sssr24

sssr24

пикабушник
24.04.1971 г.
пол: мужской
поставил 3827 плюсов и 42 минуса
отредактировал 3 поста
проголосовал за 9 редактирований
274К рейтинг 748 подписчиков 5378 комментариев 600 постов 459 в "горячем"
399

Звание: Гражданин

Киев стал одной из первых целей немецких бомбардировщиков 22 июня. «Киев бомбили, нам объявили, что началася война»… Киев стал местом и одного из крупнейших поражений РККА 1941 года: Юго-Западный фронт, оборонявший город, был разгромлен. Командующий фронтом генерал-полковник М.П.Кирпонос и начальник штаба фронта генерал-майор В.И.Тупиков погибли в бою 20 сентября вместе со многими другими офицерами управления фронта. Днём позже в бою погиб и начальник Особого отдела фронта комиссар госбезопасности 3-го ранга А.Н.Михеев. Всего же безвозвратные потери РККА в Киевской оборонительной операции составили 627,8 тыс. человек.

Звание: Гражданин Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг, Длиннопост

В мать городов русских немцы вошли 19 сентября. Именно в этот день судьба пересекла путь Кости Кравчука с группой раненых красноармейцев, которые, не строя иллюзий по поводу своего будущего, передали ему на сохранение два боевых знамени.


Костя поначалу просто прикопал свёрток со знамёнами в саду, но обстановка в захваченном Киеве не была спокойной, да и ожидать скорого возвращения своих оснований не было. Немцы наводили новый порядок жёстко: киевские евреи почти сразу организованно переместились в Бабий Яр, через город тянулись колонны пленных, за которыми оставались трупы безжалостно застреленных конвоирами обессилевших красноармейцев. Костя решил спрятать знамёна понадёжней — и подальше от своего дома: он упаковал знамёна в холщовый мешок, тщательно осмолил его и спрятал в заброшенном колодце.


Убитые военнопленные на киевской улице. Фотограф 637-й пропагандистской роты 6-й армии Вермахта Йоханнес Хэле сделал этот снимок 1 октября 1941 года.

Звание: Гражданин Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг, Длиннопост

Хранить тайну — даже от матери — было, наверное, очень непросто. Особенно если учесть, что Костя рано остался без отца: он умер ещё до войны. Однако вплоть до освобождения Киева о знамёнах не узнал никто.


Костя периодически ходил к колодцу и проверял, на месте ли его клад. Однажды, уже в 1943 году, ему не повезло: он попал в облаву и был скоропостижно упакован в поезд, вывозивший украинскую молодёжь в Германию. С поезда ему повезло сбежать, но до родной Оболонской улицы он добрался уже после того, как Киев был освобождён Красной Армией. А потом, после радостной встречи с матерью, отнёс знамёна 968 и 970 стрелковых полков в военную комендатуру.


Надо полагать, некоторое время ушло на проверку обстоятельств: не каждый день на стол коменданта ложится свёрток с боевыми реликвиями. Но 23 мая 1944 года на Костю были составлены наградные документы: за спасение Боевого Знамени в Советском Союзе полагалось награждение орденом. 31 мая о Косте Кравчуке доложили Сталину, а уже 1 июня был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Константина Кононовича Кравчука, 1931 года рождения, орденом Красного Знамени.


Наградной лист на К.К.Кравчука и копия докладной записки Сталину.

Звание: Гражданин Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг, Длиннопост
Звание: Гражданин Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг, Длиннопост
Звание: Гражданин Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг, Длиннопост

О послевоенной судьбе К.К.Кравчука сведения скупы. Известно лишь, что он продолжил учёбу в Харьковском суворовском военном училище (созданное в 1943, в 1947 году было переведено в Киев), жил и работал в Киеве, на «Арсенале». Работал, очевидно, достойно: писали, что в 1970-х его грудь украсил второй орден Красного Знамени, на сей раз Трудового.


Костя Кравчук — самый юный кавалер ордена Красного Знамени в Советском Союзе.

Звание: Гражданин Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг, Длиннопост

PS: Советский школьник, украинец Костя Кравчук, хотя и был к началу оккупации Киева десяти лет от роду, явно понимал ценность вверенных ему знамён гораздо лучше современных (и, полагаю, существенно более взрослых) составителей Википедии, которые в посвящённой ему статье нелепо написали, что он «спас красноармейские знамёна, которые были очень важны», исказив к тому же его отчество.


Нет, не просто важны они были. Боевое Знамя части, что хорошо известно каждому отслужившему в армии, «является символом воинской чести, доблести и славы», и необходимость самоотверженно и мужественно защищать и оборонять главную реликвию любой войсковой части — Боевое Знамя, не допустить захвата его противником — прямо записана во всех Уставах, включая и ныне действующий. Утрата БЗЧ, как правило, приводила к расформированию части и разжалованию её командования; сохранение же Знамени, даже если погибал почти весь личный состав, было необходимым условием восстановления части. Судьба даже заслуженных гвардейских частей, утративших знамёна в тяжелейших боях (даже при том, что знамёна не были захвачены врагом; чаще всего они уничтожались или прятались погибавшей знамённой группой), решалась Ставкой ВГК индивидуально.


Да, Костя Кравчук не убивал врагов и не доставлял своим особо важные разведданные. Его подвиг был тихим и, как многим кажется, незаметным, негероическим. Но это был самый настоящий подвиг: достойный сын своей Родины уберёг её святыни от поругания врагом. А ведь всего-то и нужно было: не пройти мимо раненого красноармейца. И нестандартная запись в наградном листе в поле «Звание» — яркое отражение этого подвига. Подвига быть гражданином не «этой», не «той»; своей страны, страны нашей.


Всегда есть что-то святое, до чего не могут, не должны дотрагиваться руки врага. Так было; так есть; так должно быть.


Автор: Redakteur


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1649/

Показать полностью 6
106

«Война, беда, мечта и юность…»Надежда Попова и Семен Харламов: два Героя в одной семье

Зачем мы вспоминаем такие истории? В нашем мире, стремительно теряющем духовность, память о том, какими были те, кто ковал Победу, как они бесстрашно воевали, как искренне любили, помогает сохранить уважение к своей истории, да просто - сохранить себя.

«Война, беда, мечта и юность…»Надежда Попова и Семен Харламов: два Героя в одной семье Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Длиннопост

Всего однажды мне довелось увидеть их вместе. С Героем Советского Союза Надеждой Васильевной Поповой мы возвращались из Пскова со слета юных историков. Кружила февральская метель. Когда наш поезд подошел к московскому вокзалу, из снежной круговерти показался генерал с букетом красных роз. Надежду Васильевну встречал ее муж Герой Советского Союза Семен Ильич Харламов. А историю их необычайной встречи на войне я узнала много позже.


***


Тот день, 2 августа 1942 года, вместил столько событий, что Надежда Попова запомнила его до мельчайших подробностей. На рассвете на своем У-2 Надежда вылетела на воздушную разведку. Летчица уже повернула машину к аэродрому, когда пулеметные очереди достали их тихоходный У-2. Последними усилиями она смогла посадить самолет в степи. С штурманом они чуть успели отбежать в сторону, и самолет взорвался. Теперь они брели по степи, надеясь на попутную машину. Вдруг впереди различили дорогу, по которой ехали грузовики, шли пехотинцы.


- Мы добрались до дороги и примостились в кузове грузовой машины. Бойцы тут же поделились с нами пайком, - вспоминала Надежда Васильевна Попова.


В этих же местах несколько дней назад летчик-истребитель Семен Харламов, вылетев на боевое задание, в воздушном бою сбил немецкий самолет. Но и его сбили. Кровь заливала лицо. Раненый летчик смог посадить изрешеченный самолет. В медсанбате хирург осмотрел его: осколок пробил скулу, надорван нос, осколки осыпали тело. После операции Семена Харламова вместе с другими ранеными направили в госпиталь. Он ехал на санитарной машине по той же степной дороге, на которую случайно набрели Надя Попова со своим штурманом.


- Мы часто останавливались, - рассказывала Надежда Васильевна. – И я увидела проходившую между машинами медсестру. Спросила ее – нет ли здесь какого-нибудь из летчиков - нам же надо было разобраться в обстановке. Сестра ответила: «Есть один, раненый. Пойдем со мной!».


Марлевые повязки закрывали всю его голову и лицо. Из-под бинтов видны были только глаза и губы - таким я впервые увидела Семена Харламова. Конечно, жалко его стало.


Я села рядом. Завязался разговор. Семен спросил: «На каком самолете вы летаете?» «А вы угадайте!» Он перечислил все виды военных самолетов. А я посмеивалась: «Не угадали!» Когда сказала, что летаем на У-2, он удивился: «Да это же учебный самолет. Как же на нем можно воевать?» Я рассказала ему, что на У-2 в нашем полку летают женские экипажи. По ночам мы бомбим вражеские объекты.


Это было тяжелое время войны. Наши войска отступали. Вдоль дороги – разбитые танки, орудия. Пехота шла в облаках пыли.


- Между нами будто протянулась какая-то нежная, волшебная нить, - рассказывала Надежда Васильевна. – Но почему-то мы не решились перейти на «ты». Вспоминаю и сама удивляюсь. Была тревожная обстановка. А мы с Семеном стали читать друг другу стихи. Оказалось, что и вкусы у нас совпадают. Мы ехали вместе несколько дней. И я, чтобы помочь Семену переносить тяжелые перевязки, стала напевать ему свои любимые песни, романсы. В Донецке был замечательный Дворец культуры. Я занималась в вокальной студии. Выступала на сцене. Слушая мои песни, Семен только повторял: «Спойте еще…»


«Как это было! Как совпало – война, беда, мечта и юность!» - написал поэт-фронтовик Давид Самойлов, – это про нас.


На войне так много смертельного страха и тяжелой, опасной работы, что можно потерять в себе человеческое, а тут двое, еще накануне чудом избежавшие смерти, читают друг другу стихи. И никто из них не мог знать – сколько им осталось жить.


- Казалось, что мы уже давно знаем друг друга, - вспоминала Надежда Васильевна. – Говорили и не могли наговориться. Но надо было прощаться. Я смогла сообщить в штаб полка, где мы находимся. За нами прислали самолет. Семена везли дальше в госпиталь, адреса которого он не знал. У меня душа разрывалась – так было жаль уходить от него. Мы расстались на степной дороге без всякой надежды на встречу.


Надежде Поповой исполнилось 20, но она была уже опытным летчиком. В Донецке прошла обучение в аэроклубе, успешно окончила Херсонскую летную школу. Вернувшись в Донецк, поступила в Донецкое военное авиационное училище. Когда началась война, вместе с училищем ее эвакуировали в Самаркандскую область. Здесь, как инструктор, она стала обучать летчиков-курсантов. Осенью 1941 года Надежда узнала, что знаменитая летчица Герой Советского Союза М.М. Раскова набирает в Москве девушек в военную авиацию. Попова пишет один рапорт за другим. Направляет письмо М.М. Расковой с просьбой зачислить ее в женскую летную часть.


Октябрь 1941 года. Немецкие генералы уже через подзорные трубы рассматривают Москву, паника на московских вокзалах, а в здании ЦК ВЛКСМ Марина Раскова беседует с каждой девушкой, принявшей решение вступить в военную авиационную часть. Их были сотни, юных добровольцев – студентки и сотрудники вузов, работницы заводов. В здании образовались очереди. Комиссия, которую возглавляла Марина Раскова, отбирала, прежде всего, инструкторов и курсантов аэроклубов. Но принимали и тех, кто по уровню знаний мог в сжатые сроки освоить летные специальности. Среди них были и те, чьи имена войдут потом в историю Великой Отечественной. Евгения Руднева и Руфина Гашева – студентки мехмата МГУ, Марина Чечнева, инструктор Центрального аэроклуба, Наталья Меклин, студентка МАИ, Мария Смирнова, педагог…


Юные прекрасные, отважные девушки. В те трагические дни самоотверженность казалась им естественным делом. Общая для всех судьба страны - стала для них важнее собственной жизни.


