12

Когда новости в городе заканчиваются

Когда новости в городе заканчиваются Подлог, Харьков, География

Когда заканчиваются новости, некоторые несознательные админы могут идти и на откровенный подлог. Оказывается, дверь общежития Харьковского авиационного завода теперь находится в одном из крупнейших ВУЗов Екатеринбурга.

Собственно, сама новость: https://vk.com/wall-8152398_777473

10

В Екатеринбурге тренера обвинили в педофилии после того, как он посидел на одном диване с девочкой

Инструктор, у которого есть жена и ребёнок, четвёртый месяц находится в СИЗО


История, после которой инструктор попал за решётку, произошла 18 ноября 2017 года. В шестом часу вечера у Андрея был перерыв между тренировками. Он сел на диванчик в коридоре центра заполнить журнал учёта персональных тренировок. Рядом села 7-летняя девочка. Ребёнка на занятие в школу юных моделей, которая работала на арендованной площадке клуба, привела мама. Однако по каким-то причинам девочка ушла с занятий и, оставшись без присмотра, устроилась на диване рядом с тренером.

Через 20 минут Андрей отправился на тренировку, а девочка от скуки вовсе заснула. Потом за ребёнком пришла мама и забрала её, а через несколько часов в фитнес-центр прибежал разъярённый отчим девочки и заявил, что та сказала, будто какой-то дядя трогал её, а затем снял штаны и показал ей свой половой орган.


Сам Андрей в этот момент был в клубе. Он поинтересовался, из-за чего шум, но даже не понял, что речь идёт о нём. Закончив работу, он поехал домой к жене и 7-летнему сыну. Но через несколько часов его вызвали в клуб. Оттуда Андрея забрали полицейские. Оказалось, что мать девочки написала на тренера заявление.

«Преступление» сняла камера наблюдения

Камера висела в застеклённом кабинете, который находится напротив дивана, и о ней знали все сотрудники клуба, в том числе Андрей, который работал там 2 года. На записи видно, как тренер спокойно сидит и заполняет журнал. На девочку, которая села рядом, он даже не обращает внимания. Сам ребёнок просто мучается от безделья. Всё это время в клубе многолюдно: в коридоре периодически мимо проходят люди, с некоторыми из них Андрей здоровается за руку, в кабинете напротив сидят два менеджера по продажам, сбоку на ресепшене — администратор, на соседнем диване сидит женщина, которая ждёт своего ребёнка из школы моделей.


Однако следователи, посмотрев это видео, разглядели действия сексуального характера. По словам адвоката, следствие считает, что, раз Андрей сидел с раздвинутыми ногами, то это свидетельствует о том, что он мастурбировал при ребёнке. Также доказательство этого основывается на 15-секундном кусочке видео, на котором колеблется журнал в руках Андрея. Якобы именно им тренер прикрывал свои похабные действия от сидевших напротив него менеджеров и проходящих мимо людей. Кроме того, следователи посчитали странным тот факт, что Андрей, перед тем как уйти, берёт двумя пальцами мобильный телефон, лежащий на спинке дивана. Со слов адвоката, в СК уверены, что тренер так взял телефон, потому что в этот момент зажимает в руке сперму.

— Следователи также нашли следы жидкости предстательной железы на трусах, — говорит адвокат Андрея Максим Шестопалов. — Но разве у женатого мужчины такого не может быть?

Жена тренера: «То, в чём его обвиняют, — это бред!»

В итоге против тренера возбудили уголовное дело по части 4 пункту «б» статьи 132.

— Всё произошло в то время, когда у всех была повышенная бдительность, — говорит адвокат Максим Шестопалов. — Если вы помните, то тогда же искали насильника девочки с Уктуса (район Екатеринбурга). Поэтому после того, как в полицию поступило заявление, следователи с ходу возбудили уголовное дело. Хотя перед возбуждением уголовного дела нужно было для начала провести качественную доследственную проверку. Поэтому о каком-то справедливом решении речи не идёт.

Сейчас Андрею грозит от 12 до 20 лет тюрьмы.

— Мы провели эксперимент уже в закрытом клубе и попытались мастурбировать морковкой, приняв ту позу, в которой сидел Андрей, — говорит адвокат Шестопалов. — Оказалось, что в таком положении это физически невозможно сделать. Да и спрятать морковку за журналом тоже не получилось.

Сам Андрей свою вину отрицает. Он просил проверить его на полиграфе, но, по словам адвоката, ему отказали.

В следственном комитете по Верх-Исетскому району от комментариев Е1.RU отказались. Также никаких комментариев не дали ни мать девочки, ни её отчим.

Сам Андрей уже четыре месяца сидит в СИЗО, ждёт окончания расследования и суда.

Показать полностью 1
-1

Большой Лог

На окраине села Большой Лог, там, где речка Зарянка поворачивает на север, на берегу у кузницы живет в старенькой избе дракон Федя. Хороший дракон, добрый. Детишек на себе катает. Благо, что шей – целых три. Он их вытянет вперед, насажает детишек, и катает по селу. Те довольны, визжат, глазенками сверкают. Да и Феде это нравится. Даже левая – вредная – голова, и та делает вид, что рада детишек катать. Хотя, может быть, и в самом деле рада – кто ж его разберет?


Федя – не настоящее имя, не родное – того никто не знает. Появился дракон на окраине села лет десять назад. Откуда – не известно. Память у него отшибло. Из каких краев, как зовут, чем жил? – все позабыл. Стоит, глазами своими многочисленными хлопает, что делать – не знает. И мы не знаем. Так и стояли, смотрели друг на друга, пока баба Варя не подошла. Она у нас главная колдунья, ей все верят. Как скажет, так и будет. Даже Фрол – староста – и тот не всегда с бабой Варей спорит. Глянула колдунья на дракона сквозь прищуренные ресницы и говорит:


- Пусть остается. Хороший это дракон, непутевый только…


Имя дракону тоже баба Варя придумала. «Как раз для него имя», - говорит. Как угадала только? Но имя и впрямь прижилось, мы быстро к нему привыкли, и быстрее всех - сам дракон.


