20

ДЕВЯТЬ КРУГОВ ЖКХ 7

ДЕВЯТЬ КРУГОВ ЖКХ
Глава 7

Глядя на сидящую рядом девицу, Гертнер изо всех сил старался сдержать раздражение. Нет, потенциальное приключение на ночь было на редкость симпатичным: её короткие шортики так и манили приспустить их пониже, одновременно намотав на кулак длинные каштановые волосы с окрашенными в розовый цвет прядками. Да и грудь вполне ничего, но присутствие в баре жертвы, которую, как он помнил, звали Адель, невероятно напрягало. Черная печать над ее головой все так же сочилась тьмой, но не эта хищная звезда смутила Яниса, а присутствие рядом с избранной девственницей ее суженного. Конечно, здесь не обошлось без Берегини, будь она неладна! Вот он, ее знак, висит в воздухе над парнем крошечной белой искоркой.
- Счет, - кивнул он бармену, не удостоив фигуристую и явно заинтересованную соседку даже взглядом.
- Уже уходишь? – мягко и томно произнесла она, кокетливо поведя плечами. – Жаль, такой приятный вечер пропадает…
- Сдачи не надо, - кивнул Янис молодому парню за стойкой, а затем обернулся к навязчивой девице. – Не думаю, что ты сможешь мне предложить что-то оригинальное.
Пройти мимо сидящей за столом жертвы с максимально невозмутимым видом, дело не трудное, а вот не обернуться на парня, который явно настроен поскорее пригласить Адель познакомиться поближе, тут все куда сложнее. И почему физиономия этого сопляка так ему знакома?
- Здрасьте, Янис Владимирович, - кивнул ему раздражающий объект.
Гертнер на секунду замер, перебирая в мыслях имена и лица, а затем холодно кивнул сидящему парню.
- Здравствуй, Роман. И хорошего вечера.
Выходя за дверь с круглым иллюминатором посредине, Янис услышал удивленное перешептывание за спиной.
- Офигеть, вспомнил-таки, - шепнул Адель ее суженый. – А ведь думал, он простых работяг в лицо не запоминает!
- Поживи с моё, - пробормотал Янис, захлопывая за собой дверь. – Тебя, дружок, ждут сплошные дежурства и вызовы, чтобы не было времени девок портить.
Гертнер обошел дом в поисках припаркованной машины. В свободное время он, разумеется, ездил не на старенькой «Волге», поэтому особо не удивился, обнаружив подле авто парочку курящих подростков. Те, по-видимому, обсуждали, сколько может стоить такая тачка и какой из органов своих родственников лучше продать, чтобы заиметь нечто похожее.
Ключ тихонько пискнул, Янис уселся за руль, вытащил из пачки сигарету и закурил, ускоряя обмен веществ. Только что выпитый виски лихорадочно выводился из тела, забирая с собой приятное чувство легкого опьянения. Подростки благоразумно отошли вглубь двора, уселись на лавочку, не сводя взгляда с машины, наверняка гадая, откроет водитель крышу, превращая тачку в кабриолет, или уедет просто так?
- Обойдетесь, - буркнул Гертнер, будто подростки могли его слышать. – Нет у меня настроения вас развлекать.
Вскоре он уже мчал по вечерним улочкам города, спеша добраться до офиса светлых, пока руководство еще там. Янис знал, что начальница Берегинь в пятницу засиживается допоздна, проверяя отчеты и сверяясь с планом. Вот он такой ерундой никогда не занимался, полагаясь больше на страх, который должны были испытывать подчиненные и который не позволит им отлынивать от работы, но у светлых свои причуды.
Остановившись у невзрачного обшарпанного здания социально-реабилитационного центра, Янис вышел из машины, в считанные секунды преодолел три пролета служебной лестницы, которую он всегда использовал для своих визитов, и коротко стукнул в дверь кабинета с табличкой «Начальник цента соц.центра»
- Что за дела, Лада? – зло произнес он, тут же входя в кабинет. – Что твои девки творят, ты хоть в курсе?!
- Вечера, Янис, - улыбнулась сидевшая за массивным столом молодая женщина. – Раз уж пришел, пни чайник, так кофе хочется!
Раздраженно нажав на кнопку белого пластикового электроприбора, Гертнер уселся на край стола, искоса глядя на улыбавшуюся светлую.
- Какого, спрашивается, твоя Алёнка моей жертве суженного подсовывает?!
- Янис, дорогой, - вздохнула белокурая красавица с глазами чистыми, будто полуденное летнее небо. – Это наша работа. Если той девочке положен жених, то дело Берегини дать им встретиться. В отчете, кстати, все прописано.
- Не делай из меня дурака, ладно? – Гертнер взъерошил волосы, тряхнул головой, когда длинные каштановые пряди неудачно попали на лицо. – Сама понимаешь, что жертва должна остаться невинной.
- Понимаю, - ласково улыбнулась хозяйка кабинета. – Но Алёнушка уже сдала отчетность. Девочке выдали суженого, ничего не попишешь.
- Лада! – рявкнул Янис, зло щуря глаза. – Если он мне Адель испортит, я твою Алёнушку в порошок сотру!
- А ты не грозись, милый, - еще спокойнее произнесла красавица. – То, что на руку тебе и твоей конторе, моему ведомству совершенно без интереса. У меня у самой планы горят, Берегини сверхурочно трудятся.
- Было бы ради чего, - хмуро отозвался мужчина, подошел к тумбочке с закипевшим чайником, чтобы налить себе и собеседнице кофе. – В вас давно не верят, а в моих подчиненных – очень даже.
- То, что в нас не верят, это не значит, что мы не работаем, - благодарно кивнула Лада, принимая чашку с дымящимся напитком. – Ты просто поболтать зашел или претензию писать будешь?
- А смысл? – пожал плечами Гертнер. – Предупредил, чтобы не мешали и на том спасибо. С Алёнкой я позже перетру, по-свойски. Кстати, ты же в курсе, что мы с ней трахались?
Молодая женщина в длинном синем шелковом платье поднялась с места, медленно, не теряя достоинства и спокойствия, подошла к Янису, чтобы взглянуть ему в глаза.
- В курсе, - тихо ответила она, и воздух между двумя противоположными сущностями заискрил от напряжения сил. – В свободное от работы время, мои Берегини могут распоряжаться собой, как им захочется. А если ты на счет того случая в вырубленной роще, так Алёнушка молодая была, глупая, надеялась тебя, дурака, на праведный путь наставить.
- И каким это местом, интересно? – расхохотался Янис. – Все, Богиня, я поехал, завтра у меня сложный день.
- Ступай, тёмный, - мягко улыбнулась Лада. – И я, пожалуй, пойду. Мужу обещала блинов с утра подать, сам понимаешь, надо любимого баловать.
- Мне вот никто с утра блины не печет, - вздохнул Гертнер, отставляя нетронутый кофе.
- Так женись, - подмигнула ему белокурая красавица, истаивая блестящей дымкой.
- Берегиню свою осади, чтоб не мешалась, - крикнул Янис уже в пустоту, но он не сомневался, что Богиня услышала.
* * *
Пробуждение застало Адель далеко за полдень. Она не торопилась выбираться из кровати, томно потягиваясь, чтобы размять тело и насладиться свободным от забот утром. С самого детства Адель любила вставать попозже, когда комната уже оказывалась залита солнечным светом, когда на кухне звучали голоса взрослых и пахло молотым кофе. Ей нравилось тихонько лежать под одеялом, балансируя на тонкой грани меж сном и бодрствованием, то проваливаясь в зыбкую дремоту, то просыпаясь и вновь включаясь в ход жизни. Конечно, в детстве ее приходили будить и безжалостно заставляли идти завтракать, а сейчас можно валяться, пока не захочется умыться и чего-нибудь съесть.
Перевернувшись на живот, девушка уткнулась лицом в подушку, вспоминая окончание вчерашнего вечера. Как злилась Ольга, когда Янис бесцеремонно отказал ей в знакомстве! Адель, конечно, утешала подругу, как могла, но в душе радовалась такому исходу. Значит, не с ней одной случилась эта история, значит, это не она нехороша, а это что-то не так с самим Гертнером.
- Точно импотент, - закуривая, решила Оля. – Я ему практически намекнула на продолжение вечера, а он хоть бы дернулся!
- Может, у него девушка есть? – попробовала мыслить логически Адель.
- Ой, да все мужики своим девушкам изменяют, - махнула рукой Ольга.
- Я бы не изменял, - не согласился Роман. – Иначе зачем встречаться с человеком, чтобы ходить налево?
Конечно, Рома оказался настоящим мужчиной и проводил обеих девушек до дома. Сперва они втроем дошли до Ольги, отказались подняться и выпить еще немного. Оставив расстроенную Олю ложиться спать, Адель не спеша брела по улочке с новым знакомым, пытаясь невзначай выпытать еще что-нибудь о Янисе Гертнере.
- Ром, а ваш начальник точно не женат?
- Точно, - обрадовал Адель парень. – Водитель его однажды проговорился, что Гертнер совершенно свободен. Думаешь, твоя подружка сильно обиделась?
- Еще как! Она не привыкла слышать «нет»…
До подъезда они дошли в молчании, думая каждый о своем. Вернее, Роман несколько раз пытался завести беседу, но Адель отмалчивалась, перебирая в памяти явные нестыковки: ну, не может начальник ЖКС приехать на вызов, как простой сантехник, а если это и допустить, то отчего он не узнал ее в баре, хотя Рому явно вспомнил.
Переливчатая трель мобильника оборвал плавное течение мыслей девушки.
- Проснулась? – спросила она, ответив на звонок подруги. – Оля, успокойся! Что?! Сейчас приду, вари кофе!
Такого Адель совершенно не ожидала. Наскоро умывшись и бегая по квартире с зубной щеткой во рту в поисках куда-то запропастившихся джинсов, она переваривала свалившуюся на нее информацию. В подвале блочной пятиэтажки, где жила Оля, найдено тело молодой девушки, убитой вчера вечером. Как хорошо, что Ромка проводил их обеих! Нужно будет поблагодарить его при случае…
Пропрыгав на одной еще не обутой ноге по коридору, чтобы не разносить песок, Адель ухватила с тумбочки небольшой рюкзачок. До дома Оли бежать недалеко: через небольшой сквер с гранитными скульптурами лягушек напротив ряда скамеек, через двор и через перекресток, где никогда не работал светофор.
Уже подходя к дому, Адель заметила явное оживление: жители ближайших пятиэтажек стекались к месту событий, привлеченные запахом сенсации. Есть какая-то странная особенность у людей – неподдельный интерес к чужому горю, благодаря которому оно превращается в шоу. Рядом с домом стояли машины скорой помощи и полиции, ходили люди в форме, тесня любопытствующих в сторону. Подвал уже опечатали, но, кажется, зевак это совершенно не смущало.
Ольга ждала подругу, сидя на скамейке в домашнем халатике и розовых плюшевых тапках с умильной кошачьей мордочкой. Бледная и испуганная, она поднялась, ухватила Адель за руку, потянув за собой.
- Участковый про квартирам ходит, опрашивает, кто-что видел вчера, - страшным шепотом сказала Оля. – Родители с мелким на даче, а одна я боюсь.
В узком подъезде было довольно многолюдно. Соседи вышли из квартир, обмениваясь впечатлениями.
- Утром нашли, дворник увидел, что двери открыты, - вещала молодая женщина, старательно закрывая ладонями уши своей пятилетней дочери. – Представляете, в подвале крови было по щиколотку!
- Ой, откуда в человеке столько крови, - отмахнулся от новостей пожилой мужчина в очках и с газетой подмышкой. – Жалко девочку, очень. Найти бы выродка, да…
- Степан Петрович, тут же дети, - возмутилась мать, выразительно скосив глаза на дочку.
- Так домой ее веди, Людочка! Нечего дитю взрослые разговоры слушать, да, Сонечка? Да, маленькая?
Это засюсюкала баба Таня, чья квартира была напротив Ольгиной.
- Здравствуйте, девочки, - обернулась она к Адель и ее подруге. – Вы на ус-то мотайте, одни по городу не ходите пока, а то тьфу-тьфу-тьфу!
- Не будем, баб Тань, - ответила Оля, поднимаясь выше. – Я теперь по темноте вообще выходить не стану от греха.
Навстречу девушкам спускалась компания людей в полицейской форме, активно переговаривающихся между собой. Сердце Адель пропустило один удар: среди сотрудников правоохранительных органов шел и читал какой-то протокол предмет ее мечтаний и волнений.
Сегодня Янис был одет в темно серый костюм, нарочито подчеркивающий его статус. Но в одно мгновение облик начальника ЖКС изменился, строгий костюм исчез, уступив место джинсовой куртке и потертым штанам неопределенного цвета.
Разойтись на узком лестничном пролете было трудно, поэтому девушкам пришлось прижаться к стене, пропуская идущих. Голубоглазый начальник ЖКС прошел мимо Ольги, не повернув головы, а вот на Адель взглянул пристально и с явным узнаванием.
- Я Вас вчера в баре видел, - улыбнулся он. – С моим сотрудником, верно? С Романом?
Ей оставалось только кивнуть, утопая во взгляде его глаз и мучительно краснея.
- Не ходите вечерами одна, Адель, - посоветовал мужчина, склонившись чуть ближе, чем было необходимо. – В городе очень неспокойно.
Раскрывши рот, Оля провожала взглядом уходящих полицейских и Яниса Гертнера, который вновь углубился в чтение протокола, следуя за стражами закона.
- Ты видела? – спросила Адель, обернувшись к подруге. – У него одежда изменилась!
- Какая одежда? – моргнула та. – Он с тобой заигрывать пытался, детка! Вот это, действительно, офигеть…

