Пальцы

Вот зачем я пошёл в ту ночь за пачкой сигарет? За обычной прямоугольной,
упакованной в полиэтилен с синей птицей? Я уже не могу вспомнить, то ли мне и вправду так сильно хотелось впитать в себя долю никотина перед сном, после вечерней смены, или это была просто психологическая разгрузка – дойти до магазина, вырваться из душного пространства квартиры, возможно встретить в темноте случайного прохожего, оказаться в ларьке, тускло освещенным желтоватым светом и увидеть недовольное растолстевшее лицо продавщицы. Однако, всё шло именно так, а не иначе. Выпив чая дома после работы, я оделся, накинув лёгкую куртку, и вышел в уже наступившую ночь.

Путь до ларька пролегал всего на расстоянии метров 600, изгибаясь и проходя внутри пары старых домов, отгроханных еще при Сталине, на одном из них красовалась огромная квадратная пышная антенна округлой формы для передачи телевизионного сигнала, уже повидавшая свой срок. Было сыро, но сырость была на удивление свежей, она как будто зависла в воздухе, привязавшись к его молекулам и легко проскальзывала внутрь лёгких, не создавая неприятного ощущения мокрого лица, да и гарью, что обычно бывает, не пахло. Еле уловимые нотки, доносившиеся с частных домов за дорогой, где жили цыгане и частенько или что-то жгли, или топили бани, ощущались обонянием. Обогнув свой дом, я прошёл метров 100 до следующей многоэтажки и чуть погодя завернул в «прорубленное окно» это я так его называл когда-то в детстве, у меня в голове всё не укладывалось, как посреди дома можно сделать такой большой проход и что чувствуют люди, живущие над ним. Вечное ощущение пустоты и невесомости под ногами? Детские мысли рассеялись, когда я смачно наступил в натёкшую до краёв лужу, куда видимо вода бежала со всей ближайшей площади двора.

-Чёрт! – я довольно громко выругался, так как не рассчитывал на какие-либо неприятности во время пятиминутной ходьбы за желанным квадратным предметом. Подняв и потрясая ногой, я оценил степень мокроты и понял, что набрал целый ботинок. Еще раз выругавшись, и пару раз громко стукнув по асфальту около лужи, создавая довольно громкое эхо, я было тронулся дальше, как невзначай услышал какой-то скрежет справа на стене, примерно на уровне моей головы. Свет, просачивающийся со двора через единственный фонарь, затерявшийся в кронах деревьев был кисло желтым, но часть его падала как раз на стену. Я резко остановился, прислушался. Не знаю, зачем я сделал это, возможно, опять же та же самая психологическая разгрузка, о которой говорил выше, но я приостановился буквально на секунду, даже одна из моих ног, которая была сухой, продолжала двигаться дальше, но замедленно, ожидая момента, когда наконец интерес пропадет и я, ощутив лишь тишину, зашагаю дальше. Но шум повторился. Первые мысли о крысах, почти свели на нет все мысли, и я уже стал отворачивать голову в направлении движения, снова ощущая мерзкую липкую влагу в ботинках, как заметил его, а через пару секунд уже и их.

Пальцы. Нет, это точно были пальцы. На стене, чуть выше, чем в полутора метрах над асфальтом весела проржавевшая пластина с высверленными отверстиями, размером примерно с ладонь. Такие я встречал время от времени в стенах домов, никогда не задумываясь об их предназначении. Ее цвет под фонарём казался буро зеленоватый, ржавчина, свисавшая с ее краёв, была похожа на оторванные лоскуты одежды. Я поставил ногу назад, смотря на два пальца, которые протиснулись в отверстия и шевелились в воздухе, почти без особой логики. Ритм моего дыхания стал тихим, слух и зрение обострилось, я еще сильнее прислушался и услышал скрежет, он исходил как раз оттуда. Видно кожа пальцев тёрлась об отверстия в решетке, издавая противный шершавый звук. Но пальцы?!

Я сделал несколько неуверенных шагов и подошёл к металлической пластине с дырками.

Да, это были пальцы, покрытые грязью, с удлиненными нестриженными ногтями, они чётко вырисовывались, на фоне света от фонаря, создавая жуткую тень, около метра величиной по скосу стены. Меня забил озноб, нервный озноб.

- Ты здесь? – я вздрогнул и отскочил назад, всё сосредоточение куда-то делось, сердце забилось вразнобой, дыхание усилилось, к ушам прилило давление. – Я знаю ты здесь, я слышу тебя.

Голос шёл именно оттуда, я попытался сосредоточится, но у меня не получалось, я посмотрел вверх, вперед на выход, назад на вход в проход в доме, еще выше, вообще вокруг себя, но не увидел ни окна, ни даже форточки, только это металлическую пластинку, размером сантиметров 15 на 15 из которой торчало два пальца.

- Послушай, - голос был глухим, казалось, он шёл из длинного пространства, как из дымохода, было сложно определить возраст говорящего, уж очень он был сиплым. – Дай закурить, а? Прошу, одну сигарету, а то я так больше не могу.

Внутри меня всё съежилось, мозг сразу начал синтезировать простые варианты объяснения происходящего - продолжение стены в подъезде, которая выходит в коморку, где сидят или бомжи, или ремонтники, но света через отверстия не поступало, и чёрт бы побрал, само отверстие было не таким уж и большим, чтобы туда пролезла мужская рука. Где-то запищал домофон и хлопнула дверь подъезда, шаги возникли и исчезли в тишине. Фонарь во дворе моргнул, почему-то я посмотрел на него с не меньшим страхом. Я не могу выдавить из себя ни слова.

- Ну дай закурить, всего одну штуку, я давно не курил. Такое бывает редко, когда меня кто замечает… - в голосе появились нотки сожаления.

- Как, как... ты там оказался, - мне не верилось, что я смог выдавить из себя хоть что-то членораздельное, но у меня получилось спросить. Наступила тишина, пальцы закончили шевелится и один из них почти исчез обратно, внутри меня уже зародилась была мысль, что надо идти, надо просто идти за сигаретами, а не стоять здесь рядом с чёрт пойми, чем, но в этот момент, голос снова послышался из отверстий небольшой пластинки, приделанной на дюбеля к стене.

- Давай так, ты мне сигарету, я тебе рассказ? Как, по-твоему достойная сделка, да? Тебе ведь интересно, как я оказался здесь? - кажется в голосе я уловил некий сарказм. Послышался кашель, кашляли долго и глухо.

- Я как раз иду за ними, в ближайший ларёк, я скоро приду… - ноги сами понесли меня с этого места, к сигаретам, впервые, моё тело само сорвалось с места, не ожидая команды свыше.

- Какой? А он еще разве стоит там? – услышал я голос, который постепенно потонул в расстоянии.

По моему телу прошла волна от затылка до самого копчика, я вздрогнул и растёр лицо, по дороге проехала машина, шумя протектором шин, удаляясь в даль под редкими фонарями. Улица была пуста, я обернулся назад на сияющие черный проход со слабым светом фонаря, светящим изнутри и испытал новый прилив дрожи, промокшая нога была тёплая, как будто я опустил ее в горячую воду.


- Один Винстон, пожалуйста, синий. – Окошко в ларьке было открыто и стучать не пришлось, продавщица, как я и думал была как всегда недовольно, хотя, по выражению лица, дремать еще не собиралась. Я взглянул на часы – 01.26. Почти привычное время после вечерней работы.

- С вас 145 рублей – я вздрогнул, она это заметила и присмотрелась ко мне. Пока я лез за кошельком, я медленно выдохнул и вдохнул воздух. Отсчитал 145 рублей и положил на потертую миску, в ответ получил заветную пачку, конечно же не в руки, а на прилавок. Выйдя из ларька, я машинально проверил в кармане зажигалку – опыт, выработанный за много лет, пока не успел уйти далеко от ларька. Она была на месте. Я отошел чуть подальше - ближе к пустой остановке. Огляделся – где-то далеко какой-то человек завернул за угол, в одном из окон, не успел заметить где, загорелся свет. Я достал пачку и заметил, что мои руки дрожат. Непослушными пальцами я всё же справился с целлофаном, вскрыл пачку, выкинув фольгу и скорее положил в рот сигарету, чиркнув зажигалкой. Затянулся, как только мог, во все лёгкие выдохнул дым куда-то вверх, где кончались крыши старых высоток и пробивался свет пары звезд сквозь подсвеченное небо от фонарей улиц большого города, мимо проехала еще одна машина с глухо звучащей внутри музыкой. Когда через пару секунд снова наступила тишина, я снова затянулся, выдохнул и опять сделал затяжку. Стало легче, ощутимо легче, часть страха, а с другой стороны, скорее неожиданности и удивления, исчезла. Я стряхнул пепел, проследил его полет и перенес вес на одну ногу, в которой мерзко перекатилась часть воды от пятки к носку. Очень неприятное ощущения, если иметь ввиду, сколько всякой дряни стекло в эту лужу. Я сплюнул на асфальт. Но мысли больше никуда не шли. Мысли о том проходе, о той стене с прикрученной пластиной и кем-то внутри. Куда она ведет? Для чего она вообще сделана? Ненароком я замечал такие на домах, и, если и задуматься для чего они, так я бы подумал, что это воздуховоды или что-то похожее. Как там оказался человек, а именно, как туда пролезла рука? Пролезла рука, чтобы попросить сигарету?! Я резко тряхнул головой, которая отдалась болью в висках, - «работа меня медленно убивает», - пошутил я про себя, но почему-то на душе стало лишь хуже. Я посмотрел в обе стороны, бросил сигарету на асфальт, притушил ее ботинком. Застегнул ворот куртки и морщась от ощущения промокшей ноги, перешёл пустую проезжую часть.

Назад я пошёл другим путём, параллельным, огибая тот дом, попытавшись, но так и не в силах ответить на вопрос почему? Вроде я взрослый мужик, те пальцы находятся за толстой пластиной, прибитой, скорее всего, дюбелями. Но... пальцы в стене… меня снова передернуло. Я достал новую сигарету, слегка помял ее в руке и прикурил, несколько горящих кусочков пепла сразу унесло лёгким порывом ветра. Сверху зашумела крона березы. В соседнем доме на втором этаже выключился свет. Я снова взглянул на часы – 1.51. Почему-то представил завтрашний день, работу, путь туда, обратно, пустую квартиру, глубоко вздохнул и взял вправо – к проходу сквозь дом.

Старая многоэтажка, казавшаяся белесо-бордовой в темное время суток, с огромными подтёками начинающиеся с верхних этажей, казалась какой-то крепостью. Пока я шел к ней, я машинально считал горящие окна, они были разного цвета, с разными оттенками тюлей, некоторые с жалюзи, некоторые освещены лишь ночниками, еле заметными за плотными шторами. Когда я подошёл к дому я насчитал около 24, маловато для такого огромного дома, но приемлемо для вторника рабочей недели и тех, кто не встаёт в 12 дня в свою смену. Медленно, я обогнул угол дома и еще медленнее подошёл к проходу между домами, пока не стал заглядывать, а просто прислушался, поймав себя на мысли, что я похож на какого-то убийцу или вора, подстерегающего позднего человека в подворотне - наверняка в этот момент кто-то курит или просто смотрит в окно во двор. Я остепенился и встал более уверенно, сделав вид, что рассматриваю время на часах, но на самом деле я слушал. Слушал, повторится ли тот скрежет, который остановил меня по привычной дороге за сигаретами или мне всё это причудилось. Нет, не могло, слишком долго и слишком отчётливо я помню всё это. Звука не было, где-то запищали мыши, и я чуть не подскочил от неожиданности, но звук шёл от мусорных баков. Я напряг слух – тишина. Мне опять ужасно захотелось закурить, где-то сверху, кто-то закрыл балкон – значит я был прав, возможно меня видели, хотя, кому до кого какое дело. Курить хотелось еще сильнее, я задумался еще раз о том, что видел, попытался представить, что именно меня пугало. Человек? Нет, я даже не видел его, ему никогда в жизни не пролезть в эту решётку, пальцы? Я посмотрел на свои руки, освещаемые фонарём, - возможно – они смотрелись жутковато, когда «ковыряли» воздух из стены. Меня пугало другое, как тот, кто бы то там ни был оказался там – внутри стены? Я сплюнул – достаточно громко, если кто и был там еще, он всяко услышал. Я прислушался и меня снова пробрала дрожь, я опять услышал знакомый звук, как будто толстую бечёвку пропускают с силой через отверстия в металле. Сердце застучало, к глазам подкатили какие-то красные всполохи. Я выдохнул, оценил ситуацию со стороны – взрослый мужик боится пальцев в стене, попытался усмехнуться, что почти получилось и шагнул внутрь.

Я снова видел их – с этой стороны они казались еще длиннее и корявее, свет, хоть и был слабый, но светил против глаз и пальцы казались почти чёрными. Я замедлил шаг, всеми силами всматриваясь в пластину, всё еще думая, что за ней находится – каморка или комната, подвал и может ли это быть каким-то разводом, что сейчас из подъезда выскочат пара бравых молодцов и я лишусь кошелька. А то и несколько зубов. Но везде было тихо. Но не долго. Пока снова не послышался голос.

- Ты пришёл! – Это ведь ты? Да, да, ты…. Я чувствую тебя. Дай мне сигаретку, всего одну… – голос пытался мимикрировать под жалостный, но в нём продолжал слышаться какой-то сарказм, а может это было сумасшествие?

- Хорошо, - пытаясь держаться уверенно, сказал я. – Вот только, что ты там делаешь? Как ты туда попал? Там какая-то комната да? Может ты решил подшутить надо мной?

- Дай сигаретку, очень хочется курить, а я расскажу… - тон голоса без сомнений принадлежал человеку, зависимому от никотина, сомнений не было, кто бы то ни был, курить ему хотелось сильно.

- И как я тебе ее дам? У тебя есть зажигалка или спички?

- Нет, тут совсем мало место для всего этого, подкури ее и просунь в одну из дырок.

Я на миг замер, в какой-то момент мне снова показалось всё это розыгрышем, похожим на те нелепые, которые я смотрел в детстве по телевизору, я даже обернулся еще раз вокруг, но не увидел ни камер, ни припаркованных машин в которых могут быть камеры, ни скрытых камер на потолке. Обычный обшарпанный переход и заросший двор, виднеющийся в дальнем конце, освещаемый тусклым фонарём.

Я достал одну сигарету, неотрывно смотря на 2 пальца просунутых в решетку, от них исходили какие-то волны страха, я не мог его понять, но что-то неприятное шло оттуда. Пальцев почти остановили своё движение лишь медленно, медленно шевелясь в воздухе, как будто в невесомости. Я взял сигарету в рот и прикурил пару раз, чтобы не потухла. Взял в руки, еще раз глубоко вздохнув.

- Ну скорее же, ты специально мучаешь меня? – в голосе послышалась сквозь обидные нотки, заметная агрессия.

- Нет, я раскуриваю. Вот, держи, я просуну в одно из отверстий. – я было протянул ее к решетке, но снова засмотрелся на пальцы, не заразные ли они, могут ли они царапнуть меня, но как только мне пришло это в голову, они медленно втянулись внутрь.

- Я жду, - где-то глубоко и глухо послышался голос, на миг мне показалось, что голос был громче, когда пальцы были рядом, как будто его звук шел от руки… - я снова тряхнул головой, отгоняя наползающие дурные мысли, взялся около тлеющего конца сигареты, снова обратив внимание, на то, как ощутимо у меня дрожат пальцы, но всё равно поднёс и просунул фильтр внутрь среднего отверстия. Когда фильтр погрузился сантиметра на 1.5, сигарету втянули внутрь, быстро, так, что тлеющая часть, чуть не отлетела от удара об отверстие. Где-то внутри раздался какой звук, который отдалённо можно было бы индетифицировать, как звук наслаждения. Я засунул руки в карманы куртки и отошёл на шаг назад. Через несколько секунд из отверстий решетки стал выходить дым. Я не знаю кто там был внутри, но сегодня он всё же получил сигарету, наверное, самым странным способом из всех, что могли прийти в голову.

Когда пальцы исчезли, то дым, просачивающийся сквозь отверстия, не пугал, в какой-то момент я даже ощутил наплыв желания уснуть, не смотря на многонедельную бессонницу и наверно самый странный случай в моей жизни. Я развернулся в намерении уйти отсюда и пойти домой.

- Стой! – звук голоса прозвучал чуть громче, чем обычно и сразу задался кашлем. Я приостановился. – Кажется, у нас был уговор, ты мне сигарету, я тебе рассказ. Или тебе уже не интересно?

- Послушай, я уже уверен, что у вас за стеной каморка или помещение, а через эту пластину вы пугаете людей или еще черт знает, чем занимаетесь. Я уже почти два часа ночи и у меня нет никакого желания…

- Там нет коморки, - голос хоть и вклинился в мою речь, но остановил ее. – Там нет комнаты, там нет двери, там бетонная стена. Напротив того места где ты стоишь. Неужели ты не в курсе, что такие проходы между домами укрепляют особо надежно?

Я сглотнул, задумавшись.

- Ладно, - меня это начинало уже ощутимо раздражать, - я подошёл поближе к пластине. – И как ты туда попал? Провалился в дымоход? Или всё же просчет рабочих и там есть место для одинокого бомжа, так?

- Просчет рабочих… - голос рассмеялся и закашлялся, я даже обернулся, нет ли кого рядом, иначе они бы точно это услышали. – Нет, мой случайный друг, раньше умели строить. Умели строить так, что теперь нигде такого не отыщешь. Ты ведь хочешь знать да? Хочешь знать все ответы. Зачем все те огромные антенны на старых домах, похожие скорее на безумство учёных, чем на систему телевидения, ты хочешь знать зачем надстроенные этажи по верхам жилых высоток с огромными окнами или наоборот с малюсенькими. Тебе должно было быть интересно, нет, даже не сейчас, а в детстве – что там наверху где лифтовые механизмы тягают лифт вверх – вниз. Вы ведь лазали, но двери всегда были закрыты, вы видели, что там помимо механизмов есть еще одна комната. Неужели, когда ты едешь на работы или с работы по объездной и смотришь на далекие старые советские дома, в тебе не появляется любопытство от вида всего этого? Для чего-то это нужно было? Зачем-то это создавалось? Почему сейчас такого нет? Прогресс? Нееет…

Голос зашёлся в кашле, который, казалось не остановится, но в какой-то момент он продолжил.

- Тебе в детстве снились странные сны про обвалившиеся перекрытия в подъезде, про то, что ты не можешь найти свою квартиру, про то, что все есть, а твоей нет. Про лифт, который разваливается. Или везет тебя всё выше и выше нужного этажа, миновав самый верхний. Детские страхи? Познавание мира? Хех… Психологические преграды от изучения, от лазанья там, где не нужно. Тотальный контроль друг мой. Огромные антенны, на нежилых этажах рядом с которыми стояли тестовые установки по контролю мыслей, надстройки над домами с лабораториями и испытанием волнового излучения на домах напротив. Примеси в цементные смеси в определенные дома в определенные кварталы для проверки людей к сопротивлению ядами. Пункты контроля рядом с лифтовыми с генераторами, отдельные комнатушки, которые прослушивали и нашёптывали сквозь радио. У тебя было радио, такое отдельное, вход от которого был где-то около антресолей, а сейчас его уже нет. Нет радио, а входы еще есть. Оборудование почти всё уничтожено, двери заварены, но еще можно отследить, еще можно увидеть это своими глазами.

Меня почему-то медленно стал прошибать пот, да, я всё это видел и замечал, но никогда не задумывался об этом, может в детстве, но сейчас не было ни малейшего интереса задумываться о вещах бывшей державы.

- Как ты сюда попал, просто скажи, почему, почему тут, почему внутри стены ты просишь сигареты через отверстия в пластине, чёрт бы тебя побрал, и я пойду.

- Попал я сюда давно, ты ведь замечал эти пластины на некоторых домах, замечал, но они особо не оставались в твоей памяти. Понимаешь, СССР была слишком большой державой со многими секретами, такими, что до сих пор вызывают ужас, попадись они в массы. А попал я сюда, потому что, людей, которые строили лаборатории или антенны «КУР» (коллективного управления разумом) вмуровывали в стены здания, чтобы молчали или поддерживали ауры этих мест, департаментов раньше было гораздо больше и некоторые занимались довольно странными делами со своими так сказать ритуалами, вот я тут и оказался. Тебе наверное интересно, почему я еще жив, хотя на дворе 2019?

- Иди на хер! – я зашагал подальше от этого прохода и дурацкого больного, который пудрит мозги, по-любому какая-то пьянь и пройдоха. Терпеть не могу таких, которые строят из себя остатки некогда былых личностей, но из-за их многолетних проступков сочится яд, который полностью закрывает их ауру. Когда я обогнул дом, кажется я еще слышал смех из перехода, но мне было плевать. Когда я заходил в подъезд, я невольно обернулся на дом напротив, еле замечая в темноте огромную круглую антенну.


На следующий день после работы, я пришёл домой, переоделся, взял рюкзак, в который положил фонарик, монтировку, кусачки и пассатижи, оделся, взял пачку сигарет и вышел из дома.

Мороси не было, лишь лёгкий ветер кружил кроны деревьев, создавая приятный шум, похожий на шум от нерабочего телеканала. Я обогнул пару домов, осмотрелся, как бы невзначай и шагнул в переход. Пальцев не было, вообще это место выглядело так, как будто видел я его вчера во сне. Решетка была на месте, но никаких пальцев. Я достал фонарик и посветил внутрь, отверстие внутри было гораздо уже решетки, меня слегка затрясло, я проглотил комок, медленно подходивший к горлу от моего начала пути от своего подъезда. Если там была рука, как она там поместила? «Да туда три пальца еле пролезут», - подумалось мне. Я достал монтировку. Еще раз оглядевшись и прислушавшись – вокруг было тихо, я приблизился к решетке: - Эй ты там, внутри.

Тишина. Одна лишь тишина, уже около минуты, хотя в ожидании ее я весь промок. Вздохнув, вставил монтировку в отверстие между пластиной и стеной и надавил, послушался скрип и скрежет, я снова замер – тишина, подождал секунд 20 и со всей силы дёрнул. Два дюбеля вылетели на асфальт предательски стуча, покатились в разные стороны, часть пластины отогнулась, я отогнул ее до конца и посветил фонарём. Длинное тонкое отверстие, уходящее вдаль. Меня снова стало трясти.

- Мне причудилось, определенно причудилось. Тут не поместилась бы и детская рука, только как раз два или три мужских пальца. Я поднялся, ноги трясло, и они были ватные, забрал два дюбеля и загнул назад решетку. Прошёл к концу прохода, где находился подъезд, выбросил дюбели в мусорное ведро, подошёл к подъезду, прислушался, приложил монтировку к магниту сверху и потянул со всей дури, дверь отошла с таким звуком, как будто я ударил по ней кувалдой. Я замер, готовясь бежать, ощутив себя мальчишкой. Где-то послушался шум и какие-то голоса, я шагнул в подъезд, простоял около минут пяти. Больше звуков не было, аккуратно закрыв дверь, я дошел до того места, напротив которого была решетка.


Стена, бетонная стена, от пола до потолка, от края до края. Ничего, даже счётчиков или отверстий в ней не было. Я спустился пониже, повыше, под разными углами ища в чем тут подвох, простучал большую часть стены на наличие полостей, но всё было гораздо проще. Это и вправду была глухая стена и только. Где-то наверху послушался какой-то звук, и я вышел из подъезда, прошел вдоль дома, свернул, прошёл пол квартала вперед, обошел еще один дом, и вернулся к соседнему от своего подъезда. Рядом с моим и вообще во дворе никого не было. Я не спеша дошёл до подъезда и приложил ключ домофона. Когда я ехал в лифте, на меня накатила дурнота, я был весь мокрый и меня стошнило. Качаясь, я дошёл до квартиры, отворил дверь и ввалился внутрь.

CreepyStory

11.3K постов36.3K подписчик

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.  Пишите "Продолжение следует" в конце постов, если вы публикуете повесть, книгу, или длинный рассказ.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.