toshik37

toshik37

на Пикабу
Тот самый Нерпач: https://vk.com/gonerpach
поставил 19 плюсов и 1 минус
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
7622 рейтинг 174 подписчика 250 комментариев 137 постов 77 в горячем
33

Стоит ли читать омнибус «Война за Армагеддон», в котором Чёрные Храмовники устраивают «натуральное уничтожение»

Обзор межавторского омнибуса «Война за Армагеддон»
Стоит ли читать омнибус «Война за Армагеддон», в котором Чёрные Храмовники устраивают «натуральное уничтожение» Warhammer 40k, Imperium, Armageddon, Обзор, Книги, Длиннопост

🔸 О чём: орки в очередной раз атакуют промышленный мир Армагеддон. На защиту производств и прометиевых шахт прилетают Чёрные Храмовники, Кровавые Ангелы, Саламандры, Реликторы, Небесные Львы, Злобные Десантники, Белые Шрамы, Космические Волки и другие ордены.


Истории из сборника позволяют ощутить масштаб войны за Армагеддон. В повести «Вечный крестоносец» Гай Хейли показывает всю Третью войну. В романе «Хельсрич» Аарон Дембски-Боуден описывает оборону одного конкретного улья. В рассказе «В глубинах Гадеса» Ник Кайм рассказывает про одну конкретную операцию по спасению заложников.


🔸 Авторы: Аарон Дембски-Боуден, Гай Хейли, Ник Кайм, Крис Райт, Джош Рейнольдс, Стив Лайонс, Джонатан Грин, Рэйчел Харрисон.


🔸 На что похоже: всё истории из «Ереси Хоруса», которые описывают бойню на Истваан V.


🔸 Место в бэке: Третья война за Армагеддон. Некоторые герои сталкиваются с последствиями двух прошлых войн — вторжения демонического примарха (рассказ «Монолит Ангрона») и прошлой атаки орков (комиссар Ярик делится опытом, космодесантники вырезают ксеносов, оставшихся с прошлой войны).


🔸 Кому будет интересно: фанатам Чёрных Храмовников, любителям историй от Аарона Дембски-Боудена, ценителям историй про осады.


🔸 Сильная сторона: в омнибусе 14 историй, так что точно можно найти произведение, которое вам понравится.


Мне больше всего зашли эти работы:


Роман «Хельсрич» (АДБ). Классика сороковника. Один из лучших романов про сражения. Одна из лучших историй для новичков. Продолжение романа — повесть «Кровь и огонь». В ней реклюзиарх Чёрных Храмовников по-нуарному расследует почти полное уничтожение ордена Небесных Львов, и эта история продолжится в книге «Копьё Императора».


«Монолит Ангрона» (Стив Лайонс). Тематический мостик между романом «Дар Императора» и Третьей войной. Лайонс вообще хороший автор, но тут он пишет не хуже Дэна Абнетта или АДБ.


«В глубинах Гадеса» и «Мстительная честь» (Ник Кайм). Две истории про Злобных Десантников, самых прагматичных Астартес в сороковнике. Этих воинов без всяких «но» можно назвать «адекватными взрослыми людьми».


В повести «Вечный крестоносец» у Гая Хейли надменность Чёрных Храмовников проступала фоном, терялась среди экшен-сцен. Кайм же в своих рассказах акцентирует внимание на характерах Храмовников, показывает их не как «праведных охранителей», а как упёртых мудаков.


🔸 Издание: омнибус с цветными вкладками: карта Хелсрича, Армагеддона Секундус, изображение Небесного Льва, снаряжение Гримальда, геральдика орков.


🔸 Что может оттолкнуть: мелкий шрифт в издании. Омнибус не самый толстый, но за это пришлось заплатить увеличением плотности текста на странице.

Стоит ли читать омнибус «Война за Армагеддон», в котором Чёрные Храмовники устраивают «натуральное уничтожение» Warhammer 40k, Imperium, Armageddon, Обзор, Книги, Длиннопост

Объем текста в первом томе Гаунта (сверху слева), третьем томе Зверя (сверху справа) и омнике про Армагеддон. «Армагеддон» пока рекордсмен по экономии бумаги, но в нём есть цветные глянцевые страницы.


🔸 Экшен: зависит от автора. Боёвки много, но экшен от АДБ — это совсем не то же самое, что экшен от Ника Кайма.


🔸 Интересная деталь: рассказ Рейчел Харрисон занимает 2 странички. Столько же места занимает блок «Об авторах».


🔸 Прочитано на момент написания заметки: 656/656 страниц.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью 1
46

«Я корректировала, редактировала, рецензировала книги — а теперь еще и выпускаю». Интервью с Анной Сусид об антологии «Владыки и тираны»

«Я корректировала, редактировала, рецензировала книги — а теперь еще и выпускаю». Интервью с Анной Сусид об антологии «Владыки и тираны» Warhammer 40k, Imperium, Книги, Интервью, Издательство, Длиннопост

Анна Сусид занимается редактированием книг в издательстве «Фантастика Книжный Клуб». По образованию она библиотекарь. С недавнего времени исполняет обязанности ответственного редактора ФКК. В свободное от работы время видит яркие и динамичные сны о героях космодесантниках и злодеях ксеносах.


Good Old Nerpach: Анна, ты же настоящий «ветеран» ФКК. Сколько лет ты уже работаешь над книгами по Warhammer и сколько их вообще успело через тебя пройти?


Анна Сусид: Да, ветеран битвы при Калте, битвы за Улланор, Резни на Исстване Пять…


С русскими переводами книг Black Library работаю с осени 2015 года. Подсчитать их, как и перечислить, — задача не для моего неаугментированного мозга. Много. А насколько много, я осознала, когда на днях зашла в один из наших магазинов и увидела полки с книгами, которым помогла стать «простыми и понятными для восприятия».


Как ты попала в издательство? На каких должностях успела поработать?


В ФКК меня заманил верстальщик Сергей Малахов — легенда петербургского книжного мира. До весны этого года я сотрудничала с издательством как внештатный литературный редактор, а потом мне предложили попробовать себя в роли ответственного редактора.


Работа над какой из книг тебе запомнилась больше всего?