© Сказочница Ксения Белова

ДЕВЯТЬ КРУГОВ ЖКХ 7 Сказка, Лига Сказок, Любовь, Демон, ЖКХ, Сказка для взрослых, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

Похожие посты
82

Есть девушки в сказках народных: Красная Шапочка

Итак, дорогие мои подписчики и случайные читатели, настало время завершить наше мини-путешествие по бродячим сюжетам фольклорной сказки, которое мы проводили в компании Золушки, Белоснежки и Спящей Красавицы. И сегодня, как и было обещано в прошлый раз мы поговорим о миленькой маленькой девочке в Красной шапочке, которая забыла о том, что не стоит разговаривать с незнакомцами, была обманута злым волком и оказалась в его желудке вместе с бабушкой, которой несла пирожки, но была спасена доблесным дровосеком.

Есть девушки в сказках народных: Красная Шапочка Красная шапочка, Сказка, Сказки народов мира, Сказка для взрослых, Крипота, Картинки, Длиннопост

Для начала, вспомним о наших старых знакомых Антти Аарне, Стите Томпсоне и Гансе-Йорге Утере. Данному сюжету они присвоили номер 333, а Леонид Григорьевич Бараг дал следующую расшифровку: "Красная шапочка: волк проглатывает ее и бабушку; волка убивают; бабушку и внучку достают из его брюха". Но не всё так просто. Начнём с того, что в фольклорных вариантах сказки вместо волка фигурирует оборотень-бзу или огр, девочка не носит ни красной шапочки, ни даже аналогичного цвета шаперона, как у Перро. Да и не такая она маленькая.

Итак, для начала хочу представить вам фольклорный вариант той сказки на которой скорее всего базировался Перро, ибо записана она была во Франции писателем и фольклористом Ашилем Милленом. К сожалению, нормального перевода на русский нету, поэтому придётся переводить мне самому, а поскольку чукча хоть и умеет в перевод, но французским владеет слабо, помогать себе буду английским переводом:

Сказка о бабушке

Как-то раз одна женщина пекла хлеб. А закончив, позвала свою дочь и говорит:
"Возьми свежего хлеба и молока и отнеси их бабушке"*

Есть девушки в сказках народных: Красная Шапочка Красная шапочка, Сказка, Сказки народов мира, Сказка для взрослых, Крипота, Картинки, Длиннопост

Отправилась она в путь и встретила на перекрёстке оборотня-бзу:
- Куда ты идёшь,- спросил он
- К бабушке,- ответила девочка,- несу ей буханку свежего хлеба и бутылку молока.
- А каким путём пойдёшь?- поинтересовался бзу,- Путём игл, или путём булавок?**
- Путём игл,- ответила она и неспеша пошла по дороге, с удовольствием подбирая иголки.
- Тогда я пойду путём булавок,- промолвил вслед девушки бзу и со всех ног помчался к дому бабушки, убил старушку, а мясо что не съел зажарил и поставил в буфет, а остатки её крови перелил в бутылку и поставил на полку, а сам обернувшись бабушкой лёг в кровать.

Как раз и девочка добралась к домику бабушки и постучала в дверь.
- Нажми на дверь посильней,- отозвался изнутри бзу,- дверь разбухла от влаги.
- Привет, бабушка!- войдя наконец в дом, поздоровалась внучка.- Мама передала тебе свежего хлеба и молока.
- Положи их в буфет. А сама возьми немного мяса и вина.
Девочка так и сделала. Ест она, а около её ног вертится маленькая кошечка, вертится и мяукает:
- Какоой стыыд! Какоой сраум! Мауленькая шлюшшшшка ест мяуса своей бабушки и её крооовью запивааает!
- Разденься, моя милая!- спешно перебил кошку бзу,- и ляг ко мне в кровать!
- А куда повесить передник?-спросила девочка
- Кинь в огонь, он тебе больше не понадобится!
Вслед за передником в огонь полетели платьишко, корсет, нижние рубашка и юбка, чулки и туфельки. Раздевшись донага девочка легла в постель к бабушке и прижалась к ней
- Ох, бабушка! Какая же ты волосатая!
- Это, дитя моё, чтобы не так сильно мёрзнуть!- ответил бзу
- Ох, а какие же у тебя длинные ногти!
- Такими удобней почёсываться, дитя моё!
- Ох, какие у тебя огромные плечи!
- Чтобы удобней было таскать дрова, дитя моё!
- Ох, бабушка, какие у тебя большие уши!
- Это чтобы лучше было слышно, дитя моё!
- Ох, а какие у тебя огромные ноздри, бабушка!
- Ими удобнее нюхать табак, моя милая!
- Ох, а твой рот, бабушка, он такой широкий!
- Таким удобней проглотить тебя целиком, моя деточка!- заявил бзу
- Ох, бабушка, тогда,- ответила девочка,- сперва мне нужна сходить во двор, кое что сделать!
- Можешь делать это прямо в постель, дитя моё,- предложил оборотень
- Ох нет, что ты, бабушка, я должна сделать это именно во дворе!- не согласилась девочка.