То, что Федя – непутевый, в этом баба Варя тоже не ошиблась. Чего только не перепробовали, пока к делу его не приспособили. Картошку сажать Федя не может – топчет ее, картошку, то есть. Коров пасти – так они же дурные – боятся они его, в лес убегают. На сенокос Федю отправили, так он одним чихом скирду сжег. Тут-то Фрол-староста и придумал.


- О! – сказал, - так его же в кузницу надо, вместо горна!


Так Федя и стал помощником кузнеца Варфоломея. Сработались они, подружились. По субботам вместе наливочку попивают в Фединой избе. Вдвоем – в четыре горла, – очень удобно! А потом песни поют. Хором. Левая – вредная – драконья голова, правда, фальшивит безбожно, да и Варфоломей – тот еще певец, но зато остальные головы поют так, что заслушаешься! Все село слушает. Вот еще бы левую голову угомонить, да Варфоломея заставить хотя бы потише петь, - такой концерт был бы…


Еще Федя любит по утрам петухам подпевать. Те: «Кукареку!», и дракон басом: «Кукареку!» Петухи нервничают, но спорить с драконом опасаются.


…На днях Феде письмо пришло. Никто не знает, откуда, и что в нем было. На большом сером конверте – только одно слово: «Дракону», марка какая-то с надписью на непонятном языке – и все. Но Федя, как увидел письмо, так и задрожал весь. Схватил его, в избу свою убежал, да и дверь запер.


Два дня не показывался. Мы всем селом к избе ходили, в дверь стучали, открыть просили. Бесполезно. Тихо за дверью. Потом баба Варя пришла. Постучала, - открыл ей дракон.


Долго они о чем-то беседовали, часов пять, не меньше. Мы все это время рядом ждали тихонечко. Потом дверь отворилась, и вышли оба: и дракон, и баба Варя. У Феди глаза красные, в руках платочек теребит, сам в землю смотрит и вздыхает.


Баба Варя нам строго-настрого наказала: к дракону с вопросами не приставать! Да мы-то и сами понимаем - не стоит это делать, - незачем. Ни к чему в душу-то лезть. Она – душа то есть – и в трехголовом теле-то одна. Зачем же ее терзать? – не нужно…


***


На другой стороне речки Зарянки, что течет с востока на запад и сразу за селом поворачивает на север, с незапамятных времен стоит большущий лес. Туда-то и повадился по вечерам уходить дракон Федя. Да и что ему – два раза хвостом ударил – и там. Что он в лесу делал – не понятно. Но мы так решили: прячется дракон, чтобы с нами не встречаться. Днями он в кузнице, с Варфоломеем, - там его никто не видит, а по вечерам в лес уходит. Что-то видимо, не то было в письме.


Не могли мы смотреть, как Федя мучается; не гоже так убиваться, чтобы там с ним раньше не случилось. Вот и пристали к Варфоломею, чтобы он поговорил с драконом с глазу на глаз. По очереди ходили в кузницу, когда Феди там не было, и уговаривали. А Варфоломей вид делает, будто не слышит.


Когда Варфоломей работает – любо-дорого посмотреть. В каждой руке по молоту, и все эти тридцать молотов по раскаленному железу бьют. Красотища! Варфоломей – титан, его давно когда-то баба Варя ребенком в село принесла. Сказала, что битва была какая-то, и дите одно со всего народа осталось. А когда Варфоломей подрос, всем ясно стало, что лучшего кузнеца и быть не может.


Вот и сейчас, мы к нему: так, мол, и так, а кузнец вид делает, что весь в работу ушел – глаза - что горн в его кузнице - искры мечут; в руках молоты так и сверкают; и все внимание – на наковальне.


Только, видимо, поговорил все же Варфоломей с Федей, потому как вечером Фрол-староста громом своим нас на площадь позвал. Когда Фрол громом балуется, далеко слыхать. Все пришли. А на площади Федя стоит. Стоит и в землю смотрит, только левая – вредная голова иногда по сторонам поглядывает. А правая – слезливая самая – все платочек к глазам прижимает.


И стал нам Федя про жизнь свою рассказывать. То письмо ему, оказывается, драконий колдун прислал. Узнал как-то, что Федя память потерял, и помочь решил. Как вскрыл письмо дракон наш, так сразу все и вспомнил. А как вспомнил, так и не знает теперь, как в глаза нам смотреть, поскольку позор на нем большой лежит.


…Рассказывает Федя, а мы стоим, дохнуть боимся. Тихо-тихо на площади, только бас драконий гудит размеренно…


Прогнали, как выяснилось, драконы Федю нашего из страны своей. Он с детства, оказывается, не такой, как все был. Каждый дракон, сызмальства, о чем мечтает? – правильно – воином быстрей бы стать. Да еще – самым свирепым. А Федя маленький любил по лугам бродить, цветы собирать. Косились на него, конечно, но думали – блажь – пройдет со временем.


А когда пришло ему время в гвардию поступать, тогда, на пиру в честь молодого пополнения, открылась всем тайна страшная, по сравнению с которой цветочки его – еще цветочки…


…Ой, как же мы Федю слушали! Чуть не умерли от нетерпения, так нам узнать хотелось, что там у него с драконами произошло. А тот стоит, с духом собирается. Потом средняя голова глаза от земли отняла и говорит:


- Вегетарианец я…


И снова дракон головы все вместе сдвинул и ладонями глаза закрыл. И замер так.


Лопнуть мы готовы были, до того любопытство одолело. Стоим и ждем, когда Федя успокоится и расскажет, что же там за тайна такая? Тот стоит, молчит. Потом левая – вредная голова сквозь пальцы глянула, шепнула что-то остальным. Все головы глаза открыли.


Варфоломей первый не выдержал:


- Ну что ты тянешь? Говори уже, - что за тайна страшная?


