Bitnik89

Bitnik89

пикабушник
пол: мужской
поставил 1289 плюсов и 217 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
36К рейтинг 390 подписчиков 99 комментариев 187 постов 103 в "горячем"
77

"Белые колготки"

Отрывок из книги Алексея Колышевского "Афера".

…Он явственно, как случалось только до контузии, увидел две на весь Грозный панельные девятиэтажки. Рядом с собой труп капитана Горелова с простреленной над правым ухом головой. Капитан лежал в луже собственной крови и мозгов, и в горле у него что-то непостижимым образом булькало, как будто Горелов хотел сказать что-то, о чем-то предупредить. Но здесь и так все было предельно ясно. Вон оттуда, с девятого этажа одной из выжженных квартир дома, что стоял правее, бил снайпер из числа тех, что на спор вышибает белке глаз со ста шагов. Охотник за душами. Картье-сержант остался самым старшим во взводе, выбитом охотником на две трети. Тех, кто уцелел, душила ярость, но высунуться не решались, боясь, как Горелов давеча, схлопотать.

– Витька, надо драть отсюда когти, – сказал кто-то за спиной Картье. – Хрен с ним, пусть отцы-командиры решают, чего делать. Наше дело яйца свои спасать.

– Танк бы сюда, – проговорил еще один из солдат и сплюнул в цементную пыль плевком того же цвета. Цемент въелся в легкие, и там, наверное, останется на всю жизнь. Судя по всему ненадолго…

Картье принял решение:

– Так, парни, под мою ответственность, отползаем. За грузовик. Там группируемся по двое. Двойками влетаем в дом. Двое впереди, двое прикрывают: один землю, другой воздух. В подъезде под ноги смотрите, там сто процентов растяжки. Гранаты приготовьте. Огонь не открывать, а то еще уйдет как-нибудь, падаль.

Никто не стал ворчать, все его поняли. По-крабьи, осторожно отползли за остов сгоревшего грузовика – спасительная преграда, за которой охотнику с девятого этажа ничего не было видно. Разделились. Картье вбежал в подъезд первым, сразу увидел: чуть над ступенькой, сантиметра на три-четыре тонкая, словно рояльная струна, проволочка. Один конец примотан к куску арматуры, вбитому в стену, другой привязан к кольцу чеки осколочной гранаты «эфки», в широком обиходе «лимонки». Если рванет, то от всех, кто неподалеку, останутся макароны и дерьмо. Картье ухмыльнулся: спагетти «болоньезе», мать их.

Снял гранату с привязи, загнул усы чеки, гранату убрал в карман. Пригодится. Через минуту все ребята уже были в подъезде. Невероятное дело, но никто по ним огонь не открывал, а это означало, что охотник залег наверху без прикрытия и сам поставил растяжку.

Сюрпризов от охотника оказалось еще четыре штуки. Времени на их разминирование не было: просто перешагнули и вверх, по шажку. Ворвались на девятый этаж. Правая сторона, квартира прямо, сразу несколько автоматных очередей по комнатам, дым, вонь пороховая, ничего не видно – и женский вопль!

– Сука! – заорал кто-то из солдат. – Сука! Вот она!

Картье вбежал в обезображенную комнату: оконный проем выбит, даже признака рам нет. В углу валяется что-то белое. Присмотрелся: женский труп. Вторая охотница в грязно-белом комбинезоне держалась за бедро, под рукой у нее расплывалось кровавое пятно. Винтовка с цейсовским прицелом лежала рядом, вокруг было много гильз. Каждая гильза родила пулю, каждая пуля чью-то смерть.

– Это они, Витька! Белые колготки! Одну я застрелил, а эта ранена, ты погляди, как корчится, падаль!

– Исполняет! – отрезал Картье. – На ноги ее, живо! Раздеть!

Белые колготки… Сколько о вас написано, сколько сказано, но никто так и не удосужился объяснить, почему вас так прозвали. Из-за колготок ли? Вовсе нет.