Делать нечего, обвязал бзу ногу своей добычи толстой шерстяной ниткой и выпустил наружу. А девочка едва выйдя за двери, освободилась, а нитку завязала вокруг сливового дерева и тут же пустилась наутёк. Бзу дёргал, дёргал нитку:
- Эй, что ты там капаешься? Тебя спрашивают, что ты там так долго?
И тут бзу понял, что она сбежала. Со всех ног он побежал следом, но когда он уже почти схватил её, девочка добежала до дома и успела закрыть за собой дверь

Есть девушки в сказках народных: Красная Шапочка Красная шапочка, Сказка, Сказки народов мира, Сказка для взрослых, Крипота, Картинки, Длиннопост

Согласитесь, весьма криповато, но не только. Чтоб окончательно вас добить, я дам расшифровку сносок.
* Некоторые фольклористы считают, что героиня не узнала бабушку и вообще с трудом ориентировалась в её доме, потому что бабушкой девочка и её мать называли не родственницу, а просто старую женщину, возможно ворожею или знахарку, к услугам которой время от времени прибегали
** Путь булавок и иголок - по словам французской иследовательницы народных обычаев Ивон Вердье в отдаленных деревнях в пубертатный период девочек отправляют на зиму к местным швеям. И не только для того, чтобы обучиться ремеслу владения иглой. Девочки учились правильно выбирать одежду и украшать себя. Так, плавно и ненавязчиво, происходил переход от девочки-подростка к юной женщине, своеобразная инициация. О таких девочках говорили: «Они собирают булавки». Посвящение в девичество и обретение нового социального статуса происходило в праздник св. Екатерины. Теперь девушки могли посещать сельские вечеринки и встречаться с парнями.

Ритуал ухаживания тоже начинался своеобразно: молодой человек предлагал девушке горсть булавок, и, если избранница соглашалась на продолжение отношений, она бросала их в фонтан.


Если булавки означали девичество, то иглы были ярко выраженным сексуальным символом. Так, например, во многих странах Европы проститутки носили приколотые к рукаву иглы. И как тут не вспомнить анк-морпоркскую Гильдию Белошвеек от Терри Пратчетта...

Есть девушки в сказках народных: Красная Шапочка Красная шапочка, Сказка, Сказки народов мира, Сказка для взрослых, Крипота, Картинки, Длиннопост

А так вы думаю поняли, героиня сказки записанной Милленом, не взирая на возможно юный возраст, уже во всю познавала радости "сбора иголок", чем занималась даже по пути к бабушке.

Но, вернёмся всё таки к сюжету 333. В сказке "Пастушка" народности мяо, проживающей на территории Китая, Вьетнама, Лаоса и Тайланда, девочка отправившись искать отбившегося от стада гуся натыкается на тигрицу и её тигрёнка, принявших облик бабушки и внучки. Они хитростью заманивают девочку в пещеру где сами жили, но девочка оказывается не менее хитрой. Вечером, она делает так, чтобы тигрица приняла её за своего тигрёнка, а тигрёнка, заснувшего сладким сном за неё. В итоге тигрица начинает есть собственное дитя, а девочка воспользовавшись темнотой сбегает. Когда на рассвете тигрица понимает, кого она на самом деле ела ночью, девочка успевает найти лодку и отплыть на середину озера, а когда тигрица пробует добраться до неё, девочка предлагает ей найти камень побольше, привязать его к шее и закинуть подальше в воду. Ну, результат, как вы понимаете, предсказуем.

Ну, с Западной Европой и Азией разобрались, а что насчёт Восточной Европы. Вы не поверите, но вариант 333го сюжета есть и тут.
В России - это сказка "Кошечка - золотые серёжечки", где погнавшись за данной кошечкой гибнут внучка, внук и бабка с дедом. Ну, и куда ж я, да без польско-белорусского этнографа Михала Федеровского.

И тут просто песня. Нет даже не песня, попади этот сюжет в руки Короля и Шута они могли бы по её мотивам сделать целый альбом. Потому что, в сказке "О том, как ведьма девку съела", злая ведьма притворившись тёткой одной сиротки заманивает её в свои владения и отправившись в путь она встечает последовательно живую голову, глаза, руку, ногу, кишки висящие на заборе, лежащее отдельно туловище и плещущуюся в кадушке кровь, а затем белого, серого и вороного коней. Все они при встрече спрашивают:
"Девка-девица, руса косица, куда путь держишь?", а узнав, предупреждают сиротку, о том, что та идёт не к своей тётке, а к ведьме Барабахе, но та не слушает и продолжает свой путь. А Барабаха встречает её похожими словами "Девка-девица, руса косица, скажи, что ты видела, что слышала? Ведь я тебя съем, съем!" И выслушав о встреченных ей чудесах, объясняет их значение, а затем... съедает сиротку.

Есть девушки в сказках народных: Красная Шапочка Красная шапочка, Сказка, Сказки народов мира, Сказка для взрослых, Крипота, Картинки, Длиннопост

Ну, и чтобы соблюсти приличия, вернёмся к уже знакомым нам Перро и Гриммам.

Первый скорей всего использовал не ту сказку, что позже запишет Ашиль Миллен, а один из других её вариантов, поскольку не во всех них героиня была слаба на передок. Правда в некоторых вариантах погибала кошка, предупреждавшая девочку о том, что та ест бабушку, а в других и сама девушка не успевает спастись. Вот один из последних и выбрал Перро, да, счастливый конец с дровосеками - это позднее нововведение, а Перро одарив свою героиню красным плащём-шапероном не пожелал спасти ей жизнь, зато помятуя о пути булавок и иголок вставил в конце мораль-предостережение для молодых девушек, чтобы не доверяли незнакомцам с льстивыми речами. Да, оборотня он заменил на простого волка ибо боролся с простонародными суевериями (правда странно, что не вставил в сказку, любимых им фей). А дровосек появился у казалось бы привычных к страшным сказкам немцев - братьев Гримм. К тому же в своей книге сказок, они заодно поместили и сиквел (за сотню лет до того, как это стало мейнстримом). Там, Красная Шапочка, уже приобретя знакомый всем облик и прозвище, очередной раз отправившись навестить бабушку, встречает нового волка, но на этот раз не останавливается, чтоб собирать цветы, а бежит к бабушкиному дому и запирается там. Когда волку долгое время отказываются открывать, он лезет на крышу, а бабушка наказывает Красной Шапочке вынести наружу воду, в которой она накануне варила колбасу и вылить в большую кадушку. Волк привлечённый колбасным запахом перегибается слишком сильно, падает с крыши и тонет в кадушке.

Ну, на этом всё. Хотя с другой стороны меня просят продолжить свой цикл, на этот раз не ограничиваясь женскими персонажами. Есть у меня конечно кое-какие мысли, но будем посмотреть.

Показать полностью 4
57

Есть девушки в сказках народных: Спящая красавица

Продолжению своё мини-исследования о женских персонажах в бродячих сюжетах народных сказок. Мною были уже рассмотрены Золушка и Белоснежка, на очереди имеющая переклички с Белоснежкой история о Спящей красавице. Ну как перекличка и там, и там героиня впадает в волшебный сон, но причины этого сна разнятся, но давайте поподробней.

В уже неоднократно упоминавшемся Указателе сюжетов фольклорной сказки Анти Ааарне, Стита Томпсона и Ганса-Йорга Утера данный сюжет носит номер 410, а у Леонида Григорьевича Барага идёт следующая расшифровка: "Спящая царевна: все царство усыплено колдуньей; царевич проникает во дворец, целует девушку и освобождает всех ото сна." Но не всё так однозначно.

Есть девушки в сказках народных: Спящая красавица Спящая красавица, Сказка, Сказка для взрослых, Сказки народов мира, Картинки, Длиннопост

Начнём с того, что ноги у этого сюжета растут аж из исландских Эдд. Валькирия Бринхильда (более известная, благодаря Вагнеру, как Брунгильда) нарушила приказ Одина и тот с помощью шипа сна погрузил её в волшебный сон и окружил огненными стенами, откуда её спас смелый Сигурд Драконобой (Зигфрид), проникнув сквозь стену и разрубив её кольчугу.

На пару веков позже во французском рыцарском суперромане (531 глава с общим объёмом в 7000 страниц, собранных в шесть книг) "Персефорест" в одной из глав повествуется о герое-простолюдине Троилусе (Троиле) влюбившемся в принцессу Зелландину, которая так же впала в летаргию, пока Троилус выполнял поручения её отца. Вернувшись из похода, тот обещал спящей невесте найти средство разрушить чары, надел ей на палец кольцо и... воспользовался тем, что он уже её официальный жених. Не просыпаясь, Зеландина родила дитя, которое и пробудило её.

Ну, а наиболее лаконичными в данном сюжете были белорусы, Михал Федеровский зафиксировал сказку, где будущий муж пробудил королевну ото сна, просто схватив её за мизинец. Для тех кто владеет белорусской латиницей (ну или тех, кому будет интересно проверить сможет ли он её прочесть)))) выкладываю историю в том виде, в котором она попала ко мне. Для всех остальных, ниже дам перевод

Есть девушки в сказках народных: Спящая красавица Спящая красавица, Сказка, Сказка для взрослых, Сказки народов мира, Картинки, Длиннопост

Жил один король и родилась у него дочка. Позвал он к себе ведьму (гадалку) и спросил у неё, будет ли та счастлива, если Бог позволит?
Ведьма поворожила и отвечает: "Вырастет, но как станет девицею, дотронется до ручной прялки и тут же упадёт и заснёт. И ничто не сможет пробудить её, но через несколько лет найдётся тот, кто её разбудит". И приказал тогда король, все прялки ручные во всём его королевстве собрать и сжечь. Так и сделали, но одна служанка в самом королевском дворце, имела прялку, на которую никто не обратил внимания. Выросла королевна и однажды увидела ту самую прялку и не зная что это такое дотронулась и тут же упала и заснула. И как её не колотили и не щипали - не могли разбудить. Проминуло несколько лет и как-то раз в то королевство приехал парень, подошёл он к спящей королевне, схватил за мининец, сжал его и говорит: "Ну, королевна, хватит спать, вставай уже!" Она так и подскочила! А король на радостях женил того парня на королевне и всё королевство им передал


Рассказано Преснячихой

Согласитесь, крайне лаконичная история. Но вернёмся к истокам. После неизвестного французского автора (или группы авторов, учитывая объёмы произведения) за сюжет 410 взялся, так же упоминавшийся мною ранее Джамбаттиста Базиле отметившийся аж двумя вариантами исходной истории из которых я для начала выделю "Солнце, Луну и Талию" (Sole, Luna, e Talia). Приведу её полностью, хотя она и длинновата:

Жил некогда государь, который, когда у него родилась дочь по имени Талия, созвал мудрецов и предсказателей со всего государства, чтобы они определили ее судьбу. И после долгих и разнообразных совещаний они пришли к заключению, что она подвергнется тяжкой опасности из-за льняной кострицы. Тогда король запретил вносить во дворец льняную пряжу, коноплю и что-либо подобное, надеясь избежать предсказанного бедствия.


Но когда Талия уже подросла, однажды, стоя у окна, она увидела старушку, которая пряла на ходу. И поскольку она никогда еще не видала ни кудели, ни веретена, и всё крутящееся ее очень забавляло, в ней до того разгорелось любопытство, что она призвала старушку во дворец и, взяв кудель, стала тянуть нитку. Но, к несчастью, забился ей под ноготь кусочек кострицы, от чего она упала замертво.


Старушка, видя, что случилось, в страхе сбежала вниз по лестнице. А бедный отец, получив весть о приключившемся горе и оплатив бочкой пролитых слёз это ведро асприньо, упокоил свою дочь в том же дворце, оставив ее сидящей на бархатном троне, под парчовым балдахином, и, заперши двери, покинул навсегда этот дворец – место столь непереносимой скорби – чтобы не видеть более ни единого знака, напоминающего об этом несчастье.

Есть девушки в сказках народных: Спящая красавица Спящая красавица, Сказка, Сказка для взрослых, Сказки народов мира, Картинки, Длиннопост

Но спустя некоторое время у одного короля, когда он ехал на охоту, сокол слетел с руки и залетел в окно того дворца; и поскольку он не возвращался на зов, король принялся стучать в ворота, думая, что во дворце кто-то живет. Так он долго стучал без успеха, а затем принес лестницу, с которой собирали виноград, решив забраться внутрь и посмотреть, что там внутри. И когда поднялся и прошел по всему дворцу, похолодел, как мумия, не видя ни души живой.


Наконец, вошел он в ту комнату, где находилась Талия, неподвижная, будто заколдованная, и король, увидев ее и думая, что она спит, стал ее звать. Но как он ни кричал, как ни трогал ее, она не просыпалась; и он, воспламененный ее красотой, снял ее с трона, отнес на руках на ложе, где сорвал плоды любви, после чего, оставив ее по-прежнему спящей, вернулся в свое королевство и в течение долгого времени не вспоминал об этом случае.


А она по прошествии девяти месяцев произвела на свет двойню – мальчика и девочку, которые были точно пара золотых подвесок с драгоценными камнями. И две феи, появившиеся во дворце, заботились о них, подкладывая для кормления к матушкиным сисечкам. И однажды, желая пососать молока и не находя сосок, младенцы присосались к ее пальцу и так сосали, что кусочек кострицы вышел из-под ногтя. И тогда Талия пробудилась будто от тяжкого сна; и увидев рядом с собой два чудесных создания, дала им грудь, и привязалась к ним больше, чем к самой жизни.


И пока она так жила, не зная и не помня, что с ней было, как она оказалась во дворце с двумя младенцами, не видя того, кто приносил ей пищу, король вспомнил о Талии и под предлогом охоты поехал найти ее; и нашел ее не спящей, с двумя расписными яичками красоты, и обрадовался до безумия. Он рассказал Талии, кто он такой, и как было дело между ними, и они заключили между собой договор о дружбе и вечном союзе; пробыв рядом с Талией несколько дней, он затем попрощался с ней, дав обещание вернуться и взять ее с собой, а сам поехал в свою страну, то и дело повторяя имена Талии и младенцев, так что и когда он ел, на устах у него были Талия, Солнце и Луна (такие имена он дал своим чадам), и на ложе сна звал по именам то детей, то их матушку.


Жена короля, у которой еще во время долгой охоты мужа возникло некоторое подозрение, теперь, беспрестанно слыша имена Талии, Солнца и Луны, впала в жар – иной, чем бывает от солнечного удара. И позвав секретаря, она сказала ему: «Слушай-ка, приятель, ты оказался между Сциллой и Харибдой, между косяком и дверью, между дубинкой и решеткой. Коль откроешь мне, с кем спутался мой муженек, золотом тебя осыплю; а будешь таить – не оставлю ни в живых, ни в мертвых».


И приятель, с одной стороны, раздавленный на кусочки угрозой, с другой, насаженный на вертел корысти, которая всегда завязывает глаза чести, возмущает воду справедливости, сбивает подковы с ног верности, рассказал ей всё по порядку, хлеб называя хлебом, а вино – вином; после чего королева послала его, от имени короля, сказать Талии, будто он весьма жаждет видеть обоих малышей. И Талия с великой радостью послала детей к их отцу. А королева, эта душа Медеи, приказала повару их зарезать и, поджарив со всякими соусами и приправами, подать на стол несчастному мужу.


Но повар, человек сердобольный, увидев два этих золотых яблочка, пожалел их и сказал своей жене, чтобы она их спрятала в тайном месте, а вместо них приготовил двух козлят с сотней разнообразных подливок.


И когда пришел король, королева с великим удовольствием велела внести блюда. И король принялся за еду; и когда ел, то и дело нахваливая: «Ах, до чего же вкусный кусочек, клянусь жизнью Ланфузы! А как бесподобен вот этот, клянусь душой моего дедушки!», она каждый раз отвечала ему: «Ешь на здоровье! Ты ведь ешь своё». Дважды или трижды король пропустил эту припевку мимо ушей, но затем, слыша, что песня слишком затягивается, сказал: «Я хорошо знаю, что ем свое, так как ты ничего твоего не принесла в этот дом!» И, встав из-за стола в раздражении, пошел прогуляться неподалеку, чтобы выпустить гнев.


Тем временем королева, не удовлетворившись тем, что уже сделала, кликнула секретаря и послала призвать Талию под тем предлогом, что ее ожидает король. И Талия, наскоро собравшись, выехала с горячим желанием увидеть светильники своих очей и не зная, что ее ожидает пламя. И когда она прибыла во дворец и стала перед королевой, та, с лицом Нерона, вся налившись змеиным ядом, прошипела: «Добро пожаловать, госпожа Троккола! Это ты, прекрасная рвань, белена, которой объелся мой муж? Это ты, щенная сука, которая проела мне все виски? Добро пожаловать, ты пришла в чистилище, где я сполна вычту с тебя за ущерб, который я потерпела!»


Слыша это, Талия стала оправдываться, что на ней нет вины, что муж королевы овладел ее огородиком, когда она спала. Но королева, не желая слушать оправданий, повелела запалить тут же во дворе большой костер и бросить в него Талию. Талия, видя, что дело ее оборачивается худо, упала перед королевой на колени и попросила дать ей хотя бы время снять с себя дорогие одежды, в которые была одета. И королева, не столько из жалости к несчастной, сколько из желания заполучить платья, расшитые золотом и жемчугом, сказала: «Разденься, разрешаю».


Талия начала раздеваться, и на каждое одеяние, что снимала с себя, издавала жалостные вопли; и после того, как сняла с себя верхнее платье, тунику и корсет, снимая нижнюю юбку, вскричала последний раз; и когда ее уже волокли, чтобы нажечь из нее золы для стирки штанов Харона, в ту самую минуту вошел король, который, видя такое зрелище, спросил, что здесь происходит. Увидев Талию, он тут же спросил про детей, и услышал от жены, упрекавшей его за измену, как она дала ему полакомиться ими.


Услышав это, бедный король в крайнем отчаянии говорил: «Итак, я стал волком-оборотнем для собственных моих ягняток! И как мои жилы не распознали ручейков, в которых текла моя собственная кровь? Ах, потурченка-отступница, до какого зверства ты себя довела! Но теперь и ты станешь удобрением для капусты, и твою тиранскую рожу не придется посылать в Колизей на покаяние!»


И он приказал бросить ее в тот костер, что она разожгла для Талии, а вместе с ней и секретаря, ставшего рукояткой этой мерзкой затеи и ткачом этой дрянной ткани. И когда он собирался послать туда же и повара, о котором думал, что тот искрошил его детей, повар, припав к его ногам, стал говорить: «Поистине, государь, моя многолетняя служба тебе заслуживает иной пенсии, чем горящие угли, иной подпоры в старости, чем столб за спиной, иных увеселений, чем трещать и обугливаться в огне, иной чести, чем смешать пепел повара с пеплом королевы! Невеликий подарок за то, что я сохранил живыми твоих детей, вопреки этой песьей желчи, которая хотела их убить, чтобы вернуть твоему телу то, что было частью твоего тела!»


Король, услышав эти слова, сам будто очутился вне своего тела: ему казалось, что он видит сон, ибо не в силах был поверить тому, что слышали его уши; наклонившись к повару, он сказал: «Если правда, что ты спас моих детей, то клянусь, вместо работы с вертелами я приставлю тебя к кухне моего сердца, и ты будешь вертеть, как тебе хочется, не куски над огнем, но мои собственные желания; я дам тебе такую награду, что ты прослывешь счастливцем перед всем миром».


При этих словах короля жена повара, видя, что происходит с ее мужем, спешно внесла во двор Луну и Солнце и отдала их королю, который, играя в три карты с Талией, Солнцем и Луной, крутил мельницу поцелуев то с одним, то с другим. Дав великую награду повару, и сделав его рыцарем королевской палаты, он взял Талию в жены, и она счастливо прожила долгую жизнь с мужем и детьми, познав из всех испытаний, что судьба к кому благоволит, и во сне добро на макушку дождит.

Есть девушки в сказках народных: Спящая красавица Спящая красавица, Сказка, Сказка для взрослых, Сказки народов мира, Картинки, Длиннопост

Как видите, есть перекличка одновременно и с историей Троилуса и Зелландины и с белорусской Спящей королевной. Более того, теперь оба героя аристократического положения. А следом за Базиле, за сказку взялся Шарль наш Перро. По своему обыкновению он добавил в сюжет ФЕЙ, к которым питал нездоровый интерес))) Предсказание заменил на проклятье злой феи, а сон стал длиться аж сто лет. Более того в полной версии сказки, всё кончается не поцелуем, а тайной свадьбой. Тайной, потому что злобная жена из сказки Базиле была заменена на мать-людоедку от которой принц, а после смерти отца и король, прятал жену и детей. Её я приводить не буду, она не маленькая, но во многом совпадает со сказкой Базиле, к тому же она есть в свободном доступе. Ну, а потом из сборника Перро, сказка попала в руки братьям Гримм, которые, сюжет обрезали, убрав тайную свадьбу и свекровь-людоедку, создав тем самым вариант, который считается каноничным. Что странно, уж кто кто, а немцы крипоту в сказках любят. Возможно Гриммы всё таки не просто делали перевод с французского, а создали компиляцию из доступных им сюжетов, а поскольку в части из них половина с тайной свадьбой и свекровью (женой) отсутствовала, её было решено не использовать.

Теперь вернёмся к вариантам сюжета и второй сказке из Пентамерона Джамбаттисто Базиле.
Хотя сказка "Маленькая рабыня" считается вариацией Белоснежки, лично мне кажется, что она ближе именно к истории о Спящей красавице, сами поймёте почему. Так как она не маленькая, целиком её тоже приводить не буду, а только перескажу:

Сестра одного барона Лилла, играя с подругами, решила прыгать через куст розы и была единственной, кому это удалось, почти. Потому что один лепесток всё таки упал и девушка, чтобы скрыть это, лепесток съела, от чего и забеременела и в тайне от всех родила дочь Лизу, которую отнесла к феям, чтобы те её благословили, что те и сделали. Кроме одной, та подвернула ногу, подбегая к девочке и вместо благословения прокляла дитя, сказав, что та умрёт, после того, как мать забудет у неё в волосах гребень. Так и случилось, однажды рассчёсывая Лизу, Лилла забыла в её длинных волосах гребень и та уколов им голову умерла. Лилла положила дочь в хрустальный гробик и спрятала его в самой дельней комнате дворца, а брату приказала туда не входить, после чего сама умерла от горя.
Меж тем сам барон женился и однажды его жена нашла девочку. Решив, что та тайная дочь мужа, она стала над ней издеваться и случайно выдернула гребень из её волос. Девочка очнулась. И тогда злая жена остригла ей волосы, избила, измазала её грязью, а мужу сказала, что это рабыня, которую прислала ей мать. Собираясь в город, барон решил привести подарки всем домашним в том числе и рабыне жены, не взирая на протесты последней. Девочка заказала тряпичную куклу, ножик и точильный брусок. А дальше заставив куклу с ней разговаривать и слушать её, рассказала ей всю свою историю, которую случайно подслушал барон. Коварная жена была изгнана из дома, а барон признал Лизу своей племянницей

Есть девушки в сказках народных: Спящая красавица Спящая красавица, Сказка, Сказка для взрослых, Сказки народов мира, Картинки, Длиннопост

А теперь из Западной Европы вернёмся в Восточную.
Если не брать во внимание стихотворную сказку Жуковского "Спящая царевна" непосредственно сюжет 410 среди русских сказок не наблюдается, а вот его вариации таки присутствуют в виде подсюжета о "Заколдованном царстве", хотя там уже привычной нам Спящей красавицы не нету, а сам сюжет больше напоминает другие известные сказки. Так одноимённая сказка карельских поморов вообще больше похожа на Царевну Лягушку, разве что имеет предысторию: Царевну превращает в лягушку злой колдун Мухомор, да не одну, а всё её царство превращается в болото, дальше всё как обычно, младший сын соседнего царя - Иван попадает в царство-болото своей стрелой, после свадьбы сжигает лягушачью кожу и вынужден отправляться за женой в царство Мухомора.

А в сборнике Афанасьева, содержаться две сказки про окаменевшее царство, сюжетно больше напоминающие гоголевского вия, ибо там главному герою предстоит три ночи читать посреди царства книгу (возносить молитвы), чтобы проклятие спало, что впрочем тому с успехом удаётся сделать в отличие от Хомы Брута.

На сим, чтобы не привысить лимит, буду заканчивать. В следующий раз, дабы завершить тему культовых женских персонажей, поговорим о Красной шапочке.

Показать полностью 5
28

Последний суд

Последний суд Авторский рассказ, Юмор, Сказка, Нечисть, Демон, Рыцарь, Длиннопост

      Когда его, громыхающего доспехами, ввели в зал, зрители устроили форменное светопреставление. Кричали, улюлюкали, зло зубоскалили, показывали пальцами, некоторые даже попытались оторвать намертво прикрученные к полу стулья, чтобы остервенело швырнуть их в его сторону.
      Рыцарь инстинктивно вжал голову в плечи, пытаясь хоть как-то защититься от полетевших в него скомканных бумажек, тухлых овощей и Бог знает чего еще.
      Конвоиры не столько сопровождали его, сколько пытались оттеснить впавшую в раж, истерично визжащую толпу, большую часть которой составляла всевозможная нечисть. Впрочем, как заметил рыцарь, ловко увернувшись от просвистевшего в опасной близости от его головы гнилого помидора, присутствовала в зале и парочка глумливо улыбающихся, полупрозрачных духов, беспечно наматывающих неровные круги под потолком.
      — К порядку! К порядку! — завопил маленький бесенок, угрожающе размахивая огромным, чуть ли не в два раза больше него самого молотом. — Всем встать! Суд идет!
      «Секретарь, должно быть», — почему-то решил рыцарь.
      В одно мгновение в зале воцарилась гробовая тишина, которую нарушала лишь тяжелая поступь направляющегося к судейской трибуне огромного демона, облаченного в черную мантию, из-под полы которой с каждым шагом на секунду выглядывали мохнатые козлиные копыта. Над белоснежными, завитыми локонами парика, красовавшегося на голове гордо шествовавшего нечистого, надменно возвышались два острых витых рога, чуть ли не задевавших потолочные балки.
      — Его судейшество Даэмониум Юдекс! — напыщенно провозгласил непомерно раздувшийся от собственной важности секретарь и, смиренно поклонившись, протянул молот демону.
      Тот, приняв символ судейской власти, торжественно поднялся на трибуну и, с трудом уместившись за ней, медленно, словно вглядываясь в лица и морды собравшихся, обвел зал строгим взглядом желтых глаз с вертикальными зрачками.
      — Именем Великого Пакта Примирения и властью данной мне свыше, — проревел Даэмониум Юдекс, — Объявляю заседание Высочайшего суда открытым.
      Тяжелый молот с оглушающим грохотом опустился на трибуну, заставив ее жалобно затрещать от обрушившейся на нее мощи.
      Пока присутствующие рассаживались по своим местам, демон, покопавшись в складках мантии, выудил оттуда круглые очки, приветливо сверкнувшие в свете висевших на стенах факелов, и водрузил их себе на нос.
      Рыцарь чуть не подавился от смеха. Круглые окуляры донельзя нелепо смотрелись на морде его судейшества, особенно сильно контрастируя с выдающейся вперед нижней челюсть, из которой торчала вверх пара покрытых тягучей слюной клыков.
      Строго посмотрев на глупо хихикающего рыцаря поверх круглых стекол, судья углубился в чтение бумаг, стопкой возвышающихся на его трибуне.
      Зал затаил дыхание в нетерпеливом ожидании. Лишь тихий шелест, перебираемых Даэмониумом документов, нарушал повисшую тишину.
      — Месье Оливье де Бульон, — закончив читать, начал судья, пытливо воззрившись на подсудимого, — Вам известна суть выдвигаемых против Вас обвинений?
      Справившись с очередным приступом едва не вырвавшегося наружу смеха, рыцарь покачал головой.
      — Нет, Ваше судейшество, — осторожно заметил он.
      — Секретарь, зачитайте суду и обвиняемому, — степенно попросил демон, деловито поправив сползшие на самый кончик носа очки.
      — Что? — непонимающе пискнул бесенок, привстав со своего места.
      — Пункты обвинения! — рявкнул судья, для убедительности стукнув молотом по красноречиво скрипнувшей трибуне.
      — Господин де Бульон, — затараторил сжавшийся в испуге секретарь, — Обвиняется в нарушении пункта пять статьи десятой Великого Пакта Примирения, заключенного между смертными и неживущими, а именно, во вмешательстве в традиционный жизненный уклад, воспрепятствовании осуществлению профессиональной деятельности и убийствах, совершенных с особой жестокостью, а также иных деяниях, направленных против жизнедеятельности нечисти, нежити и иных форм несущестования.
      — Вам понятна суть обвинения? — спросил судья опешившего рыцаря, потерявшего дар речи.
      Тот смог лишь согласно кивнуть.
      — Месье де Бульон, — вкрадчиво начал Даэмониум, склонившись в сторону растерянного рыцаря, — Полагаю, Вам понадобится адвокат.
      Оливье часто затряс головой, соглашаясь.
      — Ну, что ж, — удовлетворенно протянул судья, — у нас просвещенный суд, поэтому мы предоставим Вам защитника для представления Ваших интересов.
      Словно по волшебству рядом с погрустневшим рыцарем возник бес в строгом деловом костюме.
      — Дура Лекс, — представился он, присаживаясь сбоку от изумленного де Бульона. — Член коллегии адвокатов восьмого круга ада. Доктор юридических лженаук.
      Улыбающийся Бес панибратски хлопнул по плечу опешившего от такой наглости рыцаря.
      — Не дрейфь, дружище, — доверительно прошептал он прямо в ухо Оливье. — Дело сложное, наворотил ты дел, конечно, но видит ад, сторгуемся с судом на самом мягком наказании. Отрубание головы.
      Адвокат расплылся в плотоядной улыбке. Де Бульон не нашел ничего лучше, чем скептически хмыкнуть.
      — Лекс? — не скрывая удивления, посмотрел на беса судья. — Знакомая фамилия.
      — Конечно, Ваша честь! — отозвался возникший из ниоткуда прямо у трибуны Даэмониума Юдекса, еще один бес, точная копия приставленного к де Бульону адвоката. — Сэд Лекс. Адский обвинитель. Дура Лекс — мой единоутробный брат.
      — Но не возникнет ли в таком случае конфликта интересов? — недоверчиво осведомился судья.
      — Никак нет, Ваша Честь, — хором отозвались и адвокат и прокурор.
      — Мы с детства пылаем неугасимой любовью друг к другу, — не прекращая улыбаться, пояснил Дура Лекс, манерно поправив прическу. На его руке томно сверкнули золотом изящные солнечные часы.
      «Дорогие, наверное», — невпопад подумал рыцарь.
      — Ну, хорошо, — согласился судья, после минутного раздумья. — Секретарь! Огласите порядок заседания.
      Суетливо записывающий что-то на листе пергамента бесенок, подскочив на своем месте, монотонно забубнил:
      — Опрос пострадавших, они же свидетели. Тролль-Из-Под-Моста, Вурдалакий Мышекрыл, дух невинно убиенного дракона с Высокой горы…
      — Протестую! — завопил адвокат.
      Судья изумленно приподнял бровь, требуя пояснений.
      — Вина моего клиента еще не доказана! — сверкнув лучезарной улыбкой, вскричал Дура Лекс.
      — Дракон был убит? — бесстрастно уточнил Даэмонимум.
      — Убит! — сверившись с пергаментом, согласился секретарь.
      — Невинно? — Даэмониум отрешенно поковырялся в зубах.
      С самым задумчивым видом, на который он был только способен, секретарь принялся внимательно вчитываться в пергамент, беззвучно шевеля губами.
      В ожидании ответа судье удалось-таки подцепить длинным когтем застрявший в пасти кусок сочащегося кровью мяса. С облегчением рассмотрев внушительный улов со всех сторон, Даэмониум мастерским щелчком отправил его в залитый густым клубящимся мраком угол, откуда тут же донеслись приглушенные рычание и повизгивания.

      — Невинно! — наконец-то подтвердил просиявший секретарь.
      — Протест отклонен! — заключил судья, стукнув по трибуне молотом.
      От нестерпимого грохота, казалось, содрогнулся весь зал.
      — А я все равно протестую, — обиженно пробубнил Дура Лекс.
      — Вы что-то сказали? — с нескрываемой угрозой процедил судья. Словно увеличившись в размерах, он навис необъятной глыбой над съежившимся от страха адвокатом.
      — Нет, Ваше судейшество, — промямлил тот.
      — После опроса пострадавших, — как ни в чем не бывало продолжил секретарь, — Последуют заключительные слова стороны защиты и стороны обвинения. Суд удалится на совещание для вынесения решения по делу.
      Удовлетворенно кивнув, судья торжественно провозгласил:
      — Пригласите в зал первого пострадавшего.
      — Тролль-Из-Под-Моста! — оглушительно проорал секретарь, чуть не свалившись со своего стула.
      Невозмутимо поерзав, он сделал какие-то пометки в чудесным образом удлинившемся пергаментном листе, рулоном развернувшегося в его ручонках.
      Из сочувственно перешептывающегося зала, прихрамывая на одну ногу вышел, лохматый Тролль, под левым глазом которого багровел огромный кровоподтек. Он с трудом примостился на самый краешек невысокого табурета, расположенного рядом с судейской трибуной. Скромно сложив руки на бугорчатых коленях, он выжидательно воззрился на судью.
      Два бесенка-пристава, сгибаясь под тяжестью своей ноши, выволокли откуда-то из-за спины Даэмониума Юдекса гигантскую книгу, переплет которой, судя по всему, был искусно обтянут человеческой кожей. Натужно дыша, они положили устрашающий фолиант на возникший из языков пламени прямо перед Троллем стеклянный столик, огласивший помещение жалобным немелодичным позвякиванием.
      — Перед лицом Высокого суда и Великим Сводом Законов Неживущих клянусь говорить правду и ничего кроме правды, — торжественно заявил Тролль, осторожно положив руку на обложку книги.
      Безучастно наблюдавший за происходящим рыцарь с удивлением заметил, как налилась кроваво-красным пентаграмма, выгравированная на судейской трибуне и на которую он прежде не обращал никакого внимания.
      — Клятва принята! — пафосно выкрикнул секретарь.
      — Господин, Тролль-Из-Под-Моста, — приторно-ласково обратился к пострадавшему судья, — Будьте недобры, расскажите присутствующим, что с Вами произошло.
      Тяжело вздохнув и печально опустив взгляд в пол, Тролль заговорил.
      — У меня было небольшое предприятие, — жалостливо прогнусавил он, шмыгнув похожим на картошку носом. — Старый мост. Под ним и жил со своей семьей. Женой и ребенком. А с проезжающих плату брал за проход. Не много, всего лишь золотой, только-только мне на какое житье-бытье хватало. Честно работал, пока вот этот вот не заявился да не вышвырнул меня с семьей из дома.
      Пустивший неискреннюю слезу Тролль, отрывисто кивнул в сторону отчаянно хлопнувшего себя по лбу рыцаря.
      — Значит, господин Тролль-Из-Под-Моста, — подал голос фривольно облокотившийся на спинку своего стула прокурор, — Вы утверждаете, что месье Оливье дэ Бульон лишил Вас и Вашу семью крова и средств к существованию?
      — Так и есть, — скромно кивнул головой пострадавший.
      — Протестую! — что есть мочи завопил Дура Лекс и указал когтистым пальцем на брата. — Так не честно! Он задает наводящие вопросы!
      — Я не навожу, а уточняю, — легко парировал обвинения Сэд Лекс, показав братцу раздвоенный язык.
      — Принимается, — согласился с ним судья и, бросив осуждающий взгляд на смутившегося адвоката, продолжил, — У суда нет оснований сомневаться в показаниях господина Тролля-Из-Под-Моста.
      Радостно осклабившись, Тролль с достоинством удалился.
      — Вурдалакий Мышекрыл, — объявил секретарь, проводив долгим задумчивым взглядом впорхнувшую в зал летучую мышь, устремившуюся к трибуне.
      В следующую секунда на табурете оказался уже преисполненный чувства собственного достоинства господин средних лет, укутанный в черную, свисающую до самого пола мантию с подбитым красным бархатом высоким стоячим воротником.
      — Клянус-сь! — прошепелявил упырь так, словно у него во рту не было половины зубов.
      — Рассказывайте, — устало велел судья, со скучающим видом накручивая на пальцы локоны своего белоснежного парика.
      — Как ижвештно Вышокому шуду, — неторопливо, с достоинством заговорил вампир, у которого и вправду не оказалось почти всех передних зубов, — Я питаюсь кровью…
      — Месье Оливье, выбил мечом уважаемому Вурдалакию все клыки, лишив тем самым его возможности нормально существовать, — нетерпеливо перебил упыря Сэд Лекс, непринужденно поигрывая своим хвостом.
      — Иштино! — согласился Мышекрыл и, горестно поведя плечами, широко открыл рот, демонстрируя собравшимся пустоту на месте выбитых зубов.
      Внимательно слушающий зал, в ужасе охнув, разразился негодующим шепотом.
      Опять подсказываешь! — накинулся с кулаками на брата Дура Лекс.
      Подскочившим приставам с превеликим трудом удалось разнять самозабвенно дерущихся бесов, растащив их за шиворот в разные стороны.
      — Господа! Господа! — осуждающе застучал молотом вмиг посуровевший судья. — Будете продолжать в том же духе, Высокому суду придется рассматривать дело без вашего непосредственного присутствия.
      — Да, Ваша Честь, — виновато согласился тяжело дышащий Дура Лекс, вытирая о лацкан пиджака сочащуюся из разбитого носа черную дымящуюся кровь.
      Сэд Лекс лишь скабрезно подмигнул левым глазом, так как правый уже начал заплывать, на глазах наливаясь синевой.
      — Благодарю Вас, господин Мышекрыл, — продолжил Даэмониум, обратившись к Вурдалакию, не растерявшего своего невозмутимому вида. — Перед заседанием суд ознакомился с приложенными к вашему делу материалами, в том числе, справкой из компетентных органов и выпиской из медицинского заключения, и считает Ваши показания исчерпывающими.
      Взмахнув мантией, вампир тут же обратился в летучую мышь и, тяжело махая крыльями, взвился куда-то к потолку, где, ловко зацепившись острыми коготками за балку, свесился вниз головой и, казалось, заснул.
      Сэд Лекс, кое-как приведя себя в порядок, отряхнувшись и поправив съехавшую на лоб челку, озарил зал лучезарной плотоядной улыбкой.
      — В принципе, сторона обвинения считает, — деловито произнес он, с достоинством поклонившись судье, — Что вина месье Оливье де Бульона доказана.

      Видя, как удивился Даэмониум, прокурор воздел к потолку руку с гневным указующим перстом.
      — Однако, — добавил Сэд Лекс, — У нас остался недопрошенным еще один свидетель.
      Как следует насладившись вниманием почти прекратившей дышать публики, он с максимально возможным пафосом, на который был только способен, объявил:
      — Дух дракона с Высокой горы! — и выдержав еще одну паузу не менее пафосно добавил, — Кроме того, сторона обвинения готова предоставить Высокому суду орудия совершения преступлений!
      Дэмониум, которому происходящее, похоже, наскучило, безразлично кивнул.
      К судейской трибуне проковыляла старая закутанная в разноцветное тряпье цыганка с огромной волосатой бородавкой на крючковатом носу. С каждым шагом многочисленные золотые украшения, которыми чуть ли не с ног до головы была увешана старуха, оглашали зал трескучим раскатистым перезвоном. В руках цыганка сжимала стеклянный гадательный шар, в глубине которого поминутно что-то вспыхивало и тут же гасло, поглощенное клубами серого дыма.
      Взгромоздившись на табурет, она положила шар на колени и принялась, что-то бормоча себе под нос, совершать над ним лихие замысловатые пасы.
      — Вопрошайте, — наконец-то сказала она противным хриплым голосом и зашлась тяжелым кашлем курильщика с многовековым стажем.
      — Господин дракон, — осторожно начал судья и, аккуратно приподняв парик, почесал затылок. — Как Вы умерли?
      — Оливье! — прохрипела цыганка, не переставая водить руками над поверхностью сделавшегося совсем непрозрачным шара. — Он говорит, убит Оливье!
      — Что ж, вполне достаточно, — хмыкнул Сэд Лекс.
      Подойдя к замершему в ожидании рыцарю, он ловким движением извлек из внутреннего кармана пиджака длинный стальной меч, брезгливо, двумя пальцами, сжимая его за рукоятку.
      — Это Ваше? — ехидно поинтересовался прокурор.
      Проблеск надежды замаячил перед глазами рыцаря. Отпихнув в сторону адвоката, он стремительным рывком выхватил из рук опешившего Сэд Лекса оружие. Встав на изготовку с готовым для удара мечом, рыцарь проорал:
      — Это не суд! Это Судилище! Да, все это совершил я. А вы подло оглушили меня, подкравшись со спины, когда я убивал вашего драгоценного дракона, и приволокли сюда. Да! Это сделал я!
      Острие выставленного вперед меча качнулось в сторону ошарашенных зрителей.
      — Ваш тролль, — продолжал орать де Бульон, — грабил караваны, обдирал несчастных путешественников как липку. И в конце концов, его настигло возмездие в лице меня! Меня, слышите!
      Чуть переведя дух, рыцарь указал свободной рукой в потолок. Зрители молчаливо проследили за его движением.
      — Ваш Мышекрыл сосет кровь! И этого более чем достаточно для того, чтобы он понес заслуженную кару. А дракон… Дракон! Он же принцесс похищал без числа да харчил их. Кто знает, может и снасильничал кого из них?
      — Месье де Бульон, — тяжело вздохнул Даэмониум, увеличившись в размерах и нависая над рыцарем подобно равнодушной скале над бушующим морем, — Ни к чему так кричать, в зале прекрасная акустика. Вас и так хорошо слышно.
      Демон щелкнул когтем по лезвию меча, разлетевшегося от этого на тысячи маленьких блестящих осколков, подобно конфетти рассыпавшихся по полу.
      К обезоруженному рыцарю подскочили приставы и после недолгой потасовки скрутили его, заломив тому руки за спину.
      — Все пострадавшие действовали в рамках Пакта и Свода Законов Неживущих, — угрожающе прорычал Даэмониум Юдекс, — Чего нельзя сказать о ваших действиях!
      Притихший было адвокат вдруг оживился. Охлопав себя по карманам щегольского пиджака, он извлек на свет сложенный вдвое лист бумаги.
      — Минуточку! — обрадованно произнес он, торжествующе протягивая лист судье, тут же углубившегося в чтение. — Вместе с рыцарским званием господин де Бульон получал и лицензию на геройства!
      — А, формуляр, семь тысяч пятьсот тринадцать «б», — разочарованно протянул прокурор и, подпрыгнув, выхватил из рук читающего Даэмониума лист бумаги.
      — Старая форма, — презрительно объявил прокурор. — Давно недействительна. Полагаю, месье де Бульон не посчитал нужным заменить лицензию на новую, установленного образца.
      — Кроме того, — строго произнес судья, посмотрев поверх очков на скрученного приставами тяжело дышащего рыцаря. — Лицензия была выдана старой Администрацией…
      — И еще неизвестно, законным ли образом она была получена! — перебил Даэмониума Сэд Лекс.
      Бумага вспыхнула у него в руках, медленно и торжественно осыпаясь на землю лепестками прогоревшего пепла.
      — Не позволю прикрываться липовыми бумажками! — взревел судья, схватив рыцаря поперек туловища и подняв его над землей. Демон открыл ужасающую пасть, усеянную рядами блеснувших клыков, видимо, намереваясь, откусить де Бульону голову.
      Последнее, что увидел сжавшийся в предчувствии смерти Оливье перед тем, как в страхе зажмурить глаза, был беспомощно разводящий руками Дура Лекс.
      — Извини, дружище, сделал все, что смог, — печально произнес адвокат.
      Челюсти судьи со страшным хрустом сошлись на шее Оливье.
      «Неужели это все? — отстраненно подумал про себя рыцарь, — Странно, даже боли не почувствовал».
      Он попытался открыть глаза.
      Прямо перед ним в грязной вонючей луже ковырялся в поисках съестного здоровенный хряк.
      — Хрю! — сочувственно произнес боров, печально посмотрев на распростершегося в грязи рыцаря крохотными пуговками черных внимательных глаз.
      «Пора бросать пить! — заключил рыцарь поднимаясь на ноги и отряхиваясь от налипшей на доспех грязи. — Один дьявол знает чего этот трактирщик, хитрец Брасье, добавляет в свою сивуху!»
      «А ведь завтра в дозор», — сокрушенно вспомнил он. — Еще не ровен час дракона повстречаю. Нет, после такого… Скажусь уж лучше больным. А вообще, ну его эту рыцарскую службу. Драконы, тролли, нечисть. Да, катись оно все к Дьяволу! Лучше запишусь в гвардейцы его преосвященства Кардинала. Не пыльная работенка-то, как у Христа за пазухой!».
      Пошатывающийся Оливье де Бульон удовлетворенно хмыкнул и от всей души зарядил латным ботинком под зад ни о чем не подозревавшего хряка. Тот с дикими визгами понесся прочь, разбрызгивая во все стороны грязную вонючую жижу, вылетающую у него из-под копыт.

Показать полностью
129

Кормилица

- Это...девочка, сир, - повитуха закутала кряхтящего ребенка в алую бархатную полотницу и с поклоном передала князю маленький сверточек.

Князь погладил темные волосики своей дочери, тронул легонько розовую щечку и скупо, по-мужски, не стесняясь многочисленной челяди, зарыдал.

- Дайте, дайте мне мое дитя, - прошелестела измученная тяжелыми родами молодая княгиня, ее тонкие руки веточками тянулись из-под тяжелых звериных шкур, запачканных родильной кровью. Князь вернул ребенка повитухе и стремительно вышел из душных покоев.

- Кормилице дитя предназначено, - тихо шептались служанки, пока родильница баюкала свою долгожданную крошку. - Как бы княгиня умом не повредилась, столько мучилась и на тебе! Отдать дитятко придется, уж таков закон, чтоб его...


Под страхом смертной казни никто не открыл юной матери страшной тайны, и весь положенный срок она птичкой порхала по замку: то велит шелком стены обить в покоях будущего наследника, то бархатные портьеры ей вдруг не по нраву - шейте новые, небесно-голубые! То в саду приказывает пальмы высадить, мол, из сказок нянькиных узнала о дивных деревах и кровь из носу хочу такие же.

И смеется хрустальным колокольчиком, словно радости в ней как в весенней реке воды - прибывает день ото дня и все вокруг заливает.

Князь, глядя на ее безоблачное счастье, и сам светлел лицом, целовал нежные руки жены и на миг забывал о суровом обычае - отдавать княжеских младенцев-девочек страшной Кормилице, живущей в дремучем зачарованном лесу.

С потаенной надеждой ждал повелитель рождения наследника, Бога молил день и ночь, чтобы это был мальчик.

Не сбылись чаяния несчастного отца... велел рано утром отнять новорожденную у матери и отнести ее в глухую чащобу, к древнему капищу, с которого и уносила Кормилица жертвенных младенцев.


Узнала княгиня о судьбе ребенка, раненой волчицей завыла, выскочила из покоев как была, простоволосая, босая, в тонкой батистовой сорочке, побежала, пятная ослепительно-белый снег темно-красной своею кровью. У самых ворот подстреленной лебедью свалилась на руки подоспевших служанок и впала в горячечное забытье.

Без малого сорок дней прометалась княгинюшка в смертельной лихорадке, лучших лекарей выписал для нее светлейший князь, но выздоровления любимой супруги не дождался - отбыл в столицу по срочным делам.


- Люди сказывают, тысячу лет назад это было, - молвила старая Матильда, обтирая тело княгини влажной тряпицей. - Властвовал тогда князь Оддрик Жестокий. Страстно желал он иметь сына, достойного наследника своим владениям, но тщетно. Шесть его предыдущих жен девочек приносили, и князь в гневе убивал и мать, и дитя.

- Как же они не боялись замуж за него идти, нянюшка?

- Да кто же их спрашивал, милая? Женское дело малое, детей рожать да помалкивать.

Седьмая княгиня, принцесса Арисса, тоже девочкой разродилась, да не стала печальной участи дожидаться - гордая была, бесстрашная, в крови ее огонь полыхал! Взяла серебряный кинжал и пронзила сердце своего жестокого мужа.

Стражники князя схватили непокорную, выволокли на крепостную площадь, люто изувечили, а младенца на глазах матери закололи острыми пиками.

Извиваясь в руках истязателей, прокляла Арисса весь род княжеский, предрекла страшные муки дочерям его и слова свои кровью запечатала - откусила себе язык и выплюнула под ноги палачам.

Выбросили тело ее в прозрачные воды горной речушки и под страхом повешения запретили упоминать имя вероломной убийцы.

- Нелюди, нелюди...- княгиня закрыла лицо руками, заплакала. Сердце рвалось, словно лопались тонкие шелковые нити - по потерянной дочери, по гордой Ариссе, по безвинно погибшим княжеским детям...

- Стала бродить неупокоенная Арисса по княжьей вотчине, дитя свое искать. Как чуяла новорожденную, являлась в замок, всю челядь на куски разрывала и стены до самого потолка кровью мазала...а ребеночка с собой уносила.

Матильда вздохнула тяжко и закончила:

- Потом уж князья велели уносить дочерей прочь из дому, к руинам древнего капища...

- Как же проклятье снять, нянюшка?

- Невинной кровью проклято, невинной кровью и смыто будет. Только многие смельчаки искали Кормилицу, да даже следов ее не нашли. Сама приходит, когда надобность есть...

Задумалась крепко княгинюшка, а потом отослала няньку, облачилась в зеленое охотничье платье, достала из сундука кинжал серебряный, святой водой крапленый - верное средство против нечисти - и тихонько выскользнула из замка.


- Арисса, я пришла за своей дочерью! Прошу, верни мне мое дитя! Заклинаю тебя смертью невинных! - кричала княгиня, стоя на коленях среди заснеженных обломков стародревнего жертвенника. Ответом ей были тревожные вскрики невидимых глазу птиц да свист холодного ветра в промозглом сером небе.

- Неужто смерть твоей дочери не искуплена кровью безвинных младенцев? Неужели не осталось в твоем измученном сердце ни капли любви материнской? Или не было ее там вовсе? - взывала женщина к звенящей пустоте, платье ее насквозь промокло, от холода окаменело все тело, лишь сердце, полное любви и скорби, горячо колотилось, молотом громыхая в ледяной тишине.

И вдруг увидела: меж дерев в сером сумраке красное промелькнуло. Словно на зов бросилась княгиня, выскочила на прогалину и крик ужаса застыл на трясущихся губах.

На снегу сидела голая костлявая старуха, седые спутанные лохмы закрывали морщинистое лицо, меж сохлых губ копошился беззвучно огрызок языка, словно она шептала что-то младенцу, лежащему на ее обрубленных коленях. Длинная, иссохшая грудь сочилась розоватым молоком. Старуха сунула сморщенный сосок ребенку, закутанному в грязную бархатную полотницу, а сама с чавканьем принялась грызть собственную культю.


- Арисса, - заговорила несчастная мать, не сводя глаз со своего дитятки, - верни мне ребенка, умоляю тебя! Неужто не достало тебе крови и страданий людских? Пора упокоить твою душу...

Озлилась вдруг Кормилица, рыкнула, бросила ребенка в снег, схватила княгиню за горло, пачкая ее стылой кровью, и замычала что-то, не разобрать.

- Невинной кровью смываю твое проклятие, Арисса, - прохрипела женщина и вонзила серебряный кинжал себе в грудь. Плеснуло алым, отпрянула Кормилица от улыбающейся княгини, да поздно было - прожгли насквозь ее плоть капельки невинной крови. Нечеловеческим голосом заверещала нечистая, закружилась веретеном, сбивая снег в грязные комочки, и рухнула наземь. Тело ее в мгновение ока иссохло, кожа истлела, обнажила желтоватые кости, космы седые разметал по голым кустам северный ветер...

Княгиня крепко прижала к себе найденное дитя и побрела в замок, моля господа вездесущего не дать ей умереть в заснеженной чаще и не замечая, как горят глазки улыбающегося младенца красным.


Через много лет юная Эльжбета выйдет замуж и станет полноправной хозяйкой замка Чахтице.

Проклятие, переданное с кровавым молоком зловещей Кормилицы, сделает ее самой жестокой истребительницей молодых женщин в истории…

Показать полностью
119

Сказка «Звонок с того света».

Сказка «Звонок с того света». Жизнь, Смерть, Сказкотерапия, Сказка, Сказка для взрослых, Писательство, Подумать, Длиннопост

Ночью у Игорю зазвонил телефон.


Он спокойно поднял трубку, хотя ночные звонки для него это редкость.


Из трубки послышался голос:

- Доброй ночи. Это Игорь Валинский?

- Да, здравствуйте.

- Вы умерли. У Вас есть 10 минут, после чего подъедет такси, и Вы отправитесь в чистилище. Мы вам перезвоним.


Послушались прерывистые гудки. Игорь спокойно положил телефон на тумбочку и включил ночную лампу.


Проснулась жена Игоря.


- Что случилось? - сонно пробормотала Юлия.

- Не волнуйся. Я просто умер. Мне нужно собрать сумку.

- Что ты возьмёшь с собой?

- Я даже не знаю. Это так внезапно. Нет, я знал что они позвонят. Но все равно неожиданно.

Игорь взял маленькую сумку в шкафу и сел на кровать. Он начал вслух размышлять.

- Думаю, стоит взять с собой планшет с играми. Дорога будет длиной.


Или нет. Я возьму ключи от любимой машины.


Хотя нет, достань мне мою любимую бейсболку, в которой мы ездили с тобой отдыхать в Египет.


Стой, подожди. Может быть стоит взять карту ,на который мы отмечали места наших путешествий. Нет.


Тёплые вещи? Кожаную куртку?


Может просто деньги? У нас же много денег. Не то...


Наверно, нужно взять свои рабочие грамоты, которые мне выдавали за отличное исполнение обязанностей.


О. А помнишь я в школе играл в футбол? Вот я возьму эти медали, пускай они мне напоминают о молодости.


Время шло. Сумка была пуста. Снова зазвонил телефон, и Игорь направился к выходу.


Жена лежала на кровати и плакала. Она знала, что скоро Игоря не станет, ведь он так долго болел. Она готовилась к этому, но все равно было больно.


Игорь сел в такси.

- Нам долго ехать? - спросил он у водителя.

- Да, очень, - ответил Таксист.

Послышалась легкая джазовая музыка из колонок и автомобиль направился в путь.


В секунду, Игорь понял, что вместо того, чтобы думать про эту чёртову сумку, надо было поцеловать жену, которая все эти годы была рядом, написать письмо внукам и дочки и погладить любимую собаку.


Игорь обратился к водителю такси.

- Можно я позвоню? Я кое-что забыл дома.

- Нет, у Вас было достаточно время, чтобы собраться, - холодным голосом сказал Таксист.

- Но мне позвонили за 10 минут до выхода, - негодовал Игорь.


Машина остановилась.

Игорь вышел из машины. На большом кирпичном здание была неоновая надпись «Чистилище». Он направился туда.


Дорога пролетела незаметно. Как и 10 минут. Как и вся жизнь.

Показать полностью
131

Сказка «По соседству с Одиночеством».

Сказка «По соседству с Одиночеством». Сказкотерапия, Сказка, Сказка для взрослых, Одиночество, Саморазвитие, Длиннопост

Одна девочка была одинокая. И несчастливая.


Она искала спасение от Одиночества в других людях, но Одиночество не хотело съезжать с её квартиры.


Однажды девочка встретила мальчика своей мечты. Она шла по улице вприпрыжку и кричала: «Ура! Я нашла спасение от Одиночества! Теперь я точно буду счастливая!»


Мальчик и девочка гуляли под луной и читали друг другу стихи.


Ранним субботним утром девочка проснулась от того, что кто-то громыхал на кухне. Она встала с кровати и направилась туда. На кухне около холодильника стояло Одиночество.


«Что ты тут делаешь? Уходи!»- закричала она.

Одиночество посмотрело на неё вопросительно и продолжило дальше копошиться в холодильнике.


Девочка написала мальчику: «Сегодня вечером жду тебя под луной». В ответ пришло: «Ок».

Девочка нагрубила Одиночеству: «Ты видишь, что я счастливая! Я не одна, поэтому тебе здесь не место».


Одиночество доделало свой бутерброд, село напротив девочки и принялось жадно есть.


В тот вечер девочка поссорилась с мальчиком.

Расстроенная, она пришла домой и увидела

Одиночество, смотревшее телевизор.


Девочка горько заплакала. Налила стакан красного вишнёвого сока и села рядом с Одиночеством.


«Почему мы поругались?- спросила она будто в воздух,- я же только ради него гуляла под луной, хотя я хотела гулять на рассвете. Я учила ради него стихи, а мне всегда нравилась проза».


Одиночество промолчало.

На следующей день одинокая девочка решила, что сама пойдёт встречать рассвет, взяв с собой книжку с любимой прозой.


Ей это безумно понравилось. Она прибежала в квартиру, чтобы поделиться своей радостью с Одиночеством.


Но Одиночество нигде не было.


И на следующее утро девочка делала все, что ей хотелось. Одиночество также не появилось.


Однажды, она позвонила мальчику и предложила встречать рассвет. Он отказался, но девочка не чувствовала себя разбитой.


В этот момент открылась дверь. В квартиру зашло Одиночество.

«Че смотришь?- впервые заговорило Одиночество,- я колбасу забыло, ты же все равно на ПП».

Девочка смотрела изумленно на Одиночество. Оно взяло колбасу, собралось уходить, но на пороге почему-то остановилось.

«Булгакова дочитаешь,- заявило Одиночество,- за котом убери. А то кроме меня это никто не делал. Надеюсь больше не увидимся».

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: