99

Фантастика и фэнтези по-китайски

В последнее время выходит много достойных книг в жанре фантастики и фэнтези, в которых явственно чувствуется влияние Китая. Имена, философия и история Поднебесной нашли свое отражение в самых разных вымышленных историях. Причем авторы пишут со знанием дела: одни живут Китае, другие имеют восточные корни. Так что фантазии выходят изящные и правдоподобные.


Книги Лю Цысиня, которые мы вспоминаем в этой подборке в числе прочих, были первой китайской фантастикой, изданной в США за много десятилетий. И медленно, но верно по всему миру прокатилась волна интереса к творчеству фантастов из Азии. Мы решили рассказать о тех из них, чьи книги уже добрались до России.


Лю Цысинь и цикл «Воспоминания о прошлом Земли»

Фантастика и фэнтези по-китайски Что почитать?, Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Литература, Китай, Подборка, Книги

«Задачу трех тел» и трилогия «Воспоминания о прошлом Земли» Лю Цысиня открыли китайскую фантастику западному читателю. Реальные научные теории с последующим выходом далеко за рамки земной науки и воображение автора сплетаются в причудливую картину, как светила в системе Трисоляриса. Но начинается все, как ни странно, с китайской культурной революции. Потому что нет будущего без прошлого: кровавая история формирует как отдельные личности, так и целые цивилизации. Именно история вдохновила Лю Цысиня писать о необычном конфликте с иным разумом.


Науке посвящена значительная часть «Задачи трех тел», ведь именно в среде ученых начинают происходить по-настоящему загадочные события. Китайскому исследователи, согласившемуся участвовать в их расследовании, всюду мерещатся цифры обратного отсчета, и наваждение оставляет его только тогда, когда он прекращает свои исследования. Но тогда на сцену выходит «Задача трех тел» — компьютерная игра, которая и раскрывает героям историю Трисоляриса, являясь своеобразным «ключом« к развитию сюжета. Сам термин задачи трех тел приходит к нам из астрономии — это способ расчета движения трех небесных тел и их взаимодействия. Звучит несложно, но на деле она не имеет универсального решения, а, когда речь идет о трех светилах, ситуация значительно усложняется. Впрочем, это только верхушка айсберга.

Кстати, это единственный роман в подборке, где мы видим не приукрашенный и не переосмысленный так или иначе Китай со всеми особенностями его менталитета. Фантастика выходит на космический уровень, но люди остаются вроде бы знакомыми, но подчас действительно понять их не легче, чем инопланетян.


Баошу и «Возрождение времени»

Фантастика и фэнтези по-китайски Что почитать?, Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Литература, Китай, Подборка, Книги

«Возрождение времени» неразрывно связано с «Задачей трех тел», так как является произведением, написанным другим автором по той же вселенной. Книгу сочинил популярный китайский автор и пламенный фанат оригинальной трилогии, Баошу. По сути это был фанфикшен про одного из персонажей из «Вечной жизни Смерти». Лю Цысинь, прочитав книгу, признал события каноничными. Так любимая по всему миру сага получила небольшое продолжение — еще один шанс на возвращение для фанатов и возрождение для Юня Тяньмина.


Линия этого персонажа начинается с близости конца — Юнь страдает от рака и планирует самоубийство. Но вместо смерти с Юнем случается нечто гораздо более страшное. Ему придется стать предателем всего человечества, пешкой в руках флота Трисоляриса. Его скромные усилия «подыграть» своей родной планете в сложившейся ситуации не могли быть замечены. Сказки, в которых Юнь Таньмин пытался поделиться с Землей важной информацией, тщательно зашифрованной, чтобы на Трисолярисе ничего не могли заподозрить, особенно выделяют в отзывах о цикле многие читатели. Этот изящно выполненный Лю Цысинем прием западает глубоко в душу. И, тем не менее, этот персонаж действительно приближает порабощение человечества, пусть и не по доброй воле.


В результате Юнь получает новое тело и, на пороге новой смерти, некое существо решает связаться с ним с просьбой (предложением? приказом?) предотвратить катастрофу вселенского масштаба. Книга призвана заполнить «белые пятна», оставшиеся в трилогии «Воспоминаний о прошлом Земли», так что последнее приключение Юня получается воистину эпичным. Со всей возможной любовью и вниманием Баошу отвечает на важные вопросы о судьбе галактики, инопланетной физики, жизни и смерти миров.


Ребекка Куанг и «Опиумная война»

Фантастика и фэнтези по-китайски Что почитать?, Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Литература, Китай, Подборка, Книги

Действие «Опиумной войны» разворачивается в фэнтезийной империи Никан , чей прототип угадывается с легкостью. Декорации отвечают канонам китайской династии Сун (то есть средневековые), в то время как сюжет во многом основан на истории второй китайско-японской войны, произошедшей в XX веке. Никан едва оправился от вторжения агрессивной Федерации Муген, и новое нашествие явно не за горами. Нам успеют достаточно подробно описать историю прошлой войны, вплоть до разборов тех или иных стратегических приемов и дебатов относительно того, какое именно событие переломило тогда ход истории. Ведь история главной героини, Рин, начинается с зачисления в элитную военную академию. Она должна выйти оттуда, готовая стать полководцем. Но принять участие в войнах Рин придется куда раньше, чем она ожидает. Сначала она сыграет ключевую роль в новом конфликте с Мугеном. А затем, в романе «Республика дракон», окажется в эпицентре гражданской войны. И тут тоже явно угадываются отсылки к истории Китая. Прототипом же самой Рин послужил никто иной, как Мао Цзэдун.


Кроме темной и кровавой военной линии, в сюжете «Опиумной войны» много очень органично и аккуратно вплетенной в сюжет магии. Читатели погрузятся в мир почти забытых и «подпольных» для современного Никана шаманских практик, обращений к богам за необычными силами. Прописывая их, Куанг опиралась в числе прочего на тибетские и монгольские традиции. Разворачивая перед читателями масштабную историю, писательница не упускает возможности как можно больше рассказать о культуре созданного ей мира, так что ощущение погружения получается всесторонним.


Чэнь Цюфань и «Мусорный прибой»

Фантастика и фэнтези по-китайски Что почитать?, Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Литература, Китай, Подборка, Книги

Китайский автор Чэнь Цюфань обращается к фантастике ближайшего будущего. Действие происходит на Кремниевом острове — воображаемом, но имеющим несколько прообразов в реальном мире. Это огромная свалка электронных отходов, где трудятся целые поколения мигрантов. Их здоровье подвергается серьезной угрозе, но лучшей жизни им ждать не приходится. Они зажаты в тисках нищеты и авторитета криминальных групп, которые правят островом. Обычаи местных кланов, подчас архаичные и удивительные для западных читателей, подробно раскрываются в одной из сюжетных веток романа.


История начинается с того, что на Кремниевый остров по ошибке попадает протез, содержащий в себе нечто вроде биологического оружия. На его поиски прибывают американский агент и его переводчик, который родом из этих мест. Но, разумеется, поиск одного протеза на огромной свалке техники не будет простым делом. Тем более, что детективная линия романа закручена довольно необычным образом, а протез уже попал в руки одной из работниц острова, Мими, которая и сталкивается с результатами действия его программы. «Мусорный прибой» — медленное, жесткое и весьма колоритное произведение. Автор обращает наше внимание на широкий круг проблем, который грозит обернуться катастрофой, но не навязывает морали. Персонажи действуют в соответствии с собственной системой координат, и понятия о «добре» и «зле» размываются, и могут сильно отличаться в зависимости от того, чьими глазами мы смотрим на происходящее.


Фонда Ли и «Сага Зеленой Кости»

Фантастика и фэнтези по-китайски Что почитать?, Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Литература, Китай, Подборка, Книги

Фонда Ли родилась и выросла в Канаде, но ее восточное наследие послужило вдохновением при создании ее первой фэнтези-трилогии для взрослых читателей. До этого она обрела успела обрести успех на ниве подростковой литературы, так что «Нефритовый город» и последующие романы были для автора в каком-то смысле «новым дыханием». Для читателей они тоже стали таковым. Из-за необычного сочетания магии и технологии (мир «Нефритового города» отвечает примерно середине ХХ столетия), сочетания восточного и западного, мафиозной романтики и мистической культуры. Сама Фонда Ли характеризует эти роман как «гангстерскую сагу в стиле» (последнее — это популярный в Китае жанр фэнтези).


Идея волшебного нефрита, который добывается только на островном государстве Кекон, отсылает нас к Древнему Китаю, где этот камень ценился дороже золота, считаясь проводником между земным и небесным. В романах Фонды Ли он дает умелым владельцам необычные способности, усиливая их восприятие и ускоряя реакцию, а также даруя другие, невидимые на первый взгляд, преимущества. Ношение нефрита является прерогативой Зеленых Костей, обученных воинов, которые во времена гремевших недавно по миру войн спасли Кекон от захватчиков. Сейчас же у власти находятся два клана, которые делят влияние над всеми сферами деятельности острова, и живут по принципам, которые вызывают ассоциации с «Крестным отцом». Это авторитетное покровительство, стоящее над законом. Но общество развивается, и благоговение перед волшебным камнем и его обладателями сменяются завистью и алчностью. Кроме того, равновесие между кланами весьма шаткое, что ведет к большому количеству нефритового экшена на страницах романа.


В Кеконе при этом явственно читается город наподобие Гонконга — стремительно растущий и весьма самобытый.

Найдены возможные дубликаты

+12

Читал трилогию Лю Цысиня. Прочитал три книги за две недели — залпом просто. Как по мне, вторая часть самая гениальная. В первой по сути ничего не происходит, просто огромная завязка. Хотя, отдельные находки автора прям смаковал — настолько они логичны и в то же время нестандартны. Чего только стоит компьютер, построенный «Фон Нейманом» в мире компьютерной игры.

Третья же книга, хоть и очень хороша как отдельное произведение, но быстро отрывается от первых двух, превращаясь в описание таких глобальных событий, на фоне которых сюжет первых двух частей начинает казаться совершенно несущественным. Зато от размаха масштабов происходящего, на мой взгляд, начинает страдать целостность сюжета. Он распадается, превращаясь в набор слабо связанных между собой сцен. Под конец вся эта история с темными доменами И микровселенными вообще превращает изначально твёрдую научную фантастику в какое-то фентези.

А вот вторая часть — шедевр из шедевров, едва ли не лучшее, что мне доводилось читать. В книге есть буквально все, за что я люблю фантастику: тут и фирменные авторские экскурсы в физические принципы придуманных им технологий ( одни только зонды сильного взаимодействия и то, как они описаны, — уже повод читать книгу), и мастерски выстроенный сюжет, с каждой главой медленно, но верно нагнетающий тревожную атмосферу практически в традициях Кинга, и внимание к внутреннему миру даже второстепенных персонажей ( как же меня поразил поступок Бэйхая! До сих пор мурашки по коже при воспоминании его диалога с флотом преследования. А ведь уже год прошёл с момента прочтения Книги). Ну и, конечно, две самых больших жемчужины мира трилогии — идея «Отвернувшихся» и вполне здравый вариант разрешения парадокса Ферми. Последнее оказалось настолько удачным, что я о самой трилогии узнал из лекции астрофизика Попова, в которой он упоминал вариант разрешения парадокса через концепцию Темного Леса.

Короче, роман грандиозный, советую всем. Первую книгу надо прочитать как завязку, ну а третью — уже по желанию, такое себе на фоне уровня первых двух.

Ну а про то, что у вселенной есть спин-офф, я не знал. Надо бы почитать. Тем более, Таньмин лично мне кажется один из двух самых адекватных персонажей третьей части наряду с Уэйдом.

раскрыть ветку 19
+3

А я вот даже первую книгу не смог осилить. Для меня книга состоит из чуши и ахинеи полностью, а основной конфликт в принципе яйца выеденного не стоит. Задача трёх тел легко решается для каждого конкретного случая, орбита планеты находится ещё легче, Тёмный Лес в космосе с бесконечным количеством ресурсов, ксеносы летят захватывать Землю на досветовом двигателе и ещё на старте предупреждают об этом землян, учёные массово самоубиваются, не попытавшись разобраться в своей проблеме... даже вспоминать противно.

раскрыть ветку 11
+2

Там это все прекрасно обосновывается: ресурсы вселенной  не бесконечны. Они кажутся очень богатыми, но только в сравнении с потреблением человечества. В будущем это потребление возрастёт так, что ресурсов будет не хватать. Ксеноны летят на дочуетовых двигателях потому, что у них остановился прогресс — следствие отсутствия свободы мысли. Предупреждают о своих планах они не все человечество, а свою пятую колонну и то, только потому, что физиологически не способны врать. Ортиты в задаче трёх тел крайне нестабильны, на длинный срок их не просчитаешь.

раскрыть ветку 10
+1

мне было удивительно при прочтении как китайская цензура пропустила настолько либеральную книгу XD

раскрыть ветку 1
+1

Честно, мне тоже. Особенно первые главы первой книги — это ж такая жесткая контрпропаганда, что даже к современной России у автора проблемы могли бы быть.

-2

Вот да. Третья книга вызвала ощущение, что к законченному повествованию первых двух - автора из-под палки заставили написать "эпичный" финал

Всем знакомым рекомендую к прочтению именно первые две всегда, третью после паузы и воспринимая как спин-офф

раскрыть ветку 1
-2
Да неее, это классическая азиатская фишка, они в большинстве случаев скатываются в божественные планы и бойни галактик.
-4

Что там грандиозного и гениального то, если убрать напластования пустопорожнего и рояльного текста и все три книги можно в повесть уложить.


Плюс такой банальный,как текст с Алиекспресс китаецентризм, пару плюшек накинули англосаксам и русским, для виду ради продаж на книжных рынках.


Интересные идеи есть, но в целом, когда уже есть 60 лет разновсякой отличной классики про будущее человечества, например Азимова, это выглядит как нудное сочинение школьника физматшколы

раскрыть ветку 2
+2
У каждого свое мнение. Любой текст можно уложить в повесить, если убрать детали. Но деталями как раз и отличается шедевр от проходняка.
А что касается китаецентризма, чего вы хотели от китайского автора? А у Лема точно также евроцентризм, промо нас это так в глаза не бросается, мы к нему привыкли. А уж как американцы подают спали сюжеты, от этого иногда прям тошнит. Что ни книга или фильм, то все одно: пафосный эпос про великого дядю Сэма, героически спасающего бестолковый мир.
раскрыть ветку 1
+2

//Кстати, это единственный роман в подборке, где мы видим не приукрашенный и не переосмысленный так или иначе Китай со всеми особенностями его менталитета.//


Ну здрасьте, "не приукрашенный"....  Мудрое и честное китайское руководство, достаток и соц. защищенность для всего населения, мент "не отмазавший" сына от тюрьмы и офицер настолько радеющий за своё дело, что готов поубивать кучу людей для его успеха.

+2
Совсем недавно попалась мне инфа что китайская фантастика не была открыта западу по одной простой причине: её просто небыло! Якобы партия не поддерживала написание сюжетов отличных от соцреализма (Никита Сергеич привеет!). И продолжалось это до момента когда кто-то из учёных обратил внимание на то что китайцы априори не креативны. В лучшем случае дорабатывают идеи и технологии придуманные другими. А все потому что не фантазируют, а не фантазируют потому что не привыкли и т. д. Вобщем давняя история с убийством воробьёв, но на новый лад. Теперь они мучительно выжимают фантазию из тех немногих кто есть и издают все подряд. Так что ждите волну китайского чтива качества пуховиков из 90х.
раскрыть ветку 2
0

Все всегда любят вспоминать про убийство воробьев, мол дебилы, а обмеление аральского моря, молчок.

0
Ждать? Она уже идёт, куча перерожденцев культиваторов превозмогающих.
+1
Я из китайской фантастики читал Лао Ше "Записки о кошачем городе" в детстве произвела сильнейшее впечатление.
0

Мда, Задача трех тел такая унылая штука - сценарий русских фильмов и то богаче. Подкупает только некоторым экскурсом в китайскую историю

0

Вообще то задача трех тел решена в прошлом году.