- Так я и сказал, - растерянно так Федя бормочет, - вегетарианец я…


Тут нас будто громом Фроловым ударило. Это ведь у нас – в Большом Логе – все равно, кто чем питается, лишь бы не своими, - а у драконов ведь без мяса – значит свиреп недостаточно. Как же такого в бой посылать?


Стоим и не знаем, что и сказать-то. Первым Фрол-староста смеяться стал. Сначала мы испугались, как бы дракон не обиделся, потом и сами не выдержали. Через минуту все село хохотало. Федя смотрел, глаза вытаращив, да и сам потихоньку смеяться начал. Не зря, видимо, десять лет в Большом Логе прожил, что-то стал понимать в жизни такое, что в его драконьем краю не понять было…


В общем, снова мы всем селом концерты слушаем, которые Федя с Варфоломеем после наливочки устраивают. Эх, левую – вредную – голову бы еще угомонить, да Варфоломея заставить чуть потише петь, - цены бы тем концертам не было…


***


Когда август настраивает природу к осени, прилетает в Большой Лог западный ветер. Ровный, теплый такой… Нам про ветры любит Константин рассказывать. Он когда-то смотрителем маяка на Родосе работал, пока землетрясение маяк тот не развалило, - все про ветер знает, ну и каждый август начинает рассказывать про муссоны, пассаты. Красиво говорит, заслушаться можно. Мы и слушаем внимательно, только не понимаем ничего…


Этот-то августовский ветер и принес весть неожиданную. Покрутился вокруг дома бабы Вари, пошептал ей что-то в окошко таинственно и дальше полетел. А баба Варя тотчас Фрола-старосту к себе позвала. А уж Фрол-то громом своим и нас вызвал. Так и мы новость узнали.


Рассердились, оказывается, драконы на нас за то, что Федю приютили и над страхом его посмеялись (как узнали только?); да и надумали на нас войной пойти. Полететь, вернее, поскольку клин их уже недалеко от Большого Лога видели. Летят в полной боевой амуниции.


Ох! Как же мы заволновались, зашумели… Никогда ведь у нас войны не было. Да и вообще с развлечениями негусто. Так, чтоб побегать, попрыгать, кости растрясти... А тут – война целая! Радость-то какая!


Федя, правда, загрустил сразу, стал пугать нас, что драконы – страшные воины. Сильные и коварные. А мы ему в ответ: «Так и хорошо это, что ж нам - со слабыми воевать-то? Не интересно вовсе». И ну давай галдеть: кто насчет военных костюмов волнуется, кто насчет встречи противника, а кто - и просто так, за компанию.


Фрол-староста послушал, послушал, плюнул и ушел к себе. «Некогда, - говорит, - мне глупостями заниматься». Баба Варя тоже ушла. А кроме них у нас про войну и не знает никто.


Поутихли мы маленько и решили сами к войне готовиться. Насчет формы военной быстро сообразили – что ж, нас и в обычной одежде вряд ли кто с драконами перепутает, - незачем и другую искать. А потом Варфоломей сказал, что оружие нужно. Тут-то мы и загрустили. Кто ж его знает, чем с драконами воевать? Варфоломей, правда, предложил катапульту сделать и копьями в противника швырять. Но мы эту идею отвергли. Какие копья? – поцарапать ведь кого-нибудь можно, а то и в глаз попасть – не шутка это, совсем не шутка… Варфоломей обиделся и спросил: «Ну, так что, - из рогаток, что ли, по драконам стрелять?» «А ведь верно! – зашумели мы. - Самое лучшее оружие для войны!» Надо только побольше смолы с Дерева Судьбы собрать, наделать из нее шариков и в песке их вывалять, чтоб к рукам не липли. А смола это – особая, - когда шарик из нее во что-нибудь твердое попадает, клякса большущая желтая остается. Сразу видно, попал или нет. Как раз то, что нужно! Очень нам эта мысль понравилась. Только Федя почему-то все свои головы руками обхватил и сидит, поскуливает – радуется, наверное.


Потом думать мы стали, как противника встречать. Хлебом-солью хотели, да Варфоломей сказал, что драконы на хлеб и обидеться могут – вон, мол, как с Федей обошлись. Поэтому и решили мы: не будем хлеба печь, а просто плакат напишем «Приветствуем любимого противника!» и у околицы повесим. Федя, как услышал, совсем не по-драконьи хрюкнул как-то и к себе ушел, покачиваясь, как после наливки. Посмотрели мы ему вслед и решили Федю к войне не допускать. Он у драконов воевать не хотел, и здесь не стоит.


Пошли мы смолу заготавливать да рогатки строгать. Не все, конечно, кому-то надо и делом заниматься все же.


Два дня готовились. Плакат уже давно на ветру полощется, заряды из смолы горками по всему селу разложены, а противника все нет. Расстраиваться многие начали.


Но вот, на третий день, детишки в село с гиканьем прибежали – на краю села два дня продежуривши – с радостными криками: «Летят!»

Вскоре и мы клин драконий разглядели. «По местам!» - закричал Варфоломей, и помчались мы за рогатками…


***


Как красив драконий клин в утреннем небе! Над Большим Логом часто птицы пролетают, осенью – на юг, весной – обратно. Тоже здорово. Но драконий клин красив по-своему. Драконы летят ровно, мощные крылья машут в такт, поднимая далеко внизу тучи песка; железяки на них всякие поблескивают в лучах взошедшего солнца – ох, какое величественное зрелище! Да и клин сам – не две тоненькие ниточки, как у птиц, а сплошной, - монолитный будто.


Залюбовались мы полетом драконов, и чуть было начало войны не прозевали. Хорошо, Варфоломей голову не потерял, скомандовал: «Готовсь!» - как генерал какой-нибудь настоящий. Опомнились мы и ну давай шарики смоляные по карманам распихивать – к битве готовиться.

