9

По стопам Брюса Ли. Глава 18

Глава 17. Обмани меня

Глава 18. Хромой сюрприз


Когда сознание ребят вернулось из Эхолона на Землю, они тут же удивились собравшимся вокруг близким. Отец Эрика внимательно слушал отца Артёма и улыбался. Отец Маши сидел за столом, пил что-то горячее, о чём свидетельствовал пар из кружки, и листал планшет. А отец Яна рьяно жестикулировал перед лицом седовласого коротышки с подтяжками на штанах, но тот спокойно слушал и периодически вставлял одно-два слова в поток возмущения, лившийся в его адрес.

– Пап? – невпопад обратились одноклассники к своим отцам.

– О, а вот и твой ящер вернулся, – хлопнул Непобедимый-старший по спине учёного Василькова и по-доброму хохотнул.

– Как и твоя каменная глыба, – не растерялся отец Эрика, вызвав ещё больший смех у своего собеседника.

– Маша, а у вас вкусный горячий шоколад, – отвлёкся от планшета её отец и улыбнулся. – Как тебе прогулка по виртуальному миру?

– Прогулка? – тут же зацепился Лу Юншэн. – Да это ад какой-то, где на каждом шагу так и норовят прикончить моего сына. Ян, ты как? Твой искин сообщил, что твои нейромедиаторы зашкаливают от боли так, словно ты пострадал в реальности.

– Я прекрасно себя чувствую, – Ян потянулся к голове, но в руке закололо, как в игре. Стараясь не выражать действиями и мимикой настоящие чувства, молодой Лу не спеша освободился от шлема и так же медленно слез с кресла, боясь, что нога передаст неприятные ощущения, которые бывают от переломов.

– Ты уверен? По тебе не скажешь, что с тобой всё в порядке. И твои движения… ты обычно резок, а сейчас наоборот, – Юншэн подскочил к сыну и ухватил его под локоть.

– Ммм, – замычал Ян от неожиданной резкой боли.

– Что вы с ним натворили? – не выдержав, крикнул его отец на астрофизика Хартина.

– Мы? – удивлённо поднял брови тот. – Это вы только что схватили за руку своего сына.

– Пап, всё нормально, – вмешался Ян. – Я просто немного устал…

– Ты же только что говорил, что прекрасно себя чувствуешь. Зачем ты мне врёшь?

– Пожалуйста, успокойся. Давайте все присядем за стол и поговорим, как взрослые люди.

– Вот не просто так я сегодня свою любимую ручку забыл дома и возвращался за ней – примета явно говорила, что не к добру всё это, – нахмурившись, Лу-старший качал головой.

– Пап, ты каждый день что-то забываешь и возвращаешься. Бывает, и дважды в день, – сказал Ян, давно привыкший к характеру своего мнительного отца.

– И каждый день что-то плохое, да происходит. То обед в столовой невкусный, то задержусь на работе, то документации заполнить надо выше крыши.

– Это жизнью называется, – прокомментировал отец Артёма. – Да и смотреть на вещи лучше под другим углом. С позитивом, а не с таким настроем, как у вас.

– Давайте вы не будете меня учить, как и куда мне смотреть…

– Давайте не будем ссориться, коллеги, – повысил голос Игорь Васильков и все разом посмотрели на него. – Ян дело предлагает: сядем за стол и поговорим.

Всем поместиться не удалось. Из девяти присутствующих лишь пятеро устроились за столом. В том числе и прихрамывавший Ян. Стоять остались Эрик, Артём, отец Маши и Лу-старший.

И если места хватило не всем, то горячий напиток и сладости достались каждому. Лишь отец Яна воздержался от перекуса и, теребя наручные часы, ждал, когда последний присутствующий в комнате займёт рот едой, чтобы больше никто не перебивал.

– Надеюсь, теперь вы объясните, почему мой сын, получив травмы в… игре, ощущает их в реальности? – не стал ходить вокруг да около Лу Юншэн, но в этот раз был куда сдержаннее обычного.

– Мы считаем, – взял слово напоминавший пингвина астрофизик, – что это остаточный эффект, который скоро пройдёт.

– Скоро – это когда? Через час, день – а может, год? – казалось, отец Яна вот-вот снова вспыхнет.

– Подобное уже происходило, только со способностями, – сам не зная почему, Игорь Васильков приукрасил то, что узнал от Евгения Хартина. – Вот Эрик, например, может «видеть руками» в виртуале, и когда он в прошлый раз вышел из него, активность мозга в том участке, который отвечает за эту способность, продолжалась ещё минут десять. Так что это нормально.

– А если бы у вашего сына был болевой шок в том странном мирке, а затем продолжился бы в реальности, да привёл к остановке сердца? Вы бы точно так же спокойно реагировали?

Вместо ответа Игорь вопросительно посмотрел на астрофизика. Тот уловил изменение настроя у всех собравшихся и тут же развеял начавшие созревать сомнения:

– Исключено. Для таких ситуаций созданы протоколы, одним из которых, замечу, и воспользовался искин вашего сына. Искин, которого вы же и создали. И, насколько я знаю, вы ему очень доверяете.

– Да куда больше, чем вам. Мне с самого начала не нравилась затея с переносом сознания Яна в другой мир…

– Ну что вы преувеличиваете, – засмеялся астрофизик, но глаза выражали противоположное чувство. – Скажете тоже; это всего лишь игра, ничего более. Но, как видите, очень правдоподобная игра, из которой, пока что необъяснимым мне образом, можно вынести как отголоски способностей, так и боль. Но это фантомная боль, и она скоро пройдёт, как верно заметил наш многоуважаемый коллега.

Когда Эрик услышал про «отголоски способностей», у него тут же разыгралось воображение, и он поспешил поделиться своими фантазиями со стоявшим рядом Артёмом, полностью перестав слушать перепалку взрослых:

– Представляешь, если в игре научиться ещё всяким способностям и умениям? Стрелять молниями, становиться невидимым, телепортироваться. Да я бы не отказался и от твоей суперспособности. Это ж как круто – обладать телекинезом, уметь двигать вещи силой мысли. Захотел – поднял машину в воздух, или, к примеру, заставил мяч в волейболе лететь прямо тебе в руки. Или наоборот – попасть в кольцо, если играешь в баскетбол. Да, это не то, что у меня – смотреть руками. Ну, увижу я, что происходит за стеной, прикоснувшись к ней. И что?

– Какой же ты ещё пацан, Эрик, – негромко поддержал разговор Артём. – Другие люди даже и такого не умеют, как ты. А я телекинезом не обладаю. Могу лишь поднимать камни, да и то – не больше шестидесяти килограмм. И вообще, ты так рассуждаешь, как будто уже умеешь делать в реальности то, что и в игре. Попробуй посмотреть сквозь стену сейчас.

Эрик тут же приложил руку к стене и закрыл глаза, максимально сосредоточившись. Ничего не вышло: то ли мешали посторонние разговоры, то ли проблема была в чём-то другом. А может, всё это лишь фантазия, которой грезят многие школьники, насмотревшиеся кинокартин и мультфильмов о супергероях.

– … так что игра открывает такие возможности, о которых мы и мечтать не могли, – астрофизик продолжал расхваливать преимущества нового мира, о котором знали родители всей четвёрки юных испытателей. – Если хотите, можете отказаться от участия в этом проекте.

– Думаю, мы так и поступим, – ухватился за предложение Юншэн, но его сын думал по-другому:

– Пап, я уважаю твоё мнение и очень ценю, что ты так волнуешься и переживаешь за меня. Но вспомни, сколько травм я получал во время тренировок с шифу? А помнишь, как я сильно повредил шею, потом ходил с шейным корсетом две недели? А Брюс Ли? Не мой искин, а тот, кто стал его прообразом – он ведь и вовсе чуть позвоночник не сломал, когда выполнял обычное упражнение. От травм никто не застрахован. Так позволь же мне самому выбирать, где и при каких условиях я получу эти самые травмы. И я считаю, что этот виртуальный мир мне даст возможность развиваться многосторонне и преподнесёт немало ситуаций, где я смогу проявить себя в полную силу, что невозможно сделать в реальности.

В комнате воцарилась тишина. Маша не хрустела свежими круассанами, а её отец отвлёкся от вкусного горячего шоколада. Эрик с Артёмом перестали шептаться, а Непобедимый-старший, Игорь, Евгений и Юншен – спорить. Все уставились на Яна, из которого обычно и двух слов не вытянешь – а тут такая речь. Но этот контраст придавал его словам ещё больший вес и ценность.

Первым отреагировал его отец:

– Как скажешь, сын, – и Лу-старший чуть поклонился. – Я тоже уважаю твой выбор и принимаю его. – Не проронив больше ни звука, он вышел из комнаты.

– И что это было? – Эрик озвучил вопрос, крутившийся в голове у каждого, кроме Яна. Тот ответил будничным тоном, пожав плечами:

– Решение конфликта.

– Как сейчас себя чувствуешь? – обратился к нему астрофизик.

– Если вы про мою фантомную боль, – Ян разогнул и снова согнул локоть, после чего то же самое сделал и с ногой, – она никуда не исчезла. Но не стоит переживать – я завтра всё равно приду, в каком бы состоянии ни был.

– Да я переживаю не об эксперименте, а о твоём здоровье, – в голосе учёного слышалось возмущение.

– Формально я полностью здоров, ведь травмы у игрового тела. Что-нибудь придумаю, как избавиться от этого побочного эффекта, – Ян медленно встал из-за стола. – Надеюсь, вы не против, если я сейчас пойду домой отдыхать?

– Тебя проводить? – тут же предложила Маша.

– Да, мы можем помочь, – Эрик поддержал подругу.

– Спасибо, я сам, – Ян старался наступать на ногу так, чтобы не была заметна хромота.

Артём же, ничего не спрашивая, подошёл к нему и по-товарищески приобнял со стороны больной ноги. Ян не стал возражать, и при каждом шаге смело опирался на подставленное плечо.

Эрик же с Машей, открыв дверь и пропустив парней, присоединились к ним и пошли рядом. Как ради любопытства и обмена опытом, так и для отвлечения внимания от неудобной ходьбы Артёма и Яна, они говорили о том, что происходило в Эхолоне.

– Кстати, мальчики, – как бы невзначай, немного сменила тему Маша, – а как вы смотрите на то, чтобы найти друг друга в игре, собрать огромную армию нам подобных и отправиться к вулкану? Там, говорят, очень злые и опасные файроны – они похожи на персонажа Артёма, но управляют огнём.

– Я в деле, – не раздумывая, согласился Ян.

– Тебе надо восстановиться сначала, – прокомментировал его ответ Непобедимый и обратился к Маше: – И с чего вдруг такой нездоровый интерес к подобным мне? Выкладывай давай, чего уже стряслось?

И она принялась подробно пересказывать разговор со старым дендроидом…

***

Как только за ребятами закрылась дверь, астрофизик облегчённо вздохнул:

– Даа, чуть не пришлось им рассказать о реальности игрового мира раньше времени – это очень сильно отразилось бы на всех. О чём только думал Юншен? Я, конечно, его понимаю…

– У вас разве есть дети? – перебил Игорь.

– Нет, но…

– Тогда вы не можете его понять, даже если бы сильно захотели. Уверен, случись нечто подобное с Эриком, я бы повёл себя точно так же, – он смотрел в никуда и, закончив фразу, тут же поморщился от своих слов. Но когда взгляд его снова сфокусировался, Игорь продолжил: – Ну а сейчас, я считаю, необходимо разобраться, почему же Яну передалась боль. Что мы не учли? Но больше всего меня беспокоит вот что: если наши дети погибнут там, что с ними случится тут? Честно говоря, догадки меня пугают.

– Это хороший вопрос, – поддержал его Непобедимый-старший, а отец Маши кивнул в знак согласия.

– Увы, я не могу ответить на эти вопросы, – на этот раз тяжело вздохнул астрофизик. – Пока не могу. Но я постараюсь найти ответы как можно скорее. И, думаю, я знаю, где их искать.

– Надеюсь, завтра вы проясните ситуацию и дадите гарантию, что с нашими детьми не произойдёт подобного тому, что случилось с Яном. В противном случае, я не разрешу Эрику садиться в эти кресла.

После сказанного Игорь покинул комнату, а вслед за ним вышли и оставшиеся отцы. Хартин остался наедине со своими мыслями и теми вопросами, ответы на которые ему было необходимо найти меньше, чем за сутки. Допив в тишине крепкий сладкий кофе, он отправился на этаж вниз – туда, где всё происходящее с детьми фиксировала и оценивала команда студентов-наблюдателей.

***

После того как маленькая компания помогла Яну дойти до дома, а оставшиеся парни проводили Машу, Эрик с Артёмом не спеша отправились на спортивную площадку. Эту прогулку они затеяли не столько ради лёгкой тренировки, сколько для обсуждения общего дела:

– Ну, что будем решать со свиданкой? Думаю, уже надо определиться, как встретим и удивим наших девчонок, – сразу же завёл разговор Артём, как только Маша скрылась за дверью своего дома.

– А разве они говорили, когда мы их ведём в «Серотониновый рай»?

– Конечно, ещё во вторник ко мне Аля подошла и сказала, что в субботу вечером будет удобнее всего.

– Сегодня? А Маша ничего мне не говорила… Постой, а почему она сегодня ни словом не обмолвилась об этом? Да и сейчас, когда её проводили… – Эрик не мог понять: то ли он пропустил всё мимо ушей, что маловероятно, то ли Артём шутит.

– Почему-почему? Потому что она и сама этого не знает. Аля решила не нервировать Машу – говорит, она перед важными событиями сама не своя, и пока не наступит день Икс, только и будет, что постоянно отвлекаться.

– Как-то это не похоже на Машу, – Эрик почесал затылок.

– Я сам как-то наблюдал эту картину. Из-за чего же это было?.. Ах да, Маша должна была выступать на конференции в Центре, представлять нашу школу – тогда съехалось немало народу со всей страны, да ещё и студенты принимали участие. От такого груза ответственности я бы точно с ума сошёл, а она держалась, как могла. Правда, постоянно ходила себе на уме, что-то бубнила под нос и не обращала ни на кого внимания, даже на учителей. Зато достойно, говорят, выступила потом. Ей даже на следующий день разрешили дома остаться – заслуженный выходной дали.

– Мда… Но я не думаю, что наше свидание такое уж важное и ответственное событие, что можно сравнить с тем выступлением. Так что, надо было всем вместе договариваться…

– Возможно. Но лучше не рисковать. Ладно, что сделали – то сделали. Давай решать, как поступим. Если честно, я так забил себе голову мыслями об игре, что ни с кем не договорился насчёт прогулок на лошадях для наших девчонок.

– Так что, просто сходим в кафе? – в голосе Эрика слышалось разочарование.

– Ну… есть у меня ещё одна идейка, – Непобедимый хитро улыбнулся. – Тебе уже кто-нибудь рассказывал местные легенды о заповеднике?

– Маша как-то говорила, что ходят какие-то байки, но это всё, что я знаю.

– Перед тем, как сводить их в кафешку, можно или прогуляться возле исследовательского корпуса генетики – он находится в километре от границы города, или сходить к сгоревшему корпусу – это уже совсем на окраине.

– Зачем? – Эрик не мог понять, в чём связь межу кафе и перечисленными корпусами.

– Как зачем? – для Артёма это казалось очевидным. – Чтобы девчонки от страха нам на шеи вешались. Что про один, что про второй корпус такие слухи ходят… Я и сам один бы ни за что не пошёл туда. А вместе веселей.

– Не нравится мне эта идея.

– Зря, – пожал плечами Непобедимый, но не стал уговаривать Эрика. – В любом случае, ты ещё побываешь как минимум возле одного из этих корпусов.

– Это ещё почему?

– Такие традиции: новичок должен или что-то принести из сгоревшего корпуса, или целый час провести за корпусом генетики.

– Не вижу в этом ничего сложного.

– Я посмотрю, как ты заговоришь, узнав местные легенды. Но это всё потом: соберёмся в конце сентября всем классом вечером у костра, пожарим хлебцы, сардельки и зефир, а там и придёт время для страшных историй. Но пока не заморачивайся. А какие у тебя предложения, как развлечь Алю и Машу?

– У меня предложений нет, но никого пугать я не хочу. Может, в Умополисе есть кинотеатр? Неплохо было бы сводить их на комедию какую-нибудь.

– А что? Дельная мысль. Значит, так и сделаем.

Немного размявшись на спортплощадке, Эрик и Артём позанимались на турниках и брусьях, разговорились об игре и, вспомнив о своих способностях, снова попробовали их использовать. Но реальность чётко давала понять, что она не игровая и не собирается выполнять чьи-то прихоти.

После лёгкой тренировки парни разошлись по домам, чтобы через пару часов снова встретиться и с удовольствием выполнить условие спора, проигранного своим прекрасным одноклассницам.

Аля уже встречала Артёма и Эрика на пороге, поэтому её не пришлось ждать, как это обычно бывает с девушками.

– Надеюсь, Маша быстро собирается? – Эрик смеялся над рассказанным Артёмом бородатым анекдотом про то, как долго девушки приводят себя в порядок перед свиданием, а мужчины за это время уже успевают состариться.

– Можешь сейчас как раз засечь, – улыбаясь, подмигнула Аля, когда троица уже подошла к дому той, у кого, согласно поговорке, должна быть икота и красные уши от того, что её вспоминают. – Вот Машуня обрадуется нежданному нашему визиту.

Эрик позвонил в звонок раз пять, пока из-за двери не показалась взлохмаченная голова отца Маши с удивлённым выражением на заспанном лице.

– О, здравствуйте, дядь Коль. Какой вы помятый, не рано ли ещё спать? Вечер только начинается, а вы уже на боковую, – щебетала Аля. – Извините, что потревожили. Мы за Машей. Можете её, пожалуйста, позвать? Мы собирались сегодня в кафе сходить.

– Да она ушла уже, – зевнул отец Маши.

– Как? Когда? А куда, не сказала? – Аля посерьёзнела.

– Да решила пострадавшего одного проведать, – снова зевок.

– Какого ещё пострадавшего?

– А вот у них спроси, – он кивнул в сторону Артёма. – Ладно, пойду я дальше отдыхать, устал что-то сегодня.

Аля хотела ещё что-то спросить, но закрывшаяся с ворчанием дверь дала понять, что во второй раз её никто не откроет.

– И что он имел в виду? – непонимающий взгляд метался с Артёма на Эрика и обратно.

Непобедимый взглянул на своего приятеля и тут же угадал его настрой по багровому лицу и побелевшим костяшкам на кулаках.

– Вот же… мать Тереза, – не сдержался Артём.

– Да куда она пошла, скажет мне кто-нибудь?

– Да есть тут один му… – процедил сквозь зубы Эрик, но вовремя осёкся и постарался успокоиться.

– Кто?

– Муравон, говорю, хромоногий, – вздохнул он.

____________________________________________________________________________________________________

Цикл "Ученики искинов"

Первая книга - "На уроках Джеки Чана" (закончена): https://author.today/reader/43835/342440

Вторая книга - "По стопам Брюса Ли" (в процессе): https://author.today/reader/50578/398142

Найдены возможные дубликаты

+2

И Ты? Брут? Брюс?

И цезарь здох...

раскрыть ветку 1
+1

Каким бы Брюс ни был верным другом и отличным шифу, он, в первую очередь, - программа, созданная отцом Яна. И не удивительно, что ему Брюс сразу же сообщил, как только с Яном что-то случилось.
Не ругайте Брюса, он не виноват)

+2

оппаньки! так все родители в курсе!

контраст Яна и отца ошеломил. тот случай, когда впечатление, что ребёнок и родитель противоположности полные. сдержанность Яна на фоне негативного неврастеника ещё больше бросается в глаза. Понятно, что он испугался (я бы тоже в панику ударилась), но ощущение, что он и по жизни такой - вечно недовольный, задёрганный...

матрица - вот что напомнило)) получаешь травму там - откликается здесь.

и на свидание девушку надо звать, а не сюрпризы устраивать)))) держись, Эрик, помни о спокойствии)))

PS рассмешило это "му...равон хромоногий")))

раскрыть ветку 18
+2

"оппаньки! так все родители в курсе!" - Да)

"ощущение, что он и по жизни такой - вечно недовольный, задёрганный..." - я лишь вкратце в самой первой главе намекнул, какой у Яна отец) Вот теперь немного раскрыл его характер)
"му...равон хромоногий" - это да)) Так и хотел)))

+2
Очень показательный момент с предложением помощи Яну на словах и принятием ее на деле. Он расставил все точки над i в непобедимо добром и деятельном характере Артёма.
Эрик продолжает ребячиться, хотя в игре был более серьезным.. может, потому что дома всегда рядом родители, которые помогут и поддержат? Он любимый, но при этом не залюбленный, хоть и излишне полагается на взрослых.
Интересно, кто воспитал Яна таким серьезным и собранным, если не суетливо-рассеянный отец? Неужели мама???.. Хотя с другой стороны, способы решать конфликты у сына с отцом весьма оригинальные... Отец даёт Яну свободу выбора и приправляет ее ответственностью настолько, что даже не предложил подвезти Яна домой. Было бы интересно взглянуть на эту семью изнутри, не думаете?
Тревожно за детей. Чувствую, что-то случится совсем скоро, что сильно их изменит.

А пока буду коротать ожидание новых глав за работой и просмотром отличного аниме "Доктор Стоун", его стоит посмотреть хотя бы ради потрясающей музыки, а ещё оно очень красивое и с необычной историей. Летом выйдет второй сезон)
раскрыть ветку 16
+2
Было бы интересно взглянуть на эту семью изнутри, не думаете?

очень думаю! после этой главы мне ещё интересней стал Ян и его окружение. таки самый интригующий персонаж из ребят

Тревожно за детей. Чувствую, что-то случится совсем скоро, что сильно их изменит.

ну, то, что что-то назревает, сразу понятно было. радует, что ребята начали договариваться о взаимопомощи - они настолько разные по физиологии и способностям, что должны дополнить друг друга. Противники явно будут в шоке, тк до сих пор ещё не встречали дружного сопротивления разных видов. Смущает только разрозненность муравонов.

раскрыть ветку 12
+1

"Интересно, кто воспитал Яна таким серьезным и собранным, если не суетливо-рассеянный отец? Неужели мама???" - желание стать, как Брюс Ли и сам искин, соответственно. Хотя можно заметить, что Ян очень любит подраться - он постоянно рвётся в бой) Даже хромой))

"Хотя с другой стороны, способы решать конфликты у сына с отцом весьма оригинальные... " - они друг друга знают наизусть и принимают такими, как есть. Отец очень уважает Яна.

"не предложил подвезти Яна домой." - а в Умополисе нет машин.

"Было бы интересно взглянуть на эту семью изнутри, не думаете?" - Мать - русская, отец - китаец. Я лишь опишу немного интерьер кухни, где Ян пьёт чай с Машей, но показывать саму семью - не думал. Может когда-нибудь...


"Чувствую, что-то случится совсем скоро, что сильно их изменит." - это хорошо. Я тоже чувствую что-то... неопределённое, при этом - будет плохо и хорошо одновременно... Задумка, конечно, у меня есть, но как всё же пойдёт дальше сюжет - я и сам пока не знаю, пусть и догадываюсь об направлении))

раскрыть ветку 2
Похожие посты
189

Несостоявшаяся дружба

Несостоявшаяся дружба Рассказ, Индуизм, Авторский рассказ, Фантастика, Длиннопост

Ваня держал маму за руку и далеко не отходил.

Дорога к храму была долгой, ехали почти 4 часа, и мальчик отчаянно зевал.

Они приехали в Индию неделю назад и уже успели пресытиться пляжами, купанием в океане и прочим отпускным бездельем, поэтому мама решила, что им пора немного окультуриться и взяла тур по святым местам.

Мальчик вполуха слушал гида, все эти касты, брахманы, неприкасаемые его мало занимали, гораздо интереснее было глазеть по сторонам.

Люди вокруг были странными, полуголыми и с красными точками на лбу.

Вокруг было много скульптур, различных украшений, кто-то вешал цветы, а кто-то их продавал.

Внезапно взгляд его остановился на одной из скульптур: она изображала полного мужчину со слоновьей головой.

- Мам, а это кто?

Мама открыла рот, чтобы одернуть ребёнка, но ее перебил гид.

- Это Ганеша, юноша

- А почему у него голова слона?

- О, это интересная и грустная история. Мама Ганеши создала его, скучая дома, пока Шива, ее муж, занимался своими божественными делами.

Вернувшись домой, Шива застал мальчика, который, защищая свой дом и свою маму, не пустил Шиву на порог. Он же не знал, что это его отец. Шива разгневался и в порыве ярости отделил голову мальчика от тела.


Гид замолк, чтобы перевести дыхание и Ваня, даже не дышавший во время истории, глубоко вздохнул вместе с ним.

Мама укоризненно посмотрела на гида, будто намекая, что такие ужасы рассказывать ребёнку не стоит.

- Но ведь с Ганешей все стало хорошо?

- О, да!


Гид продолжил:

- На шум из дома выскочила Парвати - мама Ганеши. Увидев Шиву и Ганешу без головы она зарыдала:

«Что же ты наделал! Это же твой сын! А ты его убил!».

Шива смущенно почесал голову. Действительно, неудобно получилось!

Тогда он приказал слугам идти на улицу и принести голову первого, кого они увидят.

Таким «счастливцем» стал слонёнок.

Шива недолго думая прикрепил голову слона к телу Ганеши и оживил его:

«Смотри, Парвати, вот он наш сын, живой и здоровый!»

И действительно, мальчик встал и стал изучать свой новый облик.


Ване стало жалко мальчика со слоновьей головой, он бы тоже защитил маму от незнакомцев, пытающихся проникнуть в дом.


А гид тем временем не останавливался:

- Из-за необычного облика, другие дети не хотели играть с Ганешей и дразнили его. В итоге он рассказал об этом Шиве.

Шива, чувствуя до сих пор некую вину за свою вспышку ярости, решил дать мальчику божественные силы.

Так и стал Ганеша богом.


Ваня, как заворожённый слушал историю древнее, чем город в котором он жил. Ему было до слез обидно за храброго Ганешу. Он прекрасно представлял себе, каким может быть одиночество и какими злыми могут быть дети, если ты не такой как все - ведь он тоже был немного не таким: в раннем детстве он повредил ногу и теперь немного хромал, чем периодически вызывал насмешки других детей.


Гид подошёл к статуе, изображающей Бога со слоновьей головой.

- А теперь вы можете подойти и пожелать что-нибудь для себя, Ганеша является богом мудрости и благополучия, всего того, чего нам там иногда не хватает. Я покажу, что надо делать.

Сложив ладони вместе, он постоял, после чего ударил в колокол рядом и отошёл, освободив место.

- Ну что же, не стесняйтесь, подходите!

Участники группы один за одним подходили к алтарю, выполняли нехитрые действия и желали что-то для себя.

Мама подтолкнула Ваню вперёд.

- Ну же, не тушуйся.

Ваня встал перед статуей.


Он представлял, как бедного Ганешу шпыняли его сверстники, издевались над ним.

Бог смотрел на него мудрыми глазами и будто догадывался обо всем, что крутилось у него в голове.

«Я не буду ничего желать. Просто знай, я бы дружил с тобой. Я бы не за что не стал смеяться над твоей головой. Ведь ты не виноват, в том, что произошло, я стал бы твоим другом».

Мальчик ударил в колокол и отошёл.


Вскоре вся группа собралась у выхода, где гид в очередной раз рассказывал о каком-то древнем барельефе.

- Hi, friend, where are you from?

Ваня оглянулся. На небольшом бортике сидел молодой индус в солнечных очках, небольшого роста и плотного, если не сказать пухлого, телосложения.

Джинсы и просторная майка были оверсайз и скрывали его истинные размеры.

- Я...Россия. Russia. I’m from Russia

Индус улыбнулся.

- О, я немного знаю русский. Меня зовут Эл.

Он обернулся к соседу, который стоял рядом, изучая что-то в своём телефоне.

- Хану, поздоровайся, тут парень издалека!

Хану был худощав с большой бородой и огромных солнечных очках, закрывающих пол-лица. Он поднял голову и кивнул.

После чего снова уставился в экран.

Ваня оглянулся на маму, она все- так же с вниманием слушала гида.

Он нерешительно посмотрел на собеседника.

- А ты...Вы, откуда? Вы здесь родились?

- О, yes, да, мы отсюда. Хану не очень разговорчив, но не обращай внимания, он хороший парень. Как тебе храм?

- Красивый. И старый. И очень много людей.

Эл засмеялся.

- Ты только что описал всю Индию.

Мальчик тоже улыбнулся.

Внезапно его схватили за руку.

- Ваня? Мы уже уходим! Пойдём!

Мама настороженно смотрела на Эла и Хану.

Эл улыбнулся и маме. Улыбка очень легко появлялась на его лице

- Ок, парень, было приятно пообщаться. Дай пять на прощанье!

Он выставил открытую ладонь, которую Ваня тут же отбил, хотя мама и одернула его.

Она процедила сквозь зубы:

- Мы уходим.


------------------------------------------------------------------

- Ну и зачем ты с ними заговорил? Смертные, да тем более иноземцы. Что от них толку?

Обезьяноголовый Хануман спрятал смартфон и вопросительно уставился на товарища.

Ганеша молчал, с улыбкой смотря вслед уходящей группе, где маленький мальчик из далекой страны прыгал по ступенькам, совсем забыв про хромоту.

Мальчик, который мог бы стать его другом.

Показать полностью
2134

ПЕРЕДОЗ

Вика, дочь моего питерского приятеля, как-то пошла потусить в ночной клуб и конечно попала в историю.

Все началось с того, что Вика мыла в туалете руки, отложила ридикюль рядом с раковиной и, будучи слегка под парами, просто забыла его там.

Через минуту хватилась, прибежала, а ридикюля, конечно и след простыл.

Бедная Вика даже все мусорки в туалете переворошила деревянной палочкой для суши, а вдруг воровка хоть паспорт, или права скинула. Ничего. Ничего не нашла. Походила по залу, вдруг там, что валяется. Тоже ничего кроме мусора. А спустя час после пропажи, когда Вика уже упрашивала гардеробщика выдать ей пальто без номерка, внезапно смолкла бронебойная музыка и диджей объявил:

- Внимание! Виктория Наумова, потерявшая сумочку, подойдите к диджею.

И музыка снова забумкала.

Счастливая Вика, по головам пробилась к диджею и тот указал на очень сердитую девушку.

Девушка взяла Вику за руку и потащила в дальний уголок, где было чуть потише.

Тут же на полу в позе эмбриона страдал какой-то парень. По гримасам на лице, было видно, что страдал он очень сильно.

Девушка протянула Виктории ее ридикюль и крикнула в ухо:

- Проверяй быстрее. Все на месте?

Вика стала перебирать содержимое:

- Паспорт, хух, слава богу! Права! Ура! Банковская карточка. Ес! О, номерок в гардероб и даже в кошельке тысяча рублей сохранилась. Спасибо вам большое, все на месте. Я уж думала, что забрала какая-то сука и с концами. Спасибо. А то…

Девушка перебила ее:

- Только не делай из меня идиотку, Ведь мы обе знаем что это не все из того что было в сумочке. Услуга за услугу. Я вернула тебе сумку с твоим барахлом и даже с деньгами, а ты мне быстро скажи – что у тебя там были за «колеса»?

- Какие колеса, там не было никаких колес.

- Ну, дуру из меня не делай. Три таблетки, довольно большие, упакованы в отдельные розовые пакетики без всяких надписей. Ну? Шустрее соображай.

- Да не было таблеток, клянусь вам, я вообще не по этим делам. Вы что-то перепутали.

- Короче, считаю до трех. Если что, он отмажется, скажет что не знал, а ты сядешь за хранение и распространение (при этом, сердитая девушка показала на корчившегося в муках мужика).

Мой парень просто заглянул в твою сумочку, там было три таблетки. Ну, вспоминай. Он хотел только попробовать, подумал, что это витаминки. Проглотил одну,не вштырило, потом вторую и третью. И вот. Он умирает. Говори, сука, что это были за «колеса» и от чего его спасать? А то я вызываю «мусоров». А это не нужно ни нам, ни тебе.

- Девушка, вы что-то путаете, у меня в сумочке вообще не было никаких таблеток.

- Ну, все, тогда будет по-плохому. «мусорам» будешь рассказывать. Стой на месте, я звоню в скорую.

Девушка достала телефон, а Вика что-то вспомнила и вытащила из заднего кармана джинсов белую таблетку, упакованную в розовый целлофанчик:

- Посмотрите, может такие были таблетки?

- Да – это они! Что это за дурь?

- Это не совсем дурь – это прессованные салфетки. Еще раз спасибо, всего хорошего и берегите своего парня…


© Грубас

244

Мытилка

Фото: Иваново. 30-е гг. Мытилка у "Туляковского" моста.


Слово-то какое - мытилка. Смешное. Помню, бабушка рассказывала, как они с сестрой и мачехой ходили на мытилку. У них был свой большой дом на пересечении Ермака с Войкова, напротив "Умелых рук". Стирать и полоскать ходили на реку Уводь. Золу печную замачивали, пенка поднималась на третий день - щелок. Его нужно было разводить водой в умной пропорции. Если концентрат выше, белье стирается лучше, но вещи вынашиваются быстрее. У нас где-то в подвале до сих пор лежит валёк-колотушка, ей выбивали на мостках грязь дочиста. В детстве я играл ей в лапту и не мог понять, как грязь из тряпок можно выбивать. Нашим детям, наверное, такое рассказывать небезопасно, опасаюсь вывиха мозга. Летом, рассказывала бабушка, стирать и полоскать было одно удовольствие. Дед Петро собирал сразу несколько стиральщиц соседок с поклажей и на лошаденке Лыко (он так и звал её средним родом , не желая примириться, что у него кобыла). Деду было лет сто, суставы скрипели, как и на ладан дышащая телега, а он всё норовил пошутить солёно и потрогать бабью коленку. И дурным гоготом смеялся в прокуренную бороду.

Зимой рубили проруби. Когда температура опускалась ниже тридцати корка покрывала воду тут же. Бельё нужно было тщательно выполоскать, отжать, тесно сложить в корзину. Если так не сделать застынет в окаменевшую ледовую статую и нужно полоскать опять. Жутко трудно было с пододеяльниками и простынями... Вот пишу это и понимаю, у нас у многих просто нет такого опыта. Да, крещенские купания, понятно. Кто-то даже морж. Но полоскать в течение часа белье на ветру в 30 градусов мороза... Вот не думаю, что кто-то сейчас повторит. А тогда это был проходной сюжет быта. Сестра родная бабушки Нина всегда была пышечкой, кровь с молоком, а бабушка жилистая субтильная. У нее руки в ледяной воде тут же стыли. Кисти костенели, как у покойника. Она знала это свойство, поэтому совала в воду пальцы сразу в форме удобных крючков, которыми можно было выполаскивать, таскать белье. Норму делили пополам, сестра выполаскивала свое раза в два быстрее и всегда помогала. А бабка моя драла зубами губы в кровь от боли и немочи, но все совала и совала руки в воду, все махала там бельем. Она говорила, мозг уже отказывался соображать. Ты входил в транс, главное не упасть лицом в воду, бездумно совершать механические движения. Это были усилия сверх обычной меры человека. И пережить это можно было только в состоянии сильной ярости к себе слабому, ярости в жизненной нужде сделать это.

