IgorUa

Пикабушник
поставил 155 плюсов и 306 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу
12К рейтинг 78 подписчиков 49 комментариев 19 постов 16 в горячем
172

Выставили голым на мороз: в Алтайском крае родители-изверги жестоко наказали 5-летнего сына

В Алтайском крае родители-изверги выставили на мороз пятилетнего сына — в качестве наказания они предварительно раздели ребёнка догола.

Уголовное дело возбуждено в Алтайском крае в отношении родителей, которые выставили на мороз своего пятилетнего сына. Полностью голого ребёнка заметили прохожие — мальчик стоял на заснеженном крыльце и дрожал от холода.

"21 января 2022 года в селе Селезнево Шелаболихинского района родители 5-летнего мальчика, будучи недовольные поведением сына, выгнали его из дома. При отрицательной температуре мальчик без одежды и обуви продолжительное время находился на улице", — сообщили в пресс-службе СУ СКР по Алтайскому краю.

Сейчас мальчик и двое его братьев изъяты из семьи.

Следователи также проверяют местные органы опеки и профилактики на предмет халатности — по данным тг-канала Mash Siberia, документы на лишение супругов родительских прав суд рассматривает с прошлого года.

https://www.1tv.ru/news/2022-01-24/419966-v_altayskom_krae_r...

1221

Кобакодзувари

香箱座り(こうばこずわり )[кобакодзувари] – поза, в которой сидят кошечки, как на картинке (поза буханки).

Кобакодзувари Кот, Интересное, Кобакодзувари
65

Больно по расписанию. Фельдшер — о школьниках, которые очень не хотят на урок

— Здесь болит? А так болит? А вот так? — фельдшер мял живот девятилетнего мальчишки.


Тот старательно изображал боль, утвердительно кивая на каждый вопрос и напрягая живот, когда пальцы фельдшера снова касались его поверхности. Мама стояла рядом, встревоженно глядя на процесс и попутно отрицательно отвечая на все вопросы, задаваемые всё тем же фельдшером.


Аллергии нет у ребёнка? Хронические заболевания? За рубеж последние пару месяцев не выезжали? Операции у мальчика были какие-нибудь? Может, что съел неподобающее? Нет? Хорошо!


Фельдшер оставил живот мальчишки в покое и повернулся к матери.


— Водички не принесёте? Пить ужасно хочется. Весь день на колёсах.


— Конечно, конечно… — мама умчалась на кухню. — Вам какой? Минеральной?


— Какую не трудно, — фельдшер снова повернулся к пацану. — Ну-с, молодой человек? Решили последние пару дней перед школой поболеть?


— Почему пару дней? Первое сентября завтра уже, — мальчишка опасливо покосился на медика. — Я не хотел, чтоб мама врача вызывала. Это она всё. Я завтра в школу хотел пойти.


— Ну, ну… — фельдшер включил календарь на своём мобильнике — Смотри сюда. Сегодня пятница. 31 августа. Завтра суббота. Послезавтра воскресенье. Учебный год начнётся с третьего сентября. А… Спасибо, — фельдшер прервал объяснение и принял стакан с водой у подошедшей матери.


— Так что у сына? Вы так и не сказали.


— Ничего страшного не вижу. Может, какая-то кишечная колика была, — фельдшер отпил воды и подмигнул мальчишке. — Сейчас болит?


— Не. Сейчас уже не болит.


— Ну вот видите! Не болит. Могу, конечно, предложить госпитализацию. Но смысла в этом не вижу. Впрочем, если вы настаиваете…


— Нет, нет. Что вы? Мы вам верим, — мама посмотрела на сына.


Тот улыбался. Заулыбалась и она.


— Вот и славно. Держите ручку. Вот тут расписываемся. Всё. Не болейте.


— Вот обормот, — фельдшер беззлобно вспоминал мальчишку. — Думаю, не поленился в Интернет слазить, симптомы аппендицита посмотреть. А с календарём промахнулся. В школу он хочет. Ага. Прям видно по нему, как хочет. Ну, ничего. В следующий раз хитрее будет.


***


— Ты когда теперь? — напарник проверил ящик и распихал по карманам коробочки с наркотой.


— Завтра. В ночь выйду на подработку.


— Денег захотел побольше?


— Ага. Сплю и вижу себя миллионером. Только кредит выплачу.


— Ну давай, давай. Не перетрудись.


***


Увидев знакомые адрес, фамилию и повод к вызову, фельдшер невольно рассмеялся.


— Что там тебе такого смешного дали? — диспетчер поднял глаза от графика дежурств, лежащего у него на столе.


