Психология | Psychology

727 постов 8950 подписчиков
показывать просмотренные посты
88
Эмоциональная брошенность
31 Комментарий в Психология | Psychology  
Эмоциональная брошенность Психология, Психотерапия, Гештальт, длиннопост

Ниже статья  Натальи Бахрамовой об эмоциональной брошенности

Статья очень актуальная и написана простым, понятным языком.

„Ребенок чувствует себя покинутым прежде всего тогда, когда его чувства не замечают и не принимают другие, в особенности, мать. Оставленный наедине со своими чувствами, ребенок переживает недостаток безопасности и чувствует себя эмоционально брошенным… Эмоциональная брошенность ребенка закладывает у него неуверенность по поводу собственных чувств — неуверенность в том, что они ему нужны, и даже в том, что они у него есть. Это продолжается во взрослой жизни и приводит к ощущению, что человек не имеет „права” чувствовать… В зрелом возрасте это превращается в отказ от себя. Такой человек, как правило, склонен к неустойчивости, ориентирован на рациональность и слишком приспосабливается к общепринятым ценностям.»
К. Аспер „Психология нарциссической личности”

Показать полностью 1
21
Сепарация подростка от родителей. Опасности незавершенной сепарации.
10 Комментариев в Психология | Psychology  

Добрый вечер, уважаемые Пикабушники!

Немного о подростках...


Рано или поздно любой родитель сталкивается с подростковым бунтом, с яростным отстаиванием своих интересов и желаний. Многие родители воспринимают это как следствие плохого характера, вредности, желания подростка "насолить" родителям. А зря...


Данный этап в психологии называется этапом сепарации. И чем полнее Ваш подросток пройдет этот этап, тем более жизнеспособным, счастливым и ответственным взрослым он будет. А не это ли мечта любого родителя?


Под сепарацией понимается отделение ребенка от своей семьи, становление его как личности – независимой и самостоятельной.


Сепарация совершенно невозможна без:


1. Отрицания. Родители сброшены с пьедесталов. Подросток уже понял, что родители далеко не совершенны, что они просто живые люди, у которых есть слабости и проблемы. Поэтому подросткам свойственно отрицать всё то, что предлагают взрослые. Они категорически отвергают родительский опыт и стремятся найти свои собственные ответы, решения, смыслы.


2. Самостоятельности. Подросток пытается решать все самостоятельно, даже если взрослые предложили свое, самое замечательное, решение. Как известно, люди практически не учатся на чужих ошибках, только на своих... А тем более подростки. Они должны набить свои собственные шишки, совершить свои собственные ошибки. И сделать свои собственные выводы.


3. Изучения себя, самопознания. Ваши дети пристально вглядываются в свою внешность, пытаясь оценить, насколько они привлекательны. Они изучают себя: какой я, что могу, что мне нравится, что нет? Чем отличаюсь от других? В чем моя уникальность?


4. Экспериментов. Они ввязываются в различные истории, пробуя "жизнь на вкус", оценивая, насколько они сильны, прощупывая те границы, за которые заходить опасно.


5. Контактов с противоположным полом, пробы себя в отношениях. Подростки активно контактируют с противоположным полом, познавя другие миры, ранее им недоступные. Они пробуют себя в различных отношениях, изучая себя через общение с другими людьми.


6. Принадлежности к группе. Для подростков очень важна принадлежность к группе. И если раньше их устраивала принадлежность к группе "семья", то теперь им этого недостаточно. Они активно расширяют границы взаимодействия с окружающим миром, познавая его и находя поддержку в своей группе. Они общаются с себе подобными, понимая, что проблемы, с которыми им приходится сталкиваться, свойственны всем людям этого возраста.


Утверждать, что процесс сепарации состоялся можно, только если успешно реализованы 4 типа независимости от родителей:


Подросток должен освободиться от излишней потребности в родительском одобрении и оценке. Он должен быть способен идти своим путем, даже если этот путь не одобряется родителями (естественно, речь здесь идет не о асоциальных стремлениях).


Прекратить оценивать себя, окружающий мир, используя родительские критерии. Иметь свое мнение, основанное на личном опыте.


Научиться обеспечивать себя материально, иметь свободу выбора работы, места жительства, личной жизни, круга общения, интересов.


Научиться жить без чувства беспокойства и вины перед родителями за свое отделение.


Ошибки родителей на этапе сепарации или что мы делаем, чтобы не отпустить своего ребенка?


=Родители не воспринимают подростка как личность.


Он просто ребенок – зависимый, ранимый, неумелый, требующий постоянного внимания и опеки. Разве он может принимать какие-то решения? А вдруг он попадет в беду? А вдруг примет неправильное решение? И так далее, по списку…


Дело в том, что, не давая возможности ребенку набить собственных шишек, принимая за него решения, мы не даем ему возможности развить в себе умение принимать решения и брать ответственность за последствия этих решений. Как можно научиться ездить на велосипеде, не попробовав сесть на него?


=Родители излишне тревожатся за своего отпрыска.


Казалось бы, не зря: в жизни столько реальных поводов для беспокойства, всяких опасностей и напастей. Хочется прижать дитя к груди, защитить от бед и... никуда от себя не отпускать!


Но Вы не можете водить Ваше взрослеющее дитя все время за руку! Рано или поздно он столкнется с окружающим миром. И единственной реальной защитой подростка от всех этих опасностей тогда будет его здравый смысл и знание, что именно он сам должен распознавать опасности и принимать по отношению к ним соответствующие решения!


=Родители пытаются воплотить в наследнике свои несбывшиеся мечты.


Очень хотелось получить высшее образование, стать экономистом! Значит, придется ребенку (нравится - не нравится, как и отсутствие задатков в расчет не берется) достигнуть того, чего хотят родители.

Терпение мамы и труд ребенка всё перетрут. О какой сепарации может идти речь? Сам же потом спасибо скажет, когда его выведут в люди!


=«Родила для себя». Довольно часто можно услышать такое от женщин. И эта формулировка отнюдь не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Такие женщины заполняют внутреннюю пустоту заботой о своем ребенке и здесь необходима работа психолога, чтобы и мама смогла разобраться в себе и подросток имел возможность идти дальше.


Очень часто родители говорят: "Ну и что, пусть с нами живет. Зато ничего не случится, да и нам будет помогать". Действительно, что такого, что ребенок будет всегда рядом, всегда одет - обут и сыто накормлен?


Чем же грозит подросткам и их родителям незавершенная сепарация?


Опасности незавершенной сепарации.


1. Такие взрослые постоянно находятся в вечном поиске себя, своего высокого предназначения. Они постоянно замышляют сделать что-то великое, что изменит в одночасье весь мир, обдумывая свои грандиозные планы, как правило, лежа на диване или уставившись в телевизор. Такая обыденность, как заработать себе на кусок хлеба, их не касается. Тем более, что родители любят их безусловно, принимают такими, какие они есть. Пример: сплошь и рядом родители содержат своих выросших детей на свою крохотную пенсию. Им тяжело, но они не могут (а подчас и не хотят) изменить ситуацию.


2. Выражают бурный протест несовершенному миру. Эти люди много пьют, употребляют наркотики, попадают в неприятные истории, их постоянно нужно откуда-то вытаскивать, спасать. Соответственно, последствия этих происшествий (то есть, ответственность за них) берут на себя родители (жены, мужья, дети, друзья): оплачивают лечение, штрафы, носят передачи в тюрьму и тому подобное.


3. Страдают социофобией. Взрослые, которым с детства внушали мысль об опасности окружающего мира, испытывают проблемы с общением, боятся собственной тени. Их везде поджидают опасности и неудачи. Они не способны работать и очень часто "уходят" в болезнь.


4. Многие в соперничестве с родителями видят смысл жизни – став врачом, как папа, стремятся доказать свою значимость – я не хуже (чем папа)! Казалось бы, не самый худший вариант, но в соперничестве с родителями эти взрослые не видят своих потребностей, не понимают, чего бы им хотелось. Чем бы они хотели заниматься в своей жизни. Потребность в одобрении становится необходимой им для эмоционального комфорта. Собственно, этому и подчинена вся их жизнь.



Действительно, этап сепарации, пожалуй, один из самых сложных периодов в жизни семьи, это правда. Но, если Вы хотите, чтобы Ваш подросток, став взрослым, был счастлив, самодостаточен и успешен, позвольте ему пройти этот этап, отпустите его, не ломайте ему жизнь!


Поэтому, давайте себе скажем: СЕПАРАЦИИ БЫТЬ!


Если у вас есть вопросы, пишите, постараюсь на них ответить. Консультирую по СКАЙПу.

Показать полностью
133
Что мы приобретаем благодаря отцу
158 Комментариев в Психология | Psychology  
Что мы приобретаем благодаря отцу Психология, психотерапия, Гештальт, длиннопост

Хорошая статья Вероники Хлебовой


Куда исчезают эмоции мужчины?

Каким вы помните своего отца? Авторитетным? Сильным? Или подавляющим и пугающим? Вечно занятым на работе и расслабляющимся бутылкой пива после напряженного трудового дня? Или он покинул семью и его вообще не было рядом? Или вы были по-настоящему близки?


Эмоциональная близость с отцом – это большая редкость. Это горько, печально, но это так. Жизнь мужчины полна напряжения, борьбы и ответственности. Само общество ставит перед ним задачу быть сильным и обеспечивать семью. Никого не волнует – хочет он или нет, есть у него силы или нет. Он обязан. Так жили наши отцы и наши деды. Им тоже приходилось пахать, дабы не прослыть никчемными, немужественными. О! Это один из самых сильных мужских страхов — ярлык «он не мужик».


И общество это очень даже поощряет – кому нужны эмоциональные мужчины, любующиеся цветком или бабочкой? А кто будет зарабатывать деньги? Ну, уж нет – бери кувалду и вкалывай.


Но, поскольку в эмоциональном плане мужчина мало отличается от женщины, т.е. он тоже обладает чувствами, ему приходится очень туго. Мальчик, так же как и девочка, хочет любви и признания, боится, плачет, горюет. Но уже с самых ранних лет он получает очень твердое родительское послание: «Этого делать нельзя». По-мужски – это быть стойким, не показывать страх и слезы. Так мальчику начинают кастрировать его эмоциональность. В крайнем случае (хоть это и неприятно), ему разрешено немного позлиться. Но только не на «священных коров» — не на родителей. Но и это не беда – есть братья-сестры, одноклассники, в конце концов, куда можно почти легально пристроить накопившееся напряжение.

И вот уже усвоенные убеждения он начинает считать своими. Через некоторое время он и сам начинает презирать «телячьи нежности», уворачиваясь от материнских объятий и поцелуев. Ему уже невозможно признаться даже себе, что он испытывает страх или неуверенность. И, подавляя свою эмоциональность, он не в состоянии принять чужую – даже чувства своего ребенка.

Показать полностью 4
17
Есть ли у ребенка волшебная кнопка?
32 Комментария в Психология | Psychology  

Добрый день, уважаемые Пикабушники)

Давно не писала – много практиковала)


Сегодня расскажу о отношениях родителей с детьми.


Часто приходят родители, у которых возникают сложности и проблемы с поведением детей. И, как правило, они просят поработать с ребенком, найти ту волшебную кнопочку, нажав на которую, они смогут раз и навсегда избавить себя от этих проблем. К сожалению, работая только с ребенком, в отрыве от семейной системы, невозможно достичь этой цели. И сейчас я объясню почему.


Ребенок является частью семейной системы, и проблемы ребенка всегда отражают то, что происходит в семье. Ребенок - это зеркало отношений в семье. Если ребенок ведет себя неподобающим образом, это означает только одно: он выполняет запрос семьи. Конечно, не всегда семья может осознать, что такой запрос с ее стороны есть, поскольку многие вещи мы просто не осознаем, так как лежат они в области бессознательного. Люди процентов на 80 – существа бессознательные, мы не всегда можем объяснить, почему поступаем тем или иным способом. Мы просто говорим примерно следующее: «Настроение было такое», «Так мне захотелось» или что-то в этом роде.


Ребенок прекрасно знает, какие заветные кнопочки нужно надавить у родителя, чтобы добиться желаемого. Дети, как бы странно это ни звучало, знают нас, родителей, подчас намного лучше, чем мы себя сами. И связано это с тем, что для ребенка знание особенностей и способов влияния на родителей – это закон выживания.


Ни для кого не секрет, что новорожденный совершенно беспомощен и довольно долгий период времени не способен самостоятельно выжить в мире. Для ребенка жизненно необходимо нравиться взрослому, ведь чем больше он нравится родителю, тем больше у него шансов получить заботу и тепло от взрослого, то есть выжить. Природа неспроста сделала так, что малыши вызывают умиление у родителей. Эти механизмы позволяет сформировать ту привязанность родителя к ребенку, которая и обеспечит ребенку выживание.


Итак, основная, помимо роста, забота малыша - нравиться родителю. И он всеми силами пытается это делать. Конечно, делает это он неосознанно. Здесь нет коварных замыслов, ведь для него это просто способ выживания. Именно поэтому ребенок, подрастая, начинает «обслуживать» потребности родителей.


Приведу пример из личной практики:


отношения отца и матери осложнились, в семье царит напряженная обстановка. Но никто из родителей не принимает решения. Никакого: ни о разводе, ни о работе над отношениями. Если никто из родителей не берет на себя ответственность за то, что происходит между ними, эту ответственность берет на себя ребенок. Ребенок, бессознательно, конечно, начинает вести работу по сплочению семьи. Как? Да очень просто: либо начинает болеть, либо плохо себя вести. И тогда родителям не остается ничего другого, как сплотившись против их общей беды, остаться вместе и бороться за ребенка.


Таким образом, происходит то, что я называю «обслуживать интересы родителей». Родители в силу страха, установок долженствования, каких-то, возможно, других причин, не способны разрешить ситуацию самостоятельно. И ее решает ребенок.


Всегда корни плохого поведения ребенка лежат в семейной системе. И зачастую довольно сложно самостоятельно разобраться, где же эти корни. Нет волшебной кнопочки у ребенка, нажав на которую, родители избавятся от плохого поведения. Есть проблема в семье, проработав которую, родители избавят ребенка от необходимости «обслуживать» их интересы. И вернут покой, гармонию и любовь в семью.


И еще. Безоблачного родительства не бывает. На этом пути всегда есть сложности и неприятности. Относитесь к ним, как к болезни роста. И вы сможете получать истинное удовольствие, наблюдая, как ваши дети растут. Гармоничных вам отношений!


Если у вас есть вопросы – задавайте, постараюсь ответить или записывайтесь на скайп консультацию)


Какие темы вам было бы интересно увидеть?

Есть ли у ребенка волшебная кнопка? дети, воспитание, психология, сложность, капризы, истерики, не могу справиться, семья, длиннопост
Показать полностью 1
642
Границы личности и "обволакивающая" агрессия.
189 Комментариев в Психология | Psychology  
Границы личности и "обволакивающая" агрессия. Психология, Психотерапия, Гештальт, длиннопост

Проблема "скрытой" агрессии - очень актуальна для нашего общества, общества - где в силу исторических, социальных и  культурных особенностей - нарушение психологических границ личности очень распространено.

Причем, очень часто со стороны самых близких людей - родительской семьи, друзей, родственников.

Клиенты, когда осознают это, испытывают достаточно тяжелые чувства - обиду, горечь, злость.  Но проживание этих чувств на терапии позволяет формировать навыки противодействия такой агрессии и защиты своих психологических границ.


Ниже - хорошая статья Натальи Стилсон на эту тему.

Было бы здорово, уважаемые пикабушники, если бы вы поделились примерами про скрытую агрессию из своей жизни.

С уважением, zakkozzy


Границы личности и "обволакивающая" агрессия.


Известно, что агрессия чувствуется людьми, как угроза в том случае, если она «проламывает» психологические барьеры, и вторгается слишком далеко во внутренние границы. Тогда человеку приходится защищать свой суверенитет и выдворять агрессора доступными средствами.



Однако агрессия агрессии рознь.Она бывает явной, такой как физическое нападение, оскорбления, угрозы, направленные на оппонента. Может быть направленной на окружающую среду, такое как битье посуды или хлопанье дверями. А бывает еще агрессия скрытая.



По своей сути, скрытая агрессия представляет собой вполне повседневные действия, под которыми скрыты действия агрессивные . Ведь не все люди могут проявлять агрессию открыто. Они могут бояться ответа либо же опасаться, что их осудят за агрессивные действия, а могут просто считать открытую агрессию неприличной.



Множество людей жалуются на своих близких. Вот, говорят, живу в семье родители\муж\жена\свекровь – прекрасные люди. Но мне почему-то как-то неуютно, не хочу с ними видеться, разговаривать, не хочу. И между прочим люди-то добра мне всячески желают, беспокоятся, переживают, и «даже не знаю, почему я такая неблагодарная сволочь».



Сэм Вакнин назвал такой вид агрессии или насилия «обволакивающим» Агрессоры при это применяют достаточно тонкие, скрытые способы инвазии в чужие границы. Даже жертва часто не понимает, что происходит. Ну, кроме того, что жертве почему-то плохо и она по каким-то непонятным причинам испытывает неприязнь к этим чудесным людям, которые рядом с ней.



Такая агрессия строится на различных мелких актах установления контроля над жертвой, создания ее зависимости, неуверенности, ощущения беспомощности, бесперспективности жизни, изоляции и т.п. прелестей.



В долгосрочной перспективе такая атмосфера подрывает чувство собственного достоинства и самооценку. Личность жертвы при этом приобретает паранояльные или шизоидные черты, невротизируется, чем еще сильнее открывает дорогу для атак агрессоров.



Вакнин выделяет следующие виды обволакивающего насилия ( агрессии):



Газлайтинг – история этого названия связана со старым детективом, где муж задумал отравить свою жену. Жена догадывалась, что происходит что-то не то. Она видела, что газовые светильники в их доме горели неровным светом ( нарушение зрения было признаком отравления) и жертва все время обращала внимание мужа на этот факт. Муж-убийца же говорил, что ей кажется, продолжая ее травить. Так и в случае данного вида агрессии, нападающий, убеждает жертву в том, что ее чувства и подозрения вызваны каким-то другим фактором -усталостью, трудной работой, магнитными бурями, непониманием, недостатком компетентности и даже скрытым психическим расстройством и плохим характером. Т.е. все что ощущает жертва, то, что вызывает недовольство, тут же агрессором объясняется – «тебе просто кажется», «ты так думаешь, потому что у тебя невроз\ПРЛ\ депрессия, а на самом деле все нормально», « ты просто слишком остро реагируешь на обыкновенные замечания», « просто твоя семья тебе не давала правильного опыта, и ты не знаешь, как это бывает в норме». В скором времени жертва начинает действительно думать, что с ней что-то крепко не так, какая-то действительно болезнь, которая не дает реально смотреть на вещи. И только агрессор понимает, что на самом деле происходит, и без него милого вообще никак не обойтись.



Удержание ( witholding) - сюда входят такие меры со стороны агрессора, которые не позволяют жертве как-то выразить свои мысли и эмоции. Происходит их насильственное удержание. Это такие действия, как « бойкот» ( отказ от общения), обесценивание эмоций ( «только идиоты смеются над такими шутками», « только психбольные расстраиваются из-за таких вещей»), обесценивание надежд и планов (« ты серьезно думаешь, что ты сможешь», « как о таком можно мечтать»), достижений («это любой дурак умеет»), жестокие шутки, блокирование общения ( изменение темы, отвлечение на посторонние вещи во время разговора, сведение серьезного разговора в шутку, откладывание беседы на потом), обвинение ( когда ты начинаешь говорить о своих проблемах, то расстраиваешь меня и у меня поднимается давление), критика ( если у тебя такие мысли, значит ты недостаточно хорошо ( что-тот делаешь), надо делать совсем по другому), отрицание ранее имевших место фактов, вызвавших отрицательные эмоции жертвы, навешивание ярлыков (« ты так говоришь, потому что ты идиот»). В результате этих мер жертва начинает ограничивать себя в выражении своего мнения, эмоций, желаний и планов, как глупых, непонятных, неуместных, неважных. Т.е. вынуждена их удерживать.



Сюда же относятся такие действия, как «ранение честностью» ( ты не обижайся, но я тебе скажу на чистоту); игнорирование; вторжение в личную жизнь ( «Я у тебя просто немного прибрала в столе и немного почитала личный дневник, а что ты там разве что-то неприличное пишешь, что нельзя читать\ да я читал твои СМСки\ переписку в чате, а что разве ты что-то от меня скрываешь); завышенные ожидания ( ты должен делать гораздо больше, потому, что у тебя на то способности); бестактности ( неуместные замечания, вопросы (« а почему у вас до сих пор нет детей»), действия , пожелания (« вы должны писать совсем другое и не об этом»), советы ( « я б на Вашем месте»), сожаления ( «На самом деле, мне тебя жаль»), непрошенные рассказы о своем опыте; унижение; пристыживание; распространение информации интимного характера; создание разных трудных ситуаций с целью испытать жертву; контролирование через других лиц ( например просит присмотреть соседей, куда и с кем ходит жертва); не требуемая забота; ненужные подарки, которыми потом требуют пользоваться; намекающие действия ( сноха плачет после ссоры со свекровью, а свекровь демонстративно убирает предметы, которые можно использовать для суицида. Сноха не собирается ничего с собой делать, но действия свекрови говорят, что она ( сноха) слишком неадекватна). У жертвы возникает ощущение неудобства за проявления своей жизни, так как эти самые проявления вызывают негативную реакцию окружающих. За свои чувства и действия приходится оправдываться, или чтобы не оправдываться лучше вообще скрывать.



Гашение (blanking) – значит отрицание ценности другой личности, пренебрежение ей, отказ ей в помощи, разделении обязанностей, поддержки. Например, человек подводит жертву, не является на важную встречу, не предоставляет нужные документы, муж отказывается выделять деньги на необходимые нужды ( купить крем для рук, не вызывающую аллергии бытовую химию, не дает денег на простенькую стрижку, отказывает в посещении стоматолога для оказания качественной помощи) неработающей и сидящей с маленьким ребенком жене, потому, что он не считает эту потребность важной. А деньги-то его! Муж отказывает в любой помощи жене с детьми, мотивируя, что это женская работа. Родители отказываются учитывать интересы взрослого ребенка, самостоятельно переставляют мебель в его комнате, делают там ремонт по своему усмотрению, и на желаемую сумму, выкидывают его вещи, которые считают ненужными. Неожиданные приезды мамы в гости без предупреждения и учета времени и возможности взрослых детей ( яжемать).



Эти модели агрессии могут сочетаться, между собой, а так же перемежаться подлинной заботой и поддельной заботой. Например, кофе в постель утром, когда жертва еще спит и не планирует просыпаться. Жертва показывает признаки недовольства и получает еще 2 таблетки валерианки, от нервов.



Все эти ситуации могут вызывать постепенное развал психологических барьеров жертвы. Тем более если жертва имеет такое качество, как перфекционизм и считает, что действительно не так хороша и не так ценна. Еще более ситуация усложняется, если в ситуацию с обволакивающей агрессией попадает « милый человек». Т.е. он даже себе сопротивляться не позволяет, потому, что «люди же правду говорят\ добра хотят».



Хочу в заключении отметить, что этот вид агрессии встречается гораздо чаще, чем например агрессия явная. Так как жертва не всегда может включить свои защитные механизмы, когда по причине личностных особенностей, а иногда по причине того, что довольно долго не понимает, что происходит, то и последствия бывают довольно печальные и разрушительные. Вроде все вокруг чинно и приятно, а границы личности сметены. Это касается не только жертв, настоящих и потенциальных, чтобы они были внимательны к тому , что происходит вокруг. Это так же касается и агрессоров. Часто такие действия совершаются вовсе не по злому умыслу, а из-за потребности укрепить собственные плохие границы. Либо же агрессоры, опять же из-за собственных плохих границ не понимают, что уже вторглись в чужую территорию. Так что будьте взаимно внимательны к тому, что происходит в ваших отношениях.



Автор : Наталья Стилсон

Показать полностью
24
Синдром "Последнего глотка"
43 Комментария в Психология | Psychology  

Уважаемая лига психологов, у меня вот такая ситуация с моей девушкой. Условно стоит стакан воды, я делаю из него пару глотков, после этого девушка обязательно должна сделать последний глоток. То есть если я, после того, как она сделала глоток после меня, выпью ещё - она снова тянет руку. Такое может повторятся несколько раз, с неважно какой жидкостью (ну разве что кроме алкашки). Причём, девушка в это время может залипать в телефон. То есть она неосознанно делает "последний глоток". Такая ситуация только с "общей жидкостью". Если у каждого в руке по бутылке воды - к моей она не потянется.

Мне даже нравится ее выбешивать, когда это происходит у неё осознанно. То есть она смотрит на меня, я специально делаю глоток, даже если не хочу пить - она все равно тянет руку. Девушка говорит "Хз почему, просто хочу".

Она не из бедной семьи, в детстве было все в достатке у них. Есть младший брат, разница в 7 лет. 20 против 13 лет.


Проблем это не доставляет, просто интересно - почему так?) и можно ли это как-то искоренить?)

66
Каково это - проходить психотерапию: 14 вещей, о которых вам никто не скажет
64 Комментария в Психология | Psychology  
Каково это - проходить психотерапию: 14 вещей, о которых вам никто не скажет Психология, психотерапия, Гештальт, длиннопост

Ниже отзывы людей (зарубежных - но у нас все примерно так же), которые проходили процесс психотерапии.

Как найти хорошего терапевта и не нарваться на плохого, я писал здесь

Если у вас есть вопросы про то как проходит процесс психотерапии - буду рад ответить (я больше знаю про гештальт-терапию, но общие принципы примерно одинаковые)


Мне было бы интересно, если бы вы написали, какие у вас представления о психотерапии и страхи перед психотерапией.  


(Лет 20 назад, когда я начинал свою карьеру в психологии с должности школьного психолога, я помню, как школьники с опаской относились к взаимодействию с психологами, потому что они "не психи" :) ).



КАКОВО ЭТО – ПРОХОДИТЬ ПСИХОТЕРАПИЮ: 14 ВЕЩЕЙ, О КОТОРЫХ ВАМ НИКТО НЕ РАССКАЖЕТ



Издание BuzzFeed попросило своих читателей поделиться своими мыслями о прохождении психотерапии. Вот 14 самых примечательных ответов.


1. Не надо чувствовать вину за то, что вы будете много и долго говорить исключительно о себе.


- "У меня ушло 3 недели на то, чтобы начать открываться и не чувствовать вину за это. Но как только я смогла это сделать, это помогло мне поверить в то, что я важна, что я заслуживаю получить помощь. Это помогло мне осознать, что я значима и могу говорить о себе".


– Серена Казми, Facebook


2. Потребуется время, чтобы найти «своего» терапевта.


- "Очень важно помнить, что первый терапевт, к которому вы идете, может вам не подойти. И это нормально. Доверяйте себе и своей интуиции, но не перепутайте их со своим сопротивлением. Возможно, вам придется встретиться с несколькими терапевтами перед тем, как вы найдете «своего».


– Оливия Райс, Facebook


3. И как только вы найдете того самого терапевта, не переживайте, если потребуется время, чтобы соединиться с ним.


- "У меня заняло некоторое время, чтобы почувствовать себя в своей тарелке на встречах с терапевтом. Я рада, что не сдалась с самого начала и позволила процессу течь".


– Брайан Эйвори, Facebook


4. Как правило, первая встреча – это только знакомство.


- "Вы не сходу погружаетесь в свои детские травмы. Потребуется время. Этот процесс не терпит спешки".


– Трисия Эндж, Facebook



5. Психотерапия может стать самым важным, что вы когда либо делали для себя.


- "Это было по-настоящему моим самым важным способом, чтобы проявить заботу о себе. Было страшно, было пролито много слез, но как хорошо я себя чувствую сейчас!"


– Бруклин Рамос


6. Терапия нужна каждому!


- "Я бы рекомендовала пройти процесс терапии каждому человеку на земле. Я думаю об этом очень просто: ты будешь с самим собой до конца своей жизни, так почему бы не узнать о себе чуточку больше, стать лучшим человеком, более осознанным и в конце концов счастливым и гармоничным? Как только у тебя появляется навык распознавать свои чувства и эмоции, ты как будто переходишь на другой уровень жизни… даже дышится легче. Это лучшее, что вы можете сделать для себя! Я серьезно!"


– Сьюзан Херст, Facebook


7. Дайте процессу время, чтобы почувствовать прогресс!


- "Не стоит ожидать, что все ваши проблемы решатся за пару-тройку сессий. Не вините терапевта. Или себя. Это длительный процесс".


– Элиза Летни, Facebook


8. Это странное чувство свободы, когда ты можешь быть открытым и честным с незнакомцем.


- "Я думал, что это будет тяжело открыться своему психотерапевту, но оказалось, разговаривать с ним о моей депрессии гораздо проще, чем с родителями и друзьями. Терапевт не будет тебя осуждать или избегать тебя, потому что ты делишься своими проблемами. Это его работа – помогать тебе справляться с этими вещами".


– Браун Рив, Facebook


9. Некоторые сессии бывают очень выматывающими.


- "Психотерапия может быть эмоционально и физически очень выматывающей, особенно когда вы касаетесь болезненных тем. В эти дни я стараюсь, чтобы после сессии у меня не было запланировано никаких дел и встреч".


– Грейс Сейг



10. Порой терапевт выводит меня из себя.


- Синтия Хинкли



11. И вы часто будете недовольны отсутствием конкретных ответов.


- "Приготовьтесь к фрустрации. Иногда будет казаться, что вы идете в никуда, что вы ходите по кругу, что одни и те же проблемы всплывают под разным соусом. «Мне не важно, откуда мои проблемы! Дайте мне решение, чтобы они наконец исчезли!», – так вы часто будете думать или напрямую говорить своему терапевту. Такие мысли нормальны. И в таком состоянии тоже есть прогресс (при условии, что у вас хороший терапевт)".


– София Корнеллиус, Facebook


12. Пожалуй, не стоит краситься перед сессией.


- "Все равно вся тушь потечет".


– Луиза Купер, Facebook



13. Для меня терапия – это маленькие изменения.


- "В моем случае не было такого киношного озарения, когда ты час плачешь у терапевта, а потом солнышко засветило у тебя над головой и снова все отлично в жизни. Изменения были маленькие, почти незаметные, но потом спустя год я поняла, что моя жизнь значительно изменилась к лучшему".


– Фернанда Айзендечер, Facebook



14. Благодаря психотерапии у тебя появляется безопасное место, где ты можешь попытаться понять и излечить свои травмы.


- "Если у вас было много травм, терапия будет снова и снова сталкивать вас с ними, но в безопасном месте и с человеком, которому вы доверяете. Соприкасаясь с ними, вы постепенно исцеляетесь".


– Ченноа Саммер, Facebook

Показать полностью
104
"Родовое проклятие". Сделано вручную.
6 Комментариев в Психология | Psychology  
"Родовое проклятие". Сделано вручную. психология, психотерапия, длиннопост

Хороший текст Людмилы Петрановской


Обратилась ко мне какое-то время назад мама 15-детней девочки. Девочка родилась от студенческого бурного романа мамы с однокурсником. Однако вскоре выяснилось, что парень плотно сидит на игле, и не исполнилось дочке и нескольких месяцев, как он умер от передоза. Мама и ее семья были, конечно, очень травмированы этим, они панически боялись, что девочка унаследует "гены" наркомании, что вырастет и повторит судьбу отца. Поэтому девочке никогда о нем ничего говорили, она не общалась с родней с отцовской стороны, не видела его фотографий, ни мама, ни она не ходили на кладбище и вообще о нем не вспоминали.

Угадайте, с чем пришла ко мне мама?


Да. Девочка начала настойчиво интересоваться наркотиками. То есть об этом маме все время говорила и намекала, что мол, все надо в жизни попробовать. (Что само по себе интересно -- обычно-то все наоборот, и родители знать не знают). Вроде до самого приема веществ пока не дошло, но могло в любой момент.


Мама в ужасе, естественно. Неужели гены? Или родовое проклятие? Недостаточно хорошо скрывали?



Такой ход мысли не редкость, а еще чаще приходится работать со взрослыми уже людьми, от которых вот так в свое время из лучших побуждений скрыли одного из родственников (обычно папу, хотя встречались и мамы, и старшие братья-сестры), которые пили, кололись, или сидели в тюрьме, или покончили с собой, или имели психиатрический диагноз, или совершили нечто "недопустимое" (например, папа бросил беременную жену и ушел к другой). И последствия этого сокрытия бывают очень грустные.


Пожалуйста, не делайте так никогда.


Чтобы стало понятней, почему, и как на самом деле устроено "родовое проклятие", помещу здесь небольшой отрывок из последней книжки, которая "Дитя двух семей". Потому что все это справедливо совсем не только для приемных детей.


"Главный страх приемных родителей, которые стоит почти за всяким нежеланием контактов с кровными родственниками такой: они на него плохо повлияют, он выберет их образ жизни, а не наш, и судьба его будет трудно и невеселой, как у них. И кажется, если оградить, если он не узнает, не увидит, не сможет «распробовать», то и риска меньше. Хотя все равно страшно: гены. А еще говорят, бывает семейное проклятие – все потомки повторяют судьбу несчастного предка, что ни делай.


Фантазии о «проклятии» не вовсе на пустом месте возникли. Семейные терапевты, работающие с передачей травмы через поколения, много раз наблюдали, как трагические события или роковые выборы, имевшие место в жизни дедов и прадедов сказываются на жизни их потомков. Причем чем усерднее семья делает вид, что «ничего такого не было», чем более запретны разговоры и воспоминания о событии или о самом человеке, с которым оно связано, тем сильнее и трагичнее могут быть последствия. Никакой мистики здесь, наверное, нет. Просто, вырастая в ситуации, когда некоторые люди и темы окружены завесой умолчания или лжи, ребенок невольно фиксирует свое внимание на том, «о чем нельзя говорить и думать». Если можно говорить обо всем, кроме Х, и так годами, невозможно не вычислить Х.


Кроме того, он растет с ощущением, что есть качества или поступки, за которые тебя могут «исключить» из семьи, сделать вид, что тебя и не было вовсе, отменить. А для любого ребенка это очень страшная мысль, она поселяет в его сердце тревогу. А что, если и со мной случится нечто подобное – меня тоже сразу разлюбят? Как узнать, пока не проверишь? И вот ребенок, от которого тщательно скрывали, что его отец – наркоман и умер вскоре после его рождения от передозировки, в свои пятнадцать вдруг начинает интересоваться темой наркотиков, ищет соответствующих друзей, словно задавая своим родным вопрос: и? Теперь вы сделаете вид, что и меня тоже никогда не существовало?


На самом деле судьба родителей, их выборы, их ошибки и достижения – это как наследство. Нам достается большой сундук, полный всего и разного, и это уж наша задача: все там рассмотреть и разложить по кучкам: это мне очень нужно, это я брать не хочу, а про это пока не знаю, может, и пригодится потом. Никто не может всучить ребенку наследство насильно, ему решать.


Но представьте себе, что ему достался не сундук, а всего-навсего одна какая-то вещь. Плохонькая, грязноватая или даже опасная. Да и ту все время пытаются отобрать у него – чтобы не навредил себе. Внушают, что лучше ее выбросить, она и не нужна вовсе. Что он станет делать? Да конечно, вцепится в эту вещь мертвой хваткой. Потому что это все, что у него осталось от глубокой, жизненно важной связи с родителями. И потому, что это хотят у него забрать.


Так и с судьбой родителей. Если все, что ребенок знает (или как бы не знает) о папе – что тот наркоман, эта мысль начинает обретать над ним огромную власть. Он уже не Петя и не Коля, живой и разный человек с набором всяких качеств. Он сын наркомана. Это, если хотите, миссия. Заклятие. Судьба. От нее можно бежать изо всех сил, к ней можно стремиться, но так или иначе его жизнь будет проходить под дамокловым мечом этого постоянного выбора, очень узко ограниченного, и потому кажущегося ненормально значимым: стать наркоманом, как отец, или нет? Чем больше будет давления, угроз, опасений у остальной семьи, тем большей значимостью и силой накачивается «роковой» выбор. Тем жестче выбор: кого предать и кому хранить верность? Отца? Остальную семью? Тем выше шанс, что человек сорвется, потому что выдерживать такое напряжение всю жизнь очень трудно.



А теперь представим себе, что факт отцовской наркомании – лишь один из многих в огромном сундуке. И еще там есть про то, что отец любил играть на гитаре, а еще – что на лыжах хорошо катался, и что терпеть не мог дождь, и в детстве у него была кличка «Рыжий», и учился он на механика и все умел чинить, а писал всегда с ошибками, и еще был сладкоежкой, и много, много, много всего разного, веселого, грустного, хорошего, плохого, удачного и не очень. Все перед тобой: разбирай, выбирай, примеряй на себя. В семье об отце говорят не только с ужасом и стыдом, но с разными чувствами: с грустью, с улыбкой, с тоской, с любовью. Никто не дает понять, что тебе придется выбрать: ты его ребенок или наш? Твое сходство с ним в мелочах не пугает маму и бабушку, а трогает, и ты не сын наркомана, ты сын своего отца, человека, чья жизнь трагически закончилась, но не была вся от начала до конца сплошной трагедией и ошибкой. Заклятия нет, есть жизненная драма, которая часть твоей судьбы, но не сама судьба."

взял здесь:http://ludmilapsyholog.livejournal.com/156361.html

Показать полностью
95
Как живется человеку с психологической травмой "изнутри"?
39 Комментариев в Психология | Psychology  
Как живется человеку с психологической травмой "изнутри"? Психология, психотерапия, Гештальт, длиннопост

Продолжаем про травму. Еще один отрывок из книги Елены Петровой. (первый отрывок - здесь )


Как же им живется «изнутри?»

Попробуем представить, как это видится, чувствуется, осознается изнутри. Наверное, наиболее постоянное чувство, сопровождающее человека по жизни – это переживание отчуждения. Человек переживает что-то, что он может передать словами: «Во мне есть что-то, что я сам не знаю. И это что-то, с чем я не имею контакта». Человек может сам удивляться своим неожиданным переживаниям приступов «ярости» и даже считать их ценными. Он может и свою холодность, «заледенелость» считать ценностью. Что-то типа «сохранять хлад духа в жарком бою. Дистанцированность и неполное понимание чувств других может ощущаться ими как «нормальное», поскольку им не знакомо другое чувствование, но может и беспокоить как некая «инаковость», непохожесть. Поэтому чувства и поступки других людей – это предмет анализа. Заметим, что это иногда является идеальной мотивацией для поступления на психологический факультет. Чувство отделенности, печаль, рефлексивность – вот черты, которые часто можно заметить в поведении этих людей. Они готовы помогать, так как сами нуждаются в помощи. Они часто выглядят грустными. И их отдаленность от других людей служит основанием для того, чтобы оказывать помощь.


Это переживание отделенности сильно вовлекает человека, и иногда такие люди это переживание могут описать, обозначить словами. Подчас, они говорят о себе – «я инопланетянин», или «меня подкинули в детстве». Чувство отделенности и изоляции может быть спроецированным, быть перенесенными вовне. Проекция дает основание для того, чтобы чувствовать: «меня отвергают». Иногда это переживание чуждости и грусти становится доминирующим. Типа «я тут чужой», «они все радуются, но это не совсем про меня».


Иногда они себя считают «психами», так как знают, что в них что-то есть «ненормальное». Это могут быть вспышки ярости, или подавление чего-то, или чрезмерный самоконтроль. Тема о том их беспокоит то, что они не могут раскрыться до конца и до конца быть понятыми другими людьми. Что что-то в них не дает возможности и просто пути к близости с тем человеком, кто проявляет нежность. И не ошибается!


Иногда отмечают в глубине себя ярость. Эта ярость проявляется в отношениях с терапевтом в ситуациях, когда есть шанс на близость. При этом точно не может различить, на кого ярость. И часто он не может идентифицировать потребность, которая является базой для раздражения. Заметим, что человек часто не может различить ярость, называя ее раздражительностью. Он буквально может впасть в отчаяние, если спросить его: «На кого ты злишься?»


Трудность диагностики заключается в том, что эпизоды ярости могут наблюдаться у людей с патологией характера. В последнем случае ярость не есть последствие конкретного события, а просто проявление привычного типа реагирования.



Почему они так себя ведут?


Итак, каковы же причины такого странного явления? Можно ли им помочь?


Они ведут себя так, потому что, возможно, у них наблюдается последствие ранее пережитой травмы. Что-то произошло в прошлом, что побудило человека так сложно устроить свою психику. Человек, находясь в отношениях с близкими людьми, попадая в ситуацию сильного психологического травмирования, вынужден таким образом сохранять свою целостность в условиях слишком сильной перегрузки и спасать ЭГО от угрозы разрушения, которая имела место в эпизоде отношений при произошедшем сильном эпизоде травмирования. И именно эта сложная структура поддерживает изнутри такое странное нарушение процесса и формы контакта.


Задача терапии – восстановление процесса контакта, и тогда человек почувствует, что «все встало на свои места и все станет хорошо». Скажем пока кратко: если в результате проработки травмы в душе человека восстановится естественность эмоций, свобода и целостность и спонтанность контакта с миром, это легко заметит и сам человек, и его окружение.


Что же делать мишенью в терапии? Терапевт, прежде всего, может вспомнить известный факт что при ситуации травмирования происходит расщепление души как будто бы на три части. Этот факт был описан психоаналитиками еще в начале ХХ века (Фрейд, Ференци и другие). Эти три зоны образуют как будто бы изолированные структуры, своего рода острова в психической жизни человека. Они функционируют каждый отдельно и противодействуют попыткам интеграции. Это:


"замерзание", застывание и изоляция эпизода травмирования,


регрессия в защиту (часто это ярость),


холод ума той части личности, которая «решила забыть о чувствах» и сохранить спокойствие и бесчувственность ради выживания.


Мишенью терапевта будут все три области, но, прежде всего, требуется восстановить подвижность и душевную свободу в области «замерзания». Нет смысла атаковать приступы ярости (инфантильный вариант защиты) или душевную холодность и «разумность», так как эти способы поведения вынужденные. Если восстановится спонтанность, тогда излишняя холодность ума и странные приступы ярости сами станут воспоминанием.



Что же терапевту с таким людьми делать?


Конечно, «в лоб» прямым объяснением ситуации клиенту не помочь. Если просто сказать такому человеку, как он себя ведет, это только травмирует его. Потому что у такого странного явления есть глубинная причина.


Наверное, каждый имеет опыт попытки давать советы таким «странным людям». Один из вариантов такого совета: стараться тренироваться «быть как все». Но замечено, что при выработке «полезных коммуникативных навыков» или «способности к контакту» такой человек становится все более печальным. И все боле чувствует свою отчужденность. Как будто бы есть некоторый внутренний монолог типа: «Вы говорите, что со мной тепло, и говорите о хорошем контакте со мной, а я чувствую ярость, что не могу помочь и в то же время печаль о том, что что-то главное проходит мимо меня».


В других случаях, сообщение человеку-«травматику» того, что он «не поддерживает контакты» воспринимается им как болезненное напоминание, что он некомпетентен, «не как все» и, короче говоря, просто «инвалид», что он какой-то «неправильный». Конечно, ему это неприятно, и он как социально послушный человек пытается исправить ситуацию, стараясь «быть как все».


Иногда, наоборот, такой человек старается стать более успешным за счет общего повышения своей активности: «увеличивай агрессию и все будет хорошо!». «Забудь о себе, и выполняй функцию». Есть даже известный эффект использования энергии травмы. Такой человек как будто бы имеет вечный двигатель внутри своей души. Но для его душевного состояния все это как-то бесполезно. Чтобы помочь такому человеку, надо понять механизм его внутренней жизни. Надо сделать попытку открыть карты.


Это люди, которые в свое время пережили серьезный травмирующий опыт и не вполне целостно вышли из этого опыта. Такой человек действительно может быть очень успешен. Послушный ребенок понравится взрослым, так как в будущем он станет серьезным и будет все хорошо понимать. Только наблюдательные люди замечают, что такие люди с годами становятся трагически печальными, депрессивными и теряют энергию.


Наверное, мы не можем рассчитывать на дальнейшее усиление роли «умной» части. Она и так перегружена и слишком много берет на себя. Наверное, надо как-то восстановить «замороженные» фрагменты, но как? Ведь если просто обратиться к ним, человек испытает ту же замороженность чувств. Значит, есть какая-то тайна в той части переживаний, где собирается энергия, которая фокусируется вокруг «регрессивной защиты». Вроде бы она бесполезна и безадресна, и в тоже время что-то блокирует. По поводу этой тайны будет написано позднее. Отметим пока, что временный сброс ярости через тело дает облегчение, но ненадолго. Надо делать что-то более серьезное.


И еще заметим, что в ситуации сильного стресса такая стратегия «расщепления»: частичная регрессия в сочетании с «отщеплением части личности» сама по себе полезна. Это спасает человека от чрезмерной перегрузки, которая могла бы привести к спутанности и даже дезориентации чувств.

Показать полностью
68
Грубый клиент (курьёзный психотерапевтический случай)
23 Комментария в Психология | Psychology  

Сегодня расскажу курьёзный случай про одного моего забавного клиента. С его разрешения, понятное дело...


Обратился он ко мне с необычным запросом... Хотя, нет, прежде расскажу про его манеру общаться для того, чтоб вы прочувствовали всю атмосферу. Манера примерно такая: "Так, эй, психолог, короче, как там тебя... забыл... эт самое, садись, делай там, что надо... ...я жду..." Как только услышал что-то подобное от него, хотел сначала обидеться и послать. Но потом вспомнил, что не умею обижаться... Шутка!.. :)


На самом деле, я малость опешил от такого обращения, но, приглядевшись к человеку, понял, что это не отношение такое у клиента ко мне или другим людям, а, скорее, манера общения + отсутствие по меркам среднестатистического человека чувства юмора.


Какой же запрос был ко мне? Не поверите, если скажу. Подумаете, что выдумываю... :) "Хочу, - говорит, - завалить одного мерзкого гражданина, но не могу: страх сдерживает. А твоя задача, психолог - убрать сей психологический барьер". Так и говорит: "Хочу завалить..."


Я сначала подумал, что это какой-то троллинг или розыгрыш от коллег. Но на вид клиент выглядел весьма серьёзно, да и деньги готов был за работу платить. Короче, из-за денег я согласился помочь завалить... Тоже шутка!.. :)


В общем, ладно, дай, думаю, ради прикола соглашусь. Садимся работать. Идёт очень хорошо. Поднимаем из подсознанки с ним эпизод, где "Ромео" в юношестве из-за несчастной любви решил утопиться. Приходит на мост. Готовится. Чувства там переполняют и всё такое. "Ну, я вам всем покажу! Вы ещё поплачете обо мне!" В общем, вы поняли, классика то есть...


Пытаемся этот эпизод с ним проработать и... не получается. И так уже, и эдак. Я аж вспотел... :) Ну, и тут, устав от попыток подобрать ключ к эпизоду, чисто интуитивно спрашиваю человека: "А если бы у Вас был выбор, Вы бы покончили с собой или завалили бы того, кого сейчас хотите убить?". Он немного задумался, а потом отвечает: "...Что-то мне перехотелось кого-либо убивать..." "Чего так?", - спрашиваю. Клиент сформулировать не может. Помогаю ему... Далее напишу уже своими словами ответ на мой вопрос.


Человек прочувствовал, что в его случае страх убить другого идентичен страху убить себя. И желание убить другого - есть желание убить себя из далёкого прошлого. ...И вся связка-полярность "хочу убить другого - хочу убить себя" схлопнулась.


Спрашиваю: "А гражданина треклятого всё ещё ненавидишь?". Отвечает: "Ну, он, конечно, скотина, но ладно, пусть живёт". Меня уже от ситуации на ржач пробивает - говорю со стёбом, зная, что с чувством юмора у него туго: "Может, всё-таки завалим?.. на всякий случай.." "Не-не-не, не-не!.." - открещивается. Я деланно-снисходительным тоном: "Ну, ладно, пусть тогда живёт... ...Но если что, обращайтесь..." :)


Мораль: вот так терапия спасает жизни... :)


Кстати... а вы не хотите никого завалить?.. :)

Показать полностью
83
Люди, с психологической травмой
22 Комментария в Психология | Psychology  
Люди, с психологической травмой Психология, Психотерапия, Гештальт, длиннопост

Продолжаю выкладывать материалы о психологической травме. На этот раз - отрывок из книги Елены Петровой, посвященной психотравме.  О том, какими могут казаться люди с психотравмой другим людям. В следующем посте напишу о  том, как люди с психологической травме чувствуют себя "изнутри".


Как всегда, если есть вопросы - на что могу ответить - отвечаю

Странные и приятные люди

Эти люди вежливые и приятные. Они легко вступают в формальный контакт. Улыбаются. Их легко заметить среди участников психологических тренингов, потому что эти люди легко могут предложить себя для экспериментов, могут стать клиентами, выйти работать на «горячий стул» по первому предложению ведущего, не уделяя внимания ориентации в обстановке, среди мало знакомых людей. Они готовы к психологическому риску. В присутствии незнакомых или малознакомых людей они свободно раскрывают всю глубину чувства или личную информацию.


Окружающие, правда, считают, что эти люди со странностями, что в общении они слишком легко и часто нарушают психологические границы. Что свои собственные психологические границы они тоже берегут слабо, и из-за этого с ними часто «не так уж просто по жизни». Что эти люди непредсказуемы.


Кроме того, эти странные люди бывают порой непредсказуемыми для окружающих. Например, в привычной обстановке они некоторое время сохраняют спокойствие и благовоспитанность, и вдруг, неожиданно для себя и неясно по контексту для окружающих, их эмоциональное состояние меняется, они проявляют либо ярость, либо «выпадают» из ситуации. В такие моменты они могут стать жестко и немотивированно атакующими. В обычной жизни эти люди, тем не менее, воспринимаются как сдержанные, социальные, покладистые, «приятные». Они много и вежливо улыбаются, не склонные к конфликтам, иногда даже кажется, что им немного не хватает силы личности и душевной открытости. О них говорят, что они не могут устанавливать отношения «средней дистанции» в общении с людьми, и сами часто соглашаются с замечанием, что у них все получается «либо слишком близко, либо слишком далеко». К сожалению, признание этой своей особенности, сделанные на сессии в присутствии терапевта или в беседе с просто внимательным человеком мало помогают человеку в плане изменения стиля поведения. У него действительно не совсем получается привычное «для всех» легкое общение на «средней» дистанции. Поэтому они чувствуют себя немного чужаками.


Это такой вежливый человек, он старается быть «как все», его считают «очень милым», он какое-то время умеет вежливо и старательно поддерживать «отношения средней зоны». Но главная трудность, которую такой человек испытывает в коммуникации, – это трудность в установлении близких отношений. Консультанты-психологи легко поставят им диагноз – «страх близких отношений». Если все-таки ему удается «приблизится», он строит отношения как-то неумело. Со стороны кажется, что он проявляется в отношениях суховато, странновато, без открытости и искренности, проявляет мало спонтанности и теплоты чувства.


В ответственных ситуациях, в ситуациях, где есть эмоциональное напряжение, эти люди вдруг неожиданно для окружающих занимают слишком «детскую» позицию. «Детская» позиция проявляется в том, что они чувствуют «детские» чувства: обиду, страх; или соматизируются, заболевают и «выпадают из контакта».


Парадоксально, но в экстремальных ситуациях они неожиданно успокаиваются. «А он, несчастный, ищет бури, как будто в буре есть покой». Эти известные слова романтического поэта написаны именно о них.


О таких людях можно сказать, что это люди отчужденные, с «какой-то тайной», что они «дистанцируются», что они отчуждаются и странно устанавливают контакт. Бытует мнение, что они жестко конкурируют и не могут проявить эмпатии. В ситуации конкуренции бывают бесчувственны, необоснованно жестоки, неожиданно проявляют ярость. Иногда заметно, что они мало способны к состраданию. В ситуации, когда рядом с ними человек испытывает душевную или физическую боль, как-то «напрягаются», хотя умеют понимать, распознавать силу чувств другого. Есть хорошо узнаваемые личностные и социальные приметы, которые позволяют отличить таких людей от «всех остальных». Например, это могут быть мужчины, которые в профессиональной активности ищут ситуаций, где есть риск для жизни. Они поступают на службу в органы МВД, занимаются экстремальными видами спорта. Женщины такого типа, наоборот, могут постоянно занимать позицию «жертвы», выбирать мужей с садистическими наклонностями, или профессии с низким социальным статусом.

Показать полностью
293
Современный взгляд на психотерапию
10 Комментариев в Психология | Psychology  
Современный взгляд на психотерапию
30
Что травмируется при психотравме?
38 Комментариев в Психология | Psychology  
Что травмируется при психотравме? Психотерапия, Психология, Гештальт, длиннопост

Еще одна статья на тему психологической травмы.

Автор Светлана Панина.

Я в этой статье не о конца согласен с этой фразой: Есть несколько событий, которые травматично влияют на всех без исключения детей.

Я бы по-другому сформулировал: Есть несколько событий, которые с большой степенью вероятности травматично влияют на большинство детей


Теперь статья

Современные родители зажаты в двойные тиски. С одной стороны, травмированные в своем детстве, многие из нас не по наслышке знают, как могут влиять на жизнь события, которым не придавали значения наши собственные родители. "Что, зуб в школьном кабинете стоматолога вырвали? Подумаешь, зуб! Вон, во время войны твоему деду ногу без наркоза пилили. И ничего. Что? Держал тебя физрук и завхоз, чтоб не вырывался? Ужас. Как тебе не стыдно? Большой уже мальчик - не мог потерпеть что ли?"


С другой стороны, совершенно невозможно прожить жизнь, укрывая ребенка от всех неприятностей. Дети даже при самом лучшем присмотре за ними, способны физически травмировать себя и окружающих. В мире постоянно происходят разные события и не все они безопасны для жизни и здоровья. А кроме того ребенка могут унизить учителя или сверстники. Родители могут развестись. Домашний хомячок сбежать. Любимая бабушка умереть.


Итак, настало время разобраться, что такое психотравма у ребенка, как она проявляется и что могут сделать родители, если избежать ее не удалось.


Всем нам знакомо понятие физической травмы. Это когда что-то целое - орган или ткани тела - становится поврежденным. Страдает целостность организма - это можно увидеть своими глазами или на рентгеновском снимке. Иногда внешне травмы не видно. Но на ее месте есть боль или ограничивается подвижность и функциональность органа или системы.


Психотравму на рентгене не увидишь. По крайней мере - не сразу. Ученые, изучавшие мозг ветеранов вьетнамской войны, страдавших посттравматическим стрессовым расстройством, заметили, что определенный участок мозга - гиппокамп, у них был меньше и хуже выполнял свои функции. Было не понятно, то ли ветераны так плохо справились со стрессом, потому что у них этот кусок мозга неправильный. То ли это стресс привел к "усыханию" гиппокампа. Однако дальнейшие исследования показали, что у тех, кто в детстве систематически подвергался насилию, с мозгом творится та же история. Вероятно, гормоны стресса разрушают эту структуру при длительном воздействии угнетающих обстоятельств. Последствия этого разрушения у взрослых - депрессия, фобии, навязчивости, зависимости. Но как распознать психотравму у детей, которые еще пока не научились "лечиться" алкоголем?



Любое необычное поведение во время экстремального события или после него может быть свидетельством психторавмы. Если ребенок слишком спокоен там, где другие люди испытали бы сильный испуг, или наоборот, слишком активен и возбужден, следует проявить внимание. Если ребенок не способен говорить о событии, избегает ситуации, где оно произошло, предпочитает не вспоминать или наоборот постоянно, навязчиво возвращается к событию снова и снова - можно заподозрить психотравму. Если родители отмечают, что после события ребенок начал регулярно мочиться в постель, просыпаться от кошмаров, стал избегать родителей или наоборот, не отпускает их ни на секунду, часто и агрессивно бьет игрушки или ломает предметы, то мало кто продолжает сомневаться, что на ребенка что-то очень сильно и нехорошо повлияло.


Есть несколько событий, которые травматично влияют на всех без исключения детей.


а) Чрезмерно ранняя сепарация (разлука с матерью в период младенчества, госпитализация матери или ребенка без родителей в возрасте до 2 лет)


б) Инвазивные медицинские вмешательства без поддержки родителей (операции, постановка катетеров, инъекции, клизмы)


в) Систематически ненадлежащий уход (недоедание у ребенка или насильственное принуждение его к перееданию, постоянное переохлаждение или перегревание, отсутствие гигиены или чрезмерная озабоченность ухаживающих лиц ею)


г) Тяжелые травмы и болезни, требующие госпитализации ребенка


д) Насилие физическое, сексуальное или эмоциональное (избиение, ограничение физической свободы, принуждение к сексу или участию в производстве, просмотре порнографичиеской продукции, унижение, подавление и шантаж)


е) Тяжелые болезни или смерть родственников, родных, близких, друзей


ж) Наблюдение насилия в адрес родителей, близких, друзей, домашних животных


з) Серьезные отравления, случайный или вынужденный прием ребенком токсичских и психоактивных веществ (яды, алкоголь, наркотики, общий наркоз)


и) Нахождение в зоне аварий, стихийных бедствий, катастроф, разрушений, военных действий.



Если с ребенком произошло что-то из этого списка, не стоит гадать, есть ли у него психотравма. Надо действовать так, как будто она у него есть. Как именно действовать - об этом отдельной темой.


В общем и целом событие, вызывающее психотравму, будет скорее всего внезапным, разрушительным и непреодолимым. То есть таким, к которому было невозможно подготовиться, которое серьезно нарушает привычный ход событий и против которого нет "иммунитета", нет сил и возможностей бежать или бороться. Такое событие создает ощущение беспомощности и безысходности. Одновременное сочетание этих обстоятельств чаще всего и приводит к срыву механизмов адекватного реагирования и психотравме.



Некоторые дети могут быть травмированы событиями, которые являются рядовыми для других. В этом случае бесполезно составлять списки - имеет смысл наблюдать за поведением ребенка. Если ребенок проявляет заметные нарушения адаптации, резко меняет поведение на агрессивное или становится слишком "хорошим", предъявляет боли в животе, голове и прочие тревожащие родителей симптомы, а событие попадает под критерии "внезапное, разрушительное и непреодолимое" - конкретно для этого ребенка, то можно подозревать, что ребенок травмирован.



Чтобы окончательно вас запутать, предложу задачи для размышления. Как считаете, была психотравма или нет в таких случаях:



1. Родная бабушка со скверным характером несправедливо накричала на внука за разорванные штаны, а через пять минут прорыдавшийся ребенок навязчиво бежит за очередным бабушкиным пирожком.


2. Ребенок улыбался врачу, героически вытерпел укол от медсестры, и после две недели играл в доктора, радостно препарируя любимого плюшевого мишку.


Если будет желание, опишите ход своих мыслей.


Автор: Светлана Панина

http://svetlana-panina.livejournal.com/445385.html

Показать полностью
32
Ничего серьезного
11 Комментариев в Психология | Psychology  

Мы встретились в электричке. Я решил съездить к родителям, но автомобиль был против. Морозы не позволили завестись. Я попробовал заказать маршрутку, но свободных не оказалось. Пришлось вспоминать студенческий тип передвижения. В электричке время словно замерло, только телефоны в которые залипали пассажиры стали новее. Однако даже песни музыкантов остались прежними. И вот в этой машине времени я встретил человека из прошлого.

— Привет!


— Привет! – скинул я капюшон куртки и попытался вспомнить имя… не вышло


— Как дела, что нового? – поинтересовался собеседник


— ЭЭмм, ну, вот майку купил


— А, понятно, а я вот с девушкой расстался


— Поздравляю


— Да какое там, ты представляешь, я же жениться хотел, — парень посмотрел куда-то вверх


Пришло понимание, что поездка будет увлекательной. Он продолжал:


— Мы два года с ней встречались. Она мне так и говорила: «Игорь, ты как будто читаешь мои мысли». Такая родная душа. Ты представляешь: песни, книги, фильмы – один в один. Оба любили. Хотя что это я … наверное и сейчас…


— Игорь, что ж расстались?


— Ну, это длинная история…


— Да, я так и думал (опасался)


— Ну в общем мы познакомились в комментариях…


— Где, прости?


— Я прокомментировал какой-то пост в сети, она прокомментировала мой комментарий, ну а там понятно: лайки, смайлики, песни…


Под слово «песни», как будто поджидая сигнала, вошли музыканты и в две гитары сыграли «Боже какой пустяк» Александра Иванова. Кавер удался, хотя в глазах артистов можно было прочитать, что с бОльшим удовольствием они спели бы что-то из Егора Летова. Вот только целевая аудитория вряд ли им бы это позволила. Все-таки в переходе играть проще, подумалось мне, там можно вполне смело затянуть цоевскую: «Эй, прохожий проходи, эх, пока не получил» и прохожий действительно пройдет (проверено). А тут нужно соответствовать. Вот если бы вагон наполнила молодежь... Но тут в основной массе бабушки и дедушки и ирония в том, что в этих вагонах всегда буду ездить бабушки и дедушки и петь будут не Летова а Иванова. Но это не точно.


Ребята закончили про «пустяк» и собрали почти авторский гонорар.


— … так вот мы были очень похожи, — вернул меня в действительность собеседник, —посмотри какая улыбка!


В телефоне незамедлительно были найдены и продемонстрированы фотографии красивой брюнетки в изящных очках и клетчатой рубашке.


— В первый год все было прекрасно, мы планировали поездки на курорты присылали друг другу фотографии. Согласовывали вид из окна номера в Париже с видом на Эйфелеву башню. Спорили о том, в каком районе лучше поселиться. А потом напивались и соглашались не ехать в Париж. Она любит ром с колой… А потом все закончилось…


— Спилась?


— Перестань! Она не такая! Я звонил по скайпу, но потом случились какие-то проблемы с компьютером и она перестала предлагать созвониться


— Приехал бы к ней с букетом


— Не все так просто. Она в другом городе…


— Да, это конечно серьезная проблема. Не везде цветы продают. Неужели она не выдержала жизни в нашем прекрасном городе детства и переехала?


— Нет, всегда там жила


— А, то есть вы ездили друг к другу?


— Нет, не ездили. Я не знаю ее адреса, а она не знает где живу я


— Подожди, значит вы за два года ни разу не были друг у друга? Где же вы время проводили??


— Мы не пересекались в оффлайне.


В этом месте у меня случился когнитивный диссонанс


— Я правильно понимаю: вы ни разу не виделись по-настоящему? – Стали соединяться детали в моей голове


— Виделись, в скайпе!


— В живую я имею ввиду


— Ха, так мы же не мертвые общались!


У меня закончились уточнения.


— Понимаешь, это были идеальные отношения! Мне не нужно обладать человеком! Любовь – это акт веры! Понимаешь?


— Понимаю, что тебя либо завербовали в секту, либо Эриха Фромма на день рождение подарили… Ты же говорил вы пили вместе?


— Да, по скайпу


— О, Боже. Слушай, так а почему вы все-таки расстались?


— У нее оказался другой


— Вот как…


Еще минут двадцать я слушал о том, что это были идеальные отношения. И все было бы хорошо, не опубликуй она фото со своим парнем. Они ни разу не виделись, не ходили по магазинам, не делили компьютер и телевизор, он не видел ее утром без косметики, но это были лучшие отношения в его жизни. Самая масштабная ссора у них возникла, когда она на его сообщение ответила «ясно». Что сказать, идеально… Но это не точно.


Мы приехали в пункт назначения. Тут Игорь стал махать какой-то девушке на перроне. Она ответно поприветствовала его.


— Кто это?


– Это так… Ничего серьезного…


— А, ну понятно


Мы попрощались. Я успел увидеть, как «Ничего серьезного» обняла и поцеловала Игоря.


---

vk.com/zhenyal

Ничего серьезного электричка, отношения, Любовь, интернет, социальные сети, длиннопост
Показать полностью 1
184
Насилие и личные границы
51 Комментарий в Психология | Psychology  
Насилие и личные границы Психология, психотерапия, Гештальт, длиннопост

Я решил обсудить тему границ личности на Пикабу, потому что в своей работе (я практикующий гештальт-терапевт)  я сталкиваюсь с тем, что почти у каждого клиента есть проблемы с границами. Это связано с историческими и культурными особенностями нашего общества, которые проявляются и в семейных отношениях. И именно семья влияет на построение и проницаемость личных границ (один из примеров - на баянистой картинке снизу). Ну и  в комментах к предыдущим статьям, выложенным мной на Пикабу (например - к этой ) - очень ярко проявляется недостаточное понимание того, где аканчиваются границы одного человека и начинаются - другого.

Давайте разбираться!

Показать полностью 1
26
Пары, в которой оба партнера — зависимые
29 Комментариев в Психология | Psychology  
Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Добрый вечер, Пикабу! Продолжаем про психологию.

Постараюсь сегодня, наконец-то "добить" третью часть повествования, про то, как учат на гештальт-терапевтов, а пока выкладываю хорошую статью про зависимость в отношениях.

Я уверен, это то, с чем сталкивался практически каждый из нас.


Автор - Татьяна Сидорова, психолог, гештальт-терапевт, основная тема ее работы, как раз - зависимое поведение, так что она знает, о чем пишет )))


Кстати, практически все попсовые песни о любви (и не только попсовые) - не столько про любовь, сколько про любовную зависимость.

И стихотворение Маяковского "Лиличка! Вместо письма", которое спел СПЛИН как песню Маяк - прямо изобилует маркерами эмоциональной зависимости.


Все равно

любовь моя -

тяжкая гиря ведь -

висит на тебе,

куда ни бежала б.

.....

Кроме любви твоей,

мне нету моря,

а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

.....

Кроме любви твоей,

мне

нету солнца,

а я и не знаю, где ты и с кем...

......

Надо мною,

кроме твоего взгляда,

не властно лезвие ни одного ножа.


Ну и т.д. Будет интересно, если вы тоже вспомните примеры воспевания любовной зависимости в современной музыке )) Оставляйте свои варианты в комментах, обсудим!


Статья может быть немного сложной в плане терминологии - если что, спрашивайте, в комментах расскажу все что знаю )


Статья:


Формирование инфантильного невроза и судьба «вечной» любви в конечном человеческом мире


Сегодня я начинаю разговор о закономерностях существования пары, в которой оба партнера — зависимые. Напомню главное. В «обычной жизни» зависимостью называют поведение, которое субъективно переживается как вынужденное: человек чувствует, что не свободен остановиться или продолжить что-то делать.


Обращение за помощью происходит, когда становится очевидным вред повторяющихся действий, а их «отмена» вызывает очень неприятное состояние, от которого надо срочно избавиться. Человек хочет избавиться от «навязчивых действий», игнорируя (когда формулирует запрос к терапевту) невыносимость их «отмены». Получается, что зависимость — это нужда во внешнем объекте, присутствие которого позволяет вернуться в эмоционально стабильное состояние.


Многие не осознают и самого факта своей зависимости. Они жалуются на усталость от бесконечной работы, домашних дел, заботы о супруге или ребенке, считая свое поведение «единственно возможным», а свое состояние «естественным», и не понимая, что проблема в том, что у них просто нет выбора делать это или не делать.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Примеры из практики: Олег рассказывает, как он начал употреблять химические вещества:


«Лет до 15 мне было все время плохо, я жил в тревоге, раздражении, конфликтах с родителями; однажды мне дали попробовать героин и я понял, что такое «хорошо»; вся моя дальнейшая жизнь — это поиск вещества, облегчение и страх, что я снова мог умереть, — и новый поиск, чтобы не чувствовать всего этого».


Марина:

«Я долго была одна и вот я встретила Его, это был момент счастья и надежды, который очень быстро сменился постоянной тревогой за наши отношения; пока я не встречусь с ним, я не верю, что мы вместе, я постоянно его дергаю в требованиях встреч, чем раздражаю и отпугиваю, и ничего не могу с собой поделать, я на все согласна, лишь бы иметь возможность видеться с ним так часто, как мне надо».


Андрей:

«Я давно понял, что выходные это ад, я предоставлен сам себе даже в семье; как будто что-то давит и скручивает изнутри, если я не в потоке дел; я очень устаю и мало времени провожу с семьей, что вызывает постоянные конфликты, но как будто это лучше, чем паузы и то, что у меня внутри».


Очевидно, что все эти люди обнаруживают какой-то дефицит внутри себя, оставаясь без «объекта зависимости», и пока этот дефицит сохраняется, нужда во внешнем объекте никуда не денется, а значит, и тревога, связанная с риском его утраты.


Эта тревога называется сепарационной, а внутренний дефицит — недостаточностью самоподдержки, уверенности в том, что «Я хороший, ценный, могу быть любим», и надежды, что «все будет хорошо».


Этот дефицит восполняется через контакт с партнером, который постоянно извне своими действиями, словами, уступками, поощрениями подпитывает недостаток самоуважения и самоприятия партнера.


И химическая зависимость, и эмоциональная «устроены» одинаково. Дальше я буду говорить об эмоциональной зависимости, где «объектом» является другой человек.


Взаимная нужда может быть очевидна для обоих партнеров, а может — только для одного. В первом случае их отношения могут быть более-менее гармоничны, каждый заботится об их сохранности, во втором случае — баланс в паре нарушается, один чувствует и ведет себя уверенно и свободно, другой — тревожно и подчиненно, первый приписывает партнеру власть над собой, а второй пользуется этой властью.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Партнер — «хороший», когда он успешно справляется со своей «функцией»: дает нужное количество любви и признания, всегда оказывается рядом, способен вселить надежду и успокоить тревогу, но как только он оказывается непредсказуемым в своих оценках и поступках, отклоняется от «привычной схемы» — тут же становится «плохим».


Если человек в данный момент не состоит в партнерских отношениях, то это не значит, что у него нет объекта зависимости. В этом случае объектом зависимости можно назвать тот «свод правил» — интроектов, которым он привык следовать в жизни и которые его ограничивают изнутри, мешают жить в соответствии со своими потребностями, заставляют все время оглядываться на других, бояться их обидеть, разозлить, вызвать их негативную оценку и так далее.


Пока я один — я сам себя ограничиваю, «голосом» родной тети, например, а когда я вместе с кем-то, то я эту функцию «препоручаю» партнеру и думаю, что это он меня ограничивает…


Самая страшная угроза, которую осознают практически все зависимые люди, — это угроза утраты тех отношений, которые сложились, какими бы они ни были — благополучными или мучительными. В этом случае сепарационная тревога может иметь внутренний смысл угрозы физической утраты объекта привязанности, утраты его любви или уважения.


Для избегания этой угрозы у зависимых людей есть надежные способы: полностью удовлетворять партнера и стремиться к максимальной близости с ним во всем, или вообще не приближаться эмоционально, используя партнера только как внешний объект — сексуальный или «приз за достижение», и порывая с ним отношения, как только начнут возникать чувства нежности и привязанности.


Мечта зависимого человека — это возможность найти волшебный способ навсегда устранить сепарационную тревогу, то есть удержать партнера в его функции рядом с собой навеки.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Формирование зависимого паттерна


Каждый из партнеров играет привычную ему роль в отношениях, и тревога в случае угрозы стабильности отношений у обоих одинаковая. Почему мы играем их будто бы против своей воли и одновременно отчаянно за них держимся?


Для поиска ответа я обращусь к тому периоду, когда зависимость естественна и неизбежна для человека — к детству.

В каждом «физически — психологическом» возрасте ребенок нуждается в особом сочетании объема и качества фрустрации и поддержки со стороны родителя для овладения новыми навыками владения своим телом и своей психикой.


Если этот баланс оптимален, то ребенок обучается новым действиям и новым переживаниям, у него формируется чувство уверенности в себе. Если же нет, то овладение навыком либо задерживается (родитель делает за ребенка больше, чем требуется, предоставляет ему меньше ответственности, чем он мог бы освоить), либо навыки формируются рывком («скорее бы ты вырос уже!»), без опоры на прочный фундамент повторения и тренировок. В обоих случаях у ребенка формируется неуверенность в своих силах.


В зависимости от того, что именно одобрял родитель, — покорность, покладистость, опору на родительскую поддержку при снижении собственной инициативы, или наоборот — самостоятельность, инициативность и эмоциональную отстраненность ребенка, он так и вел себя с ним и с окружающими.


Отклонение от этого стиля поведения наказывалось родителем эмоциональным отчуждением от ребенка. И для маленького человечка — это самое страшное, поскольку угрожает утратой связи с родителем, потерей его поддержки, а он еще не чувствует себя способным самостоятельно выживать в мире.


В результате ребенок так и не получил подтверждение, что его потребности имеют значение, и могут быть удовлетворены теми, от кого он зависим в силу своего возраста.


Если ребенок не может получить удовлетворения от родителя, обращаясь к нему прямо, то он начинает изучать, как этого удовлетворения можно добиться иначе. «Исследуя» мать, ребенок начинает использовать ее собственную потребность в контакте, откликаясь на нее так, как она хочет — цепляясь за нее или держась на дистанции.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

В результате интроецируются не столько нормы и правила, сколько целиком стиль поведения. Это и есть зависимое поведение, то есть зависящее от одобрения родителя и устраняющее тревогу. Такое поведение может быть как прилипающим, которое и принято называть зависимым, так и отчужденным, которое я буду называть контрзависимым.


К слову: внутри каждой тенденции мы тоже можем наблюдать два состояния — благополучия или компенсации и не благополучия, то есть фрустрации.


В состоянии компенсации зависимый человек будет выглядеть теплым, общительным, с разной степенью навязчивости в своей заботе и тревожно озабоченным мнением о себе окружающих, стремящимся предотвратить конфликт и любые проявления агрессии.


В состоянии декомпенсации этот же человек может быть агрессивно требовательным, обидчивым, крайне навязчивым и как будто лишенным всяких представлений о такте и личностных границах.


В состоянии компенсации контрзависимый человек будет выглядеть самодостаточным, отстаивающим свою позицию, смелым и независимым.


В состоянии декомпенсации он может обнаружить состояния беспомощности, парализованности инициативы, испуганным или агрессивным до жестокости. Этот феномен называется «внутриличностное расщепление», я буду говорить о нем позже.


Постепенно ребенок обучается такому поведению в отношении родителя, которое его минимально ранит, обеспечивает удовлетворение потребностей, предотвращает угрозу наказания, улучшает эмоциональное состояние.


Он добивается своего, заменяя прямое обращение к матери со своими чувствами и потребностями на действие в ее адрес, то есть обучается провоцировать в другом человеке эмоции, которые подталкивают мать на необходимые «провокатору» действия.


Можно вызывать в другом человеке такие эмоции, которые он захочет продлить, но также и те, от которых он захочет избавиться. Вместо обмена чувствами обучаются обмениваться действиями, которые «переводятся» как сигналы любви или отвержения.


Взаиморегуляция (узнавание и учет эмоциональных сигналов друг друга для поддержания отношений) уступает место взаимному контролю. Постепенно развивается система эмоционального воздействия друг на друга, принуждающая партнеров к взаимным действиям как к единственному средству избавиться от напряжения или продлить удовольствие. У ребенка нет альтернативы, как себя вести, чтобы выжить, ему приходится подчиняться сильному…


Зависимый человек научается распознавать только те чувства, которые ему назвали и помогли соотнести с телесными ощущениями. Вот это — «страх», это означает «опасность», а вот эти ощущения называются «усталость» и означают потребность в отдыхе.



Если ему твердили, что злиться и обижаться плохо, то высока вероятность, что он не будет распознавать в себе эти чувства или не будет знать, что с ними делать. Такой человек вырастает с «пустотами» в опыте, он умеет только то, что «было можно» в его семье.


Чем жестче были внутрисемейные требования, тем уже оказывается диапазон чувств и поведения человека в будущем. Кроме того, родитель, требуя от ребенка определенного поведения и наказывая за «отклонения», часто оставляет его один на один с тяжелыми переживаниями, которые «застревают» в нем болью, страхом, бессилием.


С ребенком не говорят о них или отвергают его страдание как малозначимое. Или вместо сочувствия и внимания он получает подарок — игрушку, конфету, вещь. Как будто этот предмет, каким бы ценным ни оказался, способен заменить живую любовь и отклик на чувства.


И человек оказывается неспособным иметь дело с собственными переживаниями, возникающими в результате фрустраций, иначе, чем избегать ситуаций, где они могли бы возникнуть. Или «утешаться» суррогатом любви — вещью, едой, химическим веществом.


А дальше психика стремиться «доразвиться», научиться тому, что не смогла — не захотела — не сумела развить в отношениях с родителем. Наши неуспехи требуют «нового завершения», компенсаций, они остаются в памяти бессознательного, сохраняя вызванное ими напряжение. Те из них, которые сопровождались переживанием бессилия и беспомощности, запоминаются особенно прочно, и эффект незавершенного действия «ответственен» за повторяющиеся попытки «переписать сюжет», устранить боль поражения.


В повторяющемся паттерне мы воспроизводим наш опыт бессилия в надежде но «новое решение», «восстановление справедливости», закрепившийся в отношениях с родителями нашего детства. Повторяется структура отношений, с их ожиданиями и фрустрациями, способы поведения, сформированные ребенком, на основании выводов (травматические решения), к которым пришло детское мышление с его наглядно-действенными и алогичными свойствами.


Травматический опыт пугает и останавливает возможность экспериментирования с ним, отсюда такая ригидность детских паттернов внутри взрослого. Вырастая, мы повторяем эти схемы с другими людьми и в отношениях совсем другого типа — любовных, дружеских.


С ними мы неосознанно оживляем и свои надежды (эти люди ассоциативно, своим поведением и манерами напоминают нам «главных фрустраторов» детства), и свои попытки удержать их в той функции, в какой они нужны были нам тогда, и те способы воздействия, которыми мы пользовались в детстве.


Однако приемы, которые позволяли нам в детстве «добыть» любовь или избежать наказания в отношениях со взрослыми, теперь могут оказаться весьма неудачными в отношениях с равными партнерами, которые либо не поддаются на наши манипуляции, либо умеют манипулировать еще более изысканно, и все время нас «переигрывают», лишая необходимого «объема» любви и признания. То, что в детстве было единственно успешным поведением в отношениях с родителем, во взрослой жизни становится ошибкой.



Но травматический опыт упрям: это «работало» тогда, а значит, может сработать и снова. Надо лишь сильно постараться, поискать кого-то более подходящего, легко откликающегося, то есть выросшего в похожих условиях и поддающегося на те же манипуляции. Это и есть «хороший партнер» для зависимого человека.


Так повторяется поведение, основанное на страхе потери и переживании нехватки собственных ресурсов. Это — «матрица» отношений привязанности из нашего прошлого.



Условия нового развития



Изменение возможно, если с каким-то человеком сложатся отношения, свободные от тех фрустраций, которые приостановили развитие нашей опоры на себя. Для этого необходимо, чтобы человек смог выполнить роль символического родителя: отказаться от собственного удовлетворения в контакте ради потребностей зависимого человека и развития его способности заботиться о себе. Чем «моложе» травма, тем больше потребуется самоотречений. Довольно сложная задача для отношений.



В обычной жизни зависимый находит «приблизительное» решение — он выбирает такого же травмированного человека, который будет выполнять эту роль ради «не расставания». Но здесь его ждет сильное разочарование: тот, другой, хотя и признал, что главная ценность — оставаться вместе, но тоже хочет восполнения своих дефицитов в области самоподдержки, и одних гарантий на «вечность связи» ему мало.


Зависимому человеку трудно быть «ресурсом любви и уважения» для партнера в силу своей собственной нуждаемости. Именно поэтому отношения двух зависимых людей всегда конфликтны, несмотря на «общий интерес» в главном — навсегда быть вместе.


Они не могут расстаться, но и не могут быть счастливы, поскольку их способность выполнять родительскую функцию друг для друга ограничена их хорошим состоянием, а в своей декомпенсации, в «трудную минуту», каждый из них может заботиться только о себе.


Партнер это переживает как — «он меня бросает». «Трудная минута» — это ситуация, где столкнулись интересы обоих, и у каждого актуализировалась сепарационная тревога. Поскольку избежать столкновения интересов в совместной жизни невозможно, то для каждого регулярно повторяются ситуации сепарационной тревоги, периоды надежды, когда партнер «правильно функционирует», сменяются периодами разочарования и отчаяния, когда партнер «бросает» (вечность «слияния» постоянно подвергается новым угрозам его разрыва, то есть происходит ретравматизация обоих).


Эти циклы бесконечны и причиняют страдания, поскольку отказаться от надежды невозможно, а сохранять ее постоянно не получается.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Почему «это» не «лечится» жизнью?


Развитие происходит через повторение и боль, переход в новый возраст — это не только обретение новых ресурсов, большей ответственности, но и утрата прежних детских привилегий. Нормальное развитие сопровождает печаль утраты привилегий детства и тревога перед новой ответственностью.


Если мы говорим о невротическом развитии, то речь идет о признании невозможности прежней близости с родителем, прошлой безопасности, признание, что чего-то в жизни не случилось и не случится уже никогда, и чего-то ты оказался лишен в отличие от других.


Сначала столкновение с этими фактами переживается как насилие над собой, вызывая отчаяние и ярость, отрицание утраты и попытки найти компромиссное решение (чем и становятся зависимые отношения с их «вечностью» и слиянием).


Конечно, это непросто, вместе с потерей надежды на обретение «идеального родителя» человек утрачивает куда больше — мечту о чуде «вечного детства» с его «безнаказанными» удовольствиями и подарками…Решением здесь будет не осуществление мечтаний о слиянии или воспроизведение страданий отделения, а проживание чувств, которые были избегнуты в результате образования невротических схем.


Горевание — естественный процесс примирения с невозможным и принятием ограничений жизни. В этой своей функции оно становится доступным только в подростковом возрасте, когда личность уже достаточно прочна, чтобы опираться на внутренние ресурсы, поддерживающие ее психологическое существование, и утрата объекта любви детства или мечты о его обретении может быть осмыслена и принята как неизбежная для всех людей часть жизни.


Партнером, который будет заботиться о зависимом, отказываясь от собственного прямого удовлетворения, может быть тот, кто сам способен обеспечивать себе «контейнер» для тревоги, то есть функционально не нуждаться в другом.



При этом, чтобы он не истощался, удерживая свои границы от «манипулятивных вторжений», и сохранял расположение к зависимому, ему должна быть какая-то компенсация. Самым подходящим для этой роли оказывается… психотерапевт: человек внешний относительно обычной жизни зависимого, и, в силу своих профессиональных знаний, умеющий «правильно заботиться».


С одной стороны, терапевт стабильно присутствует, с другой — в контакте с зависимым он находится не всегда, а в строго отведенное время, а деньги, которые получает за свою работу, и есть необходимая компенсация за его усилия в отношении чужого для него человека.


Деньги — это посредник между клиентом и терапевтом, дающий последнему возможность удовлетворения в любой подходящей для него форме, не используя эмоциональный контакт с клиентом для удовлетворения своих потребностей в любви и уважении. А это и означает, что личной заинтересованностью терапевта будет развитие личности клиента, а не удерживание его в некой «роли» рядом с собой.



В регулярной терапии за счет устойчивого сеттинга удается воспроизвести ситуацию развития отношений привязанности, в которой присутствует и поддержка (надежное присутствие и эмпатическое понимание состояния зависимого и его конфликтов, что позволяет терапевту сохранять принимающую позицию и перед лицом агрессии, и перед лицом любви клиента, удерживаясь при этом от вовлеченности в жизнь и переживания зависимого, что ограждает терапевта от вторжений в обычную жизнь клиента и сохраняет границы отношений), и фрустрация для зависимого (ограниченное время присутствия терапевта, соблюдение дистанции в отношениях).


Это дает ему возможность снова актуализировать, пережить и завершить те травмирующие чувства, которые связаны с непостоянным присутствием объекта и его несовершенством, что и составляет суть фрустраций детства в области привязанности. В отличие от реального партнера, который не сможет обеспечить необходимые условия для развития, каким бы «хорошим» он ни был, в силу личной заинтересованности в удовлетворении своих потребностей именно в контакте с зависимым.

Пары, в которой оба партнера — зависимые Психотерапия, Зависимость, Гештальт, длиннотекст, Психология, длиннопост

Мы становимся людьми потому, что нас любят, то есть обеспечивают необходимым эмоциональным вниманием. Эмоциональная связь — это нить, которая соединяет нас с миром других людей. И прорастает она внутри человека только в ответ на существующую рядом такую же потребность в привязанности. Если она оказалась оборванной или недостаточно прочной, чтобы давать чувство причастности к другим людям, то восстановить ее можно только через новое обращение в эмоциональный контакт.


Если человек вырастает с «дефицитом любви», то есть с опытом невнимания к своей эмоциональной жизни, это приводит к формированию цепляющегося или отчужденного поведения в той или иной степени. Одни пытаются восполнить этот дефицит в любых более-менее подходящих отношениях, а другие и вовсе отказываются от эмоционально близких отношений.


И в обоих случаях люди очень чувствительны к угрозе нового невнимания, то есть остаются зависимыми. То, что рождается, существует и «повредилось» в контакте, может быть сформировано и восстановлено только в контакте, то есть в ситуации эмоциональной откликаемости одного человека на другого.


И этот отклик должен соответствовать «потребностям возраста повреждения». Это и есть «травма развития» — повреждение эмоциональной связи с человеком, от которого зависело выживание ребенка.


Для ее диагностики и использования в процессе установления новых эмоциональных связей требуются особые знания и навыки. Травму развития невозможно «вылечить» внутренними самоманипуляциями или только манипуляциями с внутренними объектами под чьим-то руководством, а уж тем более — технологиями, меняющими параметры восприятия.


Бессознательное можно пытаться обманывать, часто оно «радо обманываться», поскольку «хочет» гармоничной жизни. Но оно не настолько «глупо» или «маниакально-радостно», чтобы не распознать, что изменение параметров восприятия и «перекодировка сигналов» — это не любовь и не забота.


Травму развития, чувства, ее сопровождающие, повышенную чувствительность к факторам травмы можно подвергнуть десенсибилизации, снизить интенсивность ее переживания, но устранить переживание нехватки любви и признания, чувства собственной уязвимости без восстановления прочной и безопасной эмоциональной связи с другим человеком — невозможно.


И в этом смысле травма развития принципиально отличается от ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) как от травмы взрослой личности, обладающей изначально необходимым потенциалом для жизни и развития.


Взрослый человек оказывается в плену детских ран и ограничений, которые стали самоограничениями, естественными настолько, что другая жизнь просто не мыслится, а способы их «залечивания» или избегания оказываются ригидными и неудобными… Такую фиксацию чувств и способов поведения, сформировавшихся в детстве и не получающих развития и во взрослой жизни, называют инфантильным неврозом. И эта «рана» не залечивается жизнью.


Инфантильный невроз может смягчить свои формы за счет приобретения человеком опыта и прироста мудрости (если последнее происходит). Но в жизни тех людей, у которых в прошлом было много насилия, особенно физического, он не может даже смягчаться.



Зависимый человек видит свое «счастье» как восстановление «хорошего слияния» с «добрым объектом», восполняющим все его дефициты и возмещающим все нанесенные ущербы. И это мечта имеет корни в очень раннем детстве, когда мама была еще так могущественна, что могла «собой закрыть» все фрустрации ребенка. Но чем он становился старше, тем сложнее одной маме было удовлетворять все его потребности, да еще так, чтобы избежать фрустраций.



Разочарование в мощи мамы и принятии на себя функций заботы все в большем объеме — естественный процесс развития человека. Если случилось так, что ребенок раньше времени узнал тяжесть фрустрации и боль одиночества, когда эмоционально еще не был готов с ними справиться — этот ущерб невосполним. Никто не «закроет собой» все «провалы» в жизни взрослого человека. И «лечение» заключается не в воспроизведении первичного симбиоза, а в переживании его утраты.


К сожалению, жизнь устроена так, что не дозирует нагрузки, и раненый взрослый получает в ней новые травмы.


Терапия становится ресурсом для «выздоровления» в том смысле, что внутри терапевтических отношений возможно как раз «дозированное» разочарование, такое, которое человек может «переварить» без ущерба своему самоуважению и чувству защищенности и постепенно наращивать внутреннюю устойчивость.

.......


БМ ругался на картинки

Показать полностью 6
11
О Психологической травме
11 Комментариев в Психология | Psychology  
О Психологической травме Психотерапия, Психология, Гештальт, длиннопост

Продолжаю разгребать архивы сохраненных статей, сегодня коротенькая статья об одном из аспектов психологической травмы, автор Анастасия Фокина, психотерапевт


Травматические склейки


Травма - ситуация очень сильной интенсивности, которую психика сознательно переварить не в силах, это известно, я много об этом писала, многие читали об этом в других источниках. Итак, ситуация, в которой концентрация энергии, напряжение, интенсивносить чувств так высока, может сравниться с печью с высокой температурой. При высокой температуре - то бишь высокой интенсивности переживаний - могут сплавляться разные материалы так, как будто бы это один.

В момент травмы также сплавляется окружающая реальность и сама ситуация травмы.


Например, человек идет по улице, переходит дорогу, где его сбивает машина.


После реабилитации и лечения человек все еще не может ходить, несмотря на то, что его физические повреждения зажили.


Попадая на терапию, человек выясняет, бессознательно сам по себе безопасный процесс ходьбы склеился в интенсивности травматического переживания с опасностью, где он попадает на грань жизни и смерти. Меня сбила машина ПОТОМУ ЧТО я шел. Вот как раз не потому. Шел - это одно, а сбила - совсем другое.


Терапия помогает разделить связанное неправильным образом. И вернуть безопасность изначально безопасному и важному умению ходить.


Иногда человек знает, что что-то с ним случилось ПОТОМУ ЧТО. Но чаще всего это такая же травматическая склейка.


Меня ограбили, потому что я пошел по той улице. то есть я решило, я и виноват.


Меня били в детстве, потому что я был виноват, был плохим. Человек не понимает, потому что не подвергает сомнению этот постулат. Неужели за то, что кто-то поступал неправильно, будучи ребенком, его вообще стоило бить?


Ну и так далее.


Важно разделить склейку, путем осмысления её частей. Иногда в травме могут склеиться три и больше разных материалов, которые важно увидеть изначально отдельными.



Разделению также помогает сомнение в правильности травматического решения.


Для этого его, конечно, необходимо сначала обнаружить, осознать. Чаще всего эти решения остаются бессознательными, так как принимаются в момент бессознательности, не осознанно.


Также поддержанию травматических решений сопутствует безграничность, лишняя ответственность.


Это естественно для травмированного человека, таким образом он пытается вернуть себе контроль за ситуацией, над своей жизнью, но поскольку зачастую в травме мы действительно бессильны, на нас действуют силы, превышающие нашу, для исцеления приходится столкнуться с бессилием и принять его.



Парадоксальным образом это возвращает реальные силы, реальную ответственность за себя.


Восстанавливаются нарушенные в травме границы - физические и психические - и травма становится опытом и воспоминанием.


http://uta-kryakva.livejournal.com/102531.html

Показать полностью
13
В этой школе учится Дэмиен!!!
10 Комментариев в Психология | Psychology  
В этой школе учится Дэмиен!!! юмор, школа, арт, Детство, психология

Это какой-то Омен...


Возможно у ребенка просто нестандартное мышление... и это вид машин сверху)

52
Когда стриптиз – норма жизни
26 Комментариев в Психология | Psychology  

Едем недавно с женой по вечернему городу. Я за штурвалом, потому на дорогу смотрю, а жена – по сторонам. Внезапно выдает:

- Ты заметил, что в последние годы все меньше окон закрывают шторами?


А ведь правда: шторы в квартирах стали редкостью. Чаще – просто легкий тюль, нередко – вовсе ничего не мешает нескромному взгляду обозревать интерьеры и домашний прикид обитателей жилищ. Мода? Экономия на шторах? Вряд ли. Скорее – дух времени. Несколько лет тому назад, когда в каждом кармане появился фотоаппарат и видеокамера в одном смартфоне, высказывалось опасение, что засилие снимающих и наблюдающих приведет к распространению психозов, ибо люди не смогут сохранять свою приватность.


Но человечество приспособилось. Раз-облачение, срывание одежд с себя (не только в буквальном смысле) стало массовым и повсеместным. Перешло в разряд нормы. Социальные сети с регулярной выкладкой на обозрение всему миру: это я поел, это я попил, это я одел, это я подумал, - сформировали не моду, а уже привычку. Когда эксгибиционизм (не в медицинском – в широком понимании) становится потребностью. Из анормального поведения переходит в категорию нормы.


У Ричарда Мэтисона есть замечательный роман «Я - легенда», по которому был снят фильм с Уиллом Смитом в главной роли. Человечество подверглось пандемии вампиризма, и лишь главный герой, один-единственный, сохранился не перерожденным. В книге представлены рассуждения о норме (в фильме этого нет). Вампиры, создавшие новое общественное устройство, ловят героя и приговаривают его к казни. И герой признает их правоту. Оставшись в абсолютном меньшинстве, он из нормального превратился в урода. А его противники – наоборот. Он – лишний на планете и должен умереть.

Когда стриптиз – норма жизни социальные сети, instagram, стриптиз, эксгибиционизм, психология, будущее

К чему придем мы в условиях, когда трендом становится душевный и телесный стриптиз? Возможно, лет через 20-30 нас будут штрафовать, к примеру, за отсутствие обновлений в аккаунте с обязательными еженедельными ню-селфи. Принимать на работу будут, в том числе, по результатам исповеди о ночных страхах. А появляться в обществе в непрозрачной одежде будет считаться злостной акцией протеста. Или все случится быстрее?

И кстати, у меня самого в квартире из 5 окон только на одном - легкий тюль. Остальные - голые. Как-то даже не задумывался, пока пост не запилил...

3
Внутренняя борьба и попытки самоанализа.
11 Комментариев в Психология | Psychology  

Как и обычно было множество вопросов писать ли вообще, но выбор сделан.


Нет, не каждый найдёт что-то здесь, кто-то просто потеряет время, а ты (именно ты) не поймёшь.



По канонам написания постов использую только ставшую любимой фразу "Чукча не писатель", поэтому за руководство к написании данного поста беру именно её.



Начну с того, что приведу небольшую аннотацию, кому уже надоело читать:


Здесь небольшая история, рассуждение и немой крик между строк "Помогите!", потому что уже давно всё это накипало и все предыдущие попытки разобраться самому или просто с кем-то поделиться заканчивались фиаско, либо так и не начавшись.



Начнём с того, что я вкратце расскажу чем занимаюсь.



Между работой и бытовыми делами я читаю какие-то книги для собственного саморазвития, это будут книги по каким то языкам программирования, психологии, реальным языкам (то бишь иностранным в основном), либо же статьи (хочется сделать важное замечание, что не всё всегда в серьёзной форме, проскакивают и развлекательные статьи, дабы вовсе не сойти с ума от большого потока информации).


Гитара, фото и его обработка, программирование... Множество было перебрано и изучено, достигнуто определённой цели, которая становилась пиком либо для точки в изучении данного увлечения, либо переходом на следующий уровень.


В продолжении предыдущего абзаца.



Да, изучая некоторые основы психоанализа и статьи "Почему я несчастен" и прочие, с кричащими заголовками, либо где подобная тема улавливалась (нет, я не делал на этом специально акцент, и не искал данные статьи. Это совпадение) я делаю выводы, что есть проблемы, проблемы с которыми скорее всего помог бы психиатр, но идти туда - тоже определённый шаг, за который нести ответственность. В частности за то, что ты придёшь не к тому специалисту, это не поможет, как на тебя будут смотреть после этого другие люди (город не так велик, поэтому на раз-два ты точно можешь быть уверен, что про твоё лечение знают все).



//////// разрез


p.s.


И да, пока я перечитывал, я вернулся именно в это место, чтоб дописать. Для полной картины нужно ещё доверять человеку, чтоб открыться настолько, для понятия всей ситуации и более корректных, вразумительных объяснений сложившихся ситуаций и переживаний.


В противном случае просто сработает защитный рефлекс и будет "игра в маски".


//////// разрез



К моим проблемам относятся не только повседневные переживания, но и глубокие детские психотравмы (недавно была статья, на чём делаю отдельный акцент и спасибо за публикацию). Соответственно есть предположение, что для начала надо разобраться с ними.



Возникают мысли, что можно раскопать всё это, снова пережить, но не одному, сделать выводы, а уже после этого вздохнуть полной грудью и попробовать всё сначала. С самого начала.


Взять билеты в другой город, попрощаться с мамой(шутка, она со мной не общается), найти там работу, знакомых и просто быть собой.


Немного о прошлом.



Что касается относительно недавней прошлой жизни - это какие-то успехи в различных увлечениях, хобби, конечно неудачный опыт отношений и общения, но к сожалению всё это выливается в то, что я как обычно аутсайдер. Свой среди чужих, но всё лишь потому, что я не разделяю современного подхода к жизни у молодёжи, старики же в свою компанию естественно не берут (что не скажешь про чаты).


Заниматься какой-то коллективной деятельностью так же не имеет место быть в моей практике, наверное и к сожалению.


И текущее положение дел.



Самая основная проблема на мой взгляд, что я накопил всё это за собой и сейчас помимо постоянно грустного настроения у меня сначала появилось нежелание заниматься любимыми делами, потом играть, а сейчас и вовсе какие-то ситуации, которые имеют для меня особый вес, на фоне общих событий, просто выбивают из колеи и приходит она. Апатия. Это какой-то промежуток времени, между событием Х, которое повлекло за собой начало, и событием Y, которое так же имеет вес в жизни и может вытащить из этого вечного уныния.


Если сейчас возникает вопрос "А как ты узнаешь что это апатия" и ему аналогичные - я не хочу ничего делать. Я НИЧЕГО не делаю. Я просто лежу до следующего утра, пока не пора идти на работу.


Это означает никаких контактов, никакого общения и ни голод, ни жажда не дают какого-то рывка к действию.



Всегда была привычка справляться самому в любой ситуации, но сейчас я считаю - пора. Пора попросить помочь.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь