Amral

Amral

пикабушник
пол: мужской
поставил 24461 плюс и 1656 минусов
проголосовал за 0 редактирований
4151 рейтинг 965 комментариев 11 постов 0 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
-4

Глава четвертая

Ночь прошла беспокойно. Темные переулки города полнились незнакомыми шорохами. Ребекка, не успевшая привыкнуть к защитному действию руны, после каждого шелеста ожидала увидеть тени, выползающие из-за поворота. Один раз, после неясного шума из-под дома действительно кто-то вылез, и брат с сестрой уже готовы были в страхе бежать, куда глаза глядят, но неясный силуэт превратился в упитанного кота. Линн облегченно рассмеялся. Ребекка нахмурилась.

– Тише ты. То, что это всего лишь кот – не значит, что тут нет кого похуже.

Линн притих. Кот тем временем подошел к его ноге и обнюхал её. Ребекка присела, и попробовала погладить зверя. Однако тот неожиданно резво отпрыгнул и зашипел, вздыбив шерсть.

– Эй, котик, ты чего. Я тебя просто погладить хочу, – Ребекка удивленно протянула вперед руку. Кот ещё сильнее зашипел и махнул лапой. Девушка отдернула руку. – Странно, обычно я неплохо с ними ладила.

– Ну, может у них, городских, свои предпочтения, – Линн тоже попробовал погладить кота, но тот, уже разочаровавшись в новых знакомых, ленивой походкой направился вдоль улицы. Линн посмотрел на небо. – Кажется, начинает светать.

– Мы у самых ворот, – Ребекка протяжно зевнула. – Теперь главное не уснуть.

– Может, ты пока поспишь, а я подежурю? А потом наоборот. А то, и правда, очень уж в сон клонит.

– Легче сказать, чем сделать, – девушка прошла вдоль стены, пытаясь выбрать место почище. В конце концов, она села, привалившись спиной к каменной кладке. – Разбуди меня, если что, ладно?

– Хорошо, спи, сестрица.

Линн прошелся туда-сюда, разминая ноги. Окружающие дома притягивали взгляд. Линн вспомнил, как в детстве наблюдал за строительством дома. Это был обыкновенный деревенский одноэтажный дом, однако тогда процесс показался маленькому Линну невероятно сложным. «Интересно, сколько же времени и сил потратили, чтобы построить такие громадины?» – подумал парень, но его размышления были прерваны звоном на стене. Линн задрал голову, пытаясь рассмотреть, что происходит наверху. До его слуха донеся неразборчивый разговор, затем скрип и ворота медленно разошлись в стороны, открывая вид на ещё не проснувшиеся пригороды. Где-то далеко на востоке появились первые лучики солнца, а вперед, на юг, простирался бесконечный Северный тракт.


Солнце ещё не полностью показалось из-за горизонта, а дорога начала наполняться людьми и повозками. Крестьяне направлялись в город, а путешественники и торговцы – наоборот спешили его покинуть. От шума, создаваемого таким потоком людей, проснулась Ребекка. Она ошалело заморгала, пытаясь сообразить, где находится, затем, вспомнив события вчерашнего дня, потянулась и попыталась встать. Однако за пару часов, проведенные в не слишком приспособленном для сна положении, мышцы девушки затекли, и она, ойкнув, оперлась о стену. Ребекка протяжно зевнула и поискала глазами Линна. Тот, стоя спиной к ней о чем-то разговаривал с крупным, богато одетым мужчиной. Девушка, всё ещё придерживаясь рукой за стену, подошла поближе, прислушиваясь к разговору.

– Послушайте, но это же смешно. Два серебряных с человека за четверть дороги до столицы, – Линн всплеснул руками.

– Не нравится – не едь. Я не заставляю. Это последняя цена, – мужчина резко встряхнул головой и обернулся к своим повозкам. – Вы закончили? – хмуро спросил он стражников, проводивших досмотр товара.

– Да, все в порядке, – стражник вытянулся в струнку. – Можете проезжать.

Мужчина запрыгнул в повозку, а Линн развернулся к Ребекке. Лицо его выражало озабоченность.

– Если каждый, с кем мы попытаемся ехать вместе, заломит такую цену – придется пропустить совет Аланне мимо ушей и идти в одиночестве.

– Два серебряных с человека за четверть пути? – Ребекка прикинула в голове оставшиеся у них финансы. – И правда, дороговато для нас. Смотри, может он будет сговорчивей? – девушка показала рукой на сухонького мужичка, подъехавшего к воротам. Тот о чем-то препирался со стражниками с козел своей телеги. Линн оценивающе осмотрел его.

– Ну, давай попробуем. Только давай в этот раз ты.

Ребекка дождалась, пока мужчина о чем-то договорился со стражниками, и подошла ближе.

– Доброе утро. Скажите, а вы случайно не в столицу едете? – девушка постаралась изобразить свою самую милую улыбку.

Мужичок подозрительно сощурил глаза и буркнул.

– А тебе-то что за дело, куда я еду?

– Дело в том, что мы с братом направляемся в столицу и ищем попутчика, чтобы не путешествовать в одиночестве.

– Ну, даже если я и еду туда, какой мне резон брать вас с собой? – лицо собеседника Ребекки приняло скучающее выражение.

– Мы можем заплатить, – при этих словах в глазах мужичка зажегся интерес.

– Что же, в столицу я не еду, – он развел руками, а затем хитро посмотрел на Ребекку. – Но найти здесь кого-то кто едет прямо туда – задача не из легких. Не один день прождать можете. А я еду до Рубе. Это почти половина пути отсюда до столицы.

– И сколько же это будет стоить? – спросила Ребекка.

– Хм, да серебряный за двоих. Идет?

Ребекка несмело улыбнулась.

– Идет, – она обернулась к брату. – Эй, Линн, запрыгивай.

Мужичок дернул поводья и лошадь ленивым шагом направилась прочь из города.


Проспав большую часть дня, Ребекка лениво потянулась. Линн мирно посапывал рядом, и девушка решила не будить брата, который, в отличие от неё провел всю предыдущую ночь на ногах. Повозка плавно покачивалась в такт шагам лошади. Ребекка огляделась по сторонам. Привычные с детства ели и сосны сменились куда более светлым лиственным лесом. «Неужели мы так долго проспали?», задумалась девушка.

– Ну вы и сони. Я-то думал, раз попутчиков взял, будет хоть, с кем парой слов перекинуться, – мужичок обернулся, услышав возню Ребекки. – А вы продрыхли почти весь день.

– Да мы всю ночь не спали – не нашли места для ночлега. Вот и отсыпаемся, – девушка ещё раз потянулась и пересела на козлы рядом с мужичком. – Кажется, мы так быстро уснули, что не успели познакомиться. Меня зовут Ребекка. Моего брата – Линн. А вас?

– А я Хью, – он окинул девушку оценивающим взглядом. – Не сочти за праздный интерес, но зачем бы двум столь молодым людям ехать в столицу?

Ребекка задумалась. Рассказывать всю историю явно не стоило первому встречному. Но и откровенно врать девушка не слишком любила, да и, в отличие от брата, это у неё получалось довольно нескладно.

– Ну, мы хотим попробовать поступить в Коллегию магов.

Брови Хью удивленно взлетели вверх.

– А не маловаты вы? Я, конечно, человек простой, но что-то не припомню я магов такого юного возраста.

Ребекка с испугом задумалась. «А что, если он прав? Мы приедем в столицу, а нас не примут, потому что мы ещё слишком молоды. И что мы тогда будем делать?». Девушка закрыла глаза, выдохнула и сосчитала до десяти. Затем вспомнила всё, что Аланне рассказывала ей про Коллегию. Из слов знающей выходило, что при поступлении туда, возраст не влиял ни на что – если ты был достаточно умен, ты проходил. Эти мысли слегка успокоили Ребекку.

– Ну так там же долго учиться. А принимают вроде и таких как мы, – девушка вспомнила, что её размышления начались с вопроса собеседника. Тот с сомнением покачал головой, и Ребекка поспешила сменить тему. – Вокруг Имре леса хвойные, а тут одни осины. Разве мы так далеко уехали?

– Да не, километров пятьдесят. Имре же на границе тайги стоит, – Хью обернулся, будто ожидая увидеть за спиной город. – Пару километров на юг – и сосны с елями почти исчезают.

– Вот как… Мы просто ни разу не бывали так далеко на юге.

– Да разве ж это юг, – Хью махнул рукой. – Настоящий юг начинается как раз за Рубе. Бескрайняя степь. Можно несколько дней ехать – и ничего вокруг не меняется. Как будто на месте стоишь.

Хью увлекся рассказом про южные края, Ребекка слушала его, пытаясь представить себе всё это, а повозка неторопливо катилась всё дальше от родных мест брата с сестрой…


Восемь дней спустя размеренный ритм путешествия нарушился столбом дыма на горизонте. Хью нахмурился и подстегнул лошадь.

– До ближайшей деревни больше десяти километров, – пробормотал он себе под нос. – Это ж сколько у них сгорело там?

Через полтора часа в воздухе появился едкий запах гари. Ещё спустя полчаса повозка подъехала к тому, что раньше было деревней. На месте домов остались лишь обугленные остовы, земля выжжена дотла. Огонь не перекинулся на соседний лес лишь благодаря полосе голой земли, отделявшей деревню. Линн и Ребекка подавленно осматривали окрестности, совершенно не понимая, что могло стать причиной подобного бедствия. Хью со страхом поглядывал на небо, и подстегивал лошадь, чтобы побыстрее проехать место катастрофы.

– Что здесь произошло? – Линн умоляющим взглядом посмотрел на Хью.

– Не знаю, – отрезал Хью, понизив голос. – И лучше бы нам побыстрее отсюда уехать.

– Но, – Линн запнулся. – Возможно, кому-то нужна помощь. Неужели вы хотите просто взять и бросить их?

– Мальчик, – Хью обернулся к Линну. – Посмотри внимательно – угли почти остыли. Пожар закончился уже давно. Если кто-то остался жив – он давно убрался отсюда. А те, кто не мог уйти сам – уже умерли, – он посмотрел на пепелище и пробормотал себе под нос. – Даже камень оплавился. Что же это за напасть-то?

– Остановитесь! Так же нельзя! – Линн привстал, собираясь спрыгнуть на землю, как только повозка остановится. Однако Хью и не подумал тормозить. Внезапно сестра дернула его за рукав.

– Стой. Он прав, – голос Ребекки звучал глухо, а сама она выглядел не лучше трупа – кожа девушки побледнела, а лицо приняло отсутствующее выражение. – Что бы здесь ни произошло – мы уже ничем не поможем. Только зря рискуем, оставаясь здесь.

– И ты туда же! – Линн вырвался из руки сестры.

– Линн, пожалуйста. Поехали отсюда, – Ребекка попыталась заглянуть в глаза брату. – Ради меня, не ходи туда.

Пока Ребекка пыталась остановить Линна, повозка оставила пепелище позади и Хью вздохнул с облегчением.

– Брось, парень. Тебе там делать нечего.

Линн зло отвернулся и промолчал. А повозка укатывалась всё дальше от пожарища.


Ближе к вечеру дорогу путешественникам преградила баррикада, наспех сооруженная из нескольких телег. От неё навстречу повозке, подняв руку, вышел человек в легком черном кожаном доспехе.

– Ой, это разбойники что ли? – воспоминания о неудачной попытке найти ночлег в городе были ещё свежи в памяти Ребекки. Хью при этих словах заметно напрягся.

– Больно опрятный он для разбойника, – пробормотал он себе под нос, но прозвучало это неуверенно.

– Эгей, стой! Дальше ходу нет! – донесся до них крик приближающегося мужчины.

– А что случилось?

На лице мужчины отразилось недоумение.

– Вы что, не видели сожжённую деревню, когда проезжали? – он недоверчиво наклонил голову.

– В-видели, – при упоминании деревни Ребекка вздрогнула. – Но мы не поняли, что там произошло.

Недоумение превратилось в недоверие, а затем перешло в усталое безразличие.

– Дракон там случился. Вот что.

После его слов в воздухе повисла тишина. Ребекка сидела, словно оглушенная этой новостью. Хью сотворил из пальцев замысловатый знак, по поверьям отгоняющий зло. Линн спрыгнул с задней части повозки и подошел к лошади.

– А дорогу-то зачем перегораживать? – он исподлобья уставился на мужчину в доспехе.

– Чтобы вот такие любопытствующие как вы не мешали охоте, – тот даже не обернулся для ответа и скрылся за баррикадой.

Хью хлопнул себя по лбу.

– Точно, как же я раньше не вспомнил. Это же Истребители. Это они ходят в таких доспехах.

– Истребители? – Ребекка с непониманием уставилась на Хью.

– Ну да. Ты что, ни разу не слышала о них? – девушка отрицательно покачала головой. – Эк вы у себя в глуши засиделись. Я, на самом деле, и сам о них мало что знаю. Всё больше слухи да домыслы. Кто-то говорит, что они охотятся на врагов короля. Кто-то – что на всяких опасных магических тварей. Ещё, говорят, что лучших магов из Коллегии туда забирают силком. Вот уж не знаю, насколько это правда.

Ребекка моргнула и встряхнула головой, словно приходя в себя.

– А разве всех драконов не истребили во время Объединительной Войны? – девушка посмотрела на небо. – Мне говорили, что встретить дракона в нашем королевстве невозможно.

– Я тоже слышал, что их не осталось, – Хью удивленно покачал головой. – Думаю, если хочешь узнать ответ на свой вопрос – нужно задать его более знающим людям. Например, этим господам в черных доспехах. Хотя не уверен, что они ответят.

– Давайте, что ли, лагерь разобьем, – Линн пнул камушек на дороге. – Раз уж всё равно дальше ехать не получится.

– Ну, других вариантов всё равно нет. Так что давайте приступим, – Хью спрыгнул с повозки.


Лагерь Истребителей оказался большим и неожиданно шумным палаточным городком. Некоторое время Линн опасливо рассматривал его издалека, но затем любопытство пересилило, и он направился к большому костру, разведенному в центре лагеря.

– Эй, может не стоит? – Ребекка взяла брата за руку. – Не думаю, что они будут рады, если лезть к ним с вопросами.

– Слушай, когда ещё будет такая возможность? – Линн насупился и шагнул в сторону костра. – Неужели тебе не интересно узнать, откуда взялся дракон?

Ребекке пришлось признаться себе, что ей было интересно. До сих пор она думала, что этих созданий в мире не осталось, но встретивший их на дороге Истребитель говорил о драконе, как о чем-то совершенно обыденном.

– Ну хорошо, пойдем. Только давай спросим, не помешаем ли мы, – девушка медленно пошла к костру.

При ближайшем рассмотрении Линну и Ребекке показалось, что заправляет всем в лагере довольно молодой юноша с ярко-рыжими волосами. Его высокая, нескладная фигура заметно выделялась среди остальных обитателей лагеря – Истребители как на подбор были некрупными, жилистыми людьми. Ещё Линн отметил красный наруч, вкупе с рыжими волосами делавший юношу ярким пятном на черном фоне лагеря. Подойдя к костру Линн ненадолго остановился, рассматривая окружающих, а Ребекка, напротив, подошла сразу к юноше.

– Добрый вечер, – девушка замялась, не слишком представляя, что говорить дальше. Юноша сначала посмотрел на неё, затем кинул взгляд на небо и снова перевел глаза на собеседницу.

– Скорее всё-таки ночь. А вы, девушка, собственно кто будете? – юноша потер подбородок. Ребекка, уверившись, что он здесь большой начальник струхнула.

– Нуу, мы это…

– Мы мимо проезжали, и из-за ваших заграждений пришлось тут на ночлег встать, – выручил сестру подошедший Линн.

– Ну, так вы думаете, нам делать больше нечего, кроме как дороги перегораживать, да людям жизнь портить, – юноша вздохнул. – Работа такая. Пока дракона не прогоним или не изловим – нельзя туда людей пускать. А то сожжёт, не ровен час, а нам потом отвечать.

– А откуда он вообще взялся? Их разве всех не перебили? – в глазах Линна зажегся интерес.

Юноша с недоумением посмотрел на него и присвистнул. Затем, важно подняв палец к небу, изрек.

– Ну, строго говоря, последнего дракона, жившего на территории королевства, изгнали тридцать восемь лет назад. Но, увы, за границами нашей страны они живут, как и раньше. И, временами, залетают и к нам, – лицо юноши погрустнело. – Обычно всё заканчивается парой украденных коров, но в этот раз что-то пошло не так. Дракон пришел в ярость и спалил целую деревню дотла.

– А почему же вы сидите здесь, а не ловите его? – с максимально невинным видом спросил Линн.

– Мы просто арьергардный отряд, – ещё более печально ответил юноша. – Учитель взял большую часть отряда и налегке отправился за драконом. А нас оставил сторожить дорогу. Он, видите ли, считает, что я не дорос до серьезного дела.

Линн уже открыл рот, чтобы спросить что-то ещё, но сестра ткнула его локтем в бок.

– Ну, это ведь тоже важно, – сказала она, пытаясь сгладить нетактичность брата.

– Да важно-то важно. Но, – юноша изобразил сложный жест, пытаясь выразить разочарованием, потом махнул рукой, повернулся спиной к собеседникам и пошел куда-то вглубь лагеря.

– Пойдём, что ли спать? Завтра, если повезет, дорогу откроют, – Ребекка устало зевнула и направилась в сторону их маленького лагеря.


Однако ни на следующее утро, ни через день никаких изменений не произошло. У заграждения скопилось немалое количество путешественников, как пеших, так и конных, но Истребители никого не пропускали дальше. Из-за растущего недовольства они выставили оцепление на дороге и вокруг своего лагеря, и Линну так и не удалось больше поговорить с рыжеволосым юношей. Ребекка, куда менее общительная, чем её брат, большую часть дня проводила в их маленьком лагере, используя внезапную возможность отдохнуть. Линн же, не имея доступа в лагерь Истребителей, успел перезнакомиться с половиной собравшихся здесь из-за незапланированной задержки. Уже к вечеру первого дня по лагерю начали ползти слухи о причине оцепления. Кто-то утверждал, что некий маг сошёл с ума, спалил деревеньку и теперь скрывается в лесах от правосудия. Другие говорили, что крестьяне разбудили чудовище, спавшее в глубинах леса, и оно напало на деревню. Когда Линн попытался рассказать, что на самом деле это был дракон, слушатели покрутили пальцем у виска и спросили, где это видано, чтобы драконы сжигали целые деревни. Немедленно отыскался старичок, лично видевший дракона, и авторитетно подтвердивший, что драконы больше крадут скот, чем жгут людей. В конечном итоге все согласились, что это был сумасшедший маг.

Наутро третьего дня, Ребекка, проснувшаяся с рассветом, обнаружила стремительно собирающих лагерь Истребителей. Заграждение из телег на дороге уже было разобрано, и большая часть палаток – погружена на них. На глазах у удивленной девушки военные сноровисто и очень быстро собрали последние вещи, распределились по повозкам и укатили на юг.

– Что же, кажется, наше путешествие продолжается, – Ребекка посмотрела на солнце, бодро выкатывающееся из-за горизонта. Кто-то из путешественников, обнаружив, что тракт снова открыт, уже седлал лошадей. – И куда люди вечно торопятся? Впрочем, пора, наверное, и нам собираться.

Девушка потянулась и отправилась будить брата и Хью.

Показать полностью
-3

Глава третья

Три дня спустя незадолго до заката Аланне позвала Ребекку.

– Ну что же, я закончила работу над руной. Отогнать преследующие тебя тени она не сможет, но их голоса к тебе в голову не пустит, – знающая протянула девушке небольшой камень. Ребекка взяла его – тот оказался небольшим, около четверти ладони, плоским куском речной гальки. На гладкой, отполированной водой поверхности был выведен сложный черно-синий рисунок, напомнивший Ребекке раздавленного паука. Девушка зябко повела плечами.

– Она совсем не похожа на те, что вы давали нам раньше. Они были какие-то более… – Ребекка на секунду задумалась, – мирные что ли.

– Мирные? Довольно странное определение для рун, – Аланне с удивлением посмотрела на девушку. Затем перевела взгляд на руну. – Впрочем, может быть для мало знакомого с этим, это и правда так выглядит.

Знающая ненадолго замолчала, а затем продолжила.

– Теперь ты сможешь спать спокойно, Ребекка. Это всё, что я могу для вас сделать сейчас.

– Спасибо вам огромное, – девушка с благодарностью заглянула в глаза Аланне. – Если бы не вы, мы бы не знали, что сейчас делать.

– Вы всё-таки собираетесь идти? – Аланне неодобрительно покачала головой. С того самого дня, когда знающая рассказала им про Коллегию, Линн и Ребекка вбили себе в голову, что именно там кроется решение их проблемы. И хотя и брат, и сестра тщательно избегали разговоров с ней на эту тему, Аланне видела, как тяготит их вынужденное бездействие.

– Да. Уж там-то мы точно сможем узнать, как их прогнать, – во взгляде девушки появилась упрямая решимость, которой знающая прежде не замечала. Аланне подумала, что совсем не знает этих детей. «Да и дети ли они?», поправила себя она.

– Что же, похоже, отговаривать вас бесполезно. Но если что-то пойдет не так, как вы планируете – двери моего дома всегда открыты для вас, – старушка с теплотой посмотрела на девушку. – А теперь, иди-ка спать. И Линну тоже скажи. Вам лучше выспаться перед дорогой.

Несмотря на то, что знающая была права, сон долго не шёл к Ребекке. Все в доме уже уснули, а девушка все ворочалась с боку на бок, размышляя, что завтра они, наконец, отправятся туда, где могут скрываться ответы на все их вопросы. Мысли Ребекки иногда перескакивали на руну, лежащую у неё под подушкой, и, в конце концов, она достала её, чтобы ещё раз посмотреть. В слабом свете луны, пробивавшемся через окно, рисунок выглядел куда более таинственно, чем вечером. Некоторое время Ребекка рассматривала его. Затем встала, наскоро оделась и тихо выскользнула за дверь, сжимая его в руке. На улице девушка робко огляделась. Серебристый свет изрядно потолстевшего месяца превращал обыденный пейзаж в пристанище неверных отсветов и бликов. Ребекке стало неуютно. Тень каждого кустика казалась мрачным призраком, а любой скрип, доносившийся со стороны леса – голосом могилы.

– Я должна быть уверена, что она работает. Иначе эти голоса сведут меня с ума, – тихо проговорила девушка, как будто убеждая себя. Крепче сжав в кулаке руну, Ребекка несмело шагнула в сторону леса. Как и несколько дней назад, вокруг не было ни души. Девушка огляделась.

– Я же знаю, что вы здесь, – голос Ребекки слегка дрожал. – Вы всегда рядом, даже когда я вас не вижу.

Краем глаза девушка заметила за спиной движение и резко обернулась. Однако там оказалась лишь ветка дерева, качаемая ветерком. Ребекка медленно выдохнула.

– Просто ветер… – девушка закрыла глаза и сосчитала до десяти. Открыв их, Ребекка глухо вскрикнула, с трудом удержавшись от громкого визга, способного разбудить всю деревню. Буквально в десяти шагах перед ней парила в воздухе черная тень, напоминавшая по форме худого и очень высокого человека. Синие точки на месте, где должны были бы быть глаза, казалось, смотрели прямо ей в душу. Ребекка начала лихорадочно отступать назад, споткнулась, едва не упала, однако сумела восстановить равновесие, отбежав в сторону и ухватившись за стену дома. И только в этот момент девушка поняла, что она не слышит обычного шепота, сопровождавшего каждое появление тени. Все ещё опираясь на стену, Ребекка подняла к глазам руну. Рисунок, раньше казавшийся черно-синим, теперь слабо светился голубоватым светом. Девушка глубоко вздохнула и встала прямо. Тень все ещё парила невдалеке, однако не делала никаких попыток приблизиться. Ребекка, стараясь не обращать внимания на наблюдающие за ней синие глаза, зашла в дом. После пережитого нервного потрясения на девушку накатила сонливость. Она разделась, легла, и заснула, едва донеся голову до подушки.

Утром Аланне подняла их незадолго до рассвета. Ребекка проснулась с трудом. Голова категорически отказывалась принимать вертикальное положение, а глаза слипались. Умывание холодной водой прояснило сознание, но ненадолго – голова так и осталась тяжелой. Девушка попыталась уследить за суматошно собирающимся Линном, однако вскоре бросила это занятие.

– Эй, сестренка, ты чего ползаешь как осенняя муха? – Линн остановился на секунду в очередной раз пробегая с улицы в дом.

– Линн, – протянула Ребекка, пытаясь скрыть зевок. – Ну не тормоши меня. Я долго не могла уснуть и совсем не выспалась.

– Так разволновалась из-за нашего путешествия? – в глазах Линна горел азарт человека, с нетерпением ждущего дальней дороги.

– Да не то, чтобы очень сильно, – Ребекка потупила глаза, вспоминая свою ночную вылазку. В этот момент Аланне позвала их завтракать.

После еды знающая спросила:

– Хоть дорога до столицы и несложная, она очень неблизкая. Вы точно помните, как вам идти?

– Ну да, дойти до Королевского тракта и идти на юг, пока не придем куда надо, – Линн легкомысленно откинулся на спинку стула.

– Первая цель вашего путешествия – Имре. До него два дня пути. Там найдите попутчиков. Это важно, – Аланне внимательно посмотрела на Линна. – Никогда не путешествуйте по большаку в одиночку. Ну а дальше и правда вам по Королевскому тракту. Что ж, – старушка встала из-за стола. – Вещи собрали?

– Ага, – Линн махнул рукой в сторону пары собранных дорожных мешков.

– Ребекка, ты все взяла? – знающая озабоченно посмотрела на девушку. Та все еще сидела за столом, клюя носом.

– Вроде бы да, – вставая и пытаясь потянуться, ответила Ребекка. – Самое важное – руна и кошелек – при мне. Спасибо за заботу, Аланне, – девушка подхватила свой мешок на плечо.

– Удачи вам в ваших поисках. Надеюсь, у вас все получится, – старушка вышла на улицу вместе с братом и сестрой.

– Спасибо вам за все, мудрая, – лицо Линна приняло слегка торжественное выражение. – Надеюсь, наши пути ещё пересекутся.

– И я на это надеюсь.

Ребекка и Линн направились к выходу из деревни. Солнце уже выкатилось из-за горизонта и жители постепенно пробуждались. Ребекка несколько раз оглядывалась, чтобы помахать Аланне, но лучи яркого утреннего солнца слепили глаза. Очень скоро вплотную к дороге подступил хвойный лес, утром выглядевший приветливо и совсем не мрачно. Ребекка улыбнулась.

– Ну что же, теперь мы, по крайней мере, точно знаем, куда и зачем идем. Это уже что-то.

На второй день пути, когда солнце уже начало клониться к закату, на горизонте показались первые строения Имре. Со времен, когда спокойная жизнь была возможна лишь за каменными городскими стенами, минуло уже несколько десятков лет, и под высокими укреплениями выросло множество небольших деревянных построек.

– А все-таки хорошо вот так путешествовать, – Линн приостановился, всматриваясь вдаль. – Каждый день видишь что-то новое.

– Ну не знаю, – протянула Ребекка, тоже замедляя шаг. – Я бы, наверное, хотела остаться у Аланне, если бы можно было разобраться с тенями.

– Домоседка, – хмыкнул Линн. – Это же чертовски скучно – всю жизнь просидеть на одном месте. Видеть только пару десятков односельчан, да изредка ездить на ярмарку в город.

– А по-моему спокойная жизнь – не так уж плохо, – несмотря на то, что этот разговор повторялся уже не первый раз, Ребекка не понимала тяги своего брата к путешествиям, а тот каждый раз удивлялся, как можно хотеть сидеть дома. – Путешествия – уж очень хлопотное занятие. Да и непредсказуемое. Просыпаешься утром – и не знаешь, что будет сегодня.

– Так это же прекрасно, – Линн всплеснул руками. – В мире столько всего интересного, а ты хочешь сидеть на одном месте.

– Пойдем уже. Нам ещё ночлег искать, – Ребекка снова двинулась вперед, прерывая бесплодный спор.

Час спустя они подошли к внешней стене города.

– Интересно, сколько их строили, – Линн, задрав голову, разглядывал зубцы наверху стены.

– Не знаю… Аланне рассказывала, что во времена Объединительной Войны Имре был совсем маленькой военной заставой, – Ребекка несмело пошла вперед, чувствуя себя немного неуютно рядом с такой огромной постройкой.

– Если уж это – маленькая застава, каких же размеров столица? – глаза Линна округлились от удивления.

– Она говорила, с тех пор он сильно вырос. Вроде бы эти стены были построены уже после войны. А уж всё это, – Ребекка махнула рукой назад, в сторону пригородов, – уж точно.

– Когда она успела тебе все это рассказать?

– Вот если бы ты меньше отлынивал от работы, а больше помогал по хозяйству, тоже бы послушал, – Ребекка показала брату язык. – Пошли, чего встал.

Линн обреченно вздохнул, и вслед за сестрой вошел в город.

– Да уж, как-то по-другому я себе представлял город, – Линн стоял на перекрестке и оглядывался. Со всех сторон высились двух-, а иногда и трехэтажные дома, закрывая обзор. В три стороны от места, где стояли брат с сестрой расходились мощеные улицы. – Тесно тут, и запутанно. Куда дальше?

– Хм, – Ребекка посмотрела на небо, затем на длинные тени, залегшие меж домов. – Давай попробуем налево. По-моему центр должен быть в той стороне, – голос девушки звучал неуверенно.

– Может, спросим у кого-нибудь, где здесь можно переночевать? – Линн нетерпеливо огляделся.

– Не знаю, – Ребекка неуверенно повела плечами. – Честно говоря, мне боязно подходить к здешним людям. Они какие-то не такие, как у нас. Неприветливые. Аланне говорила, это оттого, что тут очень много людей. В деревнях все друг друга знают. А тут постоянно люди приходят и уходят. И не знаешь, кто хороший, кто нет. И люди становятся подозрительными и неприветливыми. По крайней мере, так Аланне мне рассказывала.

– Да ладно, мне кажется, ты перегибаешь палку, – громко произнес Линн и сразу же почувствовал на себе чей-то взгляд. Он покрутил головой и заметил на углу стражника в синем камзоле, который с нескрываемой неприязнью смотрел на него. Линн почувствовал себя неуютно. Он понизил голос. – Слушай, чего он на меня так пялится?

– Не знаю, – Ребекка тоже покосилась в сторону стражника. – И спрашивать у него, честно говоря, не горю желанием.

В этот момент мужчина, казалось, принял решение, и широким шагом направился к Линну. Тот нервно дернулся вперед, но сестра крепко схватила его за рукав.

– Нет смысла бежать, мы очень быстро тут потеряемся, а он наверняка знает город как свои пять пальцев. Лучше его не злить, – несмотря на уверенные слова, лицо девушки заметно побледнело. Стражник подошел к ним и остановился, его глаза недобро сверкнули.

– Бродяги? Пошли вон отсюда! Таким не место в городе, – мужчина угрожающе навис над Линном.

– Да мы это… – юноша стушевался и испуганно отступил на шаг.

– Я что-то неясно сказал? – рука стражника сжалась в кулак и Линн испуганно пискнул.

– Мы путешественники и ищем, где можно снять комнату на ночь, – Ребекка с удивлением поняла, что этот уверенный и звонкий голос принадлежит ей. Девушка хотела спрятаться, однако стражник уже перевел на неё озадаченный взгляд, пытаясь связать бедную запыленную одежду и уверенный тон, который он привык слышать от важных людей.

– Девочка, ты хоть представляешь, сколько здесь стоит комната? – голос стражника стал скорее насмешливым, чем угрожающим, и Ребекка поняла, что опасность миновала.

– Я слышала, что пять медяков, – девушка старалась держаться так же уверенно, однако эта фраза прозвучала жалко.

Мужчина хохотнул.

– За такими ценами вам к Тайлеру. Два квартала туда, – стражник махнул рукой вперед. – Вывеску не пропустите по правую руку.

Стражник развернулся и пошел к своему посту. Ребекка краем уха услышала, как он пробормотал себе под нос «Тоже мне, путешественники. Пять медяков за комнату».

Через два квартала на правой стороне улицы действительно обнаружилась вывеска трактира. Впрочем, сам домишко выглядел настолько невзрачно, что Ребекка засомневалась, стоит ли туда заходить.

– Смотри, кажется, об этом месте говорил стражник, – девушка показала рукой на вывеску.

– Ага, вижу. Ну что, – Линн обернулся на неё, – пойдем внутрь?

– Не знаю, честно говоря, мне не слишком нравится этот домик, – Ребекка изобразила сложный жест руками, пытаясь выразить свои ощущения. – Какой-то он слишком запущенный. Даже придорожные таверны, что мы видели, обычно выглядят лучше.

– Ну, это все же лучше, чем ночевать на улице, – Линн на мгновение задумался после конца фразы, и добавил уже гораздо менее уверенно. – Наверное.

Ребекка вздохнула и шагнула к дверям.

– Ладно, пойдем, посмотрим, может внутри там все не так плохо, – девушка потянула за ручку, однако дверь не поддалась, и брату пришлось помогать ей. Из помещения донесся резкий запах крепкого алкоголя, и Ребекка непроизвольно скривилась. Внутри трактир выглядел не лучше, чем снаружи. Несколько приземистых, грубо сработанных столов, такая же грубая стойка. Тусклая лампа под потолком скорее мешала рассмотреть внутренность трактира, отбрасывая колеблющиеся тени. В углу за столиком сидели, распивая что-то из кружек, несколько человек. Ребекка подумала, что выглядят они совсем как разбойники, про которых рассказывают детям. Мрачные лица со шрамами, нож на поясе у одного из посетителей. Кроме них в помещении находился только сам трактирщик – здоровенный детина, со скучающим видом облокотившийся на стойку. При протяжном скрипе открывающейся двери все присутствующие обернулись на звук, и на Линна и Ребекку уставились несколько пар изучающих глаз. Девушка, не ожидавшая подобной реакции, попятилась на полшага, и, запинаясь от волнения, пробормотала.

– И-извините, кажется, мы ошиблись, – она толкнула брата локтем в бок и попыталась выйти на улицу, однако тяжелая дверь уже захлопнулась за спиной. Линн, пришедший в себя на секунду позже, стрелой вылетел на улицу, утянув сестру за собой. За закрывшейся дверью раздался приглушенный взрыв хохота.

– Кажется, на улице все же лучше, – Линн нервно оглянулся на трактир. – Что будем делать?

– Раз уж ночевать нам негде, давай попробуем пройти к южным воротам. Чтобы завтра с утра не пропустить первые выходящие в сторону столицы караваны, – предложила девушка.

– Да, кажется, это лучшее, что можно сделать.

Показать полностью
-3

Глава вторая

Первая глава тут: https://pikabu.ru/story/glava_pervaya_5890360


На улице, и правда, было уже темно. Дневные звуки деревни постепенно сходили на нет, уступая место ночным шорохам и скрипам недалекого леса. На западе закат еще не до конца потух, но с противоположной стороны небо уже налилось густой синевой с яркими точками звезд. Тонкий серп луны едва показался из-за горизонта. Ребекка инстинктивно сжала в кулаке защитную руну. Однако вокруг все выглядело вполне мирным и обыденным. Знающая внимательно осмотрелась вокруг.

– Вы так и не рассказали, когда они обычно приходят. Мы ведь не хотим всю ночь провести на улице, ожидая их, верно? – произнесла старушка, неторопливо обходя небольшой дворик.

Ребекка наморщила лоб, пытаясь припомнить, когда тени появлялись, а когда нет, однако сейчас казалось, что они каждую ночь изводили ее своим шёпотом. Ребекка встряхнула головой, чтобы отогнать навязчивые мысли, и вздохнула.

– Я не помню. Да и, честно говоря, не хочу вспоминать. Ощущение, что они каждую ночь парят на границе света и тени и шелестят.

– Что ж, если твои ощущения не расходятся с реальностью – они не заставят себя ждать, – Аланне присела на небольшую лавочку, приделанную к стене дома.


Спустя полчаса ничего не изменилось. Закат окончательно погас за горизонтом, воздух стал ощутимо холоднее. Но никаких признаков теней, которые обычно заявлялись с наступлением темноты, не было. Линн, редко способный просидеть без дела на одном месте больше десяти минут, весь извелся, успел трижды обойти вокруг домика и дважды выйти на дорогу. Аланне ждала со спокойствием человека, которому некуда торопиться, однако Ребекка спиной ощущала вопросительный взгляд знающей. Сама девушка стояла на месте, и лишь ее глаза перебегали с темнеющей невдалеке кромки леса на ближние домики.

– Кажется, они почему-то не пришли, – Ребекку разрывали противоречивые чувства. Она была рада, что не пришлось в очередной раз встречаться со своим ночным кошмаром, но теперь в глазах знающей она выглядела сумасшедшей. Плечи девушки поникли. – Не думаю, что есть смысл ждать дальше.

– Что же, думаю, этому есть объяснение, пусть и непонятное нам, – в голосе старушки проскользнула нотка недоверия. – Однако давай подождем ещё немного. Такие хорошие ночи выдаются нечасто, – знающая подняла голову вверх и посмотрела на небо. – Вы знаете названия звезд?

– Нет, – Ребекка удивленно посмотрела на знающую. – Папа нам не рассказывал о них.

– Ну, тогда устраивайся поудобнее. Эй, Линн, – Аланне жестом предложила им присаживаться рядом. – Прекрати мельтешить, а то напугаешь кого-нибудь ненароком. Садись лучше к нам, я расскажу кое-что интересное.


Рассматривая звездное небо и слушая пояснения Аланне, Ребекка почти забыла, зачем они сюда пришли. Знающая показывала им звезды и созвездия, рассказывала связанные с ними легенды. Девушка, обладавшая живым воображением, оказалась совершенно очарована этими историями. Поначалу она вздрагивала от каждого шороха, однако со временем уверила себя, что сегодня тени не придут. Ребекка потеряла ощущение времени, и вспомнила, где находится лишь когда на границе сознания к голосу знающей начал примешиваться знакомый шелест. Рука девушки непроизвольно нащупала руну в кармане. Та была заметно теплее, чем когда она ее взяла в первый раз. Ребекка осторожно тронула старушку за плечо.

– Аланне, руна стала еще горячее, и я, кажется, слышу их шепот! – от волнения девушка произнесла эти слова громче, чем собиралась. Знающая встревоженно обернулась к Ребекке, затем полезла в сумочку на поясе и достала ещё один кусочек дерева, похожий на те, что дала гостям.

– И правда, кажется, здесь что-то есть. Вот только не могу понять что. Никогда не видела такого, – нахмурившись, произнесла Аланне. Затем она резко встала и на пару шагов отошла от домика в сторону леса. – Держитесь ко мне поближе, дети.

Ребекка нервно подскочила и постаралась встать поближе к знающей. Шепот в ушах девушки нарастал. Линн подошел к сестре и взял ее за руку.

– Не бойся, Бекки. Они же раньше нас не трогали. Тем более, сегодня Аланне защищает нас, – Линн достал защитную руну и легкомысленно принялся ее рассматривать.

– Легко тебе говорить, когда в ушах не стоит этот отвратительный шелест, – Ребекка поежилась и прижалась к плечу брата. Руна в его руке оказалась совсем близко от девушки, и та невольно залюбовалась ей. – Красивая…

– Ага, – Линн немного покачал рукой, рассматривая ее. Замысловатые завитушки поблескивали ярко-зеленым цветом ближе к центру, по краям же свечение оставалось темным, цветом напоминая еловые иголки. – Ай, она греется все сильнее.

Линн перебросил кусочек дерева в другую руку и подул на пальцы. Ребекка с удивлением попыталась достать свою руну, однако та обожгла ей пальцы и девушка, ойкнув, выдернула руку. Затем, осторожно вывернув карман, вытряхнула ее на землю. Упавший кусочек дерева светился, как маленький фонарик, и Ребекка ногой оттолкнула его подальше от травы на протоптанную дорожку. В этот момент знающая произнесла слово, которое девушка не расслышала. Лежащая на земле руна начала дымиться, а со стороны дороги пронеслась волна пробирающего до костей холода. Ребекка испуганно подняла глаза на Аланне, но та напряженно смотрела куда-то на дорогу. Проследив за ее взглядом, девушка нервно сглотнула. Над дорогой вилось мутное черноватое бесформенное облачко тумана с парой горящих синеватых точек в глубине. В точности, как описывал ее брат.

– Линн, ты тоже его видишь? – она толкнула Линна в бок локтем. – Эй, Линн!

– Извини, я немного занят, – скосив глаза на брата, девушка заметила, что он судорожно перебрасывал и руки в руку руну, отчаянно пытаясь не обжечься. Его руна тоже дымилась, однако из-за быстрых движений это было куда менее заметно. – Какая-то неправильная штука, – выдал он, оставив, наконец, попытки удержать руну в руках и бросив на землю к первой. – Такой только покалечить можно.

Ребекка оглянулась на дорогу, однако там уже никого не было. Аланне возвращалась к ним. Лицо ее выглядело посеревшим и осунувшимся.

– Пойдемте в дом, – голос знающей был хриплым. Она подобрала лежащие на земле руны так, словно они только что не дымились от жара, и вошла в дом. Взволнованная Ребекка поспешила за ней, а Линн на секунду задержался у двери, оглянувшись на уходящую к лесу дорогу. Однако разглядеть что-нибудь на фоне черных деревьев у него не вышло, и он тоже зашел внутрь.


Войдя, знающая тяжело опустилась на стул. При свете магического фонарика её черты уже не казались настолько изможденными, однако выражение лица оставалось озабоченным.

– Так, дети, – в голосе старушки звучал металл. – Сейчас все спать. Все вопросы с утра. Сегодня они уже не вернутся.

– Но…

– Никаких но, – взгляд Аланне смягчился. – Линн, я знаю, что ты о многом хочешь спросить. Но сейчас я слишком устала. Завтра я все расскажу.

С этими словами знающая поднялась, положила руны на стол и ушла спать. Линн с интересом взял в руки один из кусочков дерева.

– Ого, глянь, – он протянул руну сестре. Рисунок, прежде светившийся зеленым, теперь выглядел обугленным. – Кажется, они сгорели.

Ребекка равнодушно посмотрела на руну.

– Ну да. Похоже. Слушай, я тоже, пожалуй, пойду спать, – девушка зевнула. – Сегодня был насыщенный день, я устала.


С утра Ребекку и Линна захватил водоворот повседневных дел, и время на разговор нашлось лишь ближе к полудню. Аланне позвала их на улицу и села на лавочку, на которой они ночью коротали время. При свете солнца окружающий пейзаж показался Ребекке куда менее мрачным, чем ночью. Знающая внимательно посмотрела сначала на нее, затем на брата. Затем спросила, глядя куда-то в пространство между ними.

– Скажите, вы встречали когда-нибудь настоящих магов? Не деревенских знающих, и не фокусников из бродячих трупп, которые знают пару трюков, чтобы повеселить толпу. А настоящего мага, который закончил Коллегию? – голос знающей звучал слегка приглушенно.

Ребекка удивленно уставилась на старушку.

– Эм, наверное, нет. Ну, я точно не помню, чтобы видела кого-то похожего. Откуда бы им взяться в наших краях? – девушка для уверенности посмотрела на Линна, и тот кивнул, подтверждая. – А почему вы спрашиваете?

Аланне вздохнула, как будто не уверенная, стоит ли отвечать.

– Почему я спрашиваю? – переспросила она и еще секунду помолчала. Затем нехотя продолжила. – Потому что тени, как ты их называешь, следующие за вами – не низшие сущности, вроде русалок или духов леса, и не призраки умерших. Это что-то куда более могущественное, я прежде такого не видела. Вы сами видели, что произошло с защитными рунами. Слабым магическим существам они просто не дают подойти ближе пары метров, а вчера сошли с ума, как будто их сунули в пасть дракону.

– Но ведь вы же прогнали их, разве нет? – Линн с удивлением посмотрел на старушку.

– Сомневаюсь. Мне кажется, они просто ушли, не желая вступать в конфликт. Судя по тому, что вы рассказали – они ведут себя так, будто приглядывают за вами. Но кому могло понадобиться посылать что-то подобное наблюдать за обычными подростками? – Аланне покачала головой. – Это выше моего понимания. Тем более, что вы говорите, что с настоящими магами не встречались. А я не представляю, кто еще мог бы управлять подобными сущностями.

Ребекка заметно сникла.

– И что же нам теперь делать? Я не хочу до конца жизни слушать их шепот по ночам, – в голосе девушки зазвучали плачущие нотки. – Неужели вы нам никак не поможете?

– Дочка, – Аланне взяла Ребекку за руку. – К сожалению мои силы невелики. Однако кое-что сделать я все же могу. Я попробую составить руну, которая защитит тебя от их голосов. Не обещаю, что это будет быстро или что получится с первого раза. Но, думаю, на это моих способностей хватит.

Во взгляде девушки зажегся огонек.

– Правда? Это было бы замечательно, – девушка второй рукой ухватилась за руку знающей и с надеждой заглянула ей в глаза. – Я буду бесконечно обязана вам, если вы и правда сделаете это.

– Пустое, – Аланне махнула рукой. – Что-то засиделись мы с вами, – старушка взглянула на положение солнца. – Пойдемте, чем быстрее закончим с повседневными делами, тем быстрее я смогу заняться твоей руной, Ребекка.


Закончив с дневными делами, Аланне позвала Линна и попросила:

– Помоги мне, пожалуйста. Достань вон тот мешочек, – она указала на небольшой кожаный мешочек, лежавший на верхней полке, почти под самым потолком. Линн, встав на стул, достал его. Тот оказался плотно набитым, и тяжелее, чем можно было подумать. Линн передал его знающей, и та высыпала содержимое на стол. Ребекка заметила небольшие отполированные кусочки дерева, камушки, несколько пластинок из кости. На каждой был нарисован свой узор, некоторые светились, другие выглядели лишь рисунками. Всего на столе лежало несколько десятков различных рун. Аланне, нахмурившись, взяла один камушек и поднесла поближе к глазам.

– Ребекка, будь добра, принеси чашку воды.

Девушка выполнила просьбу, не слишком понимая, зачем знающей вдруг понадобилась вода. Старушка погрузила часть руны рисунком в чашку, не выпуская её из рук, и вода вокруг камушка вдруг начала замерзать. Знающая удовлетворенно улыбнулась.

– Руна холода, – пояснила она, вынимая её из воды. – Крайне удобная штука в такую жару. Фонарик, которым я по вечерам освещаю комнату, кстати, тоже руна.

– Их так много… – Ребекка зачарованно смотрела на разложенные по столу руны. – Как вы их различаете?

– Когда работаешь с ними всю жизнь, начинаешь их различать не хуже, чем лица знакомых людей. Среди рун нет двух одинаковых, хотя и бывают похожие. Однако, если они похожи по написанию – похожи и по смыслу. Например, эти две, – она взяла в руки два камушка с почти одинаковыми узорами на них. Один, казалось, слегка светился, цветом напоминая огонь костра. – Это – руна огня, – показывая светящуюся руну, сказала Аланне, – а эта – её более слабая сестра, руна тепла.

– А как они работают? – Линн пристроился с противоположной стороны стола и тоже с интересом рассматривал разложенные на столе руны.

– Принеси щепочку со двора, покажу, – хитро улыбнулась знающая. Линн принес крупную щепку и отдал ее старушке. Она на пару секунд прижала один конец щепки к руне. Раздалось короткое шипение, и щепка вспыхнула. – Надеюсь, вы простите старой женщине небольшую склонность к театральным эффектам. Не так уж часто мне удается показать кому-то пару маленьких фокусов. Ну, а теперь, когда я потешила свое самолюбие, можно приступить к серьезной работе.


Спустя несколько часов Аланне встала из-за стола.

– Уф. Кажется, у меня есть идея, как составить нужную руну, но над этим ещё придется подумать, – старушка начала собирать разложенные руны обратно в мешочек. На столе кроме них стояла чернильница, лежало перо и небольшой лист бумаги, сворачивающийся в трубочку. Ребекка с удивлением протянула руку к свитку – бумага была редкостью в деревнях, сама девушка видела её иногда у странствующих торговцев, и не ожидала увидеть что-то подобное здесь. Ребекка расправила листок. Он оказался весь покрыт аккуратными, убористыми рисунками.

– Осторожнее, руны на бумаге имеют такую же силу, что и на камне или дереве.

– Ой, – Ребекка испуганно отдернула руку, однако листок с рунами будто притягивал её, и, буквально через минуту, девушка снова с опаской взяла его. – А что вы здесь нарисовали?

– Скорее написала. Некоторые говорят, руны – слова древнего языка. Не знаю, так ли это, но каждая руна действительно что-то означает, – знающая завязала мешочек и поискала глазами Линна. – И, при определенной сноровке, из известных рун можно составить новую. Положишь его обратно? – Аланне протянула мешочек девушке. Ребекка встала на стул, однако ей немного не хватило роста, чтобы дотянуться до верхней полки. Она привстала на цыпочки, пытаясь достать, но чуть не потеряла равновесие и, ойкнув, присела.

– Кажется, придется позвать Линна. Я сейчас сбегаю за ним, – Аланне хотела что-то сказать, но Ребекка уже выскочила за дверь. Не сразу, но она заметила Линна вдалеке на дороге, разговаривающим с парой местных мальчишек. – Линн, эй, Линн, – Ребекка замахала рукой, пытаясь обратить на себя внимание брата. Тот обернулся в ее сторону, помахал в ответ, что-то сказал своим собеседникам и пошел в её сторону.

– Чего случилось, что ты орешь как резанная? – Линн выглядел слегка недовольным.

– Помоги Аланне убрать руны обратно наверх. А то я не дотягиваюсь.

– И ты меня ради этого позвала? Мне ребята предлагали на речку сходить, искупаться, а теперь они, кажется, ушли без меня, – на лице парня отразилось разочарование. Он вошел в дом и Ребекка, чувствуя себя немного неловко, вошла следом.

– Зря ты брата дернула. Я уже убрала сама, – в голосе Аланне чувствовался небольшой укор, и лицо девушки залилось краской, от осознания, что она напрасно отвлекла брата. Ребекка в смятении остановилась посреди комнаты, не зная, что делать дальше.

– Извини, Линн, – брат раздраженно закатил глаза.

– Что-то ты сама на себя не похожа, сестренка. Обычно же из нас двоих я сначала делаю, а потом думаю, – Линн слегка насмешливо уставился на нее.

– Не злись на сестру, она, кажется, так увлеклась рунами, что обо всем остальном думает с трудом, – Аланне по-доброму улыбнулась.

– Точно, руны, – лицо Ребекки просветлело, будто она что-то вспомнила. – Я хотела вас спросить, неужели все знающие так хорошо в них разбираются? Мне казалось, что знающие обычно занимаются чем-то более… ну… – девушка замялась, не зная как выразить мысль.

– Простым? – помогла Аланне. – Что же, ты права. Я действительно умею немного больше обычной знающей.

– А где вы этому научились? – в голосе Ребекки звучал неподдельный интерес. – Где узнали про руны?

– Это не такая короткая история. Если хотите её послушать – присаживайтесь, – Аланне, подавая пример, взяла стул и комфортно на нем устроилась. Ребекка уселась поближе к знающей, а Линн, уже собравшийся уходить в надежде догнать ребят, пошедших на речку, заинтересованно оглянулся.

– Даже не знаю, с чего начать. Что вы знаете об Объединительной войне?

– Ну, она закончилась ещё во времена, когда наши родители не появились на свет, – Ребекка наморщила лоб, как она всегда делала, вспоминая что-то. – Вроде бы отец нашего короля объединил под своим правлением все раздробленные земли, когда-то входившие в наше королевство.

– Примерно так. Это конечно, очень краткое описание и надо будет потом рассказать вам подробнее о ней. Так вот, Объединительная война закончилась, когда мне было четыре года. Все моё детство я слушала истории о великих героях королевства и могучих магах, что помогали королю. О том, что в столице любой желающий, если окажется достаточно умен, может обучиться магии. И, когда мне было, наверное, года на два больше чем вам, я сбежала из дома с моим лучшим другом Джерико в столицу. Сейчас мне этот поступок кажется самым опрометчивым в моей жизни. Несмотря на то, что с окончания войны прошло больше десяти лет, на дорогах было неспокойно. Тем не менее, нам повезло – мы добрались до столицы в целости и сохранности. Самое удивительное, что рассказы не врали – любой желающий мог попытаться поступить в Коллегию Магов.

– Но разве любой может творить магию? – глаза Линна удивленно расширились.

– Да, – коротко ответила Аланне. – Когда мне это рассказали, я была немного разочарована. Дело в том, что у меня с детства были способности к целительству, и я считала себя особенной. Было обидно осознать, что это не так, – знающая немного печально усмехнулась.

– А ваш друг? Почему он с вами пошел?

– Джерико? Он был не совсем обычным мальчишкой. С детства, вместо того чтобы играть с остальными детьми, приходил к моей матери, которая была знающей, и выпрашивал истории. В обмен он помогал ей по хозяйству. Он был очень увлекающимся, и то, чем занималась знающая его заинтересовало. Со временем, наблюдая за матерью, он начал учиться основам умений знающих. У него неплохо получалось предсказывать погоду. Собственно, так мы и подружились, помогая моей матери и перенимая её навыки. Нам казалось, что мы особенные. Друзей, кроме друг друга, у нас не было – другие дети тоже чувствовали, что мы отличаемся от них, и не слишком любили нас. Поэтому и сбежали мы вместе, – Аланне вздохнула. – Так вот, возвращаясь к Коллегии. Попытаться мог любой желающий, больше того – для поступления нужно было не так много. Уметь читать, писать, считать. Да не быть дураком. Мы с Джерико не были глупыми, хотя слушая про наши приключения можно подумать обратное. И очень хотели учиться. Мы поступили. Как и многие другие. Но вот учеба оказалась совсем не такой, как мы представляли, – знающая снова вздохнула, будто воспоминания о тех временах давались ей тяжело. – Мы думали, нам расскажут тайны мира. Научат колдовству из сказок. На самом же деле, в первый год обучения ни о какой магии и речи не шло. Нас заставляли запоминать огромное количество бесполезной, как нам тогда казалось, информации. Математика, география, история и ещё многое, что я сейчас уже не упомню. И выматывающие тренировки воли и концентрации. Каждый день не меньше четырех часов отводилось на них. Сейчас, с высоты прожитых лет, я понимаю, что все это было необходимо. Но тогда мы чувствовали себя обманутыми и продолжали учиться лишь из упрямства. К концу первого года в Коллегии остался едва ли каждый десятый из тех, кто поступал. Самые талантливые и самые упрямые. С начала второго года нам стали давать основы магии. И она тоже оказалась не такой, как мы в детстве фантазировали. Не чудеса по щелчку пальцев, а сконцентрированное и направленное усилие воли. К концу второго года такая интенсивная учеба сказалась на моем здоровье. Мне пришлось покинуть Коллегию, а вместе с ней я потеряла жилье и питание, которым обеспечивали студентов. С подкосившимся здоровьем и не имея средств к существованию, я решила, что лучшим выходом будет вернуться домой, к размеренной деревенской жизни. Со временем я заняла место моей матери, и знания, полученные в Коллегии, оказались замечательным подспорьем для роли знающей, – старушка слабо улыбнулась. – Собственно, вот и вся моя история. А если ответить на той вопрос совсем кратко, – знающая посмотрела на Ребекку, – то я научилась обращаться с рунами в Коллегии.

На некоторое время в комнате установилась тишина. Ребекка и Линн обдумывали услышанное, Аланне же погрузилась в воспоминания.

– А что стало с вашим другом, Джерико?

– Когда я покидала столицу, он учился. Лет пять спустя, мне пришло письмо от него, что он получил звание мага. Но с тех пор я ничего о нем не слышала. Надеюсь, у него все хорошо, – Аланне едва заметно улыбнулась.

– Скажите, может быть, он смог бы помочь нам избавиться от теней? – несмело спросила Ребекка.

– Дочка, я даже не знаю, жив ли он. А если жив – где сейчас. Да и помнит ли он меня? Последний раз мы виделись почти полвека назад. Я думала о том, чтобы попросить его о помощи, когда поняла, что мне не хватит сил и знаний изгнать ваших преследователей, – знающая покачала головой. – Это слишком ненадежный вариант. В Коллегию стоит идти, только если вы сами соберетесь поступать туда.

– А что, – встрепенулся Линн. – Научимся там всему, и сами прогоним эти тени.

– Звучит-то легко, – Аланне с сомнением посмотрела на Линна. – Но, по-моему, ты не до конца понимаешь, о чем говоришь. Учеба в Коллегии – очень тяжелое занятие и для ума и для тела. И даже если это окажется вам по силам, пройдет много лет, прежде чем вы сможете по-настоящему называться магами. Если сможете.

– Но нельзя же всю жизнь от них бегать, – Линн упрямо наклонил голову. – Вы говорите, что не сможете прогнать их, только оградить Ребекку. Ну а кто тогда сможет? Маги из Коллегии? А с чего бы им нам помогать? – в голосе паренька слышалась горячность. – Уж лучше мы сами научимся себя защищать.

– Не горячись, Линн. Давай для начала послушаем, что скажет твоя сестра.

Ребекка ответила не сразу.

– Линн прав. Мы пришли сюда в надежде, что нам помогут. Но вы говорите, это не в ваших силах, – девушка подняла глаза на знающую. – Тогда мы сами себе поможем.

Показать полностью
3

Глава первая

Долгий летний день подходил к концу. Жара, в середине дня загонявшая людей в тень, давно спала и в лучах предзакатного солнца на землю легли длинные тени. При таком освещении хвойный лес, тянущийся вдоль дороги, оставлял неуловимое ощущение мрачности. Ребекка, задумавшаяся о навеваемых стеной деревьев ощущениях, не сразу поняла, что последняя реплика брата была обращена к ней. Лишь когда он помахал рукой у нее перед глазами, она обратила на него внимание.

– Ты что-то сказал? – девушка встряхнула головой и посмотрела на брата.

– Опять ты витаешь в облаках, Бекки. Кажется, мы пришли, – Линн кивнул головой вперед. Подняв глаза, Ребекка увидела частокол и соломенные крыши домиков. – Думаешь это здесь?

Девушка на секунду остановилась и наклонила голову, будто прислушиваясь.

– Не знаю. Пойдем, проверим.

Линн нетерпеливо зашагал вперед, поднимая небольшое облачко пыли. Ребекка, устало вздохнув, направилась за ним. При ближайшем рассмотрении, деревенька показалась совершенно обычной. Крепкий частокол в полтора человеческих роста высотой, бревенчатые избы, редкие в такой час люди.

Двое играющих в пыли мальчишек первыми обратили внимание на приближающуюся парочку. Не успел Линн и слова вымолвить, как дети, быстро переглянувшись, рванулись к крупному дому дальше по улице. С виду он походил на дом зажиточного крестьянина – все ещё одноэтажный, однако больше окружающих строений, с богато украшенными ставнями и добротной крышей. Линн удивленно развел руками и обернулся к Бекки.

– Что-то не блещут они гостеприимством, – пробормотал он себе под нос, рассматривая окружающие дома.

– Ну, у них нет никаких причин радоваться нам, – Ребекка вслед за братом обвела глазами деревушку. – Смотри, кажется, кто-то все-таки идет нас встречать.

И действительно, из дома, куда недавно убежали дети, им навстречу шагал высокий седоволосый мужчина. Неторопливая уверенная походка и оценивающий взгляд прищуренных от заходящего солнца глаз наводили на мысль, что это далеко не последний человек в деревне.

– Добрый вечер молодые люди, – мужчина окинул их взглядом и нахмурился, признав в Ребекке девушку. – Вы не похожи на бродячих торговцев. Тогда что же привело вас в столь поздний час в нашу деревню?

Ребекка медлила с ответом. Несмотря на дружелюбный тон незнакомца, его глаза оставались холодны.

– Мы ищем знающую, – внезапно выпалил Линн. Брови незнакомца удивленно взлетели вверх, и Ребекка внутренне сжалась в ожидании требования выметаться из деревни. Однако мужчина лишь удивленно хымкнул и махнул рукой вдоль улицы.

– Последний дом слева. И учтите, я за вами наблюдаю. У нас здесь тихое место и нам не нужны неприятности.

Мужчина отошел в сторону, давая дорогу. Линн потянул сестру за рукав и пошел вперед. Ребекка же, следуя за братом, несколько раз оглянулась на незнакомца, однако последние лучи солнца слепили глаза, и девушка видела лишь силуэт.

Деревушка оказалась небольшой, но тщательно ухоженной. Не было ни покосившихся крыш, ни полузаброшенных развалюх. Поскольку все крупные дороги тщательно обходили стороной это место, здесь даже не было трактира – путешественники заглядывали в эту глушь столь редко, что содержание не окупилось бы. Единственным строением, возвышающимся над деревней, была церковь, да и она выглядела более чем скромно. В самом конце улицы, слева, как и говорил мужчина, приютился небольшой домик, с переливающейся мягким зеленоватым светом руной жизни на двери. Линн без колебаний свернул с дороги и постучал. Однако ничего не произошло и на шум никто не вышел. Солнце почти закатилось за горизонт, и по мере того, как все большая часть светила скрывалась от глаз, в глубине сознания Ребекки поднималась паника. Она закрыла глаза и мысленно сосчитала до десяти.

– Давай осмотримся, может быть, она не дома? – девушка двинулась в обход вокруг дома. Она уже почти успела свернуть за угол, когда из окошка высунулось сухое старушечье личико.

– Да куда ж ты прешься-то окаянная? Не видишь что ли, что по грядкам идешь? – старушка грозила кулачком и подслеповато щурилась. – Ну-ка подойди поближе, в этой темени не разглядишь даже, кто тут такой умный.

– Простите, бабушка, не местные мы, – Ребекка подошла ближе к окну, по мере возможности переступая через растущие под ногами растения.

– Да вижу уже, что не местные, – лицо скрылось, хлопнув ставнями, послышалась возня и старушка приоткрыла дверь, столкнувшись лицом к лицу с Линном.

– Доброй ночи, мудрая, – по всей форме поприветствовал её Линн. – Пустите нас с сестрой, пожалуйста, переночевать.

Старушка смерила парня взглядом.

– И что же двое детей делают в одиночестве на большой дороге?

– Мы не дети! – возмутился Линн.

– Правда? И сколько же тебе лет, недитя? – знающая насмешливо сощурила глаза.

– Четырнадцать.

– В таком возрасте вам стоило бы сидеть дома и во всем слушаться родителей. Как они вообще отпустили вас в подобное путешествие? – она неодобрительно покачала головой.

– У нас, – Ребекка запнулась и опустила голову. – У нас никого нет. Мы сами по себе.

Взгляд старушки смягчился, она шире открыла дверь.

– Что же, это кое-что объясняет. Ладно, проходите, хватит уже в дверях стоять.

Линн скрылся за дверью, Ребекка же, заходя внутрь, оглянулась на наступившие на улице сумерки. В неверных отсветах севшего солнца руна жизни на двери выглядела тусклой. Девушка зябко повела плечами и зашла внутрь.

Внутри избушку знающей наполнял приятный аромат сушеных трав. Под потолком, заливая комнату мягким желтоватым светом, пристроился магический фонарик. В остальном же, жилище ничем не выдавало, что его хозяйка владеет сверхъестественными силами. Обыкновенная печь, стол, пара стульев. Не успела Ребекка толком осмотреться, старушка, присев на стул, снова обратилась к ним.

– Итак, почему же вы попросились на ночлег ко мне, а не к любому другому жителю деревни? Живу я скромно, да и дом не первый, на который наткнешься, входя к нам.

– Мы искали вас, знающая. Нам нужна ваша помощь.

– Вот как? – старушка внимательно взглянула на девушку. Льдисто-голубые глаза, казалось, проникли в самую душу. – Знающие есть почти в каждой деревне и уж точно в каждом городе. Чего ради забираться в такую глушь?

– Мы обращались к знающей. Она не смогла нам помочь, – Ребекка нервно закусила губу. – Мы слышали, что здесь живет самая опытная знающая на многие километры вокруг, и решили, что вы, возможно, сумеете разобраться с нашей проблемой.

Старушка усмехнулась.

– Что же, определенный опыт у меня и правда есть. Но, полагаю, перед тем, как обсуждать проблему, вы хотите поесть и отдохнуть. Как говорится, утро вечера мудренее. Так что располагайтесь, а про ваши дела поговорим завтра.

Наутро знающая разбудила Ребекку и Линна с первым лучом солнца. После завтрака она села за стол и внимательно посмотрела на девушку.

– Итак, мы до сих пор не познакомились. Меня зовут Аланне.

– Я Линн. А это моя сестра Ребекка, – Линн, явно уязвленный тем, что сестре уделяли больше внимания, не упустил момент встрять.

– Очень приятно. Теперь, когда мы представились, расскажите, что же привело вас ко мне. И думаю, лучше начать с самого начала.

– Прямо совсем с начала? – Ребекка на минуту задумалась. Линн попытался начать рассказ сам, но девушка остановила его жестом. – Наш отец был странствующим торговцем. В тот год весна пришла раньше, чем обычно, и отец, переправляясь через реку, провалился под лед. Его спасли, но все его имущество утонуло, а сам он несколько недель провалялся в доме знающей в бреду. Наша мать, ученица и дочь знающей, выхаживала его, несмотря на слова наставницы, что он не жилец. Оправившись, отец обнаружил себя без средств к существованию в незнакомой деревушке. Не имея возможности даже добраться до крупного города, он остался у знающей, помогая по дому и в поле. Сами знаете, в деревне лишних рук не бывает. Он не рассказывал, как начались их с мамой отношения, но со временем они поженились, построили свой дом и жили счастливо. Но недолго, – Ребекка замолчала и нервно сглотнула. – Мать умерла при родах. Так папа оказался один, в деревне, где он так и не стал своим, с двумя детьми на руках. Он поставил нас на ноги, научил читать, писать и считать. И работал, не покладая рук, чтобы накопить денег и, когда мы подрастем достаточно, уехать оттуда и снова странствовать по дорогам. К сожалению, этому не суждено было сбыться. Три месяца назад он ушел за дровами и не вернулся. Линн пытался его искать, дважды уходил в лес, но безрезультатно. – Ребекка снова запнулась. – Тело нашли спустя три дня.

– Эти сволочи даже не искали его, – Линн от злости сжал кулаки. – Просто один из этих болванов наткнулся на него, когда сам шел за дровами.

– Тише, молодой человек. Не мешай сестре рассказывать. И следи за языком, – Аланне строго посмотрела на Линна и тот притих. – Продолжай.

– Они сказали, его задрал медведь. Нам даже тело не показали. Просто закопали рядом с матерью и все. Нас забрала к себе бабка, – лицо Ребекки скривилось от неприязни. – При жизни отец не позволял ей общаться с нами, так и не простил того, что она хотела бросить его умирать. Да и она его не жаловала, виня в смерти дочери. Те два месяца у нее были, наверное, худшими в моей жизни. Она нагружала нас так, что сил хватало только прийти вечером домой и уснуть, плохо кормила, временами заставляла ночевать на улице. Но, к тому времени она стала совсем плоха, сказывался преклонный возраст. Месяц назад она тихо умерла во сне. Мы остались одни. Пару дней мы пытались жить в опустевшем отцовском доме. И, наверное, так бы там и остались, несмотря на косые взгляды деревенских. Но тогда началось самое страшное. По ночам стали приходить тени.