раскрыть ветку 1
0

задача трех тел не может быть решена в аналитическом виде. Иными словами невозможно построить формулу в которую можно подставить любые скорости и координаты и получить местоположение тел в будущий момент времени. Существуют лишь методы вычислительной математики(ряды) которые могут давать приближенные решения. Так же существуют замкнутые траектории при особом изначальном расположении- они повторяются спустя определенный промежуток времени.

0

Мне больше шаровая молния у Лю Цысиня понравилась,но там ее и особо серьезно не хочется воспринимать и критиковать, с трилогией о прошлом Земли почему то не так, для меня она более противоречивой получилась,хотя тоже интересная.

0

при всех хвалах Лю Цысиня, он меня не воткнул, для меня очень нудно
из писателей с азиатскими именами мне запомнилась (и понравилась) книга "Гамбит девятихвостого лиса" от Юн Ха Ли

+1
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
-3

"Сунь Вынь - искусство любви".

-5

"Задача трех тел" - наивное, инфантильное, унылое фентези. Читайте Уоттса.

раскрыть ветку 6
+3

Как бы так и плюс и минус поставить... По Уотсу фанатею, но Задача трёх тел это хоть какая-то художественная литература в отличии от Эхопраксии.

+1
Жырнота! )))
раскрыть ветку 4
+1

Таково мое мнение после прочтения 50% трилогии. Завершать эту тягомотину не намерен. Просто некоторые не могут отличить хорошее произведение от распиаренного.

раскрыть ветку 3
ещё комментарии
-1

Спасибо за обзор. Лю Цысинь на слуху (и он крут!), а вот про остальных авторов даже не слышал.

раскрыть ветку 2
-4

Туфта эти Три Тела, нудно вытянутое из пальца, много отвлечений от основной линии, как будто специально задуманно нарастить объем текста.


Есть там пара идей, но из-за них читать 2000 почти страниц не стоит.

раскрыть ветку 1
+1

Вы, видимо, не вполне восприняли книжку.

Это энциклопедия классики западной НФ - и параллельно стёб над ней же. Местами автор об этом едва ли не говорит прямым текстом)

А про "много отвлечений" - это не баг, это фича, такова особенность китайской литературной традиции. Кому-то нравится, кому-то категорически не заходит, дело вкуса и - в первую очередь - привычки.

-2

**Как летчики «Ли Си Цин» и «Ван Ю Шин» сбивали американские самолеты в небе над Кореей**

сори за оффтоп )) не мог не вспомнить))

-1

Задачу читал. Заплмнидась тем, что я очень бысро запутался в ебанутых китайских именах, которых там больше двух десятков.

раскрыть ветку 1
+1

Властелин колец не читал? Я вот даже не пытался имена запоминать.

Похожие посты
953

Литературные уроки доброго и вечного-2

Литературные уроки доброго и вечного-2 Литература, Что почитать?, Лесков, Черный юмор, Негатив, Русская классика
Литературные уроки доброго и вечного-2 Литература, Что почитать?, Лесков, Черный юмор, Негатив, Русская классика

Теперь вы знаете завязку классического произведения "Очарованный странник", если вдруг в школе его не было.


Литературные уроки доброго и вечного

219

Какие литературные приемы использовал А. Сапковский в «Ведьмаке»?

Какие литературные приемы использовал А. Сапковский в «Ведьмаке»? Ведьмак, Анджей Сапковский, Книги, Фэнтези, Писательство, Литература, Длиннопост

«Незнакомец не был стар, но волосы у него были почти совершенно белыми. Под плащом он носил потертую кожаную куртку со шнуровкой у горла и на рукавах. Когда сбросил плащ, стало видно, что на ремне за спиной у него висит меч. Ничего странного в этом не было, в Вызиме почти все ходили с оружием, правда, никто не носил меч на спине, словно лук или колчан»


История Геральта из Ривии оставила неизгладимый след в мировом фэнтези. Сага о ведьмаке дерзко разбила типичную для жанра дуалистическую концепцию Добра и Зла, вывернула наизнанку привычные всему человечеству истории и завоевала сердца миллионов читателей. Сапковский оттолкнул в сторону фэнтезийные клише и использовал в книге приемы, которые заставляют фанатов вновь и вновь перечитывать «Ведьмака». Что же это за приемы, и как они помогли автору создать бессмертный и любимый миллионами мир, по которому делают игры и снимают сериалы?


1. Прием «текст в тексте» или реминисценция


Если коротко, реминисценция в литературе — неявная отсылка в произведении, рассчитанная на узнавание читателем образов и сюжетов других авторов. Сапковский воплотил ее в «Ведьмаке» с помощью приема «текста в тексте» — органично вплетая всемирно известные сказки, мифы и поверья в свою история. В «Последнем желании» новелла о дочери принцессы Адды перекликается с чешской сказкой о справедливом Богумиле, который три ночи ночевал в склепе, чтобы снять заклятие с черной принцессы.

«Геральт потер лоб: «Я подтверждаю, государь, что чары можно снять. И, если не ошибаюсь, действительно проведя ночь во дворце. Если третьи петухи застанут упырицу вне гробницы, то снимут колдовство»

В рассказе «Меньшее зло» Геральт с иронией упоминает крылатую цитату из «Белоснежки».

«Итак, история началась в Крейдене, маленьком северном княжестве. Женой Фредефалька, княжившего в Крейдене, была Аридея, умная, образованная женщина. ...Вероятно по наследству ей достался довольно редкий и могущественный артефакт, Зеркало Нехалены. ...Аридея довольно часто обращалась к зеркалу...
— С обычным, как я думаю, вопросом, — прервал Геральт, — «Кто на свете всех милее?»

А чародей Стригобор, рассказывая о мутировавших девушках, как бы между прочим упоминает историю, созвучную со сказкой «Рапунцель»

«Фиалка, дочь Эвермира, сбежала из башни, воспользовавшись шнурком, сплетенным из косичек, и давно терроризирует Северный Вельгад»

Особенно ярко прослеживается реминисценция в новелле «Немного жертвенности», которая повествует о князе, влюбленном в сирену. Только если в оригинале Русалочка по своей воле пожертвовала голос, чтобы быть рядом с принцем, то у Сапковского князю приходится уговаривать сирену обменять хвост на ноги, и ирония ситуации блестяще отображает весь стиль реминисценции автора.


Вплетая сказки и мифы в «Ведьмака», Сапковский снимает с них романтический лоск и эфемерность, делает их более приземленными и оттого — более реальными. От них остается лишь сердцевина, зеркально отражающая величие бессмертных идеалов людской души. Новеллы Сапковского позволяют увидеть истинные мотивы людей, обычно спрятанные под шутливо-романтическим повествованием сказок. Перечитывая их, каждый раз находишь новую деталь, что эхом отзывается в сердце и вызывает смутную улыбку.


2. Самобытность мира

Успех «Ведьмака» среди читателей во многом заслужен благодаря уникальности мира, в который Сапковский погружает читателя. Используя традиционных для фэнтези существ вроде эльфов, гномов, драконов и вампиров, он отступает от «Толкиенистских» канонов. Эльфы и краснолюды, так часто презирающие друг-друга в каноничном фэнтези, оказываются в «Ведьмаке» по одну сторону баррикад — их клеймлят прозвищем «нелюди», преследуют и истребляют. Сапковский максимально уравнял расы в книге, показывая что ненависть и любовь одинаково присуща всем живым существам, не разделяя их на «добрых» и «злых».


Отдельного упоминания заслуживают многочисленные уникальные существа, выдуманные Сапковским. Допплеры, бруксы, сколопендроморфы и прочие существа прописаны так детально и продумано, что их существование в реальной мифологии не вызывает сомнений. И действительно, многие из описанных автором существ упоминаются в сказках и легендах различных народов мира.

«Из—под бури спутанных черных волос на него глядели огромные, горящие, широко раскрытые антрацитовые глаза. ...Из—за белых губ сверкнули острые клыки. Брукса подпрыгнула, выгнула спину, словно леопард, и взвизгнула. Звуковая волна тараном ударила в ведьмака, сбивая дыхание, ломая ребра, иглами боли вонзаясь в уши и мозг. ...На спине дельфина, в каменном кругу высохшего фонтана, там, где только что сидела изящная девушка в белом платье, расплющилось искрящееся тело огромного черного нетопыря, разевающего продолговатую узкую пасть, заполненную рядами иглоподобных снежно—белых зубов»

3. Аналогии с реальными историческими событиями

Причина, по которой многие вновь и вновь возвращаются к книгам о Ведьмаке — универсальность многих сюжетных линий, позволяющая каждый раз находить новые аналогии в реальной мировой истории. Нильфгаард сравнивают с Францией времен правления Наполеона, Северные Королевства — с европейскими монархиями, что привержены старому укладу.


Сам Сапковский относит нильфгаардцев скорее к Риму времен Августовского мира, а Север представляет в качестве британцев, о чем он рассказал в одном из интервью. Среди героев его книг ищут средневековых королей, государства мира «Ведьмака» пытаются сравнить с реально существовавшими странами, что вызывает бесконечные споры.


Помимо этого, фанаты продолжают вести дискуссии о принадлежности мира «Ведьмака» к одной из древних культур. Одни заявляют, что он исконно славянский, другие — что кельтский, третьи же отрицают все вышесказанное. И это лишний раз говорит о том, как многогранно произведение Сапковского. Он сумел так построить сюжет, что все до единого персонажи реалистичны порой до тошноты, и это позволяет строить параллели с реальными людьми.

«— Люди, — Геральт повернул голову, — любят выдумывать страшилищ и страхи. Тогда сами себе они кажутся не столь уродливыми и ужасными. Напиваясь до белой горячки, обманывая, воруя, исхлестывая жен вожжами, моря голодом старую бабку, четвертуя топорами пойманную в курятнике лису или осыпая стрелами последнего оставшегося на свете единорога, они любят думать, что ужаснее и безобразнее их все-таки привидение, которое ходит на заре по хатам. Тогда у них легчает на душе. И им проще жить»


4. Смысловой подтекст

Все вышеперечисленные достоинства «Ведьмака» не дали бы такого сногсшибательного эффекта, если бы Сапковский не заложил в свое произведение несколько глубоких смыслов, которые извечно терзают весь род человеческий.


В книге Геральт регулярно попадает в ситуации, где он оказывается меж двух зол, и, как говорится в пословице, ему приходится выбирать из них меньшее. Ведьмак, будучи человеком упрямым, пытается уходить от выбора и ответственности, но они настигают его раз за разом.

«Существуют просто Зло и Большое Зло, а за ними обоими в тени прячется Очень Большое Зло. Очень Большое Зло, Геральт, это такое, которого ты и представить себе не можешь, даже если думаешь, будто уже ничто не в состоянии тебя удивить. И знаешь, Геральт, порой бывает так, что Очень Большое Зло схватит тебя за горло и скажет: «Выбирай, братец, либо я, либо то, которое чуточку поменьше
Меньшее Зло существует, но мы не в состоянии выбирать его сами. Лишь Очень Большое Зло может принудить нас к такому выбору. Хотим мы того или нет»

Автор точно обозначает последствия такого упрямства героя, которые легко перенести и на каждого из нас.

«— Мне жаль тебя, — неожиданно проговорила девушка, не спуская глаз с мигающего кружочка серебра. — Ты утверждаешь, что не существует Меньшего Зла. Так вот — ты останешься на площади, на брусчатке, залитой кровью, один—одинешенек, потому что не сумел сделать выбор. Не умел, но сделал. Ты никогда не будешь знать, никогда не будешь уверен. Никогда, слышишь... А платой тебе будет камень и злое слово. Мне жаль тебя, ведьмак»

Сапковский со страниц говорит нам, что избегая выбора и ответственности в своей жизни, мы навсегда утрачиваем возможности и пути, по которым могли бы пойти. В итоге, жизнь решит за нас, и мы никогда не сможем знать, что было на той дороге, которую побоялись выбрать.

«Войт подошел к нему.
— Это, — сказал он, широким жестом указывая на валяющиеся на площади неподвижные тела, — все? Так оно выглядит — Меньшее Зло, которое ты выбрал?»

Источник: https://t.me/MeWriteChannel

Показать полностью
39

Фантастика и фэнтези июля 2020

За последний месяц успело выйти немалое книжных новинок в жанрах фантастики и фэнтези. И вот восемь любопытных книг июля, на которые стоит обратить внимание.

Ребекка Куанг — «Республика Дракон»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Продолжение нашумевшей «Опиумной войны» (одной из самых ярких фэнтези-книг прошлого года) получилось еще более напряженным и серьезным. Мрачность и жестокость происходящих в Никане событий значительно повысились, когда на смену войне с внешним врагом пришел междоусобный конфликт.

В «Республике Дракон», как и в первом романе, множество отсылок к истории и мифологии Китая. У Ребекки Куанг получилось образцовое военное фэнтези с азиатским колоритом, эпическими сражениями, неоднозначной, но очень колоритной героиней и динамичным сюжетом, богатым на крутые повороты.

Роб Харт — «Склад»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Может показаться, что в 2020 году антиутопиями особо никого не удивишь, однако в жанре продолжают выходить новые яркие произведения. Примером тому может служить «Склад», в котором антиутопия сочетается со шпионским триллером. Действие разворачивается в стенах корпорации «Облако», где люди не только трудятся, но и живут. Когда за стенами компании мир переживает глубокий кризис, желающих пожертвовать свободой ради работы находится немало.

Роб Ховарт приобрел права на экранизацию романа незадолго до того, как он вышел в свет. Сюжет действительно должен хорошо подойти для кино — по духу роман напоминает сериал «Черное зеркало», в котором авторы схожим образом показывают возможные проблемы, которые могут поджидать общество уже в ближайшем будущем.

Тэд Уильямс — «Империя травы»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Империя травы» — второй роман новой трилогии Уильямса по вселенной Светлого Арда. Если первая книга цикла скорее подготавливала почву для будущих событий и знакомила нас с новыми персонажами, то в «Империи травы» событий становится гораздо больше и они принимают крутой оборот.

Интриги и древние тайны, смена декораций и множество приключений, войны и приключения, — в романе есть все, чего ожидаешь от эпического фэнтези. А еще Уильямс значительно обогащает уже знакомый читателям мир Светлого Арда новыми интересными элементами.

Алексей Савченко — «Киберсайд»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Алексей Савченко — лицензионный менеджер Epic Games. Несколько лет назад вместе с нарративным дизайнером Бертом Дженнингсом он написал роман о будущем, в котором человечество с головой погрузилось в виртуальную реальность. Книга была написана на английском, вышла на Amazon и завоевала немало положительных отзывов — в частности за изящные аллюзии на популярную культуру в целом и игры в частности.

Теперь «Киберсайд» увидел свет и на русском языке. По сюжету герои книги, а это наемник Молчун Джеймс и цифровая ведьма-мутант Матильда, отправляются в большое приключение, чтобы узнать, что на самом деле представляет из себя мир Киберсайда.

«Сломанные звезды»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Если вы зачитывались Лю Цысинем, Чэнь Цюфанем и Баошу, то знаете, что в Китае есть своя фантастика — причем самобытная и оригинальная. Однако она не ограничивается лишь этими авторами, что демонстрирует сборник «Сломанные звезды». Его составителем выступил американский писатель и переводчик с китайского Кен Лю, который постарался познакомить читателей с широким спектром авторов из Поднебесной и отобрал для книги полтора десятка ярких научно-фантастических историй.

Аластер Рейнольдс — «Медленные пули»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Масштабный сборник рассказов и повестей от одного из самых самобытных научных фантастов современности. В книгу в числе прочего вошел рассказ «За разломом орла», на основе которого был снят эпизод антологии «Любовь, смерть и роботы» от Netflix. Да и остальные произведения писателя заслуживают не меньшего внимания.

Роберт Хайнлайн — «Двери иных миров»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Роберт Хайнлайн прежде всего известен работами в крупной форме: «Звездный десант», «Луна — суровая хозяйка», «Дверь в лето», «Чужак в стране чужой» едва ли нуждаются в представлении любителям фантастики. Но есть на счету автора и отличные рассказы, с которыми предлагает познакомиться сборник «Двери иных миров». Эти истории получались у писателя не менее сильными, чем его произведения в крупной форме.