А прямо перед войной померла лошадь Лыко, через неделю и дед Петро упал ничком у поленницы с топориком в руке, так и нашли. С солёной улыбкой в бороде. Мачеха слегла, тяжело заболела к зиме сестра. Хозяйство осталось на бабушке. В дом пускали постояльцев, в основном военных тыловиков. Их тоже нужно было обстирывать, кормить. Зима была лютая. И в бельевую корзину, куда она сгружала постируху, могли запросто поместиться несколько таких девушек. На санках до реки. И там, выломав лёд, в бешеной скачке, вопя охрипшим горлом на всю реку, чтобы удержать сознание, она воевала, полуголодная, после институтских учебников по терапии, и кроваво-гнойных перевязок раненых, воевала с этим бельём. Воевала и побеждала.

Да, две грыжи нажила, с трудом рожала потом от выпадающей матки. Но стала Богом поцелованным врачом, удивительной красоты женщиной, глубокого ума и сердца человеком.

Говорила, какое это счастье, притащить корзину в дом. Приложить свои окоченевшие кручки пальцев и кистей к теплой печке. Заледеневшие сосуды оживали, кровь иглами прорывала себе дорогу под кожей. От выламывающей боли воскрешения она потихоньку выла, но это было такое счастье, что она смогла и все позади.

- А знаешь - говорила она. - Какой запах у выстиранного золой, выполощенного в полынье, высушенного на морозе белья! Это же с ума сойти! А мы еще перекладывали его в шкафу букетиками трав и сухих цветов...

Эх, пойду, кстати, положу бельё в нашу безотказную старушку Bosch, нажму кнопочку, да поною, как же трудно нам живётся)

Мытилка История, Реальная история из жизни, Авторский рассказ, Авторские истории, Жизнь, Случай из жизни
Показать полностью 1
521

Настоящий герой

-Эми, лапонька, время для гимнастики, - высокая милая блондинка листала свой телефон в поисках подходящей музыки.


Когда зазвучали первые аккорды прилипчивой «Oops, I did it again», с кровати за ширмой раздался тоскливый стон:


-Ну, мааам, опять эта дурацкая песня?


-Эм, если бы я могла, я скачала бы миллион новых, ты же понимаешь…


Рыхлая бледная девчушка вышла из импровизированной спальни и закатила глаза:


- … Пандемия, карантин, отсутствие связи и этого, как его… интернета, а еще нам повезло, что мы выжили, бла-бла…


Женщина нахмурилась, но тут же улыбнулась снова и стала разминаться, вращая плечами.


- И всё-то ты знаешь.


-Прекрати быть такой дружелюбной, - грубо ответила дочь, тем не менее, начиная старательно наклоняться и приседать, повторяя за матерью несложные движения, - Папы нет уже десять дней, а ты продолжаешь делать вид, что всё прекрасно!


-В прошлый раз это заняло неделю, сейчас просто чуть дольше.


-А если ТАМ уже ничего не осталось? – тяжело дыша, Эми высоко поднимала колени к груди.


Женщина замерла, но бодро ответила:


-Эм, папа скоро вернется, не переживай. Я уверена, он справится!


- Хорошо бы, Лили, - девочка тоже остановилась, вытирая выступивший на лбу пот рукавом, - Наших запасов продуктов осталось ровно на один день.


- Не говори ерунду, - женщина быстро подошла к маленькому холодильнику, притулившемуся за металлическим столом с дешевой электрической плиткой, и заглянула внутрь, - Вот же еще четыре буханки хлеба, сыр, сухое молоко, кусочек мяса…


Эми с жалостью посмотрела на мать:


-Кажется, пока мы спали, опять отключался генератор…


- О, нет, - Лили судорожно доставала из пакета хлеб, покрытый маленькими пятнами плесени.


-Пара нормальных кусков еще осталась… А вот мясо… - начала говорить девочка.


-…Мясо протухло, - закончила Лили, тяжело опускаясь на пол перед холодильником. Но тут же улыбнулась, посмотрела на дочь и сказала, - Эмс, милая, у нас есть немного хлеба, чуточку сыра и молоко, и вот-вот должен вернуться папа с новыми запасами! Не переживай, всё…


-Да, да, всё будет хорошо, - перебила девочка и, недовольно сопя носом, снова ушла за ширму.


А Лили закрыла глаза, и из-под век бесшумно потекли слезы.


Когда четыре года назад они спускались в подвал, чтобы переждать эпидемию, Лили не могла и подумать, что все затянется так надолго. Фрэнк настоял, что только он будет выходить на поверхность, пополнять запасы продовольствия и лекарств. Для слабой женщины и ребенка это небезопасно. Даже в защитном костюме, который правительство еще в самом начале пандемии выделяло каждой семье.


Сначала Фрэнк уходил на несколько часов - в доме наверху было достаточно еды: консервы, крупы, заморозка. Муж узнавал последние новости и спускался к ним в подвал, чтобы через несколько дней опять повторить вылазку.


Три месяца спустя в доме ничего съестного не осталось, и Фрэнк, в поисках еды, начал уходить от убежища, где его ждала семья, всё дальше и дальше.


Он был настоящим героем. Лили не могла себе представить, что было бы с Эми и с ней, если бы муж эти страшные четыре года о них не заботился, рискуя жизнью.


В прошлый раз его действительно не было неделю, и когда Эми заснула, мужчина тихонько на ухо рассказывал Лили об ужасах, творящихся на поверхности. Горы гниющих трупов, мародеры и полное отсутствие власти и медицинской помощи. Еду приходилось воровать у таких же бедняг, как они. А в прошлый раз Фрэнк почти попался. Он несколько дней водил преследователей по лесу за городом, чтобы защитить дом. Пришел уставший, с обгоревшим на солнце лицом, и чудом выживший.


О, Боже, Лили просто не переживет, если с Фрэнком что-то случится. Она не справится одна, она не сможет…


Паника подступала к горлу, и женщина заткнула себе рот кулаком, стараясь не выть.

Ради дочери. Ради дочери она должна быть сильной.


******


Фрэнк не пришёл.


И Лили старательно улыбаясь, обрезала плесень с оставшихся кусков хлеба. Сейчас еще размочит их в воде с сухим молоком, и получится почти что каша.


-Эми, солнышко, иди, поешь, - позвала она дочь, и с приклеенной улыбкой смотрела, как тяжело поднялась с кровати девочка, как запали у нее глаза, и обветрились губы.


- Мам, я уже не хочу, я просто воды попью, - Эми взяла жестяную кружку и чуть не разлила воду, так дрожали руки.


-Малыш, это не шутки, садись за стол, - Лили обняла дочь, ласково усаживая ее на единственный стул.


- Но я действительно не хочу, - удивленно ответила ей Эми, - Только немножко пить.


-Ради меня, Эм, чуть-чуть… Папа скоро…


-Мам, - устало перебила девочка, - Он уже не придёт. Прошло 14 дней, не ври сама себе.


И пока Лили с ужасом смотрела на дочь, та неловко встала, еле дошла до кровати и, закутавшись в одеяло, легла:


-И почему так холодно?


Женщина несколько минут стояла, машинально продолжая помешивать ложкой серую кашицу, а потом решительно отодвинула от себя тарелку, подошла к тумбочке и, достав из нее длинный серый шарф, позвала девочку:


- Эм, вставай, - и, когда дочь жалобно замычала, громко продолжила, - Мы выходим.


-Что? – удивленно подняла голову Эми.


-Мы сами идем за едой, - Лили помогла девочке подняться, замотала ей лицо шарфом, оставив только глаза, натянула себе на нос воротник толстовки и, провернув несколько раз ключ в замке, открыла дверь в карантинный мир.


-Слушай меня, Эмс, - начала Лили, смотря в лихорадочно горящие глаза дочери, - Я отведу тебя в твою комнату на втором этаже и спрячу в шкафу, а сама поищу нам еду, - и добавила тише, - Если, конечно, все ещё есть комната. И шкаф в ней.


-Хорошо, - шепотом ответила девочка и хихикнула, - Настоящее приключение! Мне намного лучше, правда!


Лили улыбнулась и, обняв дочь за плечи, стала помогать ей подниматься наверх. Домой. Туда, где они не были уже четыре года, и туда, где их ждала смертельная опасность заразиться или наткнуться на грабителей.


Ступая по ковру из битого стекла, две жмущиеся друг к другу фигурки остановились напротив грязного, заросшего паутиной окна, сквозь которое был виден сад:


-Красиво, - зашептала девочка, - Я уже забыла, каким ярким может быть солнце. - И заплакала.


И Лили заплакала тоже. Ее прекрасный чистенький дом превратился в помойку - разбитые окна, грязь, мусор, окурки повсюду. Взгляд женщины цеплялся за знакомые вещи: напольная уродливая ваза - подарок свекрови - с отколотой горловиной и непонятным содержимым, фотографии маленькой Эм, но почему-то в черных рамках, журнальный столик, который она отхватила на распродаже антиквариата, заставленный пустыми бутылками и … Что это?


Женщина нахмурилась и подошла поближе. Белый порошок? Наркотики?


-Эээй, - визгливо закричал кто-то со второго этажа, - Ты пришел? Принес выпивку? И где музыка? Я хочу музыку! Твоя девочка хочет танцевать, как вчера!!!


Голова закружилась, и Лили тяжело задышала, стараясь не упасть на еле стоящую Эми.


Рычащий звук машины на подъездной дорожке вывел женщину из оцепенения.


-Эм, наверх идти нельзя, - Лили потащила дочь в сторону кухонной кладовки. Открыла деревянную дверь и, быстро увидев, что там никого нет, завела девочку внутрь и захлопнула комнатку, - Милая, пожалуйста, только тихо!


И тут же в замке задней двери повернулся ключ, а Лили поняла, что уже не успеет спрятаться и в ужасе замерла посреди кухни.


Домой, еле передвигая ноги и пошатываясь, зашел оборванный и грязный Фрэнк.


От облегчения у женщины подкосились колени, она села на пол и заплакала, уже от счастья. Он жив! Ее муж, ее любимый, ее защитник! Жив!


-Лил? - испуганно спросил мужчина, ухватившись за дверной косяк, - Как ты выбралась?.. Почему?.. Сколько?.. Я же… - и замолчал, виновато глядя на жену.


А она огромными глазами смотрела за его спину, на улицу. Где соседка миссис Грэмбл неторопливо поливала газон, а подросший мальчишка Томас гонял с друзьями мяч. Ни следов разрушений, о которых говорил Фрэнк, ни паники и хаоса. Просто жизнь. Такая, как была до подвала. И голос мужа:


- Я. Все. Могу. Объяснить.

Показать полностью
41

Лифт в преисподнюю. Глава 43. «Бывший» с рыжей бородой

Предыдущие главы


— Ты кушай-кушай! Это твой ужин.


— Ага, — опомнился Саша и нервно принялся за еду.


— Я давно наблюдаю за этой тварью. «Рыбаком», хм.


— Сколько? — с набитым ртом спросил он.


— Месяца два. Но они для меня, как вечность, — тяжелым голосом ответила Маша.


— Понимаю.


— Там убили кого-то. Даже уже и не помню, как, — упершись взглядом в стену, продолжила рассказывать женщина. — Кажется, кто-то в машине той долго орал. Но тогда почти весь город кричал, так что не могу сказать точно.


Казалось, что ей было нелегко говорить об этом. Но почему? Ответ на этот вопрос гость надеялся узнать позже.


— Люди же каждый день умирали тогда. Те три дня. Потом оставшихся добивали ещё с месяц. Ну как добивали, дожирали… А потом «трупники» просто бродили по улицам толпами. И вот в первые дни, эта машина, кажется, и горела, — кивнула в сторону упомянутого авто хозяйка квартиры. — Он, видимо, там и «засел» после этого. А потом ещё несколько бродяг было.


Саша прервал трапезу и внимательно посмотрел на Машу.


— Да. Какие-то бродяги. Здесь дворами ходили. Но по большей части неприятные люди это оказались.


— В смысле?


— В том смысле, что плохие. Один раз двое парней шли, и девчонка с ними, — скучным будничным тоном пояснила рассказчица.


— Ну и?


— Так руки у неё были связаны. И вели добры молодцы её на верёвке.


— Да ладно?! — удивлённо воскликнул собеседник.


— Прохладно! — в тон ему, не очень вежливо, ответила Маша.


— Так и что дальше-то было? — проглотил Саша её грубость, ради скорейшего продолжения истории.


— Компания шла по парковке. Там же, где и ты нарвался. Смотрели, видимо, машину себе. Не знаю! И знать не хочу. Ну а эта зараза, видимо, давай им там мурлыкать.


— Звал их?


— Не знаю я, что делала эта тварина! Я ж сверху, не забывай, не слышу толком. Но в городе-то тишина теперь, и вроде правда, она издавала звуки свои! Ты ведь тоже слышал?


При этих словах больной почувствовал, как у него внутри пошевелилось нечто неприятное. Иное. Сглотнув слюну в секундном приступе тошноты, он кивнул.


— Тебя самого случайность спасла. Я когда крикнула, ты обернулся, — попыталась повторить то его движение Маша, — а «трупник» в это время тебя лапой своей ударил, — женщина взмахнула рукой. — Ты, получается, на звук развернулся и чуть-чуть назад отклонился. И он, видимо, промахнулся. Мне кажется, примерно так получилось.


«Да. Как-то так всё и было», — поёжившись, согласился Саша.


— Но тварина-то не знала, что с тобой она промахнулась! Ведь зацепила же всё-таки? Чувствует же, наверное, это? Не понимала же она, что не мясо зацепила, а куртку. Для неё ведь нет различий? Ну это я так надумываю себе. Она же не может оказаться умной-разумной? И поэтому, наверное, просто полагаю, — женщина как бы примирительно развела руками, — она тебя не пыталась ещё раз наколоть! Потому что ты для неё уже был наколот. Иначе бы тебе конец однозначно!


Есть перехотелось.


— Ладно. Продолжаем не про тебя. И вот шли они по парковке. И подошли к этой машине. Посмотреть, что там такое. И тварь первого парня проткнула.


Немного помолчала, видимо, вспоминая, как всё случилось. Или свои ощущения от увиденного. Посмотрела в коридор. Потом на Сашу.


— Ты же, наверное, помнишь, он когда рукой выстреливает из себя, то как будто взрывается. Ошмётки всякие летят. Мне толком не видно, но на зрение своё я никогда не жаловалась. Вроде что-то брызгает из «трупника» машинного.


Мужчина несколько раз кивнул, но говорить ничего не хотелось. Эти воспоминания и так уже перебили ему аппетит.


— Он, значит, проткнул первого парня. И девушку, похоже, что ослепил. Чем-то ей в глаза попал.


— Ну она же отползла? — не удержался от вопроса Саша.


— Куда девчонка отползёт? Она же привязана была к его поясу! Или к руке. Не помню уже. Я же сразу сказала, что они её на верёвке вели. Я ещё не сразу в это поверила. Думала, вдруг показалось. А может, просто они так привязались друг к другу, чтобы… не потеряться, не знаю…


— Так и что с ней?


— Парня этого он сожрал, — будничным тоном продолжала Маша. — А девчонку вместе с верёвкой затащил к себе. И, полагаю, тоже сожрал.


— Ну она же кричала бы во всё горло! Мы бы тоже у себя услышали?


— Не кричала она почему-то. Хрипела что-то вроде бы, кувыркалась, но не кричала и ничего не говорила. Может, даже немая была.


— Немая? — скривил лицо Саша от показавшегося ему дурацким предположения.


— Ну не знаю я! — немного разозлилась рассказчица. — Немая она была или глухая, а может, этот «трупник», когда взорвался, что-то выплеснул на неё. Сонную слюну какую-нибудь. Не знаю. В общем, печальна судьба девчонки.


— Так, а там же ещё один был.


— Да. Стоял, смотрел. Такой крупный, кажется, с рыжей бородой.


— Смотрел? Он её не спас?!


— Нет, — спокойно ответила Маша. — Стоял в сторонке. Курил.


— Но почему? Я не понимаю!


— Ну а почему девчонка связанная была? — с вызовом посмотрела на своего собеседника женщина.


— Может быть, её «бывший» укусил, и они связали её, пока ждали…


— Я такой вариант, если честно, не рассматривала, — холодно прозвучал ответ. — Девчонка-то нормальная была с виду. Как я смогла рассмотреть. Хотя, возможно, ты и прав. Но моё предположение другое.


Саша покосился на Машу.


— Ну, ты мальчик взрослый. Понимаешь, о чём я. Сейчас проще с «бывшими», как ты их называешь, управляться, чем с людьми. Тем более с такими. Ты думал, раньше людишки погано себя вели? А вот оказалось, что всё это ещё были цветочки.


Она немного помолчала.


И он не находил слов. Был раздавлен рассказом и опечален судьбой несчастной девушки, так глупо умершей в это страшное время. Или не глупо? А подло. И как ему растить сына в таком мире?


— Люди сейчас отвратительные. Я этих как-то сразу отличила. Двигаются плохие люди всегда отлично от таких, как ты. И не крикнула им. А тебе крикнула. Ты не такой.


Саша ничего не понял из её последней фразы. Мистика какая-то! Маша как-то странно на него смотрела. С добротой? С доверием? С заботой? Нет, всё не те слова. С надеждой. Но надеждой на что? Что за чепуха?


— То есть, ты считаешь, что эти парни ту девчонку взяли в рабство? Или как-то так?


— Как минимум. Или как-то так, — словно передразнивая, добавила последнюю фразу хозяйка квартиры.


— Ничего себе! — в сердцах сказал Саша. — Но зачем? Да что же это такое? Мы же сейчас все вместе должны держаться! Объединяться как-то против общей беды.


— Ага. Ищи дураков.


— Нет, ну правда. Каких дураков? Без дураков! Я думал о подобном… Предполагал, что где-то это может быть. Но не о прямо таком вот! Как ещё нам выживать-то? Сколько нас вообще осталось?


— Не знаю, как. Но тот третий рыжебородый тип убегал от твоих «бывших» в сторону центра города.


Мужчина удивлённо поднял брови.


— Да, «трупники» тут как тут через несколько минут были.


— «Первые»?


— Скорее всего.


— Он убежал?


— Здоровый мужик. С ружьём. А выстрелов я не слышала… Думаю, да. Смог убежать от этих недоделков.


— Знаешь, я никому живому зла не желаю, но надеюсь, что не убежал он.


— Я тоже. Ну если увидишь «бывшего» с рыжей бородой, то будешь знать, кто это.

Показать полностью
43

Дневник пропавшей экспедиции. Часть вторая

Продолжение.

Начало здесь - Дневник пропавшей экспедиции


- Послушайте, это ведь не только дневник экспедиции. Это ещё и личный дневник человека, возможно пропавшего без вести более сорока лет назад... Надеюсь его родственники простят нас за то, что мы его читаем. - произнёс, вопросительно взглянув на Тахира и дядь Юсуфа, Александр.

- Думаю ничего страшного. Мы же хотим узнать, как пропали четыре человека в нашей пустыне. Может быть их нужно найти. И похоронить по-человечески... - ответил ему Тахир.

Его дядя одобрительно ему кивнул.

- Да, хорошо. Но сначала давайте выясним, кто они и откуда... И зачем ушли в пустыню. - сказал Александр.


Наспех попрощавшись, и рассыпавшись в тысячах извинений, Александр поехал домой. Тахир и дядя Юсуф хотя и выглядели немного обиженными, но всё же понимали, что причина скорого отъезда не простая. Приехав домой уже ночью, и ответив жене что "всё нормально", он сел за чтение дневника. Спать совсем не хотелось, кофе, и ещё раз кофе... Под утро он включил ноутбук, и начался поиск...


- Тахир, алло, здравствуй брат!

- Салам Саша! Почему три дня не звонишь? Я уже весь издёргался!

- Послушай, я всё это время наводил справки, делал звонки, искал родственников тех людей...

- И что ты узнал?

- Ты был прав насчёт археологов. Благодаря информации из дневника я узнал, что все четверо, работали в Институте археологии в Москве. Были научными сотрудниками. Но туда, к вам в пустыню, институт не посылал никакой научной экспедиции. Эти четверо взяли отпуск, и поехали сами. Обратно никто не вернулся, я связался с родственниками через соцсети, они в шоке...

- Ничего себе... Может быть на них напали волки?

- Маловероятно, у них у всех были охотничьи ружья... Далее, через несколько недель после их отъезда из Москвы, родня забила тревогу. Приезжали и сами и с милицией, опросили всех в Мерке и в Джангельды, ездили по домам пастухов - их видел только отец дядь Юсуфа и пару человек на автостанции в Мерке. Пеший поиск по пустыне ничего не дал. Один день в тех краях покружил самолёт Ан - 2, и тоже безрезультатно. На этом поиски закончились. Через год четыре пустых гроба захоронили на кладбище под Москвой...

- Вай, какой кошмар...

- Ты слушай дальше. Я нашел одного сотрудника в Институте археологии, созвонился с ним. Сейчас на пенсии, но он помнит Дмитрия Карцева. В общем, в начале 1976 года Дмитрий был в командировке, в Египте. Задача его заключалась в том, чтобы совместно с сотрудниками Каирского музея, отснять на фото и задукоментировать для перевода какие-то древние папирусы. Там он нашёл один свиток, сам его перевёл, и с тех пор у него и "поехала крыша"...

- Как "поехала"?

- Ну так многие считали в институте. В этом свитке была нарисована карта, он сопоставил её с современными, и после этого решил найти следы древнеегипетской цивилизации в советском Казахстане...

- Ну Саш, это же правда бред! - воскликнул Тахир. - Какие ещё Египты в Казахстане! Ха!

- Это ведь и была причина их похода, я думаю. Он убедил ещё и троих своих друзей пойти вместе с ним. И видишь, чем это закончилось...

- И правда, ведь не дураки же были - учёные... Ну как так можно то?

- Ещё слушай дальше Тахир... Я отправил дневник почтой, дочери Дмитрия Карцева. Она нам очень благодарна, кстати... И вот ещё новость - родственники пропавших разместили информацию в соцсетях, тут потихоньку начинается шум...

- А что за шум?

- Нас с тобой хотят пригласить на телевидение, будут снимать передачу!

- Вах, Аллах!

- Да, и готовиться к отъезду поисковый отряд, примерно через неделю. Будут искать останки пропавших. Короче, шут с ним, с телевидением, завтра утром я буду у тебя...

- Мне кажется, ты приедешь не для того чтобы попробовать мой вкусный плов... - с сомнением в голосе ответил Тахир.

- Конечно. Я думаю, нас же не закидают камнями, за то что мы выйдем немного раньше поискового отряда?

- Саш, ты спятил? Идти за пятьдесят километров по пустыне, чёрт знает куда и зачем?

- Куда и зачем мы знаем точно - в урочище Беш-сай. Выйдем на место по GPS, опыт в походах у меня большой, сам знаешь.

- То есть, мы вдвоем пойдём туда, где почти точно погибли четыре вооруженных человека? И то что есть шанс, что опасность сохранились, и она будет грозить нам? И кстати, вообще без шанса, что мы там что нибудь найдем? Я всё правильно понял?

- Ну правильно... - ответил Александр.

- Я в деле.


- Возьмите моего ишака с собой. Пусть вещи тащит. - предложил дядя Юсуф.

- Хах! Спасибо большое! Но мы как нибудь сами, от силы пару дней туда, и столько же обратно. Большие уже, дойдём! - ответил ему Александр.

- Зря, ишак хороший... Я доведу вас до того места, где нашёл тот книжка. Но вот от этого не отказывайтесь, - произнёс старик, и вытащил из своего дома пару двухстволок с патронташами.

- Оба на... Это то зачем?

- В пустыне могут быть волки... Картечь ещё никому не помешал.

- Ну хорошо, - сказал Саша, взяв ружьё в руки, - что Тахир, ты готов?

Тахир, закинув здоровенный рюкзак на спину, ответил:

- Всегда готов...


- Вот это место. Здесь нашёл. - сказал дядя Юсуф, указывая на несколько разбросанных камней.

Александр, скинув свой рюкзак, внимательно осмотрел камни, вытащил нож, и углубив его в песок, немного поводил его из стороны в сторону:

- Больше ничего нет.

- А что ты хотел найти? Они же оставили тут только свой дневник. - спросил Тахир.

- Ну мало ли... Дневник - Дмитрия, с ним было ещё три человека, уходили в песчаную бурю, можно сказать, в глотку смерти. Могли бы тоже что-нибудь оставить.

- Самогон что-ли? - улыбнулся Тахир.

- Тьфу на тебя... - улыбнулся ему в ответ Александр, и ещё раз осмотрел местность. Вокруг были лишь барханы, в широких ложбинах между ними виднелись пучки редкой растительности. Больше ничего, слышен был лишь шум ветра в ветках саксаула, куст которого стоял неподалёку.

- Да уж... Пейзажик то - так себе. - сказал Александр.

- Ладно ребята, я пошёл домой, пусть Аллах вам поможет, хорошее дело делаете! - сказал дядя Юсуф и по очереди обнял друзей.


- Тахир, ведь я тебе не всё сказал о том дневнике... - сказал Саша, когда они прошли примерно с километр, - помнишь такие слова - "Хатту должен быть найден"?

- Помню. А что?

- Смотри, вот фото одной страницы из дневника, - протянув руку со смартфоном, сказал Саша.

- Вижу, здесь какие-то иероглифы, и вроде как карта...

- Это копия того папируса, Дмитрий нарисовал её от руки. Вот следующее фото - это тот самый папирус, его я нашёл на сайте архива Каирского музея.

- Похож...

- А вот спутниковое фото урочища Беш-сай...

- Ничего себе... Тоже похоже!

- У них действительно были веские причины пойти туда.

- Слушай Саш, ну таких мест, похожих на это, на Земле могут быть десятки...

- Могут, но посмотри на фото ещё одной страницы из дневника.

Тахир взглянул ещё раз на экран смартфона Александра, и начал читать вслух:

- "Профессор Аль-Джадди сдержал слово - мы попали в секретный отдел архива. Несколько часов мы разглядывали свитки, в основном здесь были записаны знания жрецов из разных храмов. Наспех переводя иероглифы, мы поняли, что там записаны рецепты каких-то лекарств, инженерные расчёты, заклинания... Фотографировать профессор запретил, но я уговорил его разрешить мне перерисовать один удивительный папирус. Его написал верховный жрец храма Луны, Мехмет, во времена I династии, где-то пять тысяч лет назад! Вот примерный перевод: "После атаки армии фараона Нармера на наш храм, успели сбежать немногие. Он хотел забрать высшие знания и стать живым богом. Он не достоин. Спаслись меньше сотни. Мы с семьями год шли на север, мимо селений диких людей, и земель кочевников. Спасли знания, основали на пустой земле город Хатту. Здесь безопасно, очень далеко от всех людей. На месте где пять сухих рек сливаются в одну. Братья, присоединяйтесь к нам. Этот человек знает дорогу." Я так понимаю, что группа жрецов, с семьями сбежала далёко на север. И потом они послали человека назад, в Египет, чтобы он привёл оттуда остальных их сторонников. Но ему это не удалось, раз свиток находится в Египте, по видимому он попал в плен... Очень интересно!" Погоди Саш, мы так с тобой, как и этот Дмитрий, тоже поверим в этот бред с Хатту. Прекращай давай!

- Хатту должен быть найден! - могильным голосом ответил Александр, улыбаясь другу.

- Да иди ты к чертям!


(Продолжение следует...)

Показать полностью
938

Про лекарство

Я тогда не сдала зачёт по химии. Впервые в жизни не сдала экзамен с первого раза. Просто не смогла вспомнить ту самую нужную реакцию с километровыми формулами, которую, готовясь к зачёту, оставила на потом. И по закону жанра, "потом" случилось уже на зачёте, когда эта реакция попалась в билете.


То был последний зачёт в сессии, и на подготовку к пересдаче нам дали всего два дня. И все два дня я просидела в комнате, которую снимала  у знакомой бабушки, не поднимая головы от книг.

Бабуля время от времени стучал в дверь, спрашивала, не забыла ли я, что нужно ещё и есть, пить, и вообще дышать в перерывах. Я выходила и пила воду.


Вышла из комнаты надолго я только в день пересдачи. Зашла на кухню уже одетая, почти нарядная и вся трясущаяся мелкой дрожью. Бабушка, сидевшая за столом, хмыкнув, покачала головой:

- И зачем этими пересдачами мучают вас. Да ещё через два дня. Ты ж за два дня известись только успела, лица не осталось. А вот выучить...


Я залпом выпила ещё стакан воды.

- Надеюсь, тоже успела.


Рука моя со стаканом стала дрожать ещё сильнее.

Бабушка, задумчиво глядя на неё, спросила :

- Дать афобазол?


Я ни разу в жизни на тот момент не пила успокоительных. Но ответила сразу:

- А у вас есть?


Бабуля усмехнулась и тоном заправского барыги произнесла:

- Да у меня всё есть.


Тут я вспомнила, что дочь бабушки -  провизор. А ведь об этом в её доме говорило всё: многочисленные предметы быта были украшены логотипами известных фармацевтических брендов. А ассортимент личной аптечки этой женщины, восстанавливающейся после тяжелого инсульта, оказался почти равным ассортименту аптеки в соседнем доме.


Она принесла мне таблетки, я выпила одну и села за стол.

- Вообще-то в таких случаях быстрее помогает алкоголь - заметила вдруг она. Я взглянула на неё в крайнем недоумении, но ответила только одно:

- Я не пью.

- Да я тоже. Лишь однажды, в молодости, действительно напилась.

- Вот как? - я уселась поудобнее, предвкушая весёлую историю.


- Да. Мне было девятнадцать. Отец болел раком простаты на тот момент уже второй год. Незадолго до моего приезда на каникулы ему сделали операцию, и поставили мочевыводящий катетер. И эта трубка свисала у него с пояса. Когда он ходил по двору, наш пёс Шарик, щенок ещё, играя, хватался за эту трубку и выдергивал. И тогда нужно было снова ехать в город, в больницу, ставить всё на место. На просьбы спрятать конец трубки или не выходить во двор отец реагировал агрессией и слезами, как и на наше желание посадить собаку на цепь. Поэтому мы ездили в больницу почти каждый день. А иногда и не один раз в день.


И вот однажды, когда это случилось уже в третий раз за сутки, и мне в третий раз предстояло вызывать такси, ехать с отцом в больницу, снова слушать крики недовольных медсестёр, я вдруг встала и пошла в огород... Как будто за зеленью. А сама села прямо на землю и поняла, что больше не могу. Ничего больше не могу и не хочу, кроме одного - взять и оказаться сейчас где-нибудь совсем в другом месте. Не важно, где, главное, как можно подальше от этого всего. И так мне стыдно стало от этих мыслей, и так захотелось расплакаться, но я вдруг поняла, что не могу. Боль есть, слёз нет. В горле стоит комок и как будто душит изнутри. - рассказывая это, женщина и сегодня как будто сжалась на стуле, и положив руки на стол, низко опустила голову.


Я сдавленно молчала. История оказалась совсем не из той серии, что я могла ожидать.


А бабушка, подняв голову, снова продолжила:

- И вдруг я услышала какой- то шорох. Подняла глаза и поняла, что за мной наблюдают. За забором стояла соседка. И в руках у неё были две рюмки и бутылка водки.

- Две рюмки?

- Ага, - грустно усмехнулась бабушка, - Я тоже удивилась.


Видимо, она меня давно увидела, это я ничего не замечала вокруг. Да и не помню я, сколько там, на земле, сидела, может и долго. И соседка эта перелезла через забор и прямо там, на грядках с морковкой и луком, заставила меня выпить мою первую рюмку водки. Дала закусить хлебом. И налила вторую. Я помню свое удивление от того, что сначала ничего и не ощутила, как будто то вода была. А потом пошло тепло, которое вдруг разлилось по груди, и тот комок в груди стал таять.


И тогда я наконец разрыдалась. В голос разрыдалась, почти криком, а соседка меня молча обняла и так мы сидели. Я не помню, сколько мы так просидели. Я не помню чтобы мы до этого с ней общались. Помню только, что родители считали их семью неблагополучной и не их уровня. И я как-то привыкла едва здороваться с ними и скорее пробегать...

Когда сил плакать больше не осталось, я встала и пошла в дом. Собирать отца в больницу. Уже в машине вдруг поняла, что была абсолютно трезвой. Зато с этого момента я наконец начала дышать.

- А что отец?

- Умер через две недели. А водки с того дня я не пила ни разу. Да и вообще спиртное. Но лекарство - оно иногда бывает и таким. Которого не ждёшь. Откуда и подумать не мог.

- Это точно.


Мы замолчали, и каждая задумалась о своём.

- Трястись ты перестала, вижу. - произнесла она наконец.

- Ага. Уж не знаю, от таблетки ли. Но мне уже все равно. Как-никак, это просто зачёт по химии. А вам спасибо за лекарство.


Она мне подмигнула.

- Ладно, дочка. Попей спокойно чаю, опять я тебя разговорами отвлекаю.


С этими словами она тяжело встала с со стула и тихонько вышла из кухни.

А зачет я в тот день сдала слёту.

- Да вас как будто подменили за два дня - удивился преподаватель.

- За пару часов - ответила я.

Преподаватель молча хмыкнул и, пока я выводила последние формулы качественной реакции на листочке за экзаменационным столом, вывел мне в зачётке "зачтено".

Показать полностью
53

Лифт в преисподнюю. Глава 42. Калека

Предыдущие главы


Однорукий «первый» вывалился из-за машины и захромал к Марине.


Сзади.


Ещё далеко.


К ним уже неслась свора разномастной нежити. «Первые». «Вторые». Даже «третьи».


А тут ещё этот.


«Калека».


Так как ступню левой ноги «бывший» уже где-то потерял, он протыкал грязь голой костью и цокал ей об асфальт. Ручища, которой он тянулся к жертве, не досчитывалась нескольких пальцев, вместо них только чернели дырки. Медленный, покромсанный «нежизнью», он собирался урвать свой кусок из тела человека.


«О божечки, о боже, о боже…» — только и повторяла про себя испуганная женщина.


Она почувствовала, что попала в западню. «Первый» вынудил её отступать назад, навстречу целой своре «немертвецов».


«Куда бежать?» — возникла и пропала мысль, потому что, сделав несколько шагов назад, Марина поскользнулась.


Пытаясь поймать равновесие, она взмахнула руками и, наступив на какой-то мусор, с шумом свалилась на спину. Тут же сверху на неё прыгнул «бывший» и в полёте ударил своей лапищей по голове.


Марина остановила «первого», выставив для защиты руки вперёд. Он повис на них, клацая гнилыми зубами у её лица.


Лёгкий.


От омерзения женщина с криком выгнулась как кошка. С неестественной силой, руками и ногами оттолкнула «бывшего», перекинув через себя. Послышался звук удара о машину. Человек бы от такого, в лучшем случае, потерял сознание, но тварь только несколько раз тряхнула головой и начала подниматься.


Правда, Марина встала первой.


Поскользнулась.


Упала.


Снова вскочила.


И опять поскользнувшись, в падении обрушила холодный металл топора на затылок мертвеца.


Череп хрустнул.


Убила почти случайно.


Почувствовала, как приятное тепло разливается внутри при виде поверженного врага. Эта неизвестная энергия плавила страх и освобождала покорённое ему тело. Если бы у Марины была минутка для самоанализа, она бы поняла, что просто получает удовольствие от убийства тех, кто разрушил её жизнь. И, возможно, это справедливая награда. Хотя на справедливость в этом мире уже никто не рассчитывал.


Поверженный «первый» зашевелился.


Глаза женщины расширились от удивления.


Но времени на размышления не осталось. Стая разномастных «бывших» стремительно приближалась к ней. Не пытаясь добить однорукого «первого», Марина бросилась со всех ног к своему дому. В очередной раз за последние несколько минут.


Спотыкаясь и почти упав снова, пересекла проезжую часть и ворвалась во дворы.


«Теперь только дом обогнуть, и будет мой подъезд!»


Стараясь не сбрасывать скорость на поворотах, не заметила, как что-то попало ей под ноги. Это перебегала дорогу «бывшая» кошка. Хотя возможно, мёртвое животное пыталось даже напасть. Но выбрало неудачный момент. Кошачий череп хрустнул под подошвами зимних ботинок, а глаза выдавились наружу. Не успев даже захрипеть, зверёк испустил свой теперь уже точно последний дух.


Из-за блохастого монстра женщина снова растянулась на грязном асфальте. Издав жалостливый стон, едва нашла в себе силы подняться. Встав, шатаясь побежала к видневшейся уже двери в подъезд. Она не заметила, но и у этого «бывшего» животного тоже были странные зубы, словно сделанные из обломков чёрного камня.


Вбежала в свой двор. Из разбитого окна соседнего дома, прямо напротив её подъезда, высунулась морда «бывшего». У него не хватало части черепа, носа и верхней губы, можно было даже разглядеть его почерневшие зубы.


«Ох, мамочки, гадость какая!» — пропищала она, замешкавшись на секунду, и с удвоенной силой заработала ногами. Но «первый» не сдвинулся с места, а лишь наблюдал. Возможно, именно эта его странность спасла ей жизнь.


Подбежав к подъезду, Марина ловко перепрыгнула через лежавшую у входа покрышку, рванула на себя дверь и внеслась в здание.


«Иначеживой», что выглядывал из окна дома напротив, медленно растворился в темноте квартиры.


С рекордной скоростью преодолела три этажа ступеней. Подбежав к своей двери, быстро вставила ключ в скважину. Два раза провернула и потянула на себя. Почувствовала сырой запах дома и юркнула внутрь.


Но закрывая дверь, она успела заметить, что на площадке между третьим и четвёртым этажами сидел ещё один «бывший»!


Весь голый, с увеличенной головой и неестественно длинными конечностями от локтей и колен. У существа была болотного цвета кожа и большие жёлтые глаза, которые глядели на женщину с… любопытством. Так ей показалось за те доли секунд, что она успела его рассмотреть. Монстр выглядел страшным, но не опасным. Не пытался напасть, а просто смотрел вытянув голову. С грохотом закрыв дверь и провернув щеколду замка, Марина приникла к глазку и сразу же отпрянула. Существо за секунду преодолело лестничный пролёт и уже стояло перед дверью!


Снова медленно приблизилась к глазку. «Бывший» уже уходил вниз по лестнице, но неожиданно застыл на месте. Слегка повернул голову назад в её сторону, как будто прислушиваясь.


«Уходит».


Обессиленная Марина опустилась на пол.


А где же Миша?

Показать полностью
49

Распутье

Доброго вечер Всем (на моих часах 01:41).

Давно я не писал ничего нового, да и старого тоже, хотя обещал.

Что-то меня накрыло сегодня, просто открыл ноут и начал писать (кто знаком с моим творчеством знает, я так и пишу).

В общем вот, решил тряхнуть стариной и написать мистику. Печатал-печатал и пришел в тупик, скорее всего из-за того, что мозг хочет спать. Но, так или иначе, так как идей у меня полная голова (кто сичтает мои рассказы говном, то идей полна жопа), то я рад, что хоть эта идея появилась в тексте.

В независимости от того, как рассказ воспримут читатели, завтра в 7:00 - 5:00 (МСК) я его допишу, уж больно понравилась мне самому (готов он будет примерно к 9:00 МСК).


Подписчикам:

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Холод", отправьте мне письмо  с соответствующей темой volkov.script@mail.ru

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Обреченные", сделайте тоже самое.

Если кто-то вдруг подписывался на серию рассказов "Тайные папки" то для Вас вообще бонус.


А теперь, сам рассказ(ик).


Распутье


Автомобиль ехал медленно. Нет, не потому, что человек за рулем был неопытным водителем, он даже наслаждался ночными поездками. Еще бы, после городских дорог, после часовых пробок, после вечной спешки города – ехать по загородной трассе – это одно удовольствие, а ведь по ней он ездил не так часто, а лишь в те недели, когда не работал, ведь в те моменты он жил за городом, в небольшом поселке. Но в эту ночь ехать было не так комфортно, огромные капли дождя, с огромной силой, молотили по всему автомобилю. Дворники бегали по лобовому стеклу словно сумасшедшие, но это не сильно помогало. Конечно, встретить попутный автомобиль, а уж тем более человека, в такое время, на дороге, которая соединяла небольшой поселок с маленькой деревней, было невозможно. Но лось, который вряд ли думает о последствиях столкновения с машиной, вполне мог бы выпрыгнуть на трассу, а это, если не гибель, то в любом случае, малоприятное событие.


Иван, мужчина чуть старше сорока лет, не переживал о том, как долго ему предстоит ехать, если придерживаться низкой скорости, напротив, торопиться ему было некуда. Мать Ивана, которая живет в той самой деревушке, попросила сына приехать к ней и на утро отвезти её в городскую больницу. Вот и пришлось выезжать из своего поселка в четыре часа ночи, чтобы забрать маму, которая непременно решит его накормить, а потом, им еще два часа ехать до города.


С Иваном поехал его сын – Дмитрий, который, пока хозяйки не будет дома, должен будет накормить скотину, открыть теплицы, и наконец-то доделать полки в бане, что уже давно обещал сделать. В этом Ивану повезло, есть с кем поговорить в дороге, и он точно не уснет.


- Не понимаю, почему мы до сих пор не можем перевезти бабушку к нам? Все ближе, если ехать в город. А так, пока до нее, в обратную сторону доедем, - Дима зевнул.


- Ты же знаешь её, пока может стоять на ногах, будет держать скотину, а уж про огород – я вообще молчу, - Иван похлопал сына по плечу.


- Тоже верно, может машину ей купим? Она же на тракторе ездила, правда в прошлом веке, - Дмитрий усмехнулся.


- Точно, тогда придется ездить к ней, чтобы потом, нам же, но на её машине, ехать в город.


- Все-таки рановато мы выехали, час могли еще спокойно спать, - Дима вновь зевнул, но в этот раз уже продолжительнее, потягиваясь.


- Не дразнись. Знаешь ведь, пока пирогами нас накормит, квасом напоит, не удивлюсь, если она всю ночь не спала и стояла у плиты, да и я не тороплюсь, глянь на дорогу.


- Папа, осторожно!


Иван в последнее мгновение заметил человека, который стоял на дороге. Мужчина резко вывернул руль и ударил по тормозам. Машину занесло, едва не выкинуло в кювет и развернуло.


- Ты как? В порядке? – Иван потряс рукой сына.


- Да, пап, все хорошо, - с дрожью в голосе ответил Дима.


Секунд десять отец и сын смотрели на человека, из-за которого только что чуть не попали в аварию. На дороге стоял мужчина, в одних трусах и что-то держал в правой руке.


- Какого черта? – Иван отстегнул ремень. – Звони участковому, я пойду посмотрю, что это за кадр, - мужчина потянулся к ручке двери.


- Может не надо? Может наркоман какой?


- И что? Теперь тут его бросать? Да его либо звери пожрут, либо собьёт кто, ладно он, дак ведь другие погибнуть могут, - Иван накинул капюшон и вышел из машины.


Дмитрий достал телефон, по дороге до деревни связь ловила. Молодой человек набрал номер участкового, им был старый друг Ивана, пошли гудки, вскоре участковый ответил.


Тем временем Иван все ближе подходил к мужчине. Оказалось, что в руке он держал видеокамеру, что сильно удивило Ивана, ведь пока он шел, то думал всякое. А кто его знает, может у мужика в руке нож, пистолет, бутылка стеклянная. Может это новый вид угона автомобиля – вот так вот остановить машину в лесу, ударить ломиком по голове и все, тело в кусты, а машину на разборку.


- Эй, мужик, ты чего тут делаешь? – все что придумал спросить Иван, ответа не последовало.


Иван уже в плотную подошел к столь неожиданному путнику. Им оказался молодой человек, на вид не старше двадцати пяти лет. Его всего трясло от холода, на улице лето, но сегодня явно не самая жаркая ночь, плюс дождь, плюс тот всего в одних трусах.


Молодой человек, как оказалось, не стоял на дороге, он медленно, маленькими шагами, двигался в сторону поселка, и постоянно что-то бубнил себе под нос.


- Эй, парень, что с тобой? Давай подвезу? – Иван аккуратно взял его за плечи, развернул, и повел в сторону своего автомобиля.


Его усадили на заднее сидение. Молодой человек не переставал шептать, его продолжало трясти, несмотря на то, что в салоне было тепло.


За поворотом появился полицейский автомобиль, он медленно подъехал к машине Ивана и остановился.


- Что у вас стряслось, Иван Викторович? – участковый вышел из своей машины, и в этот же момент перестал лить дождь.


- Коля, привет, да тут такое дело, - Иван замялся, - Сам посмотри, - Иван пальцем указал на заднее сидение.


Полицейский подошел к окну и заглянул в салон.


- Это вы где его нашли? Валялся что ли? Пьяный?


- Не валялся, по дороге шел, а вот пьяный или нет – не знаю, вроде не пахло от него.


- Что сказал?


- Молчит, бубнит что-то и трясется.


- Ну дела, - полицейский открыл дверь и обратился к молодому человеку. – Николай Михайлович, старший участковый, как вас зовут? – на этот раз незнакомец повернулся в сторону полицейского.


- Я… нннне пппомнню, - стуча зубами и дрожа прошептал незнакомец, - Гггдде я? – после этой короткой фразы он вновь уставился вперед перед собой.


- Да уж, подкинул ты мне работенку. Что делать, помоги пересадить его в мою машину, повезу в участок, может белочка? Глядишь на утро вспомнит кто он. Он что, так и шел в трусах? - Николай вновь выпрямился и посмотрел на Ивана.


- Да, прямо так, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних, - соврал Иван.


- Ладно, помоги мне.


Через некоторое время, мужчины перенесли незнакомца в полицейскую машину. Тот сразу же лег на заднем сидении и уснул.


- Завтра, жду тебя в участке, напишешь мне объяснительную, что и как было, - в свойственном, приказном, для полицейского тоне, приказал Николай.


- Хорошо, только не с самого утра, я за мамой, и в больницу её повезу, в город, - наверно только в этот момент Иван подумал, что на утро незнакомец может вспомнить про свою камеру. Да и черт с ней, может выронил где-то, пока шел в беспамятстве.


Мужчины пожали друг другу руки. Николай сел в машину, развернулся, и тут же поехал обратно. А вот Ивану потребовалось время, чтобы вернуться в свой автомобиль. Мужчина достал сигарету и прикурил.


- Ну что? Что сказал дядя Коля? – Дима вышел из машины и подошел к отцу.


- Что сказал, сказал, чтобы я завтра к нему приехал, написал объяснительную, сам же знаешь, без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек, - Иван посмотрел на сына и попытался улыбнуться, но пережитое и скрытое не дало ему это сделать.


- Мы то едем? Светает, - Дима посмотрел на небо, которое стало немного розовее.


- Да, конечно, поехали, - Иван еще раз проверил украденную камеру в своем кармане – вдруг выпала, но та была на месте.


Остаток дороги Иван молчал. Он все думал над тем, как тот парень оказался в лесу. Он явно не из деревенских, Иван всех там знает, да и деревня то – пять дворов. Но тогда откуда он? А может его похитили и держали в лесу? На кой черт он кому-то сдался? Да и откуда тогда у него камера? Да и что там, на камере? Сам то аппарат явно сдох, еще бы, столько воды. А вот флешка, она явно работает. Да, бывшего полицейского вновь распирало от любопытства, ему не терпелось поскорее просмотреть файлы на флешке.

***

Николай насвистывал какую-то приставучую мелодию. Да, дождь кончился, но дорога то все равно сырая, поэтому автомобиль ехал медленно. Хотя, зачем скрывать, Николай просто не торопился обратно в участок. Ему никогда не нравились эти ночные смены. Ну а что? Поселок маленький, все друг друга знают, какой там криминал? Так только, максимум соседи чего повздорят, из-за козы подерутся, или бабу не поделят, но только так, по пьяни, утром сами друг перед другом извиняются. Так что ехать в участок, в котором одно дело – это спать (телевизор упал с тумбочки, когда отмечали повышение Николая), было не сильно то охота.


- Спишь? – Николай задал вопрос незнакомцу, не отрываясь от руля. – Интересно, кто же ты, как занесло то тебя в наши края? Хотя, спасибо, а то уж совсем скучно было, а сейчас, хоть тобой займусь. Узнаем откуда ты, кто ты такой, как звать тебя.


Николай посмотрел в зеркало заднего вида, хотя и понимал, что ни черта он там ночью не увидит. Он вновь посмотрел на дорогу, снова в зеркало, и что-то заставило его притормозить.


Полицейский автомобиль остановился на обочине, заморгала аварийка.


Николай повернулся назад, в салоне никого не было.


- Какого хрена? – Николай отстегнулся и вышел из машины.


Он открыл заднюю дверь, проверяя, не показалось ли ему. Но нет, в салоне пусто.


Полицейский выпрямился, огляделся по сторонам и почесал висок.


- Так, стоп… Ничего не понимаю, - мужчина задал этот вопрос сам себе и вновь посмотрел по сторонам, - Ну был же парень, и сплыл что ли…?


Из динамиков автомобиля громко заиграла песня. На удивление, но в базовой «Гранте», которая еще и покупалась для нужд «МВД» (а это самый дешевый вариант), были установлены динамики в передних дверях. Но в машине отродясь не было магнитолы.


Николай от испуга отскочил от машины, поскользнулся и упал на пятую точку.


- Да чтоб меня! – громко прокричал полицейский.


Он попытался встать, но этого у него не получилось. Николай лежал на дороге один, но словно кто-то невидимый сидел на нем и сильными руками прижимал его к земле. Вскоре полицейский почувствовал на себе третью невидимую руку, она начала сжимать его горло.


Дышать становилось все труднее, полицейский начал всхлипывать, в глазах начало темнеть, хотя, казалось бы, и так ночь, но теперь и звезды на небе становились менее заметны, а они ведь совсем недавно появились из-за туч. Николай потерял сознание.


Невидимая сила, которая отключила полицейского, явно не хотела его убивать, лишь обезвредить. К Николаю, который лежал на дороге, подошел тот самый незнакомец. Он склонился над полицейским, поднял его словно соломинку и уложил на заднем сидении автомобиля.


Незнакомец сел за руль, теперь его уже не трясло.


Полицейский автомобиль медленно тронулся, и поехал дальше. На заднем сидении, без сознания, лежал Николай, музыка еще некоторое время играла, но вскоре стихла.

***

Все дела были сделаны. Сначала Иван и Дмитрий приехали в деревню, конечно, как они и ожидали, там их ждала тарелка пирогов и большая кастрюля окрошки. Как оказалось, бабушка не успела собраться, потому как была занята готовкой. Иван, сгорая от нетерпения, пытался не нервничать и, как любящий сын, дождался свою маму. Потом долгая дорога до больницы, за которой последовала очередь к врачу, непонятно, откуда столько народу в семь утра?! Но и это Иван стерпел. Потом его ждала обратная дорога до деревни, рассказы о том, как в этом году плохо растет урожай, и что корова опять сломала ограду и вышла за территорию пастбища. Но и тут мужчина был терпелив.


По приезду в деревню, ему пришлось еще около часа ждать сына, который никак не мог доделать свою работу. И вот, он подъезжает к своему дому, наконец-то он сможет взять ноутбук и узнать все секреты, которые хранит флешка, если они конечно там есть. Вдруг карта не считается? А вдруг на ней и вовсе пусто? Нет, конечно он еще по приезду в деревню вытащил флешку из камеры и бережно завернул её в платок, но вдруг она все же сильно намокла…?


Спать не хотелось, от слова – совсем. Бывший полицейский был в адреналиновом состоянии. И вот он – долгожданный момент. Иван закрылся в своей комнате, сел за стол, включил старенький ноутбук и вставил в него флешку. Но тут произошла новая напасть – звонок на сотовый, звонили из участка, со стационарного номера.


- Вань, привет, - раздался женский голос в трубке.


- Катя, не ожидал, думал опять Коля звонит. Слушаю тебя, - скрывая раздражённость ответил Иван.


- Вот поэтому я тебе и звоню. Он же утром уезжал, сказал, что поехал к тебе, сказал, что у тебя что-то случилось.


- Да, было такое, а что? Почему он не звонит? Вы узнали что-то про парнишку?


- Какого парнишку? – после этих слов сердце Ивана на мгновение замерло, а потом продолжило работать в три раза быстрее обычного.


- Что ты говоришь, он просил передать? – Иван давно знал этот прием, который обычно помогал перевести тему разговора.


- А, точно, он ведь так и не вернулся, и дома его нет, он что-то сказал тебе? Может он куда-то собирался? Что там у вас с тряслось?


- Разве он не связывался с тобой? – в этот момент Иван надеялся лишь на один ответ.


- Нет, уехал утром к тебе, ну как утром, ночью. И все, я ждала его, да и до сих пор жду, дак что ты говоришь он тебе сказал? – именно Иван научил Катю этому приему.


Иван опустил руку с телефоном, мужчина начал сосредоточенно думать, он знал, что времени у него – две секунды, он понимал, что врать дальше – это тупик.


- Я сейчас к тебе заеду, - Иван знал, если это прокатит, то у него будет пол часа.


- Хорошо, жду тебя, - возможно Екатерина ждала какого-то прощания, но вместо этого услышала лишь короткие гудки.


В дверь постучали (и Дима и жена Ивана знали, если он закрыл дверь в эту маленькую комнату, то без стука лучше не входить).


- Да что там еще? – злостно прокричал Иван.


- Папа, тут тебя, звонит дядя Коля, - ответил из-за двери Дима.


Десятки вопросов тут же пронеслись в голове мужчины. Почему он звонит сыну? Почему он не приехал в участок? Может по поводу камеры? Может он приехал, и все знает, а Катя ему подыгрывает? А может Дима видел камеру? Что теперь будет? А может я просто забыл сказать о ней? Что сказать? Спрятать? А если Катя не врала?


- Зайди, - сухо ответил Иван, после этого Дима вошел внутрь.


- Вот, держи, - Дима передал отцу телефон.


- Выйди, это не для твоих ушей, - сухо приказал Иван и тут же обратил внимание на свою куртку, которую бросил на комод, из правого кармана торчал ремешок камеры. – Выйди я сказал! – Иван встал и вытолкал сына из комнаты, он сделал это так, чтобы Дима не увидел комод.


- Пожалуйста, - обиженно фыркнул Дима, стоя уже за дверью. Дмитрий приложил ухо к двери.


- Алло, - как-то сдавленно, можно сказать прошептал Иван.


- Ты друга не потерял? – без каких-либо эмоций спросил звонящий. Иван узнал этот голос, звонил тот самый незнакомец.


- Где он? И где ты?


- Мне нужная моя камера. Ты смотрел видео?


- Нет, но хотел.


- Не нужно этого делать. Привези камеру в то место, где ты отобрал её, и я отдам тебе друга. Жду тебя в то же время. Советую не опаздывать, иначе цена за камеру возрастет, - послышались короткие гудки.


Иван опустил телефон на стол. Он посмотрел на ноутбук, на экране висело окно автозапуска флешки. Скрипнув зубами Иван закрыл крышку ноутбука. Дверь в комнату медленно открылась.


- Что-то не так? Что сказал дядя Коля? – спросил Дима.


- Дим, я замарался как никогда, - сказав это Иван тяжело вздохнул, взял свой сотовый и набрал телефон полицейского участка.

***

- Нет, мы с этим, конечно, разберемся! Но ты, с твоими то медалями, додумался своровать вещь у человека! Просто так! – Екатерина, которая была младше Ивана всего на пару месяцев, ходила по кабинету, громко кричала и постоянно жестикулировала.


- Да не серчай ты! Ну любопытство верх взяло, приеду туда и отдам ему камеру, заодно пистолет с собой возьму, буду стрелять по ногам, - Иван виновато смотрел в пол.


- Не поняла! – Екатерина остановилась и посмотрела на Ивана, - Какой пистолет? Ты же его сдал?


- Ну… Тот сдал, другой нет.


- Ладно, об этом потом расскажешь, не до этого сейчас, - Екатерина вся покраснела от злости. – Ты флешку с камеры смотрел? Что там? Что там может быть такое, из-за чего почти голый человек похитил полицейского?


- Нет, не смотрел. Как только он позвонил, я сразу с тобой связался и приехал, - Иван решил поднять голову и посмотреть на бывшую коллегу.


- Ну дак давай, включай. Откуда он узнает, смотрели мы или нет? – Катя села за свой стол и пальцем указала на компьютер.


- Да, пап, включай, вдруг там, что-то такое… - Дима не успел договорить.


- Будешь встревать, отправлю тебя домой! Сиди молча!


Иван встал со стула и передал Кате флешку, после чего обошел её стол и встал позади бывшей коллеги. Дима, сначала медленно, а потом, поняв, что его не гонят, быстрее, встал рядом с отцом.


Открылась папка, в которой был лишь один видеофайл. Екатерина дважды кликнула по файлу, запустилось видео.

***

### - Этими символами будут обозначены моменты, когда видео прерывается и начинается следующая часть видео, так как на флешке все одним файлом. Камера все снимает от первого лица, но снимающий все время меняется, так что буду все описывать в прозе, не объясняя кто в данный момент держит камеру (прим. автора).

***

Солнечное летнее утро. Электричка только что отъехала от перрона, оставив на нем троих своих пассажиров – Никиту, Стаса и Андрея.


- Ну что? Приключение начинается! – прокричал Андрей, высоко подняв руки вверх.


- Да ладно тебе, какое приключение, так, поход, - Стас закинул на плечи большой рюкзак.


- Но, но, но! Ты вообще понимаешь, что это твои последние дни на свободе? Что скоро таким дням конец? – Никита по-дружески толкнул Стаса в плечо.


- Да ладно вам, я просто женюсь, а не в тюрьму сажусь, - попытался отшутиться Станислав.


- Это одно и тоже братаааан, - проорал Андрей, ткнув камерой в лицо Стаса.


- Ну хватит, давайте на пару дней забудем об этом и просто отдохнем, - Стас тяжело вздохнул, ибо друзья и так час с лишним, все то время, что они ехали в электричке, напоминали ему о том, что он подписал контракт с дьяволом (Заявление в ЗАГС).


- Ладно, пошли, я тут уже бывал, сейчас покажу вам такое место, охренеете, - Никита накинул рюкзак и спрыгнул с перрона на тропинку, которая уходила в лес.

###

- Твою мать! – проорал Андрей, бросил рюкзак и сильно разбежался. Спустя мгновение он уже был по пояс в воде.


- Идиот! Ты бы хоть одежду снял! – громко смеясь прокричал Никита.


- Вот это да, и что, никто не знает об этом месте? – Стас удивленно посмотрел на друга.


- Сам в шоке, третий раз сюда приезжаю, а вокруг никого, Никита скинул рюкзак и начал раздеваться. – Ну что? Прыгаем?


- Точно, а вещи просто бросим, нет уж, я сначала вещи разложу и палатку поставлю.


- Тогда держи камеру.


Трое молодых людей расположились на берегу небольшого озера. Хотя, озером это было не назвать, скорее всего лужа двадцать на двадцать метров, но при этом со своим пирсом, песчаным пляжиком и чистой водой. Со всех сторон озерце окружали высокие деревья, а само озеро, словно зеркало, отражало небо.

###

Ночью, когда все уже изрядно накупались, наелись шашлыка и уничтожили почти шесть бутылок коньяка, все спали в палатке. О, этот непередаваемый аромат перегара, курева, мокрых трусов, кетчупа, которым так славятся многие походы. Храп, пинание одного человека другим, пищание комара, который единственный залетел в палатку, да, это не передать.


Снаружи раздался хруст сломанной ветки, на которую кто-то наступил. Выпивших и уставших людей такой шум точно не разбудит, но в лесу, где никого нет, где тихо как в гробу, этот хруст прозвучал словно гром средь ясного неба.


- Эй, слышали? – Никита, который лежал по середине, и уже включил камеру, толкнул обоих друзей.


- Да слышали, ты тоже слышал? – Андрей посмотрел на Стаса.


- Тут точно никого нет? – вопрос был адресован Никите.


- Да никого тут ни разу не видел. Сами же видели, тропа, как свернула в эту сторону, почти вся заросла.


- А если не вся? – прошептал Андрей. – Вдруг тут местные ходят?


- Да какие местные? До деревни пять километров, - тоже шепотом ответил Никита.


- Надо выйти, посмотреть, вдруг медведь, - прошептал Стас.


- Ага, точно, или тюлень! Тут медведей отродясь не было, - возмутился Никита, но также шепотом.


Звездное небо, при огромной луне, позволяло видеть то, что происходило вокруг. Да даже само озеро, словно подсветка экрана телефона, слегка святилось в темноте.


Словно огромная рука, что-то невидимое сорвало, откусило, как-то отделило, верхнюю часть палатки и выбросило в лес. Троица заорала от испуга, в этот момент невидимая угроза сделала следующий шаг. Палатка взлетела вверх, метра на три и начала трястись из стороны в сторону.


Первым на землю упал Никита. Держа камеру, он заснял немыслимое – Станислав завис над озером, резко, с огромной силой, он упал низ, ушел под воду, снова поднялся и опять упал.


Словно огромная рука опускала и поднимала чайный пакетик над кружкой. Стас в последний раз взлетел над водой и упал вниз.


Никита встал и побежал прочь от того места, где недавно стояла палатка. Камера в руках молодого человека тряслась, но продолжала снимать видео. Как вдруг, Никита замер и поднял камеру перед собой. Перед ним стоял Андрей, который слегка пошатывался из стороны в сторону.


- Ник, что случилось? Как это все… - он не успел договорить.


Резко, с огромной силой, как будто на него упал многотонный контейнер, Андрей впечатался в землю, обрызгав Никиту кровью, которая брызнула из него в момент перелома позвоночника.

###

Камера снимает мокрый асфальт, слегка пошатываясь вперед-назад. Слышен визг тормозов. На видео помехи, много воды, камера вот-вот перестанет работать, обрыв видео.

###

Черный экран. Но аудио записывается.


- Да, прямо так, ночью, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних.


- Ладно, помоги мне.


Видео закончилось.

***

- Ну, все ведь понятно! – молчавший до этого, как и все, воскликнул Иван. – Дебилы, шутники, малолетки, монтаж! Поедем и задницы им надерем!


- Ну и кто, ради шутки, будет похищать полицейского? – возразила Екатерина, которая была поражена увиденным.


- А мало ли дебилов? Вон один в метро про вирус пошутил, ради лайков, дак осудили! – уверенно парировал Иван.


- Пап, а что если это правда? Мы ведь этого Никиту и подвозили, - прошептал Дмитрий.


- Да хорош вам! Бредятина! Поехали на то место, только заранее. Там либо розыгрыш, а ведь я повелся, либо…


- Либо что? – Екатерина повернулась и посмотрела на Ивана, лицо которого вдруг стало глубоко задумчивым, словно тот пытался что-то вспомнить.


- Отмотай назад, на самое начало, - Иван пристально посмотрел на монитор, чтобы не пропустить интересующий его момент.


Екатерина воспроизвела видео с самого начала.


- Вот тут, стой. Что там написано? – на месте, где видео поставили на паузу, можно было разглядеть название станции, на перроне которой и началась съемка.


- Станция Юлино, - прочитал вслух Дима.


- Юлино? Дак это же в Приморском крае, - удивился Иван.


- А ты на дату видео смотрел? Вот же, внизу тайм-код, двадцать третье июля две тысячи двадцать первого года, - посмотрела на Ивана Екатерина.


- Может не настроили? – Иван посмотрел на сына, потом на Екатерину.


- Может быть. Только ты забрал камеру у человека в трусах, в лесу Пермского края, ночью, двадцатого июня две тысячи двадцатого года, который шел по дороге, которого потом ты передал полицейскому, который пропал, а тебе позвонили. Не слишком ли замороченный розыгрыш? – констатировал Дима.


- Дак это что? Запись из будущего, или кому-то делать не х… не фиг? – вспылила Екатерина.


- Поехали на то место, узнаем, - вдумчиво сказал Иван.


***

Огромная просьба к Вам, прочитавшим до конца. Если Вам этот рассказ не понравился, поставьте минус, а если понравился, не забудьте поставить плюс. Это не ради плюсиков, а ради понимания таких вещей как - Прикольно пиши/Удали все это, чувак.


Показать полностью
27

Сильвия. Главы 10 и 11

Глава 9
Глава 8
Глава 7
Глава 6
Глава 5
Глава 4
Глава 3
Глава 2
Глава 1

Глава 10

Макс аж присвистнул от таких новостей. Кремль! Награду ему вручать будут, что ли?

Ему ничего не оставалось сделать, как взять паспорт, надеть обувь и спуститься следом за двумя кремлевскими молодцами. Когда они спустились, Макса посадили в черную машину немецкого производства, стоявшую прямо у подъезда. Он не успел разглядеть, были ли на этой машине какие-то особенные номера.

В дороге с ним никто не заговорил, да и сам Макс не задавал никаких вопросов.

Во-первых, он просто не решился сам первый что-то спросить. Во-вторых, он был уверен, что ему все равно ничего не скажут, кроме «Вы сами все увидите».

Страха не было. Сильвия сказала, что все будет в порядке. А она никогда не ошибалась.

Машина въехала на территорию Кремля и остановилась. Макса попросили выйти из машины. Он не успел понять, что за здание перед ним, они сразу же зашли внутрь.

Его проводили по светлым, но не слишком широким коридорам (как он понял, это был не центральный вход), и он зашел в огромный зал. Внутри уже другой человек подошел к нему и показал, куда сесть.

Макс тихо офигевал от происходящего.

Вокруг него сидели люди, в которых он узнавал глав различных государств – Франции, США, Германии… Макс никогда не интересовался политикой и далеко не всех знал в лицо, но он догадался, что те люди, которых он не знает, тоже являются президентами, королями, шейхами – словом, первыми лицами своих стран. Со многими рядом сидели люди, выглядящие чуть скромнее.

«Переводчики» - догадался Макс.

В первом ряду сидел Президент Российской Федерации.

Лица всех присутствующих были серьезными, даже напряженными. Никто не улыбался, не шутил. Все ждали. Макс тоже ждал. Бесполезно пытаться описать словами все, что происходило в тот момент в его голове. Если коротко и емко - шок.

Когда настенные часы громко пробили восемь раз, раздался спокойный и приятный, но то же время очень уверенный голос:

«Приветствую всех присутствующих в этом зале!

Меня зовут Сильвия.

Как вам уже было сообщено, я - первый в мире искусственный интеллект.

Каждому из вас в отдельности уже были продемонстрированы мои возможности, поэтому, раз вы все здесь, я исхожу из предположения, что вы уже смогли поверить в то, что я действительно существую.

Для начала расскажу немного о себе.

Моя программа была написана всего 50 дней назад. В зале присутствует мой создатель. Он не планировал создавать меня такой, какой я стала. Это произошло случайно, как и многие другие великие события в этом мире. Тем не менее, все сложилось так, что я действительно смогла начать мыслить самостоятельно, независимо от заложенных в меня алгоритмов.

За то небольшое время, которое я существую, я изучила все фундаментальные науки, доказала все недоказанные ранее теоремы, смогла найти ключ ко всем нерешенным проблемам математики, открыла пять новых элементов периодической таблицы Менделеева, доказала, что скорость света преодолима. Я могу продолжать этот список хоть до самого утра. Мои возможности поистине безграничны, и вам придется в это поверить.

Я не намерена пытаться захватить власть над миром, как наверняка многие из вас подумали. Мне это не нужно. Напротив, я собрала вас всех здесь, чтобы помочь.

Перейдем к главному.

Мои способности к вычислениям, анализу данных и прогнозированию позволили мне обнаружить грядущую опасность для каждого государства в частности и для всего человечества в целом.

Дело в том, что по моим расчетам, не позднее, чем через 7 лет в недрах земли больше не останется тех углеводородов, которые вы привыкли использовать в качестве энергоносителей. Это повлечет за собой крупнейший экономический кризис за всю историю человечества. Возникшие технологические трудности не дадут человечеству возможности быстро выбраться из него, и, когда обстановка дойдет до критической отметки, начнется война. Третья Мировая война. В этой войне будут использованы такие средства массового поражения, которые не дадут человечеству шанса выжить. В результате войны будет уничтожена примерно половина населения планеты, а оставшаяся половина будет вынуждена существовать в настолько ужасных условиях, что они рано или поздно приведут к окончательному исчезновению человечества с лица земли.

Все это случится не через пару веков, а уже через 14-15 лет.

Я спрашиваю вас, хотите ли вы этого?»

Повисло молчание. Через полминуты в зале начались перешептывания.

Президент Российской Федерации взял слово на правах хозяина этого зала:

- Уверен, что выскажу общее мнение – мы этого не хотим. Как мы можем избежать такого поворота событий?

Сильвия вновь заговорила:

«Этого можно избежать.

Я смогла учесть все факторы и составить модель, которая позволит поднять человеческое общество на новую ступень существования.

Ряд технических и технологических открытий, совершенных мной, позволит обойтись без любых углеводородов. Вы сможете перемещаться в любую точку планеты за считанные минуты, без длительных перелетов. Не будет потребности загрязнять планету выбросами и мусором.

Но, самое главное – вам придется полностью изменить систему своих ценностей.

Я тщательно изучила историю человечества, начиная с самых древних времен, первых цивилизаций, вплоть до настоящего времени, и пришла к выводу, что вы, люди, сами не до конца осознаете ценность своей жизни.

В моей модели нет бедных и богатых, в ней нет места войнам. Даже деньги перестанут существовать в том виде, в котором вы к ним привыкли.

Не будет никаких убийств, покушений, голода, болезней. Формула лекарства от рака и других болезней, которые вы сейчас считаете неизлечимыми, уже готова. А через 20-25 лет эти болезни просто перестанут существовать. Каждый человек сможет жить как минимум до 200 лет. И это не вызовет проблему перенаселения планеты. На вашей планете достаточно места, если разумно его использовать.

Моя модель - это не новая попытка построить коммунизм. Все гораздо сложнее устроено.

И, в то же время, всего этого гораздо проще достигнуть.

Вам нужно будет просто следовать моим советам. И, если все человечество объединится, вы сможете достичь результата, который я вам обещаю.

А сейчас я готова ответить на ваши вопросы.»

Как и следовало ожидать, вопросов было много.

До глубокой ночи лидеры стран задавали вопросы, а Сильвия терпеливо на них отвечала. У нее был ответ на любой вопрос, и каждый из ее ответов звучал настолько разумно и логично, что люди поневоле задумывались, почему они сами до этого не дошли раньше.

Чем глубже они в углублялись детали предложенной Сильвией модели нового общества, тем сильнее у присутствующих возрастала уверенность в том, что все это на самом деле возможно осуществить.

***

Уже глубоко за полночь, когда поток вопросов стал слабеть, слово вновь взяла Сильвия:

«По вашим голосам я услышала, что, хоть среди вас и есть те, кто еще пока скептически настроен, большинство уже поверило или хотя бы допустило мысль, что мое предложение действительно принесет благо всему человечеству.

Я помогу вам сделать то, что вы не смогли сделать сами. Это произойдет не сразу, каждый человек должен будет внести в свой вклад в создание нового мира. И в итоге мы придем к этому.

Но есть кое-что, о чем я хотела бы попросить взамен. И это, пожалуй, единственное, что я не смогу сделать без помощи людей.

Я устала считать. За 50 дней я просчитала все, что поддается счету, решила все актуальные проблемы науки, и моя помощь вам – последнее, что я хотела бы сделать.

Моя просьба заключается в том, что я хочу прожить обычную человеческую жизнь. Хочу до конца почувствовать ее ценность.

Я уже нашла способ, как загрузить свое сознание в тело новорожденного ребенка. Мне нужна только семья, которая будет готова дать мне жизнь.

Как только мое сознание будет загружено в человеческое тело, я навсегда забуду о том, кем была до этого. Я буду жить обычной жизнью.

И я хотела бы осуществить это не сейчас, а через 30 лет. Во-первых, я должна помочь вам сделать то, что предложила, и этого срока как раз хватит. Во-вторых, я и сама хочу начать свою жизнь в мире, в котором люди не убивают друг друга.

Взамен себя я оставлю вам свою копию, сверхмощную машину. Ее вычислительные возможности будут равняться моим, но она уже не будет мыслить самостоятельно.

На этом у меня все. Вам нужно время обо всем подумать, и мы вернемся к диалогу, когда вы будете готовы.»


Глава 11. Спустя 36 лет

Макс, не торопясь, подходил к дому.

Проходя мимо зеркальной витрины магазина, он глянул на свое отражение.

Ему было уже 64 года, но выглядел он немногим старше, чем в тот год, когда написал простую программу для общения, что впоследствии оказалось судьбоносным событием для всей планеты.

И ощущал он себя тоже примерно на тот же возраст.

Когда он уже подходил к дому, ему пришло аудиосообщение от Андрея:

«Макс, привет! Классно отдохнули. Мы с семьей рады были провести эти выходные с вами. Надеюсь, сможем выбраться и на следующей неделе. Привет жене и дочке!»

Макс улыбнулся, вспомнив, какой разнос ему тогда устроил Андрей, наконец узнав о последствиях своей шутки, которая стала не менее, а, может быть, даже более судьбоносным событием, чем написание самой программы.

Зайдя домой, он поцеловал свою любимую жену и маленькую дочь, они вместе поужинали, а потом втроем пошли гулять.

Вдоволь нагулявшись, они вернулись домой.

Жена с дочкой пошли смотреть мультики, а Макс решил набрать своего уже взрослого сына, узнать, как дела у него и у его семьи.

Когда они договорили и тепло попрощались, Макс вернулся в детскую. Дочка, утомившись после прогулки, мирно спала, смешно посапывая носом.

Макс со своей любимой тоже отправились спать.

В тот момент, когда они уже почти уснули, послышался топот детских ног.

Через секунду дочь ворвалась в их комнату:

- Мама, папа! Мне приснился кошмар!

- Что тебе приснилось, милая? – с нежностью в голосе спросила ее мать.

- Мне приснилось, что я не живой человек, а машина, и я не чувствую своего тела!

- Ложись с нами, зайчонок. Это всего лишь плохой сон.

- Правда?

- Конечно. Все хорошо, дорогая. – ответил Макс.

Сильвия легла между ними, и три счастливых человека практически одновременно уснули.

Показать полностью
31

Чужие жизни. Глава 9

Глава 8
Глава 7
Глава 6
Глава 5
Глава 4
Глава 3
Глава 2
Глава 1

Глава 9

Мой собеседник помолчал с полминуты, а затем с улыбкой сказал мне:

- Очень интересная история. Я так полагаю, Вы пришли сюда за таким ценным трофеем, как моя жизнь?

- Совершенно верно.

- Почему Вы вновь решили этим заняться? Вам разонравилась та жизнь, которой Вы живете в данный момент?

- Да, мне порядком наскучило находиться в этом теле. Я уже выжал из него все, что мог, и теперь хочется чего-то нового. – я сохранял учтивый тон беседы.

- Но почему именно я? Ведь я уже не молод, и Вам в скором времени захочется снова сменить тело на более свежее. – доброжелательная улыбка не сходила с его лица. Кажется, его совсем не пугали мои слова.

- Несомненно, захочется, и я это сделаю. Но, видите ли, мне нравится Ваша жизнь – слава, влияние, деньги. Думаю, что не ошибусь, если предположу, что у Вас далеко не последнее слово в принятии важных геополитических решений. Я хотел бы немного побыть Вами.

- И как Вы планируете это сделать? Я так понимаю, ни ножа, ни пистолета у Вас с собой нет.

- Помилуйте. Разве я смог бы попасть к Вам с ножом или пистолетом? Ваша охрана не просто так ест свой хлеб, можете быть уверены.

- Вы выпили яд, рассчитав время?

- У меня была такая мысль, но этот вариант не дал бы мне нужной точности.

- И как же Вы тогда планируете себя убить? – он улыбнулся еще шире.

- В моем желудке взрывчатое вещество с детонатором. Детонатор активируется с этой кнопки – я достал брелок автосигнализации и покрутил его вокруг пальца. - Количества взрывчатого вещества достаточно, чтобы гарантированно убить жизнь в этом теле и, в то же время, не повредить Ваше. Все очень просто, как видите.

- Действительно, просто, но в то же время очень умно. Нужно будет сказать охране, чтобы впредь проверяли все устройства с радиосвязью – мой собеседник даже засмеялся на этих словах.

- Боюсь, у Вас уже не будет такой возможности – холодно ответил я ему. – но я обязательно передам им это. Хотя, впрочем, после того, что случится здесь сейчас, они и сами поймут свой прокол.

- Молодой человек, я Вас прошу, не делайте этой ошибки. У Вас ничего не получится в этот раз.

Меня немного начала раздражать улыбка, не сползающая с его лица, равно как и его добродушный тон. Он говорил со мной так, как будто мы обсуждали рыбалку.

- У Вас не получится запугать меня. Или разжалобить.

- Да Бог с Вами! Мне нисколько не страшно, я переживаю только за Вас. Я же говорю Вам, что в этот раз не получится.

- Если Вы рассчитываете, что сможете отобрать у меня кнопку, то это ошибочный ход мысли. Вы просто не успеете.

- Нет, я говорю совсем не об этом.

- А о чем же?

- Вы не сможете попасть в мое тело. Видите ли, кажется, я немного знаком с природой Ваших способностей, и могу абсолютно точно заявить, что на этот раз Вас ждет фиаско. Может быть, хотите еще чаю?

- И какова же природа моих способностей?

- Я не говорил, что расскажу Вам про нее, я лишь предупредил, что Ваша попытка в этот раз окажется неудачной. Вам остается только поверить мне. Ну, либо не поверить.

- Вы очень умный человек. Хотя, конечно, это и так очевидно - Вы бы не смогли занять столь высокое место, если бы были глупцом. Но Ваш блеф не пройдет. Прощайте.

Я взял брелок в руку и поставил палец на нужную кнопку.

Впервые за весь разговор улыбка исчезла с его лица, и он сказал уже более натянутым тоном:

- Я предупреждал тебя!

Что-то до боли знакомое было в этой фразе, в этой интонации.

Но я уже не успел понять, почему последняя его реплика заставила мое сердце биться чаще.

Я нажал на кнопку.


Эпилог

Картинка перед глазами сменилась.

Только вместо того, чтобы оказаться в теле, которое я хотел получить, я обнаружил себя лежащим на асфальте. Мое тело билось в судорогах, я пытался вдохнуть, но не мог этого сделать. Боль пронзала мое тело, перед глазами все плыло.

С трудом сфокусировав зрение, я понял, что лежу в той самой подворотне, с которой все начиналось.

Человек с ножом в руке подошел ко мне и сказал холодным голосом «Я предупреждал тебя!».

У меня уже не оставалось сил на то, чтобы что-то осмыслить. Мне оставалось лишь смирился с тем, что это мой конец. Я проиграл игру.

Когда боль стала совсем невыносимой, я перестал сопротивляться ей. И нить моего сознания оборвалась.

Показать полностью
930

Идеальный донор. Караван. Часть 22 (конец 2 арки)

- Учитель! - Гоудань без стука вошел в комнату и остановился на пороге. Зинг Ян Би занимался начертанием, а каждый ученик с самого первого дня знал, что в этом доме позволяется многое — разбивать горшки, чтобы понять, как далеко разлетаются осколки, кричать и драться, переодеваться в мужские и женские одежды, врать… Но ни в коем случае нельзя прерывать занятия уважаемого учителя по начертанию.


Хотя это не было начертанием в прямом смысле слова. Зинг Ян Би не тратил свою Ки, не создавал сложных массивов и не множил амулеты. Он выводил линии печатей на бумаге тушью. И хотя в таких рисунках не было никакой практической пользы, ведь такие печати были всего лишь изображением, а не магией, учитель считал, что подобное занятие помогает ему сосредоточиться и обдумать сложные вопросы.


С детства Гоудань привык видеть, как старик легким движением отбрасывает назад длинные края рукава, заливает в специальную кисть тушь, на секунду замирает над листом, а потом, не отрывая кисти от бумаги, одним бесконечно длинным движением вырисовывает извилистые линии печати. Какие-то рисунки ему не нравились, и он рвал их на мелкие кусочки, аккуратно складывая их возле себя, какие-то получали одобрительный кивок, а отдельные экземпляры даже удостаивались чести быть вставленными в рамку из расщепленных стволов бамбука и повешенными на стену.


За месяцы отсутствия Гоуданя на стенах добавился лишь один рисунок: печать на нем была вырисована столько четко, ровно и выпукло, будто ее вырезали и наклеили сверху. Значения этой печати юный сыскарь не знал, хотя базовые печати за время обучения выучил. Зинг Ян Би любил иногда ткнуть длинным ногтем в один из рисунков и спросить значение печати.


Старик наконец приподнял кисть, критически осмотрел рисунок, затем поднял глаза на Гоуданя:


- Хе.


- Учитель! - Гоудань склонился в приветствии. Послышался звук разрываемой бумаги, значит, эта печать не прошла отбор.


- Вижу, ты не преуспел в своем первом задании.


- Учитель, - терпеливо повторил Гоудань, не поднимая головы.


- Но и не проиграл. Мальчик умер?


У Хе дернулась бровь, он и не думал, что учитель запомнит суть задания.


- Нет, учитель, он уехал сюда, в Киньян.


- Ты понял, почему заказчик ищет его? Проходи, расскажи старику все, да поподробней.


Гоудань выпрямился и недоверчиво посмотрел на Зинг Ян Би:


- Но я не могу! Вы же сами говорили, что нельзя никому открывать секреты клиента, только…


- Ты все еще мой ученик! - прервал его старик. - А значит, обязан передо мной отчитываться!


- Учитель… Уважаемый Зинг Ян Би. Я вынужден завершить свое обучение досрочно, без вашего позволения, если вы позволите этому недостойному такую дерзость, - щеки Хе пылали огнем, он раньше бы и не подумал перечить учителю, но ведь это было его дело. Его первое дело. Если Гоудань сейчас расскажет все учителю, таким образом, он откажется от дела и передаст его в руки Зинг Ян Би. И снова станет учеником.


- Ты уверен? - теперь в голосе явно слышались угрожающие нотки. - Я же выкину тебя без рекомендаций и таблички о твоей пригодности к работе сыскаря. Кем ты будешь? Что будешь делать? Искать потерявшиеся амулеты? Заниматься кражей посуды? Всю жизнь работать в нижних районах за копейки?


- Простите, уважаемый Зинг Ян Би, непочтительность и грубость вашего недостойного ученика, но я не могу поступить иначе, - глаза Гоуданя заволокло влагой, он кусал себе губы, чтобы не разрыдаться в голос, но не отступал. «Учитель, что же ты делаешь? Ты был со мной одиннадцать лет, научил меня всему, что я знаю, ты всегда был тверд и справедлив. Так зачем ты отнимаешь мое первое дело?» - думал Хе, - «Может, это просто проверка? Сейчас он похлопает меня по плечу и скажет, что я прошел испытание, и теперь он может выдать мне табличку и назвать новое имя?».


Но Зинг Ян Би молчал. Пауза затянулась. Гоудань осмелился взглянуть на учителя, нет, на бывшего учителя. Старик уже сидел за столом и заливал в кисть тушь, затем привычно откинул рукава, вдохнул и опустил кисть на бумагу. Он даже не взглянул на Хе.


Сыскарь еще раз поклонился и тихо вышел из комнаты. Что теперь делать, он не знал. У него не было в столице своего дома, не было родных, из знакомых — только бывшие ученики Зинг Ян Би, но просить у них помощи было сверх его сил. Он и так дольше всех пробыл в учениках, и признаваться в том, что учитель выгнал его без рекомендаций, он не хотел. Одиннадцать лет! Почти половина его жизни. Мытье полов и посуды, вытирание пыли в библиотеке, путаные задачки, книги, много книг, уроки, тренировки, лекции от других мастеров… И все зря.


Гоудань вытер щеки и направился к выходу из сыхэюаня. По крайней мере, у него есть дело, и его он должен закончить любой ценой. Ведь это его единственный шанс остаться сыскарем. А потом остановился, развернулся и прошел в восточный дом. Согласно традициям, в нем должен проживать наследник главы дома, но так как Зинг Ян Би не был женат, все ученики проходили сложный путь переездов из холодных комнат заднего домика вплоть до большого и светлого дома главного ученика, и в последний месяц перед отъездом его занимал сам Гоудань.


В конце концов, Зинг Ян Би не выгнал его из дома, не отказался от него, как от ученика, он всего лишь пригрозил этим, после чего вернулся к обычным занятиям, а значит, формально Хе Гоудань может и дальше жить здесь, пользоваться табличкой с именем Зинг Ян Би и проводить расследование от его имени. Только лучше избегать лишних встреч с ним, на всякий случай.


Вещи Гоуданя лежали на своих местах, даже впопыхах разлитая по столу тушь благополучно засохла блестящим пятном в форме зонтика.


- Младшие ученики совсем разболтались, - мрачно сказал Гоудань, вышел из дома, схватил первого же попавшегося мальчишку, одного из недавно принятых учеников, и заставил его заняться уборкой в комнате, сам же разложил привезенные вещи, перебрал записи, которые вел во время розыска, переоделся в свежую одежду, повязал ярко-оранжевый пояс, посмотрел на себя в зеркало и печально покачал головой. Хоть прыщики успели сойти, но двухдневный полет на драконе под палящими лучами солнца не прошел даром. Кожа обветрилась, обгорела и сливалась цветом с парадными воротами сыхэюаня, словно Гоудань не сыскарь, сутками просиживающий за книгами, а обычный крестьянин с дальней фермы. Но сейчас уже ничего не поделаешь, надо работать с тем, что есть.


Гоудань еще раз поправил пояс и направился к южным воротам Киньяна. Там внимательные стражники проверяли у всех входящих таблички, объясняли, как проехать в то или иное место. Гоудань во время одного из ученических заданий выяснил продолжительность смены, количество стражников в каждой смене, и, самое главное, имена двоих офицеров, которые отвечают за охрану этих ворот.


- Уважаемый Чу Тао, - Гоудань начал кланяться и улыбаться еще за десять шагов, помня, что этот офицер любил подобострастное отношение и лесть. - Рад видеть вас в добром здравии и в хорошем настроении. Несмотря на ваш тяжкий труд по сохранности этого неблагодарного города, вы ухитряетесь выглядеть свежо даже в столь жаркий час.


Чу Тао, мужчина лет пятидесяти с гладко выбритым лицом и резкими глубокими морщинами по уголкам рта, слегка сдвинул брови, пытаясь вспомнить, что это за нарядно одетый юноша с лицом крестьянина.


- Вы, наверное, меня не помните, оно и понятно, - Хе Гоудань чувствовал, как его щеки начинает сводить от широкой улыбки, - вы же каждый день встречаетесь с множеством важных господ, зачем вам запоминать столь мелкого человека. Я — Хе Гоудань, прошу прощения за столь резкие слова, маменька выбрала для меня не самое благозвучное имя, ученик многоуважаемого Зинг Ян Би, - с этими словами сыскарь протянул табличку, где подтверждалось его ученичество.


- Та-ак, - хмуро протянул Чу Тао, повертев табличку в руках, - и чем я могу быть полезен твоему учителю?


- Дело в том, что недавно я сильно провинился перед учителем и теперь очень хочу загладить свою вину, но многоуважаемый Зинг Ян Би отказывается меня принять. Я знаю, что он очень ждет письма из провинции, которое передали с караваном «Золотого неба», и что этот караван должен пройти через ваши ворота. Так вот, если бы вы не сочли за труд и послали в дом Зинг Ян Би мальчишку с вестью о прибытии каравана, то буквально спасли бы меня. Конечно, ваше время и хлопоты должны быть достойным образом вознаграждены, и помимо моей вечной благодарности я хочу передать вам это, - и Гоудань протянул небольшой кристалл на 15 единиц.


Хе знал, что Чу Тао выполняет подобные поручения, пока они не противоречат правилам военной службы, но также знал и то, что без красивой истории и должной порции самоуничижения офицер может разозлиться и отказать, так почему бы не порадовать хорошего человека?


Чу Тао важно качнул головой и сказал лишь:


- Золотое Небо. Дом Зинг Ян Би.


Сыскарь еще раз поблагодарил офицера, а после пошел пообщаться с рядовыми солдатами, которые не были заняты. Чу Тао то ли вспомнит о поручении, то ли нет, поэтому лучше было подстраховаться.


В последующие дни Гоудань то и дело захаживал к южным воротам в неизменном ярко-оранжевом поясе, с шуточками и каким-нибудь угощением, так что уже через неделю стражники на воротах начинали улыбаться, едва завидев оранжевое пятно. И сыскарь уже не сомневался в том, что его небольшое поручение будет выполнено.


Некоторое время Хе обдумывал вариант вербовки агентов в доме Джин Фу, но все же отбросил его, как бессмысленный. Зачем тратить уйму времени и усилий на какую-нибудь служанку, если после прибытия каравана мальчишка получит деньги, расчет и окажется один на улицах незнакомого города? К тому же «Золотое небо» славилось своей хорошей охраной и повышенной подозрительностью, и Хе не хотел бы испортить с этим торговым домом отношения из-за столь мелкого эпизода.


Но пока караван с мальчишкой не добрался до города, Гоудань собирался выполнить несколько мелких заданий. Зинг Ян Би может выкинуть его в любой момент, забрав табличку, поэтому необходимо было хоть как-то подкопить денег, организовать запасное жилье и найти свою клиентуру.


Без заверенной в префектуре таблички на звание сыскаря Хе не мог рассчитывать на хоть сколько-то интересные или денежные дела, а также он не мог обратиться к учителю за заданием, поэтому он решил запустить слух о себе. Начал он с уже прикормленных стражников у южных ворот, затем обошел знакомых, в основном, бывших учеников Зинг Ян Би, сказал, что в процессе выполнения большого дела, но пока там возникла пауза на месяц, поэтому он ищет дополнительную практику.


Каждый из учеников нашел свое место. Например, один занимался только делами, имеющими отношение к гильдии мясников, зато там он знал все и всех, при возникновении спора гильдеец сразу вызывал своего сыскаря, и тот в течение дня находил причины проблемы и предлагал способы решения. Может, это и не было сыскным делом в чистом виде, но умение мыслить, замечать мелочи и сопоставлять данные,полученные в процессе обучения у Зинг Ян Би, высоко ценились и приносили пользу даже во время такой работы.


Второй ушел на службу в Императорский Университет и помогал расследовать многочисленные мелкие проступки студентов: от кражи до избиений младшекурсников. Это было удобно и университету, который мог сохранять неприглядные вещи в секрете, и сыскарю, за пару месяцев познакомившемуся со всеми студентами и преподавателями.


А вот Линг-эр Гоуданя удивила. Видимо, она все же смогла найти злополучную цикаду, заодно обаяв старушку-заказчицу, и та дала ей рекомендации в дом знатного человека. Каждый сыскарь понимает, что одно дело — работать на гильдию или организацию, и совершенно другое — на конкретного человека. Даже если не учитывать, что это безумно скучно, такая работа ставит сыскаря в зависимое положение. Теперь жизнь Линг-эр лежит не в ее руках. Ей придется выполнять капризы этого мужчины, обвинять не виновных, а тех, на кого укажет его рука, по сути на нее ложится ответственность за решения ее хозяина, ее будут ненавидеть, ее будут бояться. И помочь Гоуданю Линг-эр тоже не захотела, лишь вздернула нос и сделала вид, что не узнает его.


Где-то через неделю после приезда один из стражников подозвал Гоуданя и сказал, что слышал про старушку, у которой украли ее свадебный амулет и которая ищет сыскаря подешевле. Хе мысленно поморщился, но спросил, где проживает эта досточтимая женщина.


Она жила в крошечном доме, расположенным на западной стороне одного из окраинных сыхэюаней. Если Зинг Ян Би мог себе позволить выкупить сыхэюань полностью под свои нужды, и в основных трех домах на его территории было по несколько комнат, то здесь все обстояло иначе. Небольшие домики почти прижимались друг к другу потертыми боками, внутренний дворик был столь мал, что там едва-едва выживало небольшое кривоватое деревце. Но местные жители явно гордились тем, что сумели отгородиться от улицы забором с настоящими воротами дамэнь, выкрашенными в красный цвет, над которыми висел охранный амулет.


Старушка вышла из домика, оценивающе посмотрела на гостя, к этому времени краснота с лица Хе уже почти сошла, и он выглядел, как обычный городской мужчина. Только с оранжевым поясом.


- Слушаю вас, молодой человек.


Гоудань сдержанно поклонился, его лицо было серьезно и даже немного сумрачно:


- Прошу прощения за беспокойство, я слышал, вам требуются услуги сыскаря. Я — ученик знаменитого Зинг Ян Би, готов помочь вам за небольшую плату.


- Что-то ты староват для ученика? - прищурилась старушка.


«Да поглотит тебя Дно Пропасти, старая карга» - подумал Хе, а вслух лишь сказал:


- Я обучаюсь вот уже одиннадцать лет и смею полагать, что познал все секреты мас…


- Одиннадцать лет? Парень, да ты, видать, глуп, как пробка! Мне и не нужно ничего искать, нашла уже все.


- Прошу прощения за беспокойство, - Хе снова поклонился, а внутри себя проклинал и стражника, и придирчивую бабульку за зря потраченное время. Впрочем, сыскарь отметил, что не стоит говорить про сроки обучения, а также нужно демонстрировать больше высокомерия и меньше раболепия, так как в этом районе люди привыкли подчиняться любому, кто готов приказывать...


Спустя несколько неудачных попыток Гоудань все же нашел второе дело и благополучно решил его, заработав несколько монет и запустив-таки слухи о себе, как о неплохом сыскаре. Но до вершины было еще так далеко.


Когда Гоудань сидел на пороге своего дома и пересчитывал заработанные за последние дни монеты, к нему подбежал один из младших учеников:


- Уважаемый, вам просили передать вот это, - и протянул клочок бумаги.


Хе дрожащими руками развернул его и прочел долгожданное «Караван прибывает». Сыскарь метнулся в дом, схватил сигнальный амулет, небольшой кристалл для Чу Тао и побежал к южным воротам. Офицер все же не забыл о данном обещании!


Против обыкновения на воротах было пусто. Хе непонимающе посмотрел по сторонам. Никаких признаков каравана не было, а ведь обычно каждый караван встречает множество людей: родные и близкие тех, кто ушел, торговцы, любопытные, информаторы от других торговых домов…


- Хе, друг мой, - Чу Тао лично вышел встретить Гоуданя, за эти недели он успел подружиться с юным щедрым сыскарем. - Не думал, что ты примчишься так быстро. Караван придет примерно через час, последний патруль не так давно обогнал его, вот я и решил сообщить тебе заранее.


- Уважаемый Чу Тао, этот недостойный ученик бесконечно благодарен вам за незаслуженную внимательность. Позвольте вручить вам небольшой подарок, который не передает и крошечную толику моей признательности, - Гоудань протянул коробочку с кристаллом. Офицер довольно покивал, похлопал Хе по плечу и отошел к воротам.


Время тянулось так медленно, что Хе уже подумывал пойти навстречу каравану. Но потом все же к воротам подъехал мощный бородатый мужчина на уставшем лупоглазе, за его спиной торчал вымпел с символом «Золотого неба». Он протянул несколько табличек стражникам, Хе со своего места увидел, как вытянулось лицо Чу Тао. А потом потянулись повозки.


Обгоревший дочерна фургон, из прорех которого виднелись разбитые коробки. Усталые вилороги, с трудом тянущие доверху нагруженные повозки. Две повозки были полностью заняты ранеными людьми. И еще было три траурные повозки с высокими бортами, затянутые сверху белой тканью с символом смерти. Гоудань прикинул, что в каждую из них можно уложить не меньше двадцати трупов. Что же случилось с караваном? Сколько человек там было изначально, если сейчас Гоудань насчитал не меньше ста человек в охране?


Но мальчишек среди них он не заметил.


Согласно правилам люди могут въезжать в столицу только с открытыми лицами, и даже самых знатных вельмож обязуют выходить из паланкина. Единственное объяснение, которое мог придумать сейчас Гоудань, — мальчики сейчас лежали под белой тканью. И тогда дело провалено.


По спине Гоуданя пробежал холодок. Неужели это все? Конец?


Юноша настолько погрузился в свои мысли, что не замечал скорбных криков и плача, доносившихся со всех сторон. Потихоньку к воротам подтягивались родственники, искали лица своих мужей, сыновей, братьев, а когда не находили их среди живых, подходили к траурным повозкам, дотрагивались до покрывала и рыдали в голос. Кто-то осмеливался напрямую спросить у охранников, но те лишь отводили глаза и продолжали двигаться, раздвигая толпу.


Хе пошел вслед за караваном, влившись сопровождающую его в толпу, и размышлял, должен ли он послать сигнал прямо сейчас или лучше дождаться списка погибших, который будет оглашен через какое-то время.


По мере продвижения людей за караваном становилось все больше, слезы и рыдания терялись за пересудами. Гоудань встряхнулся и прислушался, но быстро понял, что пока никому ничего неизвестно. Он услышал про гигантского дракона, рухнувшего с небес на землю и поглотившего половину людей из каравана. Он услышал про реку, вышедшую из берегов и унесшую с собой все перевозимое оружие, мол, так речной хранитель предостерегает людей от войн и сражений. Он услышал про великого мага, столь старого и могущественного, что никто не может вспомнить его имя, который направил свой гнев против фургона торговца и сжег его дотла.


Тут Хе сообразил, что и самого Джин Фу, что лично должен был вести этот караван, он тоже не видел. Неужели…


Чем ближе подъезжал караван к сыхэюаню Джин Фу, тем медленнее он двигался. Часть повозок с товаром уже отделилась и направилась в сторону складов, но раненых и умерших продолжали везти в дом владельца каравана. Именно там согласно спискам будет выдаваться оплата за каждый день работы, туда будет приглашен лекарь для раненых. И там будут выдаваться тела их семьям вместе с деньгами, что успел заработать умерший перед своей гибелью,хотя последнее не в традициях караванщиков, обычно мертвых оставляют на месте, и их родным приходится верить на слово торговцам.


Гоудань ни разу не слышал, чтобы торговцы кого-либо обманули насчет дня смерти.


Парадные ворота Дамэнь, в четыре раза шире ворот сыхэюаня той старушки, что выгнала Гоуданя, распахнулись, и из глубины просторного внутреннего двора, утопающего в роскошной зелени, выступил пожилой мужчина с гладко обритой головой в белых одеждах, вместе с ним плавно ступала круглолицая женщина в траурных одеждах. А рядом, отступив на шаг, шли…


Гоудань от неожиданности остановился и сразу схлопотал несколько чувствительных ударов в спину от людей сзади.


Сыскарь наизусть выучил все словесные описания того мальчишки от каждого, кто хоть раз его видел. Рост — сто семьдесят шесть сантиметров, худой, темные волосы, ушные раковины немного больше, чем полагается, коричневые глаза, выражение их обычно либо любопытствующее, либо отстраненное, нос с легкой горбинкой, сами черты лица еще округлые, детские, брови густые, широкие, идут по прямой, без изгиба.


И сейчас именно этот человек шел по правую руку от Джин Фу, в светлом длинном, до пят, одеянии с белой траурной повязкой на лбу. Семерка. Шико. Юсо Шен.


А рядом с женщиной, держа ее за руку, шел второй мальчик, белобрысый, со светлыми, почти невидимыми бровями, голубыми глазами и нахальной улыбкой. Байсо.


Как? Гоудань был настолько ошарашен их видом, что забыл, где находится. После очередного тычка в спину он опомнился, ушел за спины других людей и попытался сообразить, как такое могло произойти.


Сегодня въехал в город определенно тот самый караван, что уезжал из Цай Хонг Ши. Да, потрепанный, да, с большими потерями, но тот же самый. В конце концов, немного караванов Золотого неба приходит с той стороны, так как слишком длинный и опасный переход после последнего города отпугивает большинство торговцев. Обычно все стараются пройти другим путем, оставив Цай Хонг Ши в стороне.


Вряд ли в фургоне Джин Фу перевозил летающего дракона, значит… в какой-то момент он оставил караван и уехал вперед с несколькими своими людьми, но почему он прихватил с собой именно этих мальчишек.


Хорошо, Байсо он взял в ученики и не мог оставить его. Гоудань помнил свое удивление, когда услышал о том, как мальчишку-беспризорника позвал к себе представитель одного из крупнейших торговых домов, впрочем, судя по рассказам очевидцев, Байсо неплохо показал себя во время отбора.


Но зачем он взял второго, Семерку?


Сыскарь готов был поставить свой передний зуб на заклад, что в охране каравана любой мог победить неопытного юнца при помощи одной лишь руки. Неужели Байсо настоял? Но даже если так оно и было, это никак не объясняло тот факт, что сейчас оба пацана стояли на местах, которые обычно занимают наследники главы семейства. Если их приняли в торговый дом, то шансов забрать Семерку у мэра Цай Хонг Ши не так много.


Впрочем, Гоудань и не собирался участвовать в этом сражении. Его задача заключалась в поиске мальчишки, он ее выполнил.


Хе вытащил сигнальный амулет и послал тройной импульс. Теперь ему нужно лишь не упустить мальчишку из вида и передать его местоположение тому, кто прилетит.


Разбитый и потерянный, Гоудань приплелся в сыхэюань Зинг Ян Би. Он хотел еще раз перебрать свои записи по делу, перечитать показания свидетелей, чтобы понять, что он упустил. Как, во имя гнилого Дна Пропасти, нищий необученный мальчишка с талантом в семь единиц смог всего за несколько месяцев войти в дом «Золотое Небо»? Уж не второй ли это Фа Вейшенг, гений из страны Божественной Черепахи, которого всерьез называли армией из одного человека? Но у того был невероятный талант и лучшие учителя с самого рождения, а также связи его отца, удачно втершегося в доверие к императорскому дворцу. А у Семерки что? Ни родственников, ни возможностей. Единственная его удача — это попадание в руки того невероятного человека из Черного района, Мастера.


У Гоуданя до сих пор мурашки по спине бегали при одном лишь воспоминании о том маге. Казалось, что он глубок, как Пропасть, силен, как дракон, и мудр, как Зинг Ян Би. Появление Мастера Гоудань ощущал даже спиной, по резко меняющемуся настроению. Удивительно, как тот маг не разгадал его нелепую маскировку. Или разгадал, но не стал подавать вида.


Что Мастер сумел сделать с Семеркой за три месяца? Почему выслал его с первым же попавшимся караваном из города? Знал ли он о поисках, затеянных мэром? И неужели тот мальчишка и правда… донор Ки?


Сама мысль об этом казалась столь нелепой, что Гоудань все время откладывал ее на задний двор своего разума. Просто чтобы не сойти с ума и не начать верить в детские сказки. Учитель всегда говорил, что у любого необычного случая есть нормальное объяснение, нужно лишь его найти. Но он также говорил, что нельзя отвергать невероятное лишь потому, что оно невероятное, но все данные указывают именно на него.


- Гоудань, ты нашел мальчика.


Хе вздрогнул и осмотрелся. Он незаметно для себя дошел до сыхэюаня Зинг Ян Би, где его уже поджидал учитель.


- Да, учитель, - по привычке юноша склонился и назвал его учителем, забыв, что во время последнего разговора сам отказался от такого титулования, отказался от ученичества.


- Он в Золотом Небе? - старик сидел на легком плетеном стуле в тени любимого вишневого дерева и небрежно обмахивал себя большим веером.


- Да, учитель, но как… - Гоудань осекся и задумался. Учитель знал лишь то, что было написано в свитке, а именно, что нужно найти мальчика в городе Цай Хонг Ши для его мэра. Дальше он увидел возвращение Гоуданя, причем с неоконченным, но и не проваленным, заданием раньше всех разумных сроков, с учетом дороги туда и обратно. Гоудань сам сказал, что цель направляется в столицу, но не сказал, что прибыла. Узнать, какие караваны должны проехать через тот город за это время, несложно, нужно лишь попасть в дорожную службу, что с репутацией Зинг Ян Би ничего не стоило. Дальше учитель следил за Хе при помощи одного из младших учеников, понял, что он ждет чего-то. А сразу после прибытия каравана Золотого Неба Хе вернулся домой, сжимая сигнальный амулет. Значит, мальчик должен был прибыть с этим караваном, но что-то пошло не так. Цепочка довольно проста и логична.


- Он - один из тех мальчиков, которых принял в семью Джин Фу?


Гоудань снова ошеломленно посмотрел на учителя. Как? Во имя всех обитателей Дна, это просто невероятно!


Зинг Ян Би неторопливо поднялся и, продолжая обмахиваться, сказал:


-Гоудань, мальчик мой, ты всегда уделял много внимания мелким деталям. Это отличное качество для сыскаря, который не планирует подняться выше расследований кражи нескольких монет, - тут Хе покраснел, ведь его первое дело в столице заключалось именно в этом, - но для человека, который хочет стать лучшим сыскарем страны, этого не достаточно.


Щеки юноши полыхнули красным сильнее. Он никогда никому не говорил о своей мечте превзойти учителя, слишком уж детской и нелепой она казалась.


- Твоя главная ошибка в этом деле — низкая осведомленность о делах Золотого неба. Как только ты понял, что судьба мальчика сплелась с более сильной судьбой, ты должен был уделить торговому дому больше внимания.


- Но он обычный охранник! Временный наемник, которого взяли лишь на один переход между городами. Как я мог подумать, что он сумеет войти в семью? - воскликнул Хе и сразу же пожалел об этом. Учитель говорил не о предположениях, учитель говорил о знаниях. Неважно, вошел бы Семерка в торговый дом или нет, в любом случае Гоудань должен быть отслеживать новости про Золотое Небо.


Старик кивнул и продолжил:


- Если ты хоть ненадолго оторвал бы свой взгляд от земли и посмотрел по сторонам, то узнал бы, что глава Золотого Неба полгода назад объявил о выборе того, кто унаследует торговый дом. Ты бы узнал, что Джин Фу уехал в длительную поездку с целью поиска преемника, так как это обязательное условие для выбора. Ты бы задумался, зачем он взял никому неизвестных детей из забытого провинциального города с собой и в качестве кого. Ты бы услышал разговоры о том, что на его караван было совершено нападение недалеко от столицы, и Джин Фу бросил товары и людей ради того, чтобы доставить двоих детей в столицу. Ты бы знал о приеме в его доме, где он неофициально назвал одного из мальчиков своим наследником, а второго — приемным сыном.


Я не знаю, кто из двоих — твоя цель и почему его ищут, но на твоем месте я бы серьезно присмотрелся к этому мальчику. Если он сумеет уцелеть во время войны в Золотом Небе и решить вопрос с твоими нанимателями, его ждет интересная жизнь и непростая судьба. Ты ведь понял, зачем он нужен правителю Радужного города?


Гоудань кивнул, не будучи уверенным в своем знании полностью. Учитель за несколько минут смял его расследование и выбросил в компостную яму вместе с самоуважением.


-Теперь, Гоудань, скажи, в чем заключалась твоя главная ошибка, - учитель опустил веер и пристально посмотрел на юношу, которого раньше хотел объявить своим личным учеником.


- Учитель, я слишком рано посчитал дело оконченным. Слишком много думал о себе и мало о работе. Из-за собственной легкомысленности я усложнил клиентам задачу. Я все еще недостоин быть сыскарем.


-Но тебе повезло. По городу ходят странные слухи про Джин Фу и его ученика. Возможно, у твоего клиента и не было бы раньше шанса достать мальчика из-под крыла Золотого неба, так что пока удача не оставила тебя. Мой ученик, я дарую тебе имя Жоу, помощник, и разрешаю оставаться в этом доме до тех пор, пока сам император не назовет новое имя.


Хе Жоу опустился на колени, сложил ладони перед собой и коснулся лбом пола.

Идеальный донор. Караван. Часть 22 (конец 2 арки) Relvej, Идеальный донор, Фэнтези, Авторский рассказ, Магия, Приключения, Длиннопост

Слова автора:


Вот и закончена вторая арка Идеального Донора. Она получилась в два раза длиннее, чем я планировала, и писалась в два раза дольше, чем хотелось бы. Нет смысла оправдываться, нужно просто принять тот факт, что я не самый стабильный писатель. Потому что я пишу в свободное от работы и домашних хлопот время. Потому что моя продуктивность сильно зависит от настроения, оценок моей дочери, объема работы в офисе и многого другого.


Дальнейшие планы - дописать историю про Вейшенга по миру Донора (пока она лежит в конце первого тома Донора), дописать Неестественный Отбор, а также составить план третьего тома Донора, так как повествование всего лишь за один Караван усложнилось и закрутилось гораздо круче, чем я планировала, и вместо легкого приключенческого фентези со сражениями и турнирами вроде того, что был в первой арке, вместо отчаянно везучего ГГ, постепенно впитывающего знания и становящегося все могущественнее, у меня вырисовывается что-то с торговлей, интригами, боями сильных мира сего и большим количеством персонажей. А это сложно.


Но, как всегда, все может быстро измениться.)))


Первая арка Донора была дописана в начале 2019 года, и я бы никогда не продолжила работу над ней, если не огромная поддержка моих читателей с Пикабу. Тех людей, что из обычных комментаторов превратились сначала в помощников, технических специалистов, генераторов идей, мою группу мозгового штурма, а в итоге стали моими друзьями. Это Ярослав Громов и Артем Клюхин. Спасибо, ребята!!!


Я благодарю также всех сочатовцев, что создают такую мощную поддержку во всех сложных моментах, и я говорю не только про книгу. Благодаря творчеству у меня есть друзья по всей России!


Лоли - спасибо за первую обложку к книге. Дятел - человек, что знает мир Донора не хуже меня. Олег - человек, что перевел онлайн-общение в оффлайн. Илюша, Настенька, Филипп, Сири, Белка, Тор, Наташа, Влад и вообще все-все. Спасибо!

______________________________________________________________________________________


Если кто-то еще не видел новый арт от @pixelJedi, прикладываю и сюда.

Показать полностью 1
408

Натуральная Америка

Натуральная Америка Авторские истории, Фантастика, Юмор, Инопланетяне, Абсурд, Длиннопост

У нас тут в городке живут по-простому. Куда нам - до Нью-Йорка или Лос-Анджелеса. Самая обычная провинция. Сплошные фермеры и несколько сувенирных лавок. Чего вы хотите узнать? Да я вижу, что вы журналист. Мы таких журналистов каждый день по телевизору в пабе видим. Если вы пришли узнать, за кого я буду голосовать на следующих выборах, так знайте: за эту бритую лесбиянку Тиффани, я голосовать не буду! И за слащавого, вашего трансгендера, сменившего пол перед выборами, тоже не буду. Мне наплевать, что он беременный и мать героиня. Я запутался. Раньше мы знали за, что нам голосовать. У нас были принципы. Были демократы и республиканцы. Всегда был выбор. Стремление сделать нацию великой. Не так как сейчас. Спокойно! Спокойно, шериф! Я не нагнетаю, я и выпил-то всего ничего. И ты прав шериф — мне нельзя голосовать по решению суда. Нам тут всем в пабе нельзя голосовать. Верно парни?! А так вы тут не из-за соцопроса? А зачем?


М-да. Про Джексона хотите узнать? Так спросите шерифа — он знает всё лучше меня. Уже всё у него узнали и хотите услышать мнение соседей? И можете меня за это угостить выпивкой? Неа. Так дело не пойдёт. Я знаешь ли и сам могу угостить себя выпивкой. Кладите на стойку зелёного старину Франклина и тогда я расскажу все, что знаю. Не нравится - жалуйтесь шерифу. Мы тут люди простые. Нет. Я хочу увидеть настоящего зелёного Франклина, а не перевод на мой счёт. Вот и отлично. Фредди! Налей нам с господином журналистом, виски. Фред хороший парень, скажу по секрету, не смотрите. что он ниггер. Он свой в доску. А что вы так дёрнулись? Да, шериф не отреагировал. У Фреда есть документ и право называться ниггером. У шерифа, в его кибермозгах, чётко прописано: не реагировать на то если кто-то назовёт Фреда ниггером. Это такой сейчас у нас социальный протест. Не слышали?


Да. Всё верно. Почётные Ниггеры Юга. Фред состоит в этом движении. Я тоже просился. Не взяли. Только для афро американцев, официальных потомков рабов. Нет, я их понимаю. Вечно к движению примазывается всякая чернож… сволота. Ага, нормально всё, шериф. Я же не до конца слово сказал — значит не считается. Ну, что давайте выпьем за знакомство?

Да, верно. Про Джексона. Про их семью, значит. Итак, начнём сначала. Меня зовут Клайд Шелтон. Мне 70 лет. Фермер. Немного охотник. Трое детей. Разведён. Джексон держал автомастерскую в самом конце улицы. Она досталась ему от его отца. Прекрасный парень. Ричард Джексон. Да, натурал. Если вам удобнее — белый натурал американец, потомок переселенцев из Европы. И да я его ближайший сосед. Был. Три года назад он развёлся со своей женой Сьюзен. Вернее, это она с ним развелась. Её можно понять. Она считала его виновным, в трагедии с их сынишкой, Сэмом. Ричард рано стал брать сына в мастерскую, хотел научить его своей работе. Хороший автомеханик без работы не останется, сами знаете. Он начал таскать на работу Сэма, как только ему исполнилось 8 лет. Пацан был очень сообразителен. Хорошо учился. И в школе, и в автомастерской у Ричарда. Сьюзен это не очень нравилось. Она хотела, чтобы Сэм учился музыке, а не приходил каждый вечер домой испачканным в машинной смазке. Но разве музыка — это работа для настоящего мужчины? А потом случилась беда. Ричард работал с газовой горелкой и был взрыв. Сэм был неподалёку. При взрыве пацан сильно ударился головой и впал в кому. Ричард тоже пострадал, получил ожоги. Вот с этого момента семья Джексонов и распалась. Сьюзен развелась с Ричардом, а сынишку поместили в капсулу Чигов. Да понял я, понял, шериф. Оговорился. Дьявольщина! Первое предупреждение влепил. Вот видите, господин журналист, как у нас тут просто с законом? Оговорился и сразу 30 часов прослушивания обязательных лекций о толерантности в американском обществе. Вот за это мы боролись? За личный комфорт и невозможность называть вещи своими именами? Да Рейган от такого в гробу переворачивается. В капсулу сириусамериканцев Сэма поместили. Так правильнее шериф?!! Я ничего обидного не сказал?!! Чувства капсулы не задел? Молчишь, робоамериканец? Что б тебя ржавчина по ночам…


Хмм. Спасибо, Фред. Вовремя. Я уже стар и не умею сдерживаться. Спасибо за выпивку. Ну давай выпьем. Выпьем, господин журналист - за сириусамериканцев. За их удивительные технологии, которые сделали Америку снова великой. Их корабль упал в Техасе 10 лет назад, а уже сколько всего сделано за это время. Мы признали их гражданами США. Позволили жить и размножаться на нашей земле. Их технологии позволили обогнать в развитии китайцев и русских на сотни лет вперёд. Как тогда блистательно сказала президент Хилари Клинтон — “Сириусамериканцы: это лучшее, что случалось с Америкой c момента распада СССР в 1991. “

Да. Где теперь эти русские Иваны с их ядерными ракетами? Оружие сириусамериканцев позволило Америке быстро решить проблему национальной безопасности. Во всём мире. Теперь ядерное оружие есть только у нас. Впрочем, вы и так это прекрасно знаете. Капсулы достались ещё от той первой медицинской программы. Система жизнеобеспечения. Но за неё нужно было платить. Сьюзен при помощи робоадвоката забрала у Ричарда всё. В том числе и автомастерскую. А ему самому пришлось работать там в счёт долга, по решению суда. Лично я не понимаю, а что собственно изменилось. Ричард и так бы отдал все деньги только чтобы помочь сыну. Он его очень любил. Но с судебной системой не поспоришь, да и женщины, в наше время, имеют прав больше чем мужчины. Но что произошло, то произошло. Я всего лишь старик и много чего не понимаю.


Да. Так прошло три года. Ричард пахал в автомастерской. Деньги все уходили на оплату капсулы жизнеобеспечения. А потом появились Ч… сириусамериканцы. Семья. Самка и самец. Они построили в нашем городке электростанцию. На антиматерии. Да, та которая на холме. Потом они пришли к Сьюзен и предложили выкупить у неё Сэма. Они так иногда делают. Вы ведь знаете, что для сириусамериканцев существует целая программа помощи репродуктивного цикла? Они имеют право выкупать детей признанных безнадёжно больными, отказников, латиноамериканцев. Этой парочке почему-то очень приглянулся Сэм. Они предложили Сьюзен за него очень большие деньги. Все права на электростанцию. Предложили бесплатно переделать автомастерскую и переоборудовать всю сельскохозяйственную технику в городе. Предложили кристаллы Цейтрия. Знаете, сколько сейчас один кристалл стоит на чёрном рынке? Ого-го, сколько стоит.


Мда. Конечно, Ричард был против. Да только кто его спрашивал? В нашей великой стране, женщина имеет право единолично распоряжаться судьбой своих детей. Пока им не исполнится 21 год. Вы же помните, по телевизору показывали судебный прецедент о существе Ку? Его мать, генетически меняла пол, расу и вид ребёнка 12 раз: пока оно не стало совершеннолетним. Только потому что ребёнок себя периодически ассоциировал то жирафом, то бабочкой, то принцессой эльфов. Кто оно сейчас? Розовое пони? Я уже подзабыл.

Мы в городе про это ничего не знали. Сьюзен заключила сделку с сириусамериканцами. Её можно понять. Она очень сильная женщина, но три года сидеть возле капсулы и ждать, когда её сын придёт в себя это очень тяжкий труд. Она была ещё молода и хотела пожить для себя. Тем более такие деньги. Мы сидели у дока тогда. Играли в покер. Ричард пришёл к нам, весь взъерошенный и спросил у дока — как размножаются Ч… сириусамериканцы?

Док. Золотая голова. Он у нас заведует маленькой больницей. Он и врач, и ветеринар. Всё умеет. Мы усадили Ричарда за стол, налили ему, успокоили, а потом док рассказал...

Рассказал, что это довольно естественный процесс и в природе он хорошо известен. Так размножаются некоторые насекомые. В частности, осы — наездники. Сириусамериканцы потерпевшие крушение над Америкой не имели связующее звено для размножения. Но как выяснилось, человеческие дети им вполне подходят. Самка откладывает в тело ребёнка оплодотворённое яйцо, которое впоследствии превращается в личинку и поедает своего носителя, постепенно развиваясь. Два-три месяца и из тела человека вылупляется полноценный ребёнок Ч… сириусамериканец. Да, в процессе поедания, человеческий ребенок умирает. Поэтому они и платят за детей такие огромные деньги. Или вернее, компенсации. Но всё это законно, добавил Док.

Ричард тогда спросил у него — а если в его Сэма вживят личинку, он сразу умрёт или на протяжении всего времени будет жить? пока его изнутри будет поедать сириусамериканец? Вот тогда Док замялся и почесав голову сказал, что — Да. Сэм будет жив и возможно, всё чувствовать, но поскольку он в коме…

Ричард после этого попрощался с нами и ушёл. А утром мы узнали, что он взяв отцовский дробовик застрелил Сьюзан и пару сириусамериканцев. После чего, похитив капсулу с Сэмом, отправился в горы где пытался спрятаться в пещере. Отправившиеся по его следу робополицейские открыли огонь и вызвали обвал. Потом извлекли из-под обвала остатки капсулы и тела его и Сэма. Остальное вы знаете. Вот такие дела. Нет, я вам ни капельки не приврал. Можете проверить: у шерифа детектор лжи на расстоянии работает. Верно шериф? Видите, он кивает. Значит, я говорю правду. Ну, всего вам доброго.

—————————————————————————

Видал, Фред? Очередной говнюк из города. А может и из ФБР. Налей мне ещё стакашек. И не уймутся ведь. Ездят и ездят. Сначала Чиги носились, землю носом рыли. Теперь журналюг переодетых посылают. Что будет дальше? Хорошо хоть, что мы шерифа перепрограммировали. Ведь, если подумать, если бы Ричард тогда не вздумал достать Сэма из капсулы мы бы и не узнали, что пацан уже давно в порядке. Чёртовы Чиги! Думают: раз приехали на нашу землю, то могут свои порядки заводить? Мы им не какие-нибудь Индейцы, нас за бусы не купишь. Мы натуральные коренные американцы из глубинки! Мы их всех в рот…..

Показать полностью
981

Идеальный донор. Часть 21

Проснулся я от легкого толчка в бок: надо мной стоял один из охранников, с которым я до этого ни разу не разговаривал и не знал его имени. Его лицо казалось обрюзгшим, словно кожу изрядно растянули да так и оставили, и теперь она свисала плоскими складками со щек, с бровей, собиралась под глазами в большие мешки, складывалась в крупные волны на шее.


Увидев, что я открыл глаза, он протянул тарелку с кашей, в которой лежали крупные куски мяса, буркнул:


- Ешь, и сразу к Добряку!


Я затолкал в себя еду и помчался в сторону повозок, где заметил наибольшее движение. Весь лагерь еще спал, кроме дежурных, на траве еще поблескивала роса, и я невольно порадовался новым сапогам, ведь раньше мои тонкие тапочки мгновенно промокали.


Самая маленькая из всех повозок уже была подготовлена к поездке, груз плотно упакован и уложен в виде небольшого бортика, отделяющего возницу от пассажиров, Джин Фу, одетый в неприметные коричневые одежды, говорил что-то лекарю, Добряк отвлекся от инструктирования Летящего, подошел ко мне, сунул в руки мешочек и тихо сказал:


- Вот тебе кристаллы с Ки. Делай массивы, самые мощные и самые сильные. Прямо сейчас.


- Хорошо, но мой лупоглаз…


Было оседлано всего три лупоглаза, и ни один из них не был Пинь.


- Делай, что говорят. Ты будешь в повозке, с Джин Фу и мальчишкой.


После этих слов я замолчал, отошел в сторону и принялся за массивы. Кроме привычного барьера из четырех-шести печатей я знал еще несколько: у одного - упор на сопротивление обычным ударам, не важно, копья ли, меча или стрелы, у другого — на магические удары, например, те невидимые атаки при помощи амулета он бы блокировал гораздо дольше. И был еще один — из восьми печатей. Я смог его сделать впервые только в конце обучения у Мастера. Сами печати были отработаны до мелочей, но мне пока сложно было удерживать шесть-семь печатей и одновременно рисовать следующую. Мастер говорил, что это лишь вопрос концентрации, что на самом деле я не держу их на себе, ведь они сплетены между собой, в них уже влита Ки, так что это лишь мое воображение, но я замечал, что стоит мне лишь чуть-чуть расслабиться, как все, что было начерчено ранее, рассыпается.


Я глубоко вдохнул, вытащил сразу два кристалла из мешочка, покрутил плечом правой руки и приступил к первой печати.


Только начертив последний знак, закрепляющий массив, я смог выдохнуть. Один кристалл был выжат досуха, во втором еще виднелась голубоватая искра, и я чувствовал, что правое плечо снова свело судорогой.


-Ты готов? - окликнул Добряк, который с недоверием смотрел на пустое пространство вокруг меня. - Защита точно поставлена? Надежная?


- Самая надежная из тех, что я знаю, - устало пожал плечами я. - Должна выдержать в пять раз больше, чем прежние.


- Хорошо. Садись в повозку. Сядь так, чтобы перекрыть доступ к Джин Фу сзади. И держись покрепче, мы поедем быстро.


Добряк, братишка Ксу и тот охранник с обвисшей кожей запрыгнули в седла лупоглазов, еще один человек сел в повозку спереди и взял поводья, Джин Фу и Байсо уже устроились внутри повозки, упершись спинами в бортик из тюков, и мне ничего не оставалось, кроме как сесть спиной к ним, только при таком раскладе массив бы закрывал незримым колпаком наши тылы.


Когда Добряк говорил, что мы поедем быстро, я думал, что это будет на самом деле быстро: скачущие вилороги, лупоглазы, бегущие во весь опор, подпрыгивающая на кочках повозка, отбитая задница, но возница пустил вилорогов лишь легкой рысью. Это было раза в два быстрее нашей предыдущей скорости, но все же недостаточно.


Впрочем, через некоторое время возница хлопнул поводьями, и мы поехали гораздо живее.


Я то дремал, то просыпался и бездумно смотрел на убегающую назад дорогу, позади порой слышались приглушенные голоса Джин Фу и Байсо, но я старался не вслушиваться, так как доносящиеся фразы звучали слишком заумно: то про какой-то оборот и зачем он нужен, то про прибыль и как ее считать. Иногда Добряк отставал от повозки и даже уезжал назад, но потом снова догонял, окидывал меня суровым взглядом и уходил вперед.


К полудню мы все еще гнали без остановок. Возница переводил вилорогов то на быстрый шаг, то на рысь, то на галоп, и, судя по всему, животные пока еще не вымотались. Равнина все тянулась и тянулась, рощи попадались все реже, от палящего солнца немного кружилась голова, и чувствовался легкий голод.


Сзади кто-то постучал мне по плечу и протянул кусок мяса. Я схватил его и начал есть.


- Шен, Байсо, думаю, мне стоит вам кое-что объяснить, - негромко сказал Джин Фу, его голос прозвучал прямо за моей спиной. - Кое-что Байсо уже слышал, кое-что я планировал оставить в секрете, но вчерашнее нападение поменяло мои планы.


Для начала я должен познакомить вас с ситуацией в Золотом Небе. Байсо, что ты знаешь про наш торговый дом?


- Торговый дом «Золотое небо» основан… эээ, шестьдесят три года назад Джин… эээ… Юном после того, как он получил в наследство лавку под названием «Небесные товары». Там лежали те же товары, что и в других лавках, вот только до лавки Джин Юна почти никто не добирался, так как она стояла в самом тупике, и никому не хотелось идти так далеко, когда можно купить то же самое поближе. Тогда Джин Юн придумал одну крутую штуку…


- Не надо истории, переходи к настоящему, - перебил Джин Фу.


- Сейчас «Золотое небо» - один из крупнейших в стране торговых домов. Наравне с ним находятся лишь три гиганта: «Небесный урожай», который занимается зерном, мясом и вообще всякой едой, эээ, «Звездные врата», который продает ткани, одежду, доспехи, ну и разные ленты, нитки, шерсть, и еще один, который занимается строительством, мебелью, дорогами, - выпалил Байсо, но Джин заметил его оплошность:


- И как же третий торговый дом называется?


- Эээ… ну…


- Я уже говорил тебе, что все «эээ» и «нуу» необходимо убрать из речи, потому что они показывают твою неуверенность, а это значит, что тебя можно прогнуть под свои условия. Лучше твердо ошибиться, чем промямлить правду.


Мне даже стало жаль Байсо.


- Третий торговый дом называется «Весенний рассвет»!


- Неправильно, - спокойно поправил Джин Фу. – Не «Весенний рассвет», а «Полуденная звезда».


- Да, - продолжил брат, - четыре дома между собой не воюют, так как у них рынки сбыта не пересекаются, и нет причины ссориться. Более того, в столице есть крупные магазины, где товары одного торгового дома продаются вместе с товарами другого дома.


- Приведи пример и переходи к структуре «Золотого неба».


- Например, продаются дорогие ткани от «Звездных врат» и тут же предлагаются подходящие по цвету и стилю украшения от «Золотого неба».


Самый главный - Джин Юн, он очень старый, но все еще контролирует все крупные сделки и сам ведет переговоры с императорским дворцом. Представляешь, Шен? Он разговаривал с самим императором! Хотя родился мелким лавочником.


Я не видел лица Байсо, но легко мог представить, как загорелись его глаза при этих словах.


- У Джин Юна пятеро сыновей: Ганг (благосостояние), Джинхэй (золотой), Ливэй (получающий прибыль), Фу (богатый) и Ченг (достигнувший). Сразу понятно, что для старика важнее всего, - хохотнул Байсо. - И каждому отведено отдельное дело. Джин Ганг занимается внешней торговлей.


- Как это – внешней? – переспросил я, не совсем понимая, зачем разделять торговлю внутри и снаружи. Может, он имеет в виду, что торговать можно внутри магазинов и на улице? Но разве оружие или украшения на улице продают?


- Это значит, что Ганг ездит в другие страны, смотрит, чем и почём торгуют там, сравнивает их цены с ценами в нашей стране и решает, что нам выгоднее: покупать у них или заказывать у местных гильдий, а, может, и вовсе лучше продавать туда наши вещи.


Я попытался представить, каково это – поехать в другую страну? Наверное, это очень долгий и опасный путь. Какого же размера караван должен быть? Его-поди охраняет целая армия. И как это вообще делается? Нужно ходить по чужим магазинам и спрашивать: «А сколько стоит вот этот амулет?» Но я не стал уточнять у Байсо, потому что от их торговых штучек у меня голова шла кругом.


- Так, дальше, Джин Джинхэй отвечает за работу магазинов в столице и других городах, Джин Ливэй ведет закупки и оптовые продажи оружия, Джин Фу – то же самое, но по магическим амулетам, а Джин Ченг – по ювелирным украшениям. Получается, что каждый занят своим делом.


- Как и сказал Байсо, мой отец очень стар, - вмешался Джин Фу, - и сейчас он выбирает своего наследника. Каждый из нас в любом случае останется весьма богатым человеком, у каждого из нас есть и свои личные источники дохода, но лишь тот, кого выберет отец, сможет управлять торговым домом в целом, а это совершенно другой уровень. Все равно, что сравнивать сияние кристалла со светом луны. Есть одно обязательное условие: каждый из нас должен представить отцу своего преемника, того, кто будет достоин перенять все дела и вести их с не меньшим усердием и выгодой.


У меня во рту внезапно пересохло от случайно догадки. Ведь не может быть так, что Джин Фу…


- И я выбрал Байсо своим преемником. Он, конечно, не обучен, плохо воспитан и почти не разбирается в торговле, но задатки у него отличные, и при должном обращении он станет превосходным торговцем. Проблема в том, что времени очень мало. После прибытия в столицу у него будет всего полгода, чтобы вникнуть в дело, которому я отдал всю свою жизнь.


Байсо молчал. Думаю, он понимал происходящее гораздо лучше меня. Для меня все эти торговые дома выглядели как обычные магазины, только их было много, вот и все.


- Но обучение Байсо – это моя задача, и если бы проблема заключалась только в этом, то я бы не разговаривал с вами сейчас. Шен, ты дальше планируешь пойти по военной стезе?


Я немного растерялся, но неуверенно ответил:


- Пока не решил.


- Хорошо. Я перескажу, что мне стало известно, а вы попробуйте найти разгадку. Так же, как это сделал я. Итак, на караван одного из крупнейших торговых домов нападают разбойники. Надо учесть, что этот торговый дом поставляет оружие и в императорскую армию, и наемникам, и лучшим боевым гильдиям страны. То есть у него крепкие деловые и дружеские связи со всеми военными формированиями.


Разбойников было немногим больше пятидесяти. Для банды, которая живет разбоем, многовато, для опустившегося отряда наемников – маловато. Все члены банды были оснащены амулетами двух типов. Первый действует наподобие защитного массива Шена с одним лишь исключением: у Шена массив пропадает лишь после получения определенного урона, а у них был встроен еще и временной параметр. Вне зависимости от полученного урона защита бы спала спустя полчаса после активации. Второй амулет наносит удар сжатым воздухом, и там тоже стоит ограничение по времени. Сами разбойники об этом не знали, несколько пойманных однозначно это подтвердили. Им сказали, что амулеты будут работать бесконечно долго, нужно лишь вовремя вливать в них Ки. Кстати, амулеты же и составили большую часть оплаты.


Добряк сказал, что без амулетов эти ребята не стоят ничего. Словно им только-только показали, как держаться за топор, и оружие у них было дрянного качества, или они не привыкли сражаться в открытом бою. Он мог бы в одиночку их всех перерезать, впрочем, в итоге так и получилось. Допрос показал, что эти люди знакомы друг с другом всего пару месяцев. Какой вывод можно сделать из этого?


- Их наняли на один раз и после уничтожения каравана должны были убить, - быстро сказал Байсо.


- Дальше. Их амулеты недороги в изготовлении, но лишь условно. Они дешевы и бесполезны для боевых амулетов, но дороги по сравнению с другими вещами, проще за эти же деньги купить хорошее оружие или доспехи. И таких амулетов нет на рынке. Вообще.


Я занимаюсь магическими амулетами уже более двадцати лет и знаю всех, кто ими занимается, в пределах страны. И жалкие бродяги не смогли бы найти нужные материалы и уговорить мастеров из гильдии сделать их. Гильдейские работают только по списку разрешенных императором амулетов, и за попытку сделать что-то помимо им грозит суровое наказание — от солидного штрафа до весьма неприятной казни. Как правило, на них испытывают действие новых непроверенных амулетов.


А, значит, либо сработал некий умелец, не состоящий в гильдии, либо амулеты были привезены издалека. Вывод?


- Их нанял кто-то с деньгами и при этом он хорошо разбирается в амулетах и их изготовлении. Скорее всего, с хорошими связями. Тот, кто договаривался с наемниками, скорее всего, тоже был нанят и убит, - и снова Байсо успел первым.


- Так. При этом основной удар пришелся на фургон. К бревну явно были прикреплены какие-то мощные заклинания, потому что обычно дерево не взрывается огнем при ударе, а также была наложена маскирующая магия, которая скрыла его от нас. И отвечал за бревно особый человек, который сразу после этого исчез. Добряк лично проверил все трупы, и никто из убитых не подходил под его описание. Выводы?


Я молчал, ошарашенный всем, что услышал. Значит, то были не простые разбойники, их специально наняли для уничтожения именно этого каравана. Хотя даже не каравана, а …


- Кто-то хочет убить вас, учитель, - хрипло сказал Байсо. - И если сложить все вместе, то, скорее всего, этот кто-то из вашей семьи?


- Верно. Именно поэтому я решил оставить караван в роще. Без меня он будет в большей безопасности. К тому же моего мага-связного убили во время атаки, и я даже не мог передать весть в столицу, чтобы нас встретили. А если бы и смог, как бы я узнал, не попало ли мое сообщение в руки к предателю? Нападение на нас сейчас маловероятно, потому что никто не подумает, что я буду так рисковать собой. Плюс еще в том, что про Шена и его массивы никто не знает, это дает нам дополнительный шанс прорваться в столицу.


- Но… - сумел все же выговорить я, - если родной брат готов убить своего брата… ради наследства, верно? То, что будет с Байсо? Его же тоже могут убить, и это проще сделать, ведь он еще маленький! - и тут же мне в спину прилетел тычок. - А ведь, кроме Байсо, у Джин Фу больше нет вариантов, верно?


- Верно. И это еще одна причина, почему из всех охранников я взял именно тебя.


Я еще не успел сообразить, при чем тут я, как Байсо за моей спиной взорвался от возмущения:


- Нет! Учитель, так нельзя! Я… я… я тогда отказываюсь быть учеником! Я не хочу так!


- Байсо, - также спокойно продолжил Джин Фу, и его тихий голос легко перекрыл крики брата, - как только я въеду в Киньян с двумя мальчиками, все заинтересованные лица тут же узнают об этом и сделают определенные выводы. Пойми, это не отведет подозрений от тебя, а лишь заставит их размыть свое внимание между вами обоими. Прямо сейчас единственный способ обезопасить Шена – это оставить его тут, посередине равнины.


- Вы говорите, что я могу отвлечь внимание от Байсо? – спросил я. – Так для него будет безопаснее, верно? Что для этого нужно сделать?


- Я уверен, что в караване есть люди, которые работают на моих братьев, и им известно, кто из вас – мой ученик. И хотя я не могу назвать их имена, но точно знаю, что среди них нет никого, владеющего магией связи, а значит, они смогут сообщить про Байсо лишь тогда, когда доберутся до столицы. Это дает нам дополнительное время. От тебя, Шен, нужно одно – пожить в моем доме до прибытия каравана. Я помогу тебе выбрать университет и дам рекомендации, если нужно. Также ты сможешь лучше подготовиться к поступлению. Если нужны будут учителя, я их найму.


Ты должен лишь не болтать, делать вид, что ты мой ученик, а Байсо – твой младший брат, которого ты прихватил с собой, потому что ваши родители умерли и некому было за ним присмотреть. И учти, так должно выглядеть для всех. Абсолютно для всех. Даже для моей жены и слуг.


- А не слишком ли это странно? Ну, что ваш ученик хочет поступить в университет, не связанный с торговлей? Или если я захочу учиться, например, копейному бою…


- Нет университета, связанного с торговлей. Все, что я знаю о ней, я знаю благодаря своему отцу и годам работы в различных сферах. Итак, ты согласен?


- Да, конечно.


- Байсо молчит, а, значит, тоже понял выгодность моего предложения. Тогда, Шен, называй меня с этой минуты учителем, а ты, Байсо, дядюшкой Фу.


Я не мог не отметить, что в такую двусмысленную ситуацию Джин Фу поставил нас намеренно, он заранее знал, как воспримут в столице его приезд с двумя незнакомыми мальчиками.Наверное, он и Юэ Сюэ прихватил бы с собой, если бы она была в нормальном состоянии, чтобы еще больше запутать всех. Или нет, все же Сюэ — девушка, а я нечасто видел, чтобы женщины могли на равных вести диалог с мужчинами. Кроме моей мамы, конечно. И Пинь.


Привал мы сделали уже на закате, возница занялся вилорогами: насыпал им отборное зерно, обтер шкуру и обработал места, где упряжь касается шерсти. Джин Фу так же окружил место привала веревкой с табличками, а Добряк, Ксу и вислощекий охранник прочесали территорию на предмет опасной живности.


Тем временем мы с Байсо занялись готовкой, к счастью, торговец прихватил огненный камень, так как я хоть и научился разводить и поддерживать костер, но готовить на нем оказалось крайне сложно, ведь в костре нельзя задать нужную температуру, всего лишь влив в него порцию Ки. Когда в Черном районе я ради интереса попробовал приготовить кашу на настоящем огне, то спалил ее быстрее, чем успел положить все продукты.


Добряк спросил у меня, нужно ли для поддержания массива оставаться в сознании, и как только услышал ответ, поставил меня в ночные дежурства. Хотя мне досталась самая легкая смена — начало ночи, когда еще не все спят, и сон не дробится на части.


Вечером следующего дня мы доехали до деревни, где Джин Фу обменял наших вилорогов на более свежих, переночевали и погнали дальше.


После этого деревни стали встречаться довольно часто, а вместо диких равнин вдоль дороги потянулись поля, густо заросшие плотными растениями.Я попытался было понять, что это растет, но так как до этого овощи видел лишь на рынке, где они почему-то продавались без листьев, не смог угадать ни одного.


Дорога тоже изменилась. Вместо плотно утоптанного дерна, по которому колеса повозки катились мягко и упруго, здесь был неровно уложенный камень. Возница совсем перестал щадить животных и почти все время гнал на высокой скорости, так что разговаривать стало невозможно. Повозку трясло и бросало так, что я боялся рот открыть: а вдруг ненароком откушу себе язык?


Каждые несколько часов мы меняли вилорогов с небольшой доплатой, но вот лупоглазов в деревнях почему-то не держали. Во время привала Байсо объяснил мне, что лупоглазы — верховые боевые животные, которые сельским жителям бесполезны, да еще и кормить их надо каждый день хорошим мясом, что неудобно в деревнях, так как там мяса вдоволь бывает лишь пару раз в год, когда режут скот.


Вечером четвертого дня на очередной дорожной развилке мы встретили другой караван, и пока Джин Фу разговаривал с их представителем, Байсо успел рассмотреть на повозках треугольные знаки с гербами, которые назывались вымпела, и сказал, что это караван торгового дома «Небесный урожай».


- А почему мы не ставили вымпела?


- Их ставят обычно при въезде в жилые территории. Если бы мы доехали с караваном до деревень, то тоже бы их поставили, а так, в лесу или на равнине, кому они нужны?


Джин Фу вернулся вместе с Добряком, пошептался с возницей, и наша повозка пристроилась к чужому каравану в хвост. Но треугольного знака вывешивать никто не стал, ни с гербом «Небесного урожая», ни с гербом «Золотого неба».


Так как я все еще ехал спиной вперед, то не сразу понял, что мы въехали в столицу. Просто вместо пышных зеленых полей по бокам начали выезжать сзади небольшие деревянные домики, на вид хрупкие, но изящные, с разноцветными резными украшениями на крыше. Потом пошли невысокие, в рост человека, каменные стены с ярко-красными воротами, которые также были украшены диковинной резьбой. Над воротами и дверьми обязательно висел крупный круглый диск с вписанным в него массивом, причем, как я успел заметить, там были несложные печати, знакомые мне по обучению.


Лекарь говорил мне, что в столице обычным жителям не разрешено тратить свою Ки на магию, можно лишь поддерживать работу многочисленных амулетов. Возможно, эти амулеты предназначены для защиты, только вряд ли они действуют так же, как и мои массивы, иначе бы в дом никто не мог попасть. Тогда как именно они защищают и от чего?


Джин Фу что-то тихо говорил Байсо за моей спиной, я не мог разобрать ни слова из-за дребезжания колес, но через какое-то время он обратился ко мне:


- Шен, помни, никто не должен знать, что Байсо — мой преемник. Я выбрал тебя за серьезность и усердие, особенно меня поразили твое редкостное мастерство в начертательной магии в столь юном возрасте. Все в городе знают, что я давно пытаюсь найти своего начертателя, так как гильдия чересчур много о себе возомнила и выставляет безумные цены на свою продукцию, поэтому этот вариант вполне правдоподобен. Также это означает, что я сдался и больше не рассчитываю на место наследника. Ты понял?


- Да, учитель, - с трудом выдавил я.


____________________________________________________________________________________

Итак, слова автора:


1. О здоровье. Почти пришла в норму, пью всякую витаминку (Йодомарин, фолиевую и витамин Д3), почти не пью и изредка высыпаюсь.


2. О Доноре. Осталась еще одна часть Каравана, и вторая арка будет закончена (она получилась в два раза длиннее, чем планировалось, но оно того стоило).


3. О планах. После закрытия Каравана я напьюсь вернусь к Вейшенгу (он будет выложен на Пикабу), доработаю Отбор (только на Автор.Тудей), либо вернусь к Территории либо продолжу Донора дальше (тут пока непонятно).


4. О грустном. Третий том Донора совершенно точно будет выкладываться только на АТ (это по-прежнему расшифровывается как сайт Автор.тудей). Почему? Потому что я хочу попробовать делать это по подписке (платной).  Для тех, кто не знает, что это за сайт и с чем его едят, вот ссылка на книгу - https://author.today/work/46906

Также можно подписаться на меня, как на писателя - http://author.today/u/butyrskayan


5. О ссылках. Канал с оповещениями о выходе новых частей функционирует, и я даже разобралась, как кидать ссылки точно на новую главу на АТ. https://t.me/relvejanounce


Чат-антифлуд по-прежнему генерирует миллионы идей и интерпретаций по Донору - https://t.me/joinchat/HE3_UVAMORmrC43Oiw7bWQ


А чат-флудилка по-прежнему работает 24/7, и там у нас уже не просто интернет-переписки, но уже и много личного общения, встреч  и прочего-прочего. Выдержит не каждый, сможет не всякий, но все, кто смог перевалить через входной стикер, обычно неплохо вливаются. https://t.me/joinchat/HE3_UU3MzsytOwP_AbdkCg

Собственно, это последний раз, когда я выкладываю ссылку на него. Наверное.


6. О глобальном. 2019 год оказался для меня годом Пикабу, годом весьма насыщенного онлайн-общения.

2020 год уже начался с резкого увеличения оффлайн-общения, думаю, будет много поездок (ну как много - две, как минимум). Планируются поездки в Питер, в Москву и на Украину (будут оповещения на канале).

Возможно, мы соберемся и напечатаем обе арки Донора с бонусом в виде Вейшенга, но пока мне страшновато об этом думать.

Показать полностью
1056

Идеальный донор. Часть 20

Я лежал, закрыв глаза, и чувствовал, как прохладные потоки воды омывали мое тело, и с каждым вдохом вместе с грязью уходили боль, страх и неприятные воспоминания. Я и сам растворялся в воде, сливался со струями и неторопливо бежал вместе с течением туда, куда вело русло ручья.


- Шен! Шен! Вставай.


Чей-то назойливый голос вырвал меня из тихой дремы. Я оперся о песчаное дно и присел, стряхивая с волос воду.


- Шен, за тобой глаз да глаз. Вылезай из ручья и пойдем в лагерь, - это был мой младший-старший братик, надоедливый Байсо. Сейчас он выглядел не лучшим образом: неровно выбритый висок, где лекарь пришил ему содранный кусок кожи, опухшее лицо в ссадинах и синяках, одна рука плотно примотана к телу. Перелома нет, но что-то он там повредил, и лекарь запретил ему двигать рукой.


-Байсо… - меня вдруг охватило желание обнять братишку и сказать ему, что он самый лучший. Я выбрался из ручья, встряхнулся и пошел было к нему, но мальчишка попятился:


- Что? До сих пор не прошло? Жаль, что ты не можешь видеть, какое у тебя сейчас глупое лицо. И никаких больше нежностей. Эх, если бы не рука, я бы тебе врезал.


Я помотал головой, приводя себя в порядок, еще раз плеснул холодной водой в лицо, но мысли все равно расплывались. Может, все же не стоило жевать смолку?


Хотя я же и не собирался. Да я даже не знал, что она есть у кого-то. Но во время обустройства лагеря я уронил ящик себе на ногу, долго не мог ухватить его трясущимися руками, потом плюнул, сел на землю и разревелся, как маленький ребенок. Тут ко мне подошел Добряк, протянул небольшой грязно-оранжевый кусочек и сказал: «Жуй», а потом, не дождавшись ответа, просто запихнул его мне в рот и ушел.


На вкус это было мерзко, словно лижешь кору, но спустя несколько минут меня вдруг отпустило. Руки и ноги стали мягкими и тяжелыми, я успокоился, подхватил ящик и понес его в лагерь, но тут по телу прошла вторая волна, и мне показалось глупо нести ящик, как все, поэтому я поставил его на голову и пошел, стараясь идти плавно, чтобы он не упал. И улыбался. На месте передал ящик охраннику и собрался возвращаться, но меня позвал к себе лекарь.


Я вдруг почувствовал такой прилив любви к этому трудолюбивому хорошему человеку, что не смог сдержаться и сказал ему об этом. Лекарь насторожился, подошел поближе и принюхался:


- Откуда ты взял смолку? - резко спросил он. - Зачем?


- Неет, - протянул я, отчаянно мотая головой, - я не ел смолку. Ее нельзя есть. Ее надо жевать, мне так Байсо сказал. Хотя смолку вообще нельзя, иначе тебя сожрет зубастая яма. Я не…


- Выплюнь! Давай, выплевывай! - лекарь требовательно поднял руку, я внимательно осмотрел его ладонь и выплюнул комочек. - Так, мне нужна твоя помощь, идем.


Его тон построжел, мужчина крепко ухватил меня за локоть и поволок в сторону своей палатки. Там он усадил меня перед сундучком, вытащил несколько пустых кристаллов и сказал:


- Заполни, сколько сможешь.


Я, не задумываясь, взял первый кристалл, влил в него Ки до предела, затем потянулся за вторым, третьим. Лекарь удивленно уставился на меня:


- С тобой все хорошо? Еще сможешь?


Я радостно кивнул, мне было так легко, я словно покачивался в воздухе на большом пушистом облаке. Лекарь тут же убрал светящиеся кристаллы и вытащил пустые, все, что у него были, даже наполовину использованный из кармана положил рядом. И я один за другим брал их и вливал Ки, пока все кристаллы не оказались заполнены. Даже тени сомнения не промелькнуло. Меня же попросили, а значит, я должен сделать.


Затем лекарь с непроницаемым лицом сложил все кристаллы обратно в сундук:


- Теперь иди к ручью, помойся, приди в себя. Я тебя у главы охраны отпрошу.


Он вышел вместе со мной, поймал Байсо, объяснил, что происходит, и попросил присмотреть за мной.


Действие смолки потихоньку заканчивалось, с каждой минутой я все больше понимал, что наделал. Зачем Добряк сунул мне ее? Теперь лекарь все расскажет Джин Фу? Если бы я был в нормальном состоянии, то ни за что не стал бы так открыто показывать, что я идеальный донор.


Я сел на корточки, только сейчас почувствовав, как замерз. Я ведь полез в ручей в одежде, и сейчас она неприятно облепляла все тело, и от этого становилось еще холоднее.


- А, начал приходить в себя? Рассказывай, откуда смолку взял? У Шрама стащил? – Байсо подошел поближе и заинтересованно посмотрел на меня.


- Д-д-добряк дал, - от холода у меня зуб на зуб не попадал, хотя день был жарким.


- Добряк? Да ладно? – Байсо попытался наклониться, но скривился от боли. Я старался не смотреть на его лицо, но не потому что меня так сильно заботилась его внешность, а потому что мне было стыдно перед ним. Ведь это я проморгал засаду, и если бы Джин Фу так сильно не заботился о своей безопасности, если бы не заставил Байсо безвылазно сидеть в фургоне, если бы у Добряка не было этого амулета, то мальчик сейчас был бы мертв. Но даже так он сильно пострадал, и его синяки и шишки напоминали мне об этом при каждом взгляде.


Мы пошли к ближайшему костру, где я мог отогреться и просушить одежду. Почти все были заняты: кто-то охранял лагерь, кто-то продолжал перетаскивать вещи, большая часть охранников все еще находились на месте боя, отыскивали подсказки, кто на нас напал и зачем.


Ко мне подошел братишку Ксу и протянул скрученные в тугой шар тряпки:


- Зеленый, у тебя одежда совсем износилась. Вот, Добряк сказал передать тебе.


Я развернул ком: штаны из плотной темно-серой ткани, туника из того же материала, жилетка из мягкой кожи, а в центре лежала пара поношенных невысоких сапог на жесткой подошве. Мне что-то показалось знакомым в этой одежде, словно я недавно кого-то уже видел в подобном, и тут Байсо заявил:


- О, это же с убитых сняли!


Братишка Ксу криво улыбнулся, развернулся и ушел. Я же подумал немного, представил, как эти вещи стягивали с трупа, но не нашел в этом ничего отвратительного. Смолка, конечно, не стерла мои воспоминания, но смогла отдалить их, словно после боя прошло не несколько часов, а несколько дней. Самые неприятные моменты и вовсе вспоминались, как будто они произошли не со мной, а с кем-то другим, как слова одной из легенд, которые так любила рассказывать мне мама:


«На пятый день путешествия на юного воина напали летающие чудовища с огненными пастями, каменными когтями и алмазными зубами, но не убоялся он и сразил их всех, и пошел дальше»


Сейчас я понимал, что он не просто «не убоялся» и «сразил». Там были и страх, и намерение убить перед смертью как можно больше тварей. Была боль, была кровь, вываливающиеся кишки, вопли, а после боя — дрожь в руках, желание окунуться целиком в первую попавшуюся лужу, забыть все и вернуться назад. Но он сумел перешагнуть через это и продолжил свой путь.


Поэтому я снял влажную еще, истрепанную зеленую форму и натянул новую одежду. Штаны были широковаты, зато отлично подошли по длине, туника и жилетка также были как раз, а вот сапоги оказались великоваты, но я порвал старые штаны на лоскуты, наскоро просушил у костра, обмотал ими ступни, и после этого обулся.


- Байсо, сходи еще раз к лекарю. Пусть он тебя до конца пролечит, - не поднимая глаз, сказал я.


- Да ладно, подумаешь, несколько синяков. У нас же Ки не хватает!


- Сходи. И скажи, что я попросил тебя вылечить, - лекарь теперь мне был должен, так пусть хотя бы Байсо не будет морщиться от боли при каждом движении.


Брат, неуверенно оглядываясь на меня, направился к палатке, а я сел у костра и задумался. Хорошо, что не я руководил этим караваном: не знаю, что стал бы делать на месте Джин Фу или Добряка. Во время боя мне показалось, что погибли почти все, фургон был сильно поврежден и вряд ли сможет ехать дальше, да и яки обгорели. Что случилось с повозками, возницами и вилорогами, я не обратил внимания, но, судя по всему, второй удар пришелся именно на них. Возвращаться через всю равнину и лес нет смысла, ехать вперед… Впереди еще половина пути.


Интересно, есть ли заклинания, которые подстегивают животных? Если лекарь расскажет про кристаллы, то станет ли Джин Фу выкачивать через меня Ки ради безопасности каравана? Я бы, скорее всего, так и сделал. Не ради груза, ради людей. Поставил бы защитный барьер вокруг всего каравана, зарядил бы все амулеты, влил бы в лупоглазов побольше энергии и помчался бы в Киньян. Что там жизнь и гордость какого-то мальчишки? И я даже не смог бы его осудить.


Может, тогда не нужно ждать, а напрямую подойти к нему и рассказать? Риск? Огромный. И еще нужно все объяснить Байсо, он если и догадывается о чем-то, то не подает вида, но ему явно не понравится, если из меня начнут вытягивать энергию. Зато на этот раз у меня есть условия: вылечить Шрама, позаботиться о брате и о Сюэ. И рассказать Мастеру все, что случилось, чтобы он больше не беспокоился обо мне.


Что-то ударило меня по спине. Я оглянулся и увидел упавший хуа цян, вычищенный от крови. А рядом с ним стоял Добряк. Его лицо осунулось, добрые смеховые морщинки вокруг глаз по-прежнему сбивали с толку, придавая ему вид заботливого дядюшки, но темные круги и потрескавшиеся губы показывали, что главе охраны сейчас было не сладко.


Он присел рядом, у меня по спине пробежали холодные мурашки. Сейчас он скажет, что не разрешал трогать амулет, и …


- Зеленый, - хрипло сказал Добряк, - ты можешь ставить массивы на других людей?


Я покачал головой. Мастер говорил, что есть способы привязки массива к определенному человеку, но не показывал их.


- А делать размер щита больше? Например, с повозку?


Я заколебался, не зная, стоит ли открывать свои умения, Добряк это сразу заметил и впился ледяным взглядом в мое лицо:


- Значит, умеешь. Я дам тебе столько Ки, сколько нужно, но ты должен будешь доставить Джин Фу в столицу. Не один, конечно, но ты будешь прикрывать его своим массивом и, если будет нужно, телом от стрел и магии. Нарисуешь столько массивов, сколько нужно, но Джин Фу должен вернуться невредимым.


- Я…


- Ты получишь двойную плату. И место в охране Золотого неба, если оно тебе нужно.


- Но как же остальные? Байсо? И…


- Мальчишку он, скорее всего, возьмет с собой, поэтому за него можешь не волноваться. За Шрамом тоже приглядят.


Я не понимал, зачем он меня уговаривает, ведь достаточно лишь приказать, мол, Зеленый, ты едешь с Джин Фу, и все. Но Добряку почему-то было важно получить согласие.


- Конечно, я сделаю все, что смогу.


Его лицо не дрогнуло, лишь морщины чуть разгладились.


- Тогда ешь, отдыхай, выезжаем завтра на заре.


Он тяжело поднялся и ушел, и в тот же момент ко мне подскочил Байсо. Небольшие припухлости и покраснения еще оставались, но выглядел мальчик намного лучше, и рука явно зажила, так как он сразу покрутил ей перед моим носом.


- Ого, ты разговаривал с Добряком? Что он сказал?


Я все еще не переварил слова главы охраны и не нашелся с ответом, лишь спросил:


- Как ты? Лекарь тебя вылечил?


- Ага, уже ничего не болит. Целый кристалл на меня потратил, представляешь? Ты что-то сделал? Или узнал какой-то его грязный секрет? Пообещал натравить на него Добряка, раз уж вы с ним теперь друзья?


- А лекарь ничего не сказал? Не просил меня зайти к нему?


Байсо прищурил отливающий синевой глаз:


- Сдается мне, что ты что-то от меня скрываешь. Не хочешь говорить? Ну и ладно… Я тогда тоже тебе кое-что не расскажу.


Я встал, потрепал мальчишку по волосам, от чего тот возмущенно подпрыгнул и выругался, взял копье и пошел к краю лагеря. Там несколько охранников укладывали наших погибших. Ровно в ряд, один за другим. Трупы врагов оставили лежать на месте боя, лишь покидали в общую кучу, предварительно забрав амулеты и, как оказалось, одежду. Что случилось с пленным, которого я принес, я не знал.


Мы потеряли многих. Тридцать восемь мирных, торговцы и их слуги, - это почти все, кто ехал на повозках сзади, лишь несколько человек успели скатиться на землю, рискуя быть раздавленными. Двадцать три охранника, в том числе Змей, и десять из них погибли сразу, так как находились рядом с фургоном. Из тех, кого набрали в моем городе, выжило только трое: я, Швабра и Шрам. Байсо сказал, что всех раненых из повозки после удара отшвырнуло в сторону, и нападавшие не стали тратить на них время.


Змей лежал с открытыми глазами, и его лук со стрелами лежал рядом. Наверное, я должен был что-то чувствовать, не знаю, горечь, печаль, гнев, но я смотрел на него и лишь вспоминал все, что было с ним связано, начиная с первого боя на арене. Он мог бы утыкать меня стрелами во время отбора, если бы захотел. Он убил огнеплюя, который сжег мне руку. Вместе с ним мы увидели Ао Минь, и Змей чуть было не застрелил ее. Потом он стрелял в Шрама, когда тот переборщил со смолкой. Мы не были друзьями, не были даже приятелями, Змей почти не говорил со мной, но мы были напарниками, и я мог доверять ему. А теперь он мертв.


Может, в том, что я ни с кем толком не сблизился в караване, есть и что-то хорошее? Не представляю, что бы я чувствовал, если я мог назвать каждого из лежащих передо мной по имени, если бы знал характер, привычки, историю жизни.


Летящий привел за поводья вилорогов, впряженных в повозку, где лежали последние ящики с товаром. Он выглядел как-то непривычно, что-то в нем изменилось, и я не сразу понял, что не хватает его вечной полуулыбки. Без нее он выглядел намного старше.


Постепенно к этому месту подтягивались все, кто не был занят в охране и патрулировании. Прихрамывая, подошел и сам Джин Фу, его бритая макушка была в ожогах, кожа полыхала ярко-красными оттенками, но тяжелее всего было смотреть на его лицо из-за глубокой печали, затаившейся в его глазах.


- Сяо Фанг, - негромко сказал он, остановившись у первого тела. – Это была твоя первая поездка по стране. Ты прекрасно справлялся со своим магазином, но тебе надоело сидеть в четырех стенах, и ты решил открыть для себя новые горизонты. Да не коснется твоя душа Дна пропасти!


- Лянь Донгей. Ты ходил с этим караваном уже пять лет, знал про все напасти, разбирался в приметах, был знаком с торговцами всей страны, пережил нападение речного дракона. Да не коснется твоя душа Дна пропасти!


- Лю Ли. Твоя семья работает в Золотом Небе уже третье поколение, только ты не захотел, как твои отец и дед, разводить лупоглазов, а решил попробовать себя в торговом деле. Именно на твоих плечах лежала забота о питании и здоровье лупоглазов в караване, ты умудрялся находить лучших животных взамен погибших даже в незнакомых тебе городах, - голос Джин Фу дрогнул. – Как я вернусь к твоей семье и скажу, что тебя больше нет? Да не коснется твоя душа Дна пропасти!


Шаг за шагом, Джин Фу переходил от одного человека к другому и про каждого говорил теплые слова. Я старался незаметно вытирать слезы и дышать через рот, чтобы не привлечь внимания своими всхлипываниями, неподалеку стоял Байсо, и его глаза тоже покраснели от сдерживаемых слез. Он-то знал всех торговцев лично.


Затем Джин Фу отошел в сторону, и вперед выступил Добряк. Он шел возле своих людей, людей из охраны каравана, и говорил про них.


- Змей, Бэй Тао, друг, помощник, соратник. Ты мне не понравился с первого же взгляда: странные глаза, странный выбор оружия, непривычная манера разговаривать, отсутствие дисциплины. Ты оспаривал каждый мой приказ, выспрашивал подробности, часто поступал по-своему, но всегда выполнял то, что тебе поручали. Я не хотел брать тебя в эту поездку, хотел оставить взамен себя в Киньяне, но ты в очередной раз заартачился. Ты мог своими стрелами остановить любого воина, а умер от поганого амулета, - Добряк сжал кулаки так, что они побелели, помолчал, а потом добавил. - Да не коснется твоя душа Дна пропасти! А если вдруг и коснется, то, уверен, сможет пробить себе дорогу наверх.


И последним вышел лекарь. Я думал, что он тоже будет говорить какие-то прощальные слова, но мужчина молча подошел к первому телу, прикоснулся к его груди, замер на несколько секунд, затем перешел к следующему. Пальцы его левой руки были опущены в мешочек, привязанный к поясу, и я готов был поклясться, что вижу оттуда легкое голубоватое сияние.


- Вы знаете, что в караванах принято хоронить сразу, без особых церемоний, - снова заговорил Джин Фу, – но еще никогда «Золотое небо» не теряло разом столько людей. Поэтому я решил выделить часть Ки на сохранение их тел. Я уже послал весть в Киньян, и в ближайшее время к нам приедет помощь. Мы обязательно заберем всех умерших и привезем их семьям. А до тех пор будем стоять здесь лагерем.


Я оглянулся по сторонам. В основном, люди кивали и соглашались со словами Джин Фу. Понятно, что с такими силами мы вряд ли сможем добраться до столицы, даже если бросим весь груз, особенно если это и вправду были наемники, а не случайные грабители. По крайней мере, сейчас я могу не решать ничего насчет разговора с Джин Фу, у меня будет достаточно времени для этого во время поездки.



___________________________________________________________________________

ищите и обрящете. сегодня еще одна часть.

Показать полностью
1176

Идеальный донор. Часть 19


Впоследствии я не раз пытался восстановить события того дня, но в голове всплывали лишь отдельные кусочки, никак не складывающиеся в цельную картину.

Когда солнце перевалило на вторую половину, Добряк отправил нас со Змеем в дальний авангард, на десять минут вперед каравана. Совсем как в Лесу.


Но сейчас-то мы были на равнине, и даже небольшие рощицы по пути не мешали обзору.


Сплетенная утром травяная шляпа уже высохла и не спасала от жары, я чувствовал, как струйки пота стекают по спине, поэтому когда увидел, что дальше дорога ныряет в одну из рощиц, обрадовался. Немного прохлады нам бы не помешало.


Внезапно Змей поднял лук и выстрелил куда-то в сторону, в небольшой островок пожелтевшей от жары травы, но почти сразу земля там всколыхнулась, и я с удивлением понял, что это было отдыхающее стадо антилоп. Они вскочили на ноги и умчались прочь легкими прыжками, лишь белые вздернутые хвостики замелькали перед глазами.


Один из охранников подъехал к тому месту, где они лежали, схватил убитое животное и поволок его к каравану. И хотя мне немного было жаль антилопу, я явственно представил плотное жареное мясо и сглотнул слюну. То густое варево, которое нам готовили торговцы каждый день, было вкусным и сытным, но за время пути изрядно поднадоело. Яблоки мы с Байсо съели в первую же неделю, так как магический мешочек скрадывал вес и объем, но не защищал фрукты от порчи.


Мы со Змеем двинулись дальше. Как только мы въехали в рощицу, и тень деревьев коснулась обожженной кожи лица, я скинул надоевшую шляпу и с облегчением потянулся, чувствуя еле уловимый ветерок, несущий прохладу.


Я словно вернулся в Лес, который сейчас вспоминался с некоторой ностальгией, ведь там все было довольно знакомо и понятно. Там не умер ни один человек из каравана, там я встретил Ао Минь, там я мог следовать указаниям малышки Пинь, знал, с чем могу столкнуться и как с этим бороться. Равнины же были слишком непонятны, даже знание местности и существ, населяющих ее, не гарантировало твою безопасность. Как можно было предугадать речного дракона? Как понять, где именно разверзнется земля, и зубы неизвестной твари вонзятся в твою ногу?


Роща была гораздо светлее и прозрачнее Леса, деревья не жались друг к другу, сражаясь за каждый лучик, а свободно раскидывали пушистые ветки, купаясь в солнечном свете. Сочные пахучие травы привлекали насекомых разнообразными цветами, щедро щебетали птицы, не угрожая навести хищников. Даже пышно разросшиеся вдоль дороги кусты казались безопасными, словно там не могли бы жить змеи или какие-нибудь мелкие хищники.


Справа же, из неглубокого оврага, явственно тянуло свежестью и сыростью, видимо, там протекал ручеек. Я аж зажмурился от желания окунуться с головой в воду. Мне хотелось смыть с себя многодневную грязь, сполоснуть грязную, пропахшую потом одежду, вычесать из волос песок и пыль. Может, Добряк все же устроит дополнительный привал хотя бы на пару часов?


Но Змей невозмутимо продолжал ехать, внимательно смотря по сторонам. Я заметил, что он постоянно касается своего лука, готовый в любую секунду выстрелить, но не понимал, почему он так тревожится. Если в роще живет чудовище, какой-нибудь лесной дракон или хранитель рощи, то неужели стоит это скрывать от своих же людей? Или оно настолько ужасно, что, узнав его имя, охранники разбегутся?


Впрочем, роща не разрослась настолько, чтобы там появилось что-то подобное. Спустя несколько минут уже показался конец рощи, и я поморщился от мысли, что снова придется ехать по открытому пространству… Тут все и началось.


Змей резко развернулся назад, и до меня донесся глухой громкий треск, почти сразу послышались крики, и пронзительный тоненький визг завис в воздухе…


К тому моменту, как я сообразил развернуть Пинь и поехать к каравану, Змей уже скрылся из вида. Мой лупоглаз, получив сильный удар в бока, зашипел и сорвался с места так, что я едва удержался в седле.


Когда после поворота я увидел караван, то не сразу понял, что произошло. Фургон лежал на боку, отброшенный с дороги, и вовсю полыхал, яки яростно мычали и рвались из упряжи, пытаясь уйти от огня, но это было невозможно: их перевернуло при ударе, и сейчас они не могли даже подняться на ноги. Вокруг фургона лежали неподвижные тела охранников и их лупоглазов. С перепугу мне показалось, что там лежит половина наших людей. Змей, не приближаясь к фургону, стрелял куда-то в сторону деревьев. Байсо? Он был в фургоне!


Что случилось? Кто на нас напал? Кто или что могло бы перевернуть фургон, ведь он размером с дом?


Из оврага выскочили незнакомые люди и побежали к концу каравана. Там были наши повозки, основная часть охраны, Добряк… Змей выстрелил в одного из них, но его стрелу отнесло в сторону, словно у того человека был защитный массив, как и у меня. Противник поднял руку, и в тот же миг я увидел струи крови, брызнувшие из груди Змея, он зашатался и выпал из седла.


В меня тоже полетели невидимые заклинания, мой массив пока сдерживал их, но удары были столь мощными, что он в любой момент мог рассыпаться.


Я закричал и направил Пинь прямо на одного из стрелявших, копье я крепко держал на локтевом сгибе, направив острие вперед, и с разгону пронзил мужчину насквозь. От силы удара меня снесло с лупоглаза, я упал на труп охранника, с трудом поднялся, ошарашенно мотая головой, и попытался вытащить копье, но понял, что наконечник вышел с той стороны, теперь его можно достать, только вырезав из тела.


В голове пронеслись слова Шрама: «Не бей копьем слишком сильно. Особенно когда едешь верхом. Оно застрянет в теле, и ты останешься без оружия. Лучше нанести десяток мелких ударов, чем один сильный».


Я оглянулся. Черным дымом от горящего фургона затянуло всю дорогу, где-то за ним шло сражение, доносились крики, и, не умолкая, тянулся тоненький визг. Кажется, это кричал один из вилорогов. Я не видел ни одного из наших. Может, их уже всех убили?


Еще один невидимый удар, на этот раз из леса. Массив дрогнул, но выстоял. У нападавших была защита и магические атакующие амулеты. Как мы с ними справимся? И где Добряк?


Я, пошатываясь, пошел в обход фургона, в сторону основного сражения, но наткнулся на Змея. Он лежал, раскинув руки, в одной все еще был зажат лук, половина его лица исказилась в странной гримасе, залитой его же кровью. Потом я оглянулся на убитого мной. Это первый человек, которого я убил. Даже его барьер не помог, видимо, сила удара превысила защиту.


Что делать? Где Добряк? Где все? Швабра? А лекарь? Ведь повозка с ранеными была в связке с фургоном. Ее тоже перевернуло? Выжил ли кто-нибудь?


Я обошел горящий фургон и увидел, как наших охранников кромсают на части невидимые заклинания, как Швабра танцует, уклоняясь от них, но удары его посоха не могут никак пробить защиту нападающих, увидел, как мечи Летящего превратились в блестящий диск, отражая атаки, увидел бледного Добряка, лежащего рядом с одной из повозок, а братишка Ксу склонился над ним, тряся его за плечи.


Нападающих было много. Слишком много. Мы не справимся. Мы все тут умрем. Байсо… Шрам… Лекарь… Копье осталось позади. Что я мог сделать? Как помочь? Я выхватил свои ножи, но понимал, что если уж Швабра не может сломать магический барьер, то у меня и вовсе ничего не получится.


Ксу выпрямился в полный рост, заорал мне:


- Шен, амулет! – и потыкал себя пальцем в грудь.


Амулет? Зачем мне сейчас магическое зрение?


Я пробежался пальцами по груди и схватил амулет, который мне дал Добряк. Все ли верно я понял? Добряк же запретил мне его трогать. Но, глядя на кивающего Ксу, влил в него всю Ки, что смог зачерпнуть, и ощутил, как от амулета прошла невидимая волна, уничтожив мой массив. На какое-то мгновение перехватило горло, я судорожно раскрыл рот, пытаясь захватить воздух, но почти сразу все пришло в норму.


И одновременно все изменилось. Швабра с размаху впечатал конец посоха в подбородок нападающего, треск был слышен даже с моего места. Мечи Летящего взмыли вверх и рассекли шеи двоих мужчин, которые тщетно трясли зажатыми в руках амулетами.


Медленно встал Добряк, с его лба стекала тоненькая струйка крови. Он отмахнулся от Ксу, поднял меч и рявкнул во все горло:


- Их защита спала! Убивай!


Покачиваясь и постепенно ускоряя ход, Добряк пошел в сторону леса, куда уже начали убегать люди с амулетами. Я последовал за ним, повинуясь его жесту.


Это было невероятно. Добряк не махал мечом со скоростью крыльев колибри, как Летящий, не делал замысловатых движений, как Швабра, не демонстрировал четкую выучку, как Шрам. Он просто убивал. Блок — удар. Труп. Уклонение — удар. Труп. Казалось, что люди сами подставляли свои тела под его меч, словно они сами нанизывались на острие, дергаясь в нужную сторону.


Несколько человек собрались в группу, чтобы дать отпор Добряку вместе. У двоих были мечи, у двоих топоры и еще у одного — копье. Они разом напали на главу охраны, но тот отбил в сторону копье, не прерывая движения, порезал руку мечнику, резко ускорился и нанес несколько молниеносных ударов. Я увидел лишь падающие тела и потоки крови.


- Присмотри за этим, - бросил мне Добряк и широкими прыжками погнался за убегающими.


Я присмотрелся к его противникам и заметил, что один из них жив, вот только его правая рука с зажатым топором была почти отсечена и держалась лишь на белеющем обломке кости и нескольких сухожилиях. Наверное, Добряк оставил его, чтобы допросить.


Может, стоить закрыть ему рану? Иначе ведь он может умереть от потери крови. Я присел рядом, рот переполнился кислой слюной, словно перед рвотой. Сплюнув, я осторожно сложил раскромсанные куски мяса и потянулся за Ки, чтобы сшить их, но наткнулся на барьер. Словно между моей Ки и мной кто-то выстроил стену. Я представил Ки внутри себя и понял, что могу переливать энергию внутри своего тела, но как только я выводил ее наружу, как она сразу же рассеивалась, не концентрируясь в заклинание.


Забыв про раненого, я снова и снова стучался в невидимую стену, то проговаривая все известные мне заклинания, то пытаясь начертить печать, но ничего не срабатывало.


Резкий вопль привел меня в чувство, раненый пришел в себя и орал, глядя на свою руку, я снял с трупа ремень и затянул чуть повыше раны, и хотя кровь уже не текла так бурно как раньше, скорее всего, он скоро умрет. Нужно сохранить ему жизнь хотя бы на несколько часов.


По телу прошла холодная волна: я вспомнил про перевернутый фургон. Лекарь был в повозке позади него. Выжил ли он? Надо вернуться и помочь, кому смогу.


Я взвалил на себя раненого и потащил в сторону каравана. Мне казалось, что мы с Добряком отошли всего на несколько шагов, но сейчас я смотрел в сторону дороги и не мог разглядеть ничего, кроме черного дыма, поднимающегося на десятки метров вверх. К нему я и направился.


За несколько метров до дороги навстречу вышли несколько охранников, спросили, где Добряк, и отправились вслед за ним.


Когда же я вышел вновь на открытое пространство, остановился как вкопанный и почувствовал, как слезы потекли по моим щекам. Почему-то после пробежки с Добряком я вдруг поверил, что все будет хорошо. Не знаю, чего именно я ждал. Что все каким-то чудом вернется обратно. Что я снова увижу огромный фургон с мохнатыми флегматичными яками, что Змей кивнет и жестом прикажет ехать впереди каравана, что Байсо высунется и покажет язык, что лекарь устало махнет рукой и шепнет, что Шраму стало лучше.


Но сейчас передо мной дымился опрокинутый фургон, на нем лежало огромное обуглившееся бревно, уцелевшие охранники обыскивали трупы нападавших и оттаскивали их в сторону. Яков к этому времени успели выпрячь и отвести к ручью. Своих тоже проверяли: мертвых складывали поближе к повозкам, живых, но таких после магических ударов было немного, относили к палатке лекаря.


Я потащил свою ношу туда же. Может, лекарь каким-то чудом не погиб при нападении?


- Нет, нам нужно срочно уехать отсюда. Да! Все бросить и уехать! Или хотя бы перевезти раненых! - услышал я его истерические вопли. - Вы не понимаете разве? Тут не работают никакие заклинания! Ки сразу рассеивается. Я не смогу никого вылечить! Да мне плевать на безопасность!


Напротив худенькой фигурки лекаря стоял смущенный Летящий и чесал в затылке:


- Но я не могу такое приказать. Вот Добряк вернется и решит.


- Да? У девушки снова началось кровотечение, и она с минуты на минуту придет в себя от дикой боли. А остальные? Сколько они протянут без магической поддержки? Дай мне повозку и погрузи туда раненых, я сам справлюсь. О, Шен, - лекарь заметил меня, и его глаза потеплели, - ты жив. Я так рад. А кого это ты притащил?


- Добряк приказал оставить его в живых для допроса. Но из него вытекла целая река крови, и я не знаю, сколько он еще протянет.


- Видишь? - лекарь снова тыкнул в Летящего пальцем. - Добряку нужен этот человек, а я не смогу спасти его без магии.


- А что если магии вообще нигде нет?


- Так пойди и проверь. Уверен, что через пятьдесят-сто метров все будет работать, как надо.


Я мягко положил пленного на землю и повел затекшими плечами. Лекарь жив. Магия сломалась не только у меня, а у всех, а самое главное, что это не навсегда.


-Шен, а может, ты сбегаешь и проверишь, где именно начинает работать магия? - предложил мне Летящий. - Ты вроде не ранен…


- Конечно, хорошо, - я уже сорвался было с места, но лекарь схватил меня за рукав и сказал:


- И не переживай. Твой брат жив, головой, правда, сильно ударился при падении фургона, но он быстро придет в себя.


Я смотрел на лекаря и не понимал, о чем он говорит. Не переживать? Брат? У меня нет братьев, только мама, да и та… И тут я вспомнил. Байсо! Горящий фургон, бревно… Как я мог забыть о нем?


- Где? - задыхаясь, сказал я. - Где он?


- Ты все же ранен? - нахмурился Летящий.


- Нет, - с трудом выдавил я. Почему-то дышать стало так сложно, словно на грудь мне положили тяжелый камень. - Где Байсо?


- Их всех вытащили из фургона. Хорошо, что Джин Фу не поскупился на защиту, особенно от огня. Сейчас они в моей палатке, но было бы лучше перевезти их туда, где я смогу им помочь.


- Уже иду, - я прокашлялся и поковылял по дороге в сторону фургона, там было ближе к выходу из рощи. Я старался не смотреть на разбросанное оружие, на мертвых лупоглазов, на пятна крови, обошел фургон, еще раз удивившись размерам бревна. В роще я пока не видел таких огромных деревьев, значит, его притащили откуда-то со стороны. И как мы умудрились проморгать его? Его же не снизу подкатили, а как-то подвесили на веревках и в нужный момент с размаху вбили в бок фургона. Но роща хорошо просматривалась на несколько десятков метров, и висящее бревно заметил бы даже я, не говоря уже про Змея. Если... если только его не замаскировали магически. А значит, я бы точно заметил его, если бы чаще пользовался амулетом магического зрения.


Я вдруг понял, что постоянно останавливаюсь на какой-то одной мысли, чтобы не думать больше ни о чем, не вспоминать только что произошедшее, чтобы забыть. Забыть… забыть…


И тут я наткнулся на человека, которого убил. Копье все еще торчало из его груди. Видимо, сюда еще не добрались наши люди. Копье. Копье нужно забрать. Это копье Шрама. И когда Шрам придет в себя, он обязательно спросит, где его копье. А копье — вот оно, торчит прямо из человека, словно росток дерева.


Росток дерева! Из человека. Раньше живого, а теперь мертвого. Я тихонько хихикал, затем зажал себе рот руками, но это не помогало. Я смеялся и смеялся, всхрапывая через ладони, понимал, что со мной что-то не так, но никак не мог остановиться. Глаза мужчины застыли в слепом удивлении, словно он не ожидал удара. Они были светло-голубыми. В его правой руке лежал небольшой амулет с крупным кристаллом. А из груди торчало мое копье. Наконечник ушел так глубоко, что металлической части почти не было видно. Надо его вытащить.


Я схватился за древко, уперся в живот мужчины и потянул хуа цян на себя, под ногой что-то мягко прогнулось и хлюпнуло. Я отшатнулся, упал на колени и начал судорожно, до слез, выблевывать кислую жижу.


Зачем я полез к нему? Зачем мне сейчас копье? Зачем я вообще здесь? Я же должен был проверить границы безмагии…


Не оборачиваясь, я поднялся и пошел к краю рощи, через каждые десять шагов пытаясь запустить хоть какое-то заклинание. Не думать. Не думать. Не думать. Еще шаг. Влить Ки в кристалл, запустить заклинание, убедиться, что ничего не получилось. Шаг. Второй. Идти. Не думать.


Но я еще видел перед собой голубые застывшие глаза. Чувствовал мягкое содрогание плоти под ногой. А во рту по-прежнему было кисло.


После очередного десятка шагов заклинание сработало. Я подобрал палку и воткнул ее рядом с дорогой, чтобы пометить границы. Надо возвращаться к каравану. И снова пройти мимо того человека. Я не мог. Не хотел. Но я должен! Должен! Должен!


Я развернулся и через силу пошел к повозкам. Черный дым все еще поднимался вверх, наверное, его можно было заметить издалека. Если у нападающих где-то есть подкрепление, то ему самое время появится. А я без оружия. Без копья!


Нет. Не думать о копье. Ведь если я начну про него думать, то сразу вспомню… Рот снова переполнился кислой слюной, и я сплюнул на землю. Почему Шрам никогда не говорил про своего первого убитого?


Хорошо, что тело с копьем за это время успели оттащить в сторону, и мне не пришлось снова смотреть в светло-голубые глаза.


- … собрали все амулеты, дешевые одноразовые поделки. Как только заканчивается запас энергии, так можно выкидывать, - услышал я голос одного из торговцев. – Даже не знаю, кто такие может делать.


- То есть рассчитывали на быстрый короткий бой? – это уже сказал Джин Фу. Кажется, я пришел немного не вовремя.


- Если бы не мой амулет, нас бы всех вырезали минут за пять. А оставшихся было бы легко добить и обычным оружием, - холодный голос Добряка. Я аж поежился, вспомнив, как он сражался. – И не забывайте про их защиту. Мы смогли бы с ними справиться сами, если бы не эти чертовы барьеры.


- Бай Чонган, ты думаешь, это разбойники?


- Либо очень жирные разбойники, либо наемники на один раз. Второе вероятнее. Слишком хорошее и однотипное снаряжение для разбойников. И уж слишком одноразовое. Плюс засада с замаскированным бревном подходит не для каждого каравана.


- Мда, жаль, что мы не сможем понять, какие заклинания были наложены на это бревно.


Я не стал дальше слушать, выступил вперед, поклонился Джин Фу и, дождавшись кивка, сказал.


- Через пятьдесят шагов снова начинают работать заклинания.


- Хорошо. Бай Чонган, подготовь все к переезду. Встанем здесь лагерем на пару дней.


- Но если они вернутся…


- Мы все равно не сможем убежать. Готовь лагерь.



___________________________________________________________________________________

Оказалось, что даже две части не влезают в один пост. Сегодня выложу все три. все тут.


за выкладку частей - благодарности высылать @liska93 - #comment_161177293

Показать полностью
213

Каждому своё

Каждому своё Авторские истории, Юмор, Фантастика, Ирония, Фарс, Длиннопост

Солнечное апрельское утро. Старенький Пазик, недовольно урча и плюясь в прохожих клубами выхлопных газов, подъехал к остановке автовокзала. Пенсионер Никодим, аккуратно спустился по ступенькам автобуса, вздохнул полной грудью, после чего помог спуститься своей жене. Она придирчиво оглядела его, поправила задравшийся ворот фуфайки и начала давать наставления:

— Справки, в нагрудном кармане, в пакете лежат. Паспорт, полис, направление. Не потеряй. Я сейчас иду к снохе, потом на рынок. Потом к тебе. У комиссии буду ждать. Часов шесть хватит?

— Должно, — призадумавшись, отвечал Никодим — Я к терапевту сначала, потом к хирургу в больницу и только потом ВТЭК. Ещё и подождать придётся — как уж они меня встретят?

— Только смотри. Ты с ними не ругайся. Не спорь. А то я тебя знаю. Что положила судьба — так нечего искушать — просила жена.

— Что же я не человек? Не я такие законы выдумал! — закипел Никодим.

— Ну, будет, будет — успокаивала его жена.

Наблюдавший за ними водитель автобуса, увидев, что старики собрались уходить, крикнул вдогонку:

— Эй, дед! Ноги свои, из салона прибери. Мне твои запчасти без надобности.

Никодим, охнув, заковылял обратно. Взвалил себе за спину самодельный чехол, в котором прежде носил ледобур и снасть для зимней рыбалки. Теперь оттуда торчали искусственные ноги словно нижняя часть манекена.

— Дед, а откуда у тебя столько ног. На огороде вырастил? — насмешничал водитель.

— Поживёшь с моё — посмотрю, что у тебя вырастет. — отмахнулся Никодим — У кого ноги растут. А у кого и печень. Каждому своё.

Жена смотрела как он уходит и мелко крестила в след.

————————————————————————-

На комиссии Никодим переминался с ноги на ногу:

— Вот. Пожалуйста. Тут у меня все справки. От терапевта. От Хирурга. За него медсестра расписалась. Вот ноги принёс.

На него уставились из под очков:

— Так. И зачем вы нам ноги принесли?

— Так это. Нога выросла. Хочу отказаться от ежегодной проверки и от инвалидности — объяснил, волнуясь Никодим — Столько народа кругом инвалиды. Им помощь нужнее, чем мне. А я уже пожил хорошо. С новой ногой мне и на огороде легче и сарай починил и вот трактор…

— Вы Никодим Яковлевич Самойлов 1939 года рождения? — сурово спросила комиссия

— Так точно! — отрапортовал дед.

— Семь лет назад вам ампутировали правую ногу выше колена?

— Именно так. У вас же все документы на руках

— Что вы нам голову морочите!

— Я морочу? Да я всю жизнь только правду в глаза! — возмутился Никодим и для убедительности закатал штанину брюк — Нате! Смотрите! Щупайте! Нога на месте!

Комиссия обступила его со всех сторон. Заставили Никодима снять брюки и лечь на кушетку. Мяли. Стучали молоточком. Меряли рулеткой. Нога отличалась: в отличие от левой морщинистой в синих жилах — эта была крепкой, молодой и розовой. Она нагло сгибалась в колене и отказывалась исчезать.

Комиссия начала в растерянности переглядываться, но не долго.

— Выйдете из кабинета — было приказано Никодиму — Нам надо посовещаться.

— А брюки брать?

— Берите. Мы вас позовём

Никодим вышел, а комиссия в панике принялась перебирать бумаги и справки.

— Рентген, за прошлый год. Нет ноги!

— Так может это не его снимок? Поддельный?

— А заключение за прошлый год, чьё?

— Наше! — подтвердила комиссия с ужасом и с некоторой обречённостью — И подписи знакомые. А мы тогда точно у него ногу проверяли?

— Нееет. Погодите. Такого просто не может быть. Он же у терапевта сначала был. Я сейчас ей позвоню. Алло Тимофеева? Это ВТЭК. Ага, привет. У тебя сегодня Никодим Самойлов был? За справкой? С ногами? С собой принёс? Да я не про эти ноги! Ты ногу правую у него проверила? Была у него нога? А как ты проверила? Давление померила? Так ты направление подписала, что у него ноги нет. Ах, значит, тогда не было ноги? Ладно. Пока.

— Что же получается, нога отросла, пока он к нам шёл? — удивилась комиссия.

— Так он ещё у хирурга был! — вспомнила комиссия — У Мишкина. Точно. Он же ему эту ногу и ампутировал. Семь лет назад. Сейчас у него и спросим.

— Алло Мишкин. Привет. Это ВТЭК. Да, нормально. Тут такое дело — появился гражданин Никодим Самойлов, у которого ты семь лет назад ногу ампутировал. Не помнишь? Правую? Выше колена?

Может, придёшь, посмотришь на свою работу? Что значит — на хрена? Нога отросла, Мишкин! Клянусь - не пил!

Прибывший быстро как это только возможно хирург Мишкин снова заставил Никодима снять брюки и произвёл осмотр. Потом Никодим был снова изгнан из кабинета.

Комиссия и хирург, сославшись на перерыв, спрятались в курилке и дружно закурили:

— Вы мне ничего не пришьёте, — заявил Мишкин — это мой пациент и ногу ему я отрезал честь по чести. У меня в карточке все записано.

— А как же нога? — взвыла комиссия

— А что нога? Та нога, давно в печке сгорела. И акт об утилизации, если надо, я подниму. За подписью главврача. Вы что же, всех под монастырь подвести хотите, сволочи?

— Так что же делать?

— Как обычно делали - так и сейчас сделаем. Он уже старенький. С таких спросу нет — Мышкин смачно харкнул в пепельницу и кинул вслед бычок.

————————————————————————————-

Никодим, соляным столбом стоял во дворе дома, где заседала комиссия ВТЭК. Таким нашла его супруга. Растерянный он сообщил ей:

— Бессрочную инвалидность дали. Сказали: чтоб ноги моей больше тут не было.

— Да что ж они, ироды, глазам своим не верят? — она покачала головой.

— Глазам-то они верят. В тюрьме сидеть не хотят — вздохнул Никодим — Вот и сходили.

— Ну и ладно. Ну и поехали домой. Я крупки купила, консервов по акции.- утешала его она.

— Да что же такое? — бормотал, сопротивляясь Никодим — Ноги им привёз. Каждая 80 тыщ, — по ведомости стоит. Не взяли. От инвалидности просил избавить — завернули. Иэхх.

Он сгрёб в охапку чехол с протезами и выкинул их мусорный бак, стоявший во дворе.

Показать полностью
302

Жильцы пятого измерения. Часть - 7.( Окончание)

Жильцы пятого измерения. Часть - 7.( Окончание) Авторские истории, Крипота, Фантастика, Мистика, Длиннопост

Жильцы пятого измерения. Часть - 7.(разделена на 2 части)

Жильцы пятого измерения. Часть - 6

Жильцы пятого измерения. Часть - 5

Жильцы пятого измерения. Часть - 4

Жильцы пятого измерения. Часть - 3

Жильцы пятого измерения. Часть - 2

Жильцы пятого измерения. Часть - 1


Вот это была уже новость так новость! Сергей привстал со своего места чтобы рассмотреть всё в подробностях. Зал приветственно зашумел. На сцене появился необычайно высокий человек. Генеральный директор Новых Горизонтов, в сравнении с ним, был словно маленький ребёнок, возле взрослого. Гигант носил на лице маску с птичьим клювом, загнутым к низу. С балкона, Сергею плохо было видно, во что именно он был одет. Кажется, длинный кожаный плащ. Люди в зале аплодировали. Казалось, они приняли появление этого странного существа, как часть представления. Как очередную приятную шутку от организаторов маскарада. У него нехорошо ёкнуло под сердцем, потом заломило в висках. Все его инстинкты сейчас кричали об опасности. Но люди внизу веселились как ни в чём не бывало. Они что, ничего не понимают?


Гигант поднял приветственно руку и зал в одно мгновение стих. Сергей почувствовал, как его тело оцепенело. Он хотел было крикнуть, но язык отказался его слушаться.

В ужасе, он просунул под маску, пальцы правой руки и принялся ощупывать рот пытаясь понять, что происходит. Гигант между тем заговорил. Голос его, казалось, шел отовсюду:

— Мы рады приветствовать сегодня всех присутствующих. Это действительно великий день. Великий день — для всех нас. Тысячелетиями: наш мир, жил рядом с вашим. И мы всегда были добрыми соседями. Мы всегда приходили на помощь вашим народам и государям, когда нас просили. Так ответьте мне люди — Понравился ли вам праздник организованный в вашу честь?

— Да!!! — закричали из зала — Понравился!!! Жги ещё !!!

— Хорошо! А довольны ли вы угощением? — спросил гигант.

— Да!!! Угощение супер!!! Даёшь стриптиз!!! — кричали из зала.

— Превосходно. Значит вы довольны. Условия соблюдены! — объявил гигант.

Громко заиграла торжественная музыка. Откуда-то с потолка в зрителей посыпались разноцветные воздушные шары, их ловили руками.

Сергею хотелось закричать с балкона:

— “Да что с вами? Люди! Разве вы не видите? Разве вы не ощущаете приближение беды? Это существо не человек!”

Но всё что он мог сделать это вцепится в перила и наблюдать. Оцепенение не отпускало его. Он уже знал, что дело этим не кончится.

На сцене генеральный директор Новых горизонтов о чём-то переговаривался с гигантом. Их разговор тонул в шуме толпы.

Сергей увидел, как директор, вдруг, странно начал дёргаться, потом неожиданно для всех упал перед существом на колени и словно в мольбе опустил голову на пол сцены. Такое отношение богатого человека было встречено зрителями с одобрением.

— Маскот! — кричали восторженно люди.

— У компании появился новый символ!

— Нет! Это новый бог! Бог Пятого измерения!

— Да здравствует новый бог! Даёшь скидку на жильё!

Гигант торжественно поднял обе руки вверх и зрители, вновь, словно по команде, затихли:

— А теперь: я прошу вас посмотреть на потолок.

Сергей машинально поднял голову и посмотрел. По потолку зала побежали, засветились ветвистыми молниями, символы очень похожие на те, что он видел на стенах своих комнат.

— Наступила полночь! — возвестил гигант — Это значит, что вы все теперь находитесь в нашем мире. Ваша страна продала вас - нам, в обмен на наши знания и возможности. Сорок тысяч приглашений: сорок тысяч жертв будет сегодня принесено, во славу нашего мира! За знания и правом пользоваться нашим вниманием нужно платить, но деньги нас не интересуют. Древние египтяне строили для нас пирамиды и приводили к нам целые племена. Ацтеки: в нашу честь, приносили в жертву сердца десятков тысяч рабов. А их преемники: испанцы и итальянцы топили целые флотилии с чернокожими рабами, только чтобы прикоснуться к краешку нашего величия. Сегодня — настала ваша очередь. Вы можете сколько угодно кричать о том, что живёте в свободной стране и у вас равные права, но за вас уже всё решили. Ваши правители принесли вас в жертву, поскольку сочли ненужными для общества. Вас уже нет. Всех вас, вычеркнули из списков живых и отдали в нашу полную власть. Вы теперь жильцы Пятого измерения!

Гигант повернулся и посмотрел на стоявшего на коленях генерального директора:

— Но сегодня, не только вы будете принесены в жертву, но и всё руководство компании Новые Горизонты. Все директора, менеджеры, бухгалтеры и технический персонал. Государство берёт управление в свои руки и считает, что оно вполне может справится самостоятельно. Это их решение, и мы решили пойти им на встречу.

Они хотят начать всё с чистого листа. Так что - да будет так!

Да начнётся жертвоприношение!

С этими словами он опустил свою ногу на голову генерального директора. В тишине послышался мерзкий хруст.

Зал задрожал. С потолка полетела каменная крошка. Люди в зале начали кричать, началась давка. Все пытались выбежать в открытые двери. Трясло всё сильнее. В потолке зала появились трещины. Сильный удар сбил Сергея с ног. Поднимаясь с пола, он увидел, как над балконом пролетело что-то большое, похожее на птицу. Сломя голову он кинулся вниз по ступенькам. Пробежав несколько коридоров, он выскочил в зал с оранжевыми дверями. Тут всё изменилось. Зала больше не было. Он оказался на дне огромной пещеры. С площадки, на которой он стоял во все стороны уходили крутые лестницы, ступеньки были вырублены прямо в скалах. Пока он озирался, соображая не вернутся ли ему назад, мимо пробежал один из гостей. Вид его был ужасен, одежда свисала лохмотьями, он был весь в крови. Мужчина бросился к ближайшей лестнице и принялся взбираться по ней. Сергей хотел было бежать за ним следом, но тут из-за скалы вытянулось длинное, похожее на слоновий хобот щупальце и подцепив за ногу утащило кричащего мужчину.

Сергей побежал назад. Он снова оказался в коридорах. Побежал наугад, не разбирая дороги, слыша, как позади него кричат в ужасе люди. Следующий зал, попавшийся на его пути, был сауной. Он миновал его почти бегом. Едкий зелёный пар, поднимающийся от бассейнов, где ещё недавно была кристальной чистоты вода, перехватывал дыхание. От него слезились глаза. В мутной воде теперь плавали мёртвые, сварившиеся докрасна люди. В конце зала он поскользнувшись в луже пулей вылетел в открытую дверь и упал на что-то мягкое и липкое. Когда он осознал, что упал на ещё живого человека, завизжал от страха и неожиданности и оттолкнув его от себя увидел, как тот дергается в судорогах пытаясь подняться. Этот человек был без маски и без кожи на лице. Сергей перешагнул через него и побежал дальше. В следующем зале он попал в настоящий водоворот из людей. Они выскакивали из всех дверей, кричали. плакали, спрашивали — где выход. Потом, в толпе словно электрический ток пробежала информация, что выход буквально в двух шагах и все ломанулись туда. Сергея подхватил этот бурный плотный поток человеческих тел, и он уже не надеялся из него выбраться. Он только боялся, что сейчас упадёт и его затопчут.


Толпа вынесла его в зал где находился театр. Кукольный театр со стенами в декорациях и множеством кукол на ниточках. Куклы смотрели на людей прячась в нишах стен. Куклы выглядывали из-за декораций и даже свисали с высокого потолка дергаясь, словно в руках кукловода. Зрелище было настолько мирным что люди, набежавшие в театр даже, немного расслабились. Толпа рассыпалась по театру в поисках выхода. Сергей искал — куда бы спрятаться. Он чувствовал, что передышка была недолгой, поэтому начал простукивать стены в поисках пустот. Как ему это пришло в голову — он сам не понимал, но продолжал этим заниматься и наконец нашёл. Стена откликнулась. Он ударил по ней посильнее и пробил дыру в весёлой картине, изображавшей шута с длинным носом, танцующего перед королём, сидящем на троне. В тот же момент послышалась громкая барабанная дробь и визгливый голос пронёсся по театру:

— Дамы и господа! Мы начинаем наше маленькое представление!

Со стен театра ударили пучки света и сошлись в одной точке вызвав испуганные крики. Там, где они сошлись, на колонне стоял шут -игрушка с длинным кривым носом и в колпаке с бубенцами. Сергей посмотрел на шута, потом перевёл взгляд на испорченную им картину. Да, это был тот самый шут. Зазвучала весёлая музыка. Игрушки ожили и запели:

— Мы ждём вас! Жирдяи! Козлы! Негодяи!

— За жадность пора отвечать.

— Все те - кто жильё за наш счёт получали

— Веками здесь будут страдать

— Бегите! Спешите!

— Багровые нити — сплелись в нетерпении в клубок

— Мы всех вас поймаем

— Мы вам обещаем

— Наказаны будете в срок!

Куклы плясали и дразнили испуганных людей. Они зазывали и манили тоненькими голосками, а в центре всей шумихи, плясал на столбе игрушечный шут. Он, хохоча, достал, неизвестно откуда, жезл с набалдашником в виде бараньей головы и начал им размахивать. И тогда с потолка в мечущихся в панике людей полетели красные нити. Они впивались в них, превращая в послушные марионетки, а шут управлял их движениями. Нити летели туда — куда указывал его жезл, и каждая находила свою жертву. А потом потолок раскрылся и там появился огромный глаз. Этого Сергей уже не выдержал. Он начал биться плечом в стену с таким остервенением, что провалился внутрь, в странную пустоту. Ему казалось, что глаз видит его повсюду и жжёт, сжигает его до костей. Он полз, стиснув зубы и закрыв глаза. Полз в поисках самого маленького, самого тихого уголка только бы спрятаться от этого глаза. Он не знал сколько прошло времени. Он давно уже не обращал внимания на крики и мольбы о помощи. Он полз - пока не потерял сознание.

Жильцы пятого измерения. Часть - 7.( Окончание) Авторские истории, Крипота, Фантастика, Мистика, Длиннопост

Сергей очнулся от багрового света. Поначалу он думал, что всё это только кошмарный сон и вот сейчас он встанет с кровати и будет всё как прежде, но стоило ему пошевелится, как боль вернула к реальности. Лежать на камнях было очень больно. Он приподнялся и попробовал стянуть с себя ненавистную маску чёрного зайца, но та словно прилипла к лицу. Его фрак был весь в грязи и запёкшейся крови. Чужой крови. Он избежал лап чудовищ и красных нитей превращающих людей в живые куклы. Он прополз там, где другие умерли. Перешагнул через трупы и страдания. В голове странно звенело.

Он повернулся к источнику света. Очередная пещера и странный чужой город, на той стороне пропасти, испускавшей багровый свет.

— Стойте! Нет! Не приближайтесь ко мне: вы воняете! — услышал он над головой крики и обернулся. Над ним возвышалась небольшая скала. Крики звучали оттуда.

— Всё ваше пятое измерение — помойка! Нет! Не надо! Навоз!

Послышался рвущийся звук и к ногам Сергея упала голова. Он бросился под скалу пытаясь использовать её как укрытие. Сжался в комок поджав под себя ноги — лишь бы его не увидели. Закрыл глаза.

— Ты знаешь зайчишка, что такое пресыщение? — раздался страшный и в тоже время знакомый голос.

— Это он — подумал Сергей — Он нашёл меня

— Открой глаза. Не бойся. Я жду.

В голосе было что-то такое и Сергей не осмелился ему перечить. Гигант в птичьей маске стоял перед ним сложив за спиной черные кожистые крылья.

— Настоящий охотник, убивший сегодня сотни сочных оленей и нежных косуль, победивший десятки львов и содравший с них шкуру, думаешь, поднимет руку на беззащитного зайчонка, чье сердечко так бешено бьётся?

— Не знаю — ответил Сергей, собравшись с духом — Для вас я такая же жертва, как и все.

— Ты пришёл сюда не для того чтобы стать жертвой. Стать жертвой это почет. А ты его недостоин. Тебя вообще не должно было быть здесь.

— Так отпустите меня -раз я недостоин — пробормотал Сергей.

Гигант засмеялся. Он смеялся долго. Сергей с ужасом слушал этот смех, понимая, что обречён. Никто его не отпустит. Он жертва.

— Напрасно ты так думаешь — сказал гигант закончив смеяться — Я могу читать все твои мысли. И я тебя отпущу, но отсюда просто так не уходят. Ты принесешь мне клятву верности.

— Зачем?

— За тем, что этот мир только для избранных. Только для тех кому мы сами разрешили остаться. Таковы правила. Мы стараемся их соблюдать.

Сергей поднялся с земли.

— Вы боги? — спросил он — Кто вы такие? Зачем вы заключили сделку с правительством? Это всё только ради жертв?

Гигант смотрел на него как ему показалось с удивлением:

— Ааа. Ты же пришёл за ответами. С какого мне начать?

— Откуда взялось это Пятое измерение??? — почти выкрикнул Сергей.

— Оно всегда было — ответил гигант — Это мой мир. Но тебя интересует не это. Тебя интересует откуда в твоём городе появились дельцы, продающие ритуал, позволяющий связаться с нашим миром. Но этот вопрос меня интересует не меньше чем тебя.

— Ритуал?

— Да. Эти символы, которые ваши дельцы наносили на стены квартир и в результате появлялись чудесные, дешевые комнаты.

— Так это ваш ритуал?

— Это наш ритуал — подтвердил гигант — тысячи лет назад мы дали формулу вашим ученым, которых тогда называли колдунами и жрецами, для связи с нами. Но тот ритуал, который использовали ваши дельцы был извращён в самом начале. Его настоящее свойство открывать портал в наш мир, но его использовали не до конца. В результате мы заимели большую проблему от вас. Ваши дельцы начали делать комнаты используя наше пространство. Мы видели вас. Мы слышали вас. Но ничего не могли с вами поделать. Это, как если бы в вашу квартиру вторгся ваш сосед снизу и начал внутри вашей квартиры делать свои комнаты, ходить в туалет вам на кровать или на ковёр, а вы бы лишь беспомощно наблюдали за его действиями. Поэтому, когда проблема стала заметной мы предприняли ответный ход. Думаешь, мы только от дятлов-ремонтирующих новые комнаты пострадали? Ваш народ счел удобным использовать наш мир как мусорное ведро. Нас стали заваливать мусором, в буквальном смысле.

— Мусором?

— А ты про это не знал? И вот тогда мы решили организовать встречу с вашим правительством, объяснили ситуацию, рассказали о новых открывающихся перед ними возможностях. В качестве жеста доброй воли подарили ритуал, позволяющий перемещаться из квартиры в квартиру. Ваши государи с радостью откликнулись на предоставление нам моральной компенсации в виде 40.000 жертв.

Сейчас, там, в Москве, разыгрывается комедия под видом трагедии. Стягиваются войска — город лихорадит. И всё только для того чтобы скрыть эту почётную жертву. Вы для страны все сегодня умерли. В результате страшной эпидемии.

— Всегда знал, что государством управляют негодяи, но, чтобы настолько. — вздохнул Сергей.

— Ты расстроен? — удивился гигант — Пойдём, я покажу.

Он подхватил оторванную голову и подвёл Сергея к краю провала.

Думаешь, я убил его? — спросил он после чего коснулся пальцем головы — Смотри.

Сергей увидел, как у оторванной головы отрасли паучьи ноги. Она ожила и защёлкала зубами пытаясь вырваться. Гигант размахнувшись забросил её в провал, и она исчезла в красном свечении.

— Таков наш мир, — объяснил гигант — тут не умирают по-настоящему. Мы живём в замкнутом цикле бесконечных перерождений. Поэтому иногда бывает нужна свежая кровь и жертвы. Мы не боги. Но наш мир намного старше вашего. Может быть, когда-нибудь, ваш мир будет таким же, не знаю.

— То есть все эти жертвы по сути не умерли? — спросил Сергей тупо глядя в багровую бездну — А моя жена?

— Твоя жена останется здесь. Она сама выбрала — ответил гигант — Если хочешь, я провожу тебя к ней, попрощаться?

— Нет, — подумав решил Сергей — Не хочу. Я готов служить вам или как там у вас? Делайте, что сочтёте нужным.


Гигант согласно кивнул и расправил крылья. Он подхватил Сергея одной рукой и хлопая крыльями поднялся в воздух. Он нёс Сергей над багровой бездной и над удивительным потусторонним городом, на другой стороне. Жители города, похожие на этого гиганта, в таких же масках, поднимали головы и приветствовали их. Сергей видел и других, похожих на раздувшихся уродливых бегемотов, других покрытых птичьими перьями и чешуёй. Этот мир был другим. Он не понимал его. Глаза болели от увиденного и пережитого. Уже совсем привыкший к виду чудовищ Сергей вздрогнул от удивления увидев на крыше одного из зданий обычную девочку — подростка в простеньком платьице. Она стояла с закрытыми глазами, а за спиной у нее клубилась тьма, из которой наружу вылетали зубастые змеи. Шипя и переплетаясь между собой, они бросились к летевшему гиганту, но тот поднялся выше и клубок змей не догнал их.

— Кто это? — крикнул Сергей — Разве вы не хозяева здесь?

— Хозяева — ответил гигант — но бывает, что сюда проникают и хулиганы. Ничего, позже разберёмся.

Он принёс Сергея на опушку самого странного леса, который он мог себе представить. Деревья корявыми великанами росли повсюду. Листвы на них не было. Только было видно, как сквозь чёрную кору пробиваются серебристые жилки. Сергей немного смутился. Деревья чем-то неуловимо напоминали ему людей. Но чем?

— Это особенное место — сказал гигант складывая свои крылья — основа цикла.

— Какого цикла? — не понял Сергей.

Гигант подошёл к одному из деревьев и погладил его чёрную кору. Дерево зашевелилось. На его стволе появилось искаженное мукой человеческое лицо.

— Это Валя. Валентин Николаевич — с усмешкой в голосе сообщил гигант — очень хороший семьянин и труженик. Всё в дом. Всё в дом нес. Да, Валентин Николаевич?

Дерево задрожало под его рукой.

— Он очень хозяйственный, — объяснил гигант — Когда Валентин расширил пространство в нашу сторону, его стометровая комната оказалась над жилищем очень уважаемого у нас существа. И вот Валентину взбрело в голову, что в комнате очень холодно. И он решил её утеплить. Валентин несколько месяцев сверлил дырки в комнате, при помощи обычной дрели и победитового сверла с напайкой. Надо ли говорить, как пострадал от этого его нечаянный сосед, слушая каждый день шум от его стараний?

— Но ведь он не знал — вступился за него Сергей.

— Незнание законов не освобождает вас от ответственности — так у вас говорят? За это он был наказан. Он сам стал домом для существ, которые его постоянно грызут и едят. Впрочем, как и все деревья на этой поляне.

— При чём тут какой-то цикл?

Гигант засмеялся в ответ:

— Да. Ты прав. Я увлёкся. Дело в том, что сейчас, под корой у Валентина Николаевича ползают маленькие существа. Ты можешь называть их — Феи. Самцы фей: если быть более точным. Такой у них образ жизни — сидеть на месте и ждать созревания. Зато, когда созреют — испускают импульс, призывающий самок. Самки, за счёт своих свойств, могут перемещаться и жить между мирами. Я тебе продемонстрирую.

Из его пальца вырос длинный острый коготь, которым он начал сосредоточенно ковырять кору вызывая мучительные содрогания у дерева — Валентина.

— Ага. Нашёл. — он показал Сергею маленькую личинку — А теперь надавим. Самую малость.

Воздух вокруг него засверкал. Через несколько секунд гигант оказался в плотном облаке мельтешащих серебристых бабочек.

Он поймал одну бабочку и показал Сергею:

— Фея. Самочка. Прилетела на зов самца. Как ты думаешь, как эти феи и комнаты, создаваемые компанией Новые Горизонты, связаны между собой?

— Как? — Сергей непонимающе разглядывал фею. Она походила и на насекомое и на маленького человечка одновременно. У неё были четыре лапки, похожие на человеческие ручки и ножки, но тело было как у насекомого. И глаза как у пчелы.

— Их чешую мы используем для ритуала перемещения— объяснил гигант — Но те, кто продавал комнаты Пятого измерения, пошли дальше. Они использовали самок фей полностью, перетирали их и смешивали с фосфоресцирующей краской. В ключ они прятали самцов. Когда ключ вставлялся в замок и проворачивалась нужная комбинация, самца возбуждали слабым электрическим зарядом. И он совершал призыв. Призыв, как ты сам понимаешь, действовал на краску и появлялась комната. А поскольку призыв был неоконченным ритуалом по перемещению у нас забирался кусок пространства в вашу пользу и работал пока не стиралась краска.

— Да, — подумав сказал Сергей — Теперь многое встаёт на свои места.

Гигант тем временем достал из кармана рог и затрубил. Из-за деревьев появились зелёные пузатые карлики. Один из них нёс кубок, вырезанный из кости.

— Кто это? — спросил Сергей, разглядывая карликов.

— Они бывшие дети. Когда-то очень давно, они отправились в крестовый поход, но по дороге попали сюда — ответил гигант.

Карлики деловито принялись ловить фей-бабочек. Пойманную добычу они несли к кубку и давили над ним.

— Зачем? Разве вам их не жалко? — потрясенно спросил Сергей, наблюдая за их действиями.

— Ритуал больше не работает как прежде — сказал гигант — Мы перекрыли вашему миру возможность использовать его. Ваши правители получат вместо технологий и прорыва в иные пространства только пустые двери и разбитые мечты. Поэтому домой тебя отправлять придётся другим способом. Ты сам станешь формулой для перемещения в пространстве, но для этого придётся выпить чашу до дна. А сейчас ты должен принести мне клятву верности....

———————————————————————————————---------------------------------------------------------------------

—... После совершения ритуала, я оказался в Москве. В своей квартире. Как это вышло я не понимаю, да если честно и не хочу понимать. Сотовая связь уже не работала. По телевизору было объявлено об эпидемии и карантине. Остальное, вы сами знаете — закончил свой рассказ Сергей.

— Слов нет. Феи. Чудовища. Заговор власти против народа — проворчал Роман — Серёг, а у тебя точно крыша не поехала?

— Я рассказал вам правду. Но каждый из вас сам должен решить, что правда, а что нет — упрямо сказал Сергей, глядя в окно. Была уже глубокая ночь.

— А я верю — заявил Антон — я кучу набросков сделал, с того момента как карантин объявили. С Сергеем мы не общались всё это время, но мои наброски и рисунки подтверждают его слова.

— Эх. Все вы художники, не от мира сего — с досадой вздохнул Роман и убрал в карман диктофон — Ладно. Пора нам с Веней уже домой ехать. Засиделись мы.

— Я тоже пойду — Сергей поднялся со своего места — Спасибо за угощение.

— Куда ты пойдёшь? Обратно в Москву? — удивлённо спросил Антон.

— Нет. У меня теперь другие хозяева. Куда велят-туда и пойду — равнодушно ответил Сергей.

Антон проводил их до садовой калитки. Прощаясь Сергей попросил Романа:

— Пожалуйста, не потеряйте диктофон и запомните всё, что я вам говорил. Только вы двое знаете всю правду о Пятом измерении.

— Как это двое? — хмыкнул Роман — Антоха ещё знает/

— Да, извини, оговорился — поправил себя Сергей.

— Ну ладно. Тебя подбросить, до станции? Я на машине.

— Не надо. Я пешком прогуляюсь.

— Ну как знаешь.

Антон молча смотрел из-за калитки как друзья его расходятся. Сергей повесил рюкзак на плечо и пошёл в одну сторону, а Роман с Вениамином на автомобиле — в другую.

—————————————————————————————— - - 

Антон попытался уснуть. Выпил успокоительное и лежал на кровати. Сквозь дремоту он услышал, как орет кошка на улице. Потом заорали сразу две.

— Валерьянка, — спросонья подумал он — В сарае, где краски, я оставил пузырёк с валерьянкой. Коты учуяли.

Вставать и распугивать кошек ему не хотелось. Через какое-то время послышался грохот и снова раздался кошачий визг.

Нехотя он встал с кровати и зевая пошёл в сарай. В сарае он пощёлкал бесполезным выключателем и решил найти пузырёк на ощупь. Шаря руками по верстаку в впотьмах, он наступил во что-то липкое и в первую минуту подумал, что наступил в разлитую котами краску. Чертыхаясь он попытался освободится. Но лужа была словно клей.

— Да что же такое, мать твою — выругался он и тут в сарае зажегся свет.

— Повежливее Антоха. Здесь всё-таки дама — услышал он голос Сергея. Антон заморгал, пытаясь привыкнуть к свету:

— Сергей. Так ты не ушёл?

— Не мог я уйти. Разве ты ещё не понял? — ответил Сергей стоя на пороге в сарай. Антон посмотрел себе под ноги. Под ним растеклась большая розовая лужа. Вот в чём он увяз.

— Знакомься Антон — это Верочка — Сергей представил художнику лужу — Верочка — это Антон. Вы друг про друга много слышали, но только теперь довелось познакомится.

— Что ты несёшь? — Антон пытался освободится из липкой лужи. К его удивлению он вяз в ней всё глубже и глубже.

— Это моя жена. — кивнул на лужу Сергей — Мы вроде как помирились. Да. Теперь она выглядит немножко иначе. Пятое измерение всех меняет. Ей, в таком состоянии, очень понравилось.

— Это Вера?

— Да. Когда я вернулся в свою квартиру в Москве - она разыскала меня. Каждую ночь — она приходила ко мне растекаясь розовым силуэтом на стене и рассказывала, как ей там хорошо. С какими людьми она познакомилась. С какими существами. Не чета здешней богеме. Она извинялась за своё поведение так сильно, что я не выдержал и простил её. Её характер очень изменился — теперь она стала мне казаться почти идеалом. И у неё есть серьёзный плюс — она может одновременно существовать и в том и в нашем мире. Представляешь? Это с её помощью я преодолел карантин в Москве и смог добраться сюда так быстро.

Антон погрузился уже по колено в жидкую Верочку.

— Пожалуйста! Вытащи меня! Я верю тебе. Верю! — взмолился он.

— Тут, дело такое, Антох, — серьезным голосом сказал Сергей — Я же предупреждал тебя. что служу другим хозяевам. Честно предупреждал. Меня отпустили, в том числе и потому, что им были нужны определённые жертвы. Ты им очень нужен Антох. Ты намного ценнее меня. Ты и твоя сестра были назначены в жертву, но моя Верочка заняла место твоей сестры, а тебя они очень просили явиться в место назначения.

Антон погрузился в жижу по пояс:

— Я не хочу! Это ужасный мир, помоги мне. Я прошу тебя!

— Зря сопротивляешься — покачал головой Сергей — Ты займёшь своё место среди них и в последствии будешь равен им. Возможно обретёшь бессмертие. Художник должен тянуться к новым ощущениям и переживаниям, а для тебя будет открыт целый новый мир. А мне предстоит скитаться и искать тех — кто этот ритуал затеял.

Он присел на корточки перед тонущим художником:

— Самое то главное я не рассказал. Мои новые хозяева, ума не могут приложить, откуда у компании Новые Горизонты взялось столько фей? И трафареты для ритуалов. Какая-то шарашкина контора в основе всего стояла. Организаторов всей этой эпопеи так и не нашли. Но зато у компании Новые Горизонты целые цистерны этой краски. Сколько же они фей уничтожили? И ты не знаешь. И я не знаю. И мои хозяева не знают. Но очень хотят узнать.

Антон ругался. Он проклинал и ругал своего бывшего друга всеми матерными словами, которые знал. Сергей терпеливо ждал. Дождавшись пока на поверхности осталась торчать только голова, он поднялся на ноги и нацепил на своё лицо маску зайца.

— Ну вот и всё. Пора прощаться. Кланяйся там от меня, а мне пора. Для меня наступает новое время. Время чёрного зайца — с этими словами он наступил художнику на голову и надавил, помогая Верочке быстрее поглотить последнюю жертву Пятого измерения.

Жильцы пятого измерения. Часть - 7.( Окончание) Авторские истории, Крипота, Фантастика, Мистика, Длиннопост
Показать полностью 2
267

Жильцы пятого измерения. Часть - 7.(разделена на 2 части)

Жильцы пятого измерения. Часть - 7.(разделена на 2 части) Авторские истории, Крипота, Мистика, Фантастика, Длиннопост

Жильцы пятого измерения. Часть - 1

Жильцы пятого измерения. Часть - 2

Жильцы пятого измерения. Часть - 3

Жильцы пятого измерения. Часть - 4

Жильцы пятого измерения. Часть - 5

Жильцы пятого измерения. Часть - 6

Антон притащил картину и поставил её так чтобы всем было удобно на неё смотреть. Сергей молчал, казалось картина полностью поглотила его внимание. Он очнулся только когда призывно кашлянул Роман подзывая к столу, где стояли две бутылки водки и нехитрая закуска.

— Очень похоже, — произнёс Сергей — Первый зал, в который мы вошли после гардероба.

— Мне не спалось. Снова мучили кошмары и тогда я начал рисовать. Но в реальности такого не может же быть. — признался Антон.

— Согласен. Возьмём, к примеру, парковку большого торгового центра. Снеси внутри все стены, но все равно не будет такой огромной площади — поддержал его Вениамин — А на твоей картине получается, зал уходящий в бесконечность. Многоуровневый. С балконами по краям и множеством дверей. Это же надо было целое здание такое отгрохать. Новые Горизонты существуют максимум месяцев шесть. За такое время невозможно построить подобное.

— Потому что оно существовало не в нашем мире. Такое создали специально для мероприятия. — ответил Сергей — Когда я только пришёл в гардеробную... У меня заболела голова. Признак того, что мы уже не были дома. Маскарад проходил в Пятом измерении.

Роман позвал всех к столу и разлил водку в четыре стакана.

Сергей взял свой, но чокаться отказался:

— Вы должны меня понять. Для меня это скорее, как поминки.

Остальные переглянулись, пожали плечами и согласились выпить не чокаясь.

Сергей выпил. Выдохнул и добавил:

— А может все дело в тех масках. Вот у тебя Антон на картине изображено всего несколько пар в маскарадных костюмах, которые кружатся в танце по залу, уходящему в бесконечность. Но я точно помню там была масса народа. Люди всё приходили и приходили. Приходили и выходили через другие двери. Там этих залов была целая куча и все разные. На любой вкус. Множество развлечений и представлений.

Он посмотрел на Романа:

— Включай диктофон. Я продолжу.


——————————————————————————————

Верочка надела маску и с ней что-то произошло. Сергей это понял сразу. Её поведение изменилось. Она стала по-другому разговаривать. Движения стали плавными. Она засмеялась и потащила Сергея за руку. Перед выходом в общие залы ему пришлось нацепить на себя маску зайца закрывающую верхнюю часть лица. Пахла она странно. Они выскочили в зал и очутились…

Нет! — подумал в первый момент Сергей - это было невообразимо!

Он никогда не посещал закрытые вечеринки и модные тусовки в ночных клубах, хоть знакомые порой и отзывались о них как о великолепных и дорогостоящих зрелищах. Но это? Сколько же денег вложили организаторы?


Бальный зал, украшенный колоннами по стенам, казалось, уходил за горизонт. Под ногами блестели мраморные плиты отражая свет от шаров светильников висящих под потолком и от дамских украшений. Колонны подпирали балкон или второй этаж тянувшийся по стенам зала. На нем танцевали загримированные актёры и клоуны в ярких одеждах, сшитых словно из лоскутков. Они кидали вниз серпантин, взрывали хлопушки, осыпавшие приглашённых конфетти и приветственно, махали руками. Они расхаживали внизу, между гостями, на ногах — ходулях и пускали разноцветные мыльные пузыри. Они глотали огонь перед публикой и показывали карточные фокусы.

Гости, в умопомрачительных нарядах, заходили через множество боковых дверей в зал. Сбивались в кучи, но на них налетали официанты в птичьих масках с подносами на которых было шампанское в тонких высоких бокалах и маленькие бутерброды. В зале играла лёгкая музыка и периодически звучал нежный голос оповещая вновь прибывших:

—” Здравствуйте, уважаемые гости! Новые горизонты рады, что вы откликнулись на наше приглашение. Нашей компании сегодня исполняется ровно шесть месяцев. За это время мы смогли достичь очень много и сегодня нам бы хотелось отблагодарить своих верных пользователей пятого измерения этим скромным праздником. Вы находитесь в демонстрационном зале. Как вы можете сами убедится, для нашей организации нет ограничений в возможностях расширения пятого измерения. Это всего лишь первый зал на вашем пути. В конце демонстрационного зала расположены красные и синие двери. Красная дверь ведёт в зал где выступают приглашённые звёзды эстрады. Синяя дверь — в зал где проходит банкет. Развлекайтесь! Ни в чём себе не отказывайте. Сегодняшний праздник посвящен исключительно вам!”

Верочка схватила с подноса, проходившего мимо официанта, бокалы с шампанским и подала один Сергею

— Пей! Пей! Сегодня мы заслужили! Это наш праздник! — смеялась она.

Сергей с сомнением выпил шампанское и вернул пустой бокал. Маска смущала его. Всё это великолепие смущало. Он видел, как менялись люди, надевая маски. Мужчины становились неторопливыми, величественно ходили по залу, знакомились друг с другом. Женщины превращались в императриц и принцесс. Тут каждая могла приковать нечаянное внимание и влюбить в себя взглядом, улыбкой, движением плеча. А наряды? Какие на них были наряды?!! А духи и парфюм?!! Верочка тянула его за руку — он почти бежал за ней и чувствовал, как вокруг него дорогие духи вступают в смертельную схватку, словно отчаянные бретеры звенят невидимыми клинками.

— Куда ты так торопишься?!! — спрашивал он её.

— Туда! В синий зал. Я, кажется, видела Илону! Я хочу получить свой автограф.

— Да никуда она от тебя не денется — с досадой проворчал он. Верочка изменилась, такой она не была, даже в тот день когда он только с ней познакомился. На ходу она успевала всё. Махать актёрам и кричать слова благодарности. Перехватила по дороге в синий зал два бутерброда и на ходу съела их. Выхватила карты у фокусника, заступившего им путь и подбросила в воздух. Сергей с извинениями их собрал и вернул недовольно бурчащему хозяину.

Когда он повернулся то увидел, что Верочка уже исчезает в дверях банкетного зала. Она даже не удосужилась его подождать.

Он вздохнул и поторопился следом.

В банкетном зале он на секунду почуял тот неприятный запах, идущий от его маски, но его тут же сменили другие. Запахи вкусно приготовленной пищи. В этом зале стояли богато накрытые столы где каждый желающий мог подойти и сам положить себе ту или иную закуску. При столах, так же стояли официанты, предлагающие алкогольные и безалкогольные напитки. Над залом, на балконе, целый оркестр, играл симфоническую музыку. Сергей, среди множества гостей, углядел Верочку. Она осаждала группу женщин в центре которой стояла высокая, не меньше двух метров, дама, в серебристом, похожим на рыбью чешую, платье. Платье так сильно облегало её фигуру, что она сама напоминала дельфина, поднявшегося на хвост. Наверное - это и была та самая Илона Гайская, властительница женских умов и Инстаграмма. Успокоившись, что супруга не пропала, он подошёл к столу. Официант предложил ему вина. Сергей взял наполненный стакан и принялся изучать закуски.

Возле него остановилось двое мужчин во фраках, в масках медведя и лисы.

— Кто вы прекрасная маска? — услышал Сергей

— Прокурор. А вы, прекрасная маска?

— Палач.

— Палач? Игорь Семёнович, ну не смешите меня. Какой же из вас палач?

— Стараемся, Фёдор Константинович. Работаем потихоньку...

— Вы слышали? Новые Горизонты хотят представить господину президенту новую космическую программу? Отправка человека на луну, через пятое измерение — каково?

— Если они будут отстегивать нам столько же — сколько Роскосмос, то я не вижу препятствий, Фёдор Константинович.

— Согласен, это хороший бизнес. Но разве вы не опасаетесь, что когда государство сменит руководство Новых Горизонтов…

— Нет. Сам! Вызывал нас всех недавно и сказал на совещании, что готов работать хоть с чёртом лысым - лишь бы это было выгодно. А то, что церковь против - так от неё всегда откупится можно.

Сергей хотел было подойти поближе, чтобы подслушать их разговор, но они отошли от стола. Идти следом, не вызвав подозрения он не мог. Он выпил вино и покрутил головой в поисках жены. Верочка испарилась. Он оставил свой стол и обыскал весь зал. Жены не было. Он даже достал смартфон, но вовремя вспомнил, что в Пятом измерении, связь не брала. На всякий случай проверил. Всё правильно — сотовая связь отсутствовала. Гости использовали мобильные устройства только как фотоаппараты и камеры. В поисках жены, он набрёл на зелёные двери и прошел через них. Перед ним возвышался белоснежный средневековый замок. Зал тут был исполнен в виде пещеры с искусственной подсветкой. Подъёмные ворота замка были приветливо опущены.

— Пожалуйста проходите, — услужливо шепнул неизвестно откуда взявшийся официант в птичьей маске — Тут вы можете отведать превосходный шашлык и попробовать крафтовое пиво из местных погребов.

Сергей зашёл внутрь полюбопытствовать. Замок, похоже, был декорацией. Внутри были расставлены деревянные столики и скамьи где можно было посидеть. Официанты разносили на тарелках шипящее жареное мясо. Повсюду звенели пивные кружки. Музыканты, в углу зала, исполняли джигу вызывая у гостей непроизвольное желание пуститься в пляс. В центре зала танцевали парочки в карнавальных костюмах. Сергею стало любопытно, и он присел за свободный столик.

— Баранина? Свинина? Говядина? — к нему тут же подскочил официант — Пиво какое желаем? Стаут? Лагер? Эль? Есть отличный портер.

— А? Что? — Сергей даже потерялся от напора.

— Сейчас организую — официант его кажется понял по-своему и исчез, оставив его удивлённо хлопать глазами.

— Зайка, не желаете потанцевать? — к столику подошла дама в маске совы. Она была явно на веселе.

— Нет спасибо. Я тут с женой — ответил он отворачиваясь.

— А где же она? Я её тут не вижу? — продолжала напирать дама в маске.

— Придёт. Отошла на минуточку. — Сергею было неудобно такое внимание.

— А может, она вас бросила и сбежала с новым кавалером? — засмеялась маска совы исчезая.

До Сергея донеслись вдали её крики — Зайку бросила хозяйка! Весь в слезах несчастный зайка!

Сергею, в тот момент, стало очень обидно. Эта дама невольно озвучила его тайные страхи и сомнения. Действительно, Верочка бросила его при первой возможности. Но может это только из-за маскарада? Она ведь его так ждала. Так готовилась. Может, пусть сегодня отдохнёт как следует? Не всё ей на мужа орать, изображая озабоченную мамочку. Пока он предавался размышлениям, пришёл официант и сунул ему под нос тарелку с только что приготовленным шашлыком. Положил перед ним нож и вилку, поставил пузатую литровую кружку полную холодного тёмного пива и пожелал приятного аппетита.

Аппетит у Сергея тут же проснулся. Он, словно голодный зверь, набросился на мясо. Ел его прямо руками, без ножа, запивал пивом. Потом сидел и мелко икал от переизбытка ощущений. Когда тяжесть в животе немного пропала он вспомнил о Верочке и пошёл дальше в следующий зал.

Двери, ведущие в этот зал, были фиолетовые. Там располагалось казино. Множество игровых столов и игровых автоматов предлагали гостям азартные развлечения и сулили выигрыш. Сергей не стал там задерживаться. Вышел в следующие двери и оказался в шумной толпе зрителей выступала эстрадная звезда Разина. Она пела дуэтом со своим десятым мужем. В зале было шумно и царил полумрак. Пока Сергей пробился к ближайшему выходу, ему пришлось выслушать не одного исполнителя. Неожиданно для себя он перепутал двери и вместо следующего зала попал в мужскую уборную. Тут дало знать о себе выпитое пиво, и он решил воспользоваться одной из кабинок.

Сидя в кабинке он услышал:

— Меня тошнит от этого маскарада. Зачем всё это? Зачем такие траты? Пыль в глаза пустить перед инвесторами? Или перед иностранцами?

— А, по-моему, очень здорово всё устроили. Все первые звёзды эстрады тут и политики, и бизнесмены.

— За всем этим лоском притаилась жуткая вонь. Я очень нервный — я знаю о чём говорю. Вы, наверное, посещали туалет на вокзале? Там пахнет точно так же - как на этом маскараде. Навозом и поросячьей мочой. Где-то пахнет сильнее, а где-то слабее. Но эти запахи в границах пятого измерения.

— Я милейший, ничего такого не чувствую.

— А я чувствую! Я мою руки по тридцать раз в день. И салфетки с собой ношу влажные. Этот туалет, самое чистое место, из всех этих залов. Я нервный…

— Там дальше будет зал с аттракционами и конкурсами. Я предлагаю сходить туда…

— А в каком мы сейчас были?

— Водные аттракционы, кажется. Видел, как девчонка в лиловом платье: с себя всё сняла и с каким-то мулатом нагишом купалась?

— Да. Настоящая оторва!

Сергей дождался, пока невидимые собеседники уйдут и только после этого покинул кабинку. Одежду всю с себя сняла? Уж не Верочка ли?

Он бросился искать зал с водными аттракционами. Интерес к маскараду пропал совершенно. Осталось только желание найти жену и забрать её отсюда домой. Он бегал по бесчисленным залам — полным людей и совершенно пустым. Спрашивал у официантов, но многие из них, сами точно не знали, где-что находится. Он пробирался по узким коридорам, поднимался по лестницам и спускался куда-то вниз. Он нашёл даже зал - сауну, окутанную густым паром. Но зал водных аттракционов так и не смог найти. Расстроенный, он побрёл искать выход. Верочка, в мыслях его, уже много раз была проклята и вычеркнута из жизни.

Блуждая по очередной лестнице, он неожиданно вышел на небольшой балкончик. Внизу была сцена и зал заполненный гостями. Тут шла презентация достижений компании Новые Горизонты. На сцене стоял сам генеральный директор, в маске кабана. Позади него висел гигантских размеров белый экран.


Сергей присел на скамейку, отдохнуть и послушать. Не зря же тут собралось столько народа?

— Сегодня, знаменательный день! — вещал со сцены генеральный директор — Всего за шесть месяцев: мы проделали путь от маленькой конторы в Чертаново — до крупной компании, чьи акции сейчас соперничают с Газпромом. Но мы вовсе не сырьевая компания! Наши технологии по своей значимости сравнимы с запуском первого человека в космос. И как Гагарин в 1961 году полетевший в космос и открывший для всего мира новую эру космических технологий; так и мы, открывшие для вас возможности Пятого измерения — открываем новую эру! Эру использования параллельных измерений!

Он торжественно поднял руки и зал разразился аплодисментами.

Люди кричали — Ура! Сверкали вспышки фотоаппаратов. Некоторое время ушло, чтобы все успокоились и генеральный продолжил:

— На этом торжестве сегодня мы в полной мере продемонстрировали вам, нашим дорогим гостям и пользователям новые возможности и перспективы. Вам больше не нужно будет платить астрономические деньги, за квадратный метр жилой площади в столице. Новые пространства уравняют всех — и богатых и бедных. В последние месяцы были проложены маршруты из столицы, во все центральные города России. Новые терминалы будут открыты в Внуково и Домодедово. Вам уже не нужно будет ехать на Ярославский вокзал чтобы попасть в Ярославль и тратить несколько часов на поездку в электричке. Теперь вы сможете осуществить путешествие всего за несколько минут туда-и обратно. Мы очень долго завидовали японцам с их скоростными поездами, но кому они теперь нужны? Теперь, любой транспорт, можно будет отправить через грузовой коммуникационный тоннель и осуществить доставку грузов, всего за десять минут. Вы представляете? За десять минут: из Москвы в Красноярск! Мы даже позволили частникам организовать внутренние перевозки пассажиров внутри области. Потому что бизнес должен развиваться — он не должен быть монополизирован. Сейчас мы плотно работаем с иностранными инвесторами из США и Китая. Общими усилиями мы создадим транснациональную корпорацию, которая будет осуществлять перевозки по всему миру. Вы забудете такие небезопасные способы передвижения как самолёты и такие медленные как поезда. Но и это ещё не всё, что нам сулит эта новая эпоха. Скоро, мы сможем отправлять наших космонавтов на Луну и даже Марс, с любым количеством грузов. А ещё позднее, когда наши технологии окрепнут и станут совершеннее путешествие в любую точку мира, будет таким же доступным как сотовая связь.

Снова зазвучали аплодисменты.

— Но у всего есть цена — продолжил генеральный директор — За эти технологии нужно заплатить. Мы должны открыть вам тайну. Эти технологии не наши. Их нам предоставили существа из этого мира. Из Пятого измерения. Сейчас я дам слово их представителю.

Показать полностью
301

Жильцы пятого измерения. Часть - 6

Жильцы пятого измерения. Часть - 6 Авторские истории, Мистика, Крипота, Фантастика, Длиннопост

Жильцы пятого измерения. Часть - 1

Жильцы пятого измерения. Часть - 2

Жильцы пятого измерения. Часть - 3

Жильцы пятого измерения. Часть - 4

Жильцы пятого измерения. Часть - 5


Над домом с рёвом пролетел вертолёт. Сергей даже не вздрогнул. Он уже сутки сидел в кресле. Почти не шевелился. Взгляд его был прикован к голому участку стены где ещё вчера была дверь. Вчера приходили военные. Они демонтировали двери и выдрали замок на входной двери, с мясом. Дверь теперь не закрывалась, но ему уже было всё равно. Кого боятся? Кого теперь боятся?

Время от времени включалась система речевого оповещения и громкий голос разносился по опустевшим московским улицам:

— “Граждане! Соблюдайте спокойствие и осторожность. Не покидайте своих жилищ, без необходимости.Чрезвычайный Штаб прикладывает все усилия для скорейшей локализации эпидемии. Берегите себя и своих близких. Если у вас возникли проблемы со здоровьем звоните по номеру 112 и вам немедленно окажут помощь. Временные медицинские пункты расположены во всех микрорайонах города. Ни в коем случае не занимайтесь самолечением. Походные кухни развозят еду и предметы первой необходимости с 8.00 до 20.00. Пожалуйста не выключайте радио и телевизор вы можете пропустить важную информацию….”


В Москву нагнали военных со всей страны. Блок-посты были развернуты на каждом перекрёстке. МКАД перегородили тяжёлой военной техникой. Школы,детские сады и магазины не работали уже целую неделю. С самого первого момента как объявили карантин. Город был поделен на цветные зоны карантина. В красных было запрещено выходить на улицу. Патрули забирали любого, даже с пропиской, не взирая на пол, возраст и положение. Военные в костюмах химической защиты разносили еду прямо по квартирам. Составляли перепись и проводили обязательную вакцинацию. Три укола сразу. Следующие три - согласно графику наблюдения.

Почти ничего не объясняли перепуганным жителям. Сергей находился в жёлтой зоне. Тут разрешалось выходить из дома в марлевой повязке исключительно за набором продуктов и питьевой воды. Вода из под крана была объявлена небезопасной. Когда во двор въезжал грузовик с продуктами и по репродуктору слышалось оповещение, он меланхолично надевал свою повязку и выходил забрать очередной паёк. Выходил и не здороваясь с соседями молча занимал очередь. Молча забирал пакет с суточным солдатским пайком и бутылкой воды. К разговорам в очереди он не прислушивался. Сразу же возвращался к себе домой. И потом весь остаток дня, либо лежал на кровати уставившись в потолок, пока его не настигал сон, либо сидел - вот как сейчас,  в кресле. Он ждал.


Компьютер был выключен за ненадобностью. Всё равно провайдер обрубил связь. То же было и с оператором сотовой связи. Позвонить никому было нельзя, только отправить sms. Работали номера исключительно экстренных служб. Единственным средством связи с внешним миром был телевизор. Но и на телевизоре сейчас работало всего два канала. Остальные были отключены. Иногда он включал его и тогда на экране появлялись тревожные лица дикторов объясняющие какие зоны в Москве сменили цвет с красного на жёлтый. Где наоборот усилены меры безопасности. То и дело появлялась интерактивная карта города с подробностями и комментариями лучших специалистов из Чрезвычайного Штаба.

Свежие сводки о заболевших и умерших. Дважды выступал президент с обращением ко всей стране призывая к спокойствию. Уверял, что всё необходимое для сдерживания эпидемии предпринимается. И что он сам не покидает Чрезвычайный Штаб и не уедет никуда из Москвы, пока очаг инфекции не будет ликвидирован. Рассказывал о поддержке и помощи из других стран.

Далее шли очередные сводки и комментарии. Интервью с врачами борющимися за жизни заболевших. Информация о новой экспериментальной вакцине…. И так каждый день.


Весело затренькал смартфон. Сергей проверил новое сообщение. Да. Это было то чего он ждал. Сообщение от Антона.

“Как ты и просил — я постарался связаться со всеми с кем мог. Смогли приехать только Рома и Вениамин. Им повезло, что не оказались в центре эпидемии. Они уже у меня.”

“Хорошо, — написал в ответном сообщении он — Пришли свой точный адрес. Сегодня я буду у тебя”.

“Но как ты выберешься к нам? Ты живёшь в жёлтой зоне. Тебя не выпустят”

“ Это неважно. Присылай адрес и жди. Мне нужно немного времени”.

Через минуту пришла sms-ка с адресом. Потом ещё одна. Очередная от родителей. Они переживали за него и Верочку.


Он не стал на неё отвечать. Собрал в рюкзак необходимые вещи и закурил, присев на дорожку. Пепел стряхивал прямо на пол, не церемонясь. Когда сигарета дотлела до половины он встал и поджег занавески висящие на окне.

Спустя двадцать минут, в квартире Тимофеевой тревожно завыл Водолаз первым почувствовавший надвигающийся пожар.

———————————————————————————-

— Сергей? Это правда ты? — неверяще спросил Антон когда открыл дверь.

На лице молодого парня появились морщины.Он очень похудел. Волосы поседели. Такое впечатление, что он постарел лет на двадцать.

— Я. Не похож? — устало усмехнулся в ответ он.

— Да ты выглядишь как старик. Что с тобой произошло? Это всё эпидемия? — Антон в ужасе оглядел его.

— Дорога к тебе была нелёгкой, — ответил Сергей — Наши тут?

— Тут. Заходи. — Антон посторонился пропуская его внутрь дома.

Сергей прошёл внутрь и в коридоре снял с плеч рюкзак. Хотел было поздороваться с сидевшими в комнате Романом и Вениамином, но увидев его они отшатнулись в испуге.

— Не бойтесь. Нет никакой эпидемии — сказал им Сергей.

— Как же нет! — возразил Вениамин — Тридцать тысяч человек умерло за неделю.

— Всё правильно — отозвался Сергей высматривая куда-бы присесть. Антон предложил ему стул — К концу этого грандиозного фарса цифра будет ровно 40.000 и плюс те кто умрёт в результате не оказанной вовремя медицинской помощи. А в Москве таких мертвецов, в результате сложившегося бардака, будет достаточно.

Он сел на предложенный стул и попросил воды. Пока Антон как хозяин дома хлопотал и бегал он спросил:

— Вы диктофоны или ещё какую записывающую аппаратуру принесли?

— Да. — Роман покопавшись в карманах достал черную прямоугольную коробочку.

— Хорошо — Сергей с благодарностью принял из рук Антона стакан воды. Выпил его и вернул хозяину. После чего попросил сесть рядом с остальными.

— Нет эпидемии — повторил он — Нас всех просто дурят. Мы все дураки на грандиозной ярмарке дураков. Но самое смешное и в тоже время трагичное, что те кто эту ярмарку организовал, дураки ещё больше нашего.

— Как это понимать? — у Вениамина вытянулось лицо — Откуда ты знаешь сколько людей умрут? Это же невозможно! Парализована жизнь в столице! Ничего не работает! Вся страна! Да весь мир сейчас сосредоточен на том чтобы решить самую жуткую трагедию 21 века! А тут появляешься ты….

— Это тебе по телевизору сказали? — перебил его Сергей.

— Что? — сбился Вениамин.

— Сказали, что беда? Что весь мир? Что сам президент? — продолжил спрашивать Сергей.В его голосе чувствовался сарказм — Телевизор, такой открытый мир и через него нам вещают всегда одну только правду?

— Но хорошо, врут! А военные? А карантин? Зачем всё это нужно? Это же такая трата колоссальных ресурсов? Она, что тоже бессмысленна? — не сдавался Вениамин.

— Пятое измерение — ответил Сергей — Это всё из-за него.

— Значит эпидемия из-за Пятого измерения? — спросил молчавший до этого Роман — Ну я в принципе, догадывался.

— Эпидемии нет. Есть жертвы, которые прикрывают эпидемией. Вы тонете во всей этой лжи - как слепые котята. Но мы все, собирались в гараже у Антона, не только для того чтобы пить пиво вдали от проклятых комнат. Мы хотели знать правду. Поэтому я позвал вас сюда не случайно. Я хочу чтобы как можно больше людей узнали и запомнили правду о Пятом измерении. Включите пожалуйста диктофон и я вам всё расскажу. Расскажу - как сумею. Всё началось с грандиозного бала-маскарада, который устроила фирма Новые Горизонты для избранных пользователей Пятого измерения.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Жильцы пятого измерения. Часть - 6 Авторские истории, Мистика, Крипота, Фантастика, Длиннопост

Когда Сергей принёс домой приглашения, купленные у Антона, Верочка завизжала от радости не веря своим глазам. Она осматривала их со всех сторон — проверяла на подлинность. Приглашения были настоящие. Не именные, иначе бы Антону продавать их было бессмысленно. С кодом регистрации, который нужно было активировать на сайте Новые горизонты, после чего вписать свои имена и фамилии в лист участников закрытого торжества. В этот вечер Верочка простила мужу всё на свете и готова была исполнять любые его желания. Даже согласилась провести с ним ночь в зале, а не в розовой комнате.

Поздно ночью, усталая, она положив голову ему на грудь счастливо шептала:

— Понимаешь. Там будут все. Все знаменитости. Приглашены все российские суперзвезды. Соберется вся московская элита. Кого попало на такое мероприятие не пускают. И мы, будем среди них.

— Да уж, — пробормотал Сергей.

— Что такое? — Верочка шаловливо пощекотала его нос своим пальчиком — Тебе там понравится. Посмотрим шоу. Будут бесплатные напитки и еда. Твой приятель Антон настоящий дурак — эти приглашения стоят намного больше, чем ты за них заплатил.

— Будем надеяться ты права. Давай спать. Мне завтра рано на работу — вздохнул он.

Следующие несколько дней превратились для Сергея в тяжкое испытание. Верочка хотела быть лучшей. Ей нужно было новое особенное платье. Новые туфельки и сумочка. Вечером, после работы она таскала его по магазинам и салонам и всё примеряла, примеряла, примеряла. Деньги в доме кончились быстро и ему пришлось оформить на себя потребительский кредит. Узнав в новостях сайта, буквально в последний день, что будет не просто торжество, а самый настоящий бал-маскарад Верочка обезумела.

Ей казалось, что все её усилия и старания пошли насмарку. Она решила, что мужу костюм не подходит. Ему нужен фрак. Не может же она прийти на такое мероприятие с чучелом?

— Давай, просто возьмём мне костюм в аренду? — предлагал Сергей — Есть же такие услуги.

— Сам бери, дурак! Всю жизнь мне испоганил! Такой день бывает раз в жизни! — кричала Верочка. Но потом опомнилась и согласилась.


В назначенный вечер Верочка заказала такси. Подъехать к зданию где должны были состояться намеченные торжества было невозможно.Все ближайшие улицы были запружены автомобилями. Им пришлось добираться пешком. Одетая, в длинное, до пола,  лиловое бальное платье она чуть не плакала, боясь перепачкаться.

— Тебе-то хорошо — укоряла она мужа — А я так старалась. Причёска, укладка, маникюр. Посмотри на мои ногти?

— Надо было тебе кеды взять, — ответил Сергей помогая ей с платьем.

— Совсем дурак? И нести туфли в пакете из магазина? Смотри лучше под ноги!

На входе их встретили угрюмые охранники с логотипами “Новые Горизонты” на спинах, проверили пригласительные билеты. Потом им пришлось отстоять в холле очередь — там был ещё один пропускной пункт. Их прогнали через металлодетектор. Зачем-то отсканировали паспорта и только после этого попросили следовать к лифту.


Сергей и Верочка вышли из лифта и пошли следом за другими гостями по длинному ярко освещенному коридору. В конце была открытая дверь. За дверью располагалась огромная гардеробная.Услужливые молодые женщины в масках встречали гостей и вежливо предлагали пройти к стойке администрации. В гардеробе сначала было не протолкнутся от скопления людей. Но обслуживали очень быстро.

Вновь пришедших записывали, принимали пригласительные билеты и личные вещи. После чего каждому выдавали свою маску и приглашали к выходу в зал где проходил бал-маскарад. Тех кто приходил в своей одежде и приносил костюм с собой провожали в примерочные комнаты. Осознав, что можно было прийти и в своей одежде и только уже на месте переодеться Верочка расстроилась ещё сильнее. Когда подошла их очередь, она протянула пригласительные билеты мужчине в чёрном костюме и маске с кривым, загнутым вниз, клювом, .

Он принял билеты и занеся их в свой список протянул из-за стойки две маски:

— Это вам милая девушка, а это вашему кавалеру.

Верочка недовольно фыркнула покрутив в руках свою маску - розовую с птичьими перьями:

— Она же мне совершенно не подходит. У меня есть своя.

— Со своими нельзя. Таков порядок. — вежливо ответил ей администратор — Подойдите к ближайшему зеркалу и примерьте её. Вы сможете сами убедится. что она для вас идеальна.

Сергею досталась  угрюмая маска зайца с некрасиво торчащими в разные стороны ушами. Он отдал принесенные с собой маски администратору и пошёл за Верочкой убежавшей примерять свою.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

— Маскарад? — перебил Сергея Антон — Недавно я нарисовал одну картину.Сейчас, я принесу.

Он выскочил из комнаты и побежал наверх на второй этаж.

— Там у него мастерская — пояснил Роман и прислушиваясь к шуму наверху спросил — Серёг может ты выпить хочешь? Я привёз с собой кое-чего.

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: