же остается без ответа.

И вот теперь мы перешли к главному вопросу. У такого заговора должны быть руководители. И это не могут быть простые люди. Вот кому может прийти в голову просчитать переписывание истории вплоть до таких тонкостей, как возраст материалов, изменение типов предметов, связанное с развитием и упадком индустрии в месте производства, сымитировать развитие во времени тех или иных типов изделий, притом, сделать это связано и логично? Кто может продумать историю целых эпох настолько, что никто, кроме нескольких особо разумных альтернативных ученых, не заметил подвоха? Читатель, давай попробуем представить себе этот сверхразум, эту дьявольскую внимательность и хитрость, безупречные организаторские таланты и умение добиваться от подчиненных полной покорности, полную преданность общем делу, умение хранить тайны... Где мы еще найдем таких людей? Нет, таких больше не рождается. А жаль.

Итого. Для того, чтобы продумать, подготовить и осуществить столь масштабную фальсификацию, нам нужна куча гениев. Притом, гениев мотивированных, не испытывающих материальных трудностей, объединенных идеей и готовых на всё, чтобы оную идею воплотить. Получается, что столь массовая фальсификация требует слишком качественного человеческого ресурса для того, чтобы это можно было осуществить в реальности. То есть, выражаясь языком наших альтернативщиков, "они не могли этого сделать". Получается, что сторонники альтернативной истории от нас что-то скрывают...

Показать полностью
28

Вопросы к сторонникам версии бетонных блоков в строительстве пирамид.

Уважаемые сторонники "бетонной" версии строительства пирамид. Много читал ваших попыток обосновать идею, но после анализа приводимой аргументации, у меня появились вопросы, ставящие под сомнение то, что вы пытаетесь доказать. Вы часто обвиняете своих оппонентов в некритичном отношении к "официальной" науке. Но ваши версии также могут быть проверены логикой. Приступим.


1. Чем являются найденные в большом количестве доломитовые шары? Если ваша версия справедлива, то строители не нуждались в таком количестве инструментов для обработки камня, но множество однотипных каменных орудий было найдено. Объясните, что это и зачем?


2. Чем являются найденные каменоломни, если допустить, что египтяне не добывали камень в таком объеме?


3. Любая технология требует той или иной индустрии, обеспечивающей ее применение. Для использования бетона при создании блоков необходима известь. Где и как ее вырабатывали в нужном количестве? Где искать остатки этого производства? Как подводили воду к строительству? Как и из чего делалась опалубка?


4. Почему раствор, которым замазаны щели между блоками, отличается примитивным составом? Почему его состав не совпадает с составом блоков?


5. Почему эта технология не получила распространения у народов, контактировавших с Египтом?


6. Когда появилась и когда была забыта эта технология? На основании чего это можно утверждать?


7. Каким образом в бетон попадали ископаемые, находимые в известковых отложениях вокруг пирамид? Притом, не раздробленные, как можно было бы ожидать, если известняк дробился перед добавлением в бетон.


8. Технология отлития бетонных блоков была новой и непривычной для окружающих Египет народов. Почему о ней нет упоминаний в современных событиям и более поздних (период эллинизма, например) источниках. Если оные есть, приведите, пожалуйста.


9. Каким образом отливались блоки? Использовалась для этого деревянная опалубка или каменная форма? Если опалубка - то где ее следы на блоках? Если каменные формы - то где их обломки или находки?


10. При отливке блоков в формах, мы увидим четко выраженные типоразмеры блоков, но колебания размеров блоков пирамид сильно превышают то, что можно получить в формах. Объясните это в реалиях вашей гипотезы.


Без ответов на эти вопросы версия о бетонных пирамидах выглядит слишком нелогично. Потому прошу альтернативщиков ответить подробно.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!