«Белыми колготками» на прошлой чеченской войне называли снайперш-спортсменок из Литвы и Белоруссии, преимущественно биатлонисток. Никаких колготок они не носили, на войне этот предмет явно излишний, а одевались они в белые термокомбинезоны, простеганные медными нитями. На поясе у такого комбинезона пояс с аккумуляторными батареями: лежи хоть в сугробе и грейся. Умные люди придумали. А под комбинезоном у женщин-убийц только и было надето, что нижнее белье, в чем убедились Картье с бойцами, разом стащив с охотницы ее комфортабельный наряд.

– Что ж ты, сука, натворила? – Картье хотел ударить ее, занес руку, и она вскрикнула, закрыла глаза.

– Работа у нее такая, Витя, нас убивать. Нам никто не платит, вроде как за Родину воюем, за Россию, а им за каждого из нас копейка бежит немалая. За Горелова бы небось долларов пятьсот сразу получила, – сказал кто-то.

– А вот и камера у них, чтобы доказательства фиксировать. – Картье заприметил на полу маленькую видеокамеру. – Прямо фронтовая хроника, занятно будет посмотреть. Ну что – как тебя там? – с тобой делать. Небось думаешь, мы сейчас с тобой поступим гуманно: вызовем тебе лимузин с шофером и доставим в камеру со всеми удобствами? А потом суд, дадут тебе лет десять, выйдешь через пять…

Снайперша умоляюще смотрела на него, в глазах ее затеплилась надежда.

– Нет, сука, мы тебя сами сейчас осудим. На войне все происходит быстро. – Картье посмотрел на нее с ужасом. Как она могла? Женщина убивает живых людей, а должна их рожать! Но состояние его длилось совсем недолго: – За бесчеловечное и подлое уничтожение русских солдат и офицеров предлагаю приговорить вот эту вот к смертной казни. Кто «за», прошу поднять руки. Единогласно.

– Нет! Не надо! Так же нельзя! – завопила женщина. – Я только наводила, стреляла она, все она! Сдайте меня куда следует, там разберутся! Прошу вас, только не убивайте! У меня мама, у меня дочери три годика!

Картье молча достал из кармана ту самую, подобранную им внизу гранату:

– Держите ее за руки, вон провод валяется какой-то, возьмите, стяните в локтях, не давайте упасть, подведите к окну и поверните лицом на улицу. Смотри в небо, сука. Последний раз его видишь.

Солдаты молча выполнили его приказ. Снайперша поняла, что это конец и чуда уже не случится. В последние мгновения перед смертью ее оцепенение прошло, она уже больше не кричала, только сказала вот что:

– Будь ты проклят, сержант. Желаю тебе подохнуть так, что люди после долго еще будут тебя проклинать и пугать детей твоим именем. Будь ты проклят, – повторила.

– Помолись на лету, если успеешь. – Он оттянул ей трусики сзади, кинул в них готовую разорваться гранату и сильно пнул снайпершу берцем в спину. С жутким воем она вылетела с девятого этажа. Между третьим и четвертым раздался оглушительный взрыв…

Показать полностью
516

"Кому война - кому мать родна" (ЧАСТЬ 3)

Ветераны Чечни делятся воспоминаниями о своих ощущениях после возвращения из зоны боевых действий в мирную жизнь:

Андрей: А мне вспоминается история когда нас эвакуировали в ростовский госпиталь. Один парнишка немного контужен был и по-моему не совсем понимал, где он. Когда увидел город говорит: "А здесь по моему зачистку еще не проводили". И смех и слезы... Удивительно увидеть целые дома, людей без забот.