Со своими однополчанами Надежда Попова встретилась уже в Энгельсе, где началась подготовка к боевой работе. Ее зачислили в женский ночной бомбардировочный полк. Обучение, которое до войны проходило за три года, девушкам предстояло освоить всего за полгода. Занимались по 12 часов. А порой и более.


Чтобы представить всю степень риска, с которым были связаны полеты на машинах, не зря названными «небесными тихоходами», скажем о том, что представлял собой У-2. Это был самолет деревянной конструкции, с перкалевой обшивкой, открытыми кабинами. На нем не было радиосвязи. Мощность мотора 100-120 километров в час. Проходя обучение, девушки заранее знали, что вылетать на боевые задания им придется по ночам. Потому что днем их самолет станет легкой добычей для немецких летчиков.


В мае 1942 года женский бомбардировочный полк вылетел на фронт.


- Наши полеты были не только опасными, но и трудными, - говорила Надежда Васильевна. – На У-2 не было приборов, которые помогали бы нам ночью различать объекты на земле. Мы должны были сами разглядеть сверху цель, на которую надо сбросить бомбы. А для этого приходилось максимально снижаться. В это время, заметив нас, немецкие зенитчики тут же включали прожектора и открывали огонь. Приходилось сжать себя в комок, чтобы точно сбросить бомбы, а еще хуже - не свернуть в сторону. Мы бомбили переправы, военные склады, немецкие эшелоны. Вернувшись на аэродром, ждали, когда подвесят бомбы, заправят горючее, - и снова в небо. Совершали по 5-6 вылетов за ночь.


Этот авиационный полк стал единственным, в котором воевали только женщины. Из девушек-добровольцев вышли и техники, которые обслуживали самолеты, нередко всего за день восстанавливающие пробитый осколками корпус.


Даже этих тихоходных самолетов тогда не хватало, надо было беречь каждый. И девочки-вооруженцы, надрываясь от непосильной ноши, подвешивали бомбы. Каждый вылет – как последний.


И вот в этой круговерти боев в жизни Нади Поповой происходит событие, которое иначе как чудом не назовешь.


- Наши самолеты стояли в станице Ассиновской: днем мы укрывали свои машины под кронами деревьев, - рассказывала она, –а вечером выводили самолеты на небольшую площадку и взлетали. Запаса горючего нам хватало только, чтобы долететь до фронтового аэродрома, где приземлялись истребители. Там мы снова заправлялись, нам подвешивали бомбы, и мы улетали на задания. В тот день я уже сидела в кабине самолета, ждала команды – на взлет. Вдруг ко мне подбегает техник: «Надя! Тебя тут кто-то спрашивает». Подходит к самолету летчик. «Здравствуйте, Надя! Я – Семен Харламов. Помните меня?» Тут я впервые увидела его лицо. Ведь когда мы ехали по степной дороге, оно было в бинтах. Семен узнал, что по ночам на их аэродроме приземляются женские экипажи, и у него появилась надежда найти меня. От радости, что мы встретились, я чмокнула его в щеку, достала из кабины яблоко и протянула ему. И тут мне сигнал – вылетать на задание. Семен так разволновался, что ушел в сторону от аэродрома. Потом он мне об этом рассказывал. На другой вечер я прилетела на этот аэродром радостная. Думаю, сейчас увижу Семена. Но его не было. Летчики рассказали мне, что днем его подбили в воздушном бою. Он снова ранен, его увезли в госпиталь.


Она и сама не могла надеяться остаться в живых... Слишком часто в небе казалось – улетают последние мгновения жизни. Однажды она получила задание – доставить боеприпасы и продукты морским пехотинцам, которые десантировались в район Новороссийска.


- Веду самолет, - рассказывала Надежда Васильевна. – С одной стороны – гористый берег, с другой штормовое море. Подо мной прошла огненная полоса фронта. Черные коробки разрушенных городских кварталов. Мне надо снизиться над руинами так, чтобы разглядеть условный сигнал, который подадут моряки: они захватили плацдарм и отбивали вражеские атаки. Мне пришлось вести самолет так низко, что чуть заводские трубы не задевала. И вдруг вижу – мелькает свет фонаря. Это моряки. Сбрасываю контейнеры.


Тут меня обнаруживают немецкие зенитчики. Ураганный огонь. Осколки ударили по крылу самолета. У меня одна мысль – если погибнуть, то в море.


Больше всего мы боялись попасть в плен к врагу. Я поворачиваю машину, чтобы лететь над штормовыми волнами. Мне казалось, что сейчас зачахнет мотор. И самолет врежется в море. Но каким-то чудом мотор тянул. И мы летели к своему аэродрому. Когда приземлились и вышли из кабины, то самой не верилось – неужели все позади, и мы остались живы? Техники осмотрели самолет – на нем оказалось сорок две пробоины. Самолет залатали, и мы снова вылетели на боевое задание.


И опять судьба делает неожиданный вираж. Надю отправляют в командировку в Баку. Она идет в гостиницу, навстречу – пятеро летчиков. И среди них – Семен Харламов… «Здравствуйте, Надя!» Как потом она узнала, в их полку были большие потери. Началось новое формирование полка.


- Вечером Семен пригласил меня на танцы, - рассказывала Надежда Васильевна. – Мы пришли в зал. Вокруг девушки в красивых платьях, в туфельках на каблучках. Я стою среди них в сапогах. Играет оркестр, смех, улыбки. А у меня – ком в горле. Разве могла я забыть, что в эти самые минуты мои подруги – красивые, молодые, поднимают самолеты в воздух, чтобы лететь к фронту. Невесело мне было на этом танцевальном вечере. Меня пригласили на вальс. Прошли один круг. Я сказала: «Что-то не танцуется»… Мы с Семеном вышли из клуба. Он говорит мне: «Разрешите вам что-нибудь подарить?» Снимает с себя белый шелковый шарфик – их выдавали летчикам-истребителям. И еще дает мне платочек с вышивкой, который достался ему по жребию из шефской посылки. «Возьмите на память». В тот вечер мы с Семеном договорились писать друг другу...


Эта неожиданная встреча принесла им столько радости! Нежное чувство согревало обоих. Но вместо счастливых свиданий их ждало небо войны.


А потому Надежда Васильевна больше всего рассказывает о своих подругах, с которыми вместе вылетала на боевые задания.


- Я вспоминаю их лица. Мне казалось, они словно светились изнутри. Каждая была яркой личностью. Когда-то, еще в аэроклубах, нас позвала в небо романтика. Но даже на войне, несмотря на все ужасы, мои подруги смогли сохранить высокий настрой души. Мы любили читать стихи, пели песни. И это после опасных, изнуряющих полетов, когда под утро казалось, что нет сил вылезти из кабины. Но молодость брала свое. Особенно если выдавались дни без полетов. Мы стали даже выпускать свой рукописный журнал. В нем были наши рассказы, рисунки, карикатуры. Но больше всего было стихов. Кому-то наши стихи сейчас могли бы показаться слишком пафосными. Но мы знали – они были искренними. Наташа Меклин, ставшая Героем Советского Союза, написала строки, которые нам очень нравились: «Мы завоюем радость, солнце, свет!» Стихи помогали нам выходить из тех потрясений, которые мы переживали каждый день в бою.


В огненном небе Наде пришлось увидеть самое страшное: на ее глазах погибали подруги – они заживо горели в деревянных самолетах.


- Не забуду трагическую ночь 1-го августа 1943 года. Я заходила на бомбежку, снизившись над землей. Сбросив бомбы над целью, ушла в сторону. И вдруг немецкие прожекторы стали схватывать один за другим наши самолеты. Их расстреливали в упор. Горящими факелами они неслись к земле. Сердце разрывалось, но помочь подругам мы не могли. В эту ночь погибли четыре наших экипажа. В вещевых мешках остались дневники, неотправленные письма погибших девушек… В апреле 1944 года в боях под Керчью сгорела в самолете Женя Руднева, штурман полка. Она была необычайно одаренная, добрая, отважная. Мечтала стать астрономом. Наши вооруженцы потом писали на бомбах: «За Женю». В каждом полете – смерть была рядом. Помню, в Польше мы уже возвращались на аэродром. Вдруг в мгновение – над моим самолетом промелькнул огненный шар. И в ту же секунду загорелся самолет, на котором летели Таня Макарова и Вера Белик. Пехотинцы потом рассказали нам – они слышали, как кричали девушки в горящем самолете. Их останки опознали только по орденам. Холмики над могилами наших девчат остались на всем пути полка. А где-то и холмиков нет, жива только наша память о погибших.


В дни войны Надежда Попова совершила 852 боевых вылета.


Среди страданий и тягот войны в судьбе Нади Поповой произошло и радостное событие.


- Это было в феврале 1945 года. Я вернулась из полета. Подруги бегут ко мне с газетой. В ней Указ – мне присвоено звание Героя Советского Союза. Я читаю строки Указа, и вдруг вижу – в нем фамилия и Семена Харламова. Ему тоже присвоено звание Героя Советского Союза. Это же надо – мы в одном Указе. Я написала Семену: «Поздравляю Вас! Желаю дожить до Победы!»


Еще в 1943 году за боевые успехи женская авиачасть получила наименование – 46-й гвардейский Таманский ночной бомбардировочный полк. За годы войны совсем юные летчицы совершили 23 672 боевых вылета. Полк участвовал в боевых операциях на Северном Кавказе, Кубани, Тамани, в Крыму, Белоруссии, Польше, Германии.


23 летчицы получили звание Героя Советского Союза.


Надя и Семен встретились после Победы.


- Семен на машине появился в нашей части. Мы поехали в Берлин. Подошли к рейхстагу, на котором наши бойцы писали свои фамилии. Мы тоже нашли обломок кирпича и начертали: «Надя Попова из Донбасса. Семен Харламов. Саратов».


Потом приехали в парк. Семен сорвал ветку сирени и подарил мне. Непривычная тишина кружила голову. И вдруг Семен сказал: «Надя, давайте будем всю жизнь вместе». Так решилась наша судьба.


В тот счастливый день они сидели среди опустевших окопов и траншей. Запах сирени смешивался с дымом. А они мечтали о будущем.


Впереди у них будет сорок пять лет счастливой жизни. Семен Ильич останется в военной авиации. Через годы получит звание генерал-полковника. Ныне его нет в живых. Их сын Александр – тоже в военной авиации. Он в генеральском звании. Надежда Васильевна стала известным общественным деятелем. Более сорока лет она возглавляет комиссию по работе с молодежью в Российском Комитете ветеранов войны.


Осталась и на экране память об их молодости. Известный актер и режиссер Леонид Быков готовился к съемкам фильма «В бой идут одни старики». Он пригласил Семена Ильича Харламова консультантом на фильм. Леонид Быков, приезжая в Москву, бывал в их гостеприимном доме. Как-то за столом он услышал необычайный рассказ о встрече Надежды и Семена на войне. Может быть, эта история тоже помогла режиссеру выразить в фильме пронзительную лирическую тему. В этом фильме звучит украинская песня про «очи девочьи», одна из тех, что пела когда-то Надя раненому лейтенанту…


Автор: Людмила Овчинникова


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1634/

Показать полностью
229

99 писем с фронта

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

Это история о солдате из Новосибирска, ушедшем на фронт в 1941 году. Борис Ручьёв родился 10 июня 1922 года и был единственным сыном своих родителей. В детстве, как и многие его сверстники того времени, он увлекался спортом и авиамоделированием. Вот фотография его класса, где он учился мальчиком (из этого класса после войны в живых осталось четверо):

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост
99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

В старших классах Борис переводится в другую школу. В это время он уже хорошо играет на гитаре, пишет шутливые стихи и дружит с девушкой Олей. Для Бориса и его одноклассников Великая Отечественная Война началась сразу после школьного выпускного вечера. С этого времени он вместе с другими ребятами учится на военных курсах телеграфистов. На этом снимке — Борис с одноклассниками: Володей Козаченко и Женей Мантуровым (Женя погиб на фронте в 1944 году).

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост
99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

10 ноября 1941 года в 19 лет Борис едет на фронт и пишет своё первое письмо родным: «Дорогие Папа и Мама! Уезжаем сегодня, 10 ноября 1941 года, неизвестно куда. С дороги писать не разрешается, если долго не будет письма, не беспокойтесь. Напишу при первой возможности. Всё хорошо. Передайте всем привет».

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

С 1941 по 1945 год Борис Ручьёв пишет родным 99 писем с фронта. Из письма от 16 июля 1942 года: «А немец ведь рвётся туда, к нефти нашей. Но недолго. Скоро всё должно измениться».


С 1942 по 1944 год Борис служит связистом в Заполярье, с 1943 года — в звании сержанта. На фронте в свободное время он порой ещё пишет стихи:


«Может, завтрашней ночью прибудет приказ Управленья,


И, с тобой не простившись, рюкзак я поспешно сниму.


От ночлега к ночлегу лишь только дорога оленья


Да в мерцании сполохов берег, бегущий во тьму».


Во время войны погибает отец Бориса и мать Варвара Сигизмундовна остаётся в тылу одна. Теперь Борис пишет матери как можно чаще: «Милая моя Мама, главное — веселее смотрите. Поднялась буря, Вы и голову опустили. Ведь не скроют тучи солнца...»


С 1944 года Борис служит в войсках, освобождающих западные рубежи нашей Родины. К этому времени он награждён Медалью за оборону Заполярья и Орденом Отечественной Войны II степени. На сайте «Подвиг народа» в деле сержанта Ручьёва Бориса Владимировича 1922 г.р., призванного в РККА из г. Новосибирск содержится пока только такая запись:

Из письма от 2 мая 1944 года: «Первый раз приходится отмечать Первое мая в такой суровой обстановке. Вчера, конечно, выпивали, вспоминали свою Родину. Каждый хвалил своё место. Сейчас утро. Сидим в землянке. Принесли виктролу, крутят пластинки, музыка навевает грусть».


В 1945 году он пишет матери письма из Польши и Чехословакии. Из письма от 12 февраля 1945 года: «С интересом наблюдаем обычаи поляков, беседуем с ними. Они очень приветливо встречают нас. Сильное впечатление произвёл на всех Киев. Он так разрушен, что сердце кровью обливается. Много видел разрушенных городов, которые стоят, как раскопки Помпей».


Из письма от 7 марта 1945 года: «Недалеко от места, где мы стоим, расположен лагерь. Лагерь уничтожения. Ты, наверное, читала в газетах о лагере на Майданске. Так этот лагерь в несколько раз превосходит майданский. Шесть миллионов человек было уничтожено там. <...> Камеры, в которых людей душили газом; печи для сожжения трупов; рвы, в которые сбрасывались трупы, вернее, укладывались с немецкой аккуратностью — один ряд головами в одну сторону, другой — в другую. Рвы, доверху наполненные кровью. И во всём и везде эта дьявольская немецкая аккуратность.


Может быть, в тылу не все верят описаниям этих бесчисленных ужасов. Да и в самом деле, трудно поверить, что люди, похожие внешне на нас, могли дойти до такой нечеловеческой жестокости. Но когда видишь всё это, задаёшь себе вопрос: кто они, эти существа, захотевшие истребить человечество? Люди ли это? Конечно, это не люди! Скоро настанет конец этим ужасам, будет расплата».


В одном из следующих писем Борис пишет: «Но если изверги фашистского стана Гитлера попытались уничтожить славянский род, стереть с лица земли его культуру, то Советская Армия, Армия освободителей, спасла многие памятники мирового искусства и среди них неповторимую Дрезденскую галерею».


К тому времени Борису 24 года, и он всё ещё пишет стихи:


«И если это будет в нашей власти,


Мы вновь домой вернуться все должны


Расскажут нам о радости, о счастье


А мы с тобой — об ужасах войны».


17 апреля 1945 года Борис пишет матери 99-е письмо: «У меня ничего нового нет. Живу, как живут на фронте. Нынче здесь, завтра там. Пересекли германскую границу, р. Одер. Теперь мы в Германии».

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

Сотое письмо матери Бориса написала с фронта девушка Катя:


«Дорогая Мамаша! Я — боевой друг Вашего любимого сына Бори. Мы с ним в одной части. Вместе прошли весь север, часть Финляндии. Прошли на юге всю Польшу, часть проклятой Германии и Чехословакию. В боях и походах мы делили пополам и радость, и горе. Читали вместе письма с Родины. <...>


...В этом месяце нам пришлось воевать на 10-15 км друг от друга. Но когда было у Бори свободное время, он приезжал ко мне велосипедом. А когда у меня было свободное время, я ездила к нему. Он как-то мне говорил, что любит молочный кисель. Я постаралась приготовить ему кисель, напекла пирожков с маком и повезла 27-го апреля. Боже мой, какой он довольный был. Он благодарил меня и вспоминал Вас. Боря говорил: «Ты напомнила мне дом, Маму. Только она могла так побеспокоиться за мной». Мы так долго с ним беседовали, и он просил написать Вам письмо.

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

Но это было вчера. А сегодня, 28 апреля, Ваш сын и мой незаменимый друг по фронту убит вражеским снарядом. Боже мой, какое это неизмеримое горе. О его смерти мне сообщили только через 5 часов. Сообщили мне запиской, которую я высылаю Вам. <...>


...Дорогая Мамаша, я плакала и плачу над могилой его и за Вас, и за себя. Плачу о том, что он у Вас единственный сын, о том, что Вы не видели его. Я стараюсь отдать дорогому Боричке последнюю почесть и за Вас, и за себя. Но боже мой, этим ничего не исправишь. Борички уже нету. Что ж сделаешь, война. И хорошие люди долго не живут...»


Война закончилась через 12 дней. Катя Синепольская и Варвара Сигизмундовна Ручьёва переписывались ещё долго: и когда Катя служила в войсках после окончания войны, и когда она вернулась домой в город Днепропетровск. С тех пор мать Бориса жила с письмами от сына, словно с самим сыном. В каком-то смысле, в этих 99 письмах для неё он продолжал жить. После войны школьники приходили к ней в гости, просили дать прочитать письма с фронта.


Павел Александрович Шавенков, учитель истории, вспоминает: «Когда я учился в этой школе, наш отряд боролся за право называться именем Бориса Ручьёва. Мы ходили в гости к его матери Варваре Сигизмундовне, и письма тогда хранились у неё. Я вспоминаю, как бережно она разворачивала их, чтобы показать нам. Она гладила эти письма, как живого человека. Я помню это очень хорошо».


Незадолго до своей смерти Варвара Сигизмундовна отдала письма сына и часть его фотографий в солдатский музей «Землянка», расположенный в новосибирской школе №121. С тех пор они хранятся в музее.

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

Осенью прошлого года мы с несколькими детьми и простенькой видеокамерой пришли в этот музей познакомиться с письмами и документами военных лет. Там мы впервые узнали историю Бориса Ручьёва.

Руководитель музея «Землянка», полковник в отставке, ныне — преподаватель школы, Виталий Андреевич Перков предоставил бесценные экспонаты музея — архивные документы и письма — для Сибирского совещания клуба «Суть времени» в секции «Связь времён», в ноябре прошлого года. Сам музей «Землянка», история его создания, а также люди, которые поддерживают его работу — это тема для отдельной заметки. А пока что закончу рассказ про советского солдата последней цитатой из его письма:


«Оказывается, как ни зажимай в себе любовь к живому, она прорвётся обязательно! Ведь, чтобы победить, вовсе не требовалось окаменеть сердцем, напротив. Это у врагов сердца были каменные, мы же побеждали их потому, что несли на наших знамёнах... »


Продолжение этого письма не сохранилось. А рука тянется дописать тут что-то самим. От себя.

99 писем с фронта Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Письма с фронта, Видео, Длиннопост

Автор: kotka


Источник:  http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1430/

Показать полностью 9 1
96

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152

Автор фотографий: Лоскутов Сергей Иванович.


Партизаны Псковской области с ручным пулеметом «Мадсен» (вероятно, из числа эстонских пулеметов, которые достались РККА после присоединения к СССР в 1940 году прибалтийских республик) в засаде. 1941 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Маршал Советского Союза командующий 2-м Украинским фронтом Родион Яковлевич Малиновский (1898—1967) во главе знаменной группы сводного полка 2-го Украинского фронта на Параде Победы.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Бойцы 13-й гвардейской дивизии продвигаются по ходу сообщения во дворе комплекса НКВД в Сталинграде. сентябрь 1942 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Авиаторы эскадрильи «Нормандия» во время обеда на полевом аэродроме советского Западного фронта. За дальним столом, возле советских авиаторов, сидит командир эскадрильи «Нормандия» майор Жан-Луи Тюлян (Tulasne Jean-Louis, 1912—1943).


Фотография сделана в период до середины июля, так как 17 июля 1943 года Тюлян погиб под Орлом в воздушном бою с превосходящими силами немецких истребителей Фокке-Вульф Fw.190.

1943 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Командир эскадрильи «Нормандия» майор Жан-Луи Тюлян (Tulasne Jean-Louis, 1912—1943, второй слева) и советские авиаторы во время обеда на полевом аэродроме советского Западного фронта. Фотография сделана в период до середины июля, так как 17 июля 1943 года Тюлян погиб под Орлом в воздушном бою с превосходящими силами немецких истребителей Фокке-Вульф Fw.190.

1943 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Советские и французские летчики 1-й воздушной армии. Слева на право: Ж Андре, Ж. Лемар, командир эскадрильи И.Г. Королев, Роже Соваж (Roger Sauvage), Роже Марки (Roger Marchi, 1919—1946), М. Перрэн, командир французского авиаполка «Нормандия-Неман» майор Луи Дельфино (Louis Delfino, 1912—1968) , И.Г. Борисов, Султан Ахмет-Хан (1920 — 1971).  Январь 1945 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Советские танки Т-34-85 ведут наступление. 1944 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Жительницы освобожденной Риги беседуют с офицерами РККА возле танка ИС-2. Слева на фото видна пожарная часть по адресу ул. Московская, 5 (Maskavas iela 5). 1944 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Орудийный расчет 152-мм гаубицы обр. 1938 г. (М-10) ведет огонь по противнику в районе города Грауденц (Graudenz, после войны Грудзёндз (Grudziądz) в составе Польши). Март 1945 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Советская партизанка охраняет сон бойцов партизанского отряда. Сентябрь 1941 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Знаменосцы проходят по Красной площади во время Парада Победы. 24.06.1945 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Расчет советской 152-мм гаубицы обр. 1938 г. (М-10) ведет огонь по противнику в Польше. 2-й Белорусский фронт. 1945 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Мирные жители на площади Трёх Крестов (Plac Trzech Krzyży) после освобождения Варшавы от немецкой оккупации. В центре площади — костёл св. Александра (kościół św. Aleksandra), разрушенный во время Варшавского восстания 1944 года. Январь 1945 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Красноармейцы ведут огонь из разрушенного здания в боях за населенный пункт на Северном Кавказе. Боец слева вооружен противотанковым ружьем системы Симонова (ПТРС-41). 1942 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Летчики эскадрильи «Нормандия» во время отдыха на Восточном фронте. Слева направо: Ролан де ля Пуап (Roland Paulze d'Ivoy de la Poype, 1920—2012), Альбер Дюран (Albert Durand, 1918—1943), командир эскадрильи майор Жан-Луи Тюлян (Tulasne Jean-Louis, 1912—1943), Марсель Лефевр (Marcel Lefevre, 1918—1944), Марсель Альбер (Marcel Olivier Albert, 1917—2010) , Жозеф Риссо (Joseph Risso, 1920—2005). Фотография сделана в период до середины июля, так как 17 июля 1943 года Тюлян погиб под Орлом в воздушном бою с превосходящими силами немецких истребителей Фокке-Вульф Fw.190.  1943 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Саперы с собаками минно-розыскной службы проходят по Красной площади во время Парада Победы. 24.06.1945 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Крестьяне Псковской области снабжают советских партизан продовольствием. 1942 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Немецкое военное кладбище в освобожденном от оккупантов городе Щигры. 4-5 февраля город был освобожден от гитлеровских войск бойцами Воронежского фронта в ходе Харьковской наступательной операции. Февраль 1943 г.

Великая Отечественная война 1941-1945 г. №152 Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Военный корреспондент, Длиннопост, Фотография

Источник: http://waralbum.ru/?search-class=DB_CustomSearch_Widget-db_c...

Показать полностью 16
686

Подвиг танкиста. Один против трех

Подвиг танкиста. Один против трех Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг танкиста, Длиннопост

Это было 13 декабря 1941 года.

Танк БТ-7 27-го бронетанкового дивизиона 20-й горно-кавалерийской ордена Ленина Краснознаменной дивизии находясь в головном дозоре, следовал в направлении деревень Денисиха и Троицкое, в районе подмосковной Кубинки.


В 2-х километрах от деревни Денисиха наши танкисты засекли на опушке леса два немецких средних танка PzKpfw III (именуется в военно-исторической литературе как "Тип 3", Т-III или Т-3). Командир танка Николай Обухин принял решение вступить в бой.

Средний танк Т-III.

Подвиг танкиста. Один против трех Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг танкиста, Длиннопост

Лёгкий танк БТ-7.

Подвиг танкиста. Один против трех Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг танкиста, Длиннопост

Огнём башенного орудия был подбит и загорелся один из T-III. Снаряды были на исходе и Николай принял решение таранить оставшийся немецкий танк.


Механик-водитель нашего БТ Пётр Трайнин дает полный газ догоняет врага и таранит немца прямо в звездочку. От удара на танке противника лопнула гусеница. После этого механик Трайнин, буквально протащив несколько метров юзом вражеский танк , сбросил его с обрыва в реку Озерну и отошёл на исходную позицию.


Через несколько минут из леса показался третий немецкий танк, это так же был T-III. Не заметив наш танк, замаскированный в лесу, немцы приблизились к своему горящему танку и притормозили возле него. И тут БТ-7 повторил свой таран. У немецкого танка было срезано ведущее колесо и порвана гусеница. Пытавшихся спастись бегством немецких танкистов достали из пулемёта.


Механик водитель Петр Трайнин прошел всю войну и это был не последний его подвиг.

3 октября 1943 года старшина Пётр Афанасьевич Трайнин в бою за село Страхолесье Чернобыльского района Киевской области гусеницами раздавил три противотанковых орудия, четыре миномёта и пять огневых точек противника.

В ночь на 5 октября 1943 года в ходе жестокого боя, Пётр Трайнин, будучи единственным оставшимся в живых членом экипажа, продолжал вести огонь по врагу, пока не отбил контратаку.


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года за героизм и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, старшине Трайнину Петру Афанасьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"

Пётр Трайнин.

Подвиг танкиста. Один против трех Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг танкиста, Длиннопост

Но и в мирные будни танкист был впереди. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1948 года за высокие показатели в труде Трайнину Петру Афанасьевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали "Серп и Молот".

Подвиг танкиста. Один против трех Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг танкиста, Длиннопост

Пётр Трайнин стал вторым после И.В.Сталина и одним из 11-ти человек, отмеченных двумя высшими степенями отличия СССР.


Автор: Чекмарев Владимир


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1785/
Показать полностью 4
262

Слава разведчика Коняева

Уроженец Владикавказа Виктор Михайлович Коняев был обычным советским юношей. Ещё в 1939 году, как и миллионы соотечественников, стал «Ворошиловским стрелком». 2 августа 1942 года, когда немцы приближались к Кавказу, Виктор чуть ли не с боем добился призыва в Красную армию, и 3 октября 1942 года оказался на фронте. Поначалу его определили в пулемётчики, вторым номером расчёта, но через несколько месяцев, оценив способности, перевели в разведку, зачислив в 248-ю отдельную разведроту 302-й стрелковой дивизии.


3 октября 1943 года по совокупности достижений красноармеец Виктор Коняев был награждён своим первым орденом — орденом Красной Звезды.


Первый наградной Виктора Коняева и сам разведчик весной 1944 года.

Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост
Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост

6.9.1943 в районе пос. Киселевки, будучи в разведгруппе мл. лейтенанта Утешева, тов. Коняев проявил мужество и отвагу. Первым ворвался в траншею противника и в рукопашном бою уничтожил 3-х гитлеровцев, в результате чего захватил пленного и ценные документы доставил в штаб своей части.

25.9 1943 г. в районе пос. Шевченко, действуя в разведгруппе мл. лейтенанта Утешева, тов. Коняев при выполнении боевого задания проявил мужество и отвагу, смелым броском набросился на пулемётную точку противника, уничтожил её расчёт, захватил ценные документы и сведения о противнике доставил в штаб.


А 18 лет ему исполнилось только 10 декабря. (Собственно, именно из-за возраста его и не хотели годом раньше призывать в армию.) Вскоре Коняев стал комсомольцем. И воевал как минимум за двоих: в 1943 году на фронте погиб его старший брат Александр, навсегда оставшийся двадцатилетним.


21 марта 1944 года в районе села Ивановка… рискуя жизнью, пробрался к огневой точке противника и уничтожил её расчёт, тем самым обеспечив выполнение задачи, и контрольный пленный был захвачен с ценными документами и доставлен в штаб.

1 апреля 1944 года в районе гор. Тарнополя… первым ворвался в немецкую траншею и в рукопашном бою уничтожил 3 гитлеровцев и сам лично захватил одного контрольного пленного, который дал ценные сведения о противнике…»


За эти эпизоды своей боевой жизни 7 апреля 1944 года Виктор Коняев стал кавалером ордена Славы III степени.


12.05.44 года в районе северо-западнее станции Денисув тов. Коняев, будучи в разведгруппе захвата, … умело пробрался к переднему краю немецкой обороны и внезапно решительным броском напал на секрет противника, при этом одного гитлеровца уничтожил, а одного взял в плен с ценными документами, которые были доставлены в штаб.


Назавтра командир роты подписал на него наградной лист на орден Отечественной войны II степени, но волей командира дивизии, которая к тому времени заработала наименование Тарнопольской, 7 июня красноармеец Коняев получил орден Славы II степени. А уже 24 июня яростный разведчик командир отделения сержант Коняев был награждён вторым орденом Красной Звезды. Стал он в то время и кандидатом в члены ВКП(б).


На его счету 70 уничтоженных в рукопашной схватке солдат и офицеров, 11 захваченных лично и 11 групповых под его руководством «языков», два захода в тыл врага. В последней операции 18.8.1944 года дивизия заняла только что новый участок на левом берегу р. Сан в районе м. Мелец, не имея никаких данных о противнике. Было предпринято несколько разведок, и ни одна из них не дала положительных результатов, так как оборона противника была насыщена исключительно большим количеством пулемётных точек на выгодных лесистых рубежах для противника и невыгодных для нашей разведки. Группа же Коняева захватила «языка», который дал ценные сведения о группировке противника, которые послужили основным материалом для разработки оперативного плана прорыва обороны противника и дальнейшего наступления. В этой разведке тов. Коняев был тяжело ранен.


Результат был настолько важен, что комдив гв. полковник Кучеренко 26 августа 1944 года лично подписал на Коняева представление к Герою. Трудно сказать, почему, но вышестоящее начальство — командир 28-го Львовского стрелкового корпуса генерал Озимин — Героя «зарубил», решив, что ордена Ленина будет достаточно. Командарм-60 генерал-полковник Курочкин вроде бы согласился с таким решением, однако 6 сентября подписал приказ о награждении Коняева орденом Красного Знамени.


То самое представление на Героя и кавалер пяти орденов Виктор Коняев в начале 1945 года.

Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост
Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост
Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост

Почему так случилось — сегодня, пожалуй, уже никто не ответит. Один из возможных вариантов — командование предположило, что кавалеру четырёх орденов «наверху» «Героя» или орден Ленина могут и не дать, он же не лётчик какой, а вот Знаменем командарм имел право награждать своей властью. Как бы то ни было, после излечения на груди старшего сержанта Коняева сверкали уже пять орденов.


8 февраля 1945 г. в районе села Погвиздов (Верх. Силезия, Германия) при выполнении боевого задания командования по разведке противника, будучи в группе захвата, проявил мужество и бесстрашие. Рискуя своей жизнью, умело используя местность, скрытно подкрался к немецкому часовому, охранявшему дом, где находилось до взвода гитлеровцев, и стремительным броском бесшумно снял его. Первым ворвавшись в дом, гранатой уничтожил пулемёт вместе с расчётом. Своим умелым и дерзким действием обеспечил выполнение боевой задачи — захват контрольного пленного».


21 марта 1945 года 19-летний старший сержант Виктор Коняев получил свой шестой орден и стал полным кавалером ордена Славы.


Все «Славы» Виктора Коняева.

Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост
Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост
Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост

После Победы матёрого разведчика — в общей сложности разведгруппы, в состав которых он входил или которыми командовал, добыли для командования более 30 языков — ждала досадная неприятность: хотя грудь и в орденах, для Парада Победы, как оказалось, он всё-таки не вышел ростом. Однако Виктор Коняев остался в армии, передавая свой богатейший опыт необстрелянной молодёжи. Домой, в родной Орджоникидзе, старшина Коняев вернулся только в 1951 году. Пошёл работать на завод «Электроцинк» и стал Отличником цветной металлургии СССР, а в 1970 году получил почётное звание Заслуженного металлурга СССР. В 1982 году ветеран вышел на пенсию, но, не привыкший к покою, продолжал вести большую общественную работу, за которую уже после распада Советского Союза был награждён седьмым в своей жизни орденом — орденом Дружбы.


В.М.Коняев после демобилизации и на склоне лет.

Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост
Слава разведчика Коняева Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Разведчик, Длиннопост

Виктор Михайлович Коняев, почётный гражданин Владикавказа, умер 26 июля 2016 года на 91 году жизни и сегодня с воинскими почестями торжественно похоронен на Аллее Героев своего родного города. Он был последним полным кавалером ордена Славы в Осетии.


Вечная память!


Автор: Redakteur


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1830/
Показать полностью 10
227

Сердцем закрывшие Родину...

История подвига солдатского самопожертвования на Новгородчине: герои войны, закрывшие собой амбразуры вражеских дзотов в боях на Новгородской земле и новгородские уроженцы, совершившие подвиг на других фронтах.


История Великой Отечественной – это история массового героизма воинов на полях сражений. Подвиг самопожертвования – самый святой подвиг в летописи войны. Это и огненные тараны наших лётчиков – «последний довод сталинских соколов», как писали в те годы фронтовые газеты; и взрывы гранат, которыми бойцы уничтожали себя вместе с окружившими их гитлеровцами. И, конечно, броски на вражеские пулемёты, чтобы прекратить смертельный огонь и выиграть для своих товарищей в захлебнувшейся атаке драгоценные минуты и секунды для её продолжения – шаг в бессмертие, который в годы войны получил название «подвиг рядового Матросова».


23 февраля 1943 года рядовой Александр Матросов в бою за псковскую деревню Чернушки закрыл своим телом амбразуру дзота, из которого вёл непрерывный огонь вражеский пулемёт. Пожертвовав собой, он обеспечил успех атаки своего подразделения. Этот подвиг стал широко известным, а имя солдата – легендарным благодаря особому приказу Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина за № 269 от 8 сентября 1943 года.

В документе говорилось: «Великий подвиг товарища Матросова должен служить примером воинской доблести и героизма для всех воинов Красной Армии». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 года Матросову было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).


В годы Великой Отечественной войны подвиг самопожертвования совершили сотни бойцов – те, у кого в критическую минуту боя не оставалось иного выбора. Александр Матросов, чьим именем назвали этот подвиг, был 59-м в этом великом списке.


Первый же (задокументированный) подвиг солдатского самопожертвования в бою в истории Великой Отечественной войны был совершён у стен Новгорода. Здесь, 24 августа 1941 года, во время штурма танкистами Черняховского Кириллова монастыря, уроженец Вологодчины младший политрук 125-го полка 28-й танковой дивизии Александр Константинович Панкратов первым в истории той войны закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота, дав возможность бойцам прорваться в расположение противника и уничтожить его наблюдательный пункт.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 марта 1942 года А. К. Панкратову было присвоено звание Героя Советского Союза. Подвиг А. Панкратова хорошо известен и чтим в Великом Новгороде – городе воинской славы. 19 ноября 1965 года за Синим мостом, на западном берегу реки Малый Волховец, был установлен обелиск в честь подвига отважного политрука. На нём начертано: «Стала вечною славой мгновенная смерть». Имя Александра Панкратова носит самая протяжённая улица в Великом Новгороде.


Памятник Николаю Сосновскому.

Сердцем закрывшие Родину... Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Подвиг, Длиннопост

Подвиги на территории Новгородской области


24 сентября 1941 года, ровно через месяц после подвига А. Панкратова, в бою с одной из лучших гитлеровских дивизий СС «Мёртвая голова» на участке Лужно – Каменная Гора (Демянский район), челябинец Николай Данилович Сосновский остановил огонь из вражеского дзота. Приблизившись к огневой точке, он бросился к пулемёту и с силой прижал его ствол к земле, получив при этом смертельные ранения.

Рядовой 312-го Новгородского стрелкового полка 26-й Златоустовской дивизии 19-летний Николай Сосновский стал вторым в списке героев. «Комсомольская правда» от 21 ноября 1941 года писала: «Память о подвиге комсомольца Сосновского будет нетленна, ибо то, что он совершил, есть наивысшее выражение любви к Родине».

Николай Данилович Сосновский посмертно награждён орденом Ленина. Одна из улиц Демянска носит имя героя.


29 января 1942 года беспримерный подвиг самопожертвования был совершён у стен Новгорода. Три бойца 229-го стрелкового полка 225 стрелковой дивизии 52-й армии Волховского фронта – сержант Иван Саввич Герасименко, рядовые Леонтий Асеевич* Черемнов и Александр Семёнович Красилов – одновременно закрыли собой амбразуры вражеских дзотов. Это произошло во время разведки позиций и системы огня на левом берегу Волхова, напротив Рюрикова Городища, у известных новгородцам «каменных быков» - устоев недостроенного моста.

Всем троим 21 февраля 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). В Великом Новгороде именами героев названы улицы, установлены два обелиска: на Ярославовом Дворище и на месте подвига.


* Есть несколько версий по поводу правильного написания отчества героя; здесь указана та, что значится на мемориальной доске и обелиске в Великом Новгороде. По мнению С. В. Звягина, признанного специалиста в исследованиях истории подвига самопожертвования на новгородской земле, правильным нужно считать вариант «Отиевич».


22-24 февраля 1942 года в ожесточённых боях у деревень Новая Русса и Павлово (Маревский район) подвиг самопожертвования совершили три бойца 3-й Московской Коммунистической дивизии народного ополчения (впоследствии 130 стрелковая дивизия): командир роты, младший лейтенант Анатолий Евгеньевич Халин, сержант, командир пулемётного расчёта Дмитрий Васильевич Окороков и рядовой, комсорг миномётной роты Михаил Борисович Татарский. Герои награждены орденами Красного Знамени посмертно; именами Анатолия Халина и Дмитрия Окорокова названы улицы в Демянске.


В начале марта 1942 года в районе деревни Курляндское (Парфинский район) закрыл собой огневую точку противника заместитель политрука 4-й роты 1232-го стрелкового полка 370-й стрелковой дивизии Фёдор Тимофеевич Каплун. Похоронен вблизи совхоза «Кузьминское», рядом с местом совершения подвига.


В марте 1942 года на Волховском фронте закрыл своим телом огневую точку лейтенант Дмитрий Орлов.


17 июля 1942 году у деревни Язвы Старорусского района закрыл собой амбразуру вражеского дзота сибиряк-доброволец, рядовой 349-го полка 26-й Златоустовской дивизии Михаил Васильевич Межов (в этот день ему исполнилось 40 лет). Посмертно награждён орденом Ленина и навечно занесён в списки полка.


8 августа 1942 года в бою за деревню Остров (близ Спасской Полисти, Чудовский район) закрыл своим телом вражескую амбразуру политрук роты автоматчиков 1254-го полка 378 дивизии, уроженец Калининской (ныне Тверской) области Иван Михайлович Барсуков. Похоронен на кладбище деревни Мостки, на его могиле установлен обелиск. Награждён орденом Отечественной войны I степени.


20 августа 1942 года у деревни Малое Врагово (Марёвский район) закрыл своим телом вражескую амбразуру младший лейтенант Файфиш Симхович Штрайхер. Похоронен в деревни Пески Маревского района. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.


10 сентября 1942 года под Новгородом (в районе деревни Мясной Бор) закрыл собой огневую точку противника ефрейтор Павел Павлович Бабкин, разведчик-наблюдатель 448-го полка АРГК. Уроженец Дагестана (г. Хасавюрт), русский. Посмертно награждён орденом Красного Знамени. Похоронен в посёлке Волотовский Новгородского района.


В 1942 году в Марёвском районе закрыл собой огневую точку противника рядовой Пётр Клавдиевич Лыжин. Похоронен в деревне Пески.


30 сентября 1943 году у деревни Любцы Новгородского района новгородец Иван Иванович Бурмистров, снайпер 377-й стрелковой дивизии, прикрывая отход своего батальона, бросился внутрь немецкого дзота с противотанковой гранатой и подорвал себя вместе с гитлеровцами. За свой подвиг не был удостоен никакой награды.

Обелиск на месте гибели героя был установлен в 1968 году поисковым отрядом «Сокол» – молодыми ребятами с новгородского химкомбината под руководством легендарного Николая Ивановича Орлова – зачинателя поискового движения на Новгородчине.


15 ноября 1943 году в бою под Новгородом у деревни Подберезье закрыл своим телом вражескую амбразуру рядовой Трофим Иванович Селецкий.


1 февраля 1944 года в бою у поддорской деревни Ляхново двойной подвиг самопожертвования совершили красноармейцы-стрелки отдельного лыжного батальона 23-й гвардейской дивизии – украинец Яков Гаврилович Пилипенко и киргиз Ахматши Тюменбаев. Друзья добровольно вызвались подавить огневые точки противника, не позволявшие дивизии форсировать реку Редья и штурмовать деревню Сосновку. Когда не удалось уничтожить дзоты гранатами, они почти одновременно закрыли своими телами амбразуры. Похоронены в Сосновке; после войны их прах был перенесён в Самбатово (там же, Поддорский район), на братское захоронение.

За свой подвиг не получили никакой награды.


22 февраля 1944 года, при освобождении от фашистов города Холм, закрыл своей грудью амбразуру вражеского дзота младший сержант 312-го Новгородского полка 26-й Златоустовской дивизии пулемётчик Иван Данилович Меркулов. За этот подвиг 20-летнему уроженцу Воронежской области было присвоено звание Героя Советского Союза. На месте подвига, на окраине Холма стоит обелиск. Именем Героя названы улицы в Холме и родном Воронеже.


В 1944 году на Волховском фронте (предположительно возле станции Люболяды Батецкого района) закрыл собой огневую точку противника рядовой Шелудьянов.


Новгородские уроженцы, закрывшие собой огневые точки противника на других фронтах войны


Григорьев Александр Михайлович, 1922 года рождения, уроженец Старой Руссы. Младший лейтенант, командир взвода (52-я гвардейская стрелковая дивизия 6-й гвардейской армии). 3 июля 1944 года в ходе наступления наших войск на Полоцк закрыл своим телом вражескую амбразуру. Похоронен в деревне Домники Витебской обл. За свой подвиг не награждён.


Алексеев Николай Александрович, 1920 года рождения, уроженец деревни Радоча Александровского сельсовета (на тот момент – Маловишерский район Ленинградской области, ныне – Новгородский район Новгородской области.). 7 марта 1945 года закрыл собой огневую точку противника в бою у села Липница-Велька Новотаргского района Польши. Награждён орденом Отечественной войны II степени.


---------------------------------------


Число героев, совершивших в годы Великой Отечественной войны подвиги самопожертвования в разных уголках нашей и других стран, исчисляется сотнями. Среди героев, лёгших на смертельный огонь вражеских пулемётов, были представители разных национальностей Советского Союза, это были и мужчины, и женщины, и даже дети. Шести героям, несмотря на немыслимые ранения, посчастливилось выжить!


Большинство подвигов самопожертвования совершено молодёжью 20-25 лет – из поколения, считавшего высшей доблестью «погибнуть за Родину»:


Наша молодость неслась тараном –

Сокрушить германский самолёт,

Чтоб огонь ослабить ураганный –

Падала на вражий пулемёт.


Прямо сердцем дуло прикрывая,

Падала, чтоб армия прошла...

Страшная, неистовая, злая, –

Вот какая молодость была.


И всё же любая статистика Великой войны всё равно будет неполной и неточной. Почти наверняка подвиги самопожертвования многократно совершались и в первые часы, в первые дни войны. Но тогда было не до скрупулёзных подсчётов: истекающая кровью страна ожесточённо воевала и, цепляясь за каждый клочок родной земли, прилагала неимоверные усилия, чтобы хоть как-то остановить полчища врага. Не все подвиги нашли своих летописцев. Пусть будут им памятью строки Ольги Берггольц:


Когда прижимались солдаты, как тени

К земле и уже не могли оторваться, –

Всегда находился в такое мгновенье

Один безымянный, сумевший подняться…


Материал подготовлен специалистами Новгородской электронной библиотеки, отредактирован и дополнен экспертом: Сергей Валентинович Звягин, руководитель исполнительного Совета Комитета по сохранению памяти героев подвига самопожертвования.


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1972/

Показать полностью 1
150

Лётчик-истребитель Кузнецов

Лётчик-истребитель Кузнецов Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Лётчик-Истребитель, Александр Кузнецов, Длиннопост

Над городом летал истребитель. Маленькая машина, похожая на шмеля, кружилась в вышине с гневным резким жужжанием, – так летает шмель над гнездом своим, когда враг потревожит соты, заполненные мёдом.


Младший лейтенант Александр Кузнецов настороженно оглядывался, отыскивая своего врага, который мог появиться внезапно, по-воровски вынырнув из-за облачка. Но все было спокойно вокруг. Внизу лежала родная земля, освещенная бликами солнца, прорвавшегося сквозь окна в облаках. По этой земле недавно ходил геолог-разведчик Александр Кузнецов, исследуя её недра. Он бурил землю, чтобы узнать её строение, глубоко ли грунтовые воды, а люди строили на этих местах заводы, возводили тяжелые корпуса, и красивые здания эти стояли незыблемо на земле, украшая её и радуя человека...


Это было за Уралом, в Башкирии, далеко от того места, над которым летал сейчас Кузнецов. Но земля и там и здесь – везде одна, – советская, любимая, единственная, как мать. Александру Кузнецову приказали стеречь её покой, охранять от фашистских разбойников. С чувством великой ответственности за жизнь людей Александр кружился над городом.


Десятка полтора фашистских самолетов внезапно появились на высоте 2000 метров. Возле них закурчавились вспышки зенитных разрывов. Кузнецов пошёл навстречу врагу – в первую в его жизни атаку.


Он увидел черную свастику на стабилизаторе и черные кресты на вражеских крыльях. Это были двухмоторные бомбардировщики сероватого цвета, – почему-то именно этот холодный серый цвет, цвет жестокости, крепко запомнился Александру. Сердце его налилось злобой. Тотчас же впереди воздух рассекли синие струйки трассирующих очередей, и странно: вдруг исчез планшет с картой, висевший на груди Кузнецова, точно его унесло вихрем. Фашистские самолеты, повернув назад, уходили от наших истребителей. Догнав левый вражеский самолет, Кузнецов дал длинную очередь, фашист, хотя и задымил, но продолжал свои горизонтальный полет. Взглянув на приборы, Кузнецов увидел, что горючее на исходе, – дальше лететь нельзя. С досадой смотрел он вслед уходившим врагам.


«Ни одного не сбил... Ни одного», – огорченно думал Александр, снижаясь над своим аэродромом. Ему было стыдно перед товарищами. Молча стал он осматривать свою машину, – она вся была в пробоинах. Чувство досады на. себя за неудачу первой атаки сменилось яростным гневом.


«Подождите! Я вам это припомню!» – думал Александр, готовясь к новому бою.


24 июня с утренней зари Кузнецов снова патрулировал. Фашистские коршуны настойчиво лезли к городу, но как только показывались наши истребители, разбойники скрывались в облаках, не принимая боя.


Вскоре появились, вражеские самолеты.

Считанные мгновения – и быстрокрылый истребитель с гулким ревом взмыл ввысь. Но фашисты быстро скрылись. Кузнецов набрал высоту и стал ходить над городом, то поднимаясь над облаками, то опускаясь, внимательно заглядывая в окна. Опять никого! Горючего остается всего минут на 15 – нужно идти на посадку.


Уже выпустив шасси и планируя над аэродромом, Кузнецов заметил вспышки зениток, бивших по вражеским самолетам. Он снова убрал шасси и помчался туда. «За 15 минут хоть одну атаку успею», – решил он и бросился догонять фашистских стервятников, повернувших на запад. Он заметил одного, отбившегося от стаи – фашистский самолет шел на той же высоте метрах в 500, а за ним гнались издали два наших истребителя. Но Кузнецов был ближе и выжимал из нового сильного мотора все запасы боевой скорости.


Дистанция быстро сокращалась. Немецкий самолет был уже в 100 метрах. Кузнецов шел немного сверху и, прицелившись в кабину, сразу нажал все гашетки своих пулеметов. Фашист окутался дымом, потом взметнулось рыжее пламя, однако летчик продолжал вести самолет. Он вдруг сократил обороты, рассчитывая, что преследующий его Кузнецов на большой скорости проскочит мимо, и тогда можно будет ударить ему в хвост.


Но Александр быстро разгадал хитрость врага и тоже убавил обороты. Фашист мотнулся вправо – и Кузнецов вправо. Фашист влево – и Кузнецов за ним. Он упорно прижимал врага к смертельной для стервятника советской земле. Вот из объятого пламенем самолета выпрыгнул стрелок-радист, но лётчик продолжал вести горящий самолет то горизонтально, то рывком в бок, маневрируя. Кузнецов «сидел у него на спине», не отпуская ни на секунду. Когда враг был уже на высоте 80 метров, Кузнецов дал последнюю очередь, и с вражеского самолета слетел козырек, а за козырьком вывалился летчик-фашист и камнем, с нераскрывшимся парашютом, врезался в еловую рощу. Метрах в 50 от него с глухим взрывом упал самолет.


В тот же день Александр хорошо пообедал – никогда не был так вкусен чёрный хлеб! Он съел одну порцию компота, попросил вторую, но не успел раскусить последнюю абрикосовую косточку, как раздалась команда: «По самолетам!»


Так, с косточкой во рту, и побежал Кузнецов к машине. Когда он поднялся над городом, фашистские разбойники уже уходили от истребителей. Кузнецов помчался вдогонку. Выбрав для удара крайнего слева в стае стервятников, он сбавил немного газ, подзадрал вверх машину и со всех огневых точек резанул врага. Фашист резко вздёрнул нос кверху, загорелся, но в тот же миг Кузнецов почувствовал сильный удар по ноге. Отваливаясь от горящего вражеского самолета вниз, Кузнецов ощупал рукой правую ногу – она была в крови, сапог был порван в клочья. Кузнецов хотел нажать на педаль правой ногой, но она не подчинялась...


Он последний раз взглянул на горящего, неудержимо падающего к земле врага и с прямого полета выпустил шасси над своим аэродромом.

И вот уже истребитель с огромной скоростью мчится по земле. Раненый лётчик, осторожно нажимая левой ногой на педаль, повел машину по краю аэродрома, описывая полукруг влево. Истекая кровью, он остановил машину в десяти метрах от замаскированных самолетов.


Из машины Кузнецова вынесли на руках.


– Слишком близко подошел я к фашисту, – заговорил он. – Погорячился. Надо бы с четырёхсот метров его шарахнуть... Хладнокровней...


– Ничего, ты ещё не раз сможешь поправить свою ошибку, – сказал техник Зеленин, укладывая Кузнецова в санитарный автомобиль.


Статья написана в соавторстве с В. Гутманом и была опубликована в газете «Красная Звезда» 2 июля 1941 года.


=================================================================================

Александр Васильевич Кузнецов (1916 - 1996) - человек удивительной биографии. Нелёгкие, но успешные воздушные бои первых дней войны - это лишь начало удивительной и героической судьбы настоящего человека.


В 1932-м году Александр Кузнецов окончил геологоразведочный техникум. До 1937 года работает буровым мастером в геологической экспедиции.

В 1938 году поступает в Чкаловское военное авиационное училище имени К. Е. Ворошилова.

С января 1939 года - лётчик-истребитель Московского военного округа. С августа 1940 года - командир звена 163-го истребительного авиаполка Белорусского Особого военного округа. Летает на истребителе И-16.


С первого дня войны сражается с немцами в воздухе над Минском.

24 июня 163-й ИАП сбил в течение дня двадцать одну вражескую машину - рекорд в ВВС Красной Армии, который говорит о безусловном профессионализме лётчиков полка. В этот день Александр сбил 2 самолёта (по другим данным - 3) и был тяжело ранен. В госпитале ему грозила ампутация ноги, но отважный лётчик настоял на отмене операции, смог восстановить здоровье и вернуться в авиацию.


С осени 1941 года Александр Кузнецов - лётчик 488-го истребительного авиаполка. Воевал на подступах к Москве. 27 февраля 1942 года в районе Юхнова в воздушном бою Кузнецов сбил Мессершмитт-109, но и Харрикейн Александра был повреждён. Горящий самолёт пришлось покинуть над вражеской территорий и лётчик попал в плен.

В плену Александр Кузнецов прошёл несколько концлагерей в Смоленской области и в Польше.


9 октября 1942 года лётчик совершил побег, после чего участвовал в работе подполья Польской рабочей партии. Через некоторое время он уже является командиром диверсионной группы, затем - партизанского отряда. Деятельность отряда Кузнецова была настолько успешной, что немецкое командование установило крупное вознаграждение за поимку его командира - 30 000 марок.

В 1944 году 28-летний пилот-партизан уже возглавляет партизанскую бригаду. В июле бригада захватывает польский город Михов и соединяется с 8-й гвардейской армией. После проверки в органах контрразведки армии Александр Кузнецов вновь становится военным лётчиком.


После окончания войны и до 1959 года Александр Васильевич - лётчик гражданской авиации, провёл в воздухе 9500 часов.

В июне 1959 года Кузнецов становится первым начальником аэропорта Магнитогорска - легендарной «Магнитки». Именно под его руководством был возведён и начал работать весь аэродромный комплекс.


Александр Васильевич Кузнецов (справа) и командир отдельной магнитогорской авиаэскадрильи, бывший лётчик 112-го гвардейского авиаполка, Герой Советского Союза Леонид Васильевич Дема.

Лётчик-истребитель Кузнецов Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Лётчик-Истребитель, Александр Кузнецов, Длиннопост

Александр Васильевич Кузнецов награждён орденом Красного Знамени, медалью «За оборону Москвы», медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», медалью Жукова. Кроме того, лётчик-партизан является почетным гражданином польского города Лодзь, награждён золотым «Крестом Заслуги», орденом Возрождения Польши и крестом Грюнвальда - высшей военной наградой Польской народной республики.


В 1963 году на Свердловской киностудии был снять документальный фильм о судьбе Александра Кузнецова, он же является главным героем книги «Золотой крест», написанной военными журналистами Юрием Левиным и Николаем Мыльниковым.


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1916/
Показать полностью 1
469

Это было в Извекове (История одного поиска)

ИЗ ГАЗЕТЫ НОВОДУГИНСКОГО РАЙОНА «СЕЛЬСКИЕ ЗОРИ» ОТ 23.02.1984 г.


...14 апреля 1983 года в «Рабочем пути» был опубликован снимок фронтового корреспондента Виктора Кинеловского — советский ав­томатчик в армейском полушубке кормит из солдатского котелка укутанную в одеяльце девочку.

Это было в Извекове (История одного поиска) Великая Отечественная война, Чтобы помнили, История одного фото, Длиннопост

«Помогите разыскать» — так называлась заметка Г. Иванова, корот­ко рассказывающая о снимке. Фотография сделана в марте 1943 года в селе Извеково (ныне Новодугинского района), освобожденного от фашистских захватчиков.


И вот теперь мы можем рассказать историю героев этой фотографии. Сначала — о событиях того времени, а потом — об истории двойного поиска.


...Шла весна 1943 года, 2 марта началась Ржевско-Вяземская наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов с целью уничтожения группировки противника на Ржевско-Вяземском плацдарме.


В этот же день из района деревни Хлепень, с плацдарма на за­падном берегу Вазузы в юго-западном сычевском направлении и далее на Липецы — Извеково — Григорьевское — Хмелита, перешли в на­ступление войска 31-й армии, которой командовал генерал-майор В. А. Глуздовский, а в ее составе и 308-й артиллерийский полк.


Сильная весенняя распутица и сложные условия лесисто-болотистой местности, широкое применение противником различных заграждений и использование заранее подготовленных позиций сни­жало темпы наступления. Выполняя приказ Гитлера, враг превращал оставляемый плацдарм в «зону пустыни»: населенные пункты сжигались, жители угонялись, мосты взрывались, дороги миниро­вались, запасы продовольствия, горючего уничтожались.


Однако советские войска, преодолевая упорное сопротивление противника, сбивали вражеские арьергардные части, упреждали врага в занятии им выгодных оборонительных рубежей и мешали угону советских людей в Германию.


Освободив 8 марта город Сычевку и 10 марта — Новодугино, войска 31-й армии, и в их числе 308-й артполк, очистили от врага полуразбитые, полусожженные, разграбленные немцами деревни Бабники, Макарики, Тюхово, Пустошка, Кужнино, Иваники, Кулементьево, Жуково Новодугинского района и вышли к селу Извеково, где также из 53 домов осталось всего несколько изб, да маленькая церквушка. Жителей села немцы или убили, или угнали в рабство, а некоторые, возможно, укрылись в лесах. Пусто.


Здесь в один из уцелевших домов после изгнания врага заскочил командир отделения разведки 2-го дивизиона 308-й артиллерийского полка старший сержант Валентин Александрович Моисеев. В доме никого взрослых не было, вещи разбросаны. Но, осмотревшись, он увидел у ножки стола в углу очень крохотную девочку, и в первый момент принял ее за куклу. Но это оказалась чудом уцелевшая девчушка около двух лет. Он закутал ее во что-то подвернувшееся под руку наподобие одеяла. Напуганная боем, оторопевшая, она вначале не могла произнести ни слова. Окружавшие их бойцы сказали:


— Давай, Валентин, назовем ее твоим именем — Валя.


И тут она пролепетала это имя. Может быть, это совпадение, может быть, это ее настоящее имя, которое она вспомнила.


Сержант вынес ее из дома на мартовское солнце, и в этот момент здесь оказался фронтовой фотокорреспондент «Известий» Вик­тор Кинеловский, который не мог пройти мимо такой волнующей душу и сердце сцены и сделал несколько снимков сержанта В. А. Мои­сеева и Вали, в том числе фотографию того момента, когда он кормит ее у дома из солдатского котелка, сидя на обгоревшей кровати. На обороте снимков он пометил: «Извеково, северо-западнее Вязьмы — сержант Моисеев, 308 артполк». С этой пометкой они и попали в архив кинофотодокументов.


В Извекове не было ни единой живой души, передать девочку было некому, поэтому артиллеристы приютили Валю у себя на батарее, где пробыла она около 3 дней. Она стала привыкать к «отцу», улыбаться, о ней беспокоились все на батарее, даже суровый командир капитан Жариков (где-то он?). Но война есть война. Фронтовые дороги вели бойцов на запад. Валю передали сначала медикам, а затем в Смоленский (фронтовой) эвакуационный пункт, который занимался эвакуацией из прифронтовой полосы и освобожденных районов на восток детей, оставшихся без крова и родителей, одиноких стариков, а также раненых из числа гражданского населения.


На этом связь их прервалась... Но где бы ни был фронтовик, а девочку запомнил на всю жизнь, думал о ней часто и на войне и после: как, мол, сложилась ее судьба?


Отечественную войну Валентин Александрович прошел от Москвы до гитлеровской Германии. На фронте вступил в партию. За ратные подвиги награжден орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу» и другими медалями. Дважды ранен. До Отечественной войны у него был уже боевой опыт — участвовал в боях на Халхин-Голе, в финской кампании, освобождении Бессарабии. Сам он из Новосибирска. Но, демобилизовавшись, приехал жить в Калугу, где однажды, после тяжелого ранения лежал в госпитале, где оставил любимую Машу. Женился, работал слесарем-наладчиком на Калужском турбинном заводе, родился сын — Саша, но его не покидала мысль о Вале. Он несколько раз пытался самостоятельно искать свою «крестницу», но тщетно...


И вот однажды в один из июньских дней 1961 года приходит домой уже шестнадцатилетний сын Саша с газетой «Известия» в руках и говорит отцу:


— Это не тебя ли, папа, разыскивают?


Посмотрел ветеран на снимок, прочитал текст заметки «Где вы, старший сержант Моисеев?», в которой говорилось: «Где ты, солдат, спасший девочку Валю, добрый русский человек? Откликнись, если тебя пощадила война, и ты остался жив!». Слезы невольно появились на глазах. Сразу же нахлынуло в памяти: весна 1943 года, Смоленщина, фронтовые друзья по артполку, бои за Извеково и крохотный ребенок — один в пустом доме...


...А появилась эта заметка и фото в «Известиях» так: перебирая дорогие своему сердцу реликвии войны, фотокорреспондент В. Кинеловский остановился на снимке сержанта и девочки. Захотелось ему узнать, где теперь тот солдат, спасший малышку. Так появилась первая заметка. Через два месяца в «Известиях» появилась вторая корреспонденция — «Это было под Вязьмой», в которой сообщалось, что Валентин Александрович Моисеев жив, здоров, работает в городе Калуге. А вот судьба Вали оставалась неизвестной.


Редакции газеты «Известия» и журнала «Советский Союз» обрати­лись за помощью в Министерство Внутренних Дел РСФСР. В поиск включились работники паспортного отдела во главе с майором Ва­лентиной Федоровной Юдаевой. Подключились и криминалисты:


Поиск длился пять лет. Ведь эвакуировано было с Западного фронта более 1800 девочек по имени Валя, потерявших родителей. Наиболее сходные по возрасту, по времени и по обстоятельствам эвакуации были сфотографированы. Когда в Москве В. А. Моисееву показали фотографии двух девочек-девушек, он сразу узнал Валю. Так нашли и ее.


Что же с ней было после эвакуации? После передачи ее в эвакопункт она была переправлена на Урал, в Пермскую область, где воспитывалась сначала в Оханском, а затем в других детских домах, там ей дали фамилию Жукова и отчество Георгиевна в честь маршала Советского Союза Г. К. Жукова.


Когда подросла — окончила школу, затем Кунгурское художественное камнерезное училище, работала мастером на известном Пермском заводе «Русские самоцветы», а в 1965 году переехала в Донецк, где до сих пор работает в одной из организаций города. В августе 1966 года в Калуге состоялась первая послевоенная встреча В. А. Моисеева и спасенной им названной дочерью В. Г. Жуковой. Да, да, при встречах и телефонных разговорах Валентин Александрович всем так и говорил: «Дочка приехала». Она провела тогда в семье Моисеевых несколько дней. Затем были и еще встречи.


Собирались они побывать и на Смоленщине, но обстоятельства не позволили.


Сейчас у Вали двое детей. Ей очень хочется узнать, не остался ли кто-то из ее родных, родственников в живых. Может по чертам ее лица кто-то узнает себя. Надо ей помочь в этом.


А теперь о втором поиске автора этих строк, о том, как удалось выяснить все, о чем написано выше.


Когда я увидел в «Рабочем пути» фотографию солдата с котел­ком и маленькую девочку на коленях, то стал напрягать память и, в конце концов, вспомнил, что такую фотографию я видел в одной из военно-исторических книг, нашел ее, а затем в своем архиве нашел и вырезку из «Известий», о которой говорится выше. Ниточка потянулась дальше, но не так быстро, как говорится в этом сказе. Так я оказался в Калуге. Разыскал, не без труда, адрес нужных мне Моисеевых. Встретился с Марией Ивановной — женой Валентина Александровича. Она мне рассказала, показала необходимые документы и материалы, на основе чего написан этот очерк. К сожалению, встретиться с В. А. Моисеевым не пришлось — он скончался в 1978 году.


Такова краткая история снимка сорокалетней давности, история двух людей.


* * * * *


Дополнительная информация:


Кинеловский Виктор Сергеевич (1899-1979)


Родился в 1899 году. Советский фотокорреспондент. В середине 1920-х годов окончил рабфак. Работал наборщиком в типографии. Освоив фотографию, начал публиковать снимки в газетах. В 1931 году был принят фотокорреспондентом в журнал "СССР на стройке", позже работал в журнале "Советский Союз". В годы Великой Отечественной войны стал корреспондентом газеты "Фронтовая иллюстрация", одновременно корреспондентом Совинформбюро. Фотографировал бои под Москвой, на Калининском и Курском направлениях. В послевоенный период работал в фотохронике ТАСС. Лауреат и призер всесоюзных выставок художественной фотографии. Скончался в 1979 году. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве (Закрытый колумбарий, секция 4, ряд 2).


Автор: А. Виноградов (подполковник в отставке) 19.09.2016 г.


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1651/

Показать полностью 1
828

Воспоминания детей, переживших Сталинградскую битву.

Украденное солнце.

Воспоминания детей, переживших Сталинградскую битву. Нельзя, чтобы такое забылось...

Воспоминания детей, переживших Сталинградскую битву. Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Дети Сталинграда, Длиннопост

Волгоградский Первый Драматический Театр поставил по воспоминаниям детей, переживших Сталинградскую битву, спектакль «Украденное солнце». Спектакль, который невозможно смотреть без слез...


Изначально пьесы не было, были записанные на бумаге и диктофоне воспоминания тех, кто детьми оказался в огне Сталинграда. Артисты читали и слушали эти воспоминания, выбирали фрагменты и складывали из них хронику Сталинградской битвы детскими глазами. Многие из авторов этих воспоминаний живы, с некоторыми из них артисты встречались, когда готовили постановку. Кто-то из "детей Сталинграда" спектакля был и на премьере.


Здесь, в этом посте - цитаты из этого спектакля, взятые у Анны Валерьевны. Ее посты про спектакль здесь -  https://anna-stepnova.livejournal.com/116427.html  и здесь - https://anna-stepnova.livejournal.com/146609.html.

В тексте есть хроникальная часть, чтобы была понятна логика развития битвы: воспоминания расположены в соответствии с хроникой событий тех дней.


- До войны, в Сталинграде, на привокзальной площади был установлен типовой фонтан. Фонтан представлял собою аллегорию к стихотворению Корнея Ивановича Чуковского «Краденое солнце». В народе его называли: «Бармалей», «Танцующие дети», «Дети и крокодил». Такие же типовые фонтаны были установлены в Воронеже, Днепропетровске…


А 23 августа 42 года Сталинградский фонтан был запечатлен на фотографиях, на фоне пылающего города. Эти фотографии стали символом битвы на Волге. Они облетели весь мир, их узнают и посей день. Образ фонтана встречается в художественных фильмах и даже компьютерных играх…


После войны фонтан восстановили, но в 50-е годы двадцатого века его решено было снести, как не представляющего из себя никакой художественной ценности.

В моих руках – дневник воспоминаний тех людей. Чье детство пришлось на те страшные годы. Многие из детей, переживших Сталинградскую битву считают, что восстановление фонтана стало бы лучшей памятью и олицетворением их Сталинградского детства.


- Солнце по небу гуляло

И за тучу забежало.

Глянул заинька в окно,

Стало заиньке темно

А сороки - белобоки

Поскакали по полям,

Закричали журавлям:

-Горе! Горе! Крокодил –

Солнце в небе проглотил!

- Рано – рано

Два барана

Застучали в ворота:

- Тра-та-та и тра-та-та!

«Эй вы, звери, выходите,

Крокодила победите,

Чтобы жадный крокодил

Солнце в небо воротил!»

- И бегут они к медведю в берлогу:

- «Выходи- ка ты, медведь, на подмогу.

Полно лапу тебе, лодырю, сосать.

Надо солнышко идти выручать!»

И встал медведь,

Заревел медведь,

И на злого врага

Налетел медведь.

Уж он мял его

И ломал его:

«Подавай сюда

наше солнышко!»

- Испугался крокодил.

Завопил, заголосил,

А из пасти

Из зубастой

Солнце вывалилось,

В небо выкатилось!

Побежало по кустам,

По березовым листам.


Рады зайчики и белочки,

Рады мальчики и девочки,

Обнимают и целуют косолапого:

«Ну, спасибо тебе, дедушка, за солнышко!»


17 июля на дальних подступах к Сталинграду, началась великая Сталинградская битва. Противник имеет численное преимущество в 4—5 раз, в орудиях и минометах — в 9—10 раз, в танках и самолетах — абсолютное.


- Школы отдавали под госпитали. Мы освобождали классы от парт, а на их место ставили койки, заправляли их постельными принад¬лежностями. Но настоящая работа началась тогда, когда а одну из ночей прибыл состав с ранеными, и мы помогали переносить их из вагонов в здание. Делать это было совсем непросто. Ведь наши силенки были — не ахти какие. Вот почему каждые носилки мы обслуживали вчетвером. Двое брались за ручки, а еще двое подлезали под носилки и, чуть приподнявшись, двигались вместе с основными.


23 августа, воскресенье

В 16 часов 18 минут началась массированная бомбардировка Сталинграда. В течение дня было произведено 2 тысячи самолетовылетов. Город был разрушен, десятки тысяч жителей ранены и погибли.


- Утро этого дня было прохладное, но солнечное. На небе ни облачка. Все горожане занимались своими обычными делами: шли на работу, стояли в магазинах за хлебом. Но вдруг радио объявило о начале воздушной тревоги, завыли сирены. Но было как-то тихо, спокойно. Понемногу, не смотря на то, что тревогу не отменили, жители покинули укрытия, блиндажи ,подвалы. Мои тети стали развешивать во дворе выстиранное бельё, разговаривать с соседями о последних новостях. И тут мы увидели, как на небольшой высоте, идут бесконечной волной тяжелые немецкие самолёты. Раздался вой падающих бомб, разрывы.


Бабушка и тётя с криком ужаса и отчаяния бросились в дом. До блиндажа не возможно было добежать. Дом весь сотрясался от взрывов. Меня затолкали под тяжелый старинный стол, сделанный еще дедом. Тётя и бабушка прикрывали меня от летящих щепок, прижимали к полу. Они шептали : «Мы пожили, тебе бы, тебе бы пожить!».


- Мы жили на поселке Второй километр, рядом с Мамаевым курганом. Когда стало чуть потише, мы вышли наружу и увидели что наших соседей Устиновых, у которых было пять детей, завалило в окопе землей, и только длинные волосы одной из девочек торчали наружу.


- Помните фильм «Волга – Волга»? А колесный пароход, на котором пела Любовь Орлова? Так вот, в роли парохода, в самой веселой довоенной комедии, снимался пароход «Иосиф Сталин».

27 августа пароход Иосиф Сталин» пошел ко дну. На нем из горящего Сталинграда пытались выбраться около тысячи беженцев. Спаслись всего 163 человека.

- Массированная бомбардировка города продолжалась до 29 августа.


- Нервы у мамы начали сдавать. Во время очередной страшной бомбежки, она повела нас к железнодорожному вокзалу, прикрепив нам на груди бумажные таблички с нашими именами. Она бежала впереди так быстро, что мы едва за ней поспевали. Недалеко от вокзала увидели, что на нас с неба падает бомба. И время замедлилось, будто для того, чтобы дать нам возможность рассмотреть её смертоносный полет. Она была черная, «пузатая», с оперением. Мама подняла руки к верху и стала кричать: «Деточки! Вот она, наша бомба! Наконец-то, это наша бомба!».


- 1 сентября бои уже приближались к окраинам города. А мирные жители пытались укрыться в подвалах разрушенных зданий, окопах, блиндажах, щелях.

- 14 сентября начался штурм Сталинграда. Ценою больших потерь гитлеровские войска овладели господствующей над Сталинградом высотой - Мамаевым курганом, вокзалом Сталинград-1.

- 15 сентября вокзал Сталинград 1 четыре раза переходил из рук в руки. Были уничтожены все переправы в черте города.

- 16 сентября всего лишь одна стрелковая дивизия под прикрытием ночи переправилась через Волгу и выбила противника из центральной части города, освободила вокзал и заняла Мамаев курган, но это ни к чему не привело. Противник бросил в бой семь своих отборных дивизий, более пятисот танков.


- Побежали смотреть немцев. Ребята кричат: «Смотрите, немец!» Я всматриваюсь и никак не могу увидеть «немца». Они видят, а я нет. Я искала большую «коричневую чуму», которую рисовали на плакатах, а по полотну железной дороги ходят люди в зелёной военной форме. В моём понятии враг – фашист должен иметь облик зверя, но не в коем случае не человека. Я ушла, мне было не интересно. Впервые я была глубоко обманута взрослыми и никак не могла понять, почему же «люди» так жестоко бомбили нас, почему эти «люди» так ненавидели нас, что заставляли нас голодать, превратили нас, именно нас, сталинградцев, в каких-то загнанных, напуганных зверушек?


- Мы смотрели на пожар из щели. Треск стоял ужасный. Такой сильный, что мы порой не слышали, как падали бомбы. Я все думала о том, как сегодня утором, когда еще не было пожара и самолеты не прилетели, я зашла в дом, увидела кусок ваты и слепила из него платье для своей куклы. Оно получилось такое воздушное, и моя кукла стала похожа на Снегурочку. Для нового года было ой как далеко, поэтому я сняла платье по частям, снова слепила и повесила в шкаф. Там ничегошеньки не было – одно платье для Снегурочки. Ну и пусть до зимы далеко. Зато мне не нужно было возиться с кукольным нарядом. Открою шкаф, пожалуйста – одевайтесь.


- 20 сентября немецкая авиация полностью разрушила вокзал Сталинград 1.

- Единственным местом, где можно было хоть чем-то разжиться, оставался элеватор. Он все время переходил из рук в руки, но это никого не останавливало.


- Мы пробирались туда тайком. Большей частью оно было горелым, но все-таки это было зерно, а значит – еда. Мать размачивала его, сушила, толкла, делала все, чтобы как-то прокормить нас. Ходить на элеватор стало для меня постоянным делом, но я стремился туда не только за зерном. На моем пути находилась библиотека, вернее то, что от нее осталось. В ее здание попала бомба и все разворотила. Однако многие книги остались целы и валялись повсюду. Набрав, сколько мог зерна, я по дороге отсыпал его в свои тайники, потом шел к библиотеке, садился там и читал. Я прочел тогда много сказок, всего Жюля Верна. Горелое зерно, оттопыривающее мои карманы, спасало меня от голода, а книги, прочитанные на пепелище, лечили мою душу.


- Недалеко от нас стояла походная кухня. Еду возили на передовую в термосах. Они были большие, зелёного цвета, а внутри белые. Часто повар привозил еду назад и говорил: «Ешьте, детки! Там кормить уже некого…»


На территории города шли ежедневные кровопролитные бои, нередко переходящие в рукопашные схватки. Из семи районов города враг удалось захватить шесть. Кировский район, окруженный с трех сторон, оставался единственным, куда противник так и не смог пробраться.


- Раны мои уже загноились (я получила ранение в голову, с правой стороны лица, в предплечье левой руки и ещё на уровне третьего ребра слева врезался металлический осколок). Сестра обнаружила в подвале немецкую санчасть. Мы потихоньку, чтобы не подстрелили, подкрались туда, постояли в нерешительности. Сестра заплакала, поцеловала меня и спряталась, а я пошла внутрь, с ужасом думая о возможной смерти и одновременно надеясь на помощь. Повезло: меня перевязал немец, вывел из подвала и даже сам заплакал. Наверное, у него тоже были маленькие дети.


- 26 сентября группа разведчиков под командованием сержанта Павлова и взвод лейтенанта Заболотного заняли два дома, имеющих важное стратегическое положение на площади 9 января.


- Мы жили на передовой вместе с бойцами. Воду брали из колодца, который находился в овраге, на нейтральной полосе. Маму я берегла, боялась, что если её убьют, то мы с сестренкой пропадем. Поэтому за водой бегала я.


- Я шел по тропинке склона нашего оврага. Вдруг на уровне моей головы со свистом взметнулись несколько фонтанчиков земли. Я остолбенел и инстинктивно глянул – откуда стреляют. Напротив, на крутом откосе оврага, свесив ноги, сидели два молодых немца с автоматами и буквально «ржали». Потом они стали мне что-то орать, продолжая смеяться. Я думаю, они орали, спрашивая меня, «не наложил ли я в штаны?» Им было весело. Я же юркнул в ближайшую пещеру. Эти молодые и здоровые парни могли пристрелить меня как мышонка.


- Пала от болезни лошадь. Закопали её скрытно, но мы, мальчишки, подглядывали и , когда стало темнеть, разрыли могилу. По землянкам и избам разбежались с большими кусками мяса. Мама приготовила его, сидим мы, вся ребятня, уплетаем необыкновенную вкуснятину, и Мишка довольно говорит: «Мама, когда я вырасту большой, я всегда буду кормить тебя только таким вкусным мясом».


- Немцы ходили с длинными щупами и проверяли, где земля была рыхлая, начинали копать. Войдя в наш двор они сначала нашли чемодан со столовыми принадлежностями, но их он не заинтересовал. Потом нашли зарытый возле сарая большой сундук. Обрадовались. Бабушка начала ругаться, чтобы остановить их, но они не слушали и говорили, что скоро нас отправят в Германию и вещи нам уже будут не нужны. Мой дед в объявлении мелким шрифтом вычитал, что обворовывать мирное население нельзя и за это последует наказание. Он побежал в комендатуру, и через некоторое время к нам вошли офицеры, а за ними радостный дедушка. Они выгнали солдат. Мы уложили вещи в сундук, но перепрятать его не догадались. На следующий день к нам пришли те же солдаты и вырыли сундук. Дедушка пригрозил им комендатурой. На что один из немцев ответил: «Комендатура – выходной». Они унесли сундук.


5 октября немецкое командование приступило к депортации гражданского населения из Сталинграда. Через ряд пересыльных пунктов в нечеловеческих условиях людей гнали в Белую Калитву.


- Немцы нас всех подняли, стали сортировать, с малыми детьми сажали в машины, и подростков и взрослых повели пешком. У одной женщины было 2-е младенцев. Немцы стали подсаживать женщин в машины. Один немец держал в обеих руках детей, одного ребёнка отдал матери, а другого не успел, и машина тронулась. Ребёнок запищал, а он несколько постоял в раздумье, затем бросил на землю и затоптал ногами.


- 23 октября расстояние от переднего края боя до Волги сократилось до 300 м.


- Однажды меня от голода спасла крыса. Её я увидела внезапно , она мелькнула , но разглядела : в зубах она держала кусок хлеба. Я стала ждать, может, ещё пробежит, но посыпались мины и пришлось уйти в укрытие. На второй день я снова пришла сюда. Долго ждала, стало темно, и вдруг увидела её. Она вынырнула из сгоревших сараев. Я стала обследовать сарай. Не давала искать обвалившаяся кровля. Уже хотела бросить эту затею, присела отдохнуть, как в просвете увидела мешок обгоревший и закопченный, но все же в нем были собраны остатки хлеба, куски от стола. Больше недели я жила ими.


- Мама достала где-то немного зерна. Мы сидели около печи , ожидая, когда же испекутся лепешки. Но неожиданно нагрянули немцы. Они, как котят , отшвырнули нас от печи, вынули наши лепешки и, хохоча на наших глазах стали их есть. Почему-то запомнилось мне лицо толстого рыжего немца. Мы же в этот день остались голодными.


9 ноября установились крепкие морозы. В том году наступила аномально- холодная зима. Берега Волги покрылись ледяной коркой. Это усложнило связь, доставку боеприпасов и продовольствия, отправку раненых.


- Голодная зима заставила всех нас искать все, что с грехом пополам годилось в пищу. Чтобы избежать смерти ели патоку и клей-декстрин. За ними мы ходили, а вернее, ползали на животе под пулями на тракторный завод. Там, в чугунолитейных цехах, в колодцах мы набирали патоку с керосиновой добавкой. Клей находили там же. Принесенную патоку долго вываривали. Из клея же пекли лепешки. Ходили на развалины бывшего кожзавода и выдирали, вернее, вырубали топором из ям просоленные и мороженные шкуры. Разрубив такую шкуру на куски и опалив в печке, варили , а затем пропускали через мясорубку. Полученную таким образом студенистую массу ели. Именно благодаря этой пищи, нам четверым детям удалось остаться живыми. Но наша одиннадцатимесячная сестрёнка , не воспринимавшая эту пищу, умерла от истощения.


23 ноября Юго-Западный и Сталинградский фронты при активной поддержке Донского фронта встретились, и замкнули кольцо окружения гитлеровских войск под Сталинградом.


- Опухший от голода, полураздетый (всю одежду поменяли на продукты, под артиллерийским огнем каждый день ходил я на Волгу за водой. Нужно было раздвинуть трупы, которыми была покрыта поверхность воды у берега. Немцы обстреливали из минометов даже одиночные цели и днем не давали подойти к воде. Берег Волги там обрывистый, высотой метров 12, и наши бойцы сделали лестницу шириной 5 метров из трупов. Засыпали её снегом. Зимой было очень удобно подниматься, но когда снег стаял, трупы разлагались, и стало скользко. После тех дней я перестал бояться мертвых.


- Территория, занимаемая окруженным врагом, сократилась более чем вдвое.

Решается исход Сталинградской битвы.


- А у немцев на небе тоже звезды?

- Да

-А я думал, фашистские знаки…


- А у фрицев бывают маленькие фрицата?

- Да, бывают.

- А наша Красная Армия, когда дойдёт до Германии, то всех фрицат побьёт?

- Нет, наша Красная Армия воюет не с детьми немецкими, а с фашистами. Скоро рассердятся Германские дети, возьмут Гитлера и расстреляют его.


А я хочу быть советской миной, буду летать сверху и прямо в сердце фрицу, как разорвусь там, так разлетится фриц на куски!


- А кто начал войну, Гитлер?

- Да, Гитлер.

- Эх, если бы Гитлера сейчас привезли к нам, мы бы его подвесили за макушку, а я бы подошел к нему, отрубил бы ему ногу и сказал – Вот тебе за мою маму!


- 8 января Советское командование предъявило командованию окруженных под Сталинградом немецко-фашистских войск ультиматум с предложением прекратить бессмысленное сопротивление и капитулировать. Генерал-полковник Ф. Паулюс в письменной форме отклоняет предложение советского командования о капитуляции.

- 10 января войска Донского фронта начали наступательную операцию «Кольцо» с целью ликвидации окруженной немецко-фашистской группировки под Сталинградом.


- Мы жили в Дубовском детском доме. Когда нам объявили, что наши перешли в наступление и погнали немцев, радости нашей не было конца…

-И воспитатели нам ничего не запрещали…

-Мы разорвали все подушки…

-А белый пух летел по комнате, как снег.


- Утром к нам во двор вошли люди на лыжах, все в белом. Это были наши солдаты. Они были похожи на ангелов....


Автор: Аксанов Нияз  21.05.2013 г.


Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1624/
Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!