Doddy

Doddy

Если уж бороться, то за добро, а не против зла...
Пикабушник
поставил 2787 плюсов и 172 минуса
отредактировал 2 поста
проголосовал за 2 редактирования
Награды:
10 лет на Пикабу лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели лучший пост недели
252К рейтинг 417 подписчиков 4 подписки 569 постов 299 в горячем

Вкус осени

Вкус осени

38х56 см, черный картон, гелевая ручка, дотворк

ПТ-5

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

Заполнившие все пространство лобового стекла мелкие капли постепенно набухали, заводили между собой знакомства, о чем-то договаривались и потом, объединившись, весело стекали вниз. Осень оседала на автомобиль прозрачным, отражающим рыжь листвы  конденсатом.

Успев за десять минут ожидания озябнуть, Роман провернул ключ в замке зажигания, двигатель уютно заурчал и салон начал наполняться теплом.

Пять утра – нормальное время для заказа такси, но несколько странное для консультации. Однако пометка в дневнике однозначно сообщала о предстоящей сессии для его неоднократной клиентки Марии Н. и, впервые, для ее подруги Татьяны.

Все прежние, не особо сложные и глубокие вопросы по Марии они отработали. Что там было? Профессиональное выгорание, самооценка, отношение к собственному телу. Немного надуманные, на взгляд Романа, проблемы, где визит к психологу был, скорее данью моде, типа инстаграма или тиндера. С последнего сеанса прошло несколько месяцев и это лишь подтверждало удовлетворенную жажду новизны.

Логично было бы предположить, что девушка попросту решила похвастать своей «находкой» приятельнице, если бы не такая несусветная рань. Роман снова заглушил движок и сперва услышал звук, а затем увидел подсвечиваемые фонарем силуэты.

- Вряд ли эти две юные девы подозревают, что в молчаливом предрассветном городе их движущиеся сквозь темноту контуры с чемоданчиками на колёсах, периодически стучащими о дорожку из бетонных плит - бр-р-р-р бдуф-ф-ф бр-р-р-р бдуф-ф-ф – звучат как приближающийся апокалипсис, - подумал Роман, - Как какой-то пугающий трамвай из Ада.

Контур Татьяны ему не понравился. Тяжелый, с опущенными плечами и поникшей головой. Роман нажал кнопку, открывающую багажник, осень тут же  сунула свой любопытный нос в авто, и в салоне запахло прелой листвой и сыростью.

- С дорожными чемоданами ко мне на прием еще не приходили, - улыбнулся Роман, выбираясь из салона, - давайте ваш багаж.

- Я сама, - спокойно среагировала подруга Марии и, по широкому кругу объехав Романа, пошуршала колесами в сторону багажника.

- Нам обеим на заднее? – заговорщическим шепотом уточнила Мария.

- А проблема касается вас обеих? – негромко спросил Роман.

- Отчасти.

- Ну, давайте обе, там разберемся.

Усевшись на свое место, Роман попытался поймать взгляд Татьяны в зеркало заднего вида, но не смог. Девушка смотрела в сторону. Вниз и в сторону. Куда-то на дверную ручку. Это было не очень хорошо, поскольку абсолютно ничего примечательного на ручке не было.

- Собрались в отпуск?

- Типа того, - моментально среагировала Мария.

- На моря?

- Ага!

Чрезмерная жизнерадостность старой клиентки вполне могла бы вызвать улыбку, но в гаснущем свете салонной лампы Роман успел заметить прищуренный глаз и недовольную складку у губы ее подруги.

- Вы же, Татьяна, предпочитаете горы?

Мгновенный удивленный взгляд острой рапирой чиркнул по Романовому лицу. Он несколько мгновений ждал, не поднимутся ли ресницы вновь и, не дождавшись, продолжил.

- В сложных ситуациях горы прекрасны, - БМВ неспешно стронулось с места, - Море – хорошо для уставших. Простор и свобода. Взгляд гуляет, мысли плывут. А в кризисах нужны горы. Нет ничего более обнадеживающего, чем горы на горизонте. Они якорят по периметру, но оставляют шанс добраться до вершины.

Вот! Еще один короткий просверк глазами.

- Вы не согласны, Татьяна?

Тридцать секунд тишины, за которые Мария успела пихнуть подругу локтем, нахмуриться, посмотреть на себя в зеркало и выдохнуть.

- Она на меня злится.

- За что?

- Я украла ее горе и не даю погрузиться ей в волны отчаяния.

- Какое горе?

- У Таньки  муж погиб!

- Маша… – в голосе усталость, утомление и предупреждение.

- А Что?! Тань! Ну полгода! Я сколько тебя знаю, ты всегда была наполнена любовью. От тебя словно отлетали золотистые песчинки, которые заставляли всех вокруг сиять. А сейчас мне очень больно тебя видеть. Прошло полгода, Тань!

Да, у тебя горе. Но он был и мой друг! Я знаю, это страшно. Из-за этого в душе огромная, черная дыра.  А ты что делаешь?! Ты всю любовь, что у тебя была, безостановочно сыплешь в эту безразмерную дыру. Вся целительная золотая пыль, которая могла бы сделать счастливыми других, оказывается во всепожирающей яме, которую никто и ничем не в состоянии заполнить. Ну, попробуй поднять голову! Роман! Скажите ей!

Роман, который впервые видел свою клиентку в таком возбуждении, выдержал паузу.

- Смерть – это прекрасно, - голос психолога был строг и темен, как катафалк.

Мария задохнулась от неожиданности, а Татьяна приоткрыла рот.

- Ч-что?

- Вы знаете, сколько идиотов ко мне приходят с проблемой, которую они сами даже не могут сформулировать? С туманом вместо препятствия. Ваша боль – это что-то крепкое, упругое и конкретное. Это не трясина, не ватные неопределенные муки, тут есть от чего оттолкнуться. А толчок - это шанс всплыть. Поэтому, едьте на ваше море. Если это Турция, то там есть и горы. Смотрите на них. С вами я поработаю на обратном пути. Если захотите.

Татьяна медленно повернула голову и посмотрела на подругу. Та часто заморгала. Так же неспешно девушка протерла лицо ладонью, словно снимая тончайшую серую кожу, и подняла бровь.

- А вы точно психолог?

- И даже с красным дипломом, вы не поверите, - Роман улыбнулся, - Но я же еще и таксист. Так что мои академические подходы несколько раздвинуты, а протоколы дополнены методами, за которые профи бы меня кастрировали. Но главное ведь – результат. Да, Мария?

Девушка усердно закивала, а Роман отследил на навигаторе конечную точку маршрута. Оставалось четыре километра.

- Возьму как с пассажиров, будем считать это ознакомительной консультацией и вхождением в проблему. Вы не против?

…Сразу за мостом у аэропорта какой-то мужчина при шляпе поднял руку, Роман охотно загрузил его на переднее сиденье и, используя наполнившее авто молчание, с удовольствием погрузился в собственные воспоминания о том, как нелепо и неожиданно получил он свой документ об образовании с отличием.

Звонок методистки-кураторши о том, что он – единственный на потоке идет на «красный» диплом, но ему не хватает полбалла, застал Романа врасплох. А предложение пересдать какой-нибудь из предметов почти задохнулось под ленью и неохотой. Но, главное, что повесив трубку, Роман об этой проблеме моментально забыл.  

Когда через пару недель методистка сообщила, что завтра у него экзамен, Роман сомневался не только в цвете учебника, но и в названии предмета. Учить что-то было бессмысленно и он поехал «на дурачка».

Препод оказался солидный. Бородатый. С благородной проседью.

- Здравствуйте, меня просили Вам предмет пересдать, чтобы на «красный» диплом выйти…

- Ага, ага. Я помню. Готовы?

- Ну-у-у-у…

Преподаватель исподлобья взглянул на Романа.

- Вы знаете, я сейчас пока ехал в институт, меня в метро ограбили. Почти всю вчерашнюю зарплату стянули.

Роман вздохнул, понимая, что сейчас будет грустно.

- Веру в человечество я потерял, - смиренно продолжил преподаватель, - Поэтому, давайте не будем рисковать. Глаза у вас умные. Я не буду вас спрашивать, а просто поставлю вам пятерку. Хватит пятерки?

- Э-э-э-э-э, - туповатым междометием Роман почти опроверг мнение маэстро о своем уме.

- Давайте зачетку… Я здесь выйду!

Роману понадобилась пара мгновений, чтобы выбраться из воспоминаний юности в будничную реальность, отделить одно от другого и остановить авто.

Показать полностью

Взгляд

Взгляд Dotwork, Рисунок, Графика

А4, крафтовая бумага, линер, гелевая ручка

Показать полностью 1

ПТ-4

Часть 1, Часть 2, Часть 3

Гости разошлись только после полуночи, поэтому с утра Роману пришлось сделать громадное усилие над собой, чтобы подняться и привести себя в порядок. Утро субботы не обещало особых пассажиров, а первый клиент был назначен лишь на час, однако стопка требующих оплаты квитанций на трюмо уже вываливалась из приспособленной для их хранения пепельницы, поэтому Роман спустился в машину, вяло погрузился в кресло, неспешно доехал до центра, прибордюрился и задремал.

Когда дверь с щелчком распахнулась, он даже не сразу сообразил, где находится. В машину неспешно загружался важный гость. Черная ряса, подрясник, пузо, антрацитовая бородища, прямо грач. Пассажир основательно умостился, расправил складки на одежде и снял с головы скуфью. Салон наполнил еле уловимый запах ладана.

Роман почти впечатлился солидностью, но затем заметил торчащие из под полы священника белые кроссовки с лейбой найка и улыбнулся. Любит батюшка комфорт. Нормально.

- Куда едем?

- На Кобзаря.

Священнослужитель молчал и Роман вспомнил священника из своего родного города. Тот был мужчина видный, круг его интересов казался достаточно широким и аскетом назвать его было сложно. Красивые женщины, хорошие машины, дорогие вещи – абсолютно понятные мирские хобби.

Однажды, будучи в столице, Роман в неформальной обстановке пересекся одним архиереем, который, узнав, откуда собеседник, заявил значительно:

- Знаю, знаю вашего настоятеля, - и затем, подумав, протянул как-то даже одобряюще, - Жизнелю-ю-ю-ю-юб!

Похоже, этот тоже был жизнелюб. Нормально.

- О! Вы психолог! – неожиданно проинформировал Романа пассажир, за время молчания, похоже, изучивший информацию на торпеде.

- Да. Для тех кто сидит на заднем сиденье. Пересядете?

- А в чем разница?

- Как минимум, в стоимости поездки, - Роман усмехнулся.

- Мне персонально не нужна консультация, но хотелось бы услышать ваше мнение, как специалиста-психолога. Из любопытства. Мы же можем просто побеседовать, как пассажир с водителем?

- О чем? Надеюсь, не о боге?

- Нет, об ангелах и демонах.

Роман неуважительно хрюкнул себе под нос.

- Ничего в этом не понимаю.

- Но в отношениях вы понимаете?

- В силу обеих профессий.

- Вот и славно. Как к вам обращаться?

- Роман. А к вам?

- Отец Михаил.

- Эм-м-м, давайте так. Я не ваш прихожанин и мне плевать на вашу профессию или звание или что это у вас? Отец у меня один и это не вы. Как вас по отчеству?

Священник некоторое время пожевал свой ус, решая, продолжал ли разговор. Видимо, к такому тону он не привык. Однако, вздохнул и кивнул.

- Михаил Александрович.

- Очень приятно, - Роман включил поворотник и свернул налево.

Батюшка снова какое-то время помолчал.

- Насколько я помню, психологи изучают религиеведение в институте?

- Насколько я знаю, и священники проходят курс психологии в семинарии?

- Точно так.

- Значит немножко коллеги, - Роман улыбнулся, пытаясь выровнять обстановку, - Так что там с ангелами?

Отец Михаил еще помолчал, зачем-то снова натянул на голову скуфью.

- Сон мне был. О том что люди, человеки, всю жизнь забавляются, им ни до чего нет дела, они не хотят битв или драк. А демоны всю жизнь готовятся к войне. Их мало, но они четко знают, чего хотят. Я проснулся и подумал… Почему демоны воюют не с ангелами, а с человечеством? Что вы, Роман, на это скажете как психолог?

Роман от неожиданности вопроса неосторожно хохотнул, но тут же смутился и сделал серьезное выражение лица.

- Я не очень помню историю происхождения ангелов, демонов и людей в подробностях. Но если принять бога за родителя, то налицо детская ревность, вызванная отсутствием родительского внимания, эгоцентризм и реакция на несправедливость.

- То есть, демоны ревнуют Бога-отца к людям, как дети ревнуют родителей к младшему ребенку?

- В точку. Ангелы для демонов – близнецы с противоположным знаком и, в принципе, братья по несчастью. У демонов к ним претензии, скорее, как к профессионалам, выполняющим свою работу. А люди – мелкие ничтожества, занявшие их место в сердце бога.

- Подождите, Роман! Поясните тогда про ангелов и демонов. Никогда не думал с такой позиции.

Роман обогнал автобус и встал на светофоре.

- Вы же любите метафоры и аналогии? Давайте пока что выведем бога из уравнения. Оставим условное Зло и условное Добро. Демонов и ангелов. Если хотите, преступников и полицейских. Сражаются ли преступники с полицейскими?!  Воюют ли они с ними? Нет! Основная задача преступников - избегать полицейских, держаться, как можно дальше. Так и демонам – ангелы не нужны. Это ангелы по приказу бога на них нападают. А вот люди – это ресурс, которому объявлена война и через который демоны могут напомнить богу о его ошибке.

- Это все, конечно, дикая софистика…

- И не очень психологическая в добавок, - согласился Роман, - но у нас ведь просто дружеская беседа?

Роман ткнул пальцем в ценник на торпеде и священник вздохнул.

- И все-таки, почему такая ревность к людям?

- Потому что у бога для ангелов, падших ли или небесных, есть только приказы, предназначение и цель, а для младшеньких – для человечества – вся любовь и свобода воли. Это ли не обида? Мы, кстати, приехали!

- Ну что же. Я, как минимум, знаю тему сегодняшней проповеди, - Михаил Александрович покопался в сутане, достал деньги, закряхтел и принялся выбираться из автомобиля.

Показать полностью

На страже

На страже Dotwork, Рисунок, Графика

А4, крафтовая бумага, линер, гелевая ручка

Показать полностью 1

Увядание

Мощные взмахи сдули с лавочки листву. Радужный ангел сложил за спиной крылья и неспешно сел.

- Приветствую тебя, Одинциил! Тебя там в Раю все уже обыскались.

- Оу! Приветствую и тебя, Кисиил! Прости, засмотрелся, забыл о времени...

Кисиил перевел взгляд на пространство за парком. Сразу за кованым забором начиналась территория дома престарелых. Старики гуляли между газонов, сидели за столами, играя в шахматы, беседовали на крылечке между колонн.

- И что же тебя здесь так привлекло?

- Очень люблю смотреть на старых людей. У них такие медленные, блеклые и полупрозрачные потоки энергий. Взгляни! Все мечтаю раздобыть пастель или акварель и попробовать это нарисовать. Вялые завитки, мягкие полутона. Так красиво. И грустно. Хотя бы так остановить их быстротечное время.

- Романтик... - Кисиил ещё минуту помолчал, затем звонко хлопнул себя по ляжкам и встал, - нужно лететь, коллега...

Увядание Авторский рассказ, Рассказ, Проза

Ждет

Ждет Dotwork, Графика, Рисунок

А4, крафтовая бумага, линер, гелевая ручка

Показать полностью 1

Лодка

Олег пришел в себя, потряс головой, пытаясь что-нибудь вспомнить, заозирался и поднялся с обочины.

Дорога под ногами была растоптаной и слегка пылила. Все люди двигались в одну сторону.

Олег пожал плечами и влился в поток. Ну а что? Куда всем, туда и ему! Там разберемся.

Сунув руку в карман, он обнаружил там потертую монету незнакомой чеканки. Понятнее не становилось.

Воздух дохнул сыростью и Олег решил, что рядом водоем. И точно!

Толпа на берегу шумела и толкалась.

Ну что за фигня, подумал Олег, везде одно и то же. Очереди, очереди!

Немного поработав локтями, он приблизился к обрыву и закрутил головой.

Пахло водорослями и недовольством. Сквозь поднимающийся от воды туман фигуры на том берегу казались размытыми.

- В чем проблема-то? - Олег толкнул в бок соседа.

- Говорят, лодочник утром уволился.

- Угу. А лодка где?

- Да вон же! На той стороне.

- Эй, на той стороне, - что есть силы заорал Олег, - пригоните кто-нибудь плавсредство!

Из хлопьев тумана показалась зыбкая фигура. Она подошла к краю отмели, взглянула на лодку, запрыгала на одном месте, затем обернулась и что-то заорала на незнакомом языке.

Берег всколыхнулся и в тот же момент со всех концов к отмели бросились десятки добровольцев. Они перебирались через борт, набивались и набивались в лодку, пока один из них не додумался оттолкнуться и нос не отошёл от берега. Кто-то неудачливый рухнул в туман.

Прошло буквально мгновение и толпа на этом берегу шумно выдохнула. Лодка черпнула одним бортом, другим и моментально пошла ко дну. Оказавшиеся в воде фигуры принялись орать, словно очутились в кипятке. Никто из них не греб к берегу. Они попросту растворялись в течении.

Толпа на этом берегу заволновалась.

- Так, я не понял, - возмутился Олег, - что вообще происходит?

- Я же говорю, - откликнулся отзывчивый сосед, - Харон уволился, и мы теперь не можем перебраться.

- Ха-а-арон?! Так вот мы где?! - Олег задумчиво почесал в затылке, но тут же улыбнулся - Так все же! Теперь без шансов! Так что... я домой!

Выбравшись из толпы, Олег сорвал травинку, сунул в зубы и, насвистывая, отправился против потока.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!