– Тени? – Аланне удивленно приподняла брови.

– Да, тени. Темные силуэты. Они появляются с наступлением темноты. И шепчут. Я ничего не понимаю, но мне страшно. Вы, наверное, думаете, что я повредилась умом после смерти близких. Но это не так. Линн тоже их видел! – девушка заговорила быстрее, все больше волнуясь. – Мы взяли накопления отца и сбежали из деревни. Знающая, к которой мы обратились не поверила нам. И когда мы уже не знали, что делать, странствующий торговец дал нам совет. Он сказал, что здесь живет самая мудрая знающая из всех, что он видел на своем веку. И если кто и может помочь нам с нашей бедой, то только она. Так мы оказались здесь.

На некоторое время установилась тишина, прерываемая лишь звуками деревни, доносящимися снаружи. Ребекка, нервно теребя прядь коротких волос, уставилась в стол, Линн сначала выжидающе смотрел на знающую, затем не выдержал, встал и начал ходить по комнате. Аланне изучающе оглядывала девушку.

– И вы пришли в надежде, что я сумею прогнать их?

– Да, – Ребекка несмело подняла взгляд на знающую. В ее глазах загорелся огонек надежды. После короткой паузы она робко продолжила. – Вы нам поможете?

– Это не так просто, как может показаться, дочка, – Аланне покачала головой. – Не так уж часто обычной деревенской знающей приходится встречаться с потусторонними силами. Наши обычные занятия – заговорить скот от болезни, да сделать так, чтобы во время уборки урожая не было дождя. Последний раз я занималась чем-то сильно сложнее этого, дай-ка вспомнить, – знающая невесело усмехнулась. – Наверное, еще до вашего рождения, когда в нашу реку заплыла русалка. Пришлось выпроваживать ее, и объяснять, что ей здесь не рады. Поэтому для начала – расскажи по подробнее, что это за тени. Как они выглядят, что делают? Когда приходят, а когда нет?

– Я…

– Она ужасно трусит, каждый раз, когда они приходят. И старается не смотреть, – Линн нашел возможность встрять и обратить на себя внимание. – А я один раз сумел разглядеть. Их двое было. Один просто как бесформенный клок черного тумана. А второй был похож на человека. Только длинный и очень худой и тоже как будто сделанный из тумана, – Линн привстал на цыпочки и поднял руку над головой, показывая рост тени. – И у обоих глаза. Синеватые такие, светящиеся. Бррр. – Ребекка поежилась при упоминании глаз. Линн же продолжал. – Это было, когда мы у костра ночевали, вместе с бродячими артистами. Они просто вились на границе света и тени, и все. А когда кто-то подошел – растворились.

– Боюсь, этого слишком мало, чтобы сказать про них что-то конкретное. Придется все-таки посмотреть на них самим, – старушка устало вздохнула. – Сомневаюсь, что мы решим эту проблему быстро. Поэтому вам придется пожить у меня какое-то время. Так что давайте так. Вы поможете мне с домашними делами. А я к вечеру подготовлю все необходимое, чтобы безопасно попробовать посмотреть на них. Идет?

Линн уже открыл рот, чтобы ответить, но затем обеспокоенно посмотрел на Ребекку, все еще молча сидевшую за столом.

– Бекки, ты что думаешь?

Девушка слабо улыбнулась.

– Я думаю это лучшее предложение, что мы слышали за последние три месяца.

В деревенских заботах незаметно прошел день. И Линн, и Ребекка, непривычные к жизни в дороге, рады были посвятить себя знакомым и понятным делам. Ближе к вечеру в домике знающей собралась деревенская детвора и Аланне до самого заката рассказывала истории. Ребекка и Линн, которых отец нечасто в детстве жаловал сказками, сидели и слушали, как зачарованные, вместе со всеми. Когда нижний край солнца коснулся горизонта, Аланне встала.

– На сегодня все, – дети разочарованно заговорили наперебой, пытаясь выторговать еще хотя бы одну историю. Старушка понимающе улыбнулась. – Идите-идите. Завтра будет вам еще.

По мере того, как дети расходились и в доме становилось все тише, Ребекка начинала все больше нервничать. В конце концов, она подошла к Аланне и спросила:

– Знающая, скажите, это действительно необходимо? Я имею в виду, может нам не обязательно знать, кто это, чтобы прогнать их?

– Не все так просто, Ребекка. Да, оберег от темных сил я, и правда, могу изготовить. Но если мы не будем знать, что же вас преследует – избавиться от него не получится.

– Меня, – голос девушки прозвучал глухо.

– Что?

– Они преследуют меня. И приходят только ко мне. Линн ни разу не видел их, когда меня не было рядом. А я, когда его не было – видела. И их шепот тоже слышу только я.

– Довольно сложное заключение для девочки твоего возраста, – старушка с удивлением посмотрела на Ребекку.

– Папа постарался научить нас основам грамоты и счета. И давал задачки на сообразительность, – при упоминании отца взгляд Ребекки заметно потеплел, а губы тронула улыбка.

– Кажется, он был хорошим отцом.

Наступило неловкое молчание. Знающая отвернулась и достала небольшой кусочек дерева, с вырезанным на нем знаком.

– Возьми, – Аланне протянула его девушке. – Это руна защиты от злых сил. Универсальное, пусть и не слишком сильное средство.

Ребекка взяла в руки дощечку и провела по ней рукой. Вырезанный символ чуть заметно светился салатовым светом.

– Теплая… – Ребекка с интересом разглядывала знак.

Брови знающей удивленно поползли вверх. Она протянула руку и потрогала руну.

– Действительно теплая. Это странно. Обычно она нагревается, когда начинает работать.

Секунду Ребекка непонимающе смотрела на Аланне, а затем испуганно съежилась.

– Значит они уже здесь? – глаза девушки нервно забегали по дальним углам комнаты. Старушка положила руку девушке на плечо.

– Все в порядке. Тебя никто не тронет.

Взгляд Ребекки остановился на лице знающей. Она заметно расслабилась, но, когда хлопнула дверь, вздрогнула. В комнату вошел Линн.

– Солнце уже село. Мы пойдем на улицу или так и останемся здесь стоять?

Аланне достала из-за пазухи еще один кусочек дерева, с таким же символом на нем.

– Линн, возьми, пожалуйста. Это защитная руна. Пусть раньше они вас и не трогали, осторожность не повредит.

– Ух ты, какая штука. Наша бабка ничего подобного не делала. Впрочем, она вообще мало что делала для деревни, – Линн изобразил гримасу отвращения. – И уж точно не рассказывала историй детям.

– А почему ты спросил насчет улицы?

– Они редко приходят в дом. Обычно внутри слишком светло для них, – Ребекка бросила взгляд на окно. – Поэтому если мы хотим их увидеть – надо выйти на улицу.

– Ну что же, тогда пойдемте, – Аланне направилась к выходу.

Показать полностью
35

Подписчики

То чувство, когда на тебя подписалось два человека и ты такой, "Надо генерить контент, люди рассчитывают на меня, я не могу их подвести". А потом вспоминаешь, что ничего интересного в твоей жизни не происходит, чувство юмора у тебя хреновое, руки из жопы.

Подписчики Текст, Подписчики, Грусть

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

У каждого большого классного сообщества должны быть свой маскот и свой мерч. А что, если бы еще была своя дебетовая карта с уникальным дизайном? Вместе с «Тинькофф Банком» мы планируем выпустить такую карту — специально для пикабушников.


У нас есть несколько идей дизайна карты, но нам хочется, чтобы ее внешний вид был по душе как можно большему числу пикабушников (а иначе какой смысл все это затевать!). Вы даже можете предложить свой вариант, и, если другие пикабушники его одобрят, мы нарисуем макет карты по вашей идее. А теперь давайте обо всем по порядку.


Почему именно «Тинькофф Банк»?

Потому что у «Тинькофф Банка» есть крутая дебетовая карта Tinkoff Black. Хороший кешбэк в рублях, процент на остаток каждый месяц, партнерские предложения и акции, удобное мобильное приложение. Если вы никогда не слышали о карте Tinkoff Black, прочитайте о ее преимуществах в этом посте, и сразу поймете, почему мы выбрали именно ее.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

А кроме плюшек самой карты и уникального дизайна что-то есть?

Есть. От «Тинькофф Банка» вы получите полгода бесплатного обслуживания карты, а от нас — набор пикабушных стикеров с Печенькой (они отлично смотрятся на ноутбуках и чехлах для смартфонов).


Окей, как я могу предложить свой дизайн?

Прислать прямо нам на почту editorial@pikabu.ru. Опишите свою идею словами или нарисуйте, если вам так проще. Умеете рисовать только схематично карандашом на бумаге — сгодится! Словом, предлагайте вашу идею так, как вам удобнее. Главное, чтобы задумка была понятна. Присылая нам свою идею, вы соглашаетесь, что она будет участвовать в конкурсе. А полные правила страшным языком вот тут по ссылке.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

Но как вы узнаете, по каким идеям рисовать макеты карт?

Мы возьмем все предложенные идеи, отрисуем по ним макеты и добавим их к нашим вариантам. Когда все будет готово, мы устроим всепикабушное голосование за лучший дизайн карты.


А карту можно предзаказать?

Да! И даже нужно. Мы ведь должны понимать, сколько людей хотят получить себе такой драгоценный артефакт, как банковская карта с Печенюхой! Чтобы приступить к выпуску карты, нам нужно собрать хотя бы 1001 предзаказ.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

Но у меня уже есть карта Tinkoff Black. Я в пролете?

Нет. Вы можете дождаться, когда выйдет карта «Пикабу», и перевыпустить свою Tinkoff Black в новом дизайне. Ну или выпустить ее в качестве дополнительной карты, как хотите. В любом случае вы ничего не потеряете.


Ладно, вы меня убедили, предзаказываю. Куда нажимать?

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!