— Да так. Больного одного вспомнил, — фельдшер положил вызов в папку и степенно пошёл на выход, всё также беззлобно бурча себе под нос: "Ну, вроде большой мальчик, а как малое дитё, ей Богу..."

Показать полностью
508

Старушка с 30 кошками. Фельдшер — о квартирах, куда не войдёшь без противогаза

После недавнего "евроремонта" крыша подстанции опять потекла. Картонные потолочные панельки размокли и начали дружно осыпаться на пол. Плесень, которую, казалось, вывели насовсем, вернулась на прежние места обитания, придав подстанции тот вид, который она имела все прежние годы. И хотя на дворе стояла тридцатиградусная жара, капель в комнатах не прекращалась, наполняя вёдра и тазики водой, коей за один дождливый день пропитался пористый утеплитель.

— Ничего, — фельдшер передвинул койку в сторону от водопада. — Зимой замёрзнет и перестанет течь. Вот тогда заживём по-царски.

— Размечтался. Зимы-то нынче дождливые, — напарник подставил под струйку воды ведро. — Глобальное потепление.

— Хорош лясы точить, — диспетчер заглянул в комнату отдыха. — Езжайте на вызов.

— А что сама, лично вызовы разносишь, а не по матюгальнику кричишь? Уважуху выказываешь?

— Выказываю, выказываю, — диспетчер рассмеялась. — Только у нас тоже льёт. Громкую связь выключили, а то, не приведи Господи, закоротит.

***

Вонь в квартире резала глаза. Казалось, даже лики святых, коими были увешаны все стены, морщились от запаха и требовали выносить всех. Кошки, числом не менее тридцати (без учёта малолетних котят), казалось, давно приватизировали жилплощадь, вели себя вольно и делали, судя по обшарпанности и загаженности помещения, всё что хотели. Пробираясь через мяучащее стадо и стараясь не наступить на что-нибудь мягкое или живое, фельдшера впервые в жизни пожалели об отсутствие бахил.

На грязной кровати восседала такая же, как кровать, грязная старуха.

— Случилось что? — старший сразу взял быка за рога, решив не спрашивать ни про паспорт, ни про полис.

— Да вот задыхаюсь я что-то.

— Не мудрено, — фельдшер пожал плечами. — Мы вот тоже что-то задыхаемся. А давно задыхаться начала?

— Дней пять уже. И к врачу обращалась. Только она пришла позавчера, а в комнату даже входить не стала. Говорит, астма у неё. Так. Из коридора всё спросила, лекарства выписала и ушла. Никакого уважения, — старуха насупилась. — И чему их в институтах учат?

— Она просто противогаз с собой взять забыла, — фельдшер измерял старухе давление, стоя на одной ноге, поскольку чистого места на полу нашлось только для одной. — Нас зачем вызвала?

— Чтоб послушали. Врачиха-то не послушала. Сказала только, чтоб через два дня к ней на приём пришла. Я пришла сегодня, а её на работе нет. Вот. Я домой вернулась и вас вызвала. Нашли тоже девочку, туда-сюда ходить. Я вон до магазина-то еле хожу. Вон ораву какую кормить надо, — она кивнула на кошек, — А пенсия совсем маленькая. Хорошо хоть первый этаж. Утром окно открою, они сами на улицу ходят кормиться. Хоть какая экономия.

— Бронхит у вас, — фельдшер убрал фонендоскоп в карман.

— Так я знаю. Хронический он у меня, обструктивный, — бабка вспомнила научное слово. — Мне эуфиллин очень помогает. И преднизолон.

— А что ж таблетки свои не принимаешь? Врач же прописала? Экономишь?

— Укол-то лучше. Таблетки плохо помогают. Сделаете укол-то?

— Сделай ей, — фельдшер кивнул напарнику. — А то не отвяжется, — пробормотал он уже вполголоса.

— Эуфиллин сделаю. А преднизолона у нас всего две ампулы. Не дай Бог на ребёнка нарвёмся с ларингитом.

— А что утром в аптеке преднизолон не затарил?

— А он там есть? Я этот сам покупал в прошлую смену, — напарник развёл эуфиллин и, вытирая слезящиеся глаза, наложил жгут на грязное плечо старухи. — Хватит ей и эуфиллина. А преднизолон вон у неё. В таблетках. Сама примет.

***

— Ребятам спасибо, довезли нашу коллегу, — заведующая продолжала пятиминутку. — Сдали в реанимацию с бронхостатусом. Всё как положено. И кислород, и капельницу с преднизолоном. Молодцы. Да… И жалоба на вас, пока не забыла, — заведующая улыбнулась — А что ж вы бабке-то преднизолона пожалели? Хорошо она мне позвонила, а не на горячую линию. Так орала, что на ней врачи лекарства экономят! Еле отбрехалась.

***

— В следующий раз, если бабка вызовет, точно противогаз надену. А то, как её участковую, увезут меня жадные фельдшера в реанимацию. С бронхостатусом.

— Согласен, — старший закурил и мечтательно закатил глаза. — И халаты белые поверх формы наденем. Представляешь: ночь, полная луна в окне, кошки орут. И мы с тобой из тёмного коридора к ней в квартиру заходим. Во всём белом… В бахилах… В противогазах…

Автор: Дмитрий Беляков

Показать полностью
499

Халява. Фельдшер — о тех, кто вызывает 03, потому что лень сходить в аптеку

— Я слушаю вас, — голос представителя страховой компании был сонным.

— Мне нехорошо. Пожалуйста, пришлите ко мне доктора, — Дора Моисеевна устало прилегла на диван.

Ещё не распакованные чемоданы стояли прямо у двери номера гостиницы.

— Что именно вас беспокоит?

— Да всё беспокоит. Неужели вы утверждаете, что после перелёта и торчания в аэропорту у старой шестидесятилетней женщины улучшится здоровье? Таки я думаю, что нет.

— Вы можете обратиться к медику непосредственно в отеле.

— В отеле? Это гостиница, а не отель, и здесь нет медиков. Кроме того, у меня есть страховка, по которой вы обязаны следить за моим здоровьем. Или я зря платила столько шекелей, чтобы умереть на чужбине без присмотра?

— Мадам, — голос представителя страховой компании полностью проснулся и окреп. — Я торчу в офисе за тысячи километров от вашей болезни. Что я могу вам сказать за ваши требования? Страховка подразумевает оказание экстренной помощи. Всякая остальная помощь будет исключительно за ваш счёт. Если хотите, я свяжусь с медицинским центром в Москве и к вам приедет доктор. Но это будет стоить несколько денег. Вы их заплатите, а по возвращении домой мы решим, возвращать вам эту сумму или нет.

— С таким предложением я точно могу не дожить до возвращения и дележа страховой премии, — голос Доры Моисеевны стал страдальческим. — Вот она, ваша страховая медицина! У меня голова болит, а вы думаете только о шекелях.

— Примите таблетку от головной боли и успокойтесь. Ничего страшного не происходит. Вы устали от дороги, понервничали. Ложитесь спать и утром почувствуете себя гораздо лучше.

— Таблетку? Вы предлагаете мне вернуться опять домой, чтобы взять с полочки таблетку от головы, а потом приехать опять в Россию и выпить её? Я буду жаловаться за такой подход к моему здоровью.

— Мадам, — голос представителя страховой компании стал вкрадчив и таинственен. — Не надо никуда жаловаться, но я дам вам ценный совет.

— Бесплатно? — Дора Моисеевна тревожно глянула на часы, но, вспомнив, что звонок в страховую компанию абсолютно бесплатный, успокоилась.

— Разумеется. Абсолютно за так. Слушайте. Берёте местный телефон и набираете 112. Он тоже бесплатный. Говорите, что вам плохо и вы будете жаловаться. В течение 10 минут к вам приедет местная скорая помощь и сделает вам хорошо.

— Вы уверены, что всё так и будет?

— Я абсолютно уверен, что ваше здоровье улучшится, а кошелёк совсем не пострадает. У меня много друзей в России, и все как один говорят, что скорая помощь абсолютно всех лечит бесплатно, а специалисты, которые там работают, — одни из лучших.

— И как часто я могу вызывать?

— Бог мой! Да хоть по три раза в день, если вам не наскучит нажимать кнопки телефона.

— И что? Совсем бесплатно?

— Абсолютно! Можете, конечно, дать врачам немного денег, но я думаю, не стоит. Они знали, куда шли работать. Так что не тяните. Вызывайте. Ваше здоровье нам очень дорого.

***

Фельдшер измерил давление, снял кардиограмму, сравнил её с шестью предыдущими и, тихо вздохнув, протянул больной таблетку от давления.

***

— Фима! И бросьте вы свои страхи в мусорное ведро! Поезжайте, не раздумывая за исход. В Москве есть на что посмотреть! — Дора Моисеевна уже распаковала привезённые из России подарки и теперь лежала на диване, держа около уха мобильный телефон и внимательно поглядывая на часы. — И я вам уверенно говорю: страховка — это выброшенные на ветер шекели. Не надо никакой страховки. Просто набираете 112…

(История основана на реальных событиях. Разумеется, все имена и диагнозы изменены, и любое совпадение — таки чистая случайность)

Автор: Дмитрий Беляков

Показать полностью
75

Рэкет на скорой. Фельдшер — о том, что медики заставляют покупать пациентов

— Лихо! — фельдшер на ступеньках, ведущих в магазин, бегло осматривал побитого гастарбайтера. — Кто ж тебя так?

Из раны на голове пострадавшего упорно сочилась кровь. Левый глаз заплыл и совсем не открывался. Губы распухли — даже если б таджик мог говорить по-русски, у него всё равно бы ничего не получилось.

Фельдшер сопроводил бедолагу в машину и обернулся к стоявшему рядом мужчине в оранжевой жилетке.

— По-русски говоришь?

Тот утвердительно кивнул головой.

— Кем приходишься пострадавшему? Брат? Ну тогда рассказывай.

— Он замечание вон тем делал, — брат указал рукой на стоящих около полицейского УАЗа подростков. — Чтоб не шумели. А они бить начали.

— Понятно. Паспорт, полис медицинский у брата есть? Хотя и так знаю, что нет. Не уважаешь, значит, скорую?

— Как не уважаешь? Очень уважаешь. Всегда уважаешь.

— Не. Уважал бы, приехал с полисом. А теперь страховая компания этот вызов не оплатит.

— Я оплачу, — брат вяло полез в карман, но попытка дачи взятки была пресечена самим фельдшером.

— Ну а раз уважаешь… Аптеку видишь? — фельдшер указал на вывеску. — Иди в аптеку и купи мне коробку резиновых перчаток. Самый большой размер. Мне твоего брата перевязывать надо, а перчаток нет. Не выдают. Наверное, деньги у начальства кончились, потому что кто-то въезжает в страну без полиса.

Через минуту мужчина вернулся, неся в руках коробку отличных латексных перчаток.

— Чувствую, в аптеке своё дело отлично знают, — усмехнулся про себя фельдшер, приступая к перевязке. — Самые дорогие впарили. Ну и хорошо. Нам же лучше.

— Куда его? — старший наряда ППС заглянул в приоткрытую дверь салона.

— В травмпункт поедем. Надо сотрясение мозга исключать.

— Регистрация есть? — полицейский обернулся к брату пострадавшего. — Хотя и так вижу, что нет. Не уважаешь, значит, полицию?

Увидев выражение лица таджика, фельдшер представил себе, как пэпээсник указывает рукой на магазин и посылает гастарбайтера купить для наряда коробку автоматных патронов в знак уважения к полиции. Не удержавшись, фельдшер коротко рассмеялся, заканчивая перевязку пострадавшего, и, втащив от греха подальше его брата в салон скорой, скомандовал водителю трогаться.

***

— Нет полиса? — травматолог осматривал пострадавшего. — Плохо. Не уважаешь, значит, травматологов. Ладно. В принципе, ничего опасного для жизни я не вижу. Поэтому всё остальное лечение будет платным. Надо бы, конечно, рентген сделать, но у нас аппарат сломался, — травматолог зачем-то внимательно посмотрел на пострадавшего и его братца.

— Дома лечить будем, — брат торопливо подхватил родственную душу под руку. — Спасибо, доктор.

***

— Да не оскудеет рука дающего! — коллеги по очереди лезли рукой в коробку, расхватывая перчатки.

— Да не отсохнет рука берущего, — фельдшер придержал слишком ретивого коллегу, отбирая излишки. — Не жадничай. Всем поровну.

***

— Я там тебе списочек составила, если что, — старший фельдшер шутила, пополняя медицинские укладки. — Анальгин, перчатки опять же, салфетки спиртовые. Короче, посмотришь…

Автор: Дмитрий Беляков

Показать полностью
1429

Даже дети лучше себя ведут. Фельдшер — о капризах взрослых при 37,5

Три часа ночи. Ребёнок. Температура. Жаропонижающие не помогают…

Температура и правда зашкаливала, но пятилетний малыш вёл себя достойно. Без единой слезинки дал себя послушать, помять живот. Широко открыл рот, когда надо было осмотреть горло.

Осматривая ребёнка, фельдшер параллельно разговаривал с его мамой, получая на удивление адекватные и точные ответы на поставленные вопросы. Документы тоже были в порядке, что так редко встречается в семьях мигрантов. Наконец, приняв решение, фельдшер повернулся вполоборота в сторону родителей мальчика.

— Простыл ваш ребёнок. Укол делать надо.

Мама кивнула в сторону сына.

— Его спрашивайте.

— Если надо, то делайте, — ответил фельдшеру доселе молчавший мальчик.

Фельдшер с интересом поглядел на больного.

— Больно ведь будет. Тебе раньше уколы делали?

Малыш отрицательно замотал головой.

— Но я потерплю.

— Ну, тогда ложись на живот, — фельдшер набрал в шприц анальгин.