Вне всякой конкуренции — «Инфернальный реквием» Петера Фехервари в переводе Юрия Войтко и Ростислава Маркелова. И перевод, и редактура делались в сжатые сроки — издание приурочили к визиту Петера в Россию, — что усиливало эффект погружения. Мне кажется, все, кто имел отношение к подготовке этой книги, начинали буквально жить ею. Юрию очень хотелось, чтобы я сумела отождествиться с Асенатой Гиад, но мне удалось найти в себе общие черты только с «темной стороной» героини — сестрой Милосердие.


Думаю, у тебя за время работы скопилось достаточно баек о переводах и редактуре сороковника/«Ереси», можешь рассказать несколько самых любимых?


Конечно, у нас есть свои байки, свои мемы, свой фольклор, но по большей части это вещи… внутреннего пользования. Их трудно пересказать так, чтобы наверняка никого не задеть. Или, что еще хуже, не выдать издательских секретов. За это… В общем, стать частью скульптуры из мяса и костей (см. роман Гая Хейли «Конрад Курц. Ночной Призрак», перевод Никиты Бахрамова) — далеко не самое страшное, что может случиться с болтунами.


Так что поступлю эгоцентрично: расскажу пару баек о себе.


Однажды я по рассеянности начала письмо переводчику так: «Здравствуйте, Лемартес!» (Из чего сразу становится понятно, о какой книге шла речь.) Адресат обрадовался, хотя и выразил надежду, что пока еще не так безумен, как досточтимый капеллан Кровавых Ангелов.


В другой раз, редактируя комикс «Честь Макрагга» в переводе Алексея Апанасевича, издала очень громкий вопль негодова… да что там, прямо-таки зар-р-рычала, когда Кору Фаэрону, учителю-мучителю Лоргара, удалось выбраться из смертельной, вроде бы, передряги. Настолько бурная реакция стала для меня самой большим сюрпризом. Тогда я и не подозревала, что персонажи и сюжеты «Вахи» вообще способны будить во мне сильные эмоции.

«Я корректировала, редактировала, рецензировала книги — а теперь еще и выпускаю». Интервью с Анной Сусид об антологии «Владыки и тираны» Warhammer 40k, Imperium, Книги, Интервью, Издательство, Длиннопост

Обложка комикса «Честь Макрагга»


За столько лет работы над «Вархаммером» не устала от него?


Если честно, то уставала от текстов по «Вархаммеру» я поначалу. До тех пор пока труды наших лучших переводчиков (прежде всего, уже упомянутых здесь Войтко и Апанасевич) не убедили меня, что все это — не просто глупенькие стрелялки, непонятно зачем облаченные в слова. Что книги BL, по крайней мере некоторые, — вполне достойная фантастическая литература, пусть, скажем так, и нишевая. И постепенно меня заворожило мрачное обаяние этой гигантской саги-антиутопии.


Так что моим присутствием в своих рядах ФКК обязан в первую очередь вышеназванным.

И, нет, от «Вархаммера» я уже не устаю.


Читаешь «Ваху» на досуге или целенаправленно читаешь что-то другое?


К сожалению, я сейчас довольно мало читаю «просто так». Больше перечитываю. Хотя недавно жадно проглотила две совершенно непохожие книги, которые в свое время у меня отчего-то «не пошли»: «Нелегала» Елены Хаецкой и «Мост» Иэна Бэнкса.


Мне нужно постепенно осваивать архивы изданий ФКК, но понятно, что скорее в рабочих целях, чем ради развлечения. Хотя старый добрый принцип совмещения полезным с приятным никто не отменял.


Роман «Копье Императора» ты выпускала в качестве редактора, а «Владыки и тираны» стали твоим дебютом в качестве ответственного редактора. Как ощущения от новой должности и увеличения ответственности?


Конечно, «должность» и «ответственность» — солидные и пугающие слова, но мне просто захотелось повозиться с книгами каким-то новым для себя способом. Я корректировала, редактировала, рецензировала книги — а теперь еще и выпускаю.


И мне интересно. До сих пор почти каждый день делаю что-нибудь такое, чего никогда не делала раньше. При этом чувствуя себя пионервожатой, диспетчером «скорой помощи», клерком из фантасмагорий Кафки, мутантом-осьмируком (а конечностей все же маловато, надо бы как минимум вдвое больше) — и все это даже не попеременно, а одновременно.


А «Копье Императора», так уж получилось, вопреки плану как раз и стало моим «дебютом». Точнее, поделило это звание с «Лукасом Ловкачом»: эти книги (обе — в переводе Екатерины Згурской) приехали из типографии практически одновременно.


О чем сборник «Владыки и тираны»? Рассказы связаны тематически?


Включенные в сборник пятнадцать рассказов и повесть (потому что, на мой взгляд, «Высшее Зло» правильнее все же назвать повестью) объединяет лишь то, что все они относятся к сорок первому тысячелетию истории Ваха-вселенной. Зато бо́льшая их часть отсылает к произведениям, которые либо уже изданы, либо, понадеемся, будут изданы на русском языке. Подробнее об этом можно прочесть в эссе Юрия Войтко «Клубок историй: как “Владыки и тираны” связаны с другими книгами».


Что в сборнике тебе понравилось больше всего и почему?


«Туманный путь» Майка Брукса. Потому что это первое обращение нашего издательства к творчеству этого неординарного писателя. Потому что история, блестяще переведенная Алиной Забияка, напоминает классические образцы традиционного английского детектива. Потому что в рассказе есть две замечательные героини — аколит Алиссана Неро и инквизитор Заретта Нгири, которая даже слегка потеснила в моем сердце свою коллегу Голконду Пайк.


«Взлет» Бена Каунтера. Потому что друкари такие ми-и-илые! И потому, что это трогательное по-своему повествование о надеждах, разбившихся в буквальном смысле слова.


«Высшее Зло» Фехервари. Потому… ну, просто потому, что я люблю Фехервари.

«Я корректировала, редактировала, рецензировала книги — а теперь еще и выпускаю». Интервью с Анной Сусид об антологии «Владыки и тираны» Warhammer 40k, Imperium, Книги, Интервью, Издательство, Длиннопост

Список историй в сборнике «Владыки и тираны»


Что было сложным при работе над антологией? Был какой-то трудный момент, решение которого принесло особое удовлетворение?


Труднее всего было дать себе по рукам и не пытаться переделать все за всеми на свой вкус. Победа над собственным перфекционизмом не доставила мне особого удовольствия, но удовлетворение, пожалуй, принесла, — книжка ведь все-таки вышла, и вахоманам не пришлось ждать ее до сорок первого тысячелетия.


Если не секрет, над чем работаешь сейчас?


Конечно же, секрет! А что разглашение секретов у нас не поощряется, ты уже знаешь. Скажу только, что, если все пойдет хорошо, на этой неделе у меня окажутся макеты трех книг. Все три — романы. Два принадлежат перу известных в России авторов Black Library, с создателем третьего наш читатель пока едва знаком.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью 2
50

Стоит ли читать роман «Великая Охота», в котором Космические Волки отправляются за «космическими окунями»

Обзор романа-антологии «Великая Охота»

Стоит ли читать роман «Великая Охота», в котором Космические Волки отправляются за «космическими окунями» Warhammer 40k, Imperium, Space wolves, Обзор, Книги, Длиннопост

О чём: Великие Роты прибывают в Клык после Великой Охоты, чтобы рассказать друг другу саги о своих подвигах. На пир проникает Перевёртыш в образе старца-фенрисийца. Перевёртыш рассказывает историю о том, что магистр Ордена Логан Гримнар, который ещё не вернулся с Великой Охоты, нашёл саркофаг с телом Лемана Русса. Демона раскрывают.


Волки решают отправить небольшую группу Ульрика Убийцы на поиски Гримнара. Самовольно на поиски магистра ордена отправляется и Кром Драконий Взор со своей ротой.


В процессе поисков космодесантники пройдут бойцовские ямы Коморрага, уничтожат культ Тысячи Сынов в мятежном мире и встретятся с вульфенами в Оке Ужаса.


Важно знать: Великая Охота — поиски Лемана Русса. Время от времени Великие роты отправляются на поиски своего примарха… но знают, что не найдут, а поэтому просто ищут хорошую драку. И находят.


Представьте, что ваш батя с друзьями поехал на рыбалку за окунями. Там они подрались с медведем, ругались с феминистками, поцарапали машину криминального авторитета. Спустя три дня опухший от аспирина батя приезжает домой (без окуней, их ещё не вернули в бэк) и начинает рассказывать какой он классный. Вот это и есть Великая Охота.


Авторы: писатели «второго эшелона» Black Library — Бен Каунтер, Стив Лайонс, Роб Сандерс. К. Л. Вернер. Каждый из них написал по 2 рассказа/главы. Сюжетная линия на произведение одна

Каунтер подражает сагам скальдов (как в рассказе «Двенадцать волков»). Лайонс пишет детализированные экшен-сцены. Сандерс конструирует витиеватые сложносочинённые предложения. Вернер вспоминает, с чего всё началось, и заканчивает историю.


На что похоже: боевики 80-х годов. Группа героев дерётся с ксеносами, потом сражается с предателями, затем борется с еретиками.


Очень напоминает «Братство змея» — другой «крепкий» сборник, но из середины нулевых. Выйди «Великая Охота» на десятилетие раньше, она бы запомнилась комьюнити как одно из лучших произведений по сороковнику.


Место в бэке: конец 7-й редакции, подготовка к Warzone Fenris и The Gathering Storm. Вульфены ещё не вернулись, но это должно произойти уже вот-вот. Точнее, «не произойти никогда», так как «они должны остаться легендой».


Кому будет интересно: фанатам Волков.


Новичкам, так как книга подходит для знакомства с основными болтер-тропами сороковника. Если вы не читали ничего из вахи, хотите экшена и «про Космических Волков», то романа лучше не найти.


Сильная сторона: главы про бойцовские ямы Тёмного города. Лайонс и Сандерс эмоционально вложились в описание сражений гладиаторов.


Что может оттолкнуть: то, что большая часть произведения — это экшн-нарезка. Отсюда и одинокое имя Бена Каунтера в заголовке книги на сайте издательства.


Будьте готовы: Перевертыш появляется лишь в первой и последней главах. Если вам интересно узнать лишь про Логана Гримнара, то можно читать 1 и 8 главы — происходящее в остальных не связано с «основным» сюжетом.


Вопрос без ответа: зачем Перевёртыш превратился в Логана Гримнара?


Самый эмоциональный момент: капеллан Тёмных Ангелов душит рясой тёмную эльдарку.


Прочитано на момент написания заметки: 336/336 страниц.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью
26

Стоит ли читать роман «Возвышение иннари: Дикий наездник», в котором происходит новая Война в небесах

Обзор романа Гэва Торпа «Возвышение иннари: Дикий наездник»

Стоит ли читать роман «Возвышение иннари: Дикий наездник», в котором происходит новая Война в небесах Warhammer 40k, Eldar, Обзор, Книги, Длиннопост

О чём: молодой альдари Нуаду с мира-корабля Сайм-Ханн и помощница Иврайны ищут пятый меч Морай-Хег на планете Агариметея, но пробуждают некронтир. Теперь последователям Иннеада и саймханнцам придётся объединиться, чтобы противостоять угрозе.


Арадриан («Путь Изгоя», рассказ «Тени небес») слышит шёпот Иннеада, а поэтому прилетает на корабль «Сон Иннеада», чтобы присоединиться к воинству иннари. С его точки зрения будет показана индоктринация в иннари.


Дикий наездник Нуаду не готов сменить отца на посту лорда клана. Отец умирает и уже не может вести клан Огненное Сердце. Однако Нуаду не хочет уступать своей сестре, которая тоже претендует на роль главы клана.


Автор: ответственный за бэк альдари Гэв Торп. В прошлом романе «Призрачный воин» Торпу пришлось извернуться, чтобы увязать события романа с актуальным бэком. Во втором романе серии «Возвышение иннари» Торп не скачет между сюжетными линиями, чтобы попасть «в стандарт».


Место в бэке: Иврайн продолжает искать пятый, последний, меч богини Морай-Хег. Некроны продолжают просыпаться по всей галактике. Даже если бы не вмешательство Нуаду, некронтир Агариметеи проснулись. Противостояние с некронами в «Диком наезднике» — очень жирный намёк на основного противника 9-й редакции.


Связь с другими книгами цикла «Возвышение иннари»: «Дикий наездник» — самостоятельный роман, который можно смело читать как «первый роман про иннари в 40к». Для новичков всё разжёвывается даже лучше, чем в «Призрачном воине».


Связь с прошлым романом есть, но весьма слабая. В «Призрачном воине» в Малиниэле поселилось Сердце Азуриана. Об этом Торп вспомнил в середине «Наездника». Во время финальной битвы артефакт превратил Малиниэля в Осколок Войны — аватара Кхаина. Вот и вся связь между романами.


Что может оттолкнуть: описание «политической жизни» альдари Сайм-Ханна: кланы, нравы, династические браки. Торп набивает символы и даже не стесняется. Экспозиции слишком много.


Сильная сторона: референсы на Войну в небесах. Альдари и некронтир скорее друзья-союзники, нежели чем враги. Роман наглядно иллюстрирует это: гробница Агариметеи создана руками двух рас. Когда же герои отворяют хранилища, то вместо артефактов древности находят варп-разлом с демонами. Некроны и альдари работают вместе и закрывают портал. По сути, они повторяют события конечного этапа Войны в небесах. Один из самых мощных диалогов романа как раз этому и посвящён.


Интересная деталь: возможно, для пробуждения Иннеада Иврайн должна собрать не 5 мечей, а все «воплощения» богов пантеона альдари.


Экшен: вынесен во вторую половину романа. Сначала альдари сражаются с некронтир. Потом альдари и некронтир сражаются против демонов. Типичный для 40000 рестлинг.


Прочитано на момент написания заметки: 384/384 страниц.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью
42

Культурные отсылки в Warhammer 40,000: отчуждение от науки и техники

Рассказываем, как отчуждение от технических и научных знаний стало неотъемлемым мотивом при описании далёкого темного будущего

В прошлом выпуске: Как постмодерн сформировал Warhammer 40000.


Отчуждение людей от научно-эмпирических знаний и технологии началось с разделением труда в Неолите и с тех пор только росло. Большая часть людей все равно не участвовала в создании орудий труда, но смутно чувствовало сродство с их создателями. Кузнец хотя и жил поодаль от общины и был на периферии, все равно никогда не оставался один. Технологии были достаточно просты, чтобы при желании разобраться, как они работают. Новый шаг в отчуждении произошел, когда между потребителем и продуктом встала Машина производства.


В мире далекого будущего это противоречие особенно остро. Эпоха раздора опустила большую часть цивилизаций до доиндустриального уровня. Не было глобального луддизма, но были войны, обрушившие миры где в средневековье, где в каменный век. Во многом авторы воспроизводят страх глобальных разрушений ещё времён Холодной войны. Примечательно, что варп-влияние тоже показано как важная причина деградации. Это пережиток конфликта технократии и мистики в культуре 70-х.


Многие нации людей, в том числе Адептус Механикус, были вынуждены открывать самые базовые технологии заново. Независимо от того, остались ли Осколки старого мира в Галактике или нет, большая часть людей стала зависеть от древних машин. Люди в массе не понимали принцип работы технологий, марсиане получили полную монополию на технические знания. Подход из научно-исследовательского становится во многом эмпирическим, чисто инженерным. Это заставило людей отдалиться от машин, построило стену между ними.


Машины и тайные знания в мире Вархаммера часто несут гигантскую опасность. Но виной этому все равно действия человека, и это важная мораль. Кроме действий конкретных людей, виновата и отравленная грехом ноосфера мира. Железные люди опасны не сами по себе, а из-за влияния варпа, как мы видим в "Первом и Единственном" Абнетта. Но в целом именно людское невежество, примитивные суеверия и глубинная тупая природа мешают людям по-настоящему взаимодействовать со знанием и технологиями. Даже там, где нет опасности, монополисты охраняют свои кусочки знаний, часто даже не понимая их суть. Технология и наука жизненно необходимы людям, но достойны ли сами люди их плодов?


В этом контексте сеттинг является, как ни странно, довольно причудливым продолжением бичевания невежества и предрассудков. Восходит это ещё к рационалистам 18 века. Это горькое оплакивание порывов позитивистов, которые оказались неисполнимым. А виной всему и иррациональность поведения людей, и склонность к разрушению. Человечество обречено на медленное скатывание в варварство, как и остальные разумные расы. Лишь только «Варвары» орки надежно защищены от этого отчуждения, так как сцеплены со своими технологиями на генетическом уровне. В этой области они являются диалектической противоположностью Тиранидов, полностью нетехнологической расы.


В мире далекого темного будущего нет места ни луддитам, ни примитивистам. Простая вера сама по себе не помогает бороться со всеми ужасами галактики. Единственное, что сдерживает натиск порождений Хаоса и ксеносов - это загадочные орудия и неутомимая работа техножрецов. Как бы не плохи были варп-оружие, искусственный интеллект, Железные люди, и даже ионные тостеры для хлеба, примирение и сотрудничество с ними является единственным путем выживания человечества. Именно поэтому в последние годы эту линию стали развивать сильнее, введя образ Коула. Но единственный настоящий посредник при заключении этого союза - всё-таки Император, сам величайший учёный и изобретатель. По иронии, он, заперт в Золотом Троне и никто не знает, как его починить.


Создатели Вархаммера еще верили в Силу Науки, так как были свидетелями ее триумфа. За описаниями дикости Империума скрывается отчаяние от понимания того, что техноцентрический путь в светлое будущее будет отвергнут последующими поколениями. Это было трудно представить даже в 80-х, так как была еще жива память о Союзе Машины и Человека. Но времена шли и поколения менялись.


Молодые люди 21-го века уже не помнят непосредственно о радости полета в космос или покорения атома или Антарктиды. Они привыкли к чудесам в кармане, к доступности интернета. Но взгляды, которые раньше поднимались на смех, теперь становятся все более массовыми.


Адепты Плоской земли и глобального потепления, антипрививочники, неолуддиты-экологисты, анархо-примитивисты все чаще пытаются агрессивно отогнать остальное человечество подальше от науки и техники. Но мир - объективная штука, и посеяв соль, не пожнешь пшеницы.

Как и в 18 веке единственными, кто защищает техносферу являются ученые и инженеры. Но между ними и остальным человечеством тоже стоит стена. И в реальном мире и в галактике, объятой войной.


В следующей серии мы расскажем про христианские и другие культурные мотивы Ереси Хоруса.


Над материалом работал Андрей Хочанский. Текст читал Антон Кондаков. Редактор проекта Антон Нерпач Скнарь.

Показать полностью
16

Почему вам стоит сыграть в настолку «Крутагидон». В ней маги устраивают магические бои насмерть в духе «Гарри Поттера»

Обзор колодостроительной игры «Эпичные схватки боевых магов: Крутагидон»

Почему вам стоит сыграть в настолку «Крутагидон». В ней маги устраивают магические бои насмерть в духе «Гарри Поттера» Настольные игры, ККИ, Обзор, Длиннопост

Суть игры: в процессе игры вы собираете себе в руку колоду. На каждой карте написано, сколько Победных Очков она принесёт, после того как игра завершится. Завершится игра после того, как: игроки умрут определённое количество раз (количество игроков х 4) ИЛИ будут побеждены все карты Легенд ИЛИ закончится колода с картами для покупки.


В начале игры каждый получает стартовую колоду, набирает 5 в руку, в свой ход разрывает карты. Каждая карта имеет свой показатель «мощи» (местная валюта), за неё покупаются новые карты (стоимость указана серебряной монеткой). Карты могут хилять, атаковать врагов, защищать от атак. Игроки набирают себе в колоду сильные карты, слабые стараются уничтожить.


Время одной партии: вдвоём — около часа, впятером — около двух-трёх часов. В общем, будьте готовы к долгой игре.


Время на освоение: минут 20-25, если вы находитесь наедине с правилами. Если вас обучают, то влиться в процесс можно за минут 5-10.

Почему вам стоит сыграть в настолку «Крутагидон». В ней маги устраивают магические бои насмерть в духе «Гарри Поттера» Настольные игры, ККИ, Обзор, Длиннопост

Обучаемся игре по видеороликам. Через 5 минут мы закрыли видео, так по книге правил было обучаться комфортнее.


Связь с другими играми серии: действие происходит в той же вселенной, есть карты, которые отсылают к картам из других игр серии.


В вышедших до «Крутагидона» коробках есть планшет колдунов, который можно использовать в этой игре, так как для него есть специальный фамильяр. Список: Сэр Коток, Клоп, Щекотунчик, Плотолюбец.


Нужно ли играть в оригинал: нет. В «Эпичных схватках боевых магов» игроки собирали заклинания из трёх элементов: заводилы, наворота и прихода. Потом по очереди раздавали друг другу плюхи.


Здесь же игроки выкладывают заклинания каждый в свой ход, а некоторые из атак можно отбить. Один раз нам удалось трижды перебросить урон с одного игрока на другого. Ощущается подобное как схватки на палочках из «Гарри Поттера» — не меньше.

Почему вам стоит сыграть в настолку «Крутагидон». В ней маги устраивают магические бои насмерть в духе «Гарри Поттера» Настольные игры, ККИ, Обзор, Длиннопост
Почему вам стоит сыграть в настолку «Крутагидон». В ней маги устраивают магические бои насмерть в духе «Гарри Поттера» Настольные игры, ККИ, Обзор, Длиннопост

Карты выдержаны в духе «Эпичных схваток боевых магов»: трэш, угар и кровища.


На что похоже: «Звёздные Империи», но сразу рассчитанные на 2-5 игроков и без акцента на «постройки».


«Дикинги», но без постройки/прокачки зданий и производства ресурсов.


«Манчкин», так как есть механики «подгадить» сопернику. Например, можно захламить руку соперника «Вялыми палочками». Р’льех и вовсе даёт возможность уничтоженные карты скидывать в руку соперникам.


Реиграбельность: высокая, так как колоды собираются по ходу игры.

Почему вам стоит сыграть в настолку «Крутагидон». В ней маги устраивают магические бои насмерть в духе «Гарри Поттера» Настольные игры, ККИ, Обзор, Длиннопост

Планшет игрока. Сверху лежит его фамильяр, свойство-баф, жетон мёртвого колдуна.


Приятная деталь: в общей стопке карт лежат карты «Беспредела». На них можно «нарваться», когда ты в начале своего хода заполняешь барахолку (магазин) картами для покупки.


«Беспредел» — мини-ивент, который несколько меняет расклад сил в данный момент игры. Например, в одной из игр мы случайным образом заменили свои значки «Дохлого колдуна» и получили новые дебафы. Чаще всего «беспредел» даёт дамаг или изменяет состав карт на руке.


Риск: карты «Шальной магии», которые позволяют вытянуть и использовать верхнюю карту из колоды соперника.


Часть карт «Беспредела» завязана на обмен — сбрасываешь одну из своих (например, самую дорогую или верхнюю карту своей колоды), берёшь взамен верхнюю из общей колоды.


Мой telegram-канал с заметками про массовую культуру

Показать полностью 4
77

Стоит ли читать повесть «Ангрон: Раб Нуцерии», в которой раскрывается суперспособность Ангрона

Обзор повести Иэна Сент-Мартина «Ангрон: Раб Нуцерии»

Стоит ли читать повесть «Ангрон: Раб Нуцерии», в которой раскрывается суперспособность Ангрона Warhammer 40k, Horus Heresy, Примархи, Обзор, Книги, Длиннопост

О чём: XII легион не справляется с захватом планеты Генна за 31 час. Примарх в ярости и приказывает начать децимацию. Капитан 18 роты Магон выступает против, из-за чего у Ангрона начинается приступ. Чтобы успокоить примарха библиарии легиона собираются в Единство.


Лексиканий Тетис прикасается к разуму Ангрона слишком близко и поэтому оба отправляются в кому. Ангрон в воспоминаниях проживает всё свою жизнь, Тетис ощущает эти воспоминания как свои собственные.


Параллельно с этим апотекарий Галан пытается разработать прототип гвоздей, которые можно будет вживить легионерам. Ключ к пониманию технологии он находит у жителей планеты Генна.


Новая информация о примархе: суперсила Ангрона — эмпатия. Каждое совершённое на гладиаторской арене убийство отдаётся болью в сердце примарха. Его сила в человечности и милосердии. Она же и становится причиной, почему он восстаёт против рабовладельцев и получает в наказание за бунт импланты ярости.


Защите раба от наказания посвящена одна из самых драматичных сцен, но будет важным заметить: что угодно могло послужить причиной для вживления Гвоздей. Вряд ли такой защитник людей, как Ангрон, мог бы сохранять покорность до прибытия Императора.


Что нужно держать в уме: Гвозди Мясника — это метафора психологического расстройства, с которым герой может или бороться, или нет. Кхарн способен понять и поддержать Ангрона, но окончательный выбор делает сам Ангрон, когда отказывается от борьбы и встаёт на путь (само)разуршения. За собой он потащит весь легион.


Ангрон горит с каждого провала, пристыживает своих сыновей. Желая получить отцовское одобрение, космодесантники выбирают Гвозди. Несогласные пытаются противостоять деградации легиона, но проигрывают. Ирония ситуации состоит в том, что лишь Кхарну удаётся разделить с Ангроном общую боль. Терапевтического эффекта, что ожидаемо, этот акт саморазрушения не приносит.


Автор: Иэн Сент-Мартин, «новичок» в составе Black Library. За пять лет смог попасть в «большую лигу» и начать писать по «Ереси». Кроме «Раба Нуцерии» я ничего не читал у Иэна.


По стилю «Ангрон» больше всего напоминает работы Аарона Дембски-Боудена. Возможно, это влияние романа АДБ «Предатель».


Место в бэке: Великий крестовый поход, момент, когда Пожиратели Миров получили свои Гвозди Мясника. Хронологическая отметка: до битвы Ангрона и Русса.


На что похоже: по степени проработки героя похоже на «Пертурабо» Гая Хейли. Но первое и главное сравнение: «Предатель».


Кому будет интересно: тем, кто готов принять человечную сторону примархов. Если вам больше нравится экшен, то скорее всего будете скучать.


Сильная сторона: психологизм истории. Иэн понимает причины конфликтов внутри легиона, а поэтому без проблем выстраивает вокруг них повествование. Почти все сцены с участием Ангрона золотые.


Будьте готовы: от сравнения примарха до и после Гвоздей может быть почти физически больно. Деградация личности Ангрона показывается рывками, но этого не становится менее трагичной.


Прочитано на момент написания заметки: 224/224 страниц.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью
35

Культурные отсылки в Warhammer 40,000: постмодерн в Warhammer 40,000

Как постмодерн сформировал Warhammer 40000.

В прошлом выпуске: как история Британии стала повлияла на образ Империума сорокового тысячелетия.


Постмодерн как культурная эпоха начался со второй половины прошлого века. В нем объединяются противоположности, нет Субъекта и "больших нарративов". Он стал во многом архаикой, похожей на японскую, на новом витке истории. Мир позитивизма был уютным, механистическим в хорошем и плохом смысле слова, а главное, познаваемым. Потом теория относительности и квантовая теория поставили под вопрос и однозначность, и познаваемость.


Но от постмодерна мир позитивизма затрещал так, как не трещал даже от квантовой физики. Смысл жизни, в общем-то, добил именно сам позитивизм, который воспринимал жизнь сугубо как естественный процесс. Позже постмодернизм разделался и с рационализмом. На место "абсолютного знания" с его объективностью и иерархичностью приходит эклектика самых разных сосуществующих представлений.


Картины будущего из масс-культуры 80-х радикально отличались от оптимистичных вещей, созданных людьми, пережившими Большую Войну. Джин Родденберри, сам воевавший во Второй Мировой, в сеттинге Звёздного пути изображал надежду на мир, где такое больше не повторится.


Авторы Вархаммера не застали войны и даже ее последствий. Религия для них тоже была скорее атрибутом родного провинциального быта. Но именно эти вещи были для них противоположностью "светлого будущего", которым грезили их культурные предшественники.


Эти вещи стали основой мира гримдарка, где нужно "забыть обещания прогресса и понимания".

Гротескный и изначально во многом сатирический мир, который они нарисовали, был футуристическим шаржем на Средневековье. Конечно же, как сказано в предыдущем выпуске, не реальное, а то, каким его видели в эпоху Просвещения. Всесильная Церковь с Императором непонятной степени живости, костры Инквизиции. Вдобавок вечная война, на которой гибнут миллиарды и триллионы. Невежество и утеря технологий, иррациональный страх перед чужим и новым. Параллельно ещё и такие знакомые бытовые ужасы трущоб, преступности, некомпетентных политиков, трескучей официальной риторики.


В лучших традициях интертекстуальности в новый сеттинг натаскали мотивов и из фантастики, и из фэнтези. Изначально он и был "фэнтези в космосе", боковым ответвлением фэнтезийной франшизы. Вдобавок украсили картину мотивами и из истории, культуры, религии. Однако с ходом времени стала просматриваться и обратная тенденция. Из кучи разномастного хлама вырос "большой нарратив".


Причем активный рост с введением Ереси как отдельной линейки начался уже с середины нулевых. В эти годы культурная эпоха его отцов-основателей все-таки ушла в прошлое. В сеттинге появилась и красота, и серьезность. Ересь, где Империум ещё проактивный и по-настоящему имперский, понравилась многим фанатам даже больше сороковника.

Постмодерн отчасти аннигилирует сам себя, но разве это не по-постмодернистски? Эпоха метамодерна даёт нам сочетать черты и современного постмодерна, и более старых версий культуры.


Есть популярная метафора для возникновения жизни - над свалкой пронесся ураган и случайно собрал самолёт. Ещё одна иллюстрация случайности - толпа обезьян за пишущими машинками печатает "Войну и мир". Иногда вопреки энтропии из мешанины всего подряд получаются очень интересные вещи.


Первые авторы Вархаммера, за исключением Анселла, были людьми без особо сложного образования из гик-среды. Они не планировали это как долгоиграющий продукт. Это была просто "сайфай-космооперная" версия фэнтезийного Вархаммера, чтобы привлечь больше покупателей. Сюда, как в котелок с ирландским рагу у Джерома, собрали мотивов и тем с миру по нитке. В Вархаммере появились "космические" версии эльфов, гномов, рыцарей, Дюна, мультивселенная Муркока, христианские мотивы, цитаты из мифов и литературной классики.

По всем правилам, такой мегаэклектичный сеттинг должен был очень быстро рухнуть под собственным весом и банально расползтись от нарастающей энтропии.


Тем не менее, связность внутри Вархаммера в целом только росла с его укрупнением и усложнением, тогда как комиксовые вселенные быстро превращались в перегруженные машины с перепутанными сюжетными линиями. Инвертированные сатирические образы приобрели более "прямое" эпическое значение.


Фигура Императора была в начале гротескным образом "лидера прошлого, от лица которого правят чиновники". В линии Ереси Император стал чуть ли не самым ярким большим игроком мира. Схематичные образы примархов, которые были просто имперскими командирами, получили историю и характеризацию. Авторы постоянно заполняли пробелы и достраивали недостающие связи, из этого родилась Ересь как сюжетная линия.


Огромным риском для мира Вархаммера была не только дискретность бэка. В перспективе могло помешать фактическое отсутствие жёсткой "генеральной линии" для множества авторов в течение долгого времени. Причем коллектив авторов тоже был крайне неровным. Там есть эрудированные и умелые Макнилл, Фехервари, Дембски-Боуден, а есть безымянные сессионные "афролитераторы".


Уже к нулевым "коллективный разум" выстроил из очень смешанного материала основу. Дальнейшее развитие довольно четко ложилось в этот вектор, несмотря на периодические ретконы и эксперименты, например, полную замену мотивации и образа некронов.


Сейчас, правда, сюжетная логика вошла в клинч с логикой рынка, и сеттинг постепенно начинает расшатываться. Линия Темного Империума - это "ребут без ребута", логика развития которой диктуется в первую очередь рынком. Нужно было с одной стороны добавить нового, но не менять по-крупному, чтобы не оттолкнуть фанбазу. В нынешней линейке Индомитус соперниками империи Гиллимана делают некронов, чтобы обновить модельный ряд. При этом на роль основных врагов некроны подходят так себе, потому что их заботы куда больше связаны с угрозой тиранидов.


При этом, как и в нашей Вселенной, второй закон термодинамики не работает в макро-масштабе. Именно из-за размытости и дискретности бэка сюжетную энтропию легче регулировать. Много мостиков-ассоциаций связывают сеттинг с большой культурой. Любой миф, любой культурный мотив можно использовать для развития сюжета. Авторы специально оставляют неоднозначные мотивы и факты как сюжетные крючки, чтобы при случае сменить акценты или даже повернуть линию в другую сторону.


В следующей серии мы расскажем про то, как изображено в сеттинге растущее отчуждение людей от науки и технологии.


Над материалом работали Анастасия Борисова и Андрей Хочанский. Текст читал Антон Кондаков. Редактор проекта Антон "Нерпач" Скнарь.

Показать полностью
26

Культурные отсылки в Warhammer 40,000: Британия в Warhammer 40,000

Как история Британии стала основой для Империума сорокового тысячелетия.

Любое искусство и любой медийный продукт - это всегда порождения своего времени, места и менталитета создателей. В прошлом выпуске мы рассказали, как деградация научно-технической сферы повлияла на сеттинг. Сейчас мы остановимся на важных явлениях, сформировавших многие моменты бэка Вархаммера. Это история Британии как островного государства, ставшего протестантским,а ещё постмодерн, сильно повлиявший на массовую культуру. Однако о нём мы расскажем в другой раз.


У Империума в Вархаммере многочисленные отсылки к римской и византийской культуре и эстетике. Однако сразу бросается в глаза отсутствие именно имперского мышления. Империя как таковая уверена в своей силе и расширяет сферу влияния. Империум как концепт создан в виде "осажденного островка в огромном враждебном мире". Это впечатление очень сильно даже в последние годы, когда активно разрабатывается по-настоящему имперская тема Великого Похода. Это Британия, причем даже не "та, над которой не заходит солнце". Перед нами современная Британия, растерявшая изрядную часть колоний и терзаемая внутренними противоречиями.


Отношения Империума и ксеносов очень похожи на непростые отношения Британии с соседями. Это не Римская империя, присоединяющая провинцию за провинцией. Рим заимствовал полезные вещи вроде кольчуги и штанов, культурные явления. Британцы не привыкли ждать доброго из-за моря. Оттуда к ним являлись то викинги, то их "офранцузившиеся" потомки. В 18-19 веках появились предметы колониального быта, но к эпохе создания Вархаммера их поток уже иссяк. Внутри Британии на формирования сеттинга повлияли те же столкновения с валлийцами и гэлами, которых англичане воспринимали как ксеносов. Кроме того, британцы до сих пор не особо склонны учить иностранные языки.


Эльдары имеют кельтские черты. Причем это даже не реальные кельты, а их полуфэнтезийный образ от неоромантиков 70-х годов прошлого века. Особенно это заметно у экзодитов с их псевдодруидическими мотивами. Тау с кастовым строем получили черты Индии, самой крупной британской колонии. Есть в них и черты Америки, с которой Британию связывают непростые отношения преемственности и соперничества.


Очень много британского и протестантского в изображении Экклезиархии. Если Механикус ещё более-менее сойдут за Римскую церковь с Папой-Фабрикатором, то Экклезиархия производит очень странное впечатление. С одной стороны, она вроде смоделирована по образцу "встроенной в госструктуру" Византийской церкви. Но много в ней и англиканских мотивов с правителем-главой Церкви и изображением Бога в основном в виде Царя.


Ордо Еретикус получил предысторию "борьбы с коррумпированным иерархом Вандиром". При вся тема охоты на ведьм и паранойи все равно с религиозной, сугубо протестантской окраской. Большая часть ведовскИх процессов и казней еретиков - это все-таки протестантские государства. Британцы ассоциируют это с эпохой Реформации, но самую активную охоту на ведьм вели пуритане в 17 веке. Фигура Себастьяна Тора близка образам протестантских лидеров Мартина Лютера, Жана Кальвина, Джона Нокса.


Сам визуальный образ инквизитора в широкополой шляпе восходит как раз к пуританским охотникам на ведьм и костюму 17 века. В сороковник он попал уже как часть традиции, восходящей к Соломону Кейну Роберта Ирвина Говарда и Ван Хельсингу Брэма Стокера. Хотя у ирландца Стокера Ван Хельсинг и католик, но родом из протестантской Голландии и в более поздних адаптациях его изображают одетым по протестантской моде.


Религиозная эстетика с преувеличенной строгостью и мрачностью, самобичеванием, гротескной аскезой похожа не на католицизм или православие. Так выглядели протестантские государства и города вроде Женевы при Кальвине с запретами на увеселения.


Гротескное изображение монашества и превращение орденов космодесанта в монахов идёт не только от аскезы. Так уже в Новое время стали изображать средневековые монастыри. Тогда и создавались, и воспроизводились многочисленные стереотипы о средневековье и "папистах", то есть католиках. Исторические монашеские воинские братства составляли меньшую часть среди рыцарских орденов.


Гримдарк футуристического псевдосредневековья тоже вырос из двух британских культурных стереотипов. В викторианской эстетике под влиянием Вальтера Скотта и других романтиков сложился образ "старых добрых Средних веков". Он был отчасти противовесом описанного выше представления из Эпохи Просвещения. Это идеализированные блистательные рыцари и прекрасные дамы, воспевание красоты и добродетели прошлого. Потом это перешло в жанр фэнтези, через Толкина сформировало "высокое фэнтези".


В ответ на этот стереотип уже во второй половине 20 века возник образ "навозных веков." Это мрачный, грязный мир жестоких феодалов, немытых грубых крестьян, преступников и жертв произвола. Часто это жестокая сатира на рыцарственную Британию короля Артура и Робина Гуда. В самой Британии новый стереотип был создан творческой группой "Монти Пайтон", а образцом стал их фильм "Монти Пайтон и Священный Грааль" 1975 года. Вархаммер взял много и из образов этого фильма, и из деконструкции "питонами" околобиблейских историй, фильма "Житие Брайана" 1979 года.


Сам Вархаммер возник в 1980-е годы. Мир успел как минимум трижды за полтора века переболеть и футуризмом, и откатом в сторону архаики. Последний на тот момент подъем рационализма, технократии и одновременно мечты о будущем случился с началом космической эры. Запал продержался недолго. Уже в 1970-х вектор интереса сместился в сторону прошлого, фольклора, мифов. Параллельно идут кризис религиозности и рост фундаментализма. В области экономики и технологии прикладные технические разработки для улучшения быта не могут предотвратить экономический кризис. Этот кризис и отразился в атмосфере "старого гримдарка первых редакций, а многие черты остались в сеттинге до сих пор.


В следующей серии мы расскажем, как постмодерн повлиял на формирование сеттинга.


Над материалом работали Анастасия Борисова и Андрей Хочанский. Текст читал Антон Кондаков. Редактор проекта Антон "Нерпач" Скнарь.

Показать полностью
5

Почему вам стоит сыграть в настолку «Замес: война без конечностей», в которой акульи торнадо сражаются против драконов из Эллады

Обзор самостоятельного дополнения «Замес: война без конечностей»

Почему вам стоит сыграть в настолку «Замес: война без конечностей», в которой акульи торнадо сражаются против драконов из Эллады Обзор, Настольные игры, ККИ, Трэш, Трэш полька, Длиннопост

Суть игры: вы выбираете две фракции из доступных (ниндзя, пираты, динозавры и т.д.), замешиваете их в одну колоду. Перед вами выложены базы, которые нужно уничтожить. Все игроки выставляют своих приспешников на базы и играют карты действий (магии в широком смысле). По умолчанию в ход можно сыграть 1 приспешника и 1 действие, но на деле возможны нюансы.


Когда сумма сил всех атакующих бойцов станет больше силы базы, то база с приспешниками уходит в сброс. Игроки получают победные очки в зависимости от того, какое количество урона нанесли. Побеждает игрок, набравший 15 победных очков.


Время на освоение: если не знаете правил — минут 15-20. Если кто-то знает, то минут 5.


Время одной партии: вдвоем — 30-40 минут, вчетвером — чуть больше часа.


На что похоже: «Манчкин», но вместо монстров базы и нет лутинга. В принципе любая ККИ с предзаданными колодами.


Реиграбельность: у каждой фракции есть своя фишка. В колоде у игрока две фракции, а поэтому синергия между картами каждый раз будет несколько отличаться.

Почему вам стоит сыграть в настолку «Замес: война без конечностей», в которой акульи торнадо сражаются против драконов из Эллады Обзор, Настольные игры, ККИ, Трэш, Трэш полька, Длиннопост

Так примерно будет выглядеть ваша партия при игре вдвоём.


Оригинальная игра: 8 колод фракций в огромной коробке. Этого хватит, чтобы играть вчетвером. Коробка почти пуста, но в этом и суть: дополнений с колодами много, так что все колоды должны влезть в «стартовый бокс».


Состав аддона: в коробке «Замес: война без конечностей» лежат 5 колод фракций, правила для аддона и фишки победных очков, которые можно использовать как очки силы.

Фракции:


Драконы. Завязаны на взаимодействие с базами. Могут дать дебаф на все карты противника, или дать баф всем твоим картам. Могут уменьшить количество победных очков у врагов на 1 или 2: вместо четырех два, вместо двух — ноль. Дают возможность накинуть ещё приспешников на базу при захвате.


Акулы. Колода, предназначенная для того, чтобы «бить в лицо» — уничтожать приспешников врага. После убийств акулы получают бафы и добавочных приспешников. Когда акулы перемещаются с базы на базу могут убивать приспешников врага. Есть карты бафов, работающих на базы.

Почему вам стоит сыграть в настолку «Замес: война без конечностей», в которой акульи торнадо сражаются против драконов из Эллады Обзор, Настольные игры, ККИ, Трэш, Трэш полька, Длиннопост

Акулы крутые.


Супергерои. Завязаны на приспешниках и их бафах: благовоспитанные граждане с силой 2 в начале твоего хода могут стать один из четырёх супергероев из колоды с силой 5. Карты действия достают приспешников из сброса-могилы или бафают тех, кто уже выложен на базу.


Торнадо. Карты-приспешники могут перелетать с одной базы на другую. Карты действия могут перебрасывать приспешников по одному или толпой с одной базы на другую. Хорошо стакаются с акулами, которые при перемещении с базы на базу дают люлей приспешникам противника.


Древние греки. Приспешники увеличивают силу, когда их боги картами действия творят магию. Разница только в том, до какого момента держится баф — всегда или только до конца хода + на кого он распространяется — на одного приспешника или на всех, кто находится на базе. Не завязаны на взаимодействие с базами.

Почему вам стоит сыграть в настолку «Замес: война без конечностей», в которой акульи торнадо сражаются против драконов из Эллады Обзор, Настольные игры, ККИ, Трэш, Трэш полька, Длиннопост

Описания фракций в правилах игры.


Локализация названия: в оригинале аддон называется It’s Your Fault, на русском решили использовать мем про «Войну бесконечности». Супергерои внутри есть, так что выбор обоснован. Оригинальное же название безликое.


Отдельная приятность: «Война без конечностей» — единственный аддон, в котором 5 колод фракций, а не 4. И это сразу увеличивает количество комбинаций с шести до десяти. Для игры вдвоём на первое время — очень хорошо.


Мой telegram-канал с заметками про массовую культуру

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!