Разборы Властелина колец. Многие встречи

Фродо просыпается в Ривенделле. Сначала он ничего не помнит и задаёт в потолок вопрос:

Where am I, and what is the time?
Где я и который час?

Вопрос получился c рифмой, возможно, это отсылка к какому-нибудь стишку, как у Толкина бывает, я не определила. Если кто узнает, поделитесь.
И ответ получает от Гэндальфа.
Вспомнив всё, кроме того, как он попал в Ривенделл, Фродо задаёт следующий вопрос:

'Where's Sam?... 'And are the others all right?'
Где Сэм, и что с остальными?

Действительно, если Сэма нет рядом, то уж не случилось ли с ним чего? И Сэм первый, о ком Фродо спрашивает, выделяя его среди всех остальных.


Фродо, проснувшись, находит приготовленную для него одежду зелёного цвета. Пробуждения и перемена одежды в книге никогда не бывают случайными. В Ривенделле Фродо полностью переодевается во всё эльфийское. Он на стороне Добра, эльфы покровительствуют ему, направляют, именно для этого будет затеян совет, начинается новый этап его пути.
Это пробуждение Фродо в Ривенделле у эльфов – его пробуждение к той части путешествия, во время которой он достигнет наивысшей точки расцвета всех своих лучших сторон личности и геройских качеств, в духовном плане он также будет расти.


Он нёс кольцо в Ривенделл, надеясь, что здесь им распорядятся наилучшим образом. И кто-то мудрый и сильный возьмёт на себя это бремя. До Совета Элронда ещё ничего не решено и кажется, что у него есть выбор. В самом деле, как можно поручать поход в Мордор маленькому хоббиту, он уже вплотную столкнулся с чёрными всадниками и понял, что ему против них не выстоять. Казалось бы, он уже хлебнул такого лиха, что на его долю хватит. Чудо, что жив остался и Кольцо сохранил. Для него ли эта задача?

'I suppose not,' said Frodo. 'But so far my only thought has been to get here; and I hope I shan't have to go any further. It is very pleasant just to rest. I have had a month of exile and adventure, and I find that has been as much as I want.'
КистяМур: – Видимо, так, – согласился Фродо. – Но я-то думал – попасть бы сюда… и надеялся, что дальше мне идти не придется. Месяц я провел на чужбине, в пути – и этого для меня совершенно достаточно.

Его пробуждение рифмуется с пробуждением Сэма в главе «Кормалленское поле». Такое же состояние дезориентации, мысли, что позади остался дурной сон, вопрос о том, где они и ответ Гэндальфа. Только Сэм на Кормаллене пробуждается к мирной жизни. А здесь Фродо предстоит только эту мирную жизнь постараться завоевать. Он пробуждается для, если можно так сказать, официального принятия своего предназначения, своей судьбы. Он по пути в Ривенделл повёл себя так, что подтвердил свою избранность для этой задачи. И выбора у него уже нет. Чем лучше Фродо проявляет себя, тем ему же и хуже.


И в вопросе про Сэма сразу находится подтекст, если Фродо просыпается для своего похода, ему нужен Сэм! И Сэм был всё время рядом, пока не был отправлен Гэндальфом отдохнуть тогда, когда Фродо явно пошёл на поправку и ему уже ничего не угрожало.


Для слова quest нет точного перевода на русский, а поход Фродо называется именно так. Quest это не просто поход, это поход с целью поиска чего-либо (или кого-либо).


Гэндальф сообщает Фродо ужасные вещи. То, что он, Фродо, чуть было не развоплотился. Говорит о том, что самый опасный момент был в Кургане. Потому что там был момент искушения безнадёжностью затеи спасать друзей, и если бы Фродо поддался на это искушение, всё могло бы пойти прахом. И сообщает, что был в плену. Тут же выясняется, что о Чёрных всадниках Гэндальф Фродо уже в Бэг Энде рассказывал, называя их Кольцепризраками. И говорит, какая участь ожидала Фродо.


Если бы моргульский клинок, или его осколок, остававшийся в ране, попал ему в сердце, Фродо превратился бы в такого же призрака, раба Саурона, и его бы ожидала вечная пытка. Он спасся только потому, что стоял до конца. Всё-таки риск для Фродо погибнуть в походе это такие цветочки! Всё было гораздо страшнее.


И первое упоминание о едва различимой прозрачности, особенно заметной у левой руки, которая нисколько не удивила Гэндальфа. У Брода Фродо видит Глорфинделя, который мог находиться одновременно в двух мирах, физическом и духовном, как сияющую фигуру. И после ранения, которое чуть его не развоплотило, то есть после первого жестокого удара Тьмы, нанесённого ему, Фродо начинает тоже «просвечивать». Несмотря на то, что он здесь герой героем, судьба у него другая. Это заметно не всем, а тем, кто может видеть на этом же, духовном уровне. Гэндальф, потому что он майя, Сэм, потому что он очень чувствителен к свету, не зря он идёт за Фродо, Голлум, в главе «О травах и тушёном кролике» это даётся понять, потому что он истончён до предела и ощущает духовный мир очень болезненно.


Путь Фродо – это духовный путь, путь через страдания и страшные испытания, это не просто перемещение из физической точки А в точку Б. Светится его душа и первое упоминание об этом после первого ранения и отречения от тьмы перед её лицом. И здесь же мы читаем предсказание Гэндальфа о том, что с Фродо будет в конце, когда он пройдёт через всё, что ему суждено: он станет подобным сосуду, наполненному чистым светом. Удивительно то, что Гэндальф так думает, потому что он точно знает, чем Кольцо угрожает Хранителю. Он опасается Кольца сам, он вынудил Бильбо решиться и отказаться от него, он прекрасно знает условия задачи – Кольцо порабощает своего владельца, развращает и губит душу. Он имел «счастье» лицезреть Голлума. И такой аванс Фродо? Он, конечно, верит в его избранность «иными силами», но мне кажется это ещё и его вера в самого Фродо, основанная на его поступках. У Фродо светлая душа, чистые помыслы, сильное чувство долга и железная воля. И Гэндальф не может не видеть, что этот кандидат для безнадёжного похода идеальный. Это и предвосхищение фиала – прозрачного сосуда с чистым светом и сравнения Фродо с ним. Это и полная несостоятельность фильмовой концепции о том, что Фродо шёл к тому, чтобы стать вторым Голлумом.

Gandalf moved his chair to the bedside, and took a good look at Frodo. The colour had come back to his face, and his eyes were clear, and fully awake and aware. He was smiling, and there seemed to be little wrong with him. But to the wizard's eye there was a faint change just a hint as it were of transparency, about him, and especially about the left hand that lay outside upon the coverlet. `Still that must be expected,' said Gandalf to himself. `He is not half through yet, and to what he will come in the end not even Elrond can foretell. Not to evil, I think. He may become like a glass filled with a clear light for eyes to see that can.'
КамКар: Гэндальф придвинул кресло поближе и внимательно вгляделся в лицо Фродо. Со щек хоббита сошла бледность, глаза смотрели ясно и трезво, сна как не бывало. Фродо улыбался – и, казалось, беспокоиться уже не о чем. Но от острого взгляда волшебника не укрылось, что с хоббитом произошли кое-какие перемены – так, самую малость, а все-таки! Кожа у Фродо стала как бы прозрачнее – особенно если смотреть на левую руку, вытянутую поверх одеяла. „Этого следовало ожидать, – сказал сам себе Гэндальф. – А ведь он не прошел еще и половины дороги, и даже Элронд не может сказать, куда эта дорога приведет его... Но не думаю, чтобы он кончил плохо. Скорее всего, в конце пути он станет как стеклянный сосуд с чистым светом внутри – для тех, кто умеет видеть“.

Сэм, вошедший в комнату, первым делом бросается к Фродо проверять его руку. И смущается. Сэм, понятное дело, всё это время сидел у постели Фродо и держал его за руку. It has felt so cold through the long nights.* Ну кто бы сомневался! Этот мотив опять появится на ступенях Кирит Унгола и в Мордоре, где Фродо будет «уходить» во тьму. Сэм всегда был для Фродо мостиком к жизни. Фродо, прекрасно понимающий, какая ему досталась участь, впоследствии в походе не испытывает никаких иллюзий по поводу того, что он вернётся. Он чувствует себя обречённым на гибель, не просто физическую, а на вечный мрак, и это видно. А Сэм несмотря ни на что всегда пытался не отпустить его, удержать его изо всех сил. А ещё -- согреть. Фродо для него значит слишком много. И на Роковой горе это Сэм не позволил ему сдаться и остаться у расселины. А из главы про кроликов мы узнаем, что Сэм видел свет во Фродо первый раз именно в Ривенделле, когда сидел около него во время его болезни. И не просто сидел, а буквально за руку держал, чтобы он не ушёл. Все подобные моменты всегда совпадают с ситуацией угрозы для Фродо погибнуть или уйти во тьму. В них всегда присутствует вцепившаяся в его руку Сэмова рука.


А теперь Фродо пришёл в себя, и Сэм вспоминает, что вроде бы ему не по рангу вот так запросто хватать хозяина за руки. Реакция Фродо, как всегда, прекрасна: `Hullo, Sam!' said Frodo. И снова в переводах накидано вполовину больше слов, чем у Толкина. Всякие там радостно, весело, засмеялся, дрогнувшим голосом, и т.п. Да ничего подобного в оригинале нет, особенно что касается Фродо, всё максимально лаконично и при этом ёмко. Речевые характеристики у Толкина исчерпывающие, Сэм болтает без умолку, Фродо же в ответ выдаёт всего три короткие фразы. «Привет!» «Я готов, пойдём поищем остальных», и «Я знаю, чем ты был занят…» Первой он, приветствуя Сэма, показывает ему, что всё нормально, к чёрту церемонии, второй «I am ready» сообщает, что действительно, с ним всё уже хорошо, третьей «I know what you have been doing, Sam, …» очень деликатно благодарит Сэма за его отношение и даёт ему понять, что принимает его и благодарен.


* И по уму тут должно быть просто felt, по памяти я так писать и начала, но решила проверить цитату и нашла типичный пример речи Сэма: неправильное употребление глаголов и их времен. И здесь же трудность перевода этой фишки на русский язык – в русском всего три времени, а в английском каждое привычное нам время нужно умножить на четыре, и каждое с обширным списком значений, и нидайбох перепутать, не говоря уже о прочих извращениях. Переводчику же нужно выкручиваться не с временами, а менять значения, например, одел -- надел. Что касается этого примера, Сэм хотел сказать примерно что: Она казалась такой холодной все эти долгие ночи, а сказал что-то вроде: Она оказалась такой холодной все эти долгие ночи.
Любимый отрывок, их больше, конечно,чем один, ну пусть будет этот:

Looking in a mirror he was startled to see a much thinner reflection of himself than he remembered: it looked remarkably like the young nephew of Bilbo who used to go tramping with his uncle in the Shire; but the eyes looked out at him thoughtfully. `Yes, you have seen a thing or two since you last peeped out of a looking-glass,' he said to his reflection. 'But now for a merry meeting!' He stretched out his arms and whistled a tune. At that moment there was a knock on the door, and Sam came in. He ran to Frodo and took his left hand, awkwardly and shyly. He stroked it gently and then he blushed and turned hastily away. `Hullo, Sam!' said Frodo. `It's warm!' said Sam. `Meaning your hand, Mr. Frodo. It has felt so cold through the long nights.
Собственное отражение в зеркале, тоньше, чем он помнил, почти испугало его: оно сильно напоминало юного племянника Бильбо, сопровождавшего дядю в его пеших прогулках по Ширу, только глаза смотрели задумчиво. «Да, ты кое-что повидал с тех пор, как в прошлый раз мы виделись с тобой», сказал он своему отражению. «Ну а теперь к радостным встречам!» Он потянулся и начал насвистывать песенку. В этот момент раздался стук в дверь, и появился Сэм. Он бросился к Фродо и застенчиво и неуклюже схватил его левую руку. Он бережно провёл по ней рукой, потом покраснел и резко отвернулся. «Привет, Сэм!» – сказал Фродо. «Она тёплая! – ответил Сэм. – В смысле ваша рука, мистер Фродо. Она оказалась такой холодной все эти долгие ночи».

Пиппин продолжает цеплять Фродо в своей манере: «Тебе не изменило твоё умение просыпаться прямо к обеду».
Диалоги Пиппина и Гэндальфа это просто наслаждение и некоторая разрядка.
В Ривенделле происходит встреча Фродо с Бильбо, желанная и неожиданная.
Бильбо был тем, кого Фродо любил больше всех, безумно рад был встрече, но когда речь зашла о кольце, что-то пошло не так:

Slowly he drew it out. Bilbo put out his hand. But Frodo quickly drew back the Ring. To his distress and amazement he found that he was no longer looking at Bilbo; a shadow seemed to have fallen between them, and through it he found himself eyeing a little wrinkled creature with a hungry face and bony groping hands. He felt a desire to strike him.
ГриГру: Теперь он медленно потащил Кольцо из-за пазухи. Бильбо подался вперед и резко протянул руку. Но Фродо отдернул Кольцо, с ужасом глядя на старого хоббита. Казалось, тень пала меж ними и мгновенно изменила облик Бильбо. Вместо него к Фродо тянуло костлявые, хищно шевелящиеся пальцы сморщенное жалкое созданье с алчно горящими глазами. Фродо едва сдержался, чтобы не ударить этого отвратительного гоблина.

И это только Ривенделл. Следующий раз это случится в Кирит Унголе с Сэмом, и будет куда хуже. Кстати, Сэм присутствовал при разговоре Бильбо и Фродо и при этой сцене.
Эльфы повесили Кольцо Фродо на шею на цепочке. Ещё до Совета. Однако. Прочитала о том, что кольцо это предмет, который как бы заключает в себя владельца. Оно противопоставляется фиалу, который владельцу нужно заключать в себе, держать в руке. Интересная метафора, во Фродо был свет, но Фродо и его свет Кольцо взяло в плен. Ещё и цепь на шее, как у каторжника.


Фродо как будто в полусне слушает, как Бильбо поёт балладу об Эарендиле, не зная ещё о том, как история Эарендиля коснётся его судьбы. Эарендиль путешествует по небу с последним Сильмарилем, в Сильмариле заключён свет Древ. В фиале, с которым сравнивается Фродо, отражённый свет Звезды Эарендиль – Сильмариля – Древ. Фиал это без всяких сомнений метафора для Фродо. То есть свет во Фродо той же благой природы. А ведь сильмарили тоже были заключены долгое время в чёрную корону. А Унголиант пожрала Древа. Свет остался в сильмарилях, но Древа погибли безвозвратно. А Шелоб – потомок Унголиант. И она всё равно встретится с этим светом убитых Унголиант Древ и пострадает от него. Всплывает интересный мотив пленённого света у Толкина. Свет у него уязвим, но при этом вечен, он способен ускользать от Тьмы, разгораться в новых источниках и быть мощным оружием в руках праведных героев в борьбе против Тьмы. Погибли древа – Остались сильмарили. Звёздный свет во Фродо был полностью поглощён, пленён Кольцом в Мордоре, но его свет возродился в Сэме, пожалевшем Голлума на горе.

Frodo halted for a moment, looking back. Elrond was in his chair and the fire was on his face like summer-light upon the trees. Near him sat the Lady Arwen. To his surprise Frodo saw that Aragorn stood beside her; his dark cloak was thrown back, and he seemed to be clad in elven-mail, and a star shone on his breast. They spoke together, and then suddenly it seemed to Frodo that Arwen turned towards him, and the light of her eyes fell on him from afar and pierced his heart.
КистяМур: На пороге Фродо еще раз оглянулся. Элронд неподвижно сидел в своем кресле, и отблески огня, словно солнечные блики, золотили его спокойное лицо. Рядом с Элрондом сидела Арвен, а возле нее стоял Арагорн, и это немного удивило Фродо. Под расстегнутым плащом с откинутым капюшоном на груди у Арагорна серебрилась звезда, оттененная тускло мерцающей кольчугой. Он о чем-то беседовал с Арвен, и в то мгновение, когда Фродо отворачивался, она посмотрела прямо на него – этот взгляд хоббит запомнил навеки. Он стоял, зачарованный взглядом Арвен, а слова песни, сливаясь с музыкой, звучали как звонкое журчание родника…

Обмен взглядами с Арвен ещё один из многих потрясающих моментов главы. В этом заложено много всего, от просто восхищения, которое вызывает Арвен у Фродо, до очень тесной духовной связи, ведь от успеха или провала миссии Фродо зависит её собственная судьба. Если Фродо выполнит возложенную на него задачу, она выйдет замуж за Арагорна и станет смертной, как он и Фродо. То есть в посмертной участи они с Фродо станут равны. А ещё в свете рассуждений про Свет это ещё и встреча двух «лучей» чистого света.
И меня всегда трогает момент книги, где говорится о том, что связывало Бильбо и Фродо:

They spoke no more of the small news of the Shire far away, nor of the dark shadows and perils that encompassed them, but of the fair things they had seen in the world together, of the Elves, of the stars, of trees, and the gentle fall of the bright year in the woods.

ГриГру: Теперь их не занимали больше ни мелочи Хоббитона, ни обступившие со всех сторон опасности, а только эльфы, звезды, деревья и леса, уходившие к осени в своем торжественном и печальном убранстве.

Книжная лига

21.3K поста76.9K подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

Мы не тоталитаристы, здесь всегда рады новым людям и обсуждениям, где соблюдаются нормы приличия и взаимоуважения.


ВАЖНЫЕ ПРАВИЛА

При создании поста обязательно ставьте следующие теги:


«Ищу книгу» — если хотите найти информацию об интересующей вас книге. Если вы нашли желаемую книгу, пропишите в названии поста [Найдено], а в самом посте укажите ссылку на комментарий с ответом или укажите название книги. Это будет полезно и интересно тем, кого также заинтересовала книга;


«Посоветуйте книгу» — пикабушники с удовольствием порекомендуют вам отличные произведения известных и не очень писателей;


«Самиздат» — на ваш страх и риск можете выложить свою книгу или рассказ, но не пробы пера, а законченные произведения. Для конкретной критики советуем лучше публиковаться в тематическом сообществе «Авторские истории».


Частое несоблюдение правил может в завлечь вас в игнор-лист сообщества, будьте осторожны.


ВНИМАНИЕ. Раздача и публикация ссылок на скачивание книг запрещены по требованию Роскомнадзора.

Подробнее