Александр: А я увидел целые многоэтажки и обалдевал.
D: По-любому гор не хватало!!!!!!!!!!!!!!!!!
Дмитрий: После первой Чечни в 95-м, крышу сорвало, боялся из дома выходить, да и дома какая-то фигня постоянно чудилась. Спасибо шефу, отпустил в отпуск, съездил на родину, вроде отошло.
К: Не понимал гражданских, ни о чем не мог говорить с ними. Вопросы, распросы... напрягало. Прилив сил чувствовал, проблемы гражданки казались смешными. С земляками моего призыва после увольнения практически продолжали вместе жить, пару месяцев, каждый день виделись, бухали, дрались... я чувствовал себя танком))) всех военных угощали... Сны конечно, привычка прятать сигарету, даже ржали с этого. Как у всех наверно
Алексей: Удивился красным "жигулям", асфальтированной большой площади, кружилась голова от толпы на рынке. Первые дни только.
Страх гражданских. Все военные как родные - знаешь что у них на уме вроде, а тут народ в разных одеждах, со своими тараканами в голове.
Александр: Частые сны, что я на войне, даже когда просыпаешься, минуты три осматриваешься по сторонам: где ствол, где Я. Не отпускало полгода. Сейчас душат воспоминания о тех с кем был и кого с нами нет!
Елена: Самый первый "прокол" был, когда приехав домой, первым делом рванула в ванную, захватила с собой ковшик. Мать зашла, а я из ковшика поливаюсь... "Доченька, тут вода из душа даже льется))))))" И долго был вопрос, когда будили: "Кто? Куда ранение?"
Татьяна: БРАТИШКИ можете посмеяться... С февраля 2000 по август 2001 провела в ВЕДЕНО, потом в Россию. В 4 утра приехала домой, а в 9 на рынок с детишками пошла, белое платье, шпилька 8 см. Обратно идем, покупок - все руки заняты. Переходим дорогу... Глушняк у машины проходящей хлопнул,... покупки в сторону... кричу ложись, и рыбкой в траву... Подошел сын, поднял, дочке платье отряхнули.... Так тихо-тихо проговорили "мама ты дома", а я ничего понять не могла... Потом смотрю народ собираться начал... В общем наверно недели две накрывало, то за проволку нога зацепится: команду СТОЯТЬ то ЛЕЖАТЬ...Сейчас редко сны накрывают, а так прошло после того как второй раз съездила в горы с 2005 по 2008 - совсем другая Чечня, вот и успокоилась.
Евгений: Ночью спать не мог, и пил месяца два не просыхая.
Дмитрий: Полгода вообще на улицу не выходил, а как начал выходить - голова вообще на месте не стояла, всё по сторонам шнырял. Каквказца как увидишь руки сами сжимались и подручные долбёжные средства присматривал. Передвигался в основном по темноте, по неосвещённым участкам улицы. Спросонья тоже автомат искал под диваном часто, родители рассказывали часто орал во сне, всё приказы кому то отдавал и командовал в основном матами, просил подмоги и патронов, хотя я не был на командной должности (был сапёром). Со своей как начал жить - во сне кидался, задушить пытался, сейчас прошло вроде всё, только вот если на кресле сидя усну - не подходит, могу упороть.
Антон: Автомат бывало искал, к цивилизации долго привыкал. Да и сейчас (10 лет прошло) бывает приснится что-нибудь, пару раз жене чуть руку не сломал.
Сергей: Первое время, как уволился, ходил кум королю: все мне нипочем, сам черт не брат и т. д. Но не долго, сам дошел до того, что вокруг все же люди. Лет 10 воевал по ночам во сне, жена по началу боялась спать со мной, но как стали с ней жить, быстро все прошло. Потом не мучило ничего, а сейчас снова ностальгия, и все чаще хочется в горы, хотя прошло 19 лет после дембеля.
Алексей: Отпуска не дали по приезду, началась обычная мирная служба.
Автомата не хватало, как голый на улице стоишь. Разгрузки не хвтало,все по карманам распихаю, стою ка дурак с оттопыренными карманами. Спал хреновенько, жена будить боялась, дергался, руки распускал. Первое время не понимала. Потом как по приколу, в комнату вошла с работы, я сплю после наряда, она мне сумочку на спину кинула (ну типа просыпайся), а я с топчана вниз, на спину переворачиваюсь и руками возле топчана (дивана) шарю, автомат ищу и ору что то.
Жена как глаза мои шальные увидела, притихла.
Мне проще у меня жена психиатр. Отошел быстро, но с ее помощью.
Вообще мужики не надо этого стесняться, только офицально в дурку не суйтесь... а то на всю жизнь клеймо. Пообщайтесь с врачом через знакомых, препараты все обычные, в аптеках без рецепта продаются.
Башка предмет темный, но если вовремя поправить то нормалек.
Еще в двери первое время заходить не мог, пока не осмотю косяки и комнату.
Николай: Молчал месяц, не говорил. Всё казалось мелким - все проблемы.
Нечего было обсуждать с людьми, молчал и всё.

Показать полностью
540

"Кому война – кому мать родна" (ЧАСТЬ 2)

Кадыровцы
Много ходит рассказов про то, как они беспредельничают. То ворота фейсам (сотрудникам ФСБ – прим. ред.) в Грозном заварили. То по команде Рамзана будто бы остановили БТР тяжёлых из МВД и связались с их начальством. В результате ребята от своего начальства якобы получили приказ немедленно передать БТР и пошли пешком под насмешки охраны Рамзана.
Но, насколько я могу судить, в основном они кипешуют из-за денег. Когда чувствуют угрозу своим привилегиям по распилу бюджетных денег из России. Ну и, конечно, проверяют на слабо. Мы с ними один раз столкнулись конкретно. Командир сразу сигнал к бою подал, группа в боевой развернулась, затворы передёрнули. Их чуть больше было, но мы готовы были воевать до последнего. И они это поняли сразу. На Кавказе вообще сразу понимают, кто слабину даёт, а кто нет. Их старший грозить стал, звонить нам в штабы. А командир рацию специально при них выключил и говорит их старшему: «У меня, типа, связь не работает». Тот давай рассказывать, что с нами в Ханкале наши начальники сделают. А наш ему отвечает, что со своими сам разберётся. Потом. А пока никому на себе кататься не даст. В общем, съехали они плавно и отошли. Нет, пугали нас в спины, конечно. Мол, ещё найдут, встретят и т.д. Но это всё как-то по-детски выглядело. И все это понимали. И мы, и они.
Такой рецепт хорошо бы всем нашим буграм использовать. А то я лично на третью войну не поеду. Хватит уже мне шрамов и «гигантской» пенсии от благодарного государства.
***

Тяжёлые звёзды
Базировались мы временно в одном селе. В расположении комендантской роты. Служила там сотня контрактников под командой капитана из Дагестана. Нас он принял нормально, приглашал в баньку и вообще хорошо относился. А мы от него работали по округе. И вот после очередного выхода приглашает он наших офицеров и прапорщиков представляться по случаю получения майорских звёзд. Стол накрыл – я такого, наверное, больше не увижу. Всё ломится от осетров, икры, шашлыков, зелени и кизлярского коньяка. Ну, как положено, выпил он стакан со звёздочками на дне, представился и стал настоящим майором. И смотрю я – звёзды какие-то необычные. Попросил посмотреть. А они тусклые и тяжёлые очень.
– Что, капитан, не похожи на твои? – усмехается хозяин. – Золото это. Наивысшей пробы. Земляки в подарок вместе с продуктами прислали. Непросто мне это звание досталось…
Я спрашиваю, зачем ему такие дорогие здесь, в горной Чечне?
– Э, слушай, разве это дорогие?!?! Вот ты сколько за свои засады получаешь?
Я сказал. Он посмеялся немного и говорит:
– Ты не обижайся, капитан. Ты же знаешь, я тебя и твоих бойцов уважаю. Помогаю, чем могу. Но деньги ты смешные получаешь. Как мужчине семью на такие копейки содержать? Я вот родителям новый дом построил, себе. Сейчас старшему сыну дом заканчиваю. Потом младшего женю, тоже дом поставлю.
Откуда деньги? Делом надо заниматься, дорогой, делом. Ты не думай, я с этими козлами бородатыми шахер-махер не кручу, особисты знают. Ни один патрон к ним не уйдёт от меня, ни один ваххабит мимо не проедет. Я и старейшин здешних предупредил – если что, разнесу всех по камешку. Я их кровник еще с 99-го, когда они к нам в Дагестан полезли.
А деньги… Вот мне каждый мой контрактник в месяц две тысячи отдает. Сами собирают, не думай. Они ж почти все мои земляки. У нас там с работой плохо. А я им как отец родной. И домой отпущу, если на свадьбу или, там, на похороны очень надо. И здесь помогу, если нужно. Направление в военные училища выбиваю, характеристики пишу. У нас военная профессия очень популярная. Все хотят в армии служить. А уж в офицеры попасть – вообще мечта.
Ещё тут по лесам и вдоль дорог полно взорванных машин валяется. Мои люди этот металлолом собирают и сдают. Я свою долю имею. «Самовары» бензин гонят? Наливники туда-сюда катаются? Без меня никак мимо не проехать.
Мои солдаты – с деньгами люди. Рядом рыночек, шашлыки, сигареты, туда-сюда. Кто хочет рядом с моей базой торговать – ко мне идёт. Я решаю.
В общем, бизнес надо делать. Есть ещё всякие мелочи. Вот так, понемножку, деньги собираются. Ты не думай, я же не один. Наверх начальникам каждый месяц плачу, как положено. А как иначе? Я бы сейчас с вами здесь не сидел, майорские звёзды не обмывал бы. Ну, мне хватит. Академий этих всех мне не надо, поеду через годик на родину, в военкомате дослуживать. Там мне место готовят, я уже порешал всё.
Потому, капитан, у меня майорские звёзды из чистого золота. А начальник мой свои полковничьи звёзды вообще из платины может заказывать…
***

Пушка
Вот ты всё спрашиваешь, откуда у них снаряжение, жратва, оружие… Да за деньги духи что угодно могут достать. Мы чего только в схронах не находили и не находим сейчас. Самая запоминающаяся находка – танковая пушка. Нулёвая, в масле и упаковке. Хоть сейчас в башню устанавливай. Нашли мы её в начале второй войны. Ну, отработали по схрону, как учили, по полной. Что смогли – утащили, сожрали и т.д. А пушку сфотографировали на цифровик со всех сторон, номер крупно, и подорвали. На себе ж её не унесёшь? В общем, вернулись на базу, группник отписался по результатам, и тут через пару дней началось…
Драли нас, как котов помойных, все, кому не лень. И поодиночке, и всей группой. Обвиняли во всех смертных грехах: очковтирательстве, клевете на боевых товарищей и т.д. Чуть ли не измену шили. Короче, выяснилось, что по всем документам это танковое орудие давно установлено на какой-то танк и вместе с ним списано на переплавку после подрыва. Старший наш, отрядный, надо отдать ему должное, закусился с начальством группировки не на шутку. В результате была организована целая «боевая операция»: бронеколонна под прикрытием вертушек приехала в указанное нами место и осмотрела остатки подорванного орудия. Номер был цел, и большие начальники, сквозь зубы, нехотя это признали. То есть кто-то из «боевых товарищей» на складах в своё время орудие это продал духам (у них тогда ещё танков несколько штук было) и списал. Но какие силы поднялись на его защиту! Разведчикам такое и не снилось никогда.
Извинились ли перед нами? Что ты хрень какую-то спрашиваешь, вроде, взрослый уже? Отвязались, и на том спасибо. Никого не наградили из наших, конечно. Ну, себя-то, наверное, не забыли. Ещё бы, с таким «риском» для раскормленных жоп лично на месте осматривать взорванное орудие – явно на пару орденков и медалей настрочили, себе, любимым.
***

Награды
Вернулись мы с очередного выхода с неплохими результатами. Очень даже неплохими. Не с пустыми руками, короче. По такому случаю нас вертушками с грузом ценным добросили прямо до Ханкалы. Чтобы, значит, тем, кто за наши результаты уже дырки на кителях себе навертел, не ждать понапрасну. Ну, старшие наши пошли по штабам докладывать. А мы ждём, загораем. Рожи небритые, сами грязные – прямо с гор. А по нам всё-таки видно, кто такие. Как ни шифруйся, а оружие и снаряга всё равно с головой выдают. И начинает вокруг нас круги выписывать какой-то боец из штабных. Одет, как с плаката в военкомате – в начищенных берцах, в новеньком глаженом камуфляже, с белоснежной подшивой, бритый. На груди медаль «отважная» и куча значков. Ну, я ему и говорю так хмуро:
– Чего хотел, солдат?
А он говорит:
– Вы спецназовцы?
– А тебе зачем это знать?
– Да вы не подумайте чего, я просто спросить хотел: не хотите вопрос с наградами порешать?
А наградной вопрос на той войне, как и на всех прочих, решался не очень. Представляли, конечно. Но не густо. А получали и того реже. Я вот своих практически всех из группы представлял. А получили… Ну, как везде в спецназе, короче. Штабным не хватало, видимо. В общем, интересно нам стало, за сколько в Ханкале ордена и медали раздают. Спросили бойца, что, почём и как. И этот писарёк, крыса штабная, нам весь расклад дал.
Короче, от представления до награждения проходит куча времени и инстанций. И на каждой тыловая крыса может зарубить награду. Даже если и придёт в итоге в штаб группировки орден или медаль, боец-срочник или в госпитале, или давно уже на дембеле. Вот тут штабные и начинают свой бизнес на чужой крови. Книжка заменяется, в военник вписывается номер указа о награждении другого солдата, прапорщика или офицера. Орден или медаль – вот они, на груди сверкают. И в Чечне их кавалер был. Так что сомнений, как правило, ни у кого не возникает. Есть, конечно, риск, что пробьют по датам и указам. Но кому это надо? И сделать это было тогда не так-то просто. В общем, за не очень дорого можно было прикупить орден Мужества или медаль «За отвагу». Менее весомые медали вообще «почти даром» отдавали.
А у меня замок третью войну ломал и цену наградам знал хорошо. И вдруг замечаю я краем глаза, он как-то нехорошо смотрит на этого писаря. Оценивающе так. Глаз свой снайперский щурит. И, главное, рукой начинает рукоятку ножа своего трофейного греть. Я его за руку схватил и говорю штабной крысе – вали отсюда, пока цел. А он не понимает, гад! Думал, мы торгуемся. Начал скидки предлагать. В общем, еле мы нашего замка удержали втроём, пока мои бойцы этого писаря пинками до штаба гнали, с глаз долой. А то сел бы мой боевой зам-прапорщик за убийство. И написали бы про гибель невинного юного срочника от рук озверелого убийцы-спецназовца много красивых статей наши правозащитники…

Показать полностью
342

"Кому война – кому мать родна" (ЧАСТЬ 1)

Это очень интересные рассказы ветеранов армейского спецназа военной разведки. Повествования объединены одной темой – «бизнес на войне». Рассказывают те, кто ходил и ходит на выходы в составе групп, т.е. младшие офицеры, прапорщики и контрактники, тёртые и битые не одной войной. Больше всего в беседах меня поразило, КАК они всё это рассказывают – спокойно и даже с лёгкой иронией. Чему, мол, удивляться, обычное дело на войне…
***

Квартира
Было это в начале второй войны. Пришла наша очередь «отдыхать на гостеприимных курортах Северного Кавказа». Путёвки бесплатные, на целые полгода. И оставляю я при этом свою жену в декрете с двумя малыми детьми. Старший в садик ходит, а младшему и года ещё нет. Ну, с квартирой у меня, как у всех практически в бригаде. То есть, нет её вообще. Живём в съёмной однушке-хрущобе вчетвером. И денег у меня, как я ни выкраивал, не получается оставить жене ещё и за хату полгода платить. А уезжал я в зиму, сам понимаешь. В общем, пришлось мне пойти в дом к нашей хозяйке и провести с ней политбеседу. Мол, так и так, я не на гулянку еду, на войну. Приеду и рассчитаюсь из боевых. Не вернусь – из пособия за меня вдова долг погасит. Но ты, хозяйка уважаемая, пока я воюю, не ходи туда, не беспокоймою семью понапрасну. А то мои боевые товарищи все люди горячие, раненые да контуженные. Не дай бог, услышат, что ты жену их друга на мороз хочешь выставить и нервируешь кормящую маму – как бы до греха не довела кого-нибудь…
Вернулся я через полгода живой и с практически непорченой шкурой. Деньги получил, сразу зашёл к квартирной хозяйке и рассчитался за долги. Она деньги взяла, извинения мои послушала и говорит: «Вернулся? Вот теперь три дня тебе, и чтоб духу вашего в моей квартире не было. Не хватало мне ещё угрозы отмороженных вояк выслушивать»…
Пришлось мне пометаться и поискать другое жилье. А городок у нас маленький, слухи быстро расходятся.
В общем, вот с таким настроением мы и катались на войну.
Квартира? Есть, акак же. Отсудил недавно у родного Министерства обороны, когда оно нас скопом на свалку выбросило. Хорошо, выслуги хватило для минимальной пенсии благодаря двум войнам. А большинство, кто помоложе был, просто на улице остались.
***

Моздокский рынок
Когда читаю или слышу про то, как у нас махра голодала и холодала да оборванная ходила, сразу вспоминаю, как мы с бойцами пошли по прилёту в Моздок на местный рынок. Прикупить кое-чего, что в самолёт не влезло. Ну почему, не только водку. Хотя, и её, конечно, тоже. Вот там я такие кучи армейского добра увидел на рынке – на бригадных складах столько точно не было. Тушёнка армейская в солидоле. Пайки любые. Форма разная ящиками. Сапоги, берцы, ремни, снаряжение. Палатки, спальники. Врать не буду, пулемётов не видел. Но уверен, что было и оружие для надежных покупателей. Не могло не быть при этом изобилии. И всё это – рядами и ящиками любых цветов и размеров.
Там батальон одеть-обуть во всё новенькое да и накормить за час можно было. Думаю, и вооружить тоже. А ведь за всё это кто-то уже расписался, как за выданное воюющим бойцам. Вот и думаешь иногда, где главный враг сидит?
***

«Кремль»
Выехали из Моздока затемно. И вдруг на горизонте зарево на полнеба. Бойцы спрашивают, мол, что горит? Подъезжаем поближе, а это особняк у дороги. Стена из красного кирпича, почти как в московском Кремле. Ели голубые и подсветка мощными прожекторами. Рядом заправка и кафе дорожное. Ну, мы у местных и спросили, что это за Кремль?
– Э, слушай, таких вещей не знаешь! Здесь живет директор Б. ликероводочного завода. Уважаемый человек во всей Осетии!
– А что-то мы охраны у такого уважаемого человека не видим вокруг дома? – пошутил наш командир.
– Э, дорогой, зачем ему охрана? За него такие люди будут слово говорить, если что! И здесь, и в Москве. Водка – это же золото! Он всем хлеб даёт, всем нужен. Попробует пусть кто-нибудь его тронуть – свои голову отрежут, как собаке. Здесь все свой кусок имеют: и власти, и авторитеты. Кому надо что-то ломать, если так все хорошо? Никому не надо! А нужно будет – наймут хоть ваших. Как не пойдёте?!?! Прикажут ваши генералы – пойдёте, никуда не денетесь. Тут такие деньги крутят-вертят, тебе никогда не увидеть столько.
Поехали мы дальше. Молча. Только прапорщик наш, замок группы, матерился вполголоса до самой границы с Чечнёй.
А Б. через несколько лет на весь мир прогремел.
***

Блокпост
Поехали мы на очередной выход. А поскольку наши «Уралы» уже засветились, поменяли в очередной раз машины с соседями на день, чтобы не светиться заранее – у духов разведка чётко поставлена. И вдруг тормозит нас очередной блокпост. Одевались мы, в отличие от многих отрядов других бригад, без лишнего пижонства. И в танковых комбезах случалось походить, и вообще не форсили импортом без крайней нужды. А на посту сидят славные вованы. Сразу оговорюсь: со спецназом ВВ приходилось работать не раз – очень неплохие спецы. Гонору, правда, много, так и наши не без греха. А тут сидит наглый сержант и не пропускает машины. Ротный, который наши группы выводил, пошёл на КПП разбираться, в чём дело. Звёзд на нём, конечно, нет. Но видит же сержант, что со старшим разговаривает! Не встает даже, с…ка. Развалился и заявляет с наглой ухмылкой: «В общем, по сто рублей с машины, или будете стоять до завтра, как минимум».
Ротный ему, ты чего, мол, сержант, мы по делу едем, а не наливники с самопальным бензином перегоняем. А тот на своём стоит – платите, или будете здесь загорать. Ну, ротный начал закипать, и говорит этой «гордости ВВ» – денег нет. Водкой возьмёшь? Тот загорелся сразу. Ну, ротный его к нашей машине отправил и мне говорит: «Проводи сержанта, и дайте ему пару литров водки». Я понял всё и повёл радостного сержанта к заднему борту. Тот только брезент приоткрыл – ему в рыло сразу пару серьёзных стволов изнутри. Схватили за загривок и закинули под ноги бойцам в машину. Как и не было. Ротный говорит водилам из махры, обалдевшим от такой картины: «По машинам, заводи». Тут бежит заспанный лейтенант ВВ и сходу просекает, что его доблестный сержант крупно попал. Сразу извиняться начал, мол, не признали, попутали с махрой из-за машин. Отдайте сержанта. Ротный ему – ни хрена, пусть твой опухший сержант вину кровью искупает. Сорвал выполнение боевой задачи, так пусть побегает в головняке несколько суток по горам. Умнее будет. Если жив останется.
Ну, сержант и так не сильно здоровым стал, когда на него несколько раз в тесноте тёмного кузова наши бойцы нечаянно наступили. Берцами немалых размеров. А тут, как услышал про головной дозор, сразу заверещал как резаный. В общем, обезжирили мы этих дорожных рэкетиров. Забрали с их блокпоста деньги и маленький переносной телевизор в обмен на сильно потрёпанного сержанта с разбитой мордой (упал, вылезая из машины). И пообещали специально теперь всегда через этот пост проезжать. Проверять несение службы.
А дома сержант, стопудово, такого про свои шрамы на морде и подвиги военные рассказывает теперь – Рембо отдыхает.

Показать полностью
55

Узел Связи. Не успЭл!

Служил недалеко от Читы, узел связи. Часть была не большая, всего две роты, рота связи (в которой служил я) и рота КП (командный пунк проще говоря). Народ был разный и на каждое отделение приходилось по одному-два дагестанца. В нашем отделении был Магомед (Мага как его называли). Он обладал неимоверной тупостью и к тому же болезнью (или не болезнью) в народе называемой "куринная слепота" это когда в темноте он словно крот. Вообще ничего не видит. Ну вот совсем ничего. Но история щас не об этом.
Зима, мороз поджимает под -35, вечер, звучит команда строится на вечернюю прогулку, все в суете бегут в сушилку, натягивают сапоги, потом обушлативаемся и рота бежит на плац, где доблесные 30 минут ходим строевой и орем песни (что то типо "уходил я в армию по весне...").
После прогулки возращаемся в казарму, снимаем бушлаты и вновь слышим ор дневального "на месте построения становись!". ПДЧ(помощник дежурного по части) был старшина и решил, как мы позже поняли, проверить нас на наличие, а точнее отсутствие носков. Мы должны быть строго в портянках и факт ношения носков строго присекался. Старшина подходил к каждому по очереди и командовал снять сначала левый сапог, потом правый и развернуть портянку.
Очередь дошла до Маги (который стоял слева от меня). Снимает значит Мага левый сапог, а нога босая. Старшина берет сапог осматривает его изнутри и ничего там не находит, ни портянки ни носка. Командует Маге снять правый сапог и вновь видит босую ногу.
- Них..я себе, ты х..ли босиком в -35? - спрашивает старшина Магу.
- Не успЭл одеть! - ответил гордо Магомед.
Тут вся рота засмеялась, ржали как кони.
Долго потом подкалывали Магу с его "не успэл".
На самом деле в суете он сапоги нашел свои в сушилке, а портянки выронил и так и не нашел. В следующие разы старшина стал предусмотрительным и делал осмотр перед вечерней прогулкой.

Если кому то интересно, у меня много историй в памяти про Магу и не только. По плюсам пойму, писать дальше или не стоит. Всем добра.

Разбираетесь в смартфонах? Докажите!

Сейчас каждый мнит себя знатоком техники. Насмотрелись обзоров на ютубе и все туда же. Snapdragon, Super AMOLED, 4K, динамический диапазон, форм-фактор и куча других терминов. Все все знают и умеют. А вы в своих силах уверены?


Тогда вперед, проходить наш тест, который мы сделали вместе с HONOR. Попробуйте ответить правильно на все 10 вопросов и показать, что вы и правда разбираетесь в смартфонах.

Отличная работа, все прочитано!