Эд Макдональд — «Знак ворона»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вторая часть цикла «Черные крылья», о которой лестно отзывались читатели и критики. Автор написал темное фэнтези в духе произведений Джо Аберкромби и Глена Кука. Получилось по-настоящему кровавое и суровое фэнтези с нетривиальными идеями и атмосферным миром. Главным героем выступает Рихальт Галхэрроу — охотник на монстров, что рождаются в огромной и мрачной пустыне, именуемой Мороком. На сей раз вместе со своим отрядом Рихальт отправляется по следам того, кто украл артефакт ужасающей силы.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 7
88

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть

Жизнь взаймы

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман немецкого писателя Эриха Марии Ремарка, впервые опубликованный в 1959 году.

Фильм: кинолента режиссера Сидни Поллака 1977 года в оригинале называется «Bobby Deerfield» («Бобби Дирфилд»). Это история любви гонщика «Формулы-1» и больной туберкулезом девушки. Аль Пачино, сыгравший в этом фильме главную роль, был номинирован на «Золотой глобус» как лучший актер.

Пена дней

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман французского писателя Бориса Виана. Впервые опубликован в 1947 году.

Фильм: картина режиссера Мишеля Гондри с Одри Тоту и Роменом Дюрисом в главных ролях. Гондри удалось найти визуальные средства для экранизации фантасмагорического романа о любви, самопожертвовании и водяной лилии, растущей в груди прекрасной девушки. В фильме есть и люди с удлиняющимися во время танцев ногами; и шеф-повар, живущий в телевизоре и через экран подающий специи; и дом, который уменьшается в размерах и теряет цвет.

Имя розы

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман итальянского писателя и профессора семиотики из Болонского университета Умберто Эко. Впервые был опубликован в 1980 году.

Фильм: кинолента режиссера Жан-Жака Анно 1986 года. Это история о расследовании серии трагических и таинственных смертей монахов в бенедиктинском монастыре Италии в период смуты и эпидемии чумы XIV века.

451 градус по Фаренгейту

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост
5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: научно-фантастический роман-антиутопия Рэя Брэдбери, изданный в 1953 году.

Фильмы: кинолента 1966 года, снятая режиссером Франсуа Трюффо (фото вверху). Фильм несколько отличается от романа — в нем отсутствует ряд эпизодов из книги. Но в целом автор романа экранизацией был доволен.

Телефильм 2018 года компании HBO (фото внизу), снятый режиссером Рамином Бахрани, был представлен на Каннском кинофестивале, а также признан лучшим телевизионным фильмом на вручении 30-й ежегодной премии Гильдии продюсеров Америки.

Ярмарка тщеславия

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман английского писателя Уильяма Мейкписа Теккерея, действие которого происходит в эпоху Наполеоновских войн. Впервые был опубликован в журнале Punch в 1847–1848 годах.

Фильм: картина режиссера Миры Наир. Главную роль амбициозной англичанки, которая благодаря своему уму, обаянию, хорошему воспитанию и красоте поднимается по социальной лестнице, исполнила Риз Уизерспун. Этот красивый костюмированный фильм был номинирован на премию «Золотой лев» Венецианского кинофестиваля в 2004 году.

Продолжение следует...

Показать полностью 4
95

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг?

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

За последние два года я прочитал сто научно-фантастических книг, в среднем одну в неделю.


Полный список здесь:  https://fortelabs.co/blog/science-fiction-books-ive-read/


Я начал читать научную фантастику, чтобы скоротать время. Будучи еще ребенком, я хорошо запомнил «Парк Юрского периода». Я продолжил читать, когда обнаружил, что она дала мне кое-что еще: мощное воображение и неуважение к обычному, простому и возможному. Я заметил, что у меня другие идеи, которые вы не найдете, читая TechCrunch или любой другой дайджест из Кремниевой долины. По роду деятельности я продаю идеи, и эти книги для меня одновременно и клад, и инструментарий.


Как говорит футуролог Джейсон Сильва, «воображение позволяет нам ощущать восторг возможностей будущего, выбирать наиболее удивительные и подтягивать настоящее вперед, чтобы встретить их». Я думаю, что чтение этих книг позволило мне испытать это в полной мере.


В основе каждой хорошей научно-фантастической истории лежит мысленный эксперимент, некое ядро, и я решил запустить собственный:


Что, если эти книги в действительности отображают, на что будет похоже будущее?


Это высказывание не так уж и далеко от реальности. Читая ранних классиков вроде Жюля Верна и Герберта Уэллса я поражался не столько тому, как они ошибались, а тому, насколько оказались правы. Свой список я составил из списка лучших научно-фантастических произведений всех времен, поэтому эти книги отражают лучшие идеи (или хотя бы наиболее интересные), по мнению человечества.


Вот будущее, в которое мы движемся, по мнению величайших фантастов.

1. Чтобы спасти человечество, мы должны потерять его

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Мы все знаем, что долгосрочное выживание нашего вида зависит от колонизации других планет, а значит и других солнечных систем. Вопрос не в том, станет ли наша планета непригодной для жизни, вопрос в том, когда.


Но глядя на расстояния и временные рамки, которые стоят за этим процессом, становится понятно, что как только мы начнем расселяться, мы начнем отдаляться друг от друга, дрейфовать.


Все начнется с языка и культуры. Колонии на других планетах, разделенных миллионами километров и часами передачи радиосообщения, начнут вырабатывать собственные диалекты, собственный сленг, музыку, тренды. Достаточно взглянуть только на изменения в английском языке, на разницу диалектов горных шотландцев и калифорнийский серферов, южно-африканских буров и карибских креольцев, и понять, что это только намек на всю культурную глубину.


Затем будет политический и экономический дрейф. Так же, как культурная идентичность американцев родилась в процессе американской революции, колонии будут считать себя другими, требовать прав и правительств, представляющих их интересы. Учитывая расстояния, мы сможем подавить только несколько первых восстаний, но пройдет время, и они найдут выход наружу.


Экономическая интеграция будет продолжаться, но намного медленнее, чем освоение космоса и колонизация. К тому времени, когда мы сможем полностью интегрировать эти колонии в свою экономику, у них давно будут самодостаточные экономические системы.


Наконец, мы увидим генетический дрейф. Примечательно то, что, несмотря на наше огромное разнообразие здесь, на Земле, мы все представляем один вид, что означает, что любое физическое лицо может продолжить род с любым другим лицом противоположного пола. На основе этого мы можем восстановить долгий генеалогический путь в 160 000 лет.


Но это не больше чем историческая случайность. До этого как минимум несколько видов гоминид бродило по планете, и только быстрое появление и расширение homo sapiens из Африки по миру стало ключевым пунктом в превалировании нашего вида.


К тому моменту, когда некоторые из нас покинут планету, ДНК снова начнет расходиться. Ограниченный генофонд, разнообразные давления, другие источники смертности, новые уровни радиации и мутации — все это выведет покорителей космоса на новый эволюционный путь, произвольный или искусственный.


В конце концов, через сотни или тысячи лет даже одна ключевая мутация в далекой изолированной колонии может сделать воспроизводство невозможным, отрезав эту ветвь навсегда.


Для того чтобы спасти человечество, мы должны колонизировать звезды, но при этом единое определение человечества, которое мы знаем, будет потеряно.

2. Время будет нашим злейшим врагом

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

По мере того, как мы осваиваем три пространственных измерения, четвертое измерение — время — будет становиться все большей и большей проблемой.


Первая причина — это замедление времени, доказанное следствие теории относительности, недавно показанное в фильме «Интерстеллар» и обыгранное в десятках фантастических книг за десятки лет. Замедление времени — это феномен, который проявляется в зависимости от того, как быстро вы двигаетесь (со всеми вытекающими). Если кто-то будет путешествовать с околосветовой скоростью, он будет стареть медленнее, чем тот, кто останется на Земле.


Последствия только этого явления поражают. Долгосрочные космические миссии с возвращением на родную планету будут неизбежно оканчиваться тем, что все, кого знали путешественники, уже мертвы. Семьи будут разделяться веками, люди будут переживать своих праправнуков. Легенды будут выходить из космических капсул еще молодыми. Тот, кто захочет увидеть будущее, отправится в долгое путешествие на высокой скорости и прибудет обратно к назначенному времени. Это будет подобно машине времени с единственным направлением — вперед.


Вторая причина заключается в огромных расстояниях, которые нужно будет преодолеть в ходе межзвездного путешествия. Вполне вероятно, что первые отправившиеся в межзвездное путешествие могут и не стать первыми прибывшими — за время путешествия появятся новые технологии, новые пути, новые методы, которые позволят второй миссии догнать и перегнать первую. Представьте, что вы погружаетесь в криогенный сон, будучи первой группой межзвездных путешественников, только для того, чтобы проснуться и обнаружить пункт своего назначения уже сто лет как колонизированным.


Третья причина — разница технологий. Технологии будут иметь важное значение для каждого аспекта космической цивилизации и будут улучшаться так быстро, что даже небольшие различия будут иметь далеко идущие последствия.


Две системы с разной скоростью технологического развития будут разделены гигантской пропастью в несколько десятилетий или столетий. Их общества могут стать настолько принципиально различными, что даже общение и обмен могут затрудниться.


Технологии, отправленные в далекие системы, могут стать устаревшими к моменту прибытия. Даже отправки информации на скорости света может быть недостаточно быстрой для систем, которые находятся в световых годах друг от друга. Торговля чем угодно, кроме сырьевых материалов, станет невероятно сложной.


Война на больших расстояниях станет тщетной, потому что любая военная сила, отправленная на субсветовой скорости, будет устаревшей к моменту прихода. Также это может означать бесконечную войну, в которой не выиграет ни одна сторона. Джо Холдеман описал это в «Бесконечной войне» (1974).


Мы уже испытываем ограничения путешествий во времени и пространстве. Вы знаете, что у космического аппарата «Розетта», запущенного Европейским космическим агентством, камера OSIRIS обладает разрешением всего 4 мегапикселя. А ведь на момент запуска в 2004 году это была самая передовая технология фотокамер. Сегодня ее даже в смартфон стыдно включить.


Посадочный аппарат «Филы», который отделился от «Розетты», чтобы приземлиться на комету, был оснащен тщательно проверенными гарпунами и сверлами по льду, на который должен был сесть аппарат. В последующие годы мы обнаружили, что поверхность планеты на самом деле состоит из смеси пыли, гравия и льда, а значит выбор оборудования для работы уже был неверен.


Пока текут года, наше общее восприятие времени меняется, и мы точно узнаем, что четвертое измерение представляет для нас куда больше проблем, чем три пространственных измерения.

3. Будущее будет странным

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Если бы мне пришлось выбирать одно слово, чтобы описать будущее максимально правдоподобно, то это слово было бы «странное». Позвольте мне объяснить.


Такие писатели, как Рэй Курцвейл, проделали хорошую работу, объясняя, почему нам так трудно представить себе будущее, в котором мы направляемся. Он утверждает, наша древняя эвристика линейна — отследить антилопу, пересекающую саванну; оценить, сколько времени будут храниться продукты — но из-за закона Мура, мы входим в фазу экспоненциальных изменений, к которым наша эвристика просто не готова.


Другими словами, мы смотрим на скорость изменений в недавнем прошлом и экстраполируем на ближайшее будущее. Но теперь, когда мы переходим к экспоненциальному росту, этот вид экстраполяции не работает.


Этот аргумент довольно убедителен, но, что более интересно, это не скорость изменений, а непредсказуемость их направлений. Истории, которые я читал, привели меня к мысли, что мы едва знали о небольших последствиях некоторых из технологий, которые разрабатываем, но эти последствия оказались весьма странными.


Возьмем, к примеру, знакомства. На что будут похожи знакомства в мире с высокоразвитым лечением старения? Представьте мужчину и женщину на свидании. Оба выглядят на 25 лет, но их внешний вид ничего не значит. Они должны сыграть в сложную игру, изучая друг друга и пробуя на вкус привычки и предпочтения, чтобы попытаться определить возраст другого, не раскрывая свой. Будут целые школы и институты, обучающие тому, как (и почему) нужно знакомиться с людьми, которые на десятки лет (сотни?) старше или моложе вас.


Область, в которой мы очень скоро сможем наблюдать эти странные вещи самостоятельно, называется виртуальная реальность. Забавно видеть, что большинство передовых портретистов виртуальной реальности считают, что это будет мир, похожий на обычную реальность, с человекоподобными телами в человекоподобном мире. Думаю, очень скоро мы поймем, что эта реальность «баг, а не фича».


Какую форму вы приняли бы, если бы могли принять любую форму? Будет огромное число отраслей, которые помогут вам побыть в шкуре другого человека, животного, неодушевленного объекта, иностранца. Другие отрасли будут посвящены проектированию окружающей среды, законов физики, психических состояний, личностей, воспоминаний и многих других вещей. Фильм с Робин Райт «Конгресс» (2013) отлично описывает такой мир.


Но лучшим примером того, почему будущее будет странным, является искусственный интеллект.


Сама идея, лежащая в основе технологической сингулярности, говорит о том, что есть точка в нашем будущем, за которой мы не можем видеть. Предполагается, что это точка, когда искусственный интеллект человеческого уровня получает доступ к собственному исходному коду, положив начало экспоненциальному взрыву интеллекта.


Но что именно означает этот «сверхчеловеческий интеллект»? Чего можно ожидать от компьютера, который в миллион раз, допустим, умнее всех людей, которые когда-либо жили и умирали?


Мы полагаем, что он посвятит время решению «сложных» задач — мирового голода, земного климата, расшифровке структуры мозга и так далее. Но вы же понимаете, что здесь в силу вступает наше антропоморфное линейное мышление.


Мы можем исследовать это с помощью аналогии: представьте муравья, наблюдающего за поведение человека. С точки зрения муравья, человек не тратит свое время на решение «сложных муравьиных проблем». Практически ничего, что делает человек, муравей не может ни интерпретировать, ни даже наблюдать; масштабы и сложность простейшего действия человека лежат далеко за пределами восприятия муравья. Все, что видит муравей, думаю, он мог бы описать одним словом: «странно».


Точно так же мы будем описывать действия и мышление сверхчеловеческого искусственного интеллекта. Если взрыв интеллекта действительно произойдет, очень скоро мы станем муравьями по сравнению с ним.


Кто знает, каким путем пойдет такой интеллект? Может быть, он изобретет новую логическую систему, несовместимую с человеческой неврологией? Может быть, он обнаружит, что наша система принадлежит кому-то еще и вступит в контакт с нашими старшими братьями? Может быть, он использует чистую математику, чтобы разобрать темную материю и передвинуть нашу реальность в альтернативное квантовое состояние, в котором он будет создателем, а мы искусственными? Скорее всего, он будет делать такое, что даже нашего языка не хватит, чтобы это описать.

Источник: https://hi-news.ru/eto-interesno/chto-mozhno-uznat-o-budushh...

Показать полностью 3
47

Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99

Прядильщик цикл «Хроники минеральных клонов»

На момент написания мнения написаны: «Минеральные клоны» (ХМК-1); «Минеральные войны» (ХМК-2)

Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост

Авторская аннотация: Могучие звездолеты, экзотические планеты, прекрасные принцессы, сталкивающиеся корпорации, планетарные бомбардировки, тайные спецоперации. Скучно, господа! Скучно! Не хватает трех главных компонентов: попаданец из прекрасного мягкотелого прошлого, ушибленный на всю голову местный и его отмороженная сестренка. Добавляем? Добавляем! И вот тогда похохочем! Внимание! Персонажи не стесняются: мат, пошлятина, скабрезности и прочее сквернословие - в ассортименте!

Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост

Мнение: С творчеством Прядильщика я уже сталкивался по книгам «Сирахама» и «Славься Кей!» и приступая к ХМК имел некоторые ожидания, но данный цикл меня довольно сильно удивил. Начнём с того, что по жанру я бы отнёс его скорее всего к жанру космооперы без магии. Посудите сами, если рассматривать мир ХМК, то он больше всего напоминает победивший киберпанк – везде правят корпорации, а о государствах вспоминают поскольку-постольку, такое ощущение, что их просто нет. Ещё один камешек на чашу весов – это порядки чисел владения кораблей, звёздных систем и так далее, и тому подобнее, очень характерно для пафосной космооперы.