Малыш даже не пикнул, не дёрнулся, когда игла вошла в мышцу.

— Всё, — фельдшер скинул иглу в контейнер и снова заговорил с мамой. — Как я понимаю, в больницу вы не поедете. Тогда с утра вызывайте врача и лечитесь. Сын у вас прям геройский. Эй! Герой! Ты что там?

Пацан, вцепившись зубами в подушку, беззвучно плакал. Инъекция анальгина всегда начинает болеть не сразу, а чуть позже.

— Нормально. Только больно всё-таки, — сквозь немые слёзы проговорил больной.

— Терпи. Скоро выздоровеешь.

Фельдшер подхватил ящик.

***

Четыре часа ночи. Ребёнок. Температура. Эпидемия, блин.

— Вот, — мамаша кивнула на четырёхлетнюю дочь. — Не хотели вас вызывать, но температура зашкаливает, а она отказывается от лекарства. Уж и так уговаривали, и сяк. Ни в какую. Только стонет.

Фельдшер посмотрел на девочку. Та испуганно, но без рёва и истерик смотрела в ответ.

— Ну-с, барышня. Выбираем. Или сейчас пьёшь сироп, или укол сделаю.

Фельдшер достал из ящика самый большой шприц.

Девочка всё так же молча открыла рот, позволив маме влить мерным шприцом жаропонижающий препарат.

— Молодец. Правильный выбор.

— Она у нас вообще девочка рассудительная, — мама поставила дочке градусник и засмеялась. — Даже не знаю, где ей потом жениха искать, чтоб такую рассудительную замуж взял. Одни малохольные какие-то кругом.

— Звоните, если что, — фельдшер подхватил ящик и тоже улыбнулся. — Есть у меня один на примете. Надо будет, скину адресок.

***

Семь часов утра. Взрослый. Температура.

— Их там двое заболели. Если что звони. Дам второй наряд.

— Вот, — наперебой вещала совершеннолетняя парочка общим возрастом лет пятьдесят. — Второй день уже. И насморк, и кашель. Температура то 38 и 5, то 37 и пять. Страшно. Вдруг это пневмония?

— Господа! Через час откроется поликлиника. Вызовете врача, который назначит вам лечение. Скорая лечение не назначает.

— А до восьми нам что, умирать прикажете? — истеричный голос молодого человека, казалось, возбуждал женскую половину кровати.

Утренний неадекват после бессонной ночи взял верх над рассудком.

— Да идите вы… — фельдшер продолжил фразу нецензурным словом, подхватил чемодан и с чувством исполненного долга вышел из квартиры.

***

— Две новости для тебя. Плохая и хорошая, — заведующий разложил на столе бумаги.

— Начинай с хорошей.

— Благодарность тебе. Вот.

На белом листе бумаги — после небольшого благодарственного спича, написанного убористым женским почерком, твёрдой детской рукой, держащей оранжевый карандаш, печатными буквами было выведено "Спасибо, дядя доктор".

— А плохая?

На трёх листах бумаги истекали кровью строчки о невыносимых муках морального и физического характера, причинённых двум влюблённым сердцам, коих не спас от неминуемой смерти неадекватный фельдшер. Больше всего акцент был даже не на мат, исходящий из уст дававшего клятву Гиппократу, а то, что медик не вызвал им врача на дом, как это всегда делается на скорой в Москве.

— Ну так и мы не в Москве, — сказал фельдшер, а заведующий утвердительно кивнул головой. — И почему ты решил, что это плохая новость? Это тоже хорошая новость. Они ж живы, раз через месяц так красочно описали свою неминуемую гибель?

Автор работает фельдшером скорой помощи в Московской области.

Автор: Дмитрий Беляков

Показать полностью
499

Самовар. Фельдшер — о том, где быстро найти деньги на лечение и не только

— Порядок! — Фельдшер бросил в контейнер снятые перчатки. Туда же полетели использованный шприц и салфетка. — Ещё что-нибудь будем делать?


— Нет, — врач на секунду отвлёкся от бумажек. — Дальше участковый пусть работает, — он обернулся к жене больного. — Вызвать участкового?


— Спасибо. К нам онколог завтра прийти должен, так что не стоит.


— Ну, как скажете, — врач опять уткнулся в бумаги.


— А где у вас можно руки ополоснуть? — фельдшер вопросительно посмотрел на женщину.


— На кухню пойдёмте. В ванной ремонт затеяли. Как некстати, — женщина вздохнула. — Сейчас я полотенце дам.


— Недавно болеет? — фельдшер мыл руки.


Женщина стояла рядом, держа полотенце.


— Три месяца. Сразу заболело. До крика. В больницу с панкреатитом отвезли, оперировать начали. А там…


— Понятно. Что онколог-то говорит?


— Говорит, в Германию надо. Ещё одну операцию сделать. У нас тоже можно, но там лучше. Да и здесь тоже недёшево, — женщина протянула полотенце. — Так что как Бог даст. Люди мы не особо состоятельные. Тут ещё дочь замуж собралась. Пришлось свадьбу пока отменить из-за отца. А деньги, что на свадьбу отложили, все потратили уже. Знаете, почём нынче болеть? — в глазах женщины появились слёзы. — А не дай Бог умрёт! Вообще по миру пойдём.


— Догадываюсь, — фельдшер принял полотенце и, вытирая руки, повернулся лицом к женщине.


Внезапно он замер. Выражение его лица изменилось.


— Что-то не так? — Женщина удивлённо посмотрела сначала на фельдшера, а потом обернулась, пытаясь понять, что его так заинтересовало.


— Это… — забыв про деонтологию и этику, фельдшер пальцем указал на стоящий на холодильнике самовар. — Это откуда?


— Мужа. Старый. Говорит, семейная реликвия. От прадеда так и передаётся из поколения к поколению.


С разрешения хозяйки, фельдшер, заядлый искатель древностей и любитель побродить с металлоискателем по полям, бережно снял самовар с холодильника и с придыханием осматривал раритет.


Небольшой самовар поражал своими изящными формами. Угольный, он был сделан из меди и имел на пузе множество оттисков медалей. Двуглавый орёл важно распростёр крылья над замысловатым краником с витиеватым запорным ключом. Ручки самовара были гладкие, сделаны из дорогого дерева и отполированы так, что блестели даже без лака. Конфорка, заглушка, шишки — всё было на месте и в порядке.


— По ходу, даже исправный. Хоть сейчас раскачегаривай. Вот вам и деньги. Знаете, сколько он стоит?


Женщина пожала плечами.


— Никогда даже не интересовалась.


— Ну, так я вам скажу. Приблизительно, конечно, — фельдшер назвал сумму. — Так что здесь и на операцию, и на лечение хватит. И даже останется немного.


— Не разрешит муж.


— Уговаривайте. Жизнь того стоит. Если надумаете, — фельдшер набросал на листке бумаги номер телефона, — позвоните. Эта контора самую достойную цену предложит. Не кинут. Я их давно знаю. Просто скажете, что со скорой порекомендовали. Они поймут.


***


— Алё! Заяц! Ты меня слышишь?


— Слышу, слышу.


Бас собеседника никак не походил на голос мультяшного зайца.


— Ты всё запомнил? Если принесут — не жмотись! Плати по полной. Людям деньги нужны на лечение. А самовар там такой, что ты его потом и продавать не захочешь. Отвечаю! Мечта всей твоей коллекции! Будешь в благодарность меня за него всю жизнь вискарём на халяву поить. А когда лопнешь от переизбытка самодовольства, я самовар себе заберу. На память о тебе.


— А почто сразу себе не заберёшь? Или сначала смерти моей хочешь? — за десять лет собеседник привык к манере давнишнего приятеля поддерживать тон беседы.


— Окстись, юродивый! Откуда у бедного фельдшера такие бабки? Не. Я лучше подожду.


— Ладно, ладно. Пусть звонят. Разберёмся.


***


— Ну, хоть в чём-то тебе повезло! — раскрасневшаяся от вина и танцев подруга присела на стул подле матери невесты. — Глянь, жених какой! И статный, и красивый, и деловой. А уж твоя рядом с ним вся светится! Нет, правда, — подруга налила себе ещё вина. — Я как вспомню, как ты последние полгода жила! Сердце кровью обливалось. Всё думала, как ты без своего жить дальше будешь? А ты молодец. Справилась.


— Справилась... — вздохнув, женщина подставила бокал, куда подруга тут же налила вина. — Думала, свихнусь. Тяжело болел, хоть и недолго. А я что? Работы нет. Денег нет. Даже то, что на свадьбу дочери отложили, и те пришлось на лечение потратить. Ничего не помогло. Так и умер. Потом похороны. Опять траты. И остались мы, как голые в степи. Если б не самовар…


— Самовар? — Подруга заинтересованно вскинула хмельные глаза.


— Да. Там, на холодильнике у нас стоял. Помнишь?


Подруга наморщила лоб, а потом неуверенно закивала головой.


— Дорогой, оказывается, самовар был. Случайно узнала. Пришлось продать. Только это и спасло. И на похороны хватило, и, теперь вот, дочери на свадьбу… Даже осталось немного.


Автор:

Дмитрий

Беляков

Показать полностью
107

"Годик в тюрьме посидишь". Фельдшер — о том, что грозит вам за ложный вызов 03

Платформа была пуста. Фельдшер набрал номер диспетчера.


— Это мы. Нет здесь никого.


— Что значит нет? Вы все лавочки осмотрели? Он должен сидеть на лавочке весь в крови.


— Я не знаю, что он должен, а только никого на платформе нет.


— Ну, так рядом посмотрите! Может, в кустах лежит!


— Может, мне ещё под платформу слазить, пока электрички нет?


— Не выделывайтесь, — голос диспетчера посуровел. — Соблюдайте субординацию. Давайте так: хорошенько там всё обыщите. Позвоните вызывавшему. Если никого не найдёте — отзвонитесь, дам другой вызов.


Фельдшер отключил телефон и закурил.


— Ну, что? — подошедший водитель тоже сунул в рот сигарету.


— Ищем, — фельдшер сплюнул. — Мы ж псово-поисковая бригада, а не медики. Сейчас минут пять типа поищем, а потом я вызывавшему позвоню. Что-то мне кажется, будет весело.


***


— Женщина! Это бригада скорой. Я вас очень прошу подойти к нам и указать, где сидит пострадавший. Мы не можем его найти.


— Ну я уже всё вашей коллеге по телефону объяснила! На лавочке. Мужчина. Сидел в крови. Что не понятно?


— Вот подойдите и покажите, где он сидит.


— Я не могу подойти. Я уже к Москве подъезжаю.


— Как к Москве?


— Очень просто, — судя по тону, на том конце провода обалдевали от бестолковости фельдшера. — Электричка подошла, и я уехала. Или у меня своих дел нет?


— То есть вы оставили человека в беспомощном состоянии? А вы в курсе, что это уголовная статья? Год вроде.


— Я никого не оставляла, — в голосе стали появляться истерические нотки. — Я вызвала скорую! Что вы ещё от меня хотите?


— Вы подходили к мужчине? Вы спрашивали, нужна ли ему медицинская помощь?


— С какого… я должна к нему подходить? — теперь в трубке слышался откровенный мат. — Я вас вызвала, вы и разбирайтесь! А меня больше не беспокойте. Идиоты!


Связь оборвалась.


— Ну, да. Ну, да, — фельдшер задумчиво сунул штатный телефон в карман куртки.


— Глянь! — Водила жестом подозвал фельдшера к ближайшей лавочке. — Хорошо, что присесть не успел.


На лавке валялись осколки бутылки от портвейна. В недобитом донышке весенней рябью искрился красным цветом остаток содержимого бутылки.


— Ай, молодец! Как же он так неловко-то? Но, чувствую, что не бомж. Бомж бы допил, а этот не рискнул. Видать, побоялся, что стекло мелкое в пойле осталось. Ну-с-с. Картина ясна. Отзваниваемся. А с барышней телефонной я попозже поговорю. Часика в три. Ночи.


— Только, чур при мне. Если спать буду — разбуди, — любивший розыгрыши водитель завёл машину.


— Дадут нам спать. Размечтался, — фельдшер усмехнулся.


***


— Алло! — голос фельдшера звенел металлом и не терпел возражений. — Прошу прощения за столь поздний звонок. Это капитан милиции Барсуков. Ваш телефон нам скорая передала. Вы вчера вызывали скорую мужчине на платформу? Тогда завтра… точнее уже сегодня, необходимо к восьми утра приехать к нам в отделение для дачи показаний. Это срочно. Мужчина пропал. Возможно, погиб. Вы видели его последняя. Запишите адрес, куда приехать… И что, что вы в Москве? Не шумите! Не приедете сами — вызову повесткой. И уже не свидетелем пойдёте. Статью об оставление в беспомощном состоянии ещё никто не отменял. Годик посидите, подумаете… Ну, вот и славно. Ждём.


Под восхищённый взгляд водителя фельдшер убрал видавший виды телефон.


— Хороший телефон. Лет двадцать, как ребята подарили. До сих пор не знаю, на кого зарегистрирован. Да и никто не знает. Но теперь он вечно будет принадлежать капитану милиции Барсукову.


Автор: Дмитрий

Беляков

Показать полностью
188

Месть утопленницы. Фельдшер — о доме, в котором умирают или болеют все мужчины

— Ух ты! — фельдшер взял карту вызова и посмотрел на своего молодого врача.


Врач только пришёл работать на подстанцию, родом был не местный. Но грамотный. Фельдшеру он нравился. Врач никогда не распускал нюни с больными, если тем не нужна была экстренная помощь, но выкладывался до последнего, если помощь была нужна.


— И чего там "ух ты"? — врач бегло скользнул взглядом по карте. — Ну, сорок два года, ну, мужчина, ну, радикулит. Ничего срочного. От того и вызов в системе уже часа два висит, очереди ждёт.


— На адрес гляньте.


— А что не так? Улица, дом, квартира.


— А-а. Не в теме ещё? Тогда поехали. И желательно побыстрей.


Радикулит на поверку оказался три дня не леченным пиелонефритом, с высоченной температурой и дикими болями в почках. Получив согласие на госпитализацию, бригада после проделанных манипуляций сунула больного в машину и шустро поехали в профильный стационар.


Врач, в отличие от многих врачей, в кабину не сел, а остался в салоне с больным. Не то чтобы он не доверял фельдшеру. Фельдшер был опытным, но врач всегда находился подле больного. Это было его правило. К тому же врачу не терпелось узнать, что такого в адресе, куда они только что ездили.


— Ну, — фельдшер обратился к болящему. — Неужели не знал?


— Знал. Рассказывали. Только не верил. Да и цена на квартиру смешная была.


— Понятно. Халява. Это хорошо, что в третьем подъезде купил, а не в пятом.


Мужчина сокрушённо замолчал и не проронил ни слова до самой больницы.


Сдав больного, фельдшер вышел на пандус. Врач в приёмном торопливо дописывал карту. Он не любил копить их до конца смены, а по приезде сразу сдавал в диспетчерскую, за что был любим диспетчерами как никто другой.


— Ну не тяни… — врач, положив карту в папку, посмотрел на фельдшера. — Рассказывай.


— А что тут рассказывать, — фельдшер пожал плечами. — Нехороший это дом. Особенно пятый подъезд. Любой мужик в возрасте от 18 до 55 лет, поселившийся в этом доме, начинает болеть и чахнуть. А уж если в пятый подъезд поселится, то жить ему осталось года полтора-два.


— Да ладно, — оторопевший врач с изумлением посмотрел на фельдшера. — А что так? Радиация?


— Да какая радиация? Бабам же ничего. Сколько их там, в доме живёт? Полно! В основном бабки. Но скорую не вызывают себе, как некоторые. И живут долго.


— Ну, бабы — они вообще живучие. Это мы существа слабые и беззащитные. Но не до такой же степени! Что за рок такой, если не врёшь?


— Вот истинный крест — не вру. Мне не веришь, у остальных наших спроси. Они подтвердят, — фельдшер помолчал. — Видел церковь на противоположной стороне дороги? (врач кивнул) Ну, так и погост там рядом есть. Не очень большой. А чуть дальше пруд видел? Который около нового кинотеатра? Раньше там деревня была. То ли с 15-го века, то ли с 16-го.


— И что там?


— А то, что церковь эта очень старая. И пруд ей под стать. Улица, где дом стоит, как раз названа в честь этой деревеньки. И жила в ней красавица. Все по ней сохли. А она одного любила. Без памяти любила. Но она дворовая была, а он барин молодой. Ну, поматросил он её и бросил. Женился на какой-то богатой и в город укатил. А девка взяла и утопилась. Так батюшка наотрез её отпевать отказался и потребовал похоронить подальше от кладбища. Как раз пятый подъезд, по слухам, над её могилой стоит. Хотя, когда дом строили, ничего такого не нашли, когда котлован рыли. Да и земля там — болото бывшее. Дом когда строили, столько бетона в котлован вбухали, а он, как вода в песок, исчезал. Но построили кое-как. Заселили. И началось! В пятом подъезде за два года ни одного живого мужика не осталось. А в соседних — одни больные и парализованные. И тоже рано убирались. Гастарбайтеры селиться отказывались! А этот — герой прям. Думал, обойдётся. Видать, барышня эта себе женихов забирает. Мстит что ли.


— А может и не топилась она? Может, случайно утонула?


— Так кто ж теперь скажет? Может, и случайно. Но батюшка по-своему рассудил. Вот и лежит где-то там. Не на кладбище, не отпета.


— А можно сделать что-нибудь?


— Можно. Найти, отпеть,  похоронить по-человечески. В крайнем случае просто отпеть. Так ведь имени девки не сохранилось. Кого поминать-то? А просто подряд все имена перебирать, батюшка сказал, негоже. Хотя и освящал дом этот раз десять, и в каждую квартиру заходил. Ничего не вышло. Так и осталось всё как есть.


— Интересно, — врач задумался, переваривая услышанное. — А ты точно не врёшь?


— Да не вру я! Говорю ж, у наших спроси. Подтвердят.


Основано на реальных событиях, речь идёт о доме на востоке Москвы. Автор — фельдшер скорой помощи, ранее работал в Москве, сейчас — в Московской области.


Автор:  Дмитрий  Беляков

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!