Подлетели драконы к селу, плавно перестроились – то ли серп, то ли подкова. Да дружно так, - видно, что тренировались много. Мы даже зааплодировали снизу. А драконы крылья как-то по-особому сложили и на нас ринулись. Рев поднялся! – мы когда-то быка из балки на веревках поднимали, так он так же ревел.


В это время Варфоломей все свои пятнадцать рогаток поднял, да как дал залпом! – передний дракон сразу весь желтым стал. Глаза ему тоже залепило (здесь, конечно, Варфоломей не прав был) да и грянулся он посреди села, борозду вспахавши. Эх! – направить бы его на поле, меньше самим пахать бы пришлось…


Тут мы увидели, что у драконов, у всех почти, мечи в лапах. Ничего себе! Мечи ведь как копья почти – порезаться можно. Пришлось Вадима звать – водяного. Не хотел он в войне участвовать – огня не любит, но, раз такое дело, прибежал. Поплевал водицей на мечи драконьи – те ржой и рассыпались. Совсем другой расклад! Теперь настоящая война пойдет!


И давай мы из рогаток по драконам палить. Тяжелое это дело оказалось. Они, хоть и большие, но шустрые очень, не сразу и попадешь. Многие наши не выдержали и тоже в воздух поднялись – летать-то, поди, у нас каждый может, лень только. Ну а тем, кто на земле остался, стрелять сложнее стало, - в своих попасть можно. Пришлось Варфоломею гаркнуть, что сейчас он специально по нашим летунам палить начнет. Те мигом спустились – кому охота от Варфоломеевских залпов уворачиваться?

На многих драконах к тому времени желтые кляксы расцвели, да только не замечают их драконы, похоже, в пылу атаки. Весь в пятнах, впору уходить чай пить да пироги есть – столы специально для этого у реки накрыты – так нет, дальше летает себе, огнем плюется! Если бы не баба Варя, каждого невосприимчивым к огню сделавшая, точно бы кто-нибудь обжегся.


Наши-то честно воюют. Константин не успел от струи огненной отскочить – медлительный он у нас – так прокричал: «Все, меня убили, пошел чай пить!» - и ушел пироги трескать. А драконам все нипочем – летают себе, на кляксы внимания не обращая.


Очень увлекательным занятием война оказалась. Не заметили даже, как время обеда подошло. С этим у нас строго. Да и проголодались мы изрядно, по селу с рогатками скакавши. Пошли к реке пироги есть. Наших «убитых» там человек пять скопилось. Сидят, животы набитые поглаживают. А драконы, – вот ведь добрые какие – кругом у столов собрались и дружно нас огнем поливают. Пироги с чаем быстро подогрелись. Звали мы и противников своих обедать, да отказались они, отлетели подальше и сидят, совещаются.


Ну, а после обеда веселье снова продолжилось. Мы уже и внимания не обращаем, что не хотят драконы из строя выходить после попаданий – пускай себе летают – не могут, видимо, товарищей одних оставлять. Тоже ведь неплохо.


К вечеру ближе и Федя из избы вывалился. Сидел себе тихонько, в окошко смотрел, и - на тебе! – не выдержал. Вывалился и катается по земле, всхлипывая. То ли смеется, то ли плачет – и не разберешь сразу. Только, похоже, он в избе время даром не терял; такой перегар наливочный от него! - Варфоломей – и тот отшатнулся. Ворон любопытных как ветром сдуло, а драконы вообще к облакам поднялись да и кашляют там. Заминка вышла. Пришлось нам Федю опять в избу заталкивать, чтобы воевать не мешал.


Ну, а уж как вечер наступил, снова мы к пирогам потянулись. Драконам же баранов жареных принесли - женщины за селом зажарили. Не отказались драконы от угощения – видно, проголодались жутко. Еще бы! Весь день, поди, воевали на голодный желудок. Сидят в сторонке, ужинают и о чем-то разговаривают - по-своему, по-драконьи.


Только мы собрались гостей на ночлег устраивать, не дело это - ночью по селу бегать, как смотрим, засобирались они. Подошел к нам главный дракон – тот, который после первого Варфоломеевского залпа желтым стал – и говорит: «Много воевали мы, но такого противника еще не встречали. Прощайте!» Взмыли драконы в небо, повернули на запад, построились желто-зеленым клином, да и полетели к себе.


Стоим мы, смотрим им вслед. Жалко все же, что так мало повоевали. И вдруг дошло до нас, что подарки вручить не успели. Так стыдно стало – как же гостей без подарков отпускать? Вдогонку лететь собрались, но Варфоломею в голову мысль интересная пришла. «А что, - говорит, - если мы сами к драконам заявимся и предложим каждый год воевать, а? Тогда и подарки вручим».


Очень нам эта мысль понравилась, и сели мы посольство выбирать…


Яков Гольдин

Показать полностью
3

Лавка

Кажется, это и есть тот самый дом… Да, действительно, - вот и цифры «111» на углу. Как он там говорил? – нужно стать прямо под номером и скосить глаза на башенные часы напротив. Присмотреться краем правого глаза… Вот она - эта ратуша с часами. Ну, скосил, и что?.. Так и окосеть можно… Если еще разок попробовать… Ох, ты, - вот же он, вход! Как Митя и говорил – слева от «Антиквариата». И вывеска та – «Лавка»…


…Я смотрел на выцветшую вывеску и ощущал робость. Впервые за много лет. Странно это как-то – лавка, которую не каждый увидеть может. Мистика какая-то…


Вход в лавку был почти напротив. То, что это именно «лавка» - не вызывало сомнений. Язык не поворачивался назвать ее магазином или, что еще хуже – салоном. Лавка, только так ее и можно было называть. Вход, один раз зафиксированный взглядом, больше не исчезал. Я закурил. Может уйти, пока не поздно? Впрочем, я знал, что никуда не уйду. Митя, отъявленный нумизмат, говорил, что в этой лавке есть монеты, за которые любой коллекционер душу продаст и сдачи не попросит. Я не увлекаюсь монетами, но любопытство заставило меня прийти сюда и, как дурак, пялиться на башню ратуши в поисках обычно невидимого входа. И я нашел его. Не уходить же теперь просто так?.. Я спрятал окурок в урну, решительно перешел на другую сторону улицы и толкнул тяжелую деревянную дверь.


Колокольчик над ухом приветливо поздоровался со мной. Я не ответил. Во все глаза я смотрел на стены лавки, увешанные холодным оружием. Почему – оружием? Митя говорил о монетах. Это я увлекаюсь оружием. И именно холодным…


- Доброго дня! – раздалось справа.


Я повернул голову. Первое, что бросалось в глаза при взгляде на старика, было пенсне. Вы когда-нибудь видели пенсне? Не в кино, в жизни? Я – нет. В остальном же внешность его была обычной: остатки волос седыми пучками на висках, клетчатая рубашка под кожаной жилеткой и джинсы над тапочками - диссонансом к пенсне.


- Я могу быть полезен? – спросил старик.


- Почему здесь оружие? – глупо спросил я. – Должны же быть монеты…


- Почему же монеты, – улыбнулся глазами старик, - если вы любите оружие?


- Но Митя говорил о монетах… - Боже, что я несу! Откуда ему знать Митю? – Друг мой, он был у вас недавно, - зачем-то пояснил я.


- Так его звали Митя? Приятный молодой человек. Купил у меня одну монету. Но ведь он – нумизмат, а вы увлекаетесь холодным оружием. Разве нет?


- Да, конечно, но…


- Дело в том, что это – Лавка, - подняв руки вверх, словно в молитве, торжественно произнес старик. – Здесь каждому настоящему знатоку есть, что приобрести.


Почему-то я поверил. Вся атмосфера Лавки способствовала этому. И пенсне старика, и оружие вместо монет, и даже запах – запах многовековой невозможности – все говорило мне: не стоит ничему удивляться. Я шагнул вперед, оглядывая стены. Мой взгляд зацепился за герзейский кинжал. Руки сами потянулись к нему… Любителю холодного оружия держать в руках египетский клинок, которому более пяти тысяч лет… это невозможно описать, это… это как ощутить на своей руке тень фараона… То, что это – не подделка, я был уверен.


- Нравится? – спросил старик. – Покупайте.


- Сколько? - хрипло спросил я.


- Так же, как и все вокруг, - старик развел руками, проводя взглядом по стенам, - каждый предмет стоит одно желание.


- Простите, - я, в самом деле, ничего не понял, - как это: «одно желание»?


- Ну, у вас ведь есть желания? – принялся объяснять старик, - желание быть любимым или богатым, к примеру; желание увидеть мир или встречаться с друзьями; желание жить. Я принимаю в оплату любые желания. Главное, чтобы они соответствовали предметам, которые хотят приобрести.


- И что, если я отдам желание быть любимым, то меня никто не полюбит? – скованно улыбнулся я.


- Нет, не обязательно. Могут и полюбить, но вы перестанете желать этого. Понимаете разницу? – Увеличенные линзами глаза были абсолютно серьезны.


И тут я вспомнил, что обычно хлебосольный Митя не знал, как избавиться от меня при последней встрече. Он и о Лавке рассказал только для того, чтобы я ушел побыстрее. Мне стало холодно…


- А какого желания стоит этот кинжал? – спросил я.


- Это - редкая вещь… - замялся старик, испытующе глядя на меня, - пожалуй, подошло бы желание видеть родителей…


…В моем сердце боролись две силы. Требующая удовлетворения страсть коллекционера схватилась с нормальным человеческим чувством…


Я никак не мог повесить кинжал на стену, промахиваясь мимо крепления. Руки дрожали.


- Впрочем, - задумчиво произнес старик, явно удивленный моим выбором, - для первой встречи возможно исключение – три желания поменьше вместо одного большого…


… Я шел домой, прижимая под курткой к груди древний герзейский кинжал. Я ликовал. Ну, не хочу быть богатым, не хочу увидеть Париж, не хочу дожить до ста лет – так что с того? Кто сказал, что если бы я это хотел, то обязательно бы получил?


Остановившись на светофоре, я тихо рассмеялся. Кажется, я надул старика. У меня ведь много разных желаний, позволяющих ощущать радость жизни и видеть в ней смысл, только в Лавку я больше – ни ногой! Никогда! Ни за что! Хотя… Возможно… Нет, нет… Впрочем, один раз… Но нет… Или…


Посмотрим…


Яков Гольдин

Показать полностью
12

Последнее турне

По центральному проспекту города, невидимая и неощутимая, шла Смерть. Не глядя по сторонам, неспешно помахивала косой, скашивая одномоментно тысячи человек в разных точках планеты… Это большое искусство, между прочим, - так виртуозно управлять косой – невообразимым инструментом, выкованным до начала времен Несуществующим. Лезвие рассеивается в пространстве, нанося точечные удары по заданным целям… - большая сноровка нужна в управлении косой! Ну, бывают иногда, конечно, и промахи, как же без них, - когда под ударом оказывается кто-то, случайно оказавшийся рядом с жертвой, но это - крайне редко. За многие тысячи лет Смерть основательно набила руку.


Сегодня Смерть ошиблась несколько раз за день, чего за многие-многие годы ни разу не случалось. Все, близко знающие эту суровую личность в черном балахоне с капюшоном, только уже по этим промахам могли бы определить, что Смерть страшно, жутко, невообразимо рассержена. И ведь было чем!

Вторую неделю Смерть никак не могла найти Васю Полетайкина. Этот уникальный индивидуум настолько точно оправдывал свою фамилию, «перелетая» с места на место с такой невообразимой скоростью, что все удары Смерти приходились по воздуху. Вот только что, казалось, появился Вася в чьем-нибудь офисе, к примеру, - тут же следовал удар, но Полетайкин в этот миг уже «улетел» в другой офис. Времени на сон он, похоже, не тратил вовсе. То ли спал на ходу (если это мельтешение можно было назвать «ходом»), то ли как-то вообще обходился без сна – непонятно, но результат этого безобразия присутствовал: человек, который вторую неделю должен обивать пороги Чистилища, продолжал обивать пороги квартир, банков, офисов и тому подобных мест концентрации смертных.


Смерть и домой к нему приходила в облике налогового инспектора, и по друзьям Полетайкина прошлась под видом военкоматовского деятеля, и в офисах Васиных партнеров побывала в личине короткостриженного крепыша в кожаной куртке, спортивных штанах и кроссовках – любимом наряде Смерти в последние годы – все было безрезультатно. Вася Полетайкин был недостижим, как равноправие в животном мире.

Ничего не попишешь, придется на этого типа угробить завтрашний выходной, который случается у Смерти один раз в сто лет…


***


Вася Полетайкин заскочил на минуточку в кафе лизнуть коньяку, да так и застрял за столом. Что-то тупо болело внутри, усталость какая-то непонятная появилась. «Нет, нужно все-таки отдыхать иногда», - подумал Вася и решил полчасика до очередной встречи провести здесь, в кафе. Он заказал еще коньяку и расслабился, рассеянно глядя в бокал...


- Вот ты какой, Вася Полетайкин, - внезапно раздалось с противоположного конца стола. – Ну, здравствуй…


Шустрый Вася поднял голову. Напротив него сидела невысокая, жутко размалеванная косметикой девушка с потрясающе старыми глазами.


- Мы знакомы? – спросил он, перебирая в уме сотни лиц.


- Хм… вот сейчас и познакомимся, - хмыкнула странная девица. – Я тебя вторую неделю отловить пытаюсь. Можно подумать – мне делать больше нечего!


Полетайкин в свою очередь тоже хмыкнул под тихую музыку шансона.


- А что, есть чего? – «остроумно» пошутил он и добавил, - извини, не припомню – ты кто?


Очертания девушки размылись. Миг - и на ее месте возникла черная фигура с тенью вместо лица.


- Теперь узнаешь? – весомо спросила она.


Похолодевший Вася только закивал головой в ответ. Каждый ведь в состоянии разглядеть собственную смерть.


- Тогда пойдем, - кивнула в сторону выхода фигура, - или здесь предпочитаешь?


- Погоди, - с трудом произнес Полетайкин, лихорадочно соображая, что же делать, - как?.. - почему – я?


- Смерть – это не «почему?», и даже не «как?», - тоном гадалки заявила фигура, - смерть – это «когда?». Сейчас, Вася, сейчас…


- Нет, так не пойдет, - собрал в кучку разбежавшиеся мысли Полетайкин, - мне всего тридцать четыре, рано еще…


- Вот сходил бы месяц назад к врачу – мне меньше мороки было бы. А теперь поздно. Тебе ведь некогда все! К врачу - некогда, помереть – и то некогда. Ох, и побегала я за тобой! - пожаловалась Смерть, - никак не застать. Приходится на тебя свой выходной тратить, а он, чтоб ты знал, только раз в сто лет бывает. Знаешь, как тяжело подгадать, когда во всех войнах перемирие одновременно наступает, когда бандиты все отдыхают и водители трезвые… То-то…


- Погоди, - повторил Вася, нащупывая извилинами какую-то мысль, - если у тебя выходной, то куда торопиться? У тебя выходной, у меня – последний день жизни… давай отпразднуем, - неожиданно для самого себя предложил он.


- Пить не буду, - тут же заявила Смерть, - меня почему-то многие споить пытаются. Глупо это. Спиртное – один из моих любимых инструментов, какой смысл его против меня использовать?


- Зачем пить? – Полетайкин ощутил вдохновение. – Культурно отпразднуем. Ты в кино была?


- Была в прошлый выходной.


- А в театре? Хотя… наверняка была… О! – его осенило. – Ты рок-оперу слушала?


- Чего? – удивилась Смерть.


- Рок-оперу. «Звезда и Смерть Хоакина Мурьетты». Как раз к случаю! – радостно выпалил Вася.


- Звезда и Смерть? – задумалась его собеседница. – А что, мне нравится идея…


***


Через час Смерть, снова принявшая облик размалеванной (правда, теперь уже меньше) девицы, разглядывала с последнего ряда балкона собравшихся зрителей. Иногда ее руки тянулись к спрятанной в складке пространства косе, но каждый раз вовремя вспоминался выходной…


И вот погас свет, представление началось…


Накатанная рок-опера шла как обычно. Лишь иногда, давно знающие тексты чуть ли не наизусть зрители вздрагивали, когда в моменты появления на сцене Смерти, с балкона доносился одиночный, но очень громкий истеричный смех.


- Ой, весело-то как! – довольно заявила после спектакля Смерть. – Давай еще пойдем куда-нибудь.


- Сколько у нас времени? – деловито спросил Вася.


- До рассвета, - промурлыкала ему компаньонка.


- Так это совсем другое дело! – пропел Полетайкин. – Прошу, сударыня…


…В ближайшие часы парочку можно было видеть в боулинге, в ночном клубе, во многих других местах. Фаст-фуд Смерти понравился необычайно. «Хорошая затея!» - уверенно заявила она. Одобрила также и ночные гонки на автомобилях вслепую.

Посреди ночи Смерть решила внести свой вклад в празднование.


- Говори, куда бы ты хотел, - предложила она Полетайкину.


- В древнюю Японию, - не задумываясь, зачем-то брякнул тот.


- В какой именно век? – уточнила Смерть.


- А ты и вправду можешь? – вытаращил глаза Вася.


- Конечно! – усмехнулась напарница. – Смерть – вне времени. Со мной и тебе можно. Главное – не увлекаться. Пока мы с тобой в прошлом будем, время замрет. Не может время течь без Смерти…


Когда она договаривала фразу, Вася уже пялился на утонченную архитектуру древнего Киото… Осмотрев город, достаточно повосхищавшись, он спросил:


- А можно еще куда-нибудь?


- Да пожалуйста! – легко согласилась Смерть. – Можешь даже пожить жизнью древних…


…Вася Полетайкин увидел и попробовал многое. Он переходил Рубикон с Цезарем и строил пирамиды в Египте; встречал Колумба и отбивался от Атиллы; охотился на мамонтов и брел с Моисеем по пустыне… Он беседовал с Александром Невским и долго теребил свою память в пьяной беседе с любопытным малым по имени Нострадамус. Он открывал новые земли вместе с Куком и участвовал в рыцарских турнирах…


Страны мелькали перед глазами, эпохи танцевали стриптиз.

Когда с тобою Смерть, можно не опасаться царапин. Вася сражался и путешествовал, бросался в такие авантюры, к которым никто и близко бы не подошел.


Он не старел. Его время еще не пришло…


Как-то в Венеции, то ли шестнадцатого, то ли семнадцатого века, сидя на берегу канала за бутылочкой вина, Смерть спросила у него в очередной раз:


- Куда ты еще хочешь?


Вася задумался.


- Сколько мы с тобою здесь, в прошлом? – спросил он.


- Сто шестнадцать лет… - был ответ.


- Неплохо для умирающего, - усмехнулся Полетайкин. – Но знаешь, я устал. Я готов умереть. И я хочу умереть…


- Ты уверен? – пытливо глянула на него Смерть.


- Да, я уверен, - устало произнес Василий. – Не каждому удается в миг смерти прожить долгую жизнь. Да и твой выходной затянулся…


…Смерть, в облике девушки, сидела напротив него в кафе и грустно смотрела перед собой.


- Да, мой выходной затянулся. Но знаешь, это был самый лучший выходной.


Смерть еще раз глянула в Васины глаза, улыбнулась и, со словами: «Прощай, дружище», взмахнула косой. После чего допила из бокала коньяк и, прищурившись куда-то в будущее, задумчиво произнесла: "Как ты сказал? - "не каждому удается в миг смерти прожить долгую жизнь..." Ведь это - идея..."



Яков Гольдин

Показать полностью

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор для геймеров

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

Переключаемся на вторую скорость: «Месяц геймеров» на Пикабу в разгаре. Не обращайте внимания на календарь. На конец августа мы оставили самое интересное. Второй пост посвящаем геймдизайну и храбрости. Читайте историю Антона, который тестировал монитор LG UltraGear 34GK950G.


Всем привет! Меня зовут Антон, и я геймдизайнер. Моя специализация — нарративы, игровые ивенты и механики погружения. Занимаюсь, в основном, мобильными играми, но работал и над проектами на ПК. Несколько лет проработал в офисе, и теперь на фрилансе.


Ребята из Пикабу предложили мне протестировать игровой монитор LG UltraGear. Поработать на мониторе с Nano-IPS матрицей — интересный опыт, поэтому я быстро согласился. Хотя уже по пути домой мне стало немного не по себе.


О первом впечатлении


Первое, что бросается в глаза при знакомстве с LG UltraGear, — коробка. Она прямо мощная. Тащишь ее из магазина (или из офиса Пикабу, как я), и все вокруг видят, что у тебя в руках бомбический экран для игр. Именно для игр. Упаковка с первого взгляда дает понять — продукт для геймеров. На коробке изображен сектант с мечом в черном балахоне. Видимо это производит сильное впечатление на окружающих, потому что старушка на лавке возле подъезда испуганно меня перекрестила, пока я корячился с огромной коробкой в дверях.


Притащил, выдохнул и принялся за распаковку. В комплекте поставки у LG UltraGear тонкая металлическая опорная стойка-бумеранг и стопка макулатуры с инструкциями. Стойка крепится к пластиковой подставке, чтобы регулировать высоту и угол наклона. Собирается монитор просто, справится и ребенок (но понадобится отвертка). Монитор на подставке держится плотно, хоть и выглядит пластмасска внешне ненадежной.


Из приятных элементов дизайна — матовая задняя часть корпуса и аккуратный пул разъёмов. Из неприятных — красный и черный цвета оформления. Сочетание не совсем в моем вкусе, но это субъективно.


Комплект кабелей монитора стандартный: USB, HDMI и DisplayPort. Важно: кабели не слишком длинные, поэтому рассчитывать на то, что монитор и системный блок будут стоять в разных частях комнаты, не стоит. Для подключения экрана к ПК я использовал DisplayPort, а к Mac подключал его через HDMI. Разъема USB-C у монитора нет. Зато есть удобная функция переключения между каналами входа через интерфейс: можно не вынимать кабель и переключаться между, например, компьютером и приставкой.


При подключении монитора на задней панели активируется цветная LED-подсветка. При желании ее можно кастомизировать по цвету или отключить совсем. В меню экрана меня особенно впечатлил «Режим игры» с возможностью настроить частоту матрицы на 120 Гц. Производитель как бы намекает: эта вещь не для работы. Она для того, чтобы запустить Battlefield 5 на максималках.

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

Теперь пора признаться: несмотря на то, что я работаю над играми, настоящим геймером я себя не считаю. Люблю посидеть пару вечеров в Civilization или одной из игр Paradox, играю в проекты, над которыми работаю. Но основные продукты мейнстримной индустрии, вроде AAA-шутеров или RPG, для которых как раз и создаются такие мониторы, — это не мое. По правде говоря, у меня даже нет железа, которое раскроет потенциал монитора в таких проектах. На игровом компьютере у меня установлена старенькая GeForce GTX 760, а работаю я с Macbook Pro версии 2017 года. Ни мощной видеокартой, ни разъемом DisplayPort этот ноутбук похвастаться не может, подключать монитор к нему придется через переходник.


К моменту запуска монитора я начал паниковать. В голове уже набатом стучало «Проваленный обзор», и я малодушно подумывал о том, что стоит вернуть монитор, пока не поздно.


О характеристиках


После недолгих метаний, я все же взял волю в кулак, а себя и мышку — в руки. Монитор же мне дали на тестирование как геймдизайнеру, а не геймеру. Решил, что попробую пару дней поработать за ним, а там видно будет.


У монитора очень быстрая матрица, но вытянуть ее до 120 Гц мои видеокарты не смогли. Пришлось ограничиться скромными 60 Гц. Технология Nano-IPS, о которой много пишут, впечатляет. Я параллельно прогнал простые тесты на LG 34GK950G и моем стандартном мониторе AOS i2475Pxqu с IPS-матрицей. Понятно, что весовая категория несопоставима, но все же просто для статистики: точность попадания цветов на sRGB отличалась на 8-9%.


Еще один важный момент: на заводских настройках монитора до калибровки цвета немного скорректированы относительно стандарта sRGB. Как пишут в профильных СМИ, это сделано, чтобы картинка получилась насыщеннее. Надо вам оно или нет, решайте сами. Но лучше калибровать монитор под себя.


Glow-эффект на IPS — типичная история. На практике это выглядит как искажение цветов при взгляде на монитор с разных сторон. Чаще всего слева изображение будет сероватым, а справа — отдавать желтым. В UltraGear на рабочем расстоянии в метр Glow-эффект не заметно. Угол обзора монитора близок к 180 градусам. Крошечные засветы можно обнаружить по бокам экрана, только если искать целенаправленно, начитавшись обзоров в интернете.


В общем, картинка сочная и яркая. Настройка простая. Для синхронизации с Mac придется установить драйвера с официального сайта (для ценителей ретро в комплекте есть CD).


О работе геймдизайнера


Закончив настройку, я сел за новый монитор. Моя работа — это таблицы, таск-менеджеры, инструменты для мержа в программную библиотеку, Photoshop для сборки макетов, иногда Twine. Допом к этому Slack и мессенджеры для коммуникации. В основном у меня постоянно открыто четыре-пять окон, между которыми я переключаюсь на двух мониторах.


Разумеется, LG UltraGear никакого второго экрана не предполагает. Перебрасывать взгляд с шикарного 34-дюймового монитора на 17-дюймовый Macbook — неудобно, неправильно и вообще аморально. Поэтому я просто отключил экран Mac и использовал пространство громадины от LG как единственную рабочую область.

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

Подсознательно я был уверен, что один монитор, даже очень большой, ни за что не заменит два. Кажется, здесь срабатывает что-то вроде навязчивого стремления человека все распределять по категориям: на этом мониторе буду смотреть задачи, а на этом их выполнять.


Разрешение LG предполагает, что он заменит собой примерно полтора монитора, но на деле же оказалось, что рабочая область ощущается лучше, чем даже два экрана. На это несколько причин:


1. Сказывается эффект пространства: на огромном экране даже слегка уменьшенные окна ощущаются большими. Работать с двумя или тремя одновременно вполне комфортно.


2. Не приходится тратить время на переключение внимания. Кажется, это ерунда, но книги по осознанной работе учат, что именно такие микродействия разрушают концентрацию, из-за чего падает эффективность. Мозгу проще воспринимать работу на одном мониторе как единое целое. Эффект переключения срабатывает здесь в меньшей степени.


3. Изогнутая форма. Изначально она вызывала вопросы. Казалось, что это хорошо для игр, имитирующих периферийное зрение и широкий угол обзора человека, но для работы будет неудобно. На деле вышло иначе. Переключая окна, все равно приходится крутить головой. Изогнутая форма для этого гораздо удобнее.

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

В работе с таблицами пригодился «Режим чтения», который включается из основного меню монитора. Нагрузка на глаза ощутимо снижается, картинка становится мягче.


Одна из фишек, которую LG предлагает владельцам широкоформатных мониторов, — утилита OnScreen Control. Программа помогает настроить игровой режим, установить пресеты и скорректировать настройки экрана. Но самое главное — удобно поделить экран на рабочие зоны. Пользователям Windows 10 этого не понять (там и так неплохо реализована эта функция), но для MacOS с его неудобным SplitView это просто подарок.


Об отдыхе (и играх, конечно!)

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

С работой разобрались. Пора отдохнуть и протестировать монитор в том, для чего он, собственно, и создан.


На моих любимых стратегических играх монитор не раскрывается. Да, угол обзора шире, детали выглядят немного интереснее, но это все. Результат меня не устроил. С таким монитором хотелось попробовать чего-нибудь особенного. Поэтому я решил установить, наконец, Pathologic 2 (ремейк классической «Мор. Утопии»).


Чтобы моя видеокарта выдержала испытание мощным монитором на не самой оптимизированной игре, пришлось добавить охлаждение, досрочно поменять термопасту, перевести монитор в режим FPS и немного разогнать старенький GeForce. Но, черт возьми, это того стоило. Степь Pathologic 2 в 3,5K поработила меня на пару суток. Монитор усиливает эффект погружения в играх, которые рассчитаны на плотное знакомство с сеттингом, деталями и персонажами. В какой-то момент я даже задумался о том, чтобы обзавестись таким экраном. Но только после апгрейда компьютера.

Итог


Несмотря на то, что LG UltraGear 34GK950G позиционируется как продукт для развлечений, некоторые особенности его конструкции оказываются очень полезны для рабочих задач. Расстраивает в этом смысле разве что отсутствие USB-C и некоторые элементы дизайна. Хотя последнее — придирка и вкусовщина.


Впрочем, продукт не про работу. Он для игр, и в этом он крут. Как часть игровой системы монитор смотрится бомбически. Быстрый отклик, отличная цветопередача, гибкая система настроек и частота 120 Гц. В общем, все что нужно, чтобы погружаться в игровые миры следующего поколения с топовой видеокартой.


Читайте также:


— 15 игр в формате 21:9 – для полного погружения

Показать полностью 4 1
Отличная работа, все прочитано!