Ещё хочется отметить интересного главного героя произведения – он сверхнестандартен: вроде бы и «попаданец», но абсолютно вне шаблона. При этом герой повествования дуалистичен – это брат и сестра, хотя рассказ и ведётся от лица брата, но сестра принимает деятельное участие во всех перипетиях сюжета, раскрашивая события и добавляя нотку безумия во всё действо. В те же моменты, когда они разделяются на время – мир выцветает и становится монохромным, а герой повествования резко меняет установки и превращается в андроида с определёнными задачами и без большой цели в жизни. Очень необычный главные герои повествования.

Второстепенные герои тоже поданы довольно интересно и с определённой долей интриги – читатель всегда не уверен те ли они, за кого себя выдают. Каждый встреченный персонаж преследует свои цели и пытается «сыграть фигуру» главных героев на своём поле «Большой игры», а у бедного читателя мозг в узел закручивается. Не даром же герои так радовались столкнувшись с представителями простого рабочего класса с клептоманией – для них они были просты и понятны, одновременно и читателя отпускает – становится понятно, что это только главным героям повезло попасть в такое общество, когда же девяносто девять процентов всего населения просты и мало чем отличаются от наших современников.

Касательно языка цикла, то тут автор повеселился – есть всё: мат, сленговые выражения, эротические и просто в духе поручика Ржевского сцены, жестокость и многое другое. Но самое главное текст идёт по тонкой грани вменяемости – ещё чуть-чуть и получилась бы или откровенная порнография, или жёсткая чернуха, но как раз эту черту Прядильщик прекрасно чувствует и не переходит. По сути, текст похож на джентльмена, который называет кошку кошкой, даже наступив на неё. Сам текст воспринимается довольно легко, как для такого бардака, какой описан в цикле.

Оценка: Если Вас не пугает ненорМАТивная лексика, половые отношения можете читать, очень любопытное произведение.

Ссылка на первую книгу

Георгий Лопатин цикл «Попаданец обыкновенный»

В цикл входят: 1. «Попаданец обыкновенный» (2013); 2. «Барон Гаремский» (2014); 3. «Рассар» (2014); 4. «Божественный уровень» (2015); 5. «Схватка за Даронар» (2019); 6. «Потрясатель вселенной» (2019)

Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост

Аннотация к первой книге: Сотни тысяч людей пропадают по всему миру без следа. Попал в это число и охотник за аномалиями Кирилл. Неизвестно куда пропадают остальные, а он попал в параллельный мир, где правит балом магия. Кирилл идет в земли людей в надежде найти того, кто отправит его назад, по пути обрастая подругами… правда нечеловеческого роду-племени. Но он надеется, что это только пока…

Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост

Мнение: Интересны пути писательского дара, они бывают не предсказуемы и порой сами ведут писателя, а не он их.

Именно так захотелось начать свой отзыв о цикле Г. Лопатина «Попаданец обыкновенный». При чтении первого тома цикла чётко видно, что это «ответ» на книги цикла «Полный набор» М. Князева – автор решил довести классический шаблон «попаданца» до абсолюта, гипертрофированно увеличив все шаблоны таких произведений. Если гарем, то «жён» больше десяти, если магия, то сверхуникальная и суперкрутая, если война, то сотни тысяч на поле боя, если враги, то боги. И именно в такие условия автор ставит героя, который прочитал многие десятки томов про попаданцев и время от времени с истерическим смешком отмечает: «Опять канон!»

Самое любопытное, что цикл читается довольно интересно и не вызывает ощущения вторичности. Да, герой еле успевает играть на распиханных по кустам «роялях» и очень удивляется не найдя нового, но видны постоянные изменения в характере героя и к концу шестикнижия он довольно сильно меняет отношения к происходящему, одновременно с этим он не изменяет себе структурно – есть определённые черты характера, которые остаются неизменными в течении всего рассказа, что не всегда встречается. Неплохо прописаны второстепенные герои и противники – у них вполне реальные побудительные мотивы, которые понятны читателю и их действия вполне логичны. Интересен и финальный посыл – он довольно философичен и хорош.

На удивление Г. Лопатин создал довольно интересный мир, используя черты различных известных миров и шаблоны классического фэнтези. Как говорится: «Взболтать, но не смешивать». Любой читатель с опытом легко узнаёт «ингредиенты» получившегося коктейля и различает вкусы разных миров, но общий «букет» оказывается свежим и оригинальным. Лично мне понравилось. Вишенкой же стали нотки реализма в повествовании – герой любит не платонически своих подруг и из-за этого получаются дети, вспомните, в скольких книгах мы сталкиваемся с проблемами воспитания отпрысков главного героя? То-то же… хоть тема и не раскрыта подробно, но она есть и за это автору «+» в карму. Ещё одним «реализмом» в повествовании являются побудительные мотивы противников героя, нет никакой «борьбы добра со злом» - всё максимально утилитарно и просто: нужно больше денег и/или власти.

Оценка: Вполне читаемый цикл про «попаданца» с гаремом.

Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы № 99 Что почитать?, Космоопера, Фэнтези, Самиздат, Длиннопост

Взято с дзен канала "Записки читателя фантастики"

Показать полностью 14
27

Рассказ "Душа собаки" Травен Бруно

Рассказ "Душа собаки" Травен Бруно Рассказ, Литература, Что почитать?, Собаки и люди, Грустное, Длиннопост

Как-то после обеда, когда часы на соседнем магазине пробили пятнадцать часов тридцать минут, месье Ле Бланк, француз, владелец кафе на Калле де Боливар в Мехико-Сити, заметил среднего роста черную собаку, сидящую около постоянно открытой двери. Она устроилась, не мешая посетителям. Собака смотрела кроткими темными глазами прямо на Ле Бланка, и в этом спокойном взгляде светилось истинное дружелюбие. Более того, собака сидела с такой веселой рожицей, какая бывает иногда у старых бродяг, никогда не теряющих чувство юмора, даже если их спустили с черной лестницы или облили с головы до ног водой.


Через несколько минут скорее случайно, чем нарочно, француз, оставив работу, еще раз посмотрел на собаку. Пес, поймав этот взгляд, отвечал веселым вилянием хвоста, смешно наклонив голову набок и открыв пасть. Ле Бланку показалось, что собака дружески ему улыбается, и он не мог отказать себе в ответной улыбке, почувствовав теплый лучик солнца, прикоснувшийся к его сердцу.

Теперь, чаще работая хвостом, собака встала, тут же села опять и, сидя, придвинулась ближе к двери, но не вошла в помещение. Француз, усматривая в поведении голодной уличной собаки большой такт, уже не смог сдерживать свои чувства. С полупустой тарелки в руках проходившей мимо официантки он схватил ромштекс, к которому гость, очевидно, не очень голодный, едва притронулся. Подняв сочный кусок двумя пальцами, он уставился на собаку и приглашающе помахал куском, давая ей понять, что можно войти взять мясо. Собака увидела и поняла приглашение и завиляла теперь не только хвостом, но и всей задней частью, открывая и закрывая пасть, часто облизываясь, будто кусок находился уже у нее во рту. Она теперь точно знала, что кусок предназначен ей, но не вошла в кафе, а осталась сидеть у двери. Француз, больше заинтересованный собакой, чем своими гостями, покинул место за стойкой, отнес кусок к двери, повертел им перед носом собаки и наконец опустил ей в пасть.


Собака взяла кусок без спешки, глядя с благодарностью на француза, отошла от двери и улеглась на тротуаре под окнами кафе. Там она спокойно съела ромштекс.

Когда собака закончила свой обед, она встала, подошла опять к двери и терпеливо стала ждать внимания француза. Поймав долгожданный взгляд, она поднялась, весело виляя хвостом, смешно улыбнулась, вызвав восторг француза, замотала головой, хлопая ушами, повернулась и ушла.

Ле Бланк, увидев собаку, возвращающуюся к двери, был уверен, что она хочет получить второй лакомый кусочек. Но когда он дошел до двери, держа в руке куриную ножку, собака уже исчезла. Наконец он понял, что второй раз собака появилась у двери по единственной причине: чтобы поблагодарить его.


К концу дня француз забыл этот случай. Он смотрел на эту собаку, как на любую другую из тех уличных собак, что посещают рестораны в поисках пропитания. Иногда они нахально садятся перед посетителями и клянчат куски, пока их не выгонит официантка. Но на следующий день, точно в это же время, в пятнадцать тридцать, собака опять сидела у открытой двери кафе.


Француз увидел ее и улыбнулся ей, как хорошей знакомой. Собака ответила своей веселой усмешкой. Она чуть приподнялась, как и вчера, завиляла хвостом в знак приветствия и еще шире раскрыла пасть, свесив розовый язык набок. Француз закивал головой, приглашая собаку войти и получить свой бесплатный обед около бара. Она приблизилась на полметра к двери, но, как и вчера, отказалась войти.

Француз, подняв руку, посмотрел на собаку и дал ей понять, что надо подождать. К его удивлению, собака поняла эту жестикуляцию, чуть отошла от двери, легла на асфальт, положив голову между передними лапами, и стала наблюдать за французом, очень занятым в это время.

Спустя пять минут официантка несла поднос, наполненный тарелками, только что собранными со стола, на кухню. Ле Бланк подозвал ее, выбрал хороший кусок мяса и подошел к собаке, держа перед ее носом. Собака взяла его нежно, как из рук ребенка.

И так же, как вчера, она спокойно и беззаботно легла на асфальт под окнами кафе, наслаждаясь хорошим обедом. Тут француз вспомнил о странном способе собаки благодарить и вознамерился узнать, является ли эта странная форма благодарности сиюминутной идеей или хорошо продуманным поведением.

Ле Бланк только было задумал поспорить с одним гостем на десять песо о собаке, приходящей после обеда к двери благодарить, но увидев ее тень у двери, понял, что опоздал. Не поворачивая лица к собаке, он следил искоса глазами за ее поведением. Собака сидела недалеко от двери и ждала взгляда человека. Но тот нарочно занялся полками, где стояли стаканы, бутылки, консервы, сигареты. Иногда он проверял кассу, наблюдая за собакой незаметно для нее. Его действительно интересовало, сколько времени собака будет там сидеть с единственной целью — поблагодарить его. Четыре, возможно пять минут прошли таким образом, когда француз решил заметить присутствие собаки.

Он выпрямился и уставился на собаку. Та встала, весело повиляла хвостом, наклонив голову и улыбнувшись, повернулась и ушла.


С тех пор француз всегда оставлял особенно сочные и вкусные кусочки для собаки. Теперь она приходила каждый день и появлялась у двери так же точно, как начинаются бои быков в Мехико. Ровно в половине четвертого Ле Бланк, временами глядевший на дверь, замечал там собаку. Так прошло несколько недель без изменений в поведении собаки, в ежедневных визитах, в получении кусочков и благодарности перед уходом из кафе. Француз смотрел на собаку как на самого постоянного гостя, в некотором роде приносящего ему счастье. Каждый день собака приходила так точно, что француз мог бы сверять по ней часы.


Эта черная, нечесаная, неухоженная уличная собака уже могла быть абсолютно уверенной в гостеприимстве Ле Бланка, а все же она не изменяла своего тактичного поведения. Никогда она не входила в кафе, хотя француз неоднократно давал ей понять, что можно войти и пообедать спокойно у его ног. На самом деле человек хотел бы иметь собаку все время возле себя. Она бы выгоняла непрошеных уличных собак из кафе, охраняла ночью от возможных воров. Признаться, Ле Бланк полюбил эту собаку.


В последнее время, подавая собаке кусочки, он любил погладить ее, слегка шлепнуть по спине, тихонько подергать за уши. Собака терпеливо с куском в зубах ждала, пока Ле Бланк не кончит свои нежности и не уйдет опять за стойку. И только после этого собака отходила от двери и по обыкновению ложилась на асфальт доедать свой обед. Как всегда, насытившись, она вставала, шла к двери, ждала взгляда Ле Бланка, виляя хвостом, улыбалась, открывала пошире пасть, как бы говоря: «Спасибо огромное, до завтра в это же время». А потом, как всегда, поворачивалась и уходила. Куда, француз не знал.


Однажды у Ле Бланка был ужасный скандал с одним гостем, сломавшим себе зуб о черствый хлеб. Гость пригрозил Ле Бланку подать на него в суд для возмещения ущерба в 10 000 песо. Взбешенный француз выгнал официантку, и несчастная девушка спряталась в темном углу кафе, где горько заплакала (что было при таких обстоятельствах вполне понятно). Конечно, она должна была заметить, что хлеб черствый, но, с другой стороны, не могла же она проверять каждую булку своими пальцами. Но это была не только ее ошибка, ведь гость, взяв хлеб, не мог не почувствовать его каменное состояние. Как бы то ни было, подавала хлеб она, и поэтому за это отвечала.


Действительным же виновником был булочник, нарочно или по ошибке подсунувший черствую булку к свежим. Когда наконец Ле Бланк это понял, он поднял трубку телефона и кричал булочнику, что он сейчас с револьвером в руках нанесет ему визит и убьет этого проклятого, богом забытого, невнимательного тестомесителя, как зачумленную крысу, не заслужившую лучшего, и что булочник до конца своих дней останется проклятой вонючей крысой.


Булочник ответил тирадой отборных словечек, относящихся и к матери Ле Бланка, которую он вовсе не знал, словечек, которые заставили бы так покраснеть церковные стены, что пришлось бы заново освятить церковь, очищая ее от ужасной скверны. Оживленная беседа кончилась тем, что Ле Бланк бросил трубку телефона с такой силой, что он обязательно бы разбился, если бы инженеры не предвидели проявления таких человеческих страстей и не учли это, конструируя аппарат. С лицом, красным как помидор, француз вернулся на свое место, а когда случайно взглянул на дверь, он увидел там старого дорогого друга, черную собачку, ожидавшую свой обед.

Пес спокойно сидел у двери, весело виляя хвостом и улыбаясь другу своей особенной улыбкой, зная, что она так нравится владельцу кафе. А разгневанный Ле Бланк, замученный вечными заботами, состарившими его раньше времени, тревогами и руганью, в слепой ярости неожиданно и бессознательно схватил жесткую булочку, лежащую перед ним, и изо всех сил швырнул ее в голову собаки. В дальнейшем он сам не мог понять, зачем он это сделал. Нет сомнения, что пес видел движение француза, схватившего булку, так как постоянно следил за ним глазами, пока сидел у двери, и понял, что булка была направлена в него. Пес, живущий тем, что находил на улицах, и поэтому привыкший в своей суровой жизни к побоям и ударам, умел избегать их. Легкого движения головы было бы достаточно, чтобы увернуться от летящей булки. Но он не шевельнулся. Он устремил свои теплые карие глаза на француза и несколько секунд сидел неподвижно, словно парализованный, но не ударом, а скорее удивлением, не веря, что такое могло случиться. Булка теперь лежала у его передних лап, и пес смотрел на нее изучающим взглядом. Он ждал, что булочка, как живое существо, сейчас сама подпрыгнет, показав ему, что его глаза ошиблись. Потом он перевел взгляд с булочки на лицо француза. Не было обвинения в этих глазах, а была глубокая, глубокая грусть… Грусть того, кто был безгранично уверен в дружбе и вдруг неожиданно и необъяснимо обманут.

И тут француз мгновенно осознал всю чудовищность содеянного. Он словно окаменел, глубоко потрясенный чувством, как будто совершенным им убийством человеческого существа. Как от удара, он выпрямился и пришел в себя. Несколько секунд он смотрел потерянно на пса, как на привидение.


Пес медленно встал, мотая головой, шлепая висячими ушами, как обычно перед уходом, повернулся и ушел.

Француз, увидев уходящего пса, сбитый с толку, махал руками в воздухе, как во сне. Вдруг он увидел мужчину, сидящего вблизи бара и вонзившего вилку в сочный кусок мяса, только что поставленного перед ним. Решительным движением француз схватил мясо с тарелки крайне удивленного гостя (который с ужасными воплями вскочил и энергично выразил возмущение нарушением конституционного права гражданина спокойно есть свой обед; при этом он призывал в свидетели всех присутствующих гостей). С куском в руке француз выскочил из кафе. Окинув быстрым взглядом улицу, он увидел удаляющуюся собаку. Он в исступлении бежал за псом, кричал, свистел, не обращая внимания на людей, которые останавливались, чтобы позабавиться дурачком, догоняющим уличного пса с куском ворованного мяса. На такое стоило посмотреть, ведь это случается не каждый день. Наконец француз, тяжело дыша, добежал до третьего квартала. Он потерял пса из виду и даже не мог угадать, где и в какую сторону тот повернул, на улицах в это время было очень оживленно. Он бросил кусок и вернулся в свое кафе.

— Извините, амиго, — говорил он гостю, который тем временем успокоился, получив новый кусок мяса от официантки. — Простите, сеньор, кусок был не особенно хороший, я хотел отдать его более нуждающемуся в нем, чем Вы. Забудьте этот случай. Закажите, что Вам хочется, за мой счет. Спасибо.


Гость довольно рассмеялся и был этим вполне удовлетворен. А Ле Бланк начал беспокойно шагать по залу: тут придвинул стул ближе к столу, там — отодвинул, глядя на стул так, будто тот нуждался в ремонте, подошел к столу, одной рукой подергал скатерть, другой погладил. Так он дошел до угла, в который забилась плачущая официантка.

— Все в порядке, Берта, Вы, конечно, остаетесь. Это было не только вашей ошибкой. А булочника я когда-нибудь в один прекрасный день убью. Хорошо, на всякий случай я найду другого булочника. Идите обратно к своим столам. Проклятье, я был взбешен, как дьявол после пытки, когда этот сукин сын из-за своего сломанного фарфорового зуба здесь распоясался, как последний пьяница.

— Спасибо, сеньор, — сказала Берта, шмыгнув носом и смахнув последние слезы. — Я Вам очень признательна за то, что Вы меня не выгоняете. Я обещаю Вам быстрее и лучше обслуживать гостей, чем раньше. Знаете ли, у меня на шее висят мать и двое детей без отца. Я одна о них забочусь. И нелегко, черт побери, найти место, где я имела бы столько же чаевых.

— О боже! Не говорите столько глупостей! Я же Вам сказал, что все в порядке. Что же Вам еще надо?

— Я больше ничего не хочу. Я так довольна и счастлива, оставаясь здесь, сеньор… — и повернулась к одному из гостей, нетерпеливо стучащему ножом по стакану, требуя внимания: — О, да, да, я же слышала, что Вам надо. Я же не глухая. Не выходите из себя. Обыкновенный миньон с шампиньонами? Хорошо, хорошо, сейчас получите. Я уже бегу.


Француз успокоился, погрузившись в мысли о завтрашнем дне. Он уверен: собака обязательно вернется! Вряд ли она откажется от своего обеда из-за маленького недоразумения. Такие пустяковые ссоры случаются каждый день. Каждая собака может получить незаслуженную трепку от хозяина, но тем не менее остается ему верна. Собаки держатся тех, кто их хорошо кормит. Странно, но тревога не уходила, несмотря на то что он убеждал себя в возвращении собаки. Весь остаток дня он не мог забыть ее, пытался успокоиться, но не мог. Он даже не знал, как зовут пса, где он проводит ночи, кто его хозяин и откуда он взялся. Не в состоянии избавиться от постоянных мыслей о собаке, он разозлился и прошептал про себя: «Пес же обыкновенный, грязный, уличный, жив тем, что найдет в помойках, в общем, без характера. Подай ему кость, и ты его уважаемый друг навсегда». И все же, чем больше он пытался забыть пса, чем больше уговаривал сам себя забыть его — этого немытого пса, недостойного заботы, тем меньше ему это удавалось.


На следующий день уже к трем часам Ле Бланк приготовил особо сочный, специально недожаренный кусок мяса. Он собирался встретить пса в момент его появления у двери и с помощью этого куска загладить неприятный случай и возобновить старую дружбу.

Настала половина четвертого, и как только раздался бой часов на ближайшем здании, собака сидела на привычном месте у двери. «Я же знал, что она придет, знал! — сам себе говорил француз с довольной улыбкой. — Он не был бы настоящим псом, не прибыв к бесплатному обеду». Однако Ле Бланк был немного разочарован поведением этой собаки, увы, ничем не отличавшейся от любой другой обыкновенной уличной шавки. Полюбив собаку, он был уверен в отличии ее от всех остальных. Она должна была иметь больше достоинства и гордости. Как бы то ни было, Ле Бланк был рад возвращению собаки. Он простил ей явное отсутствие достоинства и уговаривал себя, что нужно принимать собак такими, какие они есть. Человек не имеет такой власти, чтобы основательно переделать душу и характер собаки.


Итак, пес сидел и смотрел на Ле Бланка своими теплыми карими глазами. Француз широко улыбнулся ему, ожидая ответной смешной улыбки. Но пес держал пасть закрытой, он не шелохнулся, увидев француза с приготовленным куском. Ле Бланк махал им собаке, приглашая ее войти, чувствовать себя здесь как дома, и спокойно съесть свой кусок мяса. Пес опять остался сидеть у двери, в упор глядя на француза, как бы гипнотизируя его. Ле Бланк махал куском, причмокивая губами, возбуждая аппетит собаки. Пес заметил жесты француза, слегка завилял хвостом, но тут же перестал, осознав неправильность своего поведения. До француза наконец дошло, что собака не собирается входить в дом и, очевидно, имеет мало желания продолжать дружбу. Ле Бланк отнес кусок к двери и, как раньше, покрутил им перед носом собаки, ожидая, что она его схватит.

Пес поднял глаза, встретившись взглядом с французом. Он не сделал ни одного движения и решительно отказался взять кусок. Француз положил кусок перед собакой, сидящей неподвижно, как статуя, и ласково погладил ее. Пес ответил на проявление дружбы еле заметным движением хвоста, ни на секунду не переставая смотреть в глаза французу, затем наклонил голову, без особого интереса обнюхав мясо, опять посмотрел на человека, поднялся и покинул свое место у двери. Ле Бланк вышел за ним и увидел, что он бежит вдоль здания, не оборачиваясь. Вскоре он исчез в толпе.


На следующий день точно, как всегда, пес опять сидел у двери кафе, в упор смотрел в глаза своего потерянного друга. И опять Ле Бланк с сочным куском приблизился к собаке. Пес, как и накануне, только смотрел на него, не обращая внимания на кусок у его ног. Ни на секунду пес не сводил глаз с француза и только слегка и осторожно вилял хвостом, когда Ле Бланк его гладил и ласково дергал за уши. Прошла минута. Француз недоумевал, как поступить, чтобы помириться с собакой. Пес встал, лизнул несколько раз ласкавшую его руку Ле Бланка, еще раз внимательно посмотрел в глаза француза, издал короткий приглушенный лай, переходящий в тихий грустный вой, а потом, даже не понюхав мяса, повернулся, покидая место у двери, и ушел. Больше Ле Бланк его не видел. Пес больше никогда не возвращался к кафе, и никто по соседству его не встречал.

Показать полностью
369

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах

Мартин Иден – рабочий парень, моряк, выходец из низов случайно знакомится с Руфью Морз – девушкой из состоятельной буржуазной семьи. Желая стать достойным нее и попав под обаяние высшего общества Мартин берется за самообразование. Узнав, что журналы платят приличные гонорары авторам рассказов Мартин берется за писательство будучи уверенным, что может писать гораздо лучше других.


Больше, чем просто основанный на автобиографии роман писателя. Джек Лондон еще со времен своих первых литературных опытов не по наслышке узнал о тяготах писательского труда. О журналах, которые не читая отправляют твои работы в корзину. О журналах, которые зажимают гонорары авторам. И о тех же самых журналах, которые стоит тебе достичь успеха, готовы миллионы класть у твоих ног, только бы следующую рукопись ты отправил по почте именно им. В то же самое время когда скучные и бесталанные авторы мгновенно получают финансовую отдачу. Такой распорядок дел не мог не коробить молодого Лондона и его собратьев по перу.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост

Но не все в романе списано с жизни Лондона. Хотя он имеет много сходств со своим героем – оба моряки из рабочего класса и писатели с ошеломительным успехом – судьба Мартина Идена гораздо более трагична. Отношения с Руфью Морз заранее были обречены на провал ввиду пропасти в социальном положении обоих. Тогда, в начале 20 века, встать на ноги и достичь высот будучи ребенком из рабочей семьи было чем-то фантастичным. И только смельчаки вроде Идена, которые были готовы месяцами сидеть над учебниками, изучая математику, родной язык, этикет и избавляясь от жаргона могли заработать мизерный шанс на успех. Но шанс этот был настолько маленьким, что девушки из высшего общества должны были сто раз подумать, перед тем как связать свою жизнь с бедняком. Но Мартина Идена трудности не пугали.


После прочтения сотен книг мир вокруг менялся, приобретал краски, казался свежим и насыщенным. Вместе с ним преображался и главный герой. Светские вечера не казались теперь такой уж далекой перспективой. Мартин вполне мог занять свое место среди всех этих адвокатов, судей, профессоров и банкиров. Но вместе с тем люди, на которых Мартин равнялся и желал походить, которым втайне завидовал, оказались всего лишь глупыми лицемерами с шаблонным мышлением. И это в конец сломало тонкую душевную натуру Идена. А вернуться к старым друзьям, коллегам по флоту он уже не мог, ибо стал сильно превосходить их по интеллекту. Не в состоянии до конца как покинуть прежнее окружение, так и влиться в новое он застрял на перепутье. Случайное обстоятельство познакомило Мартина с буржуазным обществом и оно же стало главной ошибкой его жизни. Достигнув высот, но не найдя того, что искал, он ушел в глубокую депрессию.


Единственным утешением для него осталось море. Последняя его связь со «старой жизнью», с предками, среди которых он родился. Море – важный мотив произведения. В то время как для большинства моряков море – это командировка, период между отплытием с суши и возвращением назад. Для Мартина Идена море – родная стихия, лишь рядом с которой он может обрести счастье. Последнее место, куда он может прибиться, будучи не в состоянии жить в обществе полного лицемерия, лжи и скудоумия. В обществе слишком сложном для честного творческого человека.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост
Показать полностью 1
162

"Ересь Хоруса", "Примархи", "Осада Терры": произведения в хронологическом порядке

Я прочел все произведения, относящиеся к Ереси Хоруса, которые смог найти, в официальном порядке. И мне этот порядок не понравился. Одни романы забегают далеко вперед, другие отсылают читателя к далекому прошлому. Рассказы сгруппированы в сборники по общим темам, но не по общим событиям, и вносят еще больше сумятицы.

Истинная вера не знает оправданий.

Чтобы исправить путаницу, warhammer-коммьюнити создало множество таблиц и схем с целью упорядочить произведения. И эти данные мне тоже не понравились. Одни группируют литературу скорее по общим темам, чем по датам, другие содержат слишком много ошибок, третьи заброшены и не обновляются годами.

Истинно мудрый всегда полон опасений.

Поэтому я решил создать собственную таблицу, с регицидом и слаанешитками, по правилам, которые устраивают меня. Теперь, когда я прочел все эти произведения, мне такая информация вряд ли пригодится (маловероятно, что я решусь повторить это путешествие), но, возможно, кто-то из вас окажется заинтересован читать "Ересь Хоруса" по тем же правилам, что и я. Вот они:


1. Произведения идут в хронологическом порядке.

2. Если произведения происходят в один и тот же промежуток времени или время их действия неизвестно, то они группируются по общим темам.

3. Если произведения существенно растянуто во времени ("Первый Еретик", например), то в хронологии оно размещается в соответствии с последними событиями, описанными в нем.

4. Если произведение обрамляется более поздними событиями, но основная его часть описывает более ранние (например, "Леман Русс: Великий Волк"), то учитывается только основная часть, но добавляется примечание, описывающее, какие события спойлерит это произведение.

5. В оставшихся случаях произведения следуют официальному порядку выхода.


Благословен разум слишком малый, чтобы вместить сомнение.

Мой порядок не претендует на ультимативность. Я наверняка где-то допустил ошибки. Где-то возможны различные толкования. Буду рад, если вы укажете на эти расхождения, чтобы я мог внести изменения.

Служи Императору сегодня, ибо завтра ты будешь мёртв.

Кроме того, этот порядок чтения я бы не рекомендовал тем, кто ничего не знает о вселенной Warhammer 40000 или о Ереси Хоруса. Хронологически первые произведения не являются вводными или поясняющими, а сразу бросают в гущу событий, и вы вряд ли поймете, что в них происходит, без предварительной подготовки. Но если вы хотите начать читать Книги по вселенной и вас интересует один из самых грандиозных межавторских циклов в истории литературы, то в качестве введения я бы посоветовал вам начать с 8 редакции книги правил Warhammer 40000. А если не боитесь спойлеров - то добавить к этому артбук "Видения Ереси".

Знание — сила, скрой его.

Мой хронологический порядок чтения (ссылка)


Источники информации:

Таймлайн

Летопись Великого Крестового Похода

Блок-схема

Неси волю Императора как факел, разгоняй им тени.
250

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того

Молодой писатель на грани отчаяния, Рафаэль де Валантен собирается покончить с собой, утопившись в реке Сене. Перед самоубийством он заходит в сувенирную лавку где задаром получает кусок шагреневой кожи. Кожа обладает магическим свойством: она исполняет любое желание. Но с каждым исполненным желанием она отнимает несколько лет из жизни ее владельца.


Все в романе Бальзака отдает тем старым, классическим стилем повествования. Размашистые описания, метафоры, многочисленные эпитеты. И сложные сравнения с шедеврами литературы, картинами художников и симфониями композиторов — понятные просвещенным, но никак не простому люду. Бальзак любит перескакивать с повествования на длинные рассуждения, которых, кажется, в романе гораздо больше первых. Но это не отвлеченные, абстрактные размышления обо всем подряд, а вполне уместные комментарии, которые как воронка устремляются к центру и конкретизируются на чем-то одном: персонаже, предмете, ситуации.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост

Поначалу эта громоздкость отпугивает, особенно, когда привык читать книги более современных писателей, которые, минуя вступление, сразу переходят к сути (не все). Бальзак не торопится. Хотя произведение названо в честь шагреневой кожи, Рафаэль пользуется ею от силы 2-3 раза за весь роман. И этого достаточно, чтобы она успела разрушить его жизнь до основания. Прежде чем это наступит, Бальзак с головой окунет читателя в тяготы бедной жизни, покажет все хитрости, на какие только способен опустившийся человек, чтобы сохранить в обществе положение и видимость богатства. И, от лица самого Рафаэля, расскажет о романтических страданиях героя и неудавшейся карьере писателя, которые, в критический момент, и заставят его взять в руки дьявольский амулет — шагреневую кожу.


Согласны ли мы обменять неведение перед завтрашним днем на мгновенное обогащение? Готовы ли мы отказаться от всех радостей жизни, чтобы своим успехом отомстить неприятелям? Будущее нам, к сожалению, не подвластно. Никогда не знаешь в какой день и какой час к тебе придет счастье. Иногда для этого достаточно подождать всего пару дней. Но если накануне ты заключил сделку с дьяволом — контракт уже не расторгнуть.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост
Показать полностью 1
27

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления

Едва ли можно назвать семью Генри Чинаски адекватной: деспотичный отец лупит героя за любые провинности, а слабовольная мать не только не перечит ему, но даже подбадривает. Повествование охватывает период взросления Генри с малых лет до поисков работы, а также рассказывает о первых писательских опытах и отношениях с отцом, которые с годами только осложняются.


"Грязный реализм" Буковски не настолько и грязный, как любят его преподносить. Да, этот "роман воспитания" сверху донизу наполнен разного рода откровенностями, которыми Буковски делится не тая. Но при всем при этом, этот "реализм" не отталкивает и не сбивает с сути, а позволяет лучше эту суть понять. Откровения присутствуют не ради самих откровений. Генри (Буковски) не сдерживает себя в подборе выражений, не утаивает факты, чтобы обелить себя, а вываливает все под чистую, вызываю тем самым симпатию со стороны читателя.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура

Название "Хлеб с ветчиной" (Ham on Rye) тонко намекает на "Над пропастью во ржи" (The Catcher in the Rye), но на этом их сходства кончаются. "Хлеб с ветчиной" – циничная и жесткая история взросления. Проблемам молодого Генри не позавидуешь. Отсутствие какого-либо успеха у противоположного пола, токсичные родители, уродливые фурункулы по всему телу – комплекс недостатков, какой только может присниться в страшном сне. Отсюда, никак, берет корни циничное отношение к миру, которое будет сопутствовать Буковски на протяжении жизни.


"Хлеб с ветчиной", пожалуй, больше, чем все остальные книги писателя, дает представление о том, каким человеком являлся Чарльз Буковски. Какие проблемы волновали его всю жизнь и как он с ними справлялся. А некоторые темы станут визитной карточкой его произведений. Это, конечно, и алкоголь – верный спутник писателя. Генри не винит в своем алкоголизме родителей, друзей, Америку, а находит в нем утешение, возможность укрыться от тягости этого мира. Можно сказать, что Генри Чинаски находит в вине свою истину.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура
Показать полностью 1
493

Как большой бизнес превращается в Большого Брата

Автор злободневной антиутопии «Склад» Роб Харт рассказывает о современных проблемах и тенденциях, которые легли в основу его романа

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Захватывающий и одновременно пугающе реалистичный роман-антиутопия американского писателя Роба Харта «Склад» рассказывает о том, что даже в современных развитых странах люди могут стать по сути дела рабами крупных компаний.

Права на экранизацию романа уже приобрел режиссер Рон Ховард («Аполлон 13», «Игра разума», «Код да Винчи»), а именитые писатели лестно отозвались о книге. Среди них — любитель мрачных сюжетов Стивен Кинг: «Захватывающий роман, из-за которого вы забудете о любимых стриминговых сервисах на несколько ночей... Большой Брат встречает Большой Бизнес...».

Чем вдохновлялся Роб Харт при написании романа и есть ли в этой антиутопии правдивые факты, рассказывает сам писатель в статье на CBS News]. В честь выхода «Склада» на русском языке, мы подготовили перевод этой публикации.

Роман-антиутопия «Склад» не слишком далек от реальности, считает автор

Новый научно-фантастический роман Роба Харта «Склад» повествует о компании, где настолько стремятся к получению прибыли, что работники постепенно превращаются в современных рабов. Это мрачное видение другого мира — но мира, который для некоторых будет ужасающе похож на тот, в котором мы живем.

В кибер-триллере Харта магнат рассматривает работников исключительно как средство повышения производительности и прибыли. Фирма, ставшая центром всей системы, называется «Облако» — Харт настаивает, что ее описанное не основано на какой-либо реальной компании.

«Все это полностью вымышлено, придумано, — рассказывает он, добавляя, — связывать описанное с какой-либо одной компании, я думаю, весьма опасно».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Но рабочие пространств, которые Харт описывает в книге, по его словам, существуют на самом деле. «Я провел множество исследований по данной теме, в основном везде писали о том, что крупные корпорации относятся к нам как к одноразовым продуктам, — рассказывает автор. — Словно, мы — пища, которую они едят, чтобы расти и становиться больше».

«В «Складе» описываются помещения для работы и жизни. Поскольку компания расширяется, руководство строит общежития для своих сотрудников, — добавляет Харт. — Вы там не только работаете, но и живете. Вам больше не нужно возвращаться домой. Это модель азиатской компании Foxconn».

Автор также исследовал идею Большого Брата, контролирующего все с помощью смарт-устройств — таких как Apple Watch. «Держу пари, что где-то в какой-то компьютерной системе существует карта всех мест, где мы с вами когда-либо бывали, пока носили это устройство», — говорит он.

«Это ужасно, — добавляет Харт он. — Но у меня есть Apple Watch, и я ношу их, потому что это круто и прикольно, согласны? И это компромисс, на который мы идем, когда вроде как предоставляем немного информации о нашей частной жизни в обмен на удобства».

На многие идеи Харта натолкнули две статьи, случайно попавшиеся в поле зрения. Первая — из журнала Mother Jones — «Я была зарплатной рабыней на складе» (I Was a Warehouse Wage Slave). «[Автор] получила работу в центре самореализации, и там действительно людей заставляли работать до изнеможения, чтобы те соответствовали их безумным стандартам, — рассказывает Харт. — И все же люди по-прежнему выстраивались в очередь, чтобы получить эту работу, ведь подобные вакансии создаются в экономически отсталых районах. Помню, как прочитал об этом и подумал: «Здесь скрывается история на целую книгу».

Писатель отложил эту идею на какое-то время — пока не наткнулся на статью 2014 года в New York Times о работнице Dunkin’ Donuts Марии Фернандес. По словам судмедэксперта, Фернандес умерла из-за вдыхания паров бензина, когда заснула в своей машине между сменами.

«История о Марии — про отсутствие человечности, — рассказывает он. — Мария работала в трех заведениях Dunkin’ Donuts неполный рабочий день, и это было просто ужасно. В тот год, когда она умерла, она изо всех сил пыталась наскрести 550 долларов в месяц на квартиру на полуподвальном этаже в Ньюарке. В том же году генеральный директор Dunkin’ Donuts заработал 10 миллионов долларов».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Главные герои романа «Склад» — Цинния и Пакстон — сталкиваются с теми же проблемами и в то же время они задаются вопросом, о своем месте в этом альтернативном дивном новом мире.

Харт надеется, что его роман заставит читателей задаться некоторыми вопросами — и приведет к каким-то изменениям. «Думаю, что нам нужно начать действовать более активно, чем раньше, — говорит он. — Раньше я шел на компромиссы и принимал неверные решения. Но мне кажется, по-настоящему хороший первый шаг — начать думать об этом».

«Я мог бы написать кучу статей, кучу научно-популярных статей об этом, — добавляет он. — А в художественной литературе главное — это сопереживание, понимаете? Речь идет о том, чтобы поставить себя на чье-то место и понять его жизнь. Чувствуется совершенно иначе. Роман — это способ затронуть чью-то историю и как бы помочь увидеть общие и связующие нити между кем-то и вами. Вот почему мне кажется, что литература — это правильный способ рассказывать об этом».

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 2
111

Немного редакторской кухни из маленького городка

Когда-то, этак году в 2015, был я поставлен на должность (которая не несла ни денег, ни еще чего-то хорошего) председателем литературного объединения нашего города. Ну я и подумал, раз я теперь такой крутой, то могу и местной администрации мозг повыносить на тематику какого-нибудь литературного издания – сборника здешних авторов. Повыносил, ну и дали добро. Хорошо, объявляю клич: «Несите тексты!»

И понесли. Сказать, что у меня с отбором материалов был головняк – это значит ничего не сказать. Перелопатил я объем произведений равный полному изданию сочинений незабвенного Льва Николаевича Толстого. Отобрал текстов страниц на двести, истово отбрыкиваясь от советов как начальницы отдела культуры, так и представителей администрации. Ладно, на первый сборник они дали мне добро, в плане отбора произведений, и текстовки ушли в печать. Вышел сборник, соответственно по паре экземпляров в каждую местную библиотеку.

Где то через полгодика, на очередном заседании литобъединения, взял полистать тот самый первый сборник – истрепанный, зачитанный – приятно взять в руки, приятно осознавать, что отобранный тобой материал действительно понравился читателям.

Приходит время подбора материала на второй сборник. И вот тут то администрация и отдел культуры за меня взялись по черному. Надо этого автора – он заслуженный, он член союза писателей России, он то и это.

- Но у него же только мемуары!

- И что? Берите мемуары… Но он ДОЛЖЕН БЫТЬ в сборнике!

- Ладно…

- Надо чтобы и этот был в сборнике, он уже столько лет в нашей администрации.

- Но он же не умеет писать! Он же… почитайте! Это же скука смертная, отчет и статистика!

- Надо! И еще вот этого обязательно нужно тиснуть, так как он заслуженный отставной милиционер, и у него юбилей. Его стихи обязательно должны быть!

- Но у него же нет ни размера, ни образов, ни… да «Я поэт, зовут Незнайка, от меня вам балалайка» и то талантливей!

- НАДО! И вообще, Павел Николаевич, надо осознавать, что не только своими пожеланиями вы должны руководствовадься, хватит уже этим «кумовством» заниматься – протаскивать только своих.

- Каких СВОИХ! Я, как вы выразились, «протаскивал» тех, кого интересно читать, а не…

- Павел Николаевич!

- Ясно. Давайте так. Я не буду заниматься отбором, вы мне сначала предоставьте всех тех кого НАДО издать, а потом уже я, на остатки материала, подберу по своему «кумовству».

Дали мне всех тех, кого НАДО, и понял я, что отбирать материал – не надо. Не нужно. Это то не все войдет.

Итак – был издан второй сборник. Так же экземпляры во все библиотеки. Так же через некоторый период времени беру этот сборник и… Чистенький, не замуслявленный, даже еще некоторые страницы сцеплены обрезью типографской. Не стал читать читатель тех кого НАДО. Ну а так как сборник особо и не раскупился из наших Роспечатей, то и третьего – не народилось. Загубилась идея.

32

Выдержки из книги Никколо Макиавелли "История Флоренции"

Здравствуйте, я бы хотел с Вами поделиться очень любопытными мыслями и моментами из книги Никколо Макиавелли «История Флоренции»:

* И даже Антонио Медичи, долгое время открыто объявлявший себя его врагом, стал убеждать Вери взять власти. На это мессер Вери, однако, сказал: «Когда ты был моим врагом, твои угрозы меня не напугали, также и теперь, когда ты мой друг, не погубят меня и твои советы».

* И так как при заговорах часто случается, что недостаток участников препятствует успеху, а излишне большое число приводит к раскрытию замысла.

* Если же Филиппо поведет себя мирно, то ведь военные приготовления не означают войны, а только лучше обеспечивают мир.

* Но люди всегда недовольны достигнутым и, едва заполучив одно, требуют другое.

* Тогда вам не будет грозить ни зависть, ни опасность, ибо ненависть в людях возбуждает не то, что человеку дается, а то, что он присваивает.

* Воинская доблесть, обычно угасающая в других государствах из-за долгих лет мирной жизни, в Италии исчезла вследствие той низменной вялости, с которой в ней велись войны.

* Ибо лишь та родина заслуживает любви всех своих граждан, которой все они равно дороги, а не та, что лелеет немногих, отвергая всех остальных.

* Толпу не так-то легко направить по дурному пути, но, раз уж она к нему склоняется, для вспышки достаточно малейшего пустяка.

* Предложил наименование «приоры цехов» заменить наименованием «приоры свобод», чтобы, утратив свободу на деле, Флоренция, по крайне мере, сохранила ее по названию.

* Так государей вынуждают сдержать данное ими слово сила и необходимость, а не договоры и обещания.

* Плох тот государь, чьи подданные ищут свое спасение только в его смерти.

Это только малая часть тех глубоких и многогранных выражений, которые содержатся в книге такого умного и проницательного человека.

50

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов»

Словно бы заранее будучи уверенным в том, что самый смак Темного Клубка содержится в полновесных романах, я решил максимально оттянуть момент прочтения «Культов Генокрадов», постепенно пробираясь к ним через тернии небольших рассказов. И оно того стоило, причем не только с позиции повышенного удовольствия, вызванного томительным ожиданием. Не все рассказы Темного Клубка мне показались удачными, зато они справились с важнейшей задачей – дать хорошее понимание (насколько это вообще возможно в столь запутанном цикле) происходящих в Дамокловом Заливе событий и познакомить с их участниками, которые частенько кочуют из одного произведения в другое.


На данный момент «Культы Генокрадов» – самый поздний по внутренней хронологии роман Темного Клубка, являющийся, внезапно, практически прямым продолжением отличной повести «Огонь и Лед» и, частично, «Касты Огня». Если вы странствуете по Клубку в порядке выхода книг, то на страницах романа вас ждет просто тонна отсылок и приятных возвращений героев (в том числе и несколько «воскрешений»). Даже эпиграфы тут будут написаны от лица знакомых нам героев, а причина, по которой именно им автор приписал данные высказывания, раскроется ближе к концу романа.


Не уверен, что это истина в последней инстанции, но по моим ощущениям «Культы Генокрадов» кое в чем аналогичны «Авангарду». В обоих случаях кажется, что все написано по техзаказу, аккурат под выход нового набора миниатюр. Даже название тут подходит скорее книге с правилами, нежели роману. Однако больший объем позволил Фехервари на сей раз как следует развернуться, чтобы успеть продемонстрировать весь свой недюжинный скилл, пускай и некая скованность строго заданной тематикой будет чувствоваться на протяжении повествования.


Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Действие тут разворачивается в течение аж ста лет, и делится на три временных промежутка, каждый из которых по атмосфере сильно отличается от предыдущего, а объединяет их общее предчувствие того, что надвигается нечто плохое. Ну и генокрады, конечно же.


Первый такой промежуток – пролог, где нам показывают последние дни аббатства Адепта Сороритас. После долгой и кровопролитной борьбы с неведомым злом, терзавшим планету Витарн, сестры битвы вроде как забарывают его, и глава сестринства добивается присвоению планете статуса Мира-Святыни и нового названия – Искупление. Как потом отмечают некоторые герои, для такой планеты оно звучит слишком уж обнадеживающе.


Совершенно не соотносясь с торжественностью своего названия и статуса, этот мир представляет из себя место, большую часть времени скрытое от солнца за непроглядным черным смогом. Иногда пепельные бури терзают округу неделями, погружая все в кромешную тьму. Местные жители, проводящие почти всю сознательную жизнь на заводах и в шахтах, то и дело зарабатывают пневмонию и сгорают за пару недель. Вот такая вот Святыня.


И спустя буквально несколько дней после присвоения миру статуса Святыни, взамен якобы усмиренной навсегда демонической опасности, на планету прибывают несколько генокрадов. В галактике Warhammer 40000 на захолустный мир всегда есть кому позариться.


Пролог по настроению больше всего напоминает повесть «Огонь и Лед». Тут нас ждет и deep dark lore, который начнет (и, к сожалению, тут же закончит) раскрываться ближе к финалу, и персонажи, постоянно разговаривающие загадками и с многозначительным видом рассматривающие иконы и фрески.


Если не брать в расчет игру «Dawn of war: Soulstorm», то тут произошло мое первое знакомство с Сестрами Битвы. В призме видения Фехервари они оказались крайне скрытными (похлеще Инквизиции) и замкнутыми женщинами, постоянно погруженными в собственные мысли. Вместо карикатурных религиозных фанатичек нам демонстрируют скорее сообщество философов-теологов, которым по долгу службы частенько приходится менять кадило на болтер.

Переименовывая планету в Искупление, глава аббатства Ветала пылко размышляет, что названия формируют суть вещей. И действительно, планета в будущем станет местом искупления или скорее даже чистилища. Вот только не для них.


Вторая часть, которую по какой-то причине вырвали из романа и опубликовали отдельным рассказом «Голодную отбрасывает тень», наверное, самая странная во всем романе. На полсотни страниц повествование превратится в треш-боевик в лучших традициях «Мачете» Роберта Родригеса или даже, прости Господи, «Бомжа с дробовиком».

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Спустя полвека после пролога нас погружают в разрастающееся общество генокрадов, и практически все повествование ведется от их лица. Самое странное в этом, что при всем внешнем уродстве, способе размножения и невозможности выбора конечной цели (беспредельно ужасной), генокрады оказываются… нормальными такими ребятами. Для паразитов, призванных подготовить планету к вторжению тиранидов, представители культа оказываются более-менее самостоятельными личностями, которые испытывают по отношению друг к другу (и особенно к старшим) огромное уважение, всегда готовы прийти на выручку и очень переживают, если кто-то из их товарищей погибает бесцельно.


Ужас кроется в том, что культ, кажется, совершенно не понимает, какой цели он на самом деле служит (даже их живое божество, Спиральный Отец, судя по его мыслям, не до конца вдупляет в свое истинное предназначение, на протяжение века самоотверженно сражаясь со… спойлером).

Но на генокрадов и их образ мышления нам вдоволь дадут полюбоваться и в третьей, самой объемной части романа. Так почему же именно тут происходящее мне показалось трешовым?


Просто представьте себе картину: куча монахов-биомутантов ведет борьбу с бандой байкеров из преисподней, которые под действием наркотиков превращаются в натуральных Призрачных Гонщиков! Все это выглядит настолько же круто, насколько и нелепо. И тонально совершенно не вяжется с прологом и основной частью романа.


Может поэтому «Голодную отбрасывает тень» и выкинули отдельным рассказом, хотя без него, конечно, повествование бы несколько обеднело, потому что именно в этом сегменте взаимоотношения генокрадов показаны лучше всего.

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

5 поколений генокрадов одной картинкой


В третьей части романа, которая занимает порядка 70% от всего объема, мы словно второй раз окунаемся в «Касту Огня», ведь завязки у них схожи – снова перед нами полк имперской гвардии, который поневоле забросили на стремную захолустную планету именно в момент, когда они непременно пригодятся.


Черные Флаги не обладают таким пышным и запоминающимся составом, как Арканские Конфедераты, и в них нет залихватского колорита Ивуджийских Акул, но при всем при этом они остаются т.н. «Полком Фехервари», который уж что-что, а описывать их умеет. Особенно это касается традиций, внутренних взаимоотношений и привязанностей, которые формируются между двумя-тремя товарищами и расходятся по цепочке, охватывая тысячу человек.


Это братство, поначалу кажущееся слишком уж прагматичным и жестким на фоне добродушных паломников культа Спиральной Зари, на деле оказывается куда как более крепким и искренним, нежели жестоко обманутые пилигримы (Вы только вдумайтесь, генокрады официально зарегистрировали свою религию в Империуме! Там, конечно, не все так просто и есть свои нюансы, но сам факт заставил меня хохотнуть). Да и девиз у них отличный. Танкред бы одобрил.


Сюжет тут, в отличие от той же Касты Огня, достаточно прямолинеен и посвящен сначала тайному, а затем и открытому противостоянию Черных Флагов с генокрадами, которых гвардейцы до последнего принимают за демонический культ, не в силах поверить, что материальная вселенная способна породить нечто настолько омерзительное. И все же в нем содержится как минимум один ожидаемый, но крутой, и один неожиданный и не менее крутой поворот.


Главным образом «Культы Генокрадов» завлекают все-таки не самим действием, а его участниками, среди которых очень много старых знакомых, да и в целом действующие лица тут представляют из себя людей более приятных, чем в той же «Касте Огня». Общее количество ПОВ-ов также уменьшилось относительно предыдущего романа, так что в этот раз даже не пришлось при прочтении держать под рукой блокнот со списком персонажей.

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

Не нашел в интернете артов с Черными Флагами, но Арикен я себе представлял примерно вот так

Главную партию здесь исполняют паломница-медик Спиральной Зари Арикен и прибившийся к пилигримам гвардеец-дезертир Крест. Обоих сходу практически насилу отрывают от культа и заставляют вступить в ряды Черных Флагов, и, как потом выясняется, обоим это пойдет только на пользу.


Арикен, при всей ее общей симпатичности, получилась героиней достаточно неровной, потому что слишком уж быструю эволюцию от наивной паломницы до суровой вояки она проходит.


С Крестом у меня тоже возникла одна проблема, но тут не обойдется без спойлера, который, правда, открывается чуть ли не во второй главе. В общем, Крест – это Эмброуз Темплтон, пропавший без вести еще в первой трети «Касты Огня». Найти его живым я был рад несказанно, потому что при прочтении Касты он мне казался вообще чуть ли не главным героем, и его скорая «гибель» меня в свое время обескуражила, так как казалась до ужаса несвоевременной.


Вот только по характеру он, к сожалению, мало похож на того, каким его запомнил читатель. Мне очень нравился созданный Фехервари романтический образ офицера-писателя, и было жаль застать Темплтона опустошенным, не имеющим никакой цели и полностью утратившим весь флер байронического героя. Впрочем, даже в таком виде Эмброуз, как герой, свой бенефис отрабатывает, как надо.


– Напомни, какого хрена мы деремся за них, Крест? – спросил Трухильо.
– Потому что все остальные еще хуже, друг мой.
«И в этих печальных словах – вся история нашего Империума» – решил Эмброуз.
Еще одним крайне приятным возвращением стала Адеола Омазет – та самая самопровозглашенная полковая аббатиса из «Огня и Льда». Пережив предательство Калаверы, который бросил ее в ледяных пустошах Облазти, она устроила настоящий ад всем новообращенным в Высшее Благо, которые рискнули ее выследить, а затем, как ни в чем не бывало, присоединилась к новому полку, получив заодно повышение, став Капитаном Ведьмой.


Со всей своей проницательностью, суровостью, жизненной философией и какими-то фантастическими для имперского гвардейца боевыми навыками, она спокойно бы стала сестрой битвы, но, возможно, тогда затерялась бы в их массе (или, наоборот, дослужилась бы до канониссы, кто знает?). А вот в качестве капитана Черных Флагов такой кадр смотрится замечательно. По моему скоромному мнению, она стала настоящим украшением романа и чуть ли не лучшим его персонажем.

Голодная Тень поперхнулась сажей. Отзыв о романе Петера Фехервари «Культы Генокрадов» Warhammer 40k, Длиннопост, Книги, Литература, Обзор книг, Петер Фехервари

В Темном Клубке и вайфу соответствующая


Самым же необычным героем стал полковник Черных Флагов Кангре Таласка. Его психологический потрет получился победнее, чем у Энсора Катлера, но одна черта сильно выделяет Таласку среди остальных. Он первый, кто напрямую называет происходящие в Дамокловом Заливе события Темным Клубком, и понимает, что это одна большая и хитроумная ловушка, которая тысячами притягивает своих жертв, лишь единицы из которых становятся в ней истинными путешественниками. В своих мыслях он чуть ли не пробивает четвертую стену:


«У Клубка нет начали и нет конца, – лихорадочно думал полковник Кангре Таласка, – поскольку все в нем сплетено – сохранено в едином запутанном мгновении».
В последней трети истории появляется еще один из ранее встречавшихся героев, и своим появлением он привносит в повествование целый ворох интересностей, но подробности я лучше сохраню в тайне, иначе испорчу вам все впечатление от прочтения.


Главным минусом романа для меня стала его концовка. Постараюсь объяснить свою претензию без спойлеров.


В какой-то момент герои вплотную подбираются к главной тайне романа, и ты вместе с ними уже протягиваешь к ней руку… и тут тебя хватают за нее и утаскивают обратно с криком «Алло, у нас тут вообще-то роман про генокрадов, дружок! Ты вообще читал название? Культы ГЕ-НО-КРА-ДОВ!». Остается ощущение, что повествование грубо оборвали на середине или по крайней мере двух третях. И если линию генокрадов закрывают достаточно красиво, то вот людей попросту бросают на полпути.


Такое можно было бы принять, если бы мы знали, что впереди нас ждут условные «Культы Генокрадов 2», но Темный Клубок – цикл максимально не прямолинейный, и к этим героям мы можем вернуться еще очень нескоро, а то и вовсе не вернуться. Жаль, если так и выйдет.

Вернувшись к формату романа, Фехервари в очередной раз доказал, что он в данный момент один из сильнейших авторов Black Library. «Культы Генокрадов» – не настолько революционная вещь для вселенной Warhammer 40000, какой в свое время стала «Каста Огня», но это один из важнейших узлов Темного Клубка, хорошо справляющийся с красочной демонстрацией новых закоулков этого запутанного и мрачного мира.


Еще больше рецензий в профиле или в группе вконтакте: https://vk.com/public192524799

Показать полностью 4
47

Тьма 3 сезон | Скрытые детали и Недостатки

Второй сезон закончился на весьма интригующей ноте: Марта из другого мира спасла Йонаса от апокалипсиса, забрав с собой. И в третьем сезоне нам показывают этот параллельный мир, в котором практически те же герои, однако судьбы их сложились немного по-другому, сценаристы сделали очень тонко: создали аналогичные ситуации, но с другими героями. Йонас в этом мире чужой, он не понимает, для чего его переместили сюда, поэтому легко становится объектом манипуляций со стороны взрослой Марты, которая именует себя Евой. Мир, в котором его нет, тоже обречён на апокалипсис, и Ева хочет спасти обе реальности.


В самом начале первой серии нам задают неплохую такую интригу в виде таинственной троицы, вернее, одного безымянного персонажа в трёх разных возрастах. Как будто до этого загадок было мало. Сначала он сжигает кабинет Адама, а потом убивает определенных людей, руководствуясь какой-то своей схемой. Кто это? Что он делает? В общем, с первых секунд нам словно говорят: "Готовьтесь, ребята, будет много непонятного".


Постаревшая Марта тем временем убеждает Йонаса, что если она Ева, то он это Адам, по крайней мере станет им в будущем, отсюда можно понять, что они - создатели этих миров. Ева правит в своём, контролируя все перемещения и поддерживая необходимый порядок. В этом ей помогает юный путешественник во времени, которым она ловко манипулирует. Адам же правит в другом мире, и ему помогает молодая Марта, которую он также обманывает.


Получается зеркальное отражение. Две симметричных реальности, которые противостоят друг другу. Ева хочет снова и снова повторять цикл, чтобы её близкие жили, Адам напротив хочет уничтожить оба мира, чтобы обрести рай, о котором он всё время говорил. Для него рай - вечная тьма, в которой ничего не существует. Похоже, это тот самый рай, который он обещал Ноа, чтобы тот следовал за ним, только вот не уверена, что Ноа понимал, каким на самом деле он будет.


Чтобы уничтожить миры Адам должен убрать исток - то, что соединяет две реальности и запускает новый цикл. Им является ребёнок Марты и Йонаса, что это было ну очень неожиданно. Когда девушка вернулась к Адаму из 1888 года, куда тот отправил её, чтобы занести тёмную материю, старик запирает её и пытается уничтожить ребенка с помощью этой же материи.

Ева наоборот делает всё, чтобы дитя появилось на свет: она просит Йонаса отвести Марту в будущее, дабы показать, какой она должна стать. После этого путешествия они оказываются у нее в комнате и... создают исток.


Весь сезон построен на пусть и немного банальной, но невероятно красивой аллегории. Ева - олицетворение жизни и света, она спасительница для обитателей обоих миров. Адам - это смерть и тьма, он несет разрушение. Инь и Янь. Два противоположных начала, призванные вечно бороться друг с другом, и при этом одно не может существовать без другого.

Как следовало ожидать, сериал наполнен сюрпризами. Сразу после создания истока Йонаса убивают. И делает это не кто иной, как его возлюбленная, которую направила её взрослая копия. Но как его могут убить, если мы видели его взрослым? Тем более, если он станет Адамом?

И тут структура повествования начинает усложняться. Теперь мы имеем не только разное время и пространство, но и разный ход событий в одной и той же реальности. В мире Йонаса есть два возможных пути: в одном Марта уносит его с собой, и там он умирает, в другом она не забирает его, и он спасается сам, оставаясь таким образом в своём мире и продолжая свой путь, постепенно превращаясь в Адама. И обе эти вероятности повторяются снова и снова, влияя друг на друга.


Герои изо всех сил пытаются разорвать этот порочный круг, изменить ход истории, но на самом деле все их действия лишь способствуют продолжению цикла. И Адам понял это, когда у него не получилось убить исток. Тогда появляется Клаудия, которая всё это время была едва ли не самым важным персонажем в этой цепочке. Она шла своим путём, не доверяя ни Адаму, ни Еве. Клаудия поняла, что мир имеет не дуальную структуру, а трёхчастную, и на самом деле исток - не ребёнок, а третье измерение, оригинальный мир, в котором учёный Таннхаус создал машину времени, чтобы предотвратить гибель близких. Эта машина и расщепила реальность на три части. Осознав это, Клаудия рассказывает всё Адаму, а он в свою очередь отправляет Йонаса и Марту, как представителей двух измерений, в оригинальный мир, чтобы те спасли родных Таннхауса и тот не создавал своё устройство. А ведь можно сказать, что Адам выиграл. И на самом деле это можно было предугадать. Тьма - второе имя Адама. "Тьма"- название сериала. И не удивительно, что тьма в конце концов побеждает.


В оригинальном мире остаётся лишь малая часть героев. И это понятно: раз не создана машина времени, то путешествия в прошлое становятся невозможными, следовательно, Микель не отправится в 1986 год, не женится на Ханне, у них не родится Йонас. Тогда у Марты не появится ребёнок - тот самый неизвестный персонаж, у которого нет имени. Из-за этого у Агнес не родится Тронте, ведь именно безымянный является его отцом (это понятно из 4 серии, где Ноа говорит...). Если не будет Тронте, не будет и Ульриха, а также Микеля, Магнуса и Марты. Ханна тоже не отправлялась в прошлое, следовательно у них с Эгоном не рождалась Силья, которая в свою очередь должна была выйти замуж за Бартоша и подарить ему двух прелестных детей - Агнес и Ноа. Ноа, как мы знаем, был отцом Шарлотты, поэтому её персонажа мы также не наблюдаем в оригинальном мире. Бартоша нет, вероятно, потому, что Александр не совершал никакого преступления и не бежал в Виндон, где мог бы встретить Регину.


Регина, кстати, в конце оказывается здорова, хотя в двух альтернативных реальностях у неё был рак. Может быть, это такой намёк создателей сериала на то, что те миры были ошибочными? Ведь Клаудия сравнивает их именно с раковой опухолью, которая выросла на первоначальной вселенной, и если удалить эту опухоль, то можно сохранить живым всё, что уже существовало. Это лишь одна из деталей, которые давали нам подсказки о том, что произойдёт дальше. Их ещё довольно много.


Начнём с того, что в первом сезоне в одной из серий нам показывают урок литературы, куда врывается Магнус. Фоном мы слышим голос учителя, который произносит следующее: "Сеть отсылок пронизывает весь роман". Затем он говорит про особую систему повторов и про симметрию, что это особый тип дублирования вдоль центральной оси. Всё это применимо и к самому сериалу. Слова учителя - это важная отсылка, дающая понять, что события в сюжете будут повторяться, дублировать друг друга вдоль центральной оси, которой и является оригинальный мир.


Перед этой сценой есть ещё один интересный момент. Маленькая Элизабет целует свою маму Шарлотту в лоб при прощании. Этот жест отнюдь не детский, поцелуй получился таким ласковым, совсем по-матерински, словно это не Шаротта мать Элизабет, а наоборот. Ну, потом мы узнаём, что всё так и есть, и поцелуй намекал нам на это.


Также в первом сезоне молодые Ульрих и Ханна болтают на остановке. Ханна спрашивает, о чём парень мечтает, и тот отвечает: "О мире без Виндона". Что ж, в скором будущем так и произойдёт. Город будет уничтожен взрывом на атомной станции. А теперь вспомним надпись на куртке Ульриха "No Future", она буквально предсказала судьбу всего рода Нильсенов - никакого будущего у них нет, ведь в изначальном мире их просто не существует.


Второй сезон начинается с того, что нам показывают дату: 27 июня 2020 года. В сериале она означает начало третьего цикла, а для нас с вами она ознаменовала выход третьего сезона. И это, конечно, неспроста.


И наконец в первой серии финального сезона в параллельном мире Марта говорит Микелю: "Вдруг сон - это сейчас? И все мы не настоящие. Ты не думал об этом?" Это высказывание оказывается пророческим, ведь по сути и Марта, и Микель, и Йонас и все остальные не должны существовать, потому что их миры - это ошибка, сбой в матрице, эту фразу, кстати, герои также неоднократно повторяют.


Да что уж говорить, сама заставка давала нам жирный намёк на исход всей этой истории. Слова песни, которые в ней звучат, переводятся так: "Пойми, что я лишь плохой сон... Нас никогда и нигде не было. Прощай". То есть интро сериала говорит о том, что героев никогда и нигде не было. Как же это тонко и прекрасно.


Некоторые предполагают, что когда Марта в первой серии видит саму себя в лесу, - это та самая девушка, которую Адам в 7 серии пытался уничтожить с помощью тёмной материи, мол её каким-то образом перенесло в лес. Однако, если мы посмотрим на их одежду, то поймём, что она отличается, значит, это всё-таки разные образы, хотя, не исключено, что, сценаристы просто допустили киноляп и платья должны быть одинаковыми.


Также есть теория, что Шарлотта - это мать слепого Таннхауса. Ведь не зря его отец смотрел на часы с надписью "для Шарлотты", когда говорил о своей жене. Это сериал "Тьма", здесь ничего не бывает просто так. Можно строить различные предположения, почему жену самого старшего Таннхауса звали Шарлоттой, так же, как и внучку учёного в оригинальном мире. Не знаю, есть ли здесь какая-то связь, но это однозначно привлекает внимание. Друзья, если вы тоже нашли какие-нибудь интересные детали в сериале, скорее поделитесь ими в комментариях!


Даже такой продуманный проект, не обошёлся без некоторых неточностей. Большинство из них не бросаются в глаза, но есть действительно важные вопросы, которые остались без ответа.

Например, каким образом Клаудия догадалась о существовании третьего измерения? Бесчисленное количество раз она путешествовала сквозь время, следуя циклу, но в какой-то момент изменила свои действия. Что именно натолкнуло её на это? К сожалению, мы так и не узнаем ответ.


Ещё один момент, почему в первоначальном мире Катарина получила именно такое имя? Ведь Ханна не отправлялась в прошлое и не встречалась её с матерью, хотя именно Ханна вдохновила Хелен на то, чтобы назвать ребёнка Катариной.


И, наконец, самый главный вопрос, который с первого сезона мучил фанатов: что же всё-таки случилось с Вёллером? Сценаристы выдержали интригу до конца, предоставив нам возможность самим придумать его историю.


Также остались нераскрытыми многие сюжетные линии.

В первую очередь слепой старик Таннхаус. Кто это, как он нашёл путешественников, кем был его отец, а главное, мать. Всего этого нам не рассказывают, хотя дают небольшие обрывки этих историй.


То же самое с линией ребёнка Марты и Йонаса. Все о нём говорят, он - начало и конец цикла, но совершенно не понятно, в чём заключаются его мотивы, почему он так верит матери, да и вообще как персонажа его не раскрыли.


Совсем забыли про историю следователя Клаузена и Александра Тидемана. Непонятно, зачем было добавлять нового персонажа, ведь он не способствует развитию линии и просто исчезает на полпути.


Вероятно, эти ветви сюжета упустили из-за спешки, ведь создатели сериала пытались уложиться в срок и выпустить третий сезон к 27 июня. Это не критично, но всё равно остаётся чувство неудовлетворённого любопытства.


Если говорить о недостатках, то есть ещё пара деталей. На мой взгляд, незаслуженно мало внимания уделялось Ноа. В первом сезоне это был едва ли не самый главный страх всех героев. Такой загадочный и брутальный, окружённый аурой опасности. А потом он превратился в обычную пешку Адама, стал плоским. Мне кажется, было бы гораздо интереснее, если бы у Ноа оказался какой-нибудь свой план, свои мотивы, в общем, если бы он остался таким же, каким его показали в начале. На самом деле это даже не недостаток, просто обидно, что не раскрыли тот огромный потенциал, который был у героя.


И последним небольшим упущением сценаристов является момент с Элизабет. Непонятно, может она слышать или нет? Потому что в некоторых моментах, когда ей что-то говорят, она понимает и отвечает на своём языке, к тому же при общении с девочкой все проговаривают те фразы, которые показывают руками. Но в 3 сезоне подчёркивается, что она ничего не слышит: Ноа приходится писать ей, а потом она спросила у отца, о чём они говорили. Неоднозначная ситуация.


Но несмотря на все эти неточности и упущения сериал всё равно является для меня одним из лучших. Очень сложный, неклишированный сюжет с невероятно запутанной структурой и нелинейным повествованием. Такое в наше время нечасто встретишь. За героями действительно интересно наблюдать, им сопереживаешь, удивляешься и грустишь вместе с ними. Атмосфера на протяжении всех трёх сезонов просто непередаваемая. Сочетания цветов, музыка, постановка кадров - всё это создаёт особую мрачную эстетику.


И самое главное, эта история заставляет думать. Она ломает все представления о жизни и о мире, после просмотра хочется ещё долго сидеть и размышлять о пространстве и времени, о других измерениях. А вдруг и мы - это всего лишь сбой в матрице?

Показать полностью
234

Жизнь: роман Ги де Мопассана об утрате всяческих надежд

Жанне только-только исполняется 17 и, как и все ровесницы, она видит свое счастье и предназначение лишь в удачном замужестве. Кандидат в мужья подбирается сразу — сын разорившегося дворянина Жюльен де Лямар. Но в браке Жюльен оказывается склочным, жадным человек, совершенно чуждым человеческим эмоциям. Жанне предстоит жить с ним до конца своих дней.


Завязка «Жизни» вполне бы сошла за завязку какого-нибудь из женских романов, так популярных в те годы. Прекрасные замки, изысканные манеры, сквозящая в каждом слове почтительность… измены в порядке вещей, браки по расчету, укоренившееся в обществе лицемерие и абсурдные в своей сути традиции, которые соблюдают, только лишь потому, что так принято. И вот на шее Жанны, вчерашней мечтательной девочки, затягивается невидимый узел обязательств и запретов, принуждающий её знать свое место и ни в чем не перечить мужу. Вряд ли после этого повествование хоть чуточку походит на женский роман.


Стоит ли говорить, какой фурор воспроизвела книгу на тогдашнюю публику? Да, критиковали, но «Жизнь» слишком точно отразила пороки французского общества, чтобы уличать её во лжи и преувеличении. Мопассан, прежде занятый написанием рассказов, после выхода «Жизни» получил признание даже от таких мастеров слова, как Тургенев и Толстой. Едва ли найдется человек, который после прочтения романа сможет с тем же восторгом смотреть на эпоху дуэлей, балов, пышных нарядов и публичных казней.

Жизнь: роман Ги де Мопассана об утрате всяческих надежд Книги, Что почитать?, 19 век, Ги де Мопассан, Франция
1040

Интересные фантастические рассказы, которые читаются за пару часов

Интересные фантастические рассказы, которые читаются за пару часов Книги, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост

Роберт Шекли

Форма


Под командованием Пида-пилота отряд свободно меняющих обличье инопланетян с планеты Глом прибывает на Землю с целью подготовки плацдарма для последующего вторжения их расы на планету. Странно, но все их предыдущие попытки провалились и предыдущие двадцать разведывательных отрядов пропали без вести...

Филип Дик

Колония


Шесть месяцев назад разведывательный корабль открыл Голубую планету. Планета-сказка, планета-рай: бескрайние леса и холмы, зелёные склоны оживляются бесчисленными цветами и лианами; водопады и висячие мхи; фруктовые деревья, акры цветов, озёра. Вообще нет вредных форм жизни: ни болезнетворных микробов, ни вшей, ни мух, ни крыс!

Исследования подходили к концу, когда случилось ЧП: на майора Лоуренса Холла напал... его микроскоп и попытался задушить. И это было только начало...

Рэй Брэдбери

Урочный час


Пришельцы никак не могли придумать способ, чтобы застать землян врасплох и завоевать их, но какая-то умная голова предложила использовать детей до 10 лет в качестве пятой колонны...

Стивен Кинг

Всемогущий текст-процессор


Каждый мечтает о том дне, когда каждое его желание начнёт сбываться. Но не каждый представляет, во что это может обернуться. Одному из писателей представилась возможность почувствовать на себе силу желаний и сполна за неё расплатиться: ему в руки попадает Всемогущий Текст-Процессор...

Клиффорд Саймак

Дом обновлённых


Доктору юриспруденции, бывшему декану юридического факультета Фредерику Грею в скором времени предстоит перебраться в дом престарелых. Перед этим он в последний раз приезжает на рыбалку на свое любимое место в глухом уголке, где никто никогда не бывает. Грей намеревается запомнить это безлюдное и живописное место как символ своей прежней жизни, счастливой и насыщенной, и сберечь это дорогое ему воспоминание. Представьте себе его разочарование, когда на холме над рекой он видит чей-то свежепостроенный дом!

Уильям Гибсон

Захолустье


Трасса... Космонавты-одиночки — пушечное мясо науки. Артефакты — новые открытия для человечества. Кто же играет человеческим разумом в неизведанном пространстве? Боль? Отчаяние? Страх? А ведь так хочется просто жить!

Роберт Янг

В сентябре тридцать дней


Ушли в прошлое обычные школы с нормальными учителями, обучение детей идет по телевизору. «Ромео и Джульетта» — ковбойский боевик, «Леди Макбет» — детектив, разве такие передачи могут чему-то научить детей?! И вот, однажды вечером, для занятий с девятилетним Биллом и в помощь по хозяйству жене, Денби покупает школьную учительницу — мисс Джонс...

Айзек Азимов

Хозяйка


Биолог Роуз Смоллет смогла добиться права принять у себя в доме доктора Харга Толана, гаукинянина, изучающего нашу Землю. До сих пор было непонятно, что нужно Толану от нашей планеты. Во время ужина в семье Смоллет он рассказал, что в галактике существует пять разумных рас, и только земляне не подвержены смертельному заболеванию, которое грозит вымиранием остальным разумным инопланетянам. Найти лекарство и является целью гаукинянина...

Ричард Матесон

Тест


В будущем существует закон, согласно которому все старики каждые пять лет проходят тест с разными задачками. Они предельно простые, но ставят целью выявление одного лишь факта — пригоден и полезен ли ещё пожилой человек к жизни?

Гарри Гаррисон

Только не я, не Эймос Кэйбот!


В одно прекрасное утро семидесятидвухлетний Эймос Кэйбот получил журнал со странным названием — «На краю могилы». Обратившись к издателю, он услышал, что по статистике должен умереть в течение этих двух лет. Не тут-то было...

Архив. Приятного чтения.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

Угостить автора чашечкой кофе

Показать полностью
68

Про кумиров-писателей

На волне поста Из дневника решил поделиться.
Кларка я не читал, но неизгладимое впечатление в детстве на меня оказал Лукьяненко.
Уж не помню, какая книга была первая, но после "Звёзды - холодные игрушки", я понял - это навсегда. Когда на 14 лет мне родители подарили все написанные им на тот момент книги я был самым счастливым подростком на планете. Прочитал всё взахлёб, да и чего греха таить, перечитываю их иногда и уже в свои 28. С Сергея Васильевича началось моё знакомство с миром фантастики, да и если честно, я думаю, многие взгляды на жизнь сформировались благодаря его книгам.
Пару лет назад мне позвонил друг-журналист и сказал, что будет брать интервью у Лукьяненко. Он собирался поговорить с человеком, которого я всю жизнь считал чем-то большим, чем просто человек) Я пытался найти свою любимую затертую до дыр книгу, чтобы он на ней поставил автограф, но так и не смог. Видимо, отдал кому-то почитать.
Но друга попросил просто передать Сергею моё невероятное почтение, уважение и благодарность за его работы.
Сергей Васильевич оказался не так прост, и когда друг передал все мои слова - он взял СВОЮ КНИГУ СО СВОЕЙ ПОЛКИ И ПОДПИСАЛ МНЕ ЕЁ.
И подарил)
Я не знаю, как передать словами мои чувства)
Для меня эта книга как талисман силы.
Просто представьте, человек, на чьих книгах я вырос, подарил мне одну из своих книг! С подписью! С пожеланием!
Ух, не знаю, может со мной что-то не так, что я так к этому отношусь, но для меня это какая-то одна из самых светлых мыслей и воспоминаний в жизни)
Спасибо вам, Сергей Васильевич, за ваше творчество.

Про кумиров-писателей Сергей Лукьяненко, Воспоминания, Кумиры, Фантастика, Книги
353

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов

Очень часто первая книга — это эдакая визитная карточка серии автора. Она дает старт всем событиям, погружает читателя в мир книги и удостаивается наибольшего внимания. Недаром считается, что первое впечатление самое важное. Бывает и так, что последующие произведения цикла получаются уже не столь яркими. Но сегодня мы поговорим о фэнтезийных историях, сиквелы которых не только не уступают стартовым книгам, но даже превосходят их.

Тэд Уияльмс — «Империя травы»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Тэд Уияльмс — многоопытный мастер эпического фэнтези. Его «Орден манускрипта» считается важной вехой жанра, вдохновившей на творчество таких авторов, как Джордж Мартин и Патрик Ротфусс. По прошествии трех десятилетий Уильямс вернулся в мир Остен Ард с новой трилогией, действие которой тоже перенеслось на 30 лет вперед.

Как это часто бывает в эпическом многотомном фэнтези, поначалу история начинается очень неторопливо. В сюжете участие принимают как постаревшие герои «Ордена манускрипта», так и молодое поколение персонажей. Немалое внимание отводится тому, что произошло с миром за тридцать лет, и какая угроза для человечества вновь дает о себе знать.

«Империя травы» получилась куда более динамичной и богатой на события, чем первый роман трилогии. Из подогреваемых ранее тем и сюжетных линий Уильямс сплетает прочный узел, и создает на редкость масштабный и захватывающий эпик.

Ребекка Куанг — «Республика Дракон»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

В своем дебютном романе «Опиумная война» Ребекка Куанг рассказала историю девушки, которую приемные родители хотели выдать замуж по расчету, чтобы укрепить торговые связи. Чтобы избежать этой судьбы, Рин сдала экзамен в лучшую военную академию империи.

Но обучение боевым искусствам, стратегии и развитию энергии ци, а также взаимоотношения с однокурсниками и наставниками — лишь небольшая и, пожалуй, самая легкая часть книги. Дальше начинается жестокая война, в которой Рин предстоит сыграть ключевую роль. И роман резко перетекает в суровое военное фэнтези — с кровью, горами трупов, насилием над гражданскими и другими мрачными сторонами конфликта, основанного на Второй Японо-китайской войне.

Если «Опиумная война» какое-то время «раскачивалсь», прежде чем раскрыться в полной мере, то «Республика Дракон» сразу погружает читателя в пекло событий. Теперь одна война сменилась другой — гражданской. И с ее началом сюжет становится еще более напряженным и драматичным, чем прежде. В «Республике Дракон» все так же проглядываются аллюзии на историю Китая и Японии, интересно используется азиатская мифология, а сюжет захватывает не на шутку.

Фонда Ли — «Нефритовая война»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Фонда Ли написала фэнтези в необычных декорациях, напоминающих Гонконг середы XX века. В городе Жанлун криминальные кланы борются за власть над городом. Самым ценным ресурсом здесь считается нефрит — магический минерал, наделяющий людей сверхсилами. Неподготовленного человека он быстро «сожжет», а некоторые люди и вовсе нечувствительные к нефриту. Однако когда его используют подготовленные бойцы, Зеленые Кости, он значительно увеличивает их силу, ловкость и боевые возможности.

Первую книгу цикла, «Нефритовый город», часто называли фэнтезийной версией «Крестного отца». И она действительно напоминает классические криминальные триллеры, с той лишь разницей, что тут вовсю используются магические боевые искусства.

В сиквеле Фонда Ли решила значительно расширить сеттинг. Теперь стал виден и мир за пределами Жанлуна, а события охватывают несколько лет. Получили большее развитие и центральные персонажи истории, а сама она стала более глубокой и многослойной.

Сергей и Марина Дяченко — «Ведьмин зов»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Ведьмин век» был написан авторами в конце прошлого столетия и считается одной из лучших работ супругов Дяченко. Сюжет разворачивался в мире, которой во многом схож с нашим, но в нем существуют ведьмы, и за ними охотятся инквизиторы, а спецслужбы чугайстров отлавливают навков.

Не так давно свет увидел «Ведьмин зов» — продолжение, в котором супруги Дяченко вернулись к героям первой книги. События сиквела разворачиваются спустя десятилетия, за это время многое изменилось в жизни персонажей, но старые проблемы вновь напоминают о себе.

Сиквел получился более остросюжетным, напряженным, да еще и предлагающим некое переосмысление событий из прошлой книги. Мир в «Ведьмином зове» вновь напоминает нашу нынешнюю современность — со смартфонами и интернетом. А еще продолжение может похвастаться гораздо большим количеством экшена, нежели первая книга.

Ричард Морган — «Хладные легионы»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Хотя Ричард Морган известен прежде всего как автор фантастических боевиков и киберпанка, на его счету есть и темное фэнтези — цикл «Страна, достойная своих героев», которая тоже отличается изрядной брутальностью.

Вся трилогия Моргана представляет из себя своеобразную деконструкцию жанра и одновременно обращается к актуальным проблемам современности.

Во втором романе, «Хладные легионы», изгнанный с севера Рингил отправляется в столицу южной Империи, где настоящие опасности только начинаются. Сталкиваясь с ними герои раскрываются по-новому и не раз удивят читателей, а еще Морган намекает, как это мир связан со вселенной «Видоизменённого углерода».

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon

Показать полностью 5
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: