117

Дипломная работа глава 2. (Честное такси)

Дипломная работа глава 2. (Честное такси) Авторские истории, Крипота, Фантастика, Юмор, Еще пишется, Мат, Длиннопост, Мистика, Текст

Начало тут: Дипломная работа глава 1. (Золотой студент)


Заложный упырь. Он же ходячий мертвец. Простейшая форма нежити. Человек, умирая насильственной смертью, испытывал стресс, отчего после смерти превращался в живой труп. Такой мертвец не желал лежать спокойно в земле. Сам себя выкапывал и шёл хулиганить. Такова была самая простейшая форма объяснения его существования. Но всё было намного сложнее. Заложные были известны издревле. Умерших неестественной смертью, славяне предпочитали хоронить отдельно от обычных покойников, а то и вовсе кидали на съедение диким зверям. Это был практичный подход. Заложный покойник мог появиться только если соблюдалось два условия: умер в мучениях и закопан так, чтобы до него не могли добраться падальщики. Тогда по прошествии нескольких лет такой мертвец действительно мог появиться. И хотя в теории заложным мог стать любой умерший человек, на практике его появление было большой редкостью. За таких мертвецов платили хорошие деньги. Под Брянском, на старой свалке, вот-вот должны были ожить трое. За ними Валера и ехал.


В первую минуту на Брянском автовокзале он решил, что оказался на рынке. На него кричали со всех сторон сразу на трёх языках.

Мимо проносились тётки с баулами наперевес. Треща на украинском они бесцеремонно принялись занимать багажное отделение, выпихнув его сумку прямо на землю. Они говорили так быстро и смешно, что он решил не ссорится и подобрав сумку пошёл туда откуда раздавались крики на русском — Такси! Недорого!


У таксистов он притормозил и задумался. Тут ему было ловить нечего. Привокзальная стая волков была как на подбор: состояла из бывших ментов и бандитов ломивших заоблачные цены за свои услуги. Если бы таксист был один, Валера отвёл бы ему глаза и заставил бы везти себя бесплатно, но этих было много и стояли они кучно. К таким у него подобраться не хватало силёнок. Ну, отведёт глаза двоим или троим, а остальные сразу поймут, что их дурят. Валера вздохнул и поплёлся искать таксиста - бомбилу на ближайших улицах. Наличных денег у него не было. Вернее были 200 рублей, но они были не для таксистов. Бомбила действительно вскоре нашёлся. Высокий мужик в пиджаке наброшенным поверх тельняшки протирал тряпкой лобовое стекло у шахи цвета баклажан.

— Везёте? — спросил Валера.

— Тебе куда? — отвлёкся бомбила.

— Сумская 37.Это промзона. Только денег у меня нет — сообщил Валера — Но зато могу предложить часы. От дедушки достались.

Он отвёл глаза таксисту и вроде бы всё сделал правильно — протянул настоящие часы из цыганского золота в качестве оплаты. Но в этот раз что-то пошло не так.

Таксист взял часы осмотрел их и вздохнув вернул Валере:

— Как тебе не стыдно! Твой дед кровь проливал, а ты их в качестве оплаты предлагаешь? У тебя совесть есть пацан?

— Чего? — ужаснулся Валера. Такой случай в его практике был впервые.

— Кидай свою сумку на заднее сиденье и поехали! — грозно велел ему таксист.

Валера занял пассажирское сиденье в полном недоумении. До сих пор его способность осечек не давала. Нужно было только знать, как и против кого его применять. А тут - то почему? Обычный же таксист?

— Я Афган прошёл, понял? А ты память о дедушке, готов поменять на поездку. — разговорился в салоне таксист. — Я тебя пацан бесплатно довезу, только больше так не делай, понял?

“Ааааа — догадался Валера — Триггер сработал. Ну, что же делать. Бывает. Психологическая травма переиграла восприятие таксиста и вместо подделки он увидел что-то своё”.

— Извините, просто денег нет, — честно признался он.

— Что же за молодёжь такая пошла? Куда страна катится? Ельцин, ладно, довёл страну до ручки, но хоть теперь - то у нас нормальный президент. К стабильности стремится — учит вас долбоёбов жить по новому. — возмущался бомбила.

— Клянусь! Больше такого не повторится — пообещал очкарик только чтобы успокоить таксиста.

— Ладно. Ловлю тебя на слове — смягчился бывший афганец и представился — Меня дядя Витя зовут. К кому тебя везти?

— Да там возле указанного места и остановите, — рассеянно отозвался Валера. — Извините ещё раз. Дедушка это святое.

— Да я сам бывал в похожих ситуациях — откликнулся, повеселев дядя Витя и принялся рассказывать — Вот был у меня такой случай…


Валера слушал и краснел от стыда. Он не рад был уже, что согласился ехать бесплатно. Он таксистов терпеть не мог. Всегда они его пытались обжулить, обсчитать или не довезти до места.

И всегда обманувшись его интеллигентной внешностью, считали, что поступают правильно. Он настолько привык к такому отношению, что старался мстить им при первой возможности.

Как то Валера искал дом на улице и не мог найти. Стоявший рядом таксист предложил свои услуги и тот согласился думая, что дом действительно далеко. Таксист провёз его несколько метров и указав на нужный дом потребовал сто рублей. То есть просто по человечески показать пальцем он посчитал невыгодным для себя. Валера высказал ему претензию, но тот только посмеялся и начал угрожать расправой. Валера заплатил, а таксист был найден на платной стоянке охраной плачущим и стёршим до крови язык. Он облизывал языком чужие автомобили и повторял одну и ту же фразу:

— Не оближешь это место

— То умрёт твоя невеста.

Его увезли в психушку.


Валера был готов к хамству и наглости. Но совершенно не ожидал встретить честного человека.

Он рассеянно слушал и думал про себя — “Ох уж эти честные люди. Как же вы меня забодали! Особенно Денис. Нашёл первое попавшее объявление о перевозках грузов и уцепился за него. Если бы я договаривался то газель приехала бы прямо к вокзалу. А тут ехать надо в промзону. Водитель газели согласившийся ехать с ними выкапывать мертвецов освободится только после семи вечера. До этого он видите ли занят. Понятно чем он занят — газель то не его, а принадлежит фирме. Он нас в не рабочее время на служебной газели хочет везти. Жук предприимчивый! А Дениска вместо того чтобы поискать другие варианты честно согласился на его условия”.


Денис был его напарником. Вместе они ездили искать заложных. Дело было утомительным, и они решили сообща купить микроавтобус — Фиат Дукато. Старенький дизель, который Валера присмотрел у одного перекупщика. Если сделка с Адольфычем пройдёт ровно, то за трёх заложных они выручат достаточно на покупку автомобиля. По тысяче долларов за мертвеца. Ровно три тысячи. Адольфыч конечно сука, но за мертвецов он давал лучшую цену.

Ох уж этот Денис. Валера ему всегда завидовал. Такое умение человеку в руки досталось, а он не пользуется. Слишком честный.


Он так умел отводить глаза, что люди его просто не замечали. Вот рядом стоял только что. И нет его. Он отводил глаза интуитивно, ему совершенно не нужно было стараться, планировать, всё получалось само собой. Если бы Денис вдруг надумал стать вором, то от него бы плакала вся милиция. Люди бы отдавали ему свои деньги и тут же забывали бы о его существовании. Он просто стирал себя из памяти окружающих. Вдвойне было обидно, что вместо того чтобы извлекать прибыль из своего дара он был готов жить на хлебе и воде. Валера очень страдал от честного напарника и старался брать финансовую часть любых мероприятий на себя, иначе можно было остаться без штанов. В этот раз он не углядел и Денис упёрся рогом не пожелав другую газель.

Что ему этот водитель сказал такого, отчего Денис пошёл ему на встречу? - хороший вопрос. Теперь их последние деньги должны были перекочевать в чужой карман, а им самим пухнуть с голода, пока Адольфыч не рассчитается.


Автомобиль остановился.

— Приехали — сообщил дядя Витя — вот твой адрес. Проверяй пацан, правильно или нет? А то тут всё похожее.

В окно Валера увидел Дениса сидевшего на лавочке у кирпичного гаража. Как обычно: одет во всё чёрное. Джинсы чёрные. Рубаха чёрная. Кроссовки и те - Адидас. Тёмный человек, одним словом.

Он специально так одевался. Любил побродить вечером подразнить гопников. Ещё и волосы специально отрастил длинные. Подвязывал их конским хвостом и гулял по вечерним улицам, вызывая своим видом праведный гнев у ровных пацанов. Гопники бросали свои важные дела и гнались за ним стремясь покарать ублюдка, но он всегда ускользал, оставляя преследователей в недоумении.

— Да, спасибо, — поблагодарил Валера.

Он забрал свою сумку и пожал на прощание руку водителю

— Я смотрю ты не местный. Запиши мой номер телефона. Может пригодиться, — предложил дядя Витя. Этот очкарик ему чем-то глянулся.

— Спасибо, но думаю, мы тут долго не задержимся, — Валера оглянулся на друга. Водитель не стал слушать отговорок и всучил ему бумажку с нацарапанным карандашом номером, после чего уехал. Валера подошёл к лавочке.

— Хм, жив ещё? — поприветствовал его Денис.

Дубликаты не найдены

Отредактировано OkabeRintaro 9 дней назад
+6

Я как понимаю, почему вместо Фиат Дукато купили Япошу, будет отдельная глава?

раскрыть ветку 1
+2

Есть такое дело.

+4
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 5
0

Про то как мертвецов копали, все равно надо отдельно выкладывать

раскрыть ветку 4
+4
Знаем мы вас! Заинтригуете по самое не могу, а нам мучайся в томительном ожидании!)
раскрыть ветку 3
+1

Катастрофически мало! Безобразие!

раскрыть ветку 3
+3

Это ещё что. Скоро в моих постах появятся рисунки с описанием артефактов из этой вселенной.

раскрыть ветку 2
+1
Скоро в моих постах появятся рисунки
А может хрен с этими рисунками, может упор сделаете на текст? Так сказать на его количество.
раскрыть ветку 1
+1
Очень необычно и свежо на фоне вурдалако-волшебной темы.. есть надежда, что будет лучше "Ночного 'позора'"?)
раскрыть ветку 5
+2

Но злой Завулон из дозора дневного

Сделал из сына Антона немого

раскрыть ветку 4
0
Жду продолжения...)
почему- то перед глазами картинка, как бы я это снимал.. особенно сцены и ракурсы.. очень точно описываете детали, которые цепляются за глаза.
На мое скромное мнение)))
раскрыть ветку 3
+1
Да Вася!!! Сказка-песня!!!
раскрыть ветку 1
+1

Спасибо

+1

Здорово - чем дальше читаешь, тем сильнее цепляет. Автор, а можно третью часть не через неделю, а пораньше?

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 5
0

Как получится. Обещать не могу, много работы,короновирус. Даже если в Нижнем введут карантин мне удаленка не светит.

раскрыть ветку 4
0

На мотив песни «Надежда»:

Если в Нижнем карантин введут,

Удалёнка всё равно не светит...)))

раскрыть ветку 3
0
чем дальше в лес , те толще партизаны....
0

Рисунки тоже круто, автору респект три раза, очень интересно!!! А в ожидании следующей главы тоже что-то есть.

раскрыть ветку 1
0

Ну так. Я готов сочинять что угодно только не ЛитРПГ.

0

Такое чувство, что теги из игнор листа эволюционируют во что-то, что обходит игнор лист. Сначала кинул тэг "рассказ", потом стали вылезать "авторский рассказ" тебе у нас "авторские истории"

раскрыть ветку 1
0

Хм. А при чем тут я? Я пытался обитать в тэге весёлая крипота, но почему то его убрали. Это все происки администрации

Похожие посты
46

Лифт в преисподнюю. Глава 43. «Бывший» с рыжей бородой

Предыдущие главы


— Ты кушай-кушай! Это твой ужин.


— Ага, — опомнился Саша и нервно принялся за еду.


— Я давно наблюдаю за этой тварью. «Рыбаком», хм.


— Сколько? — с набитым ртом спросил он.


— Месяца два. Но они для меня, как вечность, — тяжелым голосом ответила Маша.


— Понимаю.


— Там убили кого-то. Даже уже и не помню, как, — упершись взглядом в стену, продолжила рассказывать женщина. — Кажется, кто-то в машине той долго орал. Но тогда почти весь город кричал, так что не могу сказать точно.


Казалось, что ей было нелегко говорить об этом. Но почему? Ответ на этот вопрос гость надеялся узнать позже.


— Люди же каждый день умирали тогда. Те три дня. Потом оставшихся добивали ещё с месяц. Ну как добивали, дожирали… А потом «трупники» просто бродили по улицам толпами. И вот в первые дни, эта машина, кажется, и горела, — кивнула в сторону упомянутого авто хозяйка квартиры. — Он, видимо, там и «засел» после этого. А потом ещё несколько бродяг было.


Саша прервал трапезу и внимательно посмотрел на Машу.


— Да. Какие-то бродяги. Здесь дворами ходили. Но по большей части неприятные люди это оказались.


— В смысле?


— В том смысле, что плохие. Один раз двое парней шли, и девчонка с ними, — скучным будничным тоном пояснила рассказчица.


— Ну и?


— Так руки у неё были связаны. И вели добры молодцы её на верёвке.


— Да ладно?! — удивлённо воскликнул собеседник.


— Прохладно! — в тон ему, не очень вежливо, ответила Маша.


— Так и что дальше-то было? — проглотил Саша её грубость, ради скорейшего продолжения истории.


— Компания шла по парковке. Там же, где и ты нарвался. Смотрели, видимо, машину себе. Не знаю! И знать не хочу. Ну а эта зараза, видимо, давай им там мурлыкать.


— Звал их?


— Не знаю я, что делала эта тварина! Я ж сверху, не забывай, не слышу толком. Но в городе-то тишина теперь, и вроде правда, она издавала звуки свои! Ты ведь тоже слышал?


При этих словах больной почувствовал, как у него внутри пошевелилось нечто неприятное. Иное. Сглотнув слюну в секундном приступе тошноты, он кивнул.


— Тебя самого случайность спасла. Я когда крикнула, ты обернулся, — попыталась повторить то его движение Маша, — а «трупник» в это время тебя лапой своей ударил, — женщина взмахнула рукой. — Ты, получается, на звук развернулся и чуть-чуть назад отклонился. И он, видимо, промахнулся. Мне кажется, примерно так получилось.


«Да. Как-то так всё и было», — поёжившись, согласился Саша.


— Но тварина-то не знала, что с тобой она промахнулась! Ведь зацепила же всё-таки? Чувствует же, наверное, это? Не понимала же она, что не мясо зацепила, а куртку. Для неё ведь нет различий? Ну это я так надумываю себе. Она же не может оказаться умной-разумной? И поэтому, наверное, просто полагаю, — женщина как бы примирительно развела руками, — она тебя не пыталась ещё раз наколоть! Потому что ты для неё уже был наколот. Иначе бы тебе конец однозначно!


Есть перехотелось.


— Ладно. Продолжаем не про тебя. И вот шли они по парковке. И подошли к этой машине. Посмотреть, что там такое. И тварь первого парня проткнула.


Немного помолчала, видимо, вспоминая, как всё случилось. Или свои ощущения от увиденного. Посмотрела в коридор. Потом на Сашу.


— Ты же, наверное, помнишь, он когда рукой выстреливает из себя, то как будто взрывается. Ошмётки всякие летят. Мне толком не видно, но на зрение своё я никогда не жаловалась. Вроде что-то брызгает из «трупника» машинного.


Мужчина несколько раз кивнул, но говорить ничего не хотелось. Эти воспоминания и так уже перебили ему аппетит.


— Он, значит, проткнул первого парня. И девушку, похоже, что ослепил. Чем-то ей в глаза попал.


— Ну она же отползла? — не удержался от вопроса Саша.


— Куда девчонка отползёт? Она же привязана была к его поясу! Или к руке. Не помню уже. Я же сразу сказала, что они её на верёвке вели. Я ещё не сразу в это поверила. Думала, вдруг показалось. А может, просто они так привязались друг к другу, чтобы… не потеряться, не знаю…


— Так и что с ней?


— Парня этого он сожрал, — будничным тоном продолжала Маша. — А девчонку вместе с верёвкой затащил к себе. И, полагаю, тоже сожрал.


— Ну она же кричала бы во всё горло! Мы бы тоже у себя услышали?


— Не кричала она почему-то. Хрипела что-то вроде бы, кувыркалась, но не кричала и ничего не говорила. Может, даже немая была.


— Немая? — скривил лицо Саша от показавшегося ему дурацким предположения.


— Ну не знаю я! — немного разозлилась рассказчица. — Немая она была или глухая, а может, этот «трупник», когда взорвался, что-то выплеснул на неё. Сонную слюну какую-нибудь. Не знаю. В общем, печальна судьба девчонки.


— Так, а там же ещё один был.


— Да. Стоял, смотрел. Такой крупный, кажется, с рыжей бородой.


— Смотрел? Он её не спас?!


— Нет, — спокойно ответила Маша. — Стоял в сторонке. Курил.


— Но почему? Я не понимаю!


— Ну а почему девчонка связанная была? — с вызовом посмотрела на своего собеседника женщина.


— Может быть, её «бывший» укусил, и они связали её, пока ждали…


— Я такой вариант, если честно, не рассматривала, — холодно прозвучал ответ. — Девчонка-то нормальная была с виду. Как я смогла рассмотреть. Хотя, возможно, ты и прав. Но моё предположение другое.


Саша покосился на Машу.


— Ну, ты мальчик взрослый. Понимаешь, о чём я. Сейчас проще с «бывшими», как ты их называешь, управляться, чем с людьми. Тем более с такими. Ты думал, раньше людишки погано себя вели? А вот оказалось, что всё это ещё были цветочки.


Она немного помолчала.


И он не находил слов. Был раздавлен рассказом и опечален судьбой несчастной девушки, так глупо умершей в это страшное время. Или не глупо? А подло. И как ему растить сына в таком мире?


— Люди сейчас отвратительные. Я этих как-то сразу отличила. Двигаются плохие люди всегда отлично от таких, как ты. И не крикнула им. А тебе крикнула. Ты не такой.


Саша ничего не понял из её последней фразы. Мистика какая-то! Маша как-то странно на него смотрела. С добротой? С доверием? С заботой? Нет, всё не те слова. С надеждой. Но надеждой на что? Что за чепуха?


— То есть, ты считаешь, что эти парни ту девчонку взяли в рабство? Или как-то так?


— Как минимум. Или как-то так, — словно передразнивая, добавила последнюю фразу хозяйка квартиры.


— Ничего себе! — в сердцах сказал Саша. — Но зачем? Да что же это такое? Мы же сейчас все вместе должны держаться! Объединяться как-то против общей беды.


— Ага. Ищи дураков.


— Нет, ну правда. Каких дураков? Без дураков! Я думал о подобном… Предполагал, что где-то это может быть. Но не о прямо таком вот! Как ещё нам выживать-то? Сколько нас вообще осталось?


— Не знаю, как. Но тот третий рыжебородый тип убегал от твоих «бывших» в сторону центра города.


Мужчина удивлённо поднял брови.


— Да, «трупники» тут как тут через несколько минут были.


— «Первые»?


— Скорее всего.


— Он убежал?


— Здоровый мужик. С ружьём. А выстрелов я не слышала… Думаю, да. Смог убежать от этих недоделков.


— Знаешь, я никому живому зла не желаю, но надеюсь, что не убежал он.


— Я тоже. Ну если увидишь «бывшего» с рыжей бородой, то будешь знать, кто это.

Показать полностью
288

"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью

Подержал книгу в руках. Офигенно!

Короткое видео. Я показываю три арта, которые оживают, но в книге их еще много:

"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост

Короткая справка:

Алексей Андреев (Alex Andreev) — российский художник, работающий в технике цифровой живописи. Использует в творчестве технологии виртуальной и дополненной реальности (информация из вики).

Работы в кино:

2006—2012 «Ку! Кин-Дза-Дза!» (мультфильм, концепт-художник, режиссер фильма — Георгий Данелия).

2014 «Зона», сериал по мотивам повести А. и Б. Стругацких «Пикник на обочине» (художник-постановщик).

2014 «Twisted Dagger», не вышедший телевизионный сериал по мотивам произведений Лавкрафта (концепт-художник).

2016 «The Roadside Picnic», телевизионный сериал-экранизация повести братьев Стругацких «Пикник на обочине», Sony Pictures, режиссер Алан Тейлор (концепт-художник).


Интересно, что рассказы в артбуке — как раз выполняют роль "иллюстраций" к картинам Алексея, а не наоборот. Рассказы написаны фантастами специально к картинам (там и 6 моих историй). Один рассказ написал Сергей Лукьяненко.


Несколько работ художника:

"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
"Движение миров", артбук Алексея Андреева с дополненной реальностью Артбук, Alex Andreev, Фантастика, Дополненная реальность, Арт, Мистика, СССР, Видео, Длиннопост
Показать полностью 10
124

Ночная смена: сиделки делятся историями о встречах с необъяснимым

Не позволяйте им забрать меня!

Эту историю я слышала от сиделки, работавшей в онкологическом отделении. Она ухаживала за умирающей женщиной, которая несколько дней находилась без сознания. Как-то ночью она вошла в палату и увидела эту пациентку сидящей на кровати. Женщина подняла на медсестру полные ужаса глаза и попросила: «Не позволяйте им забрать меня!» Сиделка испугалась и спросила, кто собирается её забрать. Пациентка ответила: «Вон те, чёрные», ткнув пальцем в воздух. Она умерла через несколько минут.

Тёмная фигура над кроватью

Меня наняли сиделкой к умирающему мужчине.  Однажды ночью у него случился сильный приступ страха и мне пришлось довольно долго с ним разговаривать и утешать. В конце концов он немного успокоился, и я вышла, но могла наблюдать за пациентом через стекло. В какой-то момент я заметила тёмную фигуру над его постелью и ужасно испугалась – это было явно что-то злое.

Беглец

Я работала в клинике для людей с отклонениями в умственном развитии. В то время в нашем корпусе делали ремонт и нас временно перевели в другое здание. Как-то вечером я увидела, как один из наших подопечных идёт по коридору, я узнала его по специфической походке и жёлтой футболке с улыбающейся рожицей. Я позвонила охране и сказала, что у нас беглец.

На самом деле это было довольно серьёзное ЧП, поскольку этот конкретный пациент, его зовут Ларри, имеет склонность глотать всё, что попадается ему на глаза — от предметов одежды до ручек, от ремней до птичьих голов. Всё, что угодно, в прямом смысле. Кроме того, если Ларри вырывался на свободу, то вернуть его назад могли только несколько человек и то с большим трудом.

Когда я вернулась в коридор (прошло не больше 15 секунд), Ларри там уже не было! Мы искали его по всему зданию — во дворе, в подвале, во всех подсобных помещениях – он как сквозь землю провалился. Весь персонал занимался поисками около 10 минут. Я уже собиралась звонить начальству и докладывать о пропаже одного из подопечных, как вдруг Ларри появился из ванной комнаты в сопровождении нашего сотрудника. Оказалось, что он провёл там не меньше получаса. Очень странная история!

У меня не было ни тени сомнения, что я видела в коридоре именно Ларри. У него очень специфическая походка, фигура и одежда. Я не могла его ни с кем перепутать. В этот вечер я стала предметом всеобщих насмешек. Мои коллеги подумали, что у меня крыша едет. А на следующий день я узнала, что у Ларри был брат-близнец, который умер в этом самом здании десять лет назад.

Медсестра Бетти

Я работала в госпитале, когда объявили о надвигающемся на соседний город торнадо. Некоторых сестёр перевели в больницу, куда должны были привозить пострадавших. После того, всё закончилось, одна из них вернулась к нам со следующей историей:

Она ассистировала местному персоналу, раздавала медикаменты новоприбывшим пострадавшим. Её удивило то, что многие пациенты, к которым она подходила, говорили, что им уже выдала лекарства милая сестричка в белой униформе и белой шапочке. Когда в больнице стало поспокойней, она пошла передохнуть и тут осознала то, что ей на подсознательном уровне не давало покоя — медсёстры уже давно не носят шапочки.

Местный персонал рассказал ей городскую легенду о медсестре по имени Бетти. У неё завязался роман с женатым доктором, она забеременела и согласилась позволить своему любовнику сделать ей аборт в ординаторской на втором этаже. В результате она умерла, а доктора посадили в тюрьму. Но душа Бетти, видимо, так и осталась в больнице и с тех пор её часто видели пациенты и персонал.

Каждый год накануне Хэллоуина в местной газете появляется статья с описаниями новых явлений Бетти.

Он выпрыгнул в окно

Эта история произошла на пятом этаже неврологического отделения. Я услышал её из первых уст. Новенькая медсестра, которая в тот момент была на дежурстве, увидела парня в белой униформе, которую носят медбратья. Парень открыл дверь в пустую палату, вошёл внутрь, но так и не вышел обратно. Сестре показалось это странным, и она сама заглянула в эту палату – там было пусто.

У входа в палату в всё это время разговаривали двое сотрудников из числа техперсонала, но они уверяли, что никого не видели.

Через несколько минут вернулась после ланча другая медсестра и новенькая рассказала ей, что случилось. Та махнула рукой: «Да это Боб. Он работал здесь младшим медбратом и его обвинили в домогательствах к ребёнку. Он был уверен, что с минуты на минуту его придут арестовывать, выпрыгнул из окна этой палаты и погиб. Мы постоянно его тут видим…»

Звонок с того света

У нас был пациент-сердечник, который часто пользовался кнопкой вызова персонала. Медсёстрам приходилось по очереди отвечать на его вызовы, чтобы успевать делать и другие дела.

В тот раз моя смена продолжалась с семи вечера до семи утра. Он умер в восемь вечера, через час приехала его семья, а в 9:30 тело увезли в морг. А в десять началось это сумасшествие – его кнопка вызова срабатывала каждые пять минут. Одна из наших сестёр, очень религиозная девочка, в два часа ночи (через четыре часа после того, как это началось) не выдержала и закричала «Ну хватит уже!»

Она решительно вошла в палату, где он умер, и произнесла в пустой комнате следующий монолог: «Мистер X, вы умерли. Вы не должны больше нас мучить. Уходите. Во имя Господа нашего, я объявляю вас не существующим в этом мире. Летите к свету и будьте счастливы!» Хотите верьте, хотите нет, но с этого момента «вызовы с того света» прекратились.

Последний вызов

Я работала медсестрой в стационаре длительного пребывания. Там находилась пациентка по имени Бетти, которая была довольно самостоятельной. Помощь ей нужна была, разве что, в душевой. Кто-нибудь должен был оставаться рядом, пока она моется, на случай если она поскользнётся и упадёт. С остальным она справлялась сама.

Как-то Бетти заболела воспалением лёгких и её положили в больницу. Вернулась она очень слабой, но всё равно не хотела принимать помощь. Перед сном я сказала ей: «Если вам нужна будет помощь, нажмите кнопку. У меня загорится лампочка и я тут же приду». Она, конечно же, не стала этого делать, попыталась встать самостоятельно и упала. Из-за этого падения она и умерла.

На следующей неделе ночью зажегся световой сигнал – меня вызывали в комнату, где жила Бетти. Когда я вошла в комнату, то увидела, что у двух постелей, где мирно спали пациентки, кнопки вызова были выключены. Включённой была только кнопка у пустой постели Бетти. Мои глаза наполнились слезами, я позвала другую медсестру и попросила её отключить сигнал.

Гигантская тень

Дело было рано утром, перед завтраком. Я проходила мимо поста дежурной сестры и увидела большую чёрную фигуру за её стулом – она почти касалась потолка и двигалась по направлению ко мне. Мне стало жутко, и я поспешила оттуда убраться.

Я рассказала об этом странном происшествии медсёстрам, которые работали в предыдущую смену с 11 вечера до 7 утра. Одна из них сказала, что тоже видела странную большую чёрную фигуру, и обе они слышали что-то вроде скорбного стона, когда эта фигура двигалась в направлении другого отделения.

Я была потрясена, когда услышала, что кто-то ещё видел эту тень. Причём мы обе описывали её практически одинаково.

Не дайте мне умереть!

Самая жуткая и пугающая в моей жизни произошла около года назад. Я помогала другой медсестре ухаживать за пациентом, который прожил очень сложную жизнь. У него был целый букет тяжёлых заболеваний, включая тахикардию и почечную недостаточность. Этот мужчина очень боялся смерти. Каждый сигнал кардиомонитора ввергал его в панику и он начинал кричать «Не дайте мне умереть! Не дайте мне умереть!» Позже мы поняли, в чём тут дело.

Около двух часов ночи мы получили сигнал кардиомонитора, что у этого пациента начался приступ тахикардии. Мы побежали к нему в палату, она впереди, я сзади, толкая перед собой каталку. Когда я вошла в палату, она была уже там – белая, как полотно.  Наш пациент полусидел на своей кровати и смеялся. Его внешний вид совершенно изменился. В глазах – как будто сосредоточилось абсолютное зло, и улыбка на лице была такой зловещей, что кровь стыла в жилах. Он посмотрел на нас и сказал: «Вы, тупые (тут ругательство), что, не дадите мне умереть?» И снова захохотал. Мы застыли на месте.

Потом я дотянулась до кнопки сигнала экстренной ситуации, которой мы пользуемся при необходимости реанимации пациента. Как только я её нажала, пациент упал на кровать и у него опять начался приступ. Мы сделали всё, что могли, но через 20 минут он умер.

Показать полностью
56

Распутье

Доброго вечер Всем (на моих часах 01:41).

Давно я не писал ничего нового, да и старого тоже, хотя обещал.

Что-то меня накрыло сегодня, просто открыл ноут и начал писать (кто знаком с моим творчеством знает, я так и пишу).

В общем вот, решил тряхнуть стариной и написать мистику. Печатал-печатал и пришел в тупик, скорее всего из-за того, что мозг хочет спать. Но, так или иначе, так как идей у меня полная голова (кто сичтает мои рассказы говном, то идей полна жопа), то я рад, что хоть эта идея появилась в тексте.

В независимости от того, как рассказ воспримут читатели, завтра в 7:00 - 5:00 (МСК) я его допишу, уж больно понравилась мне самому (готов он будет примерно к 9:00 МСК).


Подписчикам:

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Холод", отправьте мне письмо  с соответствующей темой volkov.script@mail.ru

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Обреченные", сделайте тоже самое.

Если кто-то вдруг подписывался на серию рассказов "Тайные папки" то для Вас вообще бонус.


А теперь, сам рассказ(ик).


Распутье


Автомобиль ехал медленно. Нет, не потому, что человек за рулем был неопытным водителем, он даже наслаждался ночными поездками. Еще бы, после городских дорог, после часовых пробок, после вечной спешки города – ехать по загородной трассе – это одно удовольствие, а ведь по ней он ездил не так часто, а лишь в те недели, когда не работал, ведь в те моменты он жил за городом, в небольшом поселке. Но в эту ночь ехать было не так комфортно, огромные капли дождя, с огромной силой, молотили по всему автомобилю. Дворники бегали по лобовому стеклу словно сумасшедшие, но это не сильно помогало. Конечно, встретить попутный автомобиль, а уж тем более человека, в такое время, на дороге, которая соединяла небольшой поселок с маленькой деревней, было невозможно. Но лось, который вряд ли думает о последствиях столкновения с машиной, вполне мог бы выпрыгнуть на трассу, а это, если не гибель, то в любом случае, малоприятное событие.


Иван, мужчина чуть старше сорока лет, не переживал о том, как долго ему предстоит ехать, если придерживаться низкой скорости, напротив, торопиться ему было некуда. Мать Ивана, которая живет в той самой деревушке, попросила сына приехать к ней и на утро отвезти её в городскую больницу. Вот и пришлось выезжать из своего поселка в четыре часа ночи, чтобы забрать маму, которая непременно решит его накормить, а потом, им еще два часа ехать до города.


С Иваном поехал его сын – Дмитрий, который, пока хозяйки не будет дома, должен будет накормить скотину, открыть теплицы, и наконец-то доделать полки в бане, что уже давно обещал сделать. В этом Ивану повезло, есть с кем поговорить в дороге, и он точно не уснет.


- Не понимаю, почему мы до сих пор не можем перевезти бабушку к нам? Все ближе, если ехать в город. А так, пока до нее, в обратную сторону доедем, - Дима зевнул.


- Ты же знаешь её, пока может стоять на ногах, будет держать скотину, а уж про огород – я вообще молчу, - Иван похлопал сына по плечу.


- Тоже верно, может машину ей купим? Она же на тракторе ездила, правда в прошлом веке, - Дмитрий усмехнулся.


- Точно, тогда придется ездить к ней, чтобы потом, нам же, но на её машине, ехать в город.


- Все-таки рановато мы выехали, час могли еще спокойно спать, - Дима вновь зевнул, но в этот раз уже продолжительнее, потягиваясь.


- Не дразнись. Знаешь ведь, пока пирогами нас накормит, квасом напоит, не удивлюсь, если она всю ночь не спала и стояла у плиты, да и я не тороплюсь, глянь на дорогу.


- Папа, осторожно!


Иван в последнее мгновение заметил человека, который стоял на дороге. Мужчина резко вывернул руль и ударил по тормозам. Машину занесло, едва не выкинуло в кювет и развернуло.


- Ты как? В порядке? – Иван потряс рукой сына.


- Да, пап, все хорошо, - с дрожью в голосе ответил Дима.


Секунд десять отец и сын смотрели на человека, из-за которого только что чуть не попали в аварию. На дороге стоял мужчина, в одних трусах и что-то держал в правой руке.


- Какого черта? – Иван отстегнул ремень. – Звони участковому, я пойду посмотрю, что это за кадр, - мужчина потянулся к ручке двери.


- Может не надо? Может наркоман какой?


- И что? Теперь тут его бросать? Да его либо звери пожрут, либо собьёт кто, ладно он, дак ведь другие погибнуть могут, - Иван накинул капюшон и вышел из машины.


Дмитрий достал телефон, по дороге до деревни связь ловила. Молодой человек набрал номер участкового, им был старый друг Ивана, пошли гудки, вскоре участковый ответил.


Тем временем Иван все ближе подходил к мужчине. Оказалось, что в руке он держал видеокамеру, что сильно удивило Ивана, ведь пока он шел, то думал всякое. А кто его знает, может у мужика в руке нож, пистолет, бутылка стеклянная. Может это новый вид угона автомобиля – вот так вот остановить машину в лесу, ударить ломиком по голове и все, тело в кусты, а машину на разборку.


- Эй, мужик, ты чего тут делаешь? – все что придумал спросить Иван, ответа не последовало.


Иван уже в плотную подошел к столь неожиданному путнику. Им оказался молодой человек, на вид не старше двадцати пяти лет. Его всего трясло от холода, на улице лето, но сегодня явно не самая жаркая ночь, плюс дождь, плюс тот всего в одних трусах.


Молодой человек, как оказалось, не стоял на дороге, он медленно, маленькими шагами, двигался в сторону поселка, и постоянно что-то бубнил себе под нос.


- Эй, парень, что с тобой? Давай подвезу? – Иван аккуратно взял его за плечи, развернул, и повел в сторону своего автомобиля.


Его усадили на заднее сидение. Молодой человек не переставал шептать, его продолжало трясти, несмотря на то, что в салоне было тепло.


За поворотом появился полицейский автомобиль, он медленно подъехал к машине Ивана и остановился.


- Что у вас стряслось, Иван Викторович? – участковый вышел из своей машины, и в этот же момент перестал лить дождь.


- Коля, привет, да тут такое дело, - Иван замялся, - Сам посмотри, - Иван пальцем указал на заднее сидение.


Полицейский подошел к окну и заглянул в салон.


- Это вы где его нашли? Валялся что ли? Пьяный?


- Не валялся, по дороге шел, а вот пьяный или нет – не знаю, вроде не пахло от него.


- Что сказал?


- Молчит, бубнит что-то и трясется.


- Ну дела, - полицейский открыл дверь и обратился к молодому человеку. – Николай Михайлович, старший участковый, как вас зовут? – на этот раз незнакомец повернулся в сторону полицейского.


- Я… нннне пппомнню, - стуча зубами и дрожа прошептал незнакомец, - Гггдде я? – после этой короткой фразы он вновь уставился вперед перед собой.


- Да уж, подкинул ты мне работенку. Что делать, помоги пересадить его в мою машину, повезу в участок, может белочка? Глядишь на утро вспомнит кто он. Он что, так и шел в трусах? - Николай вновь выпрямился и посмотрел на Ивана.


- Да, прямо так, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних, - соврал Иван.


- Ладно, помоги мне.


Через некоторое время, мужчины перенесли незнакомца в полицейскую машину. Тот сразу же лег на заднем сидении и уснул.


- Завтра, жду тебя в участке, напишешь мне объяснительную, что и как было, - в свойственном, приказном, для полицейского тоне, приказал Николай.


- Хорошо, только не с самого утра, я за мамой, и в больницу её повезу, в город, - наверно только в этот момент Иван подумал, что на утро незнакомец может вспомнить про свою камеру. Да и черт с ней, может выронил где-то, пока шел в беспамятстве.


Мужчины пожали друг другу руки. Николай сел в машину, развернулся, и тут же поехал обратно. А вот Ивану потребовалось время, чтобы вернуться в свой автомобиль. Мужчина достал сигарету и прикурил.


- Ну что? Что сказал дядя Коля? – Дима вышел из машины и подошел к отцу.


- Что сказал, сказал, чтобы я завтра к нему приехал, написал объяснительную, сам же знаешь, без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек, - Иван посмотрел на сына и попытался улыбнуться, но пережитое и скрытое не дало ему это сделать.


- Мы то едем? Светает, - Дима посмотрел на небо, которое стало немного розовее.


- Да, конечно, поехали, - Иван еще раз проверил украденную камеру в своем кармане – вдруг выпала, но та была на месте.


Остаток дороги Иван молчал. Он все думал над тем, как тот парень оказался в лесу. Он явно не из деревенских, Иван всех там знает, да и деревня то – пять дворов. Но тогда откуда он? А может его похитили и держали в лесу? На кой черт он кому-то сдался? Да и откуда тогда у него камера? Да и что там, на камере? Сам то аппарат явно сдох, еще бы, столько воды. А вот флешка, она явно работает. Да, бывшего полицейского вновь распирало от любопытства, ему не терпелось поскорее просмотреть файлы на флешке.

***

Николай насвистывал какую-то приставучую мелодию. Да, дождь кончился, но дорога то все равно сырая, поэтому автомобиль ехал медленно. Хотя, зачем скрывать, Николай просто не торопился обратно в участок. Ему никогда не нравились эти ночные смены. Ну а что? Поселок маленький, все друг друга знают, какой там криминал? Так только, максимум соседи чего повздорят, из-за козы подерутся, или бабу не поделят, но только так, по пьяни, утром сами друг перед другом извиняются. Так что ехать в участок, в котором одно дело – это спать (телевизор упал с тумбочки, когда отмечали повышение Николая), было не сильно то охота.


- Спишь? – Николай задал вопрос незнакомцу, не отрываясь от руля. – Интересно, кто же ты, как занесло то тебя в наши края? Хотя, спасибо, а то уж совсем скучно было, а сейчас, хоть тобой займусь. Узнаем откуда ты, кто ты такой, как звать тебя.


Николай посмотрел в зеркало заднего вида, хотя и понимал, что ни черта он там ночью не увидит. Он вновь посмотрел на дорогу, снова в зеркало, и что-то заставило его притормозить.


Полицейский автомобиль остановился на обочине, заморгала аварийка.


Николай повернулся назад, в салоне никого не было.


- Какого хрена? – Николай отстегнулся и вышел из машины.


Он открыл заднюю дверь, проверяя, не показалось ли ему. Но нет, в салоне пусто.


Полицейский выпрямился, огляделся по сторонам и почесал висок.


- Так, стоп… Ничего не понимаю, - мужчина задал этот вопрос сам себе и вновь посмотрел по сторонам, - Ну был же парень, и сплыл что ли…?


Из динамиков автомобиля громко заиграла песня. На удивление, но в базовой «Гранте», которая еще и покупалась для нужд «МВД» (а это самый дешевый вариант), были установлены динамики в передних дверях. Но в машине отродясь не было магнитолы.


Николай от испуга отскочил от машины, поскользнулся и упал на пятую точку.


- Да чтоб меня! – громко прокричал полицейский.


Он попытался встать, но этого у него не получилось. Николай лежал на дороге один, но словно кто-то невидимый сидел на нем и сильными руками прижимал его к земле. Вскоре полицейский почувствовал на себе третью невидимую руку, она начала сжимать его горло.


Дышать становилось все труднее, полицейский начал всхлипывать, в глазах начало темнеть, хотя, казалось бы, и так ночь, но теперь и звезды на небе становились менее заметны, а они ведь совсем недавно появились из-за туч. Николай потерял сознание.


Невидимая сила, которая отключила полицейского, явно не хотела его убивать, лишь обезвредить. К Николаю, который лежал на дороге, подошел тот самый незнакомец. Он склонился над полицейским, поднял его словно соломинку и уложил на заднем сидении автомобиля.


Незнакомец сел за руль, теперь его уже не трясло.


Полицейский автомобиль медленно тронулся, и поехал дальше. На заднем сидении, без сознания, лежал Николай, музыка еще некоторое время играла, но вскоре стихла.

***

Все дела были сделаны. Сначала Иван и Дмитрий приехали в деревню, конечно, как они и ожидали, там их ждала тарелка пирогов и большая кастрюля окрошки. Как оказалось, бабушка не успела собраться, потому как была занята готовкой. Иван, сгорая от нетерпения, пытался не нервничать и, как любящий сын, дождался свою маму. Потом долгая дорога до больницы, за которой последовала очередь к врачу, непонятно, откуда столько народу в семь утра?! Но и это Иван стерпел. Потом его ждала обратная дорога до деревни, рассказы о том, как в этом году плохо растет урожай, и что корова опять сломала ограду и вышла за территорию пастбища. Но и тут мужчина был терпелив.


По приезду в деревню, ему пришлось еще около часа ждать сына, который никак не мог доделать свою работу. И вот, он подъезжает к своему дому, наконец-то он сможет взять ноутбук и узнать все секреты, которые хранит флешка, если они конечно там есть. Вдруг карта не считается? А вдруг на ней и вовсе пусто? Нет, конечно он еще по приезду в деревню вытащил флешку из камеры и бережно завернул её в платок, но вдруг она все же сильно намокла…?


Спать не хотелось, от слова – совсем. Бывший полицейский был в адреналиновом состоянии. И вот он – долгожданный момент. Иван закрылся в своей комнате, сел за стол, включил старенький ноутбук и вставил в него флешку. Но тут произошла новая напасть – звонок на сотовый, звонили из участка, со стационарного номера.


- Вань, привет, - раздался женский голос в трубке.


- Катя, не ожидал, думал опять Коля звонит. Слушаю тебя, - скрывая раздражённость ответил Иван.


- Вот поэтому я тебе и звоню. Он же утром уезжал, сказал, что поехал к тебе, сказал, что у тебя что-то случилось.


- Да, было такое, а что? Почему он не звонит? Вы узнали что-то про парнишку?


- Какого парнишку? – после этих слов сердце Ивана на мгновение замерло, а потом продолжило работать в три раза быстрее обычного.


- Что ты говоришь, он просил передать? – Иван давно знал этот прием, который обычно помогал перевести тему разговора.


- А, точно, он ведь так и не вернулся, и дома его нет, он что-то сказал тебе? Может он куда-то собирался? Что там у вас с тряслось?


- Разве он не связывался с тобой? – в этот момент Иван надеялся лишь на один ответ.


- Нет, уехал утром к тебе, ну как утром, ночью. И все, я ждала его, да и до сих пор жду, дак что ты говоришь он тебе сказал? – именно Иван научил Катю этому приему.


Иван опустил руку с телефоном, мужчина начал сосредоточенно думать, он знал, что времени у него – две секунды, он понимал, что врать дальше – это тупик.


- Я сейчас к тебе заеду, - Иван знал, если это прокатит, то у него будет пол часа.


- Хорошо, жду тебя, - возможно Екатерина ждала какого-то прощания, но вместо этого услышала лишь короткие гудки.


В дверь постучали (и Дима и жена Ивана знали, если он закрыл дверь в эту маленькую комнату, то без стука лучше не входить).


- Да что там еще? – злостно прокричал Иван.


- Папа, тут тебя, звонит дядя Коля, - ответил из-за двери Дима.


Десятки вопросов тут же пронеслись в голове мужчины. Почему он звонит сыну? Почему он не приехал в участок? Может по поводу камеры? Может он приехал, и все знает, а Катя ему подыгрывает? А может Дима видел камеру? Что теперь будет? А может я просто забыл сказать о ней? Что сказать? Спрятать? А если Катя не врала?


- Зайди, - сухо ответил Иван, после этого Дима вошел внутрь.


- Вот, держи, - Дима передал отцу телефон.


- Выйди, это не для твоих ушей, - сухо приказал Иван и тут же обратил внимание на свою куртку, которую бросил на комод, из правого кармана торчал ремешок камеры. – Выйди я сказал! – Иван встал и вытолкал сына из комнаты, он сделал это так, чтобы Дима не увидел комод.


- Пожалуйста, - обиженно фыркнул Дима, стоя уже за дверью. Дмитрий приложил ухо к двери.


- Алло, - как-то сдавленно, можно сказать прошептал Иван.


- Ты друга не потерял? – без каких-либо эмоций спросил звонящий. Иван узнал этот голос, звонил тот самый незнакомец.


- Где он? И где ты?


- Мне нужная моя камера. Ты смотрел видео?


- Нет, но хотел.


- Не нужно этого делать. Привези камеру в то место, где ты отобрал её, и я отдам тебе друга. Жду тебя в то же время. Советую не опаздывать, иначе цена за камеру возрастет, - послышались короткие гудки.


Иван опустил телефон на стол. Он посмотрел на ноутбук, на экране висело окно автозапуска флешки. Скрипнув зубами Иван закрыл крышку ноутбука. Дверь в комнату медленно открылась.


- Что-то не так? Что сказал дядя Коля? – спросил Дима.


- Дим, я замарался как никогда, - сказав это Иван тяжело вздохнул, взял свой сотовый и набрал телефон полицейского участка.

***

- Нет, мы с этим, конечно, разберемся! Но ты, с твоими то медалями, додумался своровать вещь у человека! Просто так! – Екатерина, которая была младше Ивана всего на пару месяцев, ходила по кабинету, громко кричала и постоянно жестикулировала.


- Да не серчай ты! Ну любопытство верх взяло, приеду туда и отдам ему камеру, заодно пистолет с собой возьму, буду стрелять по ногам, - Иван виновато смотрел в пол.


- Не поняла! – Екатерина остановилась и посмотрела на Ивана, - Какой пистолет? Ты же его сдал?


- Ну… Тот сдал, другой нет.


- Ладно, об этом потом расскажешь, не до этого сейчас, - Екатерина вся покраснела от злости. – Ты флешку с камеры смотрел? Что там? Что там может быть такое, из-за чего почти голый человек похитил полицейского?


- Нет, не смотрел. Как только он позвонил, я сразу с тобой связался и приехал, - Иван решил поднять голову и посмотреть на бывшую коллегу.


- Ну дак давай, включай. Откуда он узнает, смотрели мы или нет? – Катя села за свой стол и пальцем указала на компьютер.


- Да, пап, включай, вдруг там, что-то такое… - Дима не успел договорить.


- Будешь встревать, отправлю тебя домой! Сиди молча!


Иван встал со стула и передал Кате флешку, после чего обошел её стол и встал позади бывшей коллеги. Дима, сначала медленно, а потом, поняв, что его не гонят, быстрее, встал рядом с отцом.


Открылась папка, в которой был лишь один видеофайл. Екатерина дважды кликнула по файлу, запустилось видео.

***

### - Этими символами будут обозначены моменты, когда видео прерывается и начинается следующая часть видео, так как на флешке все одним файлом. Камера все снимает от первого лица, но снимающий все время меняется, так что буду все описывать в прозе, не объясняя кто в данный момент держит камеру (прим. автора).

***

Солнечное летнее утро. Электричка только что отъехала от перрона, оставив на нем троих своих пассажиров – Никиту, Стаса и Андрея.


- Ну что? Приключение начинается! – прокричал Андрей, высоко подняв руки вверх.


- Да ладно тебе, какое приключение, так, поход, - Стас закинул на плечи большой рюкзак.


- Но, но, но! Ты вообще понимаешь, что это твои последние дни на свободе? Что скоро таким дням конец? – Никита по-дружески толкнул Стаса в плечо.


- Да ладно вам, я просто женюсь, а не в тюрьму сажусь, - попытался отшутиться Станислав.


- Это одно и тоже братаааан, - проорал Андрей, ткнув камерой в лицо Стаса.


- Ну хватит, давайте на пару дней забудем об этом и просто отдохнем, - Стас тяжело вздохнул, ибо друзья и так час с лишним, все то время, что они ехали в электричке, напоминали ему о том, что он подписал контракт с дьяволом (Заявление в ЗАГС).


- Ладно, пошли, я тут уже бывал, сейчас покажу вам такое место, охренеете, - Никита накинул рюкзак и спрыгнул с перрона на тропинку, которая уходила в лес.

###

- Твою мать! – проорал Андрей, бросил рюкзак и сильно разбежался. Спустя мгновение он уже был по пояс в воде.


- Идиот! Ты бы хоть одежду снял! – громко смеясь прокричал Никита.


- Вот это да, и что, никто не знает об этом месте? – Стас удивленно посмотрел на друга.


- Сам в шоке, третий раз сюда приезжаю, а вокруг никого, Никита скинул рюкзак и начал раздеваться. – Ну что? Прыгаем?


- Точно, а вещи просто бросим, нет уж, я сначала вещи разложу и палатку поставлю.


- Тогда держи камеру.


Трое молодых людей расположились на берегу небольшого озера. Хотя, озером это было не назвать, скорее всего лужа двадцать на двадцать метров, но при этом со своим пирсом, песчаным пляжиком и чистой водой. Со всех сторон озерце окружали высокие деревья, а само озеро, словно зеркало, отражало небо.

###

Ночью, когда все уже изрядно накупались, наелись шашлыка и уничтожили почти шесть бутылок коньяка, все спали в палатке. О, этот непередаваемый аромат перегара, курева, мокрых трусов, кетчупа, которым так славятся многие походы. Храп, пинание одного человека другим, пищание комара, который единственный залетел в палатку, да, это не передать.


Снаружи раздался хруст сломанной ветки, на которую кто-то наступил. Выпивших и уставших людей такой шум точно не разбудит, но в лесу, где никого нет, где тихо как в гробу, этот хруст прозвучал словно гром средь ясного неба.


- Эй, слышали? – Никита, который лежал по середине, и уже включил камеру, толкнул обоих друзей.


- Да слышали, ты тоже слышал? – Андрей посмотрел на Стаса.


- Тут точно никого нет? – вопрос был адресован Никите.


- Да никого тут ни разу не видел. Сами же видели, тропа, как свернула в эту сторону, почти вся заросла.


- А если не вся? – прошептал Андрей. – Вдруг тут местные ходят?


- Да какие местные? До деревни пять километров, - тоже шепотом ответил Никита.


- Надо выйти, посмотреть, вдруг медведь, - прошептал Стас.


- Ага, точно, или тюлень! Тут медведей отродясь не было, - возмутился Никита, но также шепотом.


Звездное небо, при огромной луне, позволяло видеть то, что происходило вокруг. Да даже само озеро, словно подсветка экрана телефона, слегка святилось в темноте.


Словно огромная рука, что-то невидимое сорвало, откусило, как-то отделило, верхнюю часть палатки и выбросило в лес. Троица заорала от испуга, в этот момент невидимая угроза сделала следующий шаг. Палатка взлетела вверх, метра на три и начала трястись из стороны в сторону.


Первым на землю упал Никита. Держа камеру, он заснял немыслимое – Станислав завис над озером, резко, с огромной силой, он упал низ, ушел под воду, снова поднялся и опять упал.


Словно огромная рука опускала и поднимала чайный пакетик над кружкой. Стас в последний раз взлетел над водой и упал вниз.


Никита встал и побежал прочь от того места, где недавно стояла палатка. Камера в руках молодого человека тряслась, но продолжала снимать видео. Как вдруг, Никита замер и поднял камеру перед собой. Перед ним стоял Андрей, который слегка пошатывался из стороны в сторону.


- Ник, что случилось? Как это все… - он не успел договорить.


Резко, с огромной силой, как будто на него упал многотонный контейнер, Андрей впечатался в землю, обрызгав Никиту кровью, которая брызнула из него в момент перелома позвоночника.

###

Камера снимает мокрый асфальт, слегка пошатываясь вперед-назад. Слышен визг тормозов. На видео помехи, много воды, камера вот-вот перестанет работать, обрыв видео.

###

Черный экран. Но аудио записывается.


- Да, прямо так, ночью, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних.


- Ладно, помоги мне.


Видео закончилось.

***

- Ну, все ведь понятно! – молчавший до этого, как и все, воскликнул Иван. – Дебилы, шутники, малолетки, монтаж! Поедем и задницы им надерем!


- Ну и кто, ради шутки, будет похищать полицейского? – возразила Екатерина, которая была поражена увиденным.


- А мало ли дебилов? Вон один в метро про вирус пошутил, ради лайков, дак осудили! – уверенно парировал Иван.


- Пап, а что если это правда? Мы ведь этого Никиту и подвозили, - прошептал Дмитрий.


- Да хорош вам! Бредятина! Поехали на то место, только заранее. Там либо розыгрыш, а ведь я повелся, либо…


- Либо что? – Екатерина повернулась и посмотрела на Ивана, лицо которого вдруг стало глубоко задумчивым, словно тот пытался что-то вспомнить.


- Отмотай назад, на самое начало, - Иван пристально посмотрел на монитор, чтобы не пропустить интересующий его момент.


Екатерина воспроизвела видео с самого начала.


- Вот тут, стой. Что там написано? – на месте, где видео поставили на паузу, можно было разглядеть название станции, на перроне которой и началась съемка.


- Станция Юлино, - прочитал вслух Дима.


- Юлино? Дак это же в Приморском крае, - удивился Иван.


- А ты на дату видео смотрел? Вот же, внизу тайм-код, двадцать третье июля две тысячи двадцать первого года, - посмотрела на Ивана Екатерина.


- Может не настроили? – Иван посмотрел на сына, потом на Екатерину.


- Может быть. Только ты забрал камеру у человека в трусах, в лесу Пермского края, ночью, двадцатого июня две тысячи двадцатого года, который шел по дороге, которого потом ты передал полицейскому, который пропал, а тебе позвонили. Не слишком ли замороченный розыгрыш? – констатировал Дима.


- Дак это что? Запись из будущего, или кому-то делать не х… не фиг? – вспылила Екатерина.


- Поехали на то место, узнаем, - вдумчиво сказал Иван.


***

Огромная просьба к Вам, прочитавшим до конца. Если Вам этот рассказ не понравился, поставьте минус, а если понравился, не забудьте поставить плюс. Это не ради плюсиков, а ради понимания таких вещей как - Прикольно пиши/Удали все это, чувак.


Показать полностью
191

Простые житейские радости. 4 часть(окончание)

Простые житейские радости. 4 часть(окончание) Авторские истории, Мистика, Крипота, Юмор, Длиннопост, Текст

Простые житейские радости. 3 часть

Простые житейские радости. 2 часть

Простые житейские радости. 1 часть

Председатель не спал всю ночь. Мысли лезли в голову разные. «Пустил козлов в огород, — думал он, ворочаясь с боку на бок. - Одного вот пустил, так он мне весь подвал обосрал, а этих двое. Приехали нечисть изгонять, а в салоне курятник. Куры орут, гуси. Чего они задумали? Жертвоприношение делать будут что-ли? Как эти — жрецы Вуду? Только бы парковку кровью не извазюкали».

Антон Фёдорович засыпал тревожным сном и тотчас просыпался. Тошно на душе было, склизко. По углам мерещились мохнатые хари. Покой пришёл к нему под утро, когда уже светало. Но только ему показалось, что он спит, как в бок толкнула жена:

— Вставай! Ты просил, чтобы я разбудила тебя в 6 утра.

Председатель застонал, поднялся с кровати и, бережно ворочая больной головой, начал собираться. Он хотел первым проверить, как дела у этих проклятых экстрасенсов.

Он прибежал на парковку вместе с двумя охранниками. Экстрасенсы были живы и здоровы, спали в машине. Председатель постучался в дверь и пожелал им доброго утра.

— А, Антон Фёдорович, — проснувшись, улыбнулся Валерий Васильевич. — Чего же вы в такую рань выскочили. Мы бы и так вам позднее позвонили бы и отчитались?

— Как у вас дела, господа? — осторожно поинтересовался председатель. — Не нужна ли какая помощь?

Консультант, зевая, открыл дверь кабины и вышел к председателю. Следом из кабины выпала коробка из под пиццы и пустые бутылки.

Перед председателем открыли задние двери и продемонстрировали большой керамический сосуд конической формы. Он лежал, подпирая собой птичьи клетки, в которых ещё вчера кричали куры.

— Всё прекрасно, — Валерий похлопал ладонью по сосуду. — Нечисть поймана и надёжно упакована. Впредь она вас больше не побеспокоит.

Председатель вытянул шею, рассматривая упаковку. Сосуд был весь в сургучных печатях. Три из них были свежими.

— Так оно что…, там? — недоверчиво спросил он.

— Ага. Тяжёлая битва была - надо вам сказать. Всех курей у нас сожрал, пока приманивали. А потом он обожрался и стал медленным. Ну, мы тут не зевали. Денис на хвост ему наступил и мордами его, мордами об стену. Он давай кусаться, но тут уже я с пылесосом. Как включил на полную мощность… — рассказывал взахлеб консультант.

«Да от него перегарищем за версту несёт, — ужаснулся председатель. — Он же чушь несет несусветную»!

— ….потом ногами его утрамбовали и в сосуд запечатали. Не будет больше скотина невинных котиков жрать! — закончил свой рассказ Валерий Васильевич.

Он встретился глазами с председателем и всё понял, что тот про него думает и выдал:

— Если не верите- можем выпустить. Только за то, чтобы его обратно в хранилище запихать, возьмём ещё столько же.

«Каков нахал! — подумал председатель. — В тёмную со мной играет. И проверить его слова нельзя. Нет уж. В договоре прописана неустойка - вот её то ты мне голубчик и заплатишь, когда следующего Тузика сожрут».

Но вслух он порадовался успешной поимке нечисти.

— Да, вот ещё что, — на прощание сообщил ему Валерий. — Нечисть эта очень непростая. Вы слыхали о таком понятии как дух места?

— Нет. — честно признался Антон Фёдорович. — Что это? Или кто?

— Ну, — замялся технический специалист, — если кратко, то скорее всего это существо приносило вам некую пользу. Духи места — они вроде домовых, но это крупнее и сильнее. Может быть оно как-то помогало жителям, с которыми оно жило бок о бок. Может быть рождаемость у вас была повышенная в вашем жилищном комплексе или ещё что?

— Чего? — не поверил своим ушам председатель. — Обычная рождаемость. Обычный двор у нас. Оно же кошек ело и собак! Народ злило! А вы говорите- польза?

— Ну крыс, например, оно точно истребляло. — пожал плечами Валерий.

— Крыс? — фыркнул председатель. — От СЭС толку больше, чем от этого помогалы. Нет уж. Забирайте его и увозите. Нам такие бомжи без прописки не нужны.

— Ладно Антон Фёдорович, — протянул руку консультант. — Всего вам хорошего. И не забудьте, через пять недель ждём от вас первую проплату. Надеюсь не забудете?

— Не забуду. Уж поверьте! — проворчал тот, пожимая её. — Буду надеяться, что теперь у нас всё будет в порядке.

Микроавтобус поехал в сторону выхода. Председатель проводил его взглядом и, подозвав охранников, отправился проверять подвал.

——————————————————————————————-

Председатель позвонил Валерию спустя три недели, прямо посреди ночи и умолял о встрече. Валерий, которого звонок оторвал от важного сна, недовольно ответил, что работу они сделали и у него есть ещё куча времени, чтобы найти деньги.

— Да я не об этом, — ныл в трубку Антон Фёдорович. — Оно больше не появлялось. Я вам верю. И всегда верил. Я всё оплачу! Но мне нужна ваша консультация! Пожалуйста!

— Закусочная у вокзала «ВкусНям». В 19.00 приходите. Мы там будем. — вздохнул Валерий. — Но учтите - консультация платная.

— Спасибо! Я буду.

Валерий посмотрел на часы. Спать уже не хотелось.

— «И ночью при луне нет мне покоя, зачем потревожили меня? О боги, боги…» — процитировав Булгакова, он пошёл на кухню пить кофе.

Закусочная «ВкусНям» была грязным обшарпанным местом. Здесь подавали чебуреки и самсу на бумажных тарелках, но в основном водку и пиво. Сюда заходили перехватить сто грамм железнодорожники перед сменой. Сюда забегали студенты и областная провинция в ожидании своей электрички. По сезону захаживали и дачники, любившие перекусить в вагоне. Приличные люди, как правило, воротили нос перед мутной зелёной вывеской. Она вызывала ощущение просроченности и обещала проблемы с пищеварением. Но тут никто и никогда не отравился. Валерий и Денис любили бывать здесь. Они ведали главную тайну этого заведения. Хозяин его хотя и был отъявленной сволочью и регулярно обсчитывал своих клиентов, но в выборе продуктов всегда придерживался золотого правила — покупай только свежее!

Тут винтом закипали драки и рушились чьи-то судьбы. Или наоборот - судьбы сплетались воедино навеки под действием алкоголя и душевных чувств. Неосторожно брошенное слово могло вызвать смертельную обиду, а иногда и сто пятнадцатую статью. Тут не было жалобной книги. Жалобы вырезали складными ножами прямо на залитых пивом могучих деревянных столешницах. Тут всегда играла весёлая восточная музыка. Тут приятно было посидеть в уголке и понаблюдать за кипением жизни - это был их личный аквариум. Хозяин их знал. Да что там, он их очень хорошо знал. Их всегда тут ждало свежее пиво и чебуреки.

Явившийся сюда вечером в деловом костюме и в тёмных очках председатель, чувствовал себя крайне неловко. Экстрасенсы сидели у дальней стены так, чтобы было удобно разглядывать происходящее в зале за отдельным столом. Перед ними хлопотали официантка и сам хозяин, раскладывая на тарелках шашлык, свежие лепёшки и соусы.

— Подходи, брат. Гостем будешь! — приглашающе махнул рукой Валерий из-за стола.

Председатель испуганно вздрогнул и начал осторожно подходить так, чтобы не задеть отдыхающих людей. Не все из них тут были славянской национальности.

— Пиво нэсти или сначала поедитэ? — смирив Антона Фёдоровича грозным взглядом, спросил хозяин у Валерия.

— Чо у тебя там сёдня?

— Джигули есть. Хороший. С завода.

— Неси Ибрагим. Неси дорогой. Антон Фёдорович, вы пиво пить будете?

— Я уже ужинал, — он робко присел на указанную скамью. — Мне бы с вами поговорить….

Консультанты переглянулись:

— Мы вас слушаем.

— Беда у меня в Каштане. Сплошная беда! — пожаловался Антон Фёдорович. — Каждый день неудачи и проблемы с тех пор, как вы эту нечисть из подвала увезли.

— А мы здесь причём?

— Так вы же сами говорили про духа места! Что он пользу приносит! Что он из них был? — взвыл председатель. — С того дня, как он пропал в жилищном комплексе началась чёрная полоса. Причём у всех.

Тут принесли пиво. Валерий опустил нос в кружку, попробовал и, оставшись доволен его качеством, велел Антону Фёдоровичу рассказывать.

Председателю было, что рассказать. В первую неделю, с его слов, было всё прекрасно и ничто не предвещало беды. Нечистая сила пропала и, выждав несколько дней, он объявил жителям об официальной сдаче системы видеонаблюдения в эксплуатацию. Жители Каштана смогли в режиме онлайн следить за происходящим во дворе. И тут случилась первая неприятность. Одна из жительниц приревновала сантехника к своей соседке. И если раньше они как-то договаривались, то тут им всем, словно вожжа под хвост попала. Неприятный скандал вылился в грандиозную драку с участием десяти старушек. Геннадия серьёзно помяли, и он не смог заниматься своими рабочими обязанностями.

На следующий день прорвало канализацию. Вызвали аварийную службу. Оперативно произвели ремонт. Но начало вонять. Сначала тихонько, а потом всё сильнее. Неприятный запах понемногу распространился по всему жилищному комплексу. Источник было невозможно определить. Вызванные службы разводили руками, жильцы начали жаловаться. Начались проверки. И это ещё не всё - с жителями начали происходить несчастные случаи. На парковке бьются и выходят из строя автомобили. Ломается бытовая сантехника и электрика. Люди получают ушибы и травмы, споткнувшись на ровном месте. Это просто жуть какая-то!

В образцово-показательном жилищном комплексе Каштан царил хаос и бардак, а виновником, однозначно, признавали председателя.

Для убедительности Антон Фёдорович снял очки - под правым глазом набух синяк.

— Производственная травма, — пожаловался он. — Споткнулся неудачно.

— Так, а от нас вы, что хотите? — спросил Денис.

— Я вспомнил ваши слова про духа места и кинулся икать всю возможную информацию в интернете. Похоже всё сходится. Он жил у нас в подвале и расплачивался за проживание положительной энергетикой и всё было просто замечательно, пока я не потравил крыс и ему не пришлось искать еду на улице. Но я же не знал!!! Это ведь неординарный случай! Верните его пожалуйста, а?

— Конечно, конечно, — закивал с иронией Валерий, — мы дали, с вашего разрешения, духу места пинка под зад, а вы теперь думаете, что вот так запросто его можно вернуть? Это вам не собачка Антон Фёдорович. Это по-своему очень разумное существо. У него может быть гордость есть!

— По тысяче рублей с квартиры! — выпалил председатель.

— Пойдём Дениска, — вздохнул Валерий Васильевич и встал со своего места. — Притащим Антону Фёдоровичу сосуд и пусть он сам с духом договаривается. Бесплатно! Раз уж вы решили на нас сэкономить, так вот вам полный карт-бланш. Ни в чём себе не отказывайте. Только перед этим рекомендую Соборование.

— Стойте! — председатель ухватил его за рукав. — Ваши условия!

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вонь в подвале была такая, что пришлось одеть респираторы. Они выбрали просторную комнату, притащили ящики, сделали импровизированный стол. Потом принесли глиняный сосуд и клетку, с недовольно гогочущим рябым гусем.

— Иди теперь за ночным перекусом, а я нашу зверушку введу в курс дела. — велел Денису Валерий Васильевич.

Денис ушёл. Валерий уселся на один из деревянных ящиков, снял респиратор, достал из кармана варган и принялся играть на нём странную щёлкающую мелодию.

Отзываясь на щелчки и звоны, в стенах подвала из щелей потекли струйки черного дыма. Они начали собираться в одно большое мутное облако. Валерий подождал пока облако не станет единым целым, отложил варган и начал разговор:

— Мы всё устроили. Ты теперь будешь жить в безопасности и на полном пансионе: один гусь в неделю или две курицы. Как сочтёшь нужным. Председатель платит за все и готов носить тебя на руках. Но за это ты больше во дворе не шуршишь и на кошек ноль внимания — понял?

Облако качнулось и потянулось в сторону клетки с гусем.

— А ну не трожь! — прикрикнул на облако Валерий и оно послушно замерло. В комнату молча вошёл Денис и поставил на пол пластиковый ящик с ручкой. Валерий открыл крышку и начал выкладывать на самодельный стол бутылки с алкоголем и лимонад, бутерброды и разную закуску. Облако потянулось к столу и Валерий великодушно протянул ему бутерброд с колбасой. Чёрный дым сгустился вокруг ладони и бутерброд пропал. Облако отплыло от стола и вновь замерло возле клетки.

— Он это из вежливости съел, — фыркнул Денис. — Ему подавай живую пищу.

— Потерпит. — ответил Валерий и разлил коньяк по трём стопкам. — Сначала ритуал.

— Он потерпит, — согласился Денис и взял в руку наполненную стопку. — Только мы до утра эту вонь не вытерпим. Как ты его решил назвать?

— Дымок! — Валерий поднял свою. — И так, уважаемый агент Дымок, добро пожаловать в нашу банду. Мы предлагаем тебе иногда работать с нами, выполняя несложные поручения. Со своей стороны, обещаем о тебе заботиться. В качестве подарка мы дарим тебе этого жирного гуся.

Дымок среагировал моментально, и гусь в клетке замолчал, скрывшись в густом дыму.

Некоторое время они выпивали и закусывали, поглядывая на облачко.

— Я с этими существами шесть лет назад познакомился. Тихомиров брал меня на утреннюю рыбалку. Помнишь, когда мы с тобой Навий котёл добывали? — рассказывал Валерий.

— Угу.

— Но он мне их маленьких показывал - целое семейство. Я наблюдал, как они мышей на лугу гоняют. Он говорил, что они в хозяйстве просто незаменимы, но людей боятся. И огня боятся. А так можно поселить такого у себя в амбаре и мышей не будет. Мельницы и склады его территория.

— Типичный Жировик! — ухмыльнулся Денис.

— Наверно. Только этот очень большой. Скорее всего ему очень много лет. Жил он себе в лесу, ел, спал, потом впал в спячку. Очнулся в подвале - леса нет. Люди погубили его мир, а он отнесся к ним по-доброму. Смирился с судьбой и питался крысами. А потом судьба, в лице председателя, выгнала его на улицу. Так, что пусть теперь люди его и кормят. С них не убудет.

— Это ладно, но я тут всю ночь сидеть не собираюсь. Пошли выкопаем артефакт и на парковку. В микроавтобусе поспим. — Денис поднялся на ноги и отряхнул с колен крошки.

— И то верно. Там хоть не так воняет. — согласился Валерий.

Они попрощались с Дымком, подхватили глиняный сосуд и вышли из комнаты. Из коридора донеслись их голоса:

— Я так понимаю, 8-й отдел нами сильно заинтересовался?

— Теперь — да.

— Значит нас скоро арестовывать придут?

— А это уже, как кубики выпадут.

—————————————————————————-

Шеф бушевал и требовал крови. Николай Николаевич прислушивался к крикам в соседнем кабинете, крутил кубики в руках и дожидался своего времени: скоро, уже скоро - они наливались силой.

— Николай Николаевич! Зайди! — шеф вызывал его по громкой связи.

Серьёзный человек улыбнулся и поспешил. В кабинете у шефа летали бумаги. Бледный капитан Тимченко стоял по стойке смирно и боялся пошевелиться.

— Я, капитан, у вас доклад в таком виде не приму! — кричал шеф и тряс кулаком перед его носом. — Вы всем отделом аналитики спать не будете, пока не найдете мне глаз! Вы поняли? Отвечать!!!

— Так точно! — выкрикнул Тимченко. — Разрешите выполнять?

— Нет! Постой пока! Николай! — шеф обернулся. — Они его потеряли! Ты представляешь? Упустили засранцы!

— Кого упустили? — Николай Николаевич принял недоумённый вид.

— Глаз! — заревел медведем шеф. — Глаз лиха! Тот самый, который в 1991 году, по вашим словам, украли!

— Тимченко, вы видели глаз? — холодно спросил Николай Николаевич у капитана.

— Никак нет! Мы отслеживали только повышенную аномальную активность в центре города. — доложил тот, срывающимся от страха голосом. — За три недели на территории жилищного комплекса Каштан она выросла в 50 раз, а потом нормализовалась.

— Тогда почему вы решили, что это глаз? — немедленно обратился Николай Николаевич к шефу.

Тот фыркнул и, взяв со своего стола фотографию, показал:

— Это карта столицы, сфотографированная спутником Пифон неделю назад. Пятно красного цвета видишь? Очень похожа на усиливающуюся активность глаза.

Он взял другую фотографию:

— А это, снимок 1989 года, когда проводили первое тестирование спутника Пифон на аномальную активность и фотографировали НИИ, где хранился злосчастный артефакт.

Николай Николаевич промолчал. Он ждал.

— И количество несчастных случаев в Каштане соответствует возрастающей активности глаза. А вы его профукали! — шеф развёл руками. — Идите! Оба свободны! Наблюдение с Каштана снять! Даю вам сорок восемь часов на поимку преступников!

Николай Николаевич вышел первым и тут же бросил кубики на стол секретаря. Выпали — отставка шефа и новое назначение.

Довольный, он улыбнулся.

— Товарищ генерал, так что делать то? — испуганно спросил капитан Тимченко. — Выполнять приказ?

— А как же? Только будем делать это медленно, по-итальянски — сказав это, он бросил кубики ещё раз.

Выпали - предательство и три красных линии. Николай Николаевич нахмурился.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

От Автора: Поскольку в последнее время мои каляки- маляки привлекли внимание жадных еврейских робингудов, без разрешения ворующих мои истории и выкладывающих их у себя, я вынужден защищаться. Да  Quality Journal - я это именно про вас.Теперь не буду выкладывать все на Пикабу, а буду максимально сохранятся везде где  только можно. Поэтому на АТ - секретная глава. Для тех кому такой концовки недостаточно.

Показать полностью
221

Простые житейские радости. 3 часть

Простые житейские радости. 3 часть Авторские истории, Мистика, Юмор, Крипота, Длиннопост

Простые житейские радости. 1 часть

Простые житейские радости. 2 часть



Антон Фёдорович хоть и вёл себя простецки, простаком вовсе не был. Простак, не занял бы пост председателя, в одном из самых престижных жилищных комплексов города. Не поставил бы всюду своих родственников и не контролировал богатые денежные ручьи, стекающиеся к нему отовсюду. Он просто по привычке старался не привлекать к себе внимание. Старая привычка людей из 90-х боящихся за свой капитал. Он знал много полезных и важных людей. Некоторые из них были его соседями. Но он всё равно боялся. Одевался скромно. Ездил на подержанном рено-логане, сменившем уже пять хозяев. Разумеется, машинка его выглядела развалюхой только с виду.

Дети его и внуки были всем обеспечены. Жена ни в чем не нуждалась и помешалась на теме паранормального уже от безделья. Сам Антон Фёдорович был реалист. С нечистью нужно было бороться только реальными делами, а не пассами и молитвами — так считал он.


Когда он отбившись от назойливого внимания полиции, после пропажи шпица, сидел в своём кабинете и прикидывал: во сколько ему обойдётся залить весь нижний этаж подвала бетоном, серьёзный человек посетивший его, вызвал только испуг, за совершенно другие делишки. Серьёзный человек был в штатском, но оттого был ещё страшнее. Ведь когда не знаешь, в каком человек звании, то совершенно неизвестно какую взятку ему следует давать?

— Вы Антон Фёдорович? — под взглядом серьёзного человека председатель начал потихоньку седеть подсчитывая убытки.

— А, да. Я! А вы по какому вопросу? — он почти взвизгнул тогда. Он чувствовал себя кроликом, перед которым неожиданно появился удав. Сейчас его проглотят и потихоньку начнут переваривать. Но удав смягчил свой взгляд, всем видом показывая, что председатель в качестве еды ему неинтересен:

— Николай Николаевич.  - представился серьёзный человек - Я так понимаю у вас сейчас проблемы весьма неординарного характера?

— А проблемы? Вы про пропавшую собачку или про ремонт третьего подъезда? — кролик в председателе ещё не утих и бился в истерике лапками.

— Кхмм. Я не буду ходить вокруг да около, — ответил Николай Николаевич — Вы правильно сориентировались по проблеме, живущей в вашем подвале. Но вы ошиблись с исполнителями. Не самые разрекламированные специалисты, лучшие в решении таких вопросов. Вам нужны профессионалы. А они объявления на столбах не вешают. И по телевизору их не расхваливают. Но совершенно случайно: у меня есть такой номерок. Позвоните и попросите о встрече.

Он положил на стол перед председателем карточку с номером.

— Спасибо — пискнул Антон Фёдорович — А если и они не смогут?

— Тогда я навещу вас снова. — улыбнулся серьёзный человек и откланялся.

Председатель, едва он ушёл, дрожащими руками налил стакан водки и выпил. Помогло, но слабо. Пришлось выпить всю бутылку.


Теперь же, желая произвести хорошее впечатление на экстрасенсов, он пригласил их на обед. Да и супруга, Степанида Петровна, прослышав о секретных профессионалах, настояла. Конечно, домой к себе он их не привёл. У Антона Фёдоровича было несколько квартир. Одна специально для гостей. Простенькая, недорого обставленная — эдакое трёхкомнатное Шале. Туда он их и привёл, а жена уже позаботилась о торжественном обеде.

В этот день бог послал Антону Фёдоровичу бутылку армянского коньяка, копчёную красную рыбу, сборную мясную солянку, нарезки колбас пяти сортов, утку печёную с яблоками и черносливом, домашние грибки — рыжики украшенные луком в вазочке, чёрную и красную икру, шашлык из баранины на шампурах и прочее, прочее, прочее.

— Пью за ваше коммунальное хозяйство! — воскликнул Валерий Васильевич поднимая свой бокал. Денис только повёл носом и попросил сока. Алкоголь он в принципе не употреблял и оттого страдал. Ибо автомобиль они водили по очереди.


Рослая супруга председателя Степанида Петровна тут же окружила технических специалистов вниманием и заботой. Она была просто помешана на шоу, которое крутили по телевизору, и желала знать о работе экстрасенсов буквально всё.

— А вы видели, в прошлом выпуске, колдунья Анисья с первого раза угадала: в какой машине был спрятан ведущий? — спрашивала она Валерия Васильевича — Как думаете, она очень сильная?

— Безусловно. — чавкая набитым ртом отвечал тот — Всякую шваль по телевизору не будут показывать, только настоящих профессионалов.

— Да? А почему вас тогда никогда не показывали?

— Ну, потому что очень большая очередь — скривил лицо технический специалист — Экстрасенсов много. Они все разные специалисты, порой совершенно специфической квалификации. Ведь согласитесь, например, определить убийцу только по фотографии не используя при этом технику и методы, которую использует милиция — это нужен просто феноменальный опыт и умения. А довести до слёз актёров, которых приглашают на шоу, всего лишь поговорив с ними, это ли не подлинное мастерство? Не за деньги же они это делают?

— Ну да. Вы правы. Хотя вот чародейка Эльвира. Она же ещё и певица и заговаривать умеет.

— Тоже профессионал. — подтвердил Валерий Васильевич — Мы вот, к сожалению, с коллегой только зубы умеем заговаривать. У вас зубы не болят?

— Спасибо с зубами у нас в порядке — демонстративно улыбнулась жена председателя.

— Кххм, дорогая, не наседай так на товарищей — просил смущённо председатель чувствовавший, что над ними издеваются.

— А с подвалом, что думаете. Господин Кальсони так старался и не смог победить эту тварь? — продолжала спрашивать Степанида Петровна.

Председатель скрипнул зубами, вспомнив, во сколько ему обошлась уборка и предложил ещё коньяка.

— Мы уже там побывали. Но нам нужна дополнительная информация. Будем надеяться, что Антон Фёдорович для нас её уже подготовил — ухмыльнулся Валерий принимая бокал.

— Приготовил,— хмуро ответил тот — если хотите, на лоджии можно покурить и посмотреть её. Я ноутбук принесу.

— Как мило, тогда давайте приступим, не откладывая — Валерий залпом выпил коньяк, как следует, закусил и поднялся из-за стола.

— Что же вы — всполошилась хозяйка — А шашлык, его же только привез...я приготовила.

— Мы голубушка, к нему вернёмся, обязательно — уверил ее Антон Фёдорович и обратился к консультантам — Прошу вас, прошу.


На просторной лоджии он открыл окно. Консультанты уселись в любезно предоставленные плетёные кресла и на стол перед ними были выставлены фигурная пепельница и ноутбук. Извинившись, председатель вышел и немного погодя вернулся с ещё одной бутылкой коньяка, стопками и тарелочкой с лимонами. Валерий раскурил самокрутку, председатель разлил коньяк и они приступили к просмотру.

Записей было несколько. На первых двух нечисть появлялась мельком, был виден чёрный дымный сгусток, проползавший во дворе. Обе записи были чёрно-белыми. И нечёткими. Было что-то или нет — определить не просто. Зато третья была цветной. Там был зафиксирован факт охоты на кошку. Кошка на записи шла не торопясь по своим кошачьим делам, когда неожиданно на неё напало облако прямо из ближайших кустов и утащило. И хотя запись была без звука, на ней вполне ощущалось последнее и недовольное кошачье — мяу!

— Да. Эту кошку мне до сих пор простить не могут — с досадой признался председатель. Нервничая он выпросил у Валерия самокрутку и теперь курил, бесстыже стряхивая пепел на улицу.

Валерий выпил коньяка и задумчиво почесал подбородок:

— Сроки какие?

— Чем быстрее, тем лучше.

— Тогда, можем начать прямо сегодня ночью — предложил Валерий — Не обещаю, но постараемся, за ночь управится.

— За ночь?

— Да, если сойдёмся в цене.

— И какая же цена? — председатель выжидательно кашлянул.

Консультанты переглянулись.

— Тысячу рублей с квартиры, устроит? — предложил Валерий Васильевич.

— Сколько? — ужаснулся председатель — это со всех домов?

— Ага, у вас их же шесть. — небрежным голосом сообщил консультант.

— Ну, знаете! — председатель отвернулся к окну — Откуда такие цифры?

— Цифры простые. Можем составить смету, если хотите. Но вкратце она будет выглядеть так: ткнуть отвёрткой — 1 рубль. Знать куда ткнуть отвёрткой — тысяча. Итого тысяча. С каждой квартиры вашего прекрасного жилищного комплекса. Это мы вам ещё скидку сделали.

— Вы Антон Фёдорович не елозьте, выпейте лучше — предложил наглый консультант видя как того обуревают различные чувства и желание выгнать вымогателей — Мы вам вечером договор привезём. Там всё чёрным по белому будет. Оплата спустя пять недель после выполнения всех работ. Работа вся будет выполнена без аванса. Гибкая рассрочка выплат — если у вас с деньгами сейчас проблема.

Гарантия — три года на бесплатное устранение любой другой нечисти, которая вздумает у вас поселится в место этой. И кроме того….

Он поманил председателя пальцем и доверительно прошептал:

— Если нам её не удастся выгнать, то я вам Антон Фёдорович лично из своего кармана 30 тысяч рублей заплачу.

Размякший от алкоголя председатель махнул рукой соглашаясь:

— Эх. Была, не была! Но я вас очень прошу: никакой огласки! Всё должно быть строго между нами.

Они чокнулись за успешное совершение сделки.

— Господа, я вас очень прошу. Вернитесь за стол. — умоляла за дверьми подслушивающая Степанида Петровна.

——————————————————————————————

Валерий Васильевич икал от съеденного и выпитого. Председатель проводил их лично до КПП где под руководством Семёныча был выписан пропуск на две персоны и на микроавтобус. Со всеми печатями и подписью председателя. Специально назначенный охранник должен был сопроводить вечером их на парковку и выдать ключи от всех помещений подвала. Обговорив всё на словах, они пообещали Антону Фёдоровичу явиться в 20.00 с договором и во всеоружии. Успокоенный председатель отправился домой на послеобеденный сон, а технические специалисты вернулись к микроавтобусу.

— И что это за существо? — спросил Денис у Валерия.

— Ык. Не знаю. — ответил тот, прикидывая, как половчее сходить по малой нужде не привлекая к себе лишнего внимания.

— Начинается — вздохнул Денис — Опять придётся брать всё.

— Не придётся. — Валерий Васильевич пристроился за задним колесом микроавтобуса и облегченно зажурчал — Я названия этого существа не знаю. А так знаю. Нам придётся съездить на ферму и купить приманку. Оно очень уважает живой корм.

— Это понятно, а брать его как будем?

— По ситуации — довольный консультант заправил штаны — Делов-то на копейку. Результату на мильон.

— Ты с болотной кикиморой, в прошлый раз, так же говорил, но я помню, чем дело кончилось.

— Во первых, тогда я с классификацией ошибся. А во вторых... — Валерий достал из кармана блокнот и что-то в него записал. Оторвал лист и подал его Денису:

— Возьмёшь это из схрона. Пора.

Денис прочитал и вернул назад:

— Нет!

— Да!

— Нет!

— Даааа!

— Ты совсем дурак?

— Не совсем. Поэтому -да!

Они препирались так ещё долго.

Показать полностью
178

Васильевна

Когда у меня спрашивают, что случилось с моей правой рукой, я каждый раз отвечаю одно и то же: в детстве меня покусала собака, злая и кровожадная. После многих лет повторения этой «липы» я и сам хотел бы верить, что так оно и было, но никакая собака меня не кусала.


Моя рука, от запястья и почти до плеча, покрыта хаотичным узором из отвратительных шрамов и рубцов, поэтому я не ношу обычные футболки, даже в жару предпочитаю длинные рукава. Пострадали сухожилия, связки и суставы, но руку каким-то чудом врачи спасли. Двигательная функция так и не восстановилась: рука почти не сгибается в локте, а пальцы не сжимаются в кулак. Со временем я привык использовать левую руку при выполнении повседневных задач, с которыми правая не могла справиться, но к чему я так и не смог привыкнуть, так это к тому, что рука болит и ноет в сырую и холодную погоду, перед снегом или дождём. А ещё боль приносит с собой воспоминания о том, что произошло на самом деле.


Васильевна выглядела лет на сто, и её боялись все – как дети, так и взрослые. Никто точно не знал, когда она поселилась в нашем городе, откуда приехала и чем занималась в молодости. Но откуда-то приехать она должна была, потому что город образовался вокруг крупного месторождения медной руды намного позже её появления на свет.


Обычно старушки в столь преклонном воздухе маленькие, хрупкие и невесомые, уже готовые проститься с долгой жизнью, но Васильевна была другой. Под два метра ростом, с костлявыми, но широкими плечами, массивной грудной клеткой и длинными руками. Носила она всегда одно и то же, чередуя засаленный домашний халат с синей юбкой и кофтой на пуговицах, а седые волосы, похожие на жёсткую проволоку, прятала под белой косынкой.


Халат и юбка хоть и доходили старухе почти до пят, но иногда её икры оголялись, и от вида серой, морщинистой кожи, оплетённой набухшими синими и фиолетовыми венами, мне становилось дурно. Такими же были её руки, но, несмотря на дряблость и атрофировавшиеся мышечные ткани, в них ощущалась скрытая сила. Лицо Васильевны, исчерченное множественными морщинами, походило скорее на топографическую карту местности или на причудливый ледяной рисунок на замёрзшем стекле. Из-под складчатых, опухших век, с ненавистью и презрением ко всему живому смотрели её выцветшие глаза. Под мясистым носом с багровыми прожилками, шевелились, постоянно что-то нашёптывая, синюшные губы.


Но самое жуткое в образе старухи – железные блестящие зубы, из-за искривлённой формы похожие не на простые металлические протезы, а на «родные», естественным образом выросшие резцы, клыки и моляры. В моём присутствии она любила прищёлкивать зубами и с отвратительной ухмылкой наслаждаться моим ужасом.


Кем она мне приходилась? Никем. На выходные родители частенько отправляли меня в гости к бабушке – она жила на другом конце города в двухэтажном деревянном бараке из тех, что наскоро строились для жителей рабочего посёлка, чтобы обеспечить кровом прибывающих со всего Союза людей. Рассчитанные на несколько лет и построенные руками «зэков», многие из них до сих пор являются жилыми; в таких домах два подъезда по три квартиры на этаж, плюс два нулевых этажа по четыре или пять квартир – самые настоящие трущобы. Бабушка жила на первом этаже, соседствуя с инвалидом, почти не выходившим на улицу, и алкоголиком, выходившим в магазин и обратно. Наверху квартировала одна из многочисленных местных сумасшедших (говорили, что она сошла с ума после смерти единственного сына), а также средних лет женщина, зарабатывавшая на том, что гнала и по-дешёвке продавала самогон. В квартире номер шесть, прямо над жильём бабушки, обитала Васильевна.


Но картина, на которой прилежный внук с удовольствием навещает любимую бабушку на выходных, не соответствует реальности – родители просто-напросто сбывали меня с рук на два дня или даже на целые школьные каникулы, не обращая внимание на мои протесты. Бабушку я не любил, и она отвечала взаимностью, но на глазах у родителей непременно делала вид, что души во мне не чает. Домой я возвращался в одежде, насквозь провонявшей дымом папирос «Прима», которые она безостановочно курила прямо в квартире.


Бабушка дружила с Васильевной, они проводили вместе много времени, но мне всегда казалось, что это не обычная человеческая дружба, основанная на симпатии, общности взглядов на жизнь и так далее, а нечто другое, будто Васильевна имела над моей бабушкой существенную, гипнотическую власть. Когда та говорила, она всегда соглашалась и поддакивала, и вообще, всячески прислуживала и заискивала.


Любили они и выпить вместе, точнее, напиться соседкиной самогонки, и чаще всего делали это в квартире Васильевны. Если моя бабка после такого застолья едва могла добраться до квартиры, опираясь на стены, чтобы не упасть, то подруга её совершенно спокойно спускалась по лестнице и садилась на лавочку, не выказывая ни малейших признаков опьянения. Или, оставив мою бабушку за столом, бодрым шагом уходила и поднималась к себе.


Васильевна словно чувствовала моё приближение к дому и каждый раз поджидала меня на крыльце, встречая фразами вроде таких:


– Явился! Как мать-отец, не подохли ещё? Ну погоди, первым подохнешь…


Или:


– Милок, давеча бабке-то твоей, Игнатьевне, голову отрезала. Зайди, погляди…


Ещё я считал, что проклятая старуха никогда не спала, потому что днём она, по обыкновению, сидела у подъезда, а ночью туда-сюда расхаживала по квартире так, что половицы под ней отчаянно скрипели, а люстра на белёном потолке качалась точно маятник. Васильевна знала, где я сплю, и не раз и не два я слышал, как она ложилась на пол прямо надо мной и клацала железными зубами.


И всё-таки она умерла первой, среди бела дня околев на лавочке. Я обрадовался, как никогда в жизни: небо, затянутое чёрными тучами, вмиг прояснилось, и вышло солнце, а каменная глыба сошла с души и обернулась в пыль.


Самое интересное началось после её смерти. Выяснилось, что по бумагам в квартире номер шесть проживал совершенно другой человек, давным-давно пропавший без вести. Жил он «бобылём», родственников и друзей не имел, и после исчезновения про него благополучно забыли все ответственные лица. Кто такая Васильевна, когда именно и откуда взялась, никто точно сказать не мог. Никаких сведений о ней в органах государственной власти не обнаружилось, пенсию она не получала, документов в квартире не оказалось. Да что уж тут, даже имени-фамилии её никто не знал – Васильевна да Васильевна.


Бабушке явно было известно больше, чем остальным, но она предпочитала молчать. Но вот что она сделала: сняла со сберкнижки свои скудные сбережения, выгребла наличность из-под матраса и пришла с этим в морг – просить, чтобы её подругу кремировали, а прах выдали ей на руки, и она, якобы повинуясь последней воле усопшей, развеяла бы прах над рекой. То ли денег она предложила мало, то ли работники оказались принципиальными, но ей отказали. Мол, закон запрещает сжигать неопознанные тела, а она покойнице никем не приходится, поэтому не положено.


Родители посчитали, что кремация – это ещё и не по-христиански, и предложили не ждать, когда государство раскошелится и похоронит Васильевну, а сделать это самостоятельно. Тут-то и пригодились бабушкины деньги. Отец за копейки купил место на старом кладбище, где уже почти никого и не хоронили, собственноручно сколотил гроб и деревянный крест, втихомолку взял на работе УАЗ «буханку» для перевозки трупа.


Конечно же им понадобилось тащить на похороны и меня: мама почему-то решила, что старая карга ко мне относилась хорошо, как к «родному внуку». И вообще, было сказано мне, ты уже не маленький, привыкай к взрослой жизни, а во взрослой жизни люди умирают.


Когда за мной заехали в школу, открытый гроб с телом старухи уже находился в машине. Отец сидел за рулём, мать справа, а бабушка в кузове, рядом с гробом и прислонённым к сидению деревянным крестом, на котором отец паяльником выжег следующее: раба божия, Васильевна, вопросительный знак вместо даты рождения и дата смерти. Отец и сам боялся старуху, и, видимо, в отместку решил проводить её в последний путь с издевательским юморком.


Тело одели в ужасающий чёрный балахон, и в нём она выглядела ещё страшнее, чем в своей привычной надежде. Сморщенное лицо Васильевны имело вид безмятежный и спокойный, а губы почему-то без конца расползались, обнажая кривые железные зубы, которые ещё и клацали, стукаясь друг об друга. Бабушка то и дело прикрывала их и плотнее смыкала челюсть, да без толку.


Я сидел ни жив ни мёртв от страха, готовый к тому, что тело, подпрыгивающее на очередной кочке, выскочит из гроба и вцепится в моё горло холодными пальцами покойницы. В какой-то миг мне почудилось, что один глаз её открылся и посмотрел на меня бесцветным зрачком.


На кладбище нас встретили два пьяных мужичка, вытащили гроб из кузова и понесли к подготовленной могиле; отец закинул крест на плечо, и мы пошли вслед за ними. Вопреки моим опасениям, всё прошло довольно быстро: мы кинули по горсти земли на гроб, отец сказал несколько ничего не значащих фраз о покойнице, и работники взялись за лопаты. Скоро проклятая бабка оказалась засыпана землёй, и над ней вознёсся самодельный отцовский крест.


Дома мама и бабушка накрыли стол на четверых, и о том, что это не просто торжественный обед, а именно поминки, указывало лишь наличие кутьи, блинов и киселя. Меня это совершенно не интересовало, и я просто ел в своё удовольствие, как и отец, который воспользовался обоснованным поводом хорошенько выпить.


Спустя три дня, глубоким вечером, в нашей квартире зазвонил телефон, мать сняла трубку и позвала отца, он немного поговорил, пообещав кому-то на том конце провода приехать завтра. На следующий день я подслушал разговор родителей, из которого следовало, что свежую могилу Васильевны учуял медведь и вышел из леса, чтобы разрыть её и сожрать труп. Вообще-то такое случалось нередко, и никого в наших краях это не удивляло. Но отец, понизив голос почти до шёпота, сказал, что никаких следов тела Васильевны нет, – ни частиц плоти или платья, – зато у могилы нашли разорванную в клочья тушу медведя, да переломанный в несколько раз крест. Мать предположила, что медведь мог прийти не один, и убить другого, чтобы не делиться добычей, но всё же согласилась, что это довольно необычно.


Как же я хотел верить, что труп старухи действительно уволок медведь! Вот только всем известно, что медведи, в отличие, например, от волков, склонных сбиваться в стаи, животные одиночные. Поэтому очень сложно представить, что два медведя или, тем более, несколько, разрыли могилу, а потом ещё и не смогли поделить её содержимое.


В ожидании и страхе прошла неделя, затем ещё одна, и я стал понемногу успокаиваться. Однажды вечером родители отправились праздновать день рождения кого-то из друзей, наказав не смотреть допоздна телевизор, а лечь спать как положено. Проверить бы они не смогли всё равно, так что я не собирался упускать такую возможность.


Часов в десять кто-то постучал в дверь, явно не родители, потому что они бы просто открыли ключом, да и не должны были вернуться так рано. Я на цыпочках подошёл к двери, заглянул в глазок, но лестничная площадка была пуста. Пожав плечами, я вернулся к просмотру кровавого боевика, смотреть который мама ни за что бы не позволила, будь она рядом.


Несколько минут спустя стук повторился, на этот раз продолжительнее и настойчивее. Я снова отключил звук телевизора и тихонько направился к двери, но в глазок опять никого не увидел.


«Да что же такое», – подумал я.


Немного поколебавшись, я накинул нашу довольно крепкую металлическую цыпочку на крючок и открыл дверь. Я поднёс голову к дверному проёму, чтобы убедиться, что никого тут нет, но в то же мгновение передо мной возникла рожа Васильевны, нисколько не изменившаяся после смерти. Блеснули в хищном оскале железные зубы, и я инстинктивно поднял перед собой правую руку, защищаясь. Тут же старуха схватила меня за эту руку, потянула к себе и вгрызлась в неё острыми резцами. Кровь брызгала в разные стороны, точно из маленького фонтанчика, а старая карга продолжала грызть, будто бы обгладывая куриную кость.


Не знаю, сколько это продолжалось, но, видимо, недолго, потому что на мои истошные вопли сбежались соседи и застали меня с раскромсанной рукой в полном одиночестве. С трудом сняв цепочку, я впустил их в квартиру и потерял сознание. Операция продолжалась несколько часов и, как я писал ранее, руку по удачному стечению обстоятельств врачи сумели спасти. Но в прежнее состояние она, конечно, никогда не вернётся.


До и после наркоза я кричал, что на меня напала выбравшаяся из могилы старуха, а, когда пришёл в себя, решил сказать всем, что это была собака. В эту версию все охотно поверили, однако, естественно, никакой собаки не нашли.


Через полтора месяца меня выписали из больницы на амбулаторное лечение. Дома выяснилось, что бабушка без вести пропала спустя два дня после нападения – просто мама не хотела меня расстраивать и беспокоить. Но я и не думал расстраиваться.


Вот так я и получил свои жуткие шрамы и рубцы, вот почему я стараюсь лишний раз никому не показывать свою руку, потому что выдумка с кровожадной собакой заставляет невольно вспомнить случившееся – следы и без того навсегда со мной. Васильевну с тех пор я вижу лишь в ночных кошмарах и воспоминаниях, а ноющая боль в руке делает их настолько реальными и осязаемыми, что порой я слышу, как где-то рядом клацают её железные зубы…

Показать полностью
49

Лифт в преисподнюю. Глава 40. С тобой что-то не так

Предыдущие главы


«Бывшие» бродили по улице вокруг дома, где Саша нашёл своё спасение. Мужчина раз за разом восстанавливал в своей голове картину произошедшего и пытался понять, как ему теперь быть. Совершил один выход на улицу в этом новом мире, и жизнь круто изменилась. Чуть вообще не прекратилась.


Обезболивающие в сочетании с алкоголем, призванным усилить их эффект, держали Сашу в весьма странном состоянии. Если он бодрствовал, почти всегда быстро терял концентрацию. Часто не понимал, действительно ли не спит. И наоборот. К тому же, мужчина постоянно чувствовал тянущую боль в ногах, спине и голове. И противную температуру 37-38.


Но несмотря на посттравматические муки, желание понимать, что происходит, заставляло его бороться со сном и болью.


— Ну ладно, в квартиру «трупники» вряд ли смогут забраться, — стараясь успокоить своего гостя, сказала Маша и села на диван.


Саша скривил лицо от слова, которым женщина называла «бывших».


— Что? Тебе опять больно?


— «Трупники»… — отрицательно качая головой, недовольно произнёс он и облизнул разбитые губы. — Мы называем их «бывшими». Они ведь бывшие люди. Ну, раньше были людьми…


— Да не надо мне разжёвывать, и так ясно. Какая только от этого разница?


— Так я не договорил, — сдержав раздражение, сказал Саша. Вздохнул. — Мы видели, как «бывшие» забрались в одну квартиру через окна. Потому что заметили в ней людей.


— Серьёзно? — с удивлением и недоверием спросила женщина. — На каком этаже?


— На втором. Серьёзно, — кивнул гость. — Своими глазами видели. С тех пор вот стараемся смотреть из окон только через тюль... Чтобы нас с улицы не заметили.


— Ну, вполне разумно. Я хоть и на пятом живу, тоже так делаю, — согласилась хозяйка квартиры. — Ты бы завёл себе ещё одно правило: не нарываться на «трупников»!


«Хотя, может, они для тебя не такая уж и угроза» — подумала про себя Маша.


Саша нахмурился и проглотил насмешку, сказанную подозрительно серьёзным голосом.


— А ещё я недавно видел... Как один «третий» ходил и смотрел в окна.


— Что за «третий»?


— Фух, — выдавил из себя мужчина, собираясь с мыслями. — Мы для себя их разделили так… «Первые» — это, которых больше всего. Примити… — Саша запнулся.


— Примитивные? — подсказала Маша.


— Ага, — с благодарностью кивнул больной, этот разговор давался ему всё труднее. — «Первые» — самые примитивные «бывшие». Их много. Они опасны, но реально тупы, — ненадолго задумался. — То есть, они могут тебя убить запросто, дури-то в них полно. Но если ты спрячешься, то запросто и мимо пройдут. Я так думаю.


— А запах?


Саша удивлённо посмотрел на собеседницу, явно сбитый с толку.


— Ну, а запах они чувствуют?


— Думаю, да. Скорее всего. Ну не как собаки. У людей же не такое обоня…


— Обоняние?


— Да, поэтому не знаю. Что-то они точно должны чуять.


— Не зря, значит, я тогда хлоркой возле подъезда землю полила, — задумчиво произнесла Маша.


Саша вопросительно на неё посмотрел. И женщина объяснила, что сделала это после нападения «рыбака», чтобы замести следы.


— «Вторые» — это более серьёзная угроза. Они чуть быстрее. Думаю, что и сообразительнее. Уже такие, с изменениями внешности. Но их меньше.


— Меньше?


— Чем «первых», но больше чем «третьих» и прочих. Они ещё опаснее. Тут и от «первых» стоит драпать сразу. А от этих тем более.


Саша зевнул и продолжал:


— Затем идут «третьи». Они уже сильно отличаются от «первых». «Третьих» совсем немного.

Женщина нахмурила лоб и, не произнося ни слова, вопросительно смотрела на своего собеседника.


— Видела таких? — Саша задумался, подбирая слова. Сосредоточиться удавалось с трудом, картинка плыла, но он не сдавался. — Знаешь, вот «бывший» ещё на человека похож. Но уже начинает становиться… — мужчина не мог найти нужное слово. — Превращаться в кого-то другого. У него пальцы вытягиваются. И уши. Лицо становится мордой. Появляются такие, знаешь, сразу заметные изменения внешности… или даже, правильнее будет сказать, изменения тела. Если «первый» ещё в какой-то степени с виду человек. То «третий» — уже однозначно персонаж из фильма ужасов. От таких и не убежать. Они быстрее остальных.


Маша кивнула:


— Я поняла, о чём ты говоришь. Мимо моего дома такие проходили. Они ещё не плетутся по дороге, как эти твои «первые-вторые», а перебежками двигаются, — в довершение фразы, женщина быстро посмотрела в коридор и словно сама себе кивнула ещё несколько раз.


— Точно. Мы говорим об одинаковых «бывших». И вот такой… «трупник» совсем недавно бежал по твоей стороне улицы. И заглядывал в окна домов.


— «Третий»? Прямо заглядывал? — с подозрением спросила Маша.


— Ну, не так, как это сделал бы человек. Но подходил, смотрел издалека в окна. Даже во дворы забегал.


— Да ладно? Никогда за «почти уродами» такого не замечала.


Он вопросительно поднял бровь.


— Ну, «почти уроды» у нас — это твои «третьи»…


Саша не подал виду.


Но заметил.


Женщина сказала «у нас». А не «у меня».


«Что за ерунда? Может, оговорилась?»


— … а дальше уже бывают «совсем уроды» с длинными руками такие, — как ни в чём ни бывало продолжала Маша.


Саша напрягся, но не потерял нить разговора и сказал чуть дрогнувшим голосом:


— «Гончие». Так мы зовём их. После «третьих» — «гончие».


— Странные у вас названия, — ответила она, глядя в сторону.


— Да у тебя тоже. Вполне, — парировал Саша и, сам не зная, почему, сделал небольшое ударение на слове «тебя».


Женщина никак на это не отреагировала, что Саше не понравилось. Странные новые мысли начали закрадываться в его голову.


***


«Зачем она меня спасла, если было уже почти поздно? Почему она сказала "у нас"? Может, ненормальная? Или, наоборот, я уже поехал от всех этих коктейльчиков? — размышлял Саша. — Ну то есть, она чуть-чуть того? Вполне возможно. Три месяца провести в одиночестве в этом аду. Ещё и не такое с головой случится. А может, мне просто показалось? Ну оговорился человек, с кем не бывает?»


Теперь для Саши «климат» этой квартиры перестал быть комфортным. Захотелось домой. К родным. К своим, которые не предают и не обманывают. На которых ты можешь злиться, ругаться, но только потому что они свои — кусок тебя. То, что есть часть всего в твоей жизни, дне, минуте, мысли.


«Возможно, странности "проросли" в Маше уже настолько глубоко, что она и не помнит себя без них? Но наверное, я себя накручиваю».


Саша очнулся от своих раздумий и вздрогнул. Женщина сидела напротив и молча смотрела прямо на него.


— Что? Я что-то прослушал? Извини, как-то голова туго соображает. Бывает, теряю мысль, — он почувствовал, что испугался.


«С другой стороны, — предположил Саша, — возможно, эти все мысли от лекарств, алкоголя и боли? Или я просто сам потихоньку схожу с ума. Тоже?»


— Так нет. Это ты говорил, но замолчал.


«Что? Да я же спал!»


Саша ничего не ответил.


Психологический дискомфорт нарастал. Жутко хотелось уйти из этой квартиры, но он понимал, что такой возможности у него нет. Мужчина знал, что придётся остаться здесь. И возможно, бороться не только со своими, но и с чужими демонами.


— О чём размышлял? — прищурившись, спросила Маша.


— О том, что ты давно не проверяла «бывших», — глядя ей прямо в глаза, недрогнувшим голосом ответил Саша. — Только аккуратно, — как будто говоря о свершившемся факте, продолжал он, — чтобы в окне не заметили. Иначе все твои старания пойдут «коту-трупнику» под хвост, — закончил Саша, намекая на собственное спасение.


Женщина на несколько секунд задумалась:


— А ты знаешь, что и коты тоже «нетакие» бывают?


— Предполагал, но не встречал лично. А вот собаку «бывшую» убил.


Маша удивлённо подняла бровь. И улыбнулась.


— А собака тебя не кусала, случайно? — подозрительно, но всё же больше в шутку спросила женщина.


— Н-нет… — немного испуганно ответил Саша.


Она помолчала.


Посмотрела куда-то в коридор. Сделала странное движение бровями.


«Стоп. Она посмотрела куда-то? Или на кого-то?»


Обернулась. Скривила гримасу, встретившись глазами с Сашей.


— Хипленький ты совсем, Шурик. Подозрительно это всё. Странно.


— Насчёт странностей, я согласен, — сказал Саша одно, а подумал совсем другое.


— Я думаю, с тобой что-то не так.


«Я про тебя тоже так думаю, "трупник" тебя подери!»


— Что?


— А сам, как считаешь? Что бы ты думал про человека, которого искромсал этот твой, ну давай назовем его... Ээ...


— «Рыбак»?


— «Рыбак». И после «рыбака» этот человек преспокойненько выжил?


— Так ты же меня спасла!


— Спасла… но своими культями мерзкими он тебя проткнул хорошенько! И слюнями ядовитыми забрызгал тоже! Много дырок, Шурик. В тебе много лишних дырок! Но ты не заболел!


«А ведь и правда, чёрт подери эту… странную женщину. Ведь всё, что она говорит, правда».

Показать полностью
238

Простые житейские радости. 2 часть

Простые житейские радости. 2 часть Авторские истории, Юмор, Мистика, Крипота, Длиннопост

Простые житейские радости. 1 часть


Сантехника долго ждать не пришлось. Не успел Валерий выкурить и половину самокрутки, как тот вынырнул из-за деревьев, со стороны детской площадки. Местный властитель воды и труб, был стареньким, но удаленьким. Пенсионер, но одет опрятно. В свежей серой спецовке, в жилете и резиновых сапогах до колен. Придерживая под мышкой, деревянный чемодан, он в свободной руке держал кусок хлеба с котлетой и активно закусывал прямо на ходу. Непьющий Денис за пять метров учуял и пробормотал:

— Коньяк. Три звёздочки. Дагестанский.

— Пять! Из магазина “Красное и Жёлтое”. – Поправил Валерий Васильевич — хотя коньяк действительно дагестанский.

— Хмм. Вы что ли экстрасенсы будете?— спросил сантехник, подходя к ним — Это вам подвал нужно открыть?

— Экстрасенсы, все в телевизоре, дедуля. А мы технические специалисты — в тон ему ответил Валерий Васильевич. — Это вы что ли сантехник местный?

— Я и есть. Заведую тут хозяйством. Заявки выполняю и так по мелочи.

Дед присел рядом, угнездив между ног чемоданчик и от предложенных папирос отказался:

— Курите, курите, я то давно бросил.

Он спокойно дожидался пока Валерий Васильевич докурит не высказывая претензий.

— И не тяжело вам на пенсии, в одиночку, такое огромный комплекс обслуживать? — поинтересовался у него Денис.

— Да что вы. Это же не работа. Это счастье! — ответил сантехник и праздно развалившись на скамейке, принялся рассказывать — Я один на шесть домов. У меня тут заявок: одна — две, в день. Остальное время я свободен. Если что-то крупное - то вызывают ремонтную бригаду. Зарплатой не обижают. И, кроме того….

Мимо них пробежала та самая спортивная бабушка, ещё недавно посылавшая Валерия в будку самоубийств. Увидев сантехника, она состроила милую улыбку и проворковала:

— Геннадий Валерианович. Не забудьте, пожалуйста. Жду вас на обед. Сегодня: фаршированная рыбка.

— Всенепременнейше буду, Клавочка! — откозырял сантехник и повернувшись к техническим специалистам ухмыльнулся — Вот она моя настоящая замануха. Тут у меня целый гарем из одиноких бабушек. А мне то чего? Я холостой. Могу себе позволить и ни кому не отказываю. С утра у одной завтракаю, а в обед у другой кран ремонтирую. И все мне наливают. А как же иначе? Я хотя в вантуз и не напиваюсь, но свои пол-литра в день, имею. И в женском внимании просто купаюсь, мужики. Это рай!

— Дон Жуан на пенсии

— Вялые цветочки

— У соседских бабушек

— Розовеют щёчки…. — пробормотал задумчиво Валерий Васильевич.

— Не понял вас? — переспросил его сантехник.

— Да чего там понимать, — Валерий встал и запульнул окурок в ближайшую клумбу — Пойдёмте, уважаемый Геннадий Валерьяныч в подземные палаты. Посмотрим, где у вас тут кошкоеды живут.

Сантехник хихикнул, но спохватившись закрутил головой:

— Вы бы, про кошек, потише. Это очень острая тема. Котиков все любят и очень расстраиваются, когда они неожиданно пропадать начинают.

Используя электронный ключ, он через служебные двери, вывел их на подземную парковку. Парковка была огромной. Автомобили дорогих марок чувствовали себя тут вольготно. Видно было, что хозяева их не заморачивались с аккуратностью и ставили своих железных коней в стойло, как душа пожелает. Чистенькие гладкие иномарки, отдыхали под тёплым ламповым светом, словно на пляже.

— Электричества сколько жгут, а? — сантехник словно хвастался перед гостями — И не парковка, а целый автосалон. Там дальше даже туалеты есть. Если кому приспичит и до дома далеко бежать, то можно туда сходить. А дальше ещё боксы, что то вроде современных сараев — там жители хранят всякий хлам.

— Да тут целая армия дворников нужна чтобы чистоту поддерживать — покачал головой Денис.

— Так и держат. Клининговая компания племянника нашего председателя занимается. Это вы ещё в подъездах не были. Вот там поинтереснее будет — махнул рукой сантехник.

— А что же у вас тогда, на проходной, старички сидят, с синдромом вахтёра? — хмыкнул Денис и посмотрев на Валерия добавил — У вас тут иномарочки, под десять миллионов за штучку стоят, а охрана вшивая.

— Охрана надёжная — успокоил сантехник — Это вы на Семёныча напоролись. Не смотрите, что он с виду такой тщедушный. Он очень опасный тип. У него одна рука на тревожной кнопке, а вторая на за пистолет держится. И справка есть из коррекционной школы.

— Я сразу догадался, что он дурак! — фыркнул Валерий Васильевич.

— Согласен, — кивнул сантехник — но Семёныч дурак со справкой.Если он кого-то пристрелит то его отправят в психушку,а не в тюрьму. А таких Семёнычей, тут несколько. Это фишка такая, у начальника охраны -зятя Антона Фёдоровича. Он набрал отставных военных и комитетчиков после коррекции, с лоботомией и ещё всякими отклонениями. Сэкономил: ясное дело. Но эффект получился неожиданный — криминал наш жилищный комплекс стороной обходит.

Они всё шли и шли. Парковка казалась бесконечной. Они спустились на нижний уровень парковки. Тут машин почти не было. Потом начались ряды индивидуальных боксов. Сантехник прибавил ходу.

— А почему у вас подземная парковка пустует? — поинтересовался Валерий — Кругом все дворы машинами забиты. Помогли бы соседям. Глядишь бы и заработали?

— Ну, нет. У нас тут народ особенный подобрался. Ценят уют и тишину. Очень много потрудились и сами себе комфортные условия выстроили — голос ушедшего вперёд слесаря отзывался эхом — Если соседям дать доступ к парковке - то это как козлов в огород. Они же тут всё изгадят. Поэтому общее собрание жильцов решило посторонних не пускать. Поставили повсюду заборы — ходят только свои. Красота же?

— Мда, красота — пробурчал Валерий — Только своими заборами ещё и подъезды во дворы перекрыли. Превратили окрестные улицы в лабиринт и ходят с довольными рожами. А другим блуждать приходится. Выход искать.

— Что? — донёсся издалека голос слесаря

— Хорошо, говорю, устроились. Сердце за вас радуется! — с издёвкой в голосе крикнул консультант.

Дверь в подвал, на третьем уровне, была новая железная и не из дешёвых. Сантехник ловко вонзил в скважину фигурный ключ, трижды повернул и отворив скрылся за дверью

— Дверь то освящали? – ухмыльнулся Валерий, увидев наклеенный знак.

— Ну да, и дверь и все выходы из подвала и мусоропровод и шахты лифта. И дренажку и насосную и теплоузел. – донеслось из за двери.

— Ага, нашёл! – щёлкнул выключатель освещая коридор за дверью.

— Вот тут, эта муть и живёт — по-хозяйски показывал подвал сантехник. Консультанты шли следом, чувствовалось, что сантехник ничего не боится. Он бесстрашно отворял перед ними двери технических помещений подвала либо пустые, либо доверху набитые разным хламом.

— А вы сами как к этой нечисти относитесь? — спросил Денис осматриваясь.

— Нормально отношусь. Она нам особо-то и не мешала. — отозвался сантехник — Она бы вообще не мешала, если бы председатель весной не вздумал крыс в подвале потравить.

— Крыс потравили и подорвали у неё кормовую базу — кивнул Валерий Васильевич.

— Истинно так. А мы ведь председателя предупреждали всем отделом. Не надо! А он пошёл на поводу у жильцов, увидевших крысу на парковке. А от нас отмахивался. Вот и доотмахивался. Теперь дрожит - как бы не слететь со своего места. Облачко, это тёмное, с голодухи начало вылазить во двор и котов воровать. Кошка крупнее крысы да и питалась лучше. Оно быстро поняло, что кошек ловить проще.

Перед одной дверью он замялся:

— Эту, я бы не стал открывать. Тут респиратор нужен.

— Это почему? — спросил Валерий Васильевич.

— Ну, тут до вас Влад Кальсони был. На ночь оставался. Глазами стращал. Грозился нашу нечисть съесть. Говорил, что демонами питается и готов нашу поглотить, за хорошие деньги. Приехал с кучей помощников. Они в этой комнате свечки расставили и различные статуэтки, для призыва нашей нечисти. Он тут сидел всю ночь, в ожидании ужина. И вроде, как даже съел, но вроде, оно из него назад вырвалось. Я утром его выпускал: он вывалился седой весь, штанами тряс мокрыми, якобы в эктоплазме. А я уже 40 лет сантехником, что я не понимаю что ли, чем эктоплазма пахнет? Клининговая компания, потом, неделю подвал драила, но комнату лучше не открывать.

— Эк, его потрепало, — посочувствовал коллеге Валерий — Он его наверное сырым ел.

— И не помыл, перед употреблением — поддакнул Денис.

— Так вы думаете, он не соврал? — удивился сантехник — Кальсони действительно пытался съесть нашу нечисть?

— Всякое бывает — пожал плечами Валерий — Мы такой метод не пробовали. Он для нас слишком новомодный. Мы по старинке…

С этими словами он извлёк из кармана медальон на цепочке, сверкнувший в свете лампочки золотистым и покрутил в воздухе. На глазах у удивлённого сантехника медальон приподнялся и натянув цепочку вытянулся параллельно пола, куда то указывая. Сантехник машинально закрестился.

Консультанты отошли в сторону и скрылись в коридоре - куда указывал медальон. Сантехник, уже хотел было идти следом, но услышав как они переговариваются, тут же передумал и когда лампочка мигнула над ним, закрестился по новой. На мгновенье ему показалось, будто бы по бетонной стене подвала поползли длинные и злые тени, жгучие словно крапива. Потом он услышал громкий щелчок над ухом и потерял сознание.

Геннадий Валерианович обнаружил себя лежащим в полутьме на полу подвала. Он попытался встать, но ноги его не слушались. Тогда он пополз. Медленно, ориентируясь на гулкую речь, раздававшуюся в соседнем коридоре. Он пытался позвать на помощь. Кое-как разлепил пересохшие губы и замычал. А потом тело снова отказало. Он только слышал, как консультанты переговариваются между собой.

— Нет тут ничего. Весь подвал облазили, кругом бардак и мусор. Можно прекращать поиски. Это явно не нечисть.

— Погоди, я чего-то нащупал. Хотя нет. Очередной ложняк.

— Чего нашёл?

— Да ерунда. Прораба в бетон закатали. Видимо, ещё при строительстве. Зарплату зажал работягам и у них сдали нервы.

— Чем больше прорабов залитых в бетон, тем дом крепче — народная мудрость. А так пустой подвал. Мы имеем дело с явно живым существом. Нужно записи смотреть.

— Похоже, ты догадываешься, что это за облачко такое?

— Ну, вариантов немного. Я хочу убедиться. Если председатель согласится на нашу цену, то сегодня ночью будем его приманивать. Так, а где наш водяной? Он же тут должен был валяться?

— Я его вырубил по всем правилам….

— Оно и видно. Ты забыл, что он старенький и с утра на грудь принял? Эх Дениска, Дениска. Помягче надо с людьми. Смотри, куда он уполз…

Сантехник пришёл в себя от того, что его хлопали по щекам. Замычал и отвел от себя чью-то руку.

— Похоже на микроинсульт. Как вы себя чувствуете Геннадий?

— Ам…— в глазах у сантехника плясали разноцветные вихри.

— Мы сейчас вам поможем. Тут воздуха мало, вот вам плохо и стало. Сейчас мы вас вытащим на улицу. Дениска! Чемодан захвати.

Сантехник проморгался и встретился с стальным пронзительным взглядом Валерия Васильевича. Консультант выражал сочувствие и всяческое участие в деле помощи нечаянно заболевшему сантехнику, но тот ему не верил ни на секунду.

Да к тоже вы такие,черти переодетые? — думал он пока его вели, бережно поддерживая под руки.

На улице его усадили на первую попавшуюся лавочку и попытались оказать первую помощь.

— Не надо — он вяло отмахивался — Видно действительно воздух там нехороший. Он через минуту и сам уже поверил, что всё это ему только привиделось.

— Вот пожалуйста, ваш чемоданчик. Всё в целости и сохранности — продемонстрировал Денис.

— Вы всё-таки с алкоголем поаккуратнее — рекомендовал Валерий Васильевич — и с барышнями престарелого возраста тоже. Силиконовые они, не силиконовые. Ваше дело сторона. Сиди на солнышке, грейся.

— Что-то случилось? — они и не заметили, как подбежал председатель.

— Да всё хорошо — слабым голосом отозвался Геннадий Валерианович — в подвале прихватило, а молодые люди помогли мне.

— Что же вы Гена себя не бережёте — испугался Антон Фёдорович — может скорую вызвать?

— Не надо. Дайте лучше отгул — попросил сантехник.

— Конечно — конечно. Могу и два. Вы только смотрите: если чего сразу в больницу — закивал председатель. Потом он вздохнул и потянул Валерия за рукав:

— Вы, наверное, ещё не ели? Пойдёмте, моя супруга приготовила для вас обед. Очень хочет познакомиться. Отобедаем — чем бог послал?

Сантехник смотрел, как они уходят. На сердце было не спокойно.

Показать полностью
121

Случаи из практики 21 (Голоса в голове)

Мужчина, 34 года:


— Я больше так не могу! – клиент спрятал лицо в ладонях и едва слышно пробормотал. – Они сведут меня с ума.


— Кто они?


— Призраки, - отозвался он, продолжая смотреть на меня сквозь пальцы. – Такое ощущение будто они и сейчас наблюдают за мной.


— Можете быть спокойны – мы тут совершенно одни, - успокаивающим голосом сказала я. – Расскажите все по порядку.


— По порядку? – эхом отозвался он. – Попробую…


Я тогда только вернулся из армии, нашел девушку – не срослось, потом другую, и так далее. В конце концов, Она нашла меня сама – остановилась и подобрала прямо на дороге, когда я без копейки в кармане пытался вернуться домой после очередного приключения. Мы разговорились, потом начали встречаться и, подождав пару месяцев, Лена рассказала, что она - ворожея. Вы знаете, что это значит?


— Она занимается колдовством?


— И многим, многим другим, - кивнул он. – Она не создавала впечатление какой-то ненормальной, и я не придал этому значения. А потом Лена предложила помочь ей – требовался надежный человек, который мог бы помочь нагнетать обстановку и заодно решать проблемы с недовольными клиентами. Сумма за эти услуги оказалась раза в три больше, чем та, что мне предлагали на тогдашней работе, поэтому я согласился. Как оказалось, требовалось находится в соседней комнате, прослушивать разговоры с посетителями и в нужный момент включать что-то из реквизита – ну там, запись с едва различимым шепотом или гадальный шар. Поначалу было немного жутко – особенно от всего того, что Лена говорила и делала, но со временем я привык.


— И при этом вы поддерживали отношения?


— Больше того – мы поженились. Правда в тайне – она не хотела, чтобы об этом кто-то узнал. Понимаете, это могло повредить ее образу.


— Раз вы на это пошли, значит окончательно свыклись с ее паранормальными способностями?


— Знаете, я все это время так и не был уверен в том, что они у нее вообще есть, - честно признался он. – По телевизору же постоянно показывают психологов, которые делают примерно то же самое что и она, при этом не являясь колдунами. Собственно говоря, поэтому я и пришел именно к вам. Где-то несколько месяцев назад я начал слышать голоса, причем совершенно отчетливо!


— Чьи голоса? Что они говорят?


— Я не знаю этих людей, но порой они шепчут очень интересные вещи. Так я узнал, что моя супруга уже была замужем, или что наш последний клиент переписал на Лену все свое имущество. После этого я почти перестал спать и есть, а в голове появились жуткие мысли: почему она не рассказала про первого мужа, как стала ворожеей в таком молодом возрасте, по какой причине выбрала именно меня? Я уже готов все бросить и уехать, но…


— Вы боитесь ее?


— Да… - глухо ответил мужчина.

Показать полностью
45

Лифт в преисподнюю. Глава 38. Просто звук ветра

Предыдущие главы


Женщина с любопытством взглянула на Сашу. Увидев, что он проснулся, отложила книгу и подошла ближе.


Мужчина смотрел на Машу и не знал: стоит у неё что-то спросить или, наоборот, что-то ей рассказать. Хозяйка квартиры тоже не спешила завязывать разговор. Видимо, пыталась оценить, насколько её гость пришёл в себя.


— Ты понимаешь, что сейчас происходит? — всё же спросила она.


— Да. Понимаю. Не понимаю только, как всё так произошло.


— По глупости, — строго сказала женщина. — По незнанию. По невнимательности. Ты дурень! Зачем полез сюда?


Мужчина слегка кивнул головой. Понял. От него ждут не вопросов, а ответов. Справедливо. Впрочем, она вроде и не обещала вести себя как заботливая медсестра из ванильного сериала.


Ломило виски. Пахло перегаром. Хотелось пить. Обездвиженное тело затекло. Жизнь, во всех её преимуществах, сжимала выжившего в своих объятиях.


— Меня самого зовут Саша. Я женат, есть сын, — он чувствовал себя так, будто отчитывается экзаменатору. Но такое немного унизительное ощущение всегда выгоднее перебороть: решить проблему в свою пользу и забыть. — Мы, точнее Марина — это моя жена, заметила тебя на балконе. Наш дом стоит через дорогу. Второй от перекрёстка.


— Так ты шёл ко мне? — удивилась Маша. На её лице выразилось такое недоумение, что Саша почувствовал себя ещё более некомфортно.


— В том числе, да.


— Сколько вас, ты говоришь?


— Трое: двое взрослых и ребёнок.


Собеседница скривила лицо, задумавшись. Отрицательно покачала головой.


— Ну а почему нельзя было помахать рукой с балкона? Ты же чуть не погиб, когда полез сюда!


— Мы смогли застать тебя на нём только один раз, — не соврал он.


Женщина недоверчиво подняла брови, но ничего не сказала.


— Потом, сколько мы ни сидели у окна, ты там так ни разу и не появилась, — со вздохом произнёс Саша. — Поэтому я решил проверить, не стоит ли тут одна машина, от которой у меня есть ключи, и заодно попытаться найти выживших.


Маша молча смотрела на него. В своём взгляде она не скрывала подозрительность. Недоверие. В её голове не укладывалось, зачем взрослому мужчине в здравом уме идти на смерть ради поисков какой-то машины.


Женщина вздохнула и снова покачала головой, как бы вынося вердикт: ну ты и дурачок, но несмотря на это, тебе вроде бы можно верить.


— И, как видишь, оружия у меня нет.


Тут её глаза немного подобрели. Будто услышав какую-то глупость от студента-первокурсника, она слегка кивнула в знак одобрения и отвела взгляд в сторону, собираясь с мыслями.


Волосы Маши были собраны в короткую толстую косу, перетянутую резинками. На её бледном лице уже виднелись морщины, ну или это были просто неровные полоски грязи.


Женщина вытащила из-за пояса пистолет. От глаз мужчины не скрылся и большой нож, висевший на ремне.


Без какого-либо осознанного участия Саши, его лицо напряглось, челюсти плотно сжались.


Он не знал, какая марка у пистолета, но в фильмах такие обычно полицейские направляли на преступников.


— «ПМ», — сказала она. — Тут, думаю, ничего объяснять не нужно?


Саша отрицательно закачал головой, хотя и не помнил, как расшифровывается «ПМ». Пневмат? Но он прекрасно понимал, что в конкретном случае означает демонстрация оружия.


— У вас есть еда?


— Её во всём городе полно, — уклончиво ответил мужчина.


— Да мне чужого не надо, я наоборот, — немного виновато ответила Маша, улыбнувшись. Как начальник, который рассчитывает тебе премию. — Может быть, ребёнку твоему нужно.


— Спасибо, у нас пока есть запас на пару недель, — напряжённо выдавил Саша.


— Но с водой, наверняка, туго?


— Ну, можем позволить себе только пить.


— А не мылись сколько?


— Думаю, столько же, сколько и ты.


Женщина хмыкнула и улыбнулась.


«Отлично, — расслабившись подумал Саша. — Вроде бы адекватная. И у неё есть оружие. Теперь всё может наладиться, только…»


— А что там со мной? — указав глазами на ту часть одеяла, что укрывала его ноги, спросил мужчина.


— Я не врач, но «трупник» в тебе наделал много дырок. Я, наверное, час вчера зашивала. Но может, так долго, потому что я никого живого раньше не штопала.


— Это же всё произошло вчера? — слегка удивился Саша. Ему казалось, что прошло гораздо больше времени.


— Да, утром.


— А пролежал я?


— Весь вчерашний день, ночь, ну и сегодня уже почти шесть.


— Как мне сообщить моим, что я жив? — заволновался мужчина и попытался пошевелиться. Через секунду его всего перекосило от боли.


Маша вспомнила, что Саша просил её повесить куртку на балкон. Ей тогда эта задумка не понравилась, и она выбросила грязное тряпьё. Женщина решила, что так нежданный гость может сообщить каким-нибудь своим головорезам, где он. И хотя с мужчиной, кажется, всё было в порядке, Маша не стала напоминать ему о той его просьбе. Себе дороже.


— В тебе столько новых, ненужных твоему телу дырок, что пока ты дойдёшь до дома, истечёшь кровью. Я что тебя зря зашивала?


— Да я и встать-то не смогу, боже, как же больно, — застонал он. — Зачем я только пошевелился.


— Я могла бы выйти на балкон и… — Маша задумалась. — И помахать твоей жене рукой. Она ведь, скорее всего, глаз не сводит с этого места.


— И что она поймёт? Что решит, когда я не выйду с тобой? Что я тут жить остаюсь? — немного разозлился Саша.


— Сам подумай, с чего бы мне просто так ей там размахивать? Я же про неё как бы не знаю!


— Это да, — согласился он, пытаясь вытереть слёзы о полотенца, которыми были перевязаны его руки. — Но всё равно надо конкретнее как-то.


— Хоть так, — не слишком доброжелательно бросила женщина и вышла в коридор.


Саша понял, что лежит во второй комнате квартиры, в углу у входа. За ним, скорее всего, зал, из которого можно выйти на балкон. Руки не туго, но связаны. В принципе, за какое-то время он справится с такими путами, но зачем? Ведь Саша понимал, с какой целью его связали. И, кажется, пронесло?! Но как? Почему?


Ещё он заметил одну странность в своей боли. Болели не только ноги, но и спина. Она, пожалуй, мучила его даже сильнее, но Саша не помнил, чтобы вчерашняя тварь могла ранить его туда.


Он услышал звук открывающейся балконной двери и шум улицы. Точнее, теперь это нельзя было назвать шумом, ведь все машины заглохли, как и люди... Просто звук ветра.


Женщина чертыхнулась и вернулась в квартиру.


На вопросительный взгляд Саши она ответила:


— «Трупники» ходят! С балкона заметить могут. Я там примотала тряпку белую к перилам, не знаю, может, твоя жена увидит.


— А много их там?


— Штук десять. И дальше ещё, кажется, идут, — нервно ответила она.


— Десять? Вот чёрт! Я такого количества в одном месте давно уже не видел! — сказал Саша. — Дела наши плохи.


— Смотря с какой стороны посмотреть.


— Ты о чём?


— О насущном! Ты нарвался на «трупника». Он тебя вскрыл немного. Ты выжил.


— Только благодаря тебе, спасибо, — не совсем понимая направление разговора, ответил Саша. Ему показалось, что настроение собеседницы снова переменилось.


— И ты не заразился, Саша, — строго глядя на спасённого, сказала женщина.


— Повезло…


— Шмовезло! Фигня твоё «повезло»!


— Ну может…


— Давай-ка колись, в чём дело?


— Я не понимаю, — попытался развести руками Саша.


Женщина улыбнулась от этого его жеста.


— Это я не понимаю, как ты не превратился. Тебя цапнули, а ты целёхонек. Как так? Ни одного живого лица за последние месяцы, а тут ты! Весь покромсанный, но не болезный!


Автоматически начал оправдываться мужчина:


— Я тоже этого не знаю. Но если честно, ещё даже подумать об этом не успел. Может, тот… стационарный «трупник» незаразный?


Женщина улыбнулась, закатила глаза и покачала головой с таким видом, что Саше захотелось провалиться сквозь землю.


***


Маша посмотрела на своего спящего гостя. Потом в черноту коридора. Холодно. Сыро. Страшно.


«Может ли неживой быть незаразным? Чушь! Каждый из них — сплошная кожаная банка с заразой! С гнильцой!»


Женщина встала с дивана и бесшумно подошла к мужчине. Её пальцы сжимали рукоятку ножа. Присела на корточки возле спящего. Стала всматриваться в его лицо.


«Человек, который не умер. Первый человек, который не умер от их заразы».


Лицо как лицо. Грязное. Худое. Бледное.


Маша быстро посмотрела в коридор. Словно проверила, не стоит ли там кто-нибудь. Вернула взгляд к мужчине.


Лицо чуть вытянутое. Но это как раз может быть из-за того, что пришлось худеть. С такой физиономией человек незаметен в толпе. В жизни. Везде. С таким лицом ты обычный.


«Но видимо, ты, Шурик, как раз таки и не обычный! А чем ты необычнее, тем ценнее! Но только — один ты из нас».


— Но нам всем не спастись, Саша. Ребёнок и твоя жена, уверена, ещё одна бесполезная женщина — обуза, которую мы не вытянем. С этого дна нам всем не подняться.

Показать полностью
247

Простые житейские радости. 1 часть

Простые житейские радости. 1 часть Авторские истории, Юмор, Мистика, Крипота, Длиннопост

Микроавтобус кружил по дворам в поисках парковочного места. Водитель хмурился всё сильнее:

— Мы так никуда не успеем. Валерий Васильевич, почему вы заранее не договорились чтобы нас пустили на территорию?

— Я, Денис Аркадьевич, только вечером заказик получил. Откуда мне знать было, что у них тут только по спец приглашению. Вы уж сделайте милость, приткните Япошу куда-нибудь. — отвечал его пассажир, покуривая в открытое окно

— Куда, позвольте поинтересоваться? — посетовал Денис — Кругом нищета одна живет. Машин понакупали, а парковки кот наплакал. Зато центр города. Вон - даже на детской площадке, в песочнице, чей-то джип.

День не задался прямо с утра. К заказчику выехали в половине седьмого утра и тут же застряли в пробке на полтора часа. Авария, вызвавшая её, была незначительна, но весьма эмоциональна. Приложение: “Шмандекс -Пробка” — пестрело от комментариев. Валерий Васильевич читал их и морщился - он не любил опаздывать. А тут словно все звезды сошлись в попытке их задержать. Мицубиси делика преодолела пробку в 8.50, чтобы на подъезде к заказчику столкнуться с новым препятствием. Парковочных мест поблизости не было вообще. Затравленно озираясь они нарезали несколько кругов по кварталу, но везде их ждало разочарование и грандиозное обилие автомобилей, на квадратный метр площади. Автомобили тут были везде: они словно железные крокодилы охраняли пересохшие ручейки придомовых дорог, теснились возле детских площадок, даже перед подъездными дверями было занято. Машина, ехавшая им на встречу, заставила сыграть в игру “разьезжашки 90 уровня”.

— Центр города – вздыхал Денис сидевший за рулем, словно извиняясь.

— Угу, а еще жалуемся, будто бы плохо живем – саркастически заметил Валерий Васильевич – Вон - смотри! Отъезжает! Есть место!

Мицубиси рванула на освободившееся было место, но натолкнулась на искреннее недовольство отъезжающего. Он немедленно бросил свое средство передвижения перегородив дорогу и кинулся изгонять захватчиков.

За пять минут общения с этим индивидуумом они узнали про себя много нового. Этот закаленный дворовыми войнами берсерк не дал им и слова сказать. Он угрожал прокурором и ФСБ. Призывал на их головы “Семь казней египетских”. Тыкал в нос бумажкой с якобы юридически закрепленным правом на землю. Называл — земляными червяками и гнидами, да и вообще вёл себя по-хамски.

Защитника парковочного места с балкона многоэтажки громко воя и гавкая поддерживали две собаки. Одна из собак, судя по выкрикам, уже звонила в полицию. Рыцарь пёр пузом и гнал захватчиков с родной земли.

Тяжело дыша они пришли в себя уже в машине. Изгнанный микроавтобус, поджав хвост, робко катился дальше.

— А как так-то? Он точно человек? — изумленно спрашивал Валерий — Ден, разве такое бывает?

— Похоже мы столкнулись с проявлением высших сил. Тут умом не понять. Тут нечто космическое — ответил Денис, чувствовавший себя крайне мерзко.

Такого позора они давно не испытывали.

— Нет, это явно упырь был. Надо-бы вернуться и осиновым колом его между рёбер...

— Так мы с собой не взяли…

— Отвратительно.

Валерий Васильевич скрипел зубами от ненависти и черной злобы.

Не торопись они на встречу - заставил бы горластого наглеца съесть водительское удостоверение.

Но на встречу, они безнадёжно опаздывали. Припарковаться было негде. Заказчик не брал трубку, из-за чего на территорию жилищного комплекса их на машине не пустили. Охранник: дедушка — божий одуванчик, развёл руками и предложил прогуляться пешком.

Наконец удача улыбнулась и им. Микроавтобус аккуратно втиснулся между деревом и помойкой. Они посмотрели на часы и с проклятиями бросились к будке охранника. Тут им пришлось снова притормозить. Оказывается, пускали только по паспорту.

— Дед, за что ты так с нами? — простонал Валерий, двадцать минут наблюдая как охранник скрупулёзно записывает их данные в тетрадочку, аккуратно выводя каждую циферку.

— Порядок такой, сынки. Не я их придумал. В армии служили?

— Тебе ещё и военник показать?

— Потребуется — так и справку о судимости… Вы женаты?

— Дед! Да твою же мать…

— Тут солидные люди живут — отвечал охранник — Академики, работники развлекательного сектора, различные депутаты. Тут посторонних не любят, поэтому каждый человек со стороны, должен быть записан.

Он вернул им документы и почти торжественно объявил:

— Добро пожаловать господа на территорию жилищного комплекса Каштан. Прошу вас неукоснительно соблюдать правила хорошего поведения. На территории Каштан запрещено употреблять спиртные напитки, мусорить и ругаться неприличными словами. Курить разрешено только в специально оборудованных для этого местах...

— А наркотики, значит, употреблять можно? — грубо перебил его Валерий

— Что? — удивленно переспросил его охранник.

— Вы ни слова про наркотики не сказали. Значит если я в кустах во дворе сейчас ширнусь, то …

Охранник побледнел и кинулся рыться в бумагах. Наверное, решил проверить правила.

— Пойдём уже — Валерия подтолкнул Денис — Все равно уже опоздали.

Жилищный комплекс Каштан был прекрасен. Шесть двенадцатиэтажек, перегороженные по краям высоким решетчатым забором, сверкали нарядными фасадами. На чистых тротуарах, выложенных разноцветной плиткой, было просторно и от того дико. Автомобилей во дворе не было, от слова — вообще. Они пошли вперед по разноцветной дорожке и сразу стало понятно отчего комплекс брал своё название. Во дворе была целая каштановая роща. Вряд-ли она тут появилась сама по себе. Высокие роскошные деревья были перевезены сюда и бережно высажены. И пусть они уже отцвели; их широкие разлапистые листья, налившись соком, дарили приятную тень и прохладу. Под деревьями, в разные стороны, бежали прогулочные дорожки. Где-то за деревьями слышались детские крики и смех. Там высились очертания детской площадки. Сзади их нагнал бегущий пенсионер и извиняясь попросил уступить дорогу.


Мог бы и оббежать, — хмуро глядя ему в след подумал Валерий, места вокруг для этого было достаточно. Но нет же, старичку было явно важно чтобы ему уступили. Любуясь, совершающим утреннюю пробежку пенсионером, они миновали цветник. После, прошли мимо пустующего спортивного корта, посмотрели на богато оборудованную площадку для выгула собак. Там бесились стая шпицев и доберман с медалями на ошейнике.

Они прошли через весь двор пока не уперлись носом в небольшое двухэтажное здание похожее на кубик-рафинад. Слева от входной двери висела бронзовая табличка — “Управление ТСЖ Каштан. Время работы: 9.00-18.00”.

Валерий дернул за ручку. Заперто. Он посмотрел на свои часы

На стрелках было 9.45. Встреча была назначена ровно на девять. Он поглядел на Дениса и тот молча развел руками. Получается они не опоздали. Валерий отошел от дверей на угол дома. Задумавшись, он машинально достал из нагрудного кармана ветровки портсигар. Выбрал самокрутку получше и размяв её только собрался закурить как позади себя услышал голос:

— Молодой человек. Извините. У нас тут не курят.

Он и так был за утро морально раздавлен парковочным инцидентом, а также занудным охранником. Эти слова его добили окончательно. Пришлось повернуться и покорно встретить свою судьбу. Жизнерадостная бабушка в красном спортивном костюме с лампасами, улыбаясь во все вставные сделала ему замечание.

— А где же у вас курят? – голосом полным нежнейшего яда поинтересовался он.

— Ну вон же, у нас во дворе специально место оборудовано для курильщиков туда и идите, там все курят – с удовольствием послала его бабушка, после чего не стесняясь, с уханьем, начала комплекс приседаний.

Валерий Васильевич униженно отправился туда куда бабушка послала. Место для курения больше напоминало остановку для людей второго сорта времен 2 мировой войны. Так, наверное, немцы не желая ехать в одном автобусе с евреями сгоняли их в похожие места с плакатами, как будто мало им было звёзд, нашитых на одежде и волчьих билетов. С курильщиками делали то же самое. Уголок курильщика представлял собой металлическую будку с пепельницей и огнетушителем, видимо на случай возгорания. Довершал сооружение красочный плакат с надписью белым по красному – Курить тут!!!

Заглянув внутрь он чуть было не подавился. Изнутри будка курильщика была оклеена цветными фотографиями жертв курения – некрозами, раком легких, мертвыми детьми. Видимо дизайнер был ещё тот ортодокс. Валерий принципиально не стал заходить в будку и закурил снаружи, под неодобрительные взгляды спортивной бабки и проходившей мимо мамаши с коляской.

Любопытствуя, подошёл Денис. Он оглядел будку курильщиков и хмыкнул.

— Интересный двор не находишь?

Валерий со злобой пробурчал в ответ и отвернулся.

— Ты видел, как чисто? Словно тут иностранцы живут. Немцы или может Австрийцы? — продолжил спрашивать Денис — Какашки собачьи, на площадке, сами в пакетики собирают. Удивительно.

Валерий Васильевич не выдержал и сорвался:

— Отвратительно. Я ещё ни разу не видел более мерзкого двора.

— Это чой-то? - Ухмыльнулся Денис.

— Ты когда-нибудь видел, чтобы в наших дворах было чисто и убрано? Чтобы представители рабочего класса сидели на скамейках не забравшись ногами на сиденья? Время уже: десять утра!

Почему нет ни одного пьяного? Это неправильно, я считаю, когда нет человека, который в десять утра не может выразить свою гражданскую позицию и отношение к политике правительства громко и на всю улицу. А где проявление творчества молодежи? Дикие же люди - ни одного граффити нет. А собачники, что за лицемерие? Испокон веков собачники выгуливали своих кабыздохов на детской площадке. Собака, я считаю, не собака если она не сходит в песочницу на радость детям. И какая, скажи мне на милость, радость, качаться на качелях если вокруг них не вертится стая бродячих псов, а возле качелей не спит богатырским сном дядя Ваня с соседнего подъезда, уставший после работы?

Он проводил взглядом удаляющуюся трусцой старушку и добавил:

— А самое главное, я не вижу тут старых мягких игрушек, главного традиционного украшения любого двора. Какого черта спрашивается они не вешают их на деревья и не ставят в клумбы? Из-за них дети должны приходить на детскую площадку со своими игрушками.

В сердцах он кинул бычок в урну.

— Мне кажется ты просто завидуешь этому благолепию. Ведь сразу видно тут культурные, интеллигентные люди, которым не все равно где они живут.

Валерий Васильевич поморщился и сказал

— Я бы выразился несколько иначе, нет никакой культуры в том, чтобы отгородится от соседей высокими заборами и шлагбаумами и гордится своей исключительностью. Есть только тщеславие и мода на здоровый образ жизни. Они могут сколько угодно раскланиваться друг с другом и желать доброго здоровья, но я видел глаза этой бабушки, сдохнуть она мне желала. Сдохни! Куряка проклятый! Так и прочитал в её глазах. И ведь совершенно необоснованно. Она сама дымила добрых пятьдесят лет и бросила только по велению моды и советам молодых родственников. И вот теперь её корёжит, потому как желание покурить никуда не делось, но раз уж соседка, МариИванна, бегает каждый день - так надо и ей нос соседке утереть. Ручаюсь это она в будке плакаты наклеила, курильщиков позлить.

— Ужас – поддакнул Денис. Он специально растравил напарника чтобы тот вёл потом себя более сдержанно. Мало - ли нагрубит ещё заказчику? Расхлёбывай потом. А так по возмущается немного, выпустит пар и на переговорах будет уже с холодной головой.

— Но может ты позвонишь ещё разик вместо того что бы сиять праведным гневом и тратить наше время попусту? - предложил он.

— Ну можно и так.

Валерий Васильевич позвонил. Выслушав сбивчивые объяснения на той стороне трубки, он немедленно достал из портсигара ещё одну самокрутку.

— Хозяин спешит задерживаться – сообщил он Денису.

Минут через десять появился заказчик. Выскочил он, как ни странно, из подъезда ближайшего дома и подскочив к двери ТСЖ начал руками зазывать их пройти.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Председатель ТСЖ: Антон Фёдорович был круглолиц, лыс и жизнерадостен. Лет ему было под пятьдесят, а может и чуть побольше. В разговоре он то и дело сбивался с темы и извиняясь отвлекался на неотложные звонки. То от супруги, то от других родственников. На конец он выскочил из кабинета, видимо для очень важного разговора требовавшего конфиденциальности да так увлёкся что, вернувшись совершенно забыл кто к нему пришёл и почему. Гостям надоело смотреть на недоуменно хлопающего глазами председателя

— Вы нас пригласили, потому что ваш двор донимает нечистая сила – напомнили ему.

— А, да… извините… конец квартала, совсем забегался…. Вы...?

— Валерий Васильевич, консультант и технический специалист по работе с паранормальными объектами. А это мой напарник Денис. – терпеливо напомнили ему снова.

Председатель перевёл глаза на напарника и немного поёжился. Если консультант Валерий Васильевич в ветровке и джинсах и выглядел вполне по-человечески, то его напарник походил на гота, неудачно сходившего в парикмахерскую. Но супруга его дражайшая Степанида Петровна обожала шоу экстрасенсов, а там и не таких гадов бывало демонстрировали, и потому Антон Фёдорович решил не заострять на нём своё внимание. Подумаешь одет в длинный чёрный плащ и лицо в воротнике спрятал, может их экстрасенсов заставляют так одеваться.

— М-да. До вас уже были у нас несколько экстрасенсов – сообщил он Валерию Васильевичу – Поэтому мне бы с начала...

Но тот мигом перехватил инициативу

— Вопрос оплаты нас волнует в последнюю очередь. Договор составим таким образом, чтобы вы не испытывали никаких трудностей и сомнений в выплате суммы за нашу работу. Можете поверить, для нас это не работа. А скорее хобби. Беремся только в удобное для нас время и только когда интересно.

Антон Федорович нервно рассмеялся.

— Ага, предыдущий экстрасенс, Млад Кальсони, тоже так говорил. Мол, работу выполняю только если интересно, главное не деньги, а помощь людям — сам я, мол, чёрный колдун и должен нечистью питаться чтобы свои грехи искупить. А до него, рыжая была, одноглазая мадам Вероника с телевизионщиками приезжала. Тоже ничего не получилось. Я телевиденье на территорию не пустил, а у нее, без них, не колдовалось...

Валерий Васильевич недовольно кашлянул

— Я не понимаю вас Антон Фёдорович вам нужно проблему устранить или вы просто хвастаетесь её наличием? Мы вообще то люди тоже занятые и уже достаточно вас прождали. Объясните нам суть проблемы. Мы примем решение. Если сойдёмся - подпишем договор. Если нет- не будем отнимать друг у друга время.

— Хорошо, хорошо! – махнул рукой председатель.

Он сел за стол, несколько нервничая, видимо не знал, как лучше сформулировать проблему. Потом собрался и принялся рассказывать:

— Нечисть живёт у нас. Вернее сказать, всегда тут жила. В подвале под парковкой. Прямо с момента сдачи комплекса. Комплекс наш видели? Шесть домов образуют прямоугольник с внутренним двором и общей подземной парковкой двухуровневой плюс ниже находится ещё этаж. Планировались склады, но что-то не заладилось, и хозяева про подвал забыли, а постепенно он как бы перешёл к нам в ТСЖ. Ну, мы мусор там хранили различный, рукава пожарные, кое кто из жителей брал помещения под кладовки. И тогда же стали её замечать. Оно как облако, как тёмный такой сгусток дыма что ли и причём довольно шустрый. То на сантехника нашего выплывет, то электрикам привидится, дворников в подвале прибирающихся любит запугивать. Поначалу от него вреда особо и не было, и мы его терпели. Пряталось в подвале, появлялось строго ночью и на улицу не лезло.

Но вот последние полгода начало оно парковку своей территорией считать и во двор лазить.

— Людей пугает? – уточнил Валерий.

— Нет, в основном кошек ворует, хозяева грозятся уже в министерство жалобу накатать, мол маньяк кошачий появился. Кошку во двор не выпустить. Но кошки пол беды, последнее время оно увлеклось собаками. Стало высовываться и на лестничные площадки. Мусоропроводы давно заварены из-за тараканов, но оно как-то просачивается. Обеспокоенные заводчики животных заставили нас установить периметральную систему наблюдения.

— Её еще пока отлаживают, и я по возможности затягиваю сроки сдачи, но бесконечно это продолжаться не может. Нужно было принимать какие-то меры. Мы пытались решить эту проблему по-тихому. Изолировали подвал, заварили всё что можно, запенили все щели, потом пригласили батюшку освятить парковку, но толку никакого. Оно обнаглело ещё сильнее. И вот недавно случился апофеоз его хулиганских выходок.

В сумерки, выгуливал шпица один очень уважаемый человек. Поводок был длинный, шпиц рвался гулять. Залез в кусты, а хозяин отвлёкся на телефонные разговоры и не сразу почувствовал, что поводок стал лёгким.

Председатель схватился за лицо руками:

— Что было! Скандал!!! Шпица этого, с поводка, как корова языком слизала. А он, между прочим, был племенной: под двести тысяч стоил. Меня потом с записями видеонаблюдения, думал, насмерть загоняют. Хорошо, что нечисть в сумерках напала. Камера кроме промелькнувшей тени ничего не записала.

— И потому решено было, что шпиц сам с поводка сорвался? - ухмыльнулся Валерий Васильевич.

Антон Фёдорович захихикал потом перевёл взгляд на мрачного Дениса и снова стал серьёзным.

— Ну вроде того. Хотя полиция дело о похищении собачки всё равно завело, плюс заявления о пропаже кошек. Пока все думают на человека, но это ненадолго. Собрание жильцов общим решением захотело установить ещё больше камер, кроме того они собираются всех своих питомцев снарядить электронными ошейниками с возможностью отслеживания через смартфон. Скоро каждый хозяин кошатник сможет отслеживать перемещения любимого котика по двору в режиме онлайн. И уже как говориться - шила в мешке не утаишь. Как только жильцы узнают, что под боком у них нечистая сила завелась, я тогда представить не могу, что тут начнется.

После такой речи он даже немного вспотел. Достал из кармана платочек и утерев лоб уже спокойней продолжил.

— По совету супруги своей было решено воспользоваться услугами экстрасенсов. Я очень просил, чтобы без лишней рекламы и шумихи вокруг, но эта знаменитая мадам Вероника приперлась с какими-то телевизионщиками, долго ходила, пыталась установить связь. Содрала с нас кучу денег и развела руками. Сказала, что место проклято и дух этот уходить не хочет. Нужны долгие ритуалы и много денег. У неё мол оплата почасовая. Я ей сказал спасибо и пригласил этого модного с подведёнными глазами. Жена сказала, что он в последнем сезоне в финал вышел. Он пошарил по столу и протянул Валерию Васильевичу бумагу.

Оттуда скрестив опутанные браслетами и кольцами руки с укором смотрел жгучий брюнет в чёрной кожаной безрукавке. Знаменитый чёрный колдун и демоноборец  Млад Кальсони: кричала надпись над ним.

Валерий Васильевич ухмыльнулся и вернул председателю рекламный портрет.

— Неужели не справился? Он же все-таки финалист 13 сезона. Судя по рекламе.

— Не справился - не то слово! Тут, без мата, даже выразить нельзя как он не справился. – вздохнул Антон Фёдорович.

- Да знаете ли, у нас очень хорошие соседские отношения во всём дворе, все кругом соседи и все друг друга знают. Но если раньше истории про нечисть в подвале были всего лишь местными дворовыми страшилками, то в последнее время, поползли слухи. Толи кто из работников проболтался толи ещё что. Поэтому решил обратиться к вам. Существует ли такая возможность избавиться от этой нечистой силы?

Консультант и технический специалист переглянулись.

— Сначала, милейший Антон Фёдорович, мы бы хотели увидеть видеозапись этой нечистой силы – сказал Валерий Васильевич.

Председатель удивлённо моргнул. Предыдущие экстрасенсы с ходу соглашались на изгнание.

— А с чего вы решили, что у меня такая запись есть? — осторожно поинтересовался он.

— Наверное потому, что я рекомендовал бы нам её показать. Это сократит время на некоторые исследования и позволит определиться с методами изгнания. – равнодушно ответил Валерий Васильевич — Но, если вам это неудобно, тогда это вам обойдётся дороже.

— А ещё надо побывать в подвале – добавил Денис — Посмотреть где оно живет. Только потом мы примем решение.

— Я понял –уныло ответил председатель – Такая запись действительно есть. И не одна. Храню у себя дома. Я вам её могу подготовить. Это займёт некоторое время, а пока если хотите, можете посмотреть подвал. Сейчас вызову сантехника.

— Тогда, с вашего позволения, мы на улице подождём, покурим – качнул головой Валерий.

В ожидании сантехника они уселись на уютной лавочке у подъезда. Денис уткнулся в смартфон, а Валерий прикинув расстояние до будки курильщиков решил бросить вызов системе и нагло закурил, не сходя с места. Он не прекратил своего занятия даже когда проходившая мимо девушка демонстративно закашляла. Консультант тут же пожелал ей доброго здоровья.

— Развелось курильщиков, дышать нечем. Вон - в будку валите! – выразила свое недовольство молодая особа.

- Sorry. My Russian is poor. I like to smoke cigarettes. — Ответил Валерий Васильевич.

- Извините, это иностранец. Он на русском не говорит – посодействовал Денис.

— Как это иностранец? Он же только что мне на русском здоровья пожелал?

— Разве? Он это на английском сказал. Вам, наверное, послышалось.

— Ну - ну. — Девушка, поджав губы удалилась.

— Кажется в голове у неё звякнуло. Это она нам не поверила или сбой программы?

— Боюсь этого мы уже никогда не узнаем – философски ответил мнимый иностранец — Но моя теория подтверждается. Вот очередная девушка подверженная моде головного мозга, и она против курильщиков. И ладно бы я приму курил или беломор, но кашлять с отборного сортового табака, который я даже не в магазине купил, а у знакомого ботаника, который выращивает его для себя, это я считаю настоящее свинство.

Валерий Васильевич с наслаждением выпустил колечко дыма:

— Права была мадам Вероника: этот жилищный комплекс действительно проклят.

Показать полностью
37

Лифт в преисподнюю. Глава 35. Если ты соберёшься умереть

Предыдущие главы


Саша проснулся из-за боли.


Тело колотила странная непривычная дрожь. По венам будто протаскивали колючую проволоку. Про ноги вообще думать не хотелось. Он боялся сделать малейшее движение, чтобы не потревожить раны.


Саша помнил, что у него есть раны.


Но про то, откуда они появились, память ничего не отвечала. Поэтому мужчина не особенно понимал, что сейчас происходит. Как будто кроме боли в его голове не сохранилось другой надёжной информации. Только что-то вроде: «Лежи, не шевелись, и всё будет ОК!»


Лениво подвигал глазами в попытке осмотреться.


Вокруг темно. Но не холодно.


Хотя нет. И сыро. И холодно. Всё в порядке, мир не изменился. Просто теперь чувствуется как-то по-другому. Не так…


Он лежал на чём-то мягком. На ощупь всё это казалось незнакомым. Чужим, но не отталкивающим. Скорее, даже иным, а не чужим.


На его лежанке было хорошо. Удобно. И мягко. Когда получалось забыть про боль.


«А может быть, я про неё вовсе и не забываю — это она просто сама иногда выключается?»


Словно по расписанию, раз в несколько минут в мужчине закипала злость. Мысли путаным хороводом тянулись из разных уголков обесточенного сознания. Сказывалось действие алкоголя, но Саша не помнил о том, что пил. Ему казалось, что так и должно быть. Одну секунду — ярость, другую — жалость к себе, третью — вопрос «а, собственно, кто я?»


Он и не замечал того, что все свои мысли транслировал наружу. Причём идеально передавая «бессвязность» собственного состояния несвязной речью.


Мужчина лежал на полу на одной половине толстого ватного одеяла, второй его частью он был укрыт. Под головой и плечами — жёсткая диванная подушка.


Видимо, от стонов или бормотания проснулась хозяйка квартиры.


В слабом свете из окна Сашины глаза различили расплывчатый силуэт, который появился из темноты и направился к нему. Он не испугался приближавшегося незнакомца, потому что несколько раз забывал о нём. Его мозг постоянно переключался на мысли о боли и на злость к тому, кто ему эти страдания причинял.


— Сильно болит? — услышал он вопрос знакомым голосом от совершенно незнакомого человека. Даже никакой образ не всплыл в его голове. Поэтому Саша не отвечал, а через несколько секунд вообще забыл об этом.


Очнулся он, когда услышал:


— …таблетку. Да на же ты таблетку! Глухой? — Саша почувствовал раздражение или даже злость в знакомом голосе. Кто-то тряс его за грудки. Это немного испугало, и он решил подчиниться. Делать всё, что ему скажут, если это окажется не более страшным, чем сам голос. И избавит от боли.


— Да пей же ты таблетку, зараза! — услышал мужчина среди своих бессвязных мыслей и понял, что нужно выполнить то, что велено. Тем более всё равно кто-то пытался что-то засунуть ему в рот. Саша принял таблетку и разгрыз её до того, как голос подал ему воды. Он жадно запил лекарство.


Пить. Да, оказывается, очень хотелось пить.


Саша в очередной раз потерял нить происходящего, но когда снова услышал голос, тот стал добрее.


***


Женщина с опухшим сонным лицом куталась в грязноватый пушистый плед. Усталая, испуганная, «на нервах». Она сидела на диване и смотрела на мужчину, которому спасла жизнь.


— У тебя либо началась лихорадка, либо это просто побочка от термоядерного коктейля — водки с обезболивающими, — сказала незнакомка.


Ей никто не ответил. Да она и не ожидала. Уже давно привыкла разговаривать сама с собой.


«Если завтра это продолжится, нужно принимать какие-то меры. Но какие? От чего его лечить? И чем? Лекарств-то разных полно, но какие давать? Может, и умрёт на днях. Дурень, сам виноват».


Хозяйка квартиры встала и подошла к окну.


«Сам виноват! Мир теперь как минное поле из трупоедов!»


Осторожно выглянула. В чёрной темноте копошился ветер. Он же касался ветвей деревьев и слегка раскачивал их. За двухэтажным домом, стоявшим параллельно тому, что стал их убежищем, ничего не получалось разглядеть. Но она чувствовала опасность, исходящую из этой тихой городской темноты, которая стала для неё сегодня ещё страшнее. По крайней мере, ей так казалось. Женщина чувствовала, что мир сдвинулся с места. Вот только, в нужную ли ей сторону?


Она вернулась на диван и осторожно села на край.


«А зачем он сюда шёл? Что ему нужно было среди этих машин? И почему просил повесить эту дурацкую куртку на балконе?»


… женщина поймала себя на том, что так и провалилась в сон, сидя на краешке дивана. Она встала и подошла к мужчине, представившемуся Сашей.


«Заснул. Пусть спит, его сейчас только это может спасти от боли. Вместе с таблетками, конечно, которых такими темпами хватит дня на два. Но может, сильно болеть после этого уже и не будет? Ну да, когда это нам так везло…»


Из-за того, что её запасы теперь будут расходоваться быстрее, женщина вслух чертыхнулась. Раненый гость вздрогнул от звука, но не проснулся. Издал тихий стон и снова затих.


«Если ты соберёшься умереть, — обратилась она мысленно к нему, — сделай это, пожалуйста, сегодня, чтобы я хотя бы продукты и таблетки на тебя не переводила».


Женщина сначала хотела налить воды в стакан и поставить рядом с Сашей, но потом передумала.


«Руки слушаться не будут, наверное. Ещё, не дай бог, разольёт».


Хозяйка квартиры отнесла бутылку к своему дивану и поставила на пол.


«Наверное, если бы заразился, то уже стало бы всё ясно, — она снова хмыкнула. — Но что тут может быть ясно? Если бы я знала, как его вспорет этот урод из машины, то и высовываться бы не стала. На кой уже его спасать, если "трупник" засунул в тело свои жала?»


Она поймала себя на том, что ходит вокруг дивана в каком-то трансе.


За окном ночь. На полу связанный покромсанный неживыми тварями мужчина. Пора и самой укладываться.


Женщина сняла с плеч покрывало и расстелила на одеяло, под которым обычно спала. Забравшись под него, почувствовала привычные холод и сырость. Мерзко, но это чувство хотя бы даёт уверенность, что ты не стал «трупником».


«А может, этот Саша не так прост? Посмотрим… Если не "взбесится" или не помрёт, то я очень сильно удивлюсь! И что тогда?»


Правой рукой хозяйка квартиры сжала рукоять большого охотничьего ножа, висевшего на поясе.


— Давай, Шурик. Не помирай, — вместо «спокойной ночи» пожелала она.


Укрытый одеялом и надёжно связанный, мужчина только что-то хмыкнул в ответ. Где-то в черноте города раздался «трупниковый» вой.


И Саша едва слышно простонал что-то в ответ.

Показать полностью
48

Лифт в преисподнюю. Глава 34. Закон хорошего коктейля

Предыдущие главы


Саша понял, что сначала было бы неплохо снять ботинки, и обнаружил, что у него обута только одна нога.


— Тем легче, — только сказал он, скорчив от боли гримасу. Снял единственный ботинок и швырнул его в коридор.


Путаясь в лохмотьях, в которые превратились его куртка и штаны, мужчина кое-как снял плотные спортивки, надетые поверх джинсов. Продукт «американской мечты» изменил цвет с синего на тёмно-бурый. Примерно от середины бедра и ниже на штанах не осталось и клочка синей джинсовой ткани. Всё пропиталось кровью и испачкалось грязью.


Саше становилось страшно от того, какого размера дыры он видел на своих штанах. Ведь такие же теперь есть и на его ногах.


В глазах потемнело. Снова…


— … я не медик, но есть ощущение, что дела у тебя идут плоховато. По потере крови. Задеты только ноги? — спросила женщина, вернув Сашу в сознание.


Он кивнул. Хотя не совсем понимал, что у него спрашивали. Думать сил у мозга уже не нашлось. Саша словно постоянно проваливался в дрёму и видел всё обрывками. Воспринимал только настоящее, а прошлые вопросы и картинки не сохранялись на жёстком диске. Питание в систему поступало с перебоями.


Мужчина лежал на полу. Светлый с тёмными углами потолок. Холодно. Сыро. Больно. Под голову подложен тряпичный грязный ком — то, что осталось от куртки и штанов.


Незнакомка, стоявшая на коленях рядом, подозрительно поглядывала на Сашу. Глаза женщины защищали зацарапанные пластиковые очки, какие обычно используются на стройке. Остальную часть лица тоже что-то скрывало — ткань или респиратор. Руки в толстых жёлтых хозяйственных перчатках. Она гремела какими-то склянками.


Очнувшись, Саша занимался только тем, чтобы сдерживать приступы тошноты, посещавшие его каждые несколько секунд. Видимо, организм понимал, что в таком состоянии можно захлебнуться рвотой, и направлял все силы на экстренное пробуждение.


«С чего вдруг меня вообще должно тошнить?»


— На правом бедре — две глубоких раны. Сантиметров пять в длину. И одна примерно такая же на икре, — задумчиво сказала незнакомка и быстро посмотрела на Сашу.


Он ничего ей не ответил.


— Ещё штук десять кругловатых проколов. Размером с пятьдесят копеек. Кровоточат. Да всё здесь кровоточит! Но прямо, чтобы кровь лилась, такого нет, — со вздохом произнесла его спасительница. — А значит, кровотечение останавливается… либо просто заканчивается кровь.


Левая нога Саши пострадала меньше: много ссадин, мелких ранок и только четыре круглых прокола. Большая часть ударов «бывшего человека» пришлась именно на правую ногу.


— Ещё раз повторюсь — я не медик. Но, думаю, что большие раны нужно по возможности зашить. Специальных ниток у меня нет. Только шёлковые, — говорила женщина, уже начав какую-то возню.


— Зашивай всё, что надо, — вяло ответил мужчина. — Что-то мне совсем... как-то нехорошо…


Незнакомка двигалась очень медленно: неудобные перчатки, маска и очки не давали возможности «разогнать» лечение. Саше показалось, что он услышал, как звенят бутылки и шипит открываясь газировка. Так и вышло. Женщина поставила перед ним высокий стакан. Налила в него немного воды и положила рядом пачку таблеток.


— Давай-ка ты присядешь, чтобы выпить это, — она рывком подняла его и придвинула к стене, а под спину положила упругую подушку с дивана.


Работа сознания стала немного стабильнее.


Заскрипела пластиковая упаковка с лекарствами.


— Ну-ка открой рот, — мужчина повиновался, и женщина высыпала ему туда пригоршню таблеток. — Жуй! Жуй!


Видимо, Саша удивлённо округлил глаза от такого приказа, и она торопливо объяснила:


— Так они быстрее подействуют! Неизвестно, как у тебя сейчас всё усваивается! А пережёванные скорее растворятся, всосутся или что там с ними происходит! В общем, противно, непонятно, но надо!


Только что отступившая тошнота стала возвращаться, когда Саша захрустел таблетками. Происходящее казалось ему каким-то сюрреалистичным бредом.


Рот наполнился невкусной слюной. Лицо мужчины перекосило, и он уже готов был всё выплюнуть…


— Пей давай, не тяни! — женщина поднесла к его губам стакан с водой.


Саша с облегчением проглотил таблеточную кашу и хорошо запил сладкой газировкой. Последнее оказалось приятным сюрпризом, перебившим горький вкус обезболивающих.


Опустошённый стакан сразу же наполнился прозрачной жидкостью из бутылки с этикеткой «Водка». Туда же его спасительница добавила новую порцию шипевшей газировки.


В другой стакан женщина бросила несколько иголок и маленький моток белых шёлковых ниток. Капнула водки. Посмотрела на свои руки в перчатках. Вздохнула. Налила немного алкоголя на ладони и стала растирать, чтобы обеззаразить жёлтый материал, защищавший её кожу. Через несколько секунд, намочив водкой какую-то тряпочку, стала протирать раны мужчины, не забывая при этом обильно поливать их алкоголем.


Жгло. Саша застонал. Он старался терпеть, но надолго его не хватило.


— А тебе когда больно будет, ты коктейльчика отпивай, — с хитрецой сказала она, видя, что ему действительно больно.


Саша подумал, что хуже уже не станет, и потянулся за напитком.


Но что-то пошло не так.


Руки оказались связаны.


Обмотаны какими-то тряпками. И перевязаны полотенцами. Не больно. Не туго. Даже не чувствуется. Но…


Женщина чуть виновато посмотрела в глаза мужчины, пожала плечами и продолжила жалить его раны алкоголем.


Саша вздохнул и всё понял. Левый глаз, почему-то только этот, начал слезиться, к горлу подкатил ком…


— Идиот, пей! Я тебя сейчас зашивать буду, мне тут не надо, чтобы ты орал!


Мужчина смог взять стакан, только зажав его между двух ладоней. Было слегка неудобно.


— Трубочек, извини, нет! То есть где-то они, конечно, валяются, но я-то гостей сегодня не ждала!


«Обезболивающий» напиток быстро провалился внутрь. Сашу снова чуть не вырвало, на этот раз от вкуса водки. Алкоголя явно оказалось больше, чем газировки. Что ж, таков закон хорошего коктейля!


Когда стакан опустел, незнакомка сразу же обновила его.


Боль постепенно отступала на второй план, словно медленно замещалась чем-то другим. Любое дело, даже такое, отвлекает. В глазах снова начинало темнеть из-за красных, но уже более тёмных и тёплых, как казалось Саше, кругов.


Шипящие пузырьки и горечь алкоголя уже не так обжигали горло. Выпил. Поставил.


От третьего стакана он пытался отказываться:


— Сейчас будет больно. Тебе ещё долго будет больно, — более мягким голосом сказала незнакомка, стараясь успокоить мужчину. — Надо, чтобы ты мог отрубиться.


И Саша повиновался. Ему становилось то холодно, то жарко. Он быстро запьянел и сильно захотел спать, но боль ещё не исчезла до конца, и это мешало забыться.


«Ей можно доверять? — думал мужчина. — Зачем она меня спасла? И как сообщить Марине, что я жив?»


— Повесь потом мою куртку на балконе сушиться... — из последних сил прошептал Саша.


— Что? — удивлённо переспросила женщина с таким тоном, как будто её важное занятие перебивали как минимум третьесортной просьбой.


Он со стоном выгнулся и попытался схватить её за руку. Женщина резко отпрянула назад. Саше и так сложно было даже сфокусировать зрение, а быстрые движения незнакомки вообще превратили её в тёмное многогранное пятно.


— Да я нормальный! — успокаивающе произнёс он. — Обещай, что повесишь куртку! Обещай! Она мне очень дорога! — начал врать он. — Повесь её туда сушиться!


— Ладно-ладно, успокойся! — подозрительно глядя на незнакомца, сказала женщина. — Без проблем, только лежи, не дёргайся!


— Хорошо, всё как ты скажешь! Только повесь её сушиться туда. На ветерок чтобы…


Она кивнула, и Саша отстал.


Мужчина отвернулся, чтобы не смотреть, как будут зашивать его раны.


Он слышал характерный звук снимаемых перчаток. Незнакомка начала вставлять нитку в иголку. Потом что-то недовольно буркнула себе под нос, бросила всё обратно в стакан и налила водки на ладонь. Голые-то руки она забыла обеззаразить.


Тёмные, но не чёрные цвета, что было важно для Саши, плясали перед глазами, выгружая свои грани в видимое только ему пространство. В этой неуютной обстановке становилось страшно от таких видений. Он чувствовал себя проигравшим битву этому очередному дню в новом, но уже окрепшем, жестоком мире.


— Меня зовут Саша, — сказал он женщине перед тем, как погрузиться в беспамятство.


Ответила она что-то ему или нет, Саша не услышал. Только почувствовал вспышку света, когда иголка сделала первый прокол в его коже — это от боли открылись и сразу же закрылись его глаза.

Показать полностью
48

Лифт в преисподнюю. Главы 32-33

Предыдущие главы


Глава 32. Хлорка


Шагов через десять Саша упал и больно ударился локтем. Он не стал тратить силы на ругань и, перевалившись на бок, встал на ноги с помощью своей спутницы.


— Далеко ещё? — проклиная свою судьбу, спросил Саша.


— Вон тот подъезд, — ответила незнакомка, указав на металлическую дверь шагах в двадцати.


— Ну до него я дойду, — самому себе пообещал мужчина и начал с новой волной упорства переставлять повреждённые ноги.


— Потом на пятый этаж, — выдавила из себя слегка запыхавшаяся женщина.


— А вот это уже не вдохновляет, — пробормотал он, не сбавляя темпа.


Меньше чем через минуту Саша уже опирался рукой на стену дома. Ждал пока его спасительница откроет дверь. Кирпичи были мокрыми. Он и не заметил, что всё это время моросил мелкий дождь.


Мужчина посмотрел на свою одежду — она превратилась в лохмотья, перепачканные в крови и грязи.


— Ну, что ты любуешься ногами своими? Залетай! Домофоны тут не работают! — рявкнул женский голос, и он ввалился в открытую дверь.


Тёмный сырой подъезд, заставленный каким-то хламом. Саша споткнулся и едва не упал.


— Да иди же ты уже, горе луковое, — подталкивая его, запричитала женщина. — Что же ты такой неуклюжий!


Сделав несколько шагов к лестнице, мужчина услышал за своей спиной шум. Обернувшись, увидел, что незнакомка возводит баррикаду перед дверью в подъезд.


«Оригинально», — единственная фраза, которая пришла ему в голову.


Большинство металлических домофонных дверей нельзя запереть изнутри. У них нет ручек или каких-то засовов. Поэтому женщине пришлось баррикадировать вход полностью. Так непрошеные гости не смогут попасть в дом.


Делала она всё умело. Видимо, не раз собирала эту конструкцию. В несколько рядов незнакомка поставила широкие доски и выломанные столешницы. Затем стала придвигать старенькие деревянные межкомнатные двери.


— Давай, я помогу, — сказал Саша и с болью сделал шаг назад.


— Наверх! — строго сказала она. — Пока поднимешься, я уже всё закончу и тебя ещё догоню. Пятый этаж, вперёд!


«Да, а голос у неё командирский, — решил Саша, разворачиваясь. — Теперь бы добраться до пятого этажа».


… оглянувшись, он увидел, что оставляет кроваво-грязные следы.


— Чёрт, сколько же я крови потерял? — задался он вопросом. — Чем дольше я буду двигаться наверх, тем позднее смогу перевязать раны, — решил Саша.


Стараясь обращать на боль как можно меньше внимания, мужчина начал подниматься по лестнице короткими «перебежками». Пять-шесть ступенек, потом пара секунд отдыха и подъём ещё на пять ступенек.


Обычный грязноватый подъезд — почти такой же, как и в его доме, но менее запущенный. Здесь, видимо, жили люди немного богаче. Большинство дверей довольно новые, металлические, почти без царапин и грязи. На стенах отсутствовали надписи типа «Маша + Витя» и подобные им. Саша даже предположил, что подъезд совсем недавно был покрашен. В общем, не часто в России можно попасть в такой подъезд… Но Саша исправлял это недоразумение аккуратности, оставляя за собой на пыльных ступенях и светлых стенах след из грязи и крови. Он мог передвигаться только так, хватаясь за перила и упираясь другой рукой в стену. Ноги немели и болели, слушались плохо, словно протезы. Саше стало жалко себя, вот так умирать не хотелось. Умирать вообще не хотелось.


На лестничном пролёте между четвёртым и пятым этажом Саша услышал шаги внизу. Незнакомка, что спасла ему жизнь, управилась со своей баррикадой и бежала наверх. Вероятно, женщине предстояло повторить его спасение ещё раз. По своим кровавым следам Саша видел, что дела плохи.


Перед пятым этажом она обогнала мужчину, проскочив под его рукой.


— Так, ты давай заходи, — сказала женщина, подтолкнув дверь и одновременно проворачивая ключ. — А я спущусь, твои следы приберу.


Саша начал что-то обессиленно бормотать, но она жёстко его перебила.


— Из тебя там столько кровищи вытекло, что по следу только ленивый «трупник» не пойдёт.


Саша удивлённо поднял брови.


Он об этом даже подумать не успел. Тем более о том, что кто-то догадается «бывших» называть «трупниками». Какой бред и безвкусица! Впрочем, сейчас ему было на это плевать — смерть близко! А из-за его неудачного «похода» может погибнуть и он сам, и его спасительница и…


— Нам повезло, что дождик моросит! Может, смоет следы, — кричала она ему уже из квартиры.


Через секунду Саша услышал грохот какой-то посуды и банок. Женщина выскочила из коридора с большой пластиковой бутылкой в руках. Из кармана её бушлата торчало несколько бутылочек с моющими средствами.


— Я хлоркой из окна возле подъезда всё полью! — взболтнув бутыль, сказала она. — Может быть, эта дрянь отобьёт запах. А тут, — указала женщина на лестницу, — я ещё всё чистящими протру.


Но посмотрев на Сашино бледное лицо и закрывающиеся глаза, она добавила:


— Хотя, пожалуй, ступеньками я займусь потом. Так, давай заходи, — женщина с силой потянула мужчину за шиворот в квартиру и, когда он был в дверях, подтолкнула его внутрь. — Раздевайся. Не полностью, — сделала она жест в район паха, — а везде, где есть раны. Я их тебе промою и перебинтую. Пока я там полью, хотя бы немножко, — женщина снова продемонстрировала бутыль с хлоркой. — Ты как раз раздеться успеешь.


Саша вошёл внутрь квартиры, планировка его не удивила. Коридорчик. Справа небольшой зальчик, прямо туалет и ванная, слева ещё одна комната. И только он собирался всё тщательно рассмотреть, как…


— Давай быстрее! — крикнула она уже с лестницы.


Саша вдруг понял, что фокусируется не на том, что надо. Насколько смог быстро, зашёл в квартиру, сел на пол в зале у стены и начал стягивать с себя мокрые от крови и грязи штаны.


— Столько крови! — удивилась женщина, спускаясь бегом по лестнице. И вдруг внезапно остановилась. — А что, если он…


Глава 33. Никак, никогда, никто


В подъезде пахло костром и сыростью.


Марина только что закрыла дверь. Холод металлической ручки ещё слегка обжигал ладонь.


Она вздохнула и сквозь стон, взявшись за перила, начала не спеша спускаться. Дальше.


Вниз.


К выходу?


Ей стало совершенно ясно, что только чудо теперь спасёт её, Сашу и Мишу. Словно снизошла некая форма религиозного просветления. Когда осознаёшь — «так вот оно как»! Вот теперь совершенно понятно, что это так, а это эдак… Точнее, что всё — никак, никогда, никто.


«Как же я раньше-то не понимала? Что всё. Конец».


Женщина начала рыдать, но в то же время попыталась жёстко сдерживать себя, чтобы продолжать идти. Дрожь то отпускала, то колотила так сильно, что рука с трудом попадала на перила. Внутренняя борьба становилась всё более невыносимой. Дыхание сбилось, и в конце концов она, фальшиво споткнувшись, упала-села на ступени и слегка стукнулась головой о поручень.


«Может, тогда и не нужно уже никуда идти?»


Силы закончились.


Взявшись за металлические прутья, Марина посмотрела вниз. Увидела бетонную площадку первого этажа и вдруг поняла, что не сможет выйти.


Просто никуда не пойдет.


Не встанет.


Что было сил, она сжимала холодный металл, халтурно покрашенный в зелёный когда-то давно. Держалась? Или старалась так отвлечься и взять себя в руки? Даже сама Марина не ответила бы на этот вопрос ни сейчас, ни потом.


Плакала, то бесшумно, то навзрыд. Но не двигалась с места. Через какое-то время слёзы прошли. Дыхание выровнялось. Зрению вернулась чёткость, а сознанию — некоторая ясность.


«Это подло, вот так сидеть, когда его там, наверное, убивают».


— Вставай, дрянь трусливая! — прошипела она сквозь зубы. — Встань. Иди.


Её глаза закрылись, но губы продолжали шептать:


— Встань. Иди. Встать. Идти…


Зажмурившись, женщина столкнула себя со ступеньки, на которой сидела. И мягко соскочила на ту, что располагалась ниже. Потом она сползла на следующую бетонную ступень. Затем ещё. Не переставая сталкивать себя вниз, Марина в какой-то момент схватилась за перила, рывком выпрямилась и снова начала спускаться по-человечески.


Волосы выбились из-под шапки. На щеках остались тёмные разводы от слез. Но внутри появилось незнакомое до этого момента тепло. Оно означало крохотную победу маленькой женщины над собой и своими страхами. А возможно, и над тем пространством, в границах которого ей приходилось жить.


Помня, как коварен бывает этот мир, не стоит преувеличивать силу её воли, которой сейчас едва хватило. Новые испытания могут быть злее.


Марина с трудом открыла дверь из подъезда и услышала глухой удар — упала автомобильная покрышка. Она подпирала дверь снаружи, чтобы в подъезд не так легко могли войти «бывшие».


«Улица, — появилась мысль у неё в голове. — Как давно я здесь не бывала».


Но потом Марина вспомнила, зачем она вышла. И почему не делала этого раньше. Быстро оглядевшись, женщина пошла в сторону дома, куда ушёл её муж.


Моросивший дождик то пропадал, то начинал снова. На её грязноватом лице он оставлял маленькие капельки, что приятно щекотали кожу. И если бы не страх, то погоду можно было бы назвать по-осеннему милой. Особенно для того, кто последние месяцы наблюдал за миром только из балконного окна…


Женщина вышла на проезжую часть. Асфальт устилал грязевой ковёр из листвы и городского мусора. Под ногами захлюпало. Она посмотрела направо. В тумане за перекрёстком растворялась улица Нормандии-Неман, заполненная брошенными машинами. Слева по Кирова туман оказался гуще — ничего не разглядеть уже метрах в пятидесяти.


Никого живого и неживого. Марина решила, что можно идти дальше. Иногда она наступала на что-то твёрдое. В грязи попадались кости. Вероятно, человеческие. Женщина суеверно старалась обходить эти места, чтобы не наступать на останки.


«Как же страшно идти. С балкона всё кажется не таким. Совсем не таким».


Уже издалека стало понятно, что Саши нет там, где она видела его в последний раз.


«А не он ли сидит в той машине?»


Её челюсть тряслась. Она боялась увидеть своего мужа мёртвым и одновременно опасалась не найти там никого и ничего. Ведь это означало бы, что Сашу утащили «бывшие». И таким, каким он должен быть, Марина его больше никогда не...


Женщину начало тошнить. Рот за несколько секунд наполнился слюной, и её тут же вырвало желчью.


«От страха что ли?»


Сплюнув и вытерев слёзы, она подошла к ближайшей машине. Оперлась на неё рукой. Горло раздирала боль. Когда во рту скапливалось достаточно слюны, Марина быстро проглатывала её, чтобы хоть чуть-чуть смыть желчь. Было противно, но только это помогало от жжения.


Она и не заметила, что уже перешла на противоположную от своего дома сторону улицы. К той пятиэтажке, возле которой в последний раз видела Сашу. Маленькая вывеска «ХЗ», размером со стандартную табличку с режимом работы магазина, висела у двери кафе.


«Какое же дурацкое название», — подумала Марина и прошла дальше. К тому месту, где должен был находиться Саша, когда закричал.


«А он ли это вообще кричал?»


Перед ней стояла пустая, заляпанная грязью машина. Дальше ещё одна. Без дверей. Видимо, горела. И на переднем сидении, кажется, было какое-то движение.


Марина вздрогнула.


Из «той» машины её никто не мог заметить, потому что женщину загораживал другой автомобиль. Аккуратно выглянув, она увидела странное и ужасно некрасивое существо, лежавшее на передних сидениях.


«Что за запах? Хлорка что ли?»

Показать полностью
410

Натуральная Америка

Натуральная Америка Авторские истории, Фантастика, Юмор, Инопланетяне, Абсурд, Длиннопост

У нас тут в городке живут по-простому. Куда нам - до Нью-Йорка или Лос-Анджелеса. Самая обычная провинция. Сплошные фермеры и несколько сувенирных лавок. Чего вы хотите узнать? Да я вижу, что вы журналист. Мы таких журналистов каждый день по телевизору в пабе видим. Если вы пришли узнать, за кого я буду голосовать на следующих выборах, так знайте: за эту бритую лесбиянку Тиффани, я голосовать не буду! И за слащавого, вашего трансгендера, сменившего пол перед выборами, тоже не буду. Мне наплевать, что он беременный и мать героиня. Я запутался. Раньше мы знали за, что нам голосовать. У нас были принципы. Были демократы и республиканцы. Всегда был выбор. Стремление сделать нацию великой. Не так как сейчас. Спокойно! Спокойно, шериф! Я не нагнетаю, я и выпил-то всего ничего. И ты прав шериф — мне нельзя голосовать по решению суда. Нам тут всем в пабе нельзя голосовать. Верно парни?! А так вы тут не из-за соцопроса? А зачем?


М-да. Про Джексона хотите узнать? Так спросите шерифа — он знает всё лучше меня. Уже всё у него узнали и хотите услышать мнение соседей? И можете меня за это угостить выпивкой? Неа. Так дело не пойдёт. Я знаешь ли и сам могу угостить себя выпивкой. Кладите на стойку зелёного старину Франклина и тогда я расскажу все, что знаю. Не нравится - жалуйтесь шерифу. Мы тут люди простые. Нет. Я хочу увидеть настоящего зелёного Франклина, а не перевод на мой счёт. Вот и отлично. Фредди! Налей нам с господином журналистом, виски. Фред хороший парень, скажу по секрету, не смотрите. что он ниггер. Он свой в доску. А что вы так дёрнулись? Да, шериф не отреагировал. У Фреда есть документ и право называться ниггером. У шерифа, в его кибермозгах, чётко прописано: не реагировать на то если кто-то назовёт Фреда ниггером. Это такой сейчас у нас социальный протест. Не слышали?


Да. Всё верно. Почётные Ниггеры Юга. Фред состоит в этом движении. Я тоже просился. Не взяли. Только для афро американцев, официальных потомков рабов. Нет, я их понимаю. Вечно к движению примазывается всякая чернож… сволота. Ага, нормально всё, шериф. Я же не до конца слово сказал — значит не считается. Ну, что давайте выпьем за знакомство?

Да, верно. Про Джексона. Про их семью, значит. Итак, начнём сначала. Меня зовут Клайд Шелтон. Мне 70 лет. Фермер. Немного охотник. Трое детей. Разведён. Джексон держал автомастерскую в самом конце улицы. Она досталась ему от его отца. Прекрасный парень. Ричард Джексон. Да, натурал. Если вам удобнее — белый натурал американец, потомок переселенцев из Европы. И да я его ближайший сосед. Был. Три года назад он развёлся со своей женой Сьюзен. Вернее, это она с ним развелась. Её можно понять. Она считала его виновным, в трагедии с их сынишкой, Сэмом. Ричард рано стал брать сына в мастерскую, хотел научить его своей работе. Хороший автомеханик без работы не останется, сами знаете. Он начал таскать на работу Сэма, как только ему исполнилось 8 лет. Пацан был очень сообразителен. Хорошо учился. И в школе, и в автомастерской у Ричарда. Сьюзен это не очень нравилось. Она хотела, чтобы Сэм учился музыке, а не приходил каждый вечер домой испачканным в машинной смазке. Но разве музыка — это работа для настоящего мужчины? А потом случилась беда. Ричард работал с газовой горелкой и был взрыв. Сэм был неподалёку. При взрыве пацан сильно ударился головой и впал в кому. Ричард тоже пострадал, получил ожоги. Вот с этого момента семья Джексонов и распалась. Сьюзен развелась с Ричардом, а сынишку поместили в капсулу Чигов. Да понял я, понял, шериф. Оговорился. Дьявольщина! Первое предупреждение влепил. Вот видите, господин журналист, как у нас тут просто с законом? Оговорился и сразу 30 часов прослушивания обязательных лекций о толерантности в американском обществе. Вот за это мы боролись? За личный комфорт и невозможность называть вещи своими именами? Да Рейган от такого в гробу переворачивается. В капсулу сириусамериканцев Сэма поместили. Так правильнее шериф?!! Я ничего обидного не сказал?!! Чувства капсулы не задел? Молчишь, робоамериканец? Что б тебя ржавчина по ночам…


Хмм. Спасибо, Фред. Вовремя. Я уже стар и не умею сдерживаться. Спасибо за выпивку. Ну давай выпьем. Выпьем, господин журналист - за сириусамериканцев. За их удивительные технологии, которые сделали Америку снова великой. Их корабль упал в Техасе 10 лет назад, а уже сколько всего сделано за это время. Мы признали их гражданами США. Позволили жить и размножаться на нашей земле. Их технологии позволили обогнать в развитии китайцев и русских на сотни лет вперёд. Как тогда блистательно сказала президент Хилари Клинтон — “Сириусамериканцы: это лучшее, что случалось с Америкой c момента распада СССР в 1991. “

Да. Где теперь эти русские Иваны с их ядерными ракетами? Оружие сириусамериканцев позволило Америке быстро решить проблему национальной безопасности. Во всём мире. Теперь ядерное оружие есть только у нас. Впрочем, вы и так это прекрасно знаете. Капсулы достались ещё от той первой медицинской программы. Система жизнеобеспечения. Но за неё нужно было платить. Сьюзен при помощи робоадвоката забрала у Ричарда всё. В том числе и автомастерскую. А ему самому пришлось работать там в счёт долга, по решению суда. Лично я не понимаю, а что собственно изменилось. Ричард и так бы отдал все деньги только чтобы помочь сыну. Он его очень любил. Но с судебной системой не поспоришь, да и женщины, в наше время, имеют прав больше чем мужчины. Но что произошло, то произошло. Я всего лишь старик и много чего не понимаю.


Да. Так прошло три года. Ричард пахал в автомастерской. Деньги все уходили на оплату капсулы жизнеобеспечения. А потом появились Ч… сириусамериканцы. Семья. Самка и самец. Они построили в нашем городке электростанцию. На антиматерии. Да, та которая на холме. Потом они пришли к Сьюзен и предложили выкупить у неё Сэма. Они так иногда делают. Вы ведь знаете, что для сириусамериканцев существует целая программа помощи репродуктивного цикла? Они имеют право выкупать детей признанных безнадёжно больными, отказников, латиноамериканцев. Этой парочке почему-то очень приглянулся Сэм. Они предложили Сьюзен за него очень большие деньги. Все права на электростанцию. Предложили бесплатно переделать автомастерскую и переоборудовать всю сельскохозяйственную технику в городе. Предложили кристаллы Цейтрия. Знаете, сколько сейчас один кристалл стоит на чёрном рынке? Ого-го, сколько стоит.


Мда. Конечно, Ричард был против. Да только кто его спрашивал? В нашей великой стране, женщина имеет право единолично распоряжаться судьбой своих детей. Пока им не исполнится 21 год. Вы же помните, по телевизору показывали судебный прецедент о существе Ку? Его мать, генетически меняла пол, расу и вид ребёнка 12 раз: пока оно не стало совершеннолетним. Только потому что ребёнок себя периодически ассоциировал то жирафом, то бабочкой, то принцессой эльфов. Кто оно сейчас? Розовое пони? Я уже подзабыл.

Мы в городе про это ничего не знали. Сьюзен заключила сделку с сириусамериканцами. Её можно понять. Она очень сильная женщина, но три года сидеть возле капсулы и ждать, когда её сын придёт в себя это очень тяжкий труд. Она была ещё молода и хотела пожить для себя. Тем более такие деньги. Мы сидели у дока тогда. Играли в покер. Ричард пришёл к нам, весь взъерошенный и спросил у дока — как размножаются Ч… сириусамериканцы?

Док. Золотая голова. Он у нас заведует маленькой больницей. Он и врач, и ветеринар. Всё умеет. Мы усадили Ричарда за стол, налили ему, успокоили, а потом док рассказал...

Рассказал, что это довольно естественный процесс и в природе он хорошо известен. Так размножаются некоторые насекомые. В частности, осы — наездники. Сириусамериканцы потерпевшие крушение над Америкой не имели связующее звено для размножения. Но как выяснилось, человеческие дети им вполне подходят. Самка откладывает в тело ребёнка оплодотворённое яйцо, которое впоследствии превращается в личинку и поедает своего носителя, постепенно развиваясь. Два-три месяца и из тела человека вылупляется полноценный ребёнок Ч… сириусамериканец. Да, в процессе поедания, человеческий ребенок умирает. Поэтому они и платят за детей такие огромные деньги. Или вернее, компенсации. Но всё это законно, добавил Док.

Ричард тогда спросил у него — а если в его Сэма вживят личинку, он сразу умрёт или на протяжении всего времени будет жить? пока его изнутри будет поедать сириусамериканец? Вот тогда Док замялся и почесав голову сказал, что — Да. Сэм будет жив и возможно, всё чувствовать, но поскольку он в коме…

Ричард после этого попрощался с нами и ушёл. А утром мы узнали, что он взяв отцовский дробовик застрелил Сьюзан и пару сириусамериканцев. После чего, похитив капсулу с Сэмом, отправился в горы где пытался спрятаться в пещере. Отправившиеся по его следу робополицейские открыли огонь и вызвали обвал. Потом извлекли из-под обвала остатки капсулы и тела его и Сэма. Остальное вы знаете. Вот такие дела. Нет, я вам ни капельки не приврал. Можете проверить: у шерифа детектор лжи на расстоянии работает. Верно шериф? Видите, он кивает. Значит, я говорю правду. Ну, всего вам доброго.

—————————————————————————

Видал, Фред? Очередной говнюк из города. А может и из ФБР. Налей мне ещё стакашек. И не уймутся ведь. Ездят и ездят. Сначала Чиги носились, землю носом рыли. Теперь журналюг переодетых посылают. Что будет дальше? Хорошо хоть, что мы шерифа перепрограммировали. Ведь, если подумать, если бы Ричард тогда не вздумал достать Сэма из капсулы мы бы и не узнали, что пацан уже давно в порядке. Чёртовы Чиги! Думают: раз приехали на нашу землю, то могут свои порядки заводить? Мы им не какие-нибудь Индейцы, нас за бусы не купишь. Мы натуральные коренные американцы из глубинки! Мы их всех в рот…..

Показать полностью
46

Лифт в преисподнюю. Глава 28. Водитель

Предыдущие главы


Марина не считала план своего мужа идеальным. Но его мозги хотя бы смогли связать факты и сформировать их в Идею. Одну единственную идею. Возможно, никудышную. О том, как можно попытаться спасти семью.


Другие варианты всё равно отсутствовали.


Поэтому, спустя три дня после того, как было найдено письмо, он отправился на улицу. К тому дому на перекрёстке. Где жили люди, которых она, правда, больше так ни разу и не увидела.


Возможно, Марина занималась попустительством. Позволяла ему валять «опасного дурака». Но ведь только благодаря Саше они с сыном всё ещё дышали. Возможно, он правильно разливает информацию по своим извилинам, а она нет. Поэтому Марина и замужем. За. Мужем.


За стеной?


«Но что жена может дать мужу? Сына? Продолжение рода? Что нужно мужчине сейчас во время перемен? В дни утрат? Хотя здесь требуется иное название, но она не сильна на выдумки. А Саша бы смог…»


Марина отправила эти мысли в папку «Будущее», пообещав разобраться с ними потом. И снова взглянула в окно.


На тот дом.


Возле него. До «безвременья». Работал маленький торговый центр, сразу за которым имелась парковка. Возможно, как раз про неё написал в своем письме тот старик. И это теперь предстояло проверить её мужу.


Она стояла за занавеской у балконной двери и смотрела, как Саша, прячась за брошенными машинами, перебегал дорогу. Он постоянно оглядывался и старался ни к чему не прикасаться. По крайней мере, ей так казалось издалека, на город опустился туман, и видно было плоховато.


Достигнув цели, её мужчина посмотрел за угол дома и через секунду скрылся за ним. В поисках неизвестного магазина, чужой машины и возможностей спасти свою маленькую семью.


***


Холодно было на улице. Точнее холодно и раздражительно-сыро. Из-за легкого тумана и мелко моросящего дождя.


Саша предположил, что это ему только на руку. Во время дождя «бывшим» будет гораздо сложнее учуять запах человека. Теоретически. Ведь о способах, какими они могли обнаружить добычу, собственно, не знал никто.


Перебегая дорогу на противоположную сторону улицы, Саша не заметил ничего подозрительного.


Он спокойно подошёл к нужному дому. Обычная старая пятиэтажка из красного кирпича. Его квартира была в точно такой же.


На ближнем к дороге углу здания раньше работало кафе — «ХЗ». Название расшифровывалось как «хорошее заведение». На другом углу дома располагался магазинчик джинсовой одежды, в котором и в «нелихие» времена не водилось покупателей. Как он тогда выживал — непонятно. Поэтому отсутствие там людей сейчас создавало картину, скорее, привычную, чем наоборот.


Все стёкла покрывала пыль, превращаемая ветрами и дождями в слой комковатой грязи. Разглядеть, что происходило внутри, было невозможно. Да и судя по всему, ничего там и не происходило. Кроме гниения.


Возле покосившихся дверей скопился уличный мусор и опавшая листва. Их давно не открывали и, соответственно, оттуда никто не должен был выпрыгнуть.


«Хотя в этом мире ни в чём нельзя быть уверенным, — подумал Саша. — Встали же те двое странных "бывших"».


Заглянув за угол дома, он увидел стихийную парковку.


В дворике между жилыми домами и торговым центром имелся свободный кусочек земли. Разумеется, его, как и везде, заняли не клумбы и детская площадка, а автомобили.


Двор — это площадка метров тридцать в ширину и шестьдесят-восемьдесят в длину. Параллельно пятиэтажке стоял двухэтажный домик квартир на десять-пятнадцать. Выстроенный тоже из красного кирпича, но годившийся ей в отцы. На втором этаже этого зданьица весьма сомнительной прочности, имелось три балкона. Застеклён из них был только один, у остальных балконные двери в квартиры были нараспашку. На окнах первого этажа почти везде стояли решётки, и стёкла, как ни странно, сохранились.


В пятиэтажке, возле которой стоял Саша, все железные двери в подъезд были закрыты. Но без электричества домофоны не работали и попасть внутрь не составляло труда. Если ты умеешь открывать двери. «Бывшие», надеялся Саша, с этим ещё не разобрались.


«Пятнадцать».


Столько машин он насчитал на парковке. Некоторые, брошенные второпях, стояли так и не завершив манёвр. Двери у многих остались не закрыты.


Саша перешёл асфальтированную дорожку, что тянулась параллельно дому, и подошёл к машинам. Нажал кнопку на брелоке с ключами.


Ничего.


Хмыкнув, он прошёл вглубь придомовой территории и снова вжал кнопку в корпус. Тишина. Ни одна машина не пикнула или даже просто не щёлкнула замками.


Сморщив лоб, он хмыкнул в очередной раз и решил: «Невезуха».


Только три машины подходящей марки «ждали» своих хозяев на парковке.


«И те, по всей вероятности, окажутся чужими», — зная своё везение, промямлил про себя Саша.


Они не реагировали на брелок, но это могло происходить из-за севших аккумуляторов. За три месяца «батарейки» у большинства машин просто обязаны были разрядиться, так как клеммы с них никто не снимал.


Соответственно, шанс на удачу, пусть и крохотный, но имелся. А Саша и не рассчитывал на большее, поэтому стоило попробовать открыть ключом эти три машины.


Он решил начать с той, что стояла ближе всех к нему — слева у дороги, ведущей в глубь улицы. Две другие были припаркованы рядом друг с другом возле красного двухэтажного торгового центра.


«Их я проверю позже».


По обе стороны от его цели стояли две машины, получалось, что идти нужно было между ними.


Саша огляделся — никого. Тишина в городе. Ни единого звука, лишь лёгкий ветерок иногда приносил крохотные капли дождя, да шевелил мелкий мусор.


Приближаясь к своей цели, боковым зрением Саша заметил что-то странное справа. Большую тень или труп в другой машине. Мужчина быстро повернулся и на секунду замер от увиденного.


В автомобиле с оторванными передними дверями на месте водителя кто-то сидел.

Показать полностью
40

Лифт в преисподнюю. Главы 26-27

Предыдущие главы


Глава 26. Дно


«Да, если бы родители Павлика всё-таки вернулись за ним. Им бы всё это не понравилось», — злорадствовал Саша, пиная ногами мусор по квартире, в которой раньше жили старик и мальчик.


Наступило утро следующего дня. Они всей семьей, позавтракав едва тёплым рисом и прохладным чаем, вышли на свою первую совместную прогулку. В соседнюю квартиру.


Правый глаз главы семейства заплыл и почти не открывался, губы распухли, а некоторые зубы даже немного шатались. Всё это раздражающе болело и доставляло легкие «коммуникационные неудобства».


Светило солнце. Было холодно и сыро.


«Возможно, этот день окажется тёплым».


Никаких чеков или других документов, что могли бы указывать на магазин, обнаружить не удалось. Пока.


— Да ну их! Что толку искать! — Саша с досадой пнул пустую коробку, и она улетела в другую комнату.


— Ну а вдруг мы узнаем, что это за магазин! Если это всё нам какое-то послание?


— От кого? — добавив скептики в голос, спросил Саша. Его левый глаз начал сверлить суеверную жену.


Немного замявшись, Марина ответила:


— От судьбы, — и опустила глаза.


— Понятно.


И вдруг его осенило, нужно было искать не бумажки из магазина, а ключи от машины! Ведь она должна стоять где-то поблизости. Да и координаты какие-никакие для неё были.


— «Машина под окнами справа», — сказал он вслух.


— И что? — повернула к нему Марина своё недовольное лицо.


— А то, что ищи ключи, Марина! А не бумажки из магазина! — шутливо-нравоучительно, скороговоркой произнёс Саша. — Если найдём машину, то найдём и магазин! Она либо где-то здесь под окнами, либо возле магазина, о котором он написал.


— А как они выглядят? — строго спросила Марина, и он понял, что его шутливая манера разговора потерпела фиаско.


— Ну, — начал было Саша, но замялся, не зная, как объяснить. — Ты что ключи от машины ни разу не видела? Брелок, ключ, какая-нибудь ерунда ещё на нём может висеть. Ищи!


Жена, кивнув, начала с энтузиазмом копаться в разбросанных всюду вещах. Саша тоже прибавил рвения в своих поисках, он перепроверил карманы во всей одежде, что нашёл, но тщетно. От непрекращающегося обыска квартира погружалась во всё больший хаос и совсем теряла облик цивилизованного жилища.


Саша не знал, сколько прошло времени, с тех пор, как они вошли сюда, но от усталости он уже валился с ног, а результата до сих пор не было. И вдруг Марина спросила:


— Саша, а где здесь вешалка?


— Ну, в прихожке, как обычно, — подняв бровь, ответил он. — Как и в любой из этих дурацких квартирок.


— Ну а ключи в этих дурацких квартирках где обычно вешают?


Саша тупо уставился на свою жену, не понимая, к чему она клонит. Через несколько секунд выражение его лица изменилось, и он быстрым шагом направился в прихожую. Собственно, до неё-то и было всего шагов пять-шесть.


И действительно, слева от вешалки для одежды к стене была прибита небольшая прямоугольная деревянная ключница, совсем старенькая. У дверцы была ручка в виде маленького металлического колечка.


Саша открыл ключницу и увидел три гвоздика. На одном из них висели ключи, видимо, от квартиры, остальные же были пусты. Но на донышке ключницы под слоем пыли лежал брелок с ключами от машины.


— Есть!


— Они там?


— Так точно! Ты гений, жена!


Марина даже запрыгала от радости. На её бледном измученном лице впервые за долгое время появилась улыбка. Вот только сын никак не разделял радость родителей. Он просто ходил по квартире, смотрел под ноги и копался в мусоре, если видел там нечто, что могло его заинтересовать.


Саша с Мариной переглянулись и сразу же вспомнили, где находятся. В месте, где больше нет радости.


— Что теперь? — спросила она.


— Нужно идти и искать, — без энтузиазма ответил Саша. — Если повезёт, то машина окажется где-то поблизости, а это уже значит, что и магазин старика будет совсем рядом. По крайней мере, я так понял из его письма.


— Но тебе сейчас нельзя выходить…


— И поэтому пойдёшь ты?


Повисла пауза, Марина смотрела на Сашу и не знала, что ответить, а он не улыбался, объясняя, что пошутил.


— Ну, — Марина посмотрела в пол. — Если надо, то я смогу выйти, — выдавила она из себя и поняла, что вместе с этими словами ушла вся радость от находки.


«Зачем он так делает? — думала она. — Это же грубо, неприятно!»


— Да ладно, я шучу, — упустив удобный момент, всё же сказал Саша. — Как глаз заживёт, я выйду. Тебе одной там не продержаться. Хотя всё это непредсказуемо...


Марина молча развернулась и неуверенно пошла к выходу:


— Миша, пошли домой, — тихим голосом обратилась она к сыну, и тот, словно робот, встал и покорно пошёл за матерью, так же не отрывая взгляд от пола.


Саша смотрел на жену с ребёнком и вдруг понял, что даже не помнит цвета их глаз. До него наконец-то «дошло», что он обидел Марину. Был слишком резок. Не сгладил вовремя. И тёплые чувства, так давно не видевшие этого света, снова ушли в глубину души. Куда-то, где у неё дно…


Глава 27. Свой дом


Сексуального влечения практически не было. Да и те чувства, что появлялись, быстро проходили. Им не хотелось прикасаться друг к другу.


И дело не в стрессе и всё более проявлявшихся проблемах с нервными клетками. От каждого из них в прямом смысле воняло. Вся одежда была нестираной, а большая часть тела немытой. Кое-что они, конечно, протирали дефицитными влажными салфетками, но на общей атмосфере это не сказывалось. И если кому-то кажется, что вонючий мужчина задумается об интимной близости с такой же вонючей женщиной, то он наивный храбрец. Или один из тех ребят, которые всё ещё краснеют при слове «секс».


Так что с этим делом всё обстояло просто. Ничего такого не делали. Да и сил не было, с каждым днём тела становились всё более дистрофичными. Вместе с обычной пищей не хватало и витаминов.


«А значит скоро что-то может начать отказывать. Ждите».


Это была ещё одна Сашина проблема, которая мучила его бессонными ночами. Как достать еду, лекарства и витамины? Или как выбраться туда, где нет бывших?


Он сидел у окна и смотрел на дом, что стоял у перекрёстка. Где-то там должны быть люди, которых видела Марина.


— Но почему они так больше ни разу и не появились? — спросил Саша в сотый раз.


— Я не знаю, Саш. А ты сам часто сейчас на балкон выходишь? — огрызнулась Марина, уставшая от его вопросов.


— И правда, — даже удивился он такому простому и логичному ответу. — На балконах сейчас делать нечего. А в тот раз они зачем выходили?


— Кажется, выбрасывали что-то. Думаю, то же самое, что и мы выливаем с балкона.


— Хм. Я смотрю, к концу жизни и у тебя голова начала работать, жена! — не отрывая взгляда от дома, раздражённо сказал Саша. Он всё время теперь был раздражённый. Да и не он один.


«Всей семьей медленно сходим с ума…»


— А в том доме были какие-нибудь магазины? Фотостудия какая-то на углу точно работала. Ты не помнишь? — он раскачивался на старом деревянном стуле, что изредка, едва слышно поскрипывал.


— Кажется, колбасы белорусские были как раз между кафе и фотостудией, — откликнулась Марина. Она сидела на диване, а рядом, положив голову ей на колени, спал Миша. — Салон красоты там был. Помнишь? Ты же сам туда стричься ходил.


— Точно-точно, — протянул Саша, вспоминая. — Там ещё оказалось дороже чем в других, рублей на сто.


— Да, причём ты два раза первых, когда приходил, тебе сначала пятьсот сказали, потом шестьсот сразу. Ты ещё злился долго.


— Ага, но мастер там хороший, — его глаза начинали слезиться. Задумавшись, он совсем забыл моргать. — У неё рука что ли лёгкая была. Лучше всех стригла. Дорого, но зато так, как нравится.


— А рядом ещё работал маленький торговый центр двухэтажный.


— И за ним парковка. Кстати да, может быть, и там! Стоит туда сходить, поискать машину этого деда.


— Заодно можно будет попытаться как-то связаться с теми людьми, которые живут в том доме, — с надеждой сказала Марина.


— Да, но как? — без искры в глазах спросил Саша.


— Бросить что-нибудь в окно.


— Что?


— Ну, камень бросить. Или палку. Желательно не разбить им ничего.


— Ты с ума сошла?


— Почему?


— Да сюда «бывшие» со всего города сбегутся, чтобы сожрать идиота, который окна тут бить начнёт. Они страшнее любой полиции, потому что приходят всегда. И ждать их долго не нужно. Круче любой «скорой».


— Ну, значит надо что-то бросить туда так, чтобы услышал только тот, для кого оно будет предназначаться.


— Хотел бы я посмотреть, как ты это сделаешь, — со злой интонацией в голосе сказал Саша.


— Надо будет — сделаю, — ответила Марина и в упор посмотрела на Сашу, но он не поднял своих глаз и «проглотил» её слова.


Саша понимал к чему идёт разговор и, почувствовав в нём ещё неясную для себя уязвимость, решил не развивать эту тему. И просто замолчал, пытаясь погасить внутри себя злость и одновременно решить задачу, заданную ему женой.


Саша захотел снова перечитать записку старика и достал её из внутреннего кармана куртки.


«Витя или Лена, Павлик заболел. Вы не пришли к магазину, а мы вас ждали. Я всё подготовил, как и договаривались, и закрыл магазин только на один ключ. Машина под окнами справа.


Павлик постоянно кричит и лезет кусаться. Я стал совсем плохо видеть. Наверное, мы не вылечимся».


Ключ от магазина был тут же в конверте. Саша чувствовал, что не выйдет у них ничего с этим магазином. Им нужны не поиски какой-то непонятной двери, а решение совершенно простых задач — безопасность, еда, вода и тепло. Скоро зима. Вот-вот уже. Чёрт...


С другой стороны, этот магазин может хранить в себе какие-то припасы, может быть, даже оружие. Возможно, карту или записи, указывающие на место сбора всей семьи. Ведь они собирались куда-то ехать все вместе.


«Точно!»


Саша даже подскочил от неожиданной догадки.


— Они же собирались уезжать, Марина! Куда-то ехать! Возможно, у них дом за городом!


— Совершенно необязательно! — словно обиженная учителка вяло ответила она.


— Да точно, у них коттедж там какой-нибудь! Если у людей свой магазин, неужели ты считаешь, они бедно живут?


— Что толку нам от этого?


— Если мы находим машину, то находим и магазин. Заходим в него, определяем, куда ехать, и уезжаем отсюда к чёртовой матери!

Показать полностью
40

Лифт в преисподнюю. Главы 24-25

Предыдущие главы


Глава 24. Странные «бывшие»


Саша налил немного водки на ладонь, зажмурился и протёр разбитое лицо. Сморщившись от раздражающих покалываний, мужчина повторил процедуру стерилизации ран. Затем поставил бутылку на пол и открыл одну из найденных им пачек с влажными салфетками. Тщательно вытер ими лицо, руки и шею.


«Губы разбиты, нос хрустит, но вроде бы не сломан».


Его слезившийся правый глаз как бы сообщал, что вот-вот должен будет закрыться на несколько дней. Не только лицо, но и внутреннее состояние Саши оказалось разбитым. Ещё бы, ведь его едва не убил мальчишка, которого он вроде как прибил раньше!


Однако, ни что из произошедшего не отнимало у него желания отведать горячей пищи. И слегка ополоснуться, ведь удалось раздобыть воды.


«Получается, прямо праздник какой-то…»


Он собрал свой хлипкий мангал и взял в руки первую попавшуюся книгу. Прочитав имя автора, Саша скривил лицо и без сожаления выдрал несколько листов, разорвав попутно обложку. Скрутил бумагу в несколько трубочек и смял так, чтобы не развернулись. Положил на дно мангала. Справа и слева бросил по крупной щепке, а сверху перпендикулярно положил ещё две. Получился квадрат или, как называли такой вид розжига костра, колодец. Складывая сухие тонкие щепки квадратом, он изредка подкидывал к ним свёрнутые книжные страницы и постепенно сужал стенки колодца сверху. Когда тот вырос сантиметров на тридцать, и получилась маленькая пирамидка, Саша положил сверху парочку среднего размера щеп. Затем, один раз чиркнув зажигалкой, запалил свой первый костёр в мире, впавшем в «новый каменный век». Щепки моментально разгорелись, и Саша подкинул дровишек покрупнее. Сверху на мангале он аккуратно разместил кастрюлю с водой — бросил в неё камешек соли, горсть приправ и стал ждать, когда закипит.


Через минуту Саша понял — что-то пошло не так — из-за дыма стало нечем дышать. Действительно, будучи занятым зализыванием ран, он совершенно забыл открыть окно. С невысказанным матом и редким кашлем, он начал дергать за ручки пластиковых окон, установленных в подъезде буквально полгода назад. Отворив два из них на своём этаже, Саша спустился на четвёртый и открыл ещё одно, чтобы образовался сквозняк. К тому моменту, как он вернулся назад, большую часть дыма уже вытянуло на улицу.


Саша соорудил себе стул из книг и, присев, задумался над тем, какое же блюдо ему приготовить. Его губы растянулись в кровавой улыбке, когда он начал выбирать ингредиенты. Давно такого не было…


…Миша устроил истерику.


Сын не хотел мыться. Уговоры и угрозы наказать на него не действовали. Да и как можно наказать ребенка, у которого и так ничего нет, и он плачет из-за того, что его заставляют смывать грязь?


Может быть, вы что-то отберёте или запретите ему? Не накормите?


В разрушенном мире нет возможностей для привычного воспитания детей методом шантажа. Или, как его обычно называют, «кнута и пряника».


Выход?


Пришлось закрывать ему рот рукой, чтобы на рёв не сбежались «бывшие». В итоге ребёнок стал значительно чище, и все остались живы. Но каких-нибудь успокоительных пропить однозначно стоило. Всем.


— Во многих квартирах, видимо, ещё прячутся люди. И их «обретшие» себя родственники. Вместе, — начал Саша делиться своими свежими размышлениями с женой.


Он перевёл взгляд на Марину, но та не нашла для него слов. Она просто сидела и медленно засыпала под звуки его голоса.


— Нам сложно расстаться с любимыми, пусть и заражёнными. Жёнами, детьми, внуками, — продолжал он говорить. — Вот старик и пытался его сохранить, вылечить. Провести больше времени вместе. Не знаю, как бы я поступил в таком случае. Наверное, по-другому.


После того, как семья перекусила рисом, сваренным с тушёнкой, стали пить чай. В это время Саша и рассказал Марине о своей встрече со странными «бывшими». Он посчитал, что тело жены будет занято перевариванием пищи — не самым привычным теперь занятием — и не даст мозгу сильно зацепиться за его рассказ. Чтобы она не кричала, не ругалась, а вела себя спокойно и просто слушала. Ведь всё равно проблема уже решена.


«Хотя с этими странными "бывшими" ни в чём до конца нельзя быть уверенным».


Но тут же Саша вспомнил, что они лежали разрубленные на части в ванне и были придавлены стиральной машинкой. Так что не в этом случае.


— Такая уж мы порода, не хотим мириться с действительностью. Стараемся идти против здравого смысла. Упрямые, — с грустью произнёс Саша. — Вот только не там, где нужно.


Пятый этаж. Лестничная площадка. На полу стояло несколько кастрюль и термосов с едой. Постиранное нижнее белье, носки и две детских футболки болтались на верёвке над тлеющими в мангале углями. Одежда не то чтобы была постирана, скорее, выполощена в грязной воде, что осталась после того, как они помылись. Лучше, чем ничего, отобьёт хотя бы запах...


— Десятки этих людей, если не сотни, спрятавшиеся по всему городу, — сказал он, глотнув из кружки горячего чая. — И заразившиеся от своих «поражённых» близких уже давно могли бы объединиться и бороться с заразой. Постараться выжить, чтобы начать с начала жизнь в этом мире. Но нет. Каждый ждал своего лифта из преисподней. Каждый хотел уехать один. Вместе подниматься им неинтересно. Поэтому и сидим мы тут с тобой. Думали, что самые умные, а оказались…


— Какие? — вступила в разговор Марина.


Саша посмотрел ей в глаза, но ничего не ответил. Отпил ещё чая. Было уже часа четыре, и солнце, к общему удивлению, заглянуло в их открытые окна. Пригревало. И тут он вспомнил про письмо, что нашёл в тумбочке старика.


Глава 25. Витя и Лена


— Надо что-то думать, — Снова заговорил Саша, аккуратно вытащив бумажный конверт из кармана. — Куда-то выбираться, перебираться — не знаю. Нужно другое здание, где можно разводить огонь. Готовить еду каждый день. Чтобы там была вода. Надоело так жить. Это не жизнь совсем. Грязь одна.


— Для этого нам надо выходить, — обречённо сказала Марина и посмотрела на мужа.


— Ну, я уже выходил, — мотнул головой он. — Нужно лишь немного везения.


— Нет, сначала важно понять, куда нам идти. Просто так с ребёнком ты на улицу не выйдешь. Он — не ты. Я — не ты. Каждый из нас может испугаться и закричать.


— И тогда всё, — печально произнёс Саша и отхлебнул чая.


— Да, поэтому всё нужно спланировать. Нужно найти какой-то дом. А лучше попробовать как-то связаться с теми людьми, которые живут в соседнем доме.


— А вдруг это окажется не самой лучшей идеей? — лениво спросил он и положил конверт себе на колени.


— Почему? Это же люди! — не поняла Марина.


— В том-то и дело, что люди! Это если у всех «бывших» одинаковые интересы, то ты, видимо, забыла, что все люди разные. Бывают хорошие, а случается встретить и плохих.


— Саша, ты идиот? Сейчас не то время! Ты в своем уме? Нам всем тут выживать надо…


— Да. И им точно так же, как и нам нужны еда, вода и тепло. В каком-нибудь идеальном мире мы, может быть, и могли бы рассчитывать на поддержку других. Но здесь нужно помнить, что каждый сам за себя. И если ты собираешься кому-то протянуть руку помощи — будь готова получить арматурой по голове.


— Нет, ну ты совсем рехнулся, — раздражённо отмахнулась Марина. — И что нам теперь убить их?


— Вовсе необязательно. Возможно, это прекрасные люди. Просто я хочу, чтобы ты не связывала с ними какие-то свои надежды. Потому что они могут оказаться не такими, какими ты их представляешь.


Она покачала головой.


— Сначала нужно выяснить, неопасны ли они для нас.


— Ну и как ты собираешься это сделать?


— Провести испытание. Если, конечно, эти твои люди там вообще есть.


Её разочарованный взгляд упал на конверт, лежавший на его коленях.


— А это что?


— Не знаю, нашёл у той странной семейки. Письмо, видимо, какое-то.


— Ещё не раскрывал?


— Нет.


— Тебе что, неинтересно?


— Ну, так… — вяло ответил он. — Поесть нормально мне было гораздо интереснее.


— Открой, давай посмотрим.


Саша вскрыл конверт и достал оттуда листок в клеточку, сложенный пополам. Ещё внутри оказался плоский, потёртый, золотистого цвета ключ.


— Читай.


«Витя или Лена, Павлик заболел. Вы не пришли к магазину, а мы вас ждали. Я всё подготовил, как и договаривались, и закрыл магазин только на один ключ. Машина под окнами справа.


Павлик постоянно кричит и лезет кусаться. Я стал совсем плохо видеть. Наверное, мы не вылечимся».


— Всё, — сказал Саша.


— Всё? — удивилась Марина. — И это всё?


— Да, — рассеянно ответил он.


— Но ничего же непонятно! — возмущалась жена.


— Ну, тем, кто должен был это прочитать, видимо, стало бы понятно, о чём тут речь, — словно через силу сказал Саша, будто его совсем не интересовало это письмо.


— И о чём?


— А я откуда знаю? Я тебе не Витя и не Лена.


— Что же это за магазин? Как ты думаешь?


— Без вариантов. В нашем городе магазинов — сотни. И от какого этот ключ, я думаю, выяснить не получится.


— Жаль. Вдруг там было то, что нам нужно.


— Да нам сейчас из любого магазина практически всё пригодится. Мы не в том положении, чтобы выбирать.


Саша начал думать:


«А почему бы не перерыть всё в этой квартире снова? Только искать не еду, а документы и чеки? Идея имеет право на существование».


— Значит, смотри. Мы можем обыскать эту квартиру во второй раз, правда, там бардак. Будем искать какие-то привязки к этому магазину: документы, чеки, записи.


— Может быть, даже пакеты... Помнишь, на них же наносят логотипы, адреса? — оживилась Марина.


— Да, это тоже хороший вариант. Конечно, не нужно настраивать себя, что мы сможем определить, что это за магазин, — аккуратно намекнул он. — Потому что шансы невелики, но попробовать стоит.


— Подожди, там же говорилось про машину?


Саша пробежал глазами письмо — действительно, там говорилось, что машина должна стоять под окнами справа.


— Но где справа? Под какими окнами? Магазина или дома?


— Думаю, магазина, — сказал Саша. — Вообще, это письмо какое-то дурацкое.


— А чего ты ожидал, что он тебе всю историю свою перескажет и ключ от квартиры с деньгами оставит? Что ж, ключ там есть.


— Да, наверное, чего-то такого я и ждал. Какую-то историю, а не это предназначавшееся конкретным людям. Он ведь их ждал, получается. Они планировали куда-то вместе уехать, но Витя и Лена не пришли.


— Потому что, скорее всего, их сожрали бывшие.


— Или они сами бегали и пытались кого-нибудь сожрать.


— Боже, что же творится с этим миром.


— Странно, что-то тут не так.


— Что?


— Почему старик думал, что они к нему придут домой, раз не пришли к магазину?


— Просто обычный дедушка, Саш, наивный. Что-то там себе думал в своей голове…


— Нет, а вдруг в его квартире действительно есть что-то такое, за чем они должны были точно прийти.


— Ну как ты не понимаешь, Саша?


— Да что?!


— Это был их ребёнок. Павлик.

Показать полностью
1908

Как пропадают люди

«В России в год пишется около 200 тысяч заявлений о пропавших без вести. Это сейчас, в мирное время. А находятся каждый год около 100 тысяч человек. То есть именно находятся (живыми и мертвыми) — опознаются теми, кто писал заявление о пропаже, или сами «потеряшки» заявляют, что они — это они. Вопрос: куда деваются остальные 100 тысяч?»


Расскажу о случившемся в конце прошлого года происшествии, сам я участия в нём не принимал, но видел записи с камер наблюдения. И до сих пор воспоминания о них заставляют меня сильно нервничать.


Знакомый мой (назовём его Игорь) работал на одном небольшом предприятии начальником охраны (правда, в подчинении у него был только один охранник, предприятие действительно небольшое).

Занимался он контролем СКУД (система контроля и управления доступом). Грубо говоря, он проверял, кто из сотрудников прошел турникет, работникам выдавались карточки, с помощью которых они и попадали на территорию предприятия, а затем в свой цех, и, например, работник, у которого есть допуск в цех номер 1, не мог попасть в цех номер 2, карточки были именные и к тому же практически все помещения просматривались с помощью камер, слепых зон не было.


В один прекрасный день он заметил, что одна из сотрудниц, которая, судя по данным с турникета, пришла к началу рабочего дня на рабочее место, к концу рабочего дня это место не покинула, что странно, ибо это было строжайше запрещено. Попытка найти её на территории с помощью камер (видео в режиме online было доступно) ни к чему не привела, нет её!


Тогда Игорь решил проверить четыре оставшиеся без наблюдения помещения. Два мужских и два женских туалета, попросив помощи у уборщицы (дабы не случилось конфузу при проверке женских уборных), вышеозначенные помещения были обследованы, но пропавшую они не нашли…


Не особо волнуясь, Игорь вернулся на пост. Не волновался он из-за того, что подобные случаи уже имели место в его практике, рабочие иногда теряли свою карту – ключ и с помощью своих коллег, используя их карту, покидали территорию через турникет на проходной, идя «гуськом» друг за другом, как иногда делают в метро. За это, конечно же, полагался штраф, но ситуация эта была рядовая и беспокойства не вызывала.


Волноваться Игорь начал после того, как датчик движения показал активность возле входа с улицы, по камере он увидел мужчину с ребёнком на руках. Как оказалось, это был муж пропавшей сотрудницы, он не дождался свою жену с работы, пытался звонить ей на сотовый, но он был выключен.

Игорь объяснил ему, что его жены на территории нет, и порекомендовал идти в полицию, писать заявление о пропаже. Сам же решил сделать запрос на получение видео с камер за прошедший день, процесс этот занимал несколько часов, в дневное рабочее время, ожидать видео с сервера, можно было через 1.5 – 2 часа, но за окном ночь и поэтому пришлось ждать утра. Сам же сделал обход и проверил все помещения и места, где теоретически мог поместиться человек, но никого не нашел.


Утром на своё рабочее место пропавшая сотрудница так и не вернулась. Игорь уведомил о происшествии своё руководство, через некоторое время зам. директора предприятия и полицейские были на базе и, дождавшись видеозаписи с камер, принялись за просмотр.


Учитывая то, что передвижения сотрудников в рабочее и даже обеденное время сведены к минимуму, достаточно быстро выяснилось, что пропавшая сотрудница покидала рабочее место лишь дважды, она посещала уборную, и оба раза благополучно возвращалась к рабочему процессу.

Самое интересное было обнаружено почти в конце видеозаписи.


Покинув свой цех, сотрудница направилась в сторону проходной, путь её лежал через длинный Г-образный коридор, который так же просматривался двумя камерами, одна располагалась в начале коридора, другая в конце.

И судя по камерам, пропавшая сотрудница, дошла до поворота коридора, а больше никуда не дошла…


Она просто исчезла и на первой камере видно, как она поворачивает за угол, а на второй ни намёка на то, чтобы она двигалась дальше по коридору…

Очень интересно то, что в то время, когда пропавшая начала движение по коридору, со стороны проходной, ей навстречу шел охранник, подчиненный Игоря, и разминулись они буквально на пару секунд. Но охранник утверждал, что никого на своём пути не встретил. Еще следует учесть то, что коридор «глухой», никаких окон, дверей, проходов, лазов и т.д. Их даже искали, но ничего не нашли.


Предприятие занималось изготовлением какого-то специфичного набора химикатов, и некоторые из них были весьма популярны у наркоторговцев, ибо являлись компонентами для изготовления наркотиков, отсюда и такой строгий контроль за сотрудниками.

Насколько я знаю, эту женщину так и не нашли, моего знакомого Игоря и его подчиненного до сих пор вызывают на допросы, а видеозапись признали подлинной.


P.S.

Добавлю, еще тогда, когда мне показывали запись (я на начальном этапе следствия был приглашен в качестве эксперта, хотя в этих вопросах я не смог помочь), я несколько раз спрашивал у Игоря, не разыгрывает ли он меня? Но после беседы со следователем все сомнения пропали.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: