570

Жесть жестяная. Казнь Бальтазара Жерара.

10 июля 1584 года в Делфте некто Бальтазар Жерар, добрый католик и верный слуга испанского короля Филиппа II всадил четыре пули в грудь Вильгельма I Оранского. Представляем вашему вниманию небольшой текст о том, как был наказан гражданин Жерар за это свое деяние.

Жесть жестяная. Казнь Бальтазара Жерара. Лига историков, 16 век, Нидерланды, Пытки, Казнь, Жесть, Длиннопост

Для начала - выдержка из судебного отчета


«Вынесен был советниками сему Бальтазару приговор и определено предварительное наказание. Доставленный в подсобное помещение университета, сперва был он подвешен на дыбе и бит плетью с медными крючьми так, что кожа слезла со спины и бедер.


Затем раны его были смазаны медом пополам с солью и был приведен козел, дабы слизывать смесь своим шершавым языком, однако козел отказался касаться тела осужденного.


После этого один день мэтр Мишель Фуко, хирург, по приказу магистрата лечил его, чтобы не позволить избежать свершения справедливого приговора, но и при лечении был он, Бальтазар, спутан, как мяч, руками и ногами назад, к спине, чтобы не мог он заснуть.


В течение следующих дней висел он на дыбе, к каждому же из больших пальцев рук и ног был подвязан вес в 300 фунтов, снимаемый раз в два часа на полчаса. Раз в шесть часов его снимали с дыбы. На седьмой день, обув в башмаки из хорошо смазанной собачьей кожи, его поместили перед жаровней, чтобы кожа стягивалась, дробя нежные косточки ног.


Когда ботинки были сняты, кожа с ног, наполовину прожареная, отставала сама собой. Затем серой прижигали ему подмышки, а покончив с этим, облекли его в холщовую сорочку, вымоченную в спирте. Наконец, поливали его кипящим салом, начиная с уже обожженных мест, а ногти с рук и с ног срывали специальными щипцами.


Затем, за день до исполнения приговора, вновь поручили мэтру Мишелю Фуко лечить его так, чтобы мог он быть хотя бы сколько-то бодр. Достойно удивления, но сей Бальтазар во все дни пребывания в темнице оставался спокойным и, приходя в сознание, находил отвагу тихим голосом шутить с присутствующими и молиться за себя и всех, бывших с ним рядом».

Жесть жестяная. Казнь Бальтазара Жерара. Лига историков, 16 век, Нидерланды, Пытки, Казнь, Жесть, Длиннопост

«Выведя на помост, Бальтазара привязали к тростниковому стволу, и палачи стреляли в него из пистолета частыми выстрелами, дробью, но так, чтобы не убить. Затем его полностью раздели, спустив до самых ступней панталоны.


Один из палачей что есть силы зажал между двумя раскаленными пластинами железа его правую руку, жег ее и палил, так что на площади не было никого, кто мог бы терпеть ужасную вонь горящего мяса. Затем оба палача раскаленными щипцами трижды рвали куски из его груди, рук, ног, бедер, икр, и везде отовсюду, где было хоть немного мяса, которое бы можно было вырвать этими раскаленными щипцами или клещами.


Проделав это, его растянули на скамье и отрезали мужской орган и гениталии, и, надрезав грудь, постепенно, мало-помалу, вытягивали кишки, печень и легкие и, вырвав сердце, которое все еще билось, хлестали им его по лицу.


К чести его, Бальтазар все это время, сперва во всеуслышание, под конец тихим голосом молился, не выдавая криком страданий. Когда же наконец впал он в забытье и уже не приходил в себя, отрубив голову, тело разрубили на четырежды четыре части, которые были брошены у четырех главных ворот города, а голова, насаженная на пику, была оставлена у дверей университета, где чуть ранее он сидел в заключении, однако немногим позже была оттуда втайне снята.


Многие на площади в течение всей казни, а потом и многие в магистрате, куда я зашел по некоторым важным делам, сокрушались, что наказание, назначенное преступнику, оказалось столь мягким и снисходительным, хотя и признавали в один голос, что нельзя было не уважить милосердную волю покойного принца, перед смертью, как всем ведомо, просившего во имя Господа не проявлять к своему убийце излишней суровости...».

Жесть жестяная. Казнь Бальтазара Жерара. Лига историков, 16 век, Нидерланды, Пытки, Казнь, Жесть, Длиннопост

Уютный нидерландский город Делфт.

источник

Дубликаты не найдены

+67

Чет мне кажется половину из всего что с ним сделали в принципе пережить не реально, не то что все вместе. Собственно плеток и меда с солью хватить было должно, чтобы от болевого шока отлететь.

раскрыть ветку 10
+20

Вот вот, мне тоже кажется маловероятно пережить такое. Люди бывает от ожогов в 50% умирают в современных больницах, а тут тело вообще раздербанили в хлам.

раскрыть ветку 3
+20

он и не пережил.

раскрыть ветку 1
+1

Ну, если бы он бы "по другую сторону", оказался бы святым

+3

Хорошо пиздеть и в средневековье умели)

раскрыть ветку 2
+2

Пиздят сейчас. А в средневековье преукрашивали.

раскрыть ветку 1
0

Может врач на обезболевающих его держал?

раскрыть ветку 2
+7

В то время не было такого термина скорей всего. А чем могли обезболить, только бы отключило его или усугубило состояние.

раскрыть ветку 1
+32

Блять, блять, блять, блять, блять.

У меня ни разу не нежная психика, но это пиздец какой-то. Больные люди.

раскрыть ветку 5
+71

Ты только что процитировал козла, который должен был слизывать соленый мед с ран Балтазара.

раскрыть ветку 1
+10

))))) Это пять!

+4

Очень даже гуманно и назидательно. Убийство члена правящей династии вносит изменения в порядок престолонаследия. Соответственно, появляется нехилая вероятность возникновения смуты и полноценной гражданской войны. Поэтому за это и наказывали долго и основательно.

раскрыть ветку 2
+12

Какая правящая династия?  Вильгельм1 - как раз и был главарь смуты и той самой гражданской войны. А наемного исполнителя королевского приговора как раз пытали и казнили смутьяны.

раскрыть ветку 1
+84

Подсобное помещение университета всегда казалось мне хреновым местом

+42

"и отрезали мужской орган и гениталии"

Занимательная анатомия у человека была.

раскрыть ветку 1
+31

Ну в смысле отдельно член отрезали а потом яйки.

+12
Есть мнение, что доктор (или кто-то еще) изрядно накачал его опием.
+7

Ну, если это мягкое наказание, то что ж тогда представляло собой жестокое ?

+45

Действительно, как-то мягко с ним обошлись, прямо преступное мягкодушие палачи проявили. Надо было его заставить Бузову слушать 24 часа в сутки. Тогда бы он сам попросил его прикончить.

раскрыть ветку 2
+16
Иллюстрация к комментарию
+5
+6
Хороший тамада, однако...
+26

Ах, просвещённая (не спорьте, начало казнилова было в универе!) Европа, которую мы потеряли...

раскрыть ветку 8
+43

А студенты в те времена не коровы божьи были. В «Справочнике превосходного студента» 1495 года перечисляется всё, что было запрещено учащимся: проводить ночь (которая начинается в восемь-девять часов вечера зимой и в девять-десять часов летом) вне дома, забавляться по воскресеньям с мирянами (студенты считались клириками), купаться по понедельникам, слоняться по рынку по средам, отсутствовать на заутрене, дремать на мессе, пропускать вечерню, драться с малышней, марать книги во время службы, производить беспорядки, говорить глупости, рубить деревья, мешать палачу, когда он исполняет свои обязанности, декламировать комедии в церкви и на кладбище. Как известно, запрещать начинают то, что чаще всего делают.

раскрыть ветку 4
+61

все можно стерпеть, но запрещать драться с малышней и декламировать комедии на кладбище - это просто надругательство над правами студентов

раскрыть ветку 3
+14

То ли дело в великой и гуманной Российской империи. Смертной казни не было, поэтому осужденных забивали палками насмерть.


В октябре 1827 года на рапорте о тайном переходе двух евреев через реку Прут в нарушение карантина, в котором отмечалось, что лишь смертная казнь за нарушения карантина способна их остановить, Николай I написал: «Виновных прогнать сквозь тысячу человек 12 раз. Слава Богу, смертной казни у нас не бывало, и не мне её вводить».


В 1846 году специальная комиссия вынесла приговор двум дворовым людям за убийство шести помещиков: прогнать сквозь строй через тысячу человек шесть раз и затем отправить на каторгу. Но губернатор в секретном донесении предложил наказать убийц шпицрутенами «без отдыха» 9 тысяч раз и «по наказании преступников вывесить трупы их на местах преступления». Генерал-губернатор предложил также исполнить над преступниками обряд приготовления к смерти. Министр внутренних дел объяснил, что есть секретное высочайшее повеление, которым запрещено давать более 3 тысяч вместо определённых в законе 6 тысяч раз шпицрутенов, но в данном случае применение негласного повеления имело бы значение облегчения участи преступников, чего они вовсе не заслуживают. Тем не менее, он указал, что наказывать «без отдыха» нельзя, потому что дозволяется давать за раз не более того числа ударов, сколько может выдержать наказуемый, а затем следует ожидать его выздоровления. В результате император утвердил приговор комиссии.


Следует, однако, заметить, что при наказании шпицрутенами восставших военных поселенцев в 1832 году упавших под прутьями клали на сани и везли сквозь строй, продолжая бить. Присутствовавший при этом врач лишь давал понюхать нашатырный спирт потерявшим сознание.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+16
Недалеко ушёл, надо было с дыбы и четвертований времён царей-Иванов начать, хоть ближе к периоду. А вообще вся человеческая история сплошная жесть,но кто-то имеет наглость чваниться и изображать себя лучше, чем они есть/были, меньше лицемерия бы, для того наука история способна сослужить хорошую службу
раскрыть ветку 1
+8

Вильгельма то этого с какой целью завалили?

раскрыть ветку 9
+19
Телевизора тогда не было, вот вместо сериалов и смотрели
раскрыть ветку 3
+21

анонс: сегодня до полудня смотрите "Покушение на Виллема нашего Оранского". После обеда - "Казнь проклятого Жерара, душегуба и испанского шпиёна".

+2

Так я про прЫнца, а не "героя" этого рассказа

раскрыть ветку 1
+8

как всегда. за бабло. Филипп II Испанский своим Королевским эдиктом от 15 марта 1580 г. объявил Вильгельма I Оранского вне закона и призывал каждого верного католика убить принца. Декрет обещал вознаграждение в 25 тыс., амнистию за прежние преступления и предоставление титула дворянина. Жерар убил его в результате второго покушения. первый раз его заказали церковники. Испанский купец Гаспаро д’Анастро (из Витории) из-за военного конфликта между Нидерландами и Испанией оказался перед угрозой банкротства, О своей беде он поведал близкому другу Хуану де Изунке, не подозревая, что последний является членом тайного ордена иезуитов. В итоге Гаспаро Анастру было сообщено, что проблему можно решить путем убийства предводителя освободительного движения Нидерландов — Вильгельма I Оранского. Также была обещана финансовая награда в 80 тыс. дукатов. Вдобавок ко всему церковь гарантировала отпущение всех грехов и твёрдую гарантию вечного блаженства. Анастро принял решение вместо себя отправить на задание своего кассира Венеро. Однако последний также осознал всю авантюрность и опасность замысла и отправил вместо себя радикального католика Жана Хаурегви. Суб-суб-подрядчик, так сказать. Стоп, не смейтесь пока. Наберите воздуха в грудь, как говорил Задорнов. Согласно плану 18 мая 1582 года д’Анастро и д’Изунке покидают Антверпен и бегут в Турне, в котором стоят испанские войска, а Жан Хаурегви отправляется в кирху, где должен появиться Вильгельм I Оранский. Однако осуществление замысла провалилось из-за толпы, которая разделила убийцу и ни о чём не догадывающегося принца живым барьером. 18 мая 1580 года, Вильгельм I Оранский проводит приёмы сторонников и прочих влиятельных лиц. Доподлинно не известно, каким образом был представлен Жан Хаурегви, однако он добился приватной аудиенции с принцем. Как только последний вошел в комнату, наёмный убийца достал пистолет и выстрелил в упор. В этой схватке Вильгельм I Оранский получил проникающее ранение в область челюсти, контузию и обожжённые волосы. Подоспевшая стража моментально изрубила саблями наёмного убийцу. При обыске трупа были найдены документы, благодаря которым стали известны фамилии заказчиков покушения. Все, можно смеяться. Впоследствии удалось даже схватить кассира Венеро. После неудачной попытки убийства иезуитские монахи продолжили поиски исполнителя воли Филиппа II. В этот раз выбор пал на Бальтазара Жерара.

раскрыть ветку 4
+17

А Хаурегви этому повезло, можно сказать, легко с жизнью распрощался

раскрыть ветку 1
-4
Кстати, а как он всадил 4 пули в грудь? По очереди вытаскивал из штанов пистолеты, или хладнокровно перезаряжал их по паре минут, пока охрана Вильгельма показывала чудеса компетентности и профессионализма?
раскрыть ветку 1
+3
reddit.com/r/watchpeopledie

бессмысленных жестоких убийств похожих на это и сейчас полно происходит. ну картели там, разборки, да и просто без причины.

фанки тавн только не смотрите, и про отца с сыном, я предупредил.

+3

Умели предки развлекаться

+14
Наших казнокрадов надо так казнить
раскрыть ветку 9
+2

Где петиция? Куда подпись ставить?

раскрыть ветку 1
0
Да какая тут подпись... на тех рожах клейма негде воткнуть
-1

как известно, на место одной убитой собаки, из окрестностей, приходят несколько новых, занимать освободившуюся пищевую нишу. 

раскрыть ветку 5
+5
как известно, на место одной убитой собаки, из окрестностей, приходят несколько новых, занимать освободившуюся пищевую нишу.

Если вы скатаетесь в Европу, то убедитесь, что все ваши заумные теории - ложные.

+4

Как известно, эта глупость придумана убогими псяколюбами.

0
Ну, этот вопрос как раз и решается кастрацией стерилизацией. Собачку не убивать, а стерилизовать, чтоб не размножалась. И она других на свое место не пускает, стережет. Ниша, так сказать, не освобождается. И в то же время собачек больше не становится.

Казнокрады, говорите... Хм!

раскрыть ветку 2
+1

и...ничего не изменится)

+2

Не мог он не орать при этом.

раскрыть ветку 1
+8
Есть мнение, что доктор (или кто-то еще) изрядно накачал его опием.
+14

сомнительно что то

раскрыть ветку 29
+25

Да, я тоже не верю что он всадил 4 пули в грудь Вильгельму. Многозарядных револьверов еще не было тогда. А перезаряжать ствол было некогда.

раскрыть ветку 15
+25

В английской версии Вики, упоминается что наемник купил 2 колесцовых пистолета, по поводу многозарядности - отрывок из Робинзона Крузо "Я попросил его не шевелиться и, не сказав ему больше ни слова, принес из каюты все наши ружья (их было три). Одно, самое большое и громоздкое, я зарядил двумя кусками свинца, всыпав предварительно в дуло хороший заряд пороху; в другое вкатил две большие пули, а в третье - пять пуль поменьше", то есть одним выстрелом можно было выпустить несколько пуль, как из дробовика

+41

как насчет иметь при себе 4 однозарядных пистолета?

раскрыть ветку 12
0

Были двуствольные. В каждой руке по двуствольному пистолету - четыре пули.

-57

что предки педиков и травокуров умели в профилактику убийства первых лиц государства?

раскрыть ветку 12
+38
предки педиков и травокуров

Вы завидуете, что им спокойно можно курить и пехаться в анальные жопы, а вам нет? От этого бугурт или просто скрепы православные молчать не дают?

ещё комментарии
0
Я не про сам факт казни,я про сомнительность других "фактов".

как уже сказали выше - многозарядный ствол в XVI веке?

раскрыть ветку 4
ещё комментарии
+6

Чубайсу бы так.

раскрыть ветку 9
+9
А я то тут причем? Я ни в кого не стрелял.
раскрыть ветку 4
+2

Блядь, да ты же Чубайс. Не ожидал. С черно белого планшета сидишь?

раскрыть ветку 1
-2

Вы не ошиблись?

раскрыть ветку 1
-1

Если вы желаете кому-то такой смерти, то чем вы лучше тех, кому вы это желаете?

раскрыть ветку 3
+6

Как глубоко философски, а главное сразу ставит на одну черту преступника и жертву, ведь покорность, смирение и все прощение вот черта нашего народа, вот почему мы попадем в рай.( сарказм)

раскрыть ветку 2
+1

Красивый городок. Я там был в 2015 году

Иллюстрация к комментарию
-2

Добренькая европа и ее ценности

0
Затем серой прижигали ему подмышки, а покончив с этим, облекли его в холщовую сорочку, вымоченную в спирте. - - - вот тут разъясните пожалуйста. Спирт с рубашкой опясен?
раскрыть ветку 3
0

Спирт жжёт раны.

раскрыть ветку 2
0
Спасибо. Но рассол не прикольный бы был?
раскрыть ветку 1
0
Уж лучше родить
-7
Цивилизованная христианская Европа... И ведь толпа народу пришла на это зрелище посмотреть
раскрыть ветку 5
+5
Откуда вас столько повылазило то? Как будто в нашей истории подобного не было? Почитай как при Петре первом пытали людей, ты охуеешь, я уверяю. А Иван Грозный всех супостатов лично по голове гладил, а потом домой отпускал
раскрыть ветку 4
+7

но уже без головы

+5

Нет правда. В этот период в Европе случился просто взрыв насилия. Огораживание в Англии, крестьянские войны в Германии, религиозные войны, закончилось все первой всеевропейской войной. И пик охоты на ведьм, тоже. Так что Грозного, а Петра тем более, европейцы заткнули за пояс. Это при том, что никто не говорит, что наши обозначенные монархи были зайками.   

+2
Так у нас то тьма, невежество и рабство. Что с нас, лапотных, взять? А они же ренессанс, просвещение и высокая культура.
0
Так Россея до сих пор варварская страна животных. Тут кивок на нОстоящую цЕвелизацию.
-8

всадил четыре пули в грудь

Многозарядников тогда не было. Охрана похоже ворон считала.

раскрыть ветку 3
+7

потому, что не пули, а дробины неправильной формы. Исторический факт.

+2
палачи стреляли в него из пистолета частыми выстрелами, дробью, но так, чтобы не убить.

так же забавно)


приходя в сознание, находил отвагу тихим голосом шутить с присутствующими и молиться за себя и всех, бывших с ним рядом».
раскрыть ветку 1
+1

Железный дровосек ? Или Т-1000 ?

ещё комментарии
Похожие посты
307

Ландскнехты

Классный креатив от Юрия Мухина. А именно, анимированные солдатики, в попытке воссоздать одно из боестолкновений XVI века, в период Итальянскийх войн. Это трейлер, полный мульт в работе.

80

Реконструкция рыцарского турнира, Дрезден, 1937 год

Конечно процесс облачения в доспех грешит неточностями (в частности, шлем на "голую" голову), однако сделаем скидку - действие происходит в 1937 год. Впереди 80 лет развития оружиеведения, реконструкции и изучения материальной культуры средневековья.


Но замечателен этот фильм тем, что в главной роли - аутентичный максимилиановский доспех  — германский доспех первой трети XVI века (или 1515—1525, если считать обязательным характерное рифление), названный так по имени императора Максимилиана I, а также с намёком на максимальность защиты. Вот этот:

Реконструкция рыцарского турнира, Дрезден, 1937 год Лига историков, Германия, 16 век, 1937, Турнир, Видео, Длиннопост

Изготовлен в Нюрнберге, нач. 16 века. Оружейная Палата, Дрезден.

Доспех попал в Дрезден в 1921 из Германского Национального Музея в Нюрнберге в обмен на один из доспехов для пешего турнира.


Конечно сейчас такая эксплуатация музейных экспонатов просто невозможна.

Реконструкция рыцарского турнира, Дрезден, 1937 год Лига историков, Германия, 16 век, 1937, Турнир, Видео, Длиннопост
Показать полностью 2
92

Царь-койка

Большая Уэрская кровать (The Great Bed of Ware) -  дубовая кровать с балдахином,  была первоначально размещена в гостинице White Hart Inn в Уэре, Англия, для привлечения клиентов.

Царь-койка Лига историков, Кровать, Англия, 16 век, Длиннопост

Кроватища построена Хартфордширским плотником Джонасом Фосбруком около 1590 года,  имеет высоту 2,67 м, длину 3,38 м и ширину 3,26 м (десять на одиннадцать футов), вес 641 кг и может разместить, по крайней мере, восемь человек.


К 19-му веку кровать была перенесена из гостиницы White Hart Inn в Saracen's Head inn. С 1931 года кровать была приобретена и экспонировалась Музеем Виктории и Альберта в Лондоне.


Царь-кровать из Уэра упоминается в пьесе У. Шекспира "12 ночь, или Что угодно", в качестве метафоры огромного предмета.

Царь-койка Лига историков, Кровать, Англия, 16 век, Длиннопост
Царь-койка Лига историков, Кровать, Англия, 16 век, Длиннопост

источник

Показать полностью 2
795

Гаррота — оружие палачей

Гаррота — оружие палачей История, Казнь, Пытки, Наказание, Прошлое, Интересное, Длиннопост, Гаррота

Во все времена общество буквально разрывалось между двумя взаимоисключающими желаниями: казнить тех, кого считали преступниками, наиболее пугающими способами для назидания остальных, но при этом желательно не пачкая рук в крови. Этим правящие элиты старались подчеркнуть степень цивилизованности общества.


Впервые душить людей при помощи механизма додумались в Древнем Китае, где наряду с порохом, бумагой, компасом и ракетами также изобрели множество самых изуверских способов пыток и казней. В качестве затягивающего петлю на шее механизма китайцы применяли тугой лук. Осужденного привязывали к столбу, в котором были просверлены два отверстия, сквозь них пропускали веревку, захлестнутую вокруг шеи осужденного. Концы веревки привязывали к согнутому мощному луку, отпускали его, и таким образом затягивали удавку вокруг шеи приговоренного, пока тот не умирал.


Гаррота перед сожжением

В Европе до подобного способа расправы додумались самостоятельно, совершенно не используя «китайское наследие», превратив в орудие казни боевую удавку. Было такое оружие — крепкий, плетеный из кожи шнур длиной 30-60 сантиметров, с двумя рукоятками, которым захлестывали шею противника, подкравшись к нему незаметно сзади. Очень эффективное и бесшумное приспособление использовалось для тайных убийств, снятия часовых, а также при нападении разбойников на своих жертв. Такое оружие было в большом ходу по всей Европе, но именно на Пиренейском полуострове его превратили в орудие казни.

Гаррота — оружие палачей История, Казнь, Пытки, Наказание, Прошлое, Интересное, Длиннопост, Гаррота

Называли эту вещицу незатейливо: «гаррота», что по-испански означало, собственно говоря, «удавка» или «душилка», в общем, «стягивающая горло». Как водится, душить гарротой преступников стали из соображений гуманности.

Это всегда так бывало — чем изощреннее способ казни, тем больше в нем проявляется стремления облегчить страдания жертвы. Уж таковы люди!


Изначально гарротой — обычной удавкой — придушивали приговоренных к сожжению на костре еретиков. С одной стороны, в этом проявлялась гуманность, какой она представлялась членам инквизиторского трибунала, с другой же стороны, пресекались попытки зловредной проповеди, когда упорствующие в своих заблуждениях еретики успевали выкрикивать формулировки спорных концепций, за которые они готовы были гореть на костре.


Эти крики производили сильнейшее впечатление на добропорядочных обывателей, собиравшихся поглазеть на казнь, и вместо назидательного урока выходила форменная еретическая манифестация.

Дабы не допускать подобных случаев, еще прежде чем подпаливали хворост, палач захлестывал веревкой шею стоявшего привязанным к столбу‚ обложенного кучей хвороста приговоренного к очищению огнем и, потянув концы в разные стороны, избавлял его от мук и соблазнов последней проповеди.


Потом стали применять гарроту, чтобы добить изломанных при казни колесованием, которым ломать было уже нечего, а умирать они никак не хотели. После целой серии вполне удачных экспериментов в этой области практикующие инквизиторы пришли к изобретению нового, самостоятельного способа казни, напоминавшего китайский вариант, но только без использования лука.


Приговоренного привязывали к столбу, в котором были проделаны два отверстия. Через эти дырочки пропускали веревку, которая захватывала шею казнимого. Продернутые сзади концы веревки палач натягивал, используя в качестве рычага обычную палку.

Гаррота — оружие палачей История, Казнь, Пытки, Наказание, Прошлое, Интересное, Длиннопост, Гаррота

Но человеческая мысль не стояла на месте, и плодом чьих-то размышлений стал железный ошейник, состоящий из полосы, продетой в ушки, закрепленные на столбе, и фиксированной на мощном болте, установленном позади столба. При закручивании винт тянул назад концы ошейника и, затягивая его, медленно удавливал осужденного, растягивая мучения казнимого иногда на целых десять минут, которому те казались вечностью.


Позже к столбу приделали массивный деревянный стул, на который усаживали того, кого предстояло удавить, и вся процедура производилась в положении сидя, а остальная механика была та же.

Этот способ казни широко практиковали во всех испанских колониях, и одним из первых с достижениями палаческой механики ознакомился правитель империи инков Атауальпа, которого по приказу Франсиско Писарро удавили гарротой 29 августа 1533 года.

Гаррота — оружие палачей История, Казнь, Пытки, Наказание, Прошлое, Интересное, Длиннопост, Гаррота

Смерть на пике оргазма

Как водится, и при казни проявлялось социальное неравенство. Казнь гарротой разделялась на три категории: благородную гарроту, обычную и подлую. Впрочем, по большому счету, разница в основном заключалась в способах доставки к месту казни.


Так, благородных синьоров привозили верхом на лошади в седле. Кроме того, приговоренный сам подавал сигнал палачу, чтобы тот начинал крутить винты. Такова, дескать, была его воля! При обычной гарроте приговоренного привозили на лошади или муле и сигналов от него не ждали. Казнимого подлым методом привозили на осле, а то и вовсе гнали пешком, и при удавлении особо не церемонились.


Тем временем работы над усовершенствованием гарроты все более усложняли механизм. Добиваясь большей эффективности применения, болт гарроты снабжали острым шипом или небольшой бритвой в виде звезды. Когда палач затягивая винт, острие вонзалось в шею приговоренного, ломая позвоночник и входя в спинной мозг, вызывая практически мгновенную смерть.

В некоторых моделях использовались два ошейника, один из них был прикреплен к подвижному болту, а второй — неподвижно установлен на столбе. Когда палач начинал вращать винт, один ошейник начинал тянуть шею осужденного, неподвижно удерживаемую вторым ошейником, ломая шейные позвонки, что вызывало немедленную потерю сознания и быструю смерть.

Гаррота — оружие палачей История, Казнь, Пытки, Наказание, Прошлое, Интересное, Длиннопост, Гаррота

Впечатленный достижениями испанских механиков, король Фердинанд VII в 1829 году запретил казнь через повешение, введя гарроту как единственный способ казни уголовных преступников. Королю этот способ казался гуманнее простого повешения.

По сути, так и было, особенно если учесть то, что при таком способе казни приговоренные испытывали невероятное сексуальное наслаждение!

У мужчин отмечалась мощная эрекция и обильное семяизвержение, а у женщин — выделение секреции, как при самом яростном совокуплении. Считают, что это происходит из-за проявления побочного эффекта кислородного голодания участков мозга, отвечающих за ощущения, связанные с сексом.


Казнь гарротой, при всех усовершенствованиях механизма, не идет ни в какое сравнение с казнью гильотиной. Разве что последний всплеск сексуального наслаждения, который происходил у гарротируемого, можно посчитать пикантной привилегией, но и тут ведь неизвестно, что он в этот момент испытывает на самом деле. И почему-то кажется, что любой приговоренный выбрал бы вечное воздержание взамен такого сомнительного удовольствия.


Последние клиенты

До изобретения электрического стула гарроту для казни преступников не брезговали применять в тех штатах США, которые близко граничили с Мексикой и Пуэрто-Рико. В Боливии, на Кубе, в Пуэрто-Рико гарротировали преступников еще в начале XX века. На Филиппинах гарротой казнили до 1899 года‚ пока не перешли на электрический способ.


Дольше всего казнь гарротой применялась в самой Испании, где диктатор Франко мало обращал внимания на вопли прогрессивной общественности, утверждая приведение приговоров в исполнение традиционным способом. Идя в ногу с достижениями европейской цивилизации, испанские мастера продолжали модернизировать гарроту, достигая точности работы частей механизма, подобной точности хронометра.


В последних модификациях винт стягивая обруч, как в традиционных гарротах, и одновременно выдвигал тонкое острое лезвие, которое прорезало спинной мозг между двумя позвонками, что вызывало мгновенную смерть.


Именно так в 1962 году казнили анархистов Дельгадо и Гата, приговоренных военным трибуналом к смерти за «покушение на убийство с использованием взрывного устройства». Последним клиентом оператора гарроты стал Сальвадор Пуч Антик, лидер «Иберийского движения за освобождение», боевики которого грабили банки, добывая средства на политическую борьбу с диктатурой, за что в 1974 году суд отправил камарадо Сальвадора в душные объятия гарроты.

Гаррота — оружие палачей История, Казнь, Пытки, Наказание, Прошлое, Интересное, Длиннопост, Гаррота

После смерти диктатора Франко смертная казнь — в 1977 году — была в Испании отменена. Гуманизация общества поставила любую смертную казнь вне закона, но в среде испанских мафиози древняя гаррота по-прежнему является одним из самых излюбленных орудий тайных убийств.

По неофициальным данным, в 1990-е годы в Испании с помощью гарроты были умерщвлены несколько десятков криминальных авторитетов, причем не только местных, но и приезжих гастролеров.

Источник

Показать полностью 5
56

Сыр и черви. 3 часть

Картина мира и история жизни одного мельника-еретика, жившего в XVI веке. 1 часть и 2 часть.

Сыр и черви. 3 часть Лига историков, Средневековье, Италия, 16 век, Инквизиция, Длиннопост

Четыре года спустя после освобождения из тюрьмы,  во время карнавала Меноккио, получив разрешение инквизитора, отправился в Удине, Когда прозвонили к вечерне, он встретил на городской площади некоего Лунардо Симона и вступил с ним в беседу. Они свели знакомство на праздниках, куда Лунардо приглашали играть на скрипке; Меноккио же, играл на гитаре.


Некоторое время спустя, прознав про недавно изданную буллу против еретиков, Лунардо сообщил в письме к викарию инквизитора Джероламо Астео содержание этого разговора и затем в устном показании подтвердил с некоторыми вариациями свой письменный донос. Беседа на площади в Удине проходила примерно так.


«Я слышал, — спросил Меноккио, — что ты решил заделаться монахом, это правда?» — «А чем плохая новость?» — «Это годится только для побирушек». — Лунардо решил отделаться шуткой: «Вот я и пойду в монахи, чтобы побираться». — «Столько было всяких святых, отшельников и прочих, что вели святую жизнь, и что с ними сталось?» — «Богу все эти тайны известны». — «Если бы я был турок, я бы не хотел стать христианином, но раз я христианин, я не хочу становиться турком. Я верю, только если вижу. Я верю, что Бог — отец всему миру и всем в нем заправляет». — «Так веруют и турки с иудеями, но они не верят, что он родился от Девы Марии». — «А почему, когда Христа распяли и иудеи говорили ему: «Если ты Христос, сойди с креста», он не сошел?» — «Чтобы не подчиняться иудеям». — «Потому что не мог». — «Значит, вы не верите евангелию». — «Нет, не верю. Кто, по-твоему, его сочинил, если не попы и монахи, у которых нет другого дела. Они все это выдумали и написали». — «Евангелие не выдумали попы и монахи, оно было написано раньше», — отрезал Лунардо и удалился в убеждении, что его собеседник — «отъявленный еретик».

Сыр и черви. 3 часть Лига историков, Средневековье, Италия, 16 век, Инквизиция, Длиннопост

Бог как отец и хозяин, который «всем заправляет», Христос как человек, евангелие — произведение ленивых попов и монахов, равенство всех религий. Итак, несмотря на судебный процесс, унизительное отречение, тюрьму, публичное покаяние Меноккио вернулся к прежним своим мыслям, от которых, по видимости, он в душе никогда не отказывался. Но Лунардо Симон знал его только по прозвищу («некто по имени Меноккио, мельник из Монтереале»), и несмотря на подозрение, что речь идет о том самом еретике, которого инквизиция осудила за «лютеранство», доносу не был дан ход. Только два года спустя, 28 октября 1598 года, либо по чистой случайности, либо разбирая документы прежних процессов, инквизиторы заподозрили, что Меноккио и Доменико Сканделла — одно и то же лицо. Машина инквизиции пришла в движение.


Джероламо Астео, ставший тем временем генеральным инквизитором Фриули, распорядился собрать о Меноккио новые сведения. Выяснилось, что дон Одорико Вораи, автор того первого доноса, который привел Меноккио в тюрьму инквизиции, дорого заплатил за свое усердие: «Он покинул Монтереале, преследуемый родственниками Меноккио». Что же касается самого Меноккио, «общая молва гласит, будто он все тех же мыслей, что и раньше». Инквизитор счел нужным лично приехать в Монтереале, чтобы расспросить нового приходского священника, дона Джован Даниэле Мелькиори. Тот сообщил, что Меноккио перестал носить накидку с крестом и то и дело покидает деревню, нарушая тем самым постановления инквизиции (что, как мы знаем, было верно лишь отчасти). Однако на исповедь и к причастию является регулярно: «я его держу за христианина и человека добрых нравов», — сказал Мелькиори в заключение. Какого о нем мнения односельчане, он не знал. Но уже подписав эти показания, Мелькиори передумал: видимо, боялся так сильно рисковать. К словам «я его держу за христианина и человека добрых нравов» он добавил: «насколько можно судить по внешности».

Дальше этого расследование не пошло. Причины понятны: еретик был принужден к молчанию и внешне никак не проявлял своего инакомыслия. Опасность для односельчан от него больше не исходила. В январе 1599 года совет фриульской инквизиции решил было подвергнуть Меноккио допросу, но и за этим решением ничего не последовало.


Как то это не вяжется с расхожим представлением об инквизиции с сожжением по первому доносу, пытками и вот этим всем, не правда ли?

Сыр и черви. 3 часть Лига историков, Средневековье, Италия, 16 век, Инквизиция, Длиннопост

И все же беседа, пересказанная Лунардо, свидетельствует, что Меноккио своим внешним послушанием по отношению к законам и установлениям церкви лишь маскировал несгибаемую верность прежним идеям. Примерно в тот же период времени некий Симон, крещеный еврей, просивший подаяния Христа ради, забрел в Монтереале и оказался в доме у Меноккио. Хозяин и гость ночь напролет проговорили о религии. Меноккио говорил «страшные вещи о вере»: что евангелие было написано попами и монахами, потому что «им делать нечего», что мадонна прежде, чем выйти замуж за Иосифа, «родила двух других детей, и поэтому св. Иосиф не хотел на ней жениться». Это в сущности те же темы, которые Меноккио обсуждал с Лунардо в Удине: критика духовенства с его паразитизмом, неверие в евангелие, отрицание божественности Христа. Кроме того, он упоминал этой ночью о «прекраснейшей книге», которой, к несчастью, лишился: Симон решил, что речь идет о Коране.


К тому времени мельник был одинок: умерла жена, умер самый любимый сын. С другими детьми он не ладил: «А если мои сыновья решили жить своим умом, добро им», — презрительно отозвался он о них в разговоре с Симоном. Что ему еще оставалось? Менокио ждал своих палачей.


Спустя несколько месяцев в инквизицию поступил новый донос на Меноккио. Похоже, что какое-то его очередное богохульство вызвало возмущенные толки во всей округе, от Авиано до Порденоне. Дал показания трактирщик из Авиано, Микеле Турко по прозвищу Пиньол: по его словам, лет семь или восемь назад Меноккио заявил, что «если Христос был в самом деле Бог, он настоящий ..., что позволил себя распять». «Он этого слова не произнес, — пояснил трактирщик, — но я понял, что он имеет в виду грубое слово... Когда я это услышал, у меня волосы встали дыбом, и я сразу заговорил о другом, чтобы ничего такого не слышать. Он для меня хуже турка». Меноккио, сделал он вывод, «крепко держится за эти свои прежние мысли».

Сыр и черви. 3 часть Лига историков, Средневековье, Италия, 16 век, Инквизиция, Длиннопост

"Милосердие и правосудие"


На этот раз инквизиция решила, что с нее довольно. В конце июня 1599 года Меноккио был арестован и помещен в тюрьму в Авиано. Через некоторое время его перевели в Портогруаро. 12 июля он предстал перед инквизитором, Джероламо Астео.


С первого допроса в инквизиции прошло пятнадцать лет, три из них Меноккио провел в тюрьме. Он был уже стариком: худой, с седыми волосами, с седеющей бородой, одетый, как всегда, мельником — в светло-серую накидку и колпак. Ему исполнилось шестьдесят семь лет. После суда он чем только не занимался: «Я плотничал, держал мельницу, держал трактир, школу счета и письма для ребятишек, на праздниках играю на гитаре».


На допросе 19 июля 1599 года инквизитор спросил Меноккио, с каких пор он стал считать (опираясь, как мы впоследствии увидим, на одну новеллу «Декамерона»), что любой человек может рассчитывать на спасение, если не изменяет своей вере, и поэтому турку нужно оставаться турком и не следует обращаться в христианство. Меноккио ответил: «Я этих мыслей уже пятнадцать или шестнадцать лет — начали мы как-то разговаривать, и дьявол мне это подсказал». «С кем начали разговаривать?» — тут же спросил инквизитор. Только сделав долгую паузу («post longam moram»), Меноккио ответил: «Не знаю».


После второго допроса (19 июля) Меноккио спросили, нужен ли ему адвокат. Он ответил: «Мне нет надобности в другой защите, кроме как умолять о милосердии, но если можно мне иметь адвоката, я бы его взял; но я бедняк». Во время первого процесса был жив Заннуто, готовый все сделать для отца, это он нашел тогда адвоката, но Заннуто умер, а другие дети не хотели пошевелить и пальцем. Меноккио дали адвоката, им стал Агостино Пизенси, и он 22 июля представил суду развернутое слово в защиту «pauperculi Dominici Scandella», В нем он доказывал, что свидетельства против Меноккио были взяты из вторых рук, расходились между собой, были очевидным образом пристрастны.

Сыр и черви. 3 часть Лига историков, Средневековье, Италия, 16 век, Инквизиция, Длиннопост

2 августа суд инквизиции собрался для вынесения приговора: Меноккио был единодушно объявлен «relapso», то есть повторно впавшим в ересь. Суд завершился, но Меноккио тем не менее решили подвергнуть пытке, чтобы узнать имена сообщников. Его пытали 5 августа; накануне состоялся обыск в доме Меноккио: в присутствии понятых были открыты все сундуки и изъяты «все книги и писания».


У него потребовали назвать сообщников, иначе он будет подвергнут пытке. Он ответил: «Господин, я не помню, чтобы я с кем-нибудь об этом говорил». Его раздели и осмотрели, чтобы установить, возможно ли применение к нему пытки — таковы были правила инквизиции. Тем временем продолжался допрос. Меноккио сказал: «Я со столькими говорил, что сейчас и не вспомню». Тогда его связали и снова предложили указать сообщников. Он дал тот же ответ: «Я не помню». Его отвели в камеру пыток, продолжая задавать все тот же вопрос. «Я думал и вспоминал, — сказал он, — с кем я разговаривал, но не могу вспомнить». Его стали готовить к пытке кнутом. «Господи Иисусе Христе, смилуйтесь, я не помню, что с кем-то говорил, убей меня Бог, у меня нет ни товарищей, ни учеников, все, что я знаю, я сам прочитал, смилуйтесь!» Ему дали первый удар. «Иисусе, Иисусе, о, горе мне!» — «С кем вы вели разговоры?» — «Иисусе, ничего я не знаю!» Его призвали сказать все по правде. «Я скажу всю правду, только спустите меня».


Его опустили на землю. После короткого раздумья он сказал: «Я не помню, что я с кем-то говорил, и не знаю никого, кто был таких же мыслей, и вообще ничего не знаю». Приказано было дать ему еще один удар. Когда его вздергивали на дыбу, он крикнул: «Господи Исусе, горе мне, страдальцу!» И потом: «Господин, спустите меня, я кое-что скажу». Встав на ноги, он сказал: «Я говорил с синьором Зуаном Франческо Монтереале и сказал ему, что никто не знает, какая вера истинная». (На следующий день он к этому добавил, что «сказанный синьор Зуан Франческо попенял мне за мои дурачества».) Больше от него ничего не удалось добиться. Его развязали и отвели обратно в тюрьму. Нотарий отметил, что пытка производилась полчаса.

Сыр и черви. 3 часть Лига историков, Средневековье, Италия, 16 век, Инквизиция, Длиннопост

Несмотря на то, что суд над Меноккио был завершен, его история еще не закончилась: более того, самое удивительное началось именно сейчас. Убедившись, что свидетельств против Меноккио набирается более чем достаточно, инквизитор Аквилеи и Конкордии направил в Рим, в Конгрегацию по делам св. инквизиции письмо с изложением всех обстоятельств дела. 5 июня 1599 года кардинал Сайта Северина, один из самых влиятельных членов данной конгрегации, в ответном послании потребовал, чтобы «сказанного человека из Конкордской епархии, отрицавшего божественность Христа, Господа нашего», как можно быстрее заключили в тюрьму, «ибо преступление его из наитягчайших и, ко всему прочему, он был уже осужден однажды за ересь».


Вскоре, 13 ноября, кардинал Санта Северина повторил свои настоятельные требования: «Пусть Ваше Высокопреподобие предпримет все положенное в отношении того крестьянина из Конкордской епархии, уличенного в оскорблении приснодевства блаженнейшей Девы Марии, божественности Христа, Господа нашего, и промысла Божьего, как я уже вам писал по самоличному указанию Его Святейшества: дела таковой важности, вне всякого сомнения, подлежат ведению святой инквизиции. Исполните с мужественным сердцем все, что требуется правосудием». Сопротивляться далее столь сильному давлению было невозможно, и какое-то время спустя Меноккио был казнен.

Сыр и черви. 3 часть Лига историков, Средневековье, Италия, 16 век, Инквизиция, Длиннопост

Мы знаем это из донесения некоего Донато Серотино, который 6 июля 1601 года сообщал уполномоченному фриульского инквизитора о своем посещении Порденоне вскоре после того, как там «был казнен по решению инквизиции... Сканделла»; здесь же он слышал от хозяйки постоялого двора о «некоем человеке, по имени Маркато или Марко, утверждавшем, что со смертью тела гибнет также и душа». О Меноккио мы знаем много. Об этом Маркато или Марко и о множестве, подобных ему, что жили и умерли, не оставив никакого следа, мы не знаем ничего.


В следующей части будут проанализированы книги прочитанные Меноккио, сформировавшие его еретические воззрения...

Показать полностью 6
105

Сыр и черви

Картина мира и история жизни одного мельника-еретика, жившего в XVI веке

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

Работа итальянского историка Карло Гинзбурга под названием «Сыр и черви. Картина мира одного мельника, жившего в XVI в.» увидела свет в 1976 году и произвела настоящую революцию в исторической науке. Историк, подобно следователю или детективу, детально изучил материалы инквизиционного суда по делу еретика Доменико Сканделла по прозвищу «Меноккио». Рассказы обычного мельника с необычными увлечениями рисуют любопытнейшую картину мира низов позднесредневекового общества.

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост
Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

Регион Фриули-Венеция-Джулия на карте и типичный пейзаж этого уголка Италии


С начала 60-х гг. Гинзбург приступил к работе над большим массивом документов второй половины XVI — первой половины XVII в., представляющих собой материалы инквизиционных процессов над людьми, обвиняемыми в ереси или в связях с нечистой силой. Стоит обратить внимание на то, что изучаемые Гинзбургом процессы имели место на северо-востоке Италии, во Фриули, гористой области, где встречались романские, германские и славянские обычаи народной жизни и верования, которые в ее пределах, на периферии тогдашнего христианского мира, не в полной мере были утрачены под воздействием официальной религии и высокой культуры. Документы процессов против Меноккио содержатся в архиве архиепископской курии в Удине: Anno integro 1583 а п. 107 usque ad 128 incl., proc. n. 126; Anno integro 1596 а п. 291 usque ad 306 incl., proc. n. 285.


Меноккио мог стать тем, кем он стал, благодаря двум великим историческим событиям: изобретению книгопечатания и Реформации. Книгопечатание дало ему возможность сопоставить книжное знание с той устной культурой, которой он обладал по праву рождения, и оно же дало ему слова, чтобы облечь в них его немые мысли и образы. Реформация дала ему мужество, необходимое, чтобы заявить о своих убеждениях деревенскому священнику, односельчанам, инквизиторам — он мечтал о том, чтобы бросить их в лицо папе, кардиналам, сильным мира сего, но такой возможности у него не было. Настал конец монополии ученых на письменную культуру и монополии клириков на обсуждение религиозных вопросов — этот исторический перелом породил совершенно новую и взрывоопасную ситуацию.

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

Его звали Доменико Сканделла, прозывался он Меноккио. Родился в 1532 году (во время процесса он называл свой возраст — пятьдесят два года) в Монтереале, небольшом селении на фриульских холмах, в 25 километрах к северу от Порденоне, у самого взгорья. Здесь же и жил все время, кроме двух лет (1564–1565) изгнания, к которому его приговорили за участие в потасовке — их он тоже провел неподалеку, в Арбе и в каком-то еще местечке Карнии. Был женат и имел семерых детей; еще четверо умерли. Канонику Джамбаттисте Маро, генеральному викарию инквизитора Аквилеи и Конкордии, он заявлял, что занятие его было «плотницкое, столярное, выкладывать стены и всякое другое мастерство». Но в основном он был мельник и одевался как мельник: белые шерстяные рубашка, накидка и колпак. Так, одетый в белое, он и присутствовал на своем процессе.


«Я — последний из бедняков», — говорил он два года спустя. «Я арендую две мельницы и два участка земли, и этим кормлю свое бедное семейство». Тут не обошлось без самопринижения. Пусть даже значительная часть урожая уходила на арендную плату за землю и мельницы (оплата, видимо, осуществлялась натурой), все же остаток должен был быть не так мал, и кое-что удавалось откладывать на черный день. Так, например, когда Меноккио пришлось перебраться в Арбу, он немедленно арендовал мельницу и здесь. Когда его дочь Джованна вышла замуж (спустя месяц после смерти отца), то получила в приданое 256 лир и 9 сольдо: сумма не огромная, но и не мизерная, в сравнении с обычными размерами приданных в это время и в этой среде.

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

Три крестьянина, гравюра А.Дюрера


В 1581 году он исполнял должность подеста в своем селении и в селениях по соседству (Гайо, Гриццо, Сан Лонардо, Сан Мартино), известно также (хотя точной даты мы не знаем) о его пребывании в должности «камерария», т.е. старосты церковного прихода Монтереале. Возможно, что и здесь, как почти повсеместно во Фриули, старая система ротации таких должностей была уже вытеснена избирательной системой. В таком случае умение Меноккио «читать, писать и складывать числа» наверняка принималось во внимание. Камерариями, как правило, избирались те, кто получил хоть какое-то образование. Такие школы, где можно было почерпнуть даже начатки латыни, имелись в Авиано и в Порденоне; одну из них, возможно, посещал Меноккио.


28 сентября 1583 года на Меноккио поступил донос в святую инквизицию. Ему вменялись в вину «безбожные и еретические» речи об Иисусе Христе. Речь шла не об единичном случае: Меноккио свои мнения обосновывал и стремился распространять («praedicare et dogmatizzare eribescit»). Это еще больше осложняло его положение.


«Он то и дело спорит с кем-нибудь о вере и даже со священником», — сообщал генеральному викарию Франческо Фассета. По словам другого свидетеля, Доменико Мелькиори, «он спорит то с одним, то с другим, и когда хотел спорить со мной, я ему сказал: я сапожник, ты мельник и человек неученый, что ты можешь об этом знать?» Предметы веры возвышены и трудны, говорить о них — не дело сапожников и мельников; для этого требуется ученость, а ученость — это привилегия клириков. Но Меноккио не верил, что церковь ведома духом святым, он повторял: «Попы все под себя подмяли, все себе захватили, чтобы сладко есть и мягко спать». О себе он говорил: «Бога я знаю лучше, чем они». Когда приходской священник, объявив ему, что «все его причуды — чистейшая ересь», отвел его в Конкордию к генеральному викарию, чтобы тот направил его на путь истинный, Меноккио пообещал исправиться — и тут же принялся за свое. Он говорил о Боге на площади, в трактире, по дороге в Гриццо или в Давиано, возвращаясь домой с гор: «он всякому, с кем заговорит, — сообщал Джулиано Стефанут, — ввернет что-нибудь о Боге и всегда прибавит какую-нибудь нечестивость; и никого не слушает, а все спорит и кричит».

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

Из материалов следствия нелегко составить представление о том, какой отклик встречали слова Меноккио у односельчан: никто, разумеется, не объявлял, что относится с одобрением к речам подозреваемого в ереси. Многие торопились поделиться с генеральным викарием, который вел следствие, своим негодованием. «Послушай, Меноккио, ради Бога, оставь эти речи», — так увещевал его Доменико Мелькиори. А вот что говорит Джулиано Стефанут: «Я не раз ему твердил, когда, например, нам случалось вместе идти в Гриццо, что хотя он мне как брат, но его слова о вере мне не по сердцу, и в этом деле мы с ним врозь, и пусть меня сто раз убьют и потом вернут к жизни, я все равно за веру головы не пожалею». Священник Андреа Бионима предупреждал Меноккио, что добром тот не кончит: «Лучше бы тебе помолчать, Доменико, как бы не пришлось потом каяться». Еще один свидетель, Джованни Поволедо, обращаясь к генеральному викарию, даже дал идеям Меноккио определение, пусть и несколько расплывчатое: «У него дурная слава, говорят, что он из последышей Лютера».


Меноккио не признавал за церковной иерархией никакого авторитета в вопросах веры. «Ох, уж эти папы, прелаты, попы! Он говорил это с издевкой, потому что не верил им», — это свидетельство Доменико Мелькиори. Проповедуя день за днем на улицах и в трактирах, Меноккио не мог не подрывать авторитет приходского священника. Но о чем в конце концов были его речи?


Начнем с того, что он не только богохульствовал «без всякого удержу», но утверждал, что богохульство — не грех (как уточняет другой свидетель, это не грех в отношении святых, но грех в отношении Бога), добавляя не без сарказма: «у каждого свое ремесло — кто пашет, кто сеет, а кто Бога хулит». Далее, он выступал с весьма странными утверждениями, которые его односельчане доводили до сведения генерального викария в виде еще более туманном. К примеру: «воздух — это Бог, а земля — наша матерь»; «что, по-вашему, Бог? Бог — это малое дуновение и все то, что люди воображают»; «все, что мы видим, — это Бог, и мы тоже боги»; «небо, земля, море, воздух, бездна и ад — все это Бог»; «зря вы думаете, что Иисус Христос родился от девы Марии; такого быть не может, что она его родила и осталась непорочной: тут не обошлось без какого-нибудь доброго молодца». Наконец, он говорил, что у него есть запрещенные книги и, в частности, Библия на народном языке: «всегда он спорит то с тем, то с другим, и у него есть Библия на нашем языке, и он все из нее берет, и сбить его с точки никак нельзя».


Пока еще шел сбор свидетельств, Меноккио почувствовал, что дело неладно. Он отправился в Польчениго к Джованни Даниэле Мелькиори, местному викарию и своему другу с детства. Тот посоветовал ему самому явиться в инквизицию или, во всяком случае, явиться туда по первому требованию. Еще он ему посоветовал «подчиняться всему, что тебе скажут, говорить поменьше и особенно ни о чем не распространяться, только отвечать на вопросы, которые будут задаваться».

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

Алессандро Поликрето, бывший адвокат, которого Меноккио случайно встретил в доме своего друга, лесоторговца, советовал ему по доброй воле предстать перед судьями и признать себя виновным, но заявить при этом, что сам никогда не верил собственным еретическим утверждениям. Меноккио отправился в Маниаго по вызову церковного суда. Но днем позже, 4 февраля, ознакомившись с материалами следствия, инквизитор, францисканский монах Феличе да Монтефалько, распорядился взять его под стражу и «в оковах» препроводить в тюрьму инквизиции в Конкордии. 7 февраля 1584 года Меноккио был подвергнут первому допросу.


Не считаясь с полученными советами, он сразу проявил значительную словоохотливость. При этом, однако, он попытался несколько смягчить ту неблагоприятную картину, которую создавали показания свидетелей. А еретическое содержание его проповедей выступило во всей очевидности, когда Меноккио изложил судьям свою диковинную космогонию, о которой до тех пор они имели представление лишь по показаниям свидетелей.


«Я говорил, что мыслю и думаю так: сначала все было хаосом, и земля, и воздух, и вода, и огонь — все вперемежку. И все это сбилось в один комок, как сыр в молоке, и в нем возникли черви и эти черви были ангелы. И по воле святейшего владыки так возникли Бог и ангелы; среди ангелов был также Бог, возникший вместе с ними из того же комка; он стал господом и у него было четыре капитана, Люцифер, Михаил, Гавриил и Рафаил. Этот Люцифер захотел стать господом подобно тому владыке, который был царем и Богом, и за его гордыню Бог прогнал его с неба со всеми его присными и приспешниками. И Бог затем создал Адама и Еву и много других людей, чтобы заполнить места изгнанных ангелов. Но все они не исполняли его заповедей, и тогда Бог послал к ним своего сына, и евреи его схватили, и он был распят».

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

И добавил: «Я никогда не говорил, что его повесили как скота» (это было одно из обвинений: впоследствии Меноккио признал, что, возможно, что-то в этом роде и говорил).


Была возможность занести идеи Меноккио, и в частности, его космогонию (сыр, молоко, черви-ангелы, Бог-ангел, возникший из хаоса), в разряд нечестивых, но в сущности безобидных чудачеств, но этой возможностью не воспользовались. Век или полтора века спустя Меноккио скорее всего оказался бы в сумасшедшем доме с диагнозом «религиозный бред». Но в разгаре Контрреформации способы изоляции были другими и сводились в основном к распознаванию и подавлению ереси.


Оставим на время космогонию Меноккио и проследим за ходом процесса. Когда Меноккио оказался в тюрьме, Заннуто, его сын, приложил немало стараний, чтобы облегчить его положение: он заручился услугами стряпчего, некоего Трапполы из Портогруаро, съездил в Серравалле и говорил с инквизитором, добился от коммуны Монтереале прошения в пользу Меноккио, которое послал стряпчему, обещая, если потребуется, раздобыть и другие свидетельства добронравия обвиняемого.

Сыр и черви Лига историков, Средневековье, 16 век, Италия, Ересь, Инквизиция, Длиннопост

В конце апреля в ход процесса вмешалось неожиданное обстоятельство. Венецианские власти указали фра Феличе да Монтефалько, инквизитору Аквилеи и Конкордии, на необходимость следовать действующему на территории республики порядку, согласно которому в инквизиционном процессе должен принимать участие наряду с церковными судьями также и представитель светской магистратуры. Меноккио был препровожден в Портогруаро, во дворец подеста, где ему предложили подтвердить полученные от него ранее показания.


В присутствии подеста Портогруаро и инквизитора Аквилеи и Конкордии Меноккио подтвердил это показание: «Это правда, я говорил, что кабы не боязнь суда, я бы сказал такое, что всех бы привел в удивление; и еще я говорил, что, доведись мне повидать папу или короля или князя, я бы много чего сказал, и пусть меня потом хоть расказнят, мне это безразлично». Тогда ему предложили говорить свободно, и Меноккио отбросил всякую осторожность. Это было 28 апреля...


продолжим следить за судьбой злосчастного мельника в следующей части.

Показать полностью 7
138

Урс Граф. Художник и наемник

Настоящий человек эпохи Ренессанса. Будучи из довольно благополучной и богатой семьи он обучался ювелирному делу и вполне сделал завидную карьеру, а затем 10 лет воевал наемным солдатом.

Урс Граф. Художник и наемник Лига историков, 16 век, Искусство, Ландскнехты, Длиннопост, Ренессанс

Урс Граф родился в 1485 году в городе Золотурн (Швейцария), умер в 1529-м (по крайней мере после 1529 года о нем нигде не упоминается). Работал в Страсбурге, Цюрихе, в Базеле в 1512-м году был принят в цех живописцев, а с 1519-го стал мастером монетного двора. Основную часть творческого наследия Графа составляют рисунки пером и гравюры, чаще всего являвшиеся книжными иллюстрациями.

Урс Граф. Художник и наемник Лига историков, 16 век, Искусство, Ландскнехты, Длиннопост, Ренессанс

Будучи родом из вполне благополучной и богатой семьи он, по настоянию отца, обучался ювелирному делу и успел сделать завидную карьеру. В 20 лет, будучи подмастерьем в Страсбурге, он создал несколько гравюр на дереве, которые принесли ему первую известность. В 27 лет, получив звание мастера (а это для средневековой Европы выдающийся результат), будущий художник открыл в Базеле ювелирную мастерскую и вскоре приобрел славу лучшего ювелира в городе. Однако, неожиданно, в 1512 году, Урс бросает всё и становится наёмным солдатом. Не совсем понятна причина его ухода в наемники, кто-то считает, что это было сделано из "врожденной непоседливости характера" (из документов тех лет известно, что Графа неоднократно заключали в тюрьму за драки и оскорбления), кто-то приводит другие причины. Но факт остается фактом в возрасте 27 лет Урс Граф внезапно вступает в ряды наемной швейцарской пехоты, являвшейся наряду с немецкими ландскнехтами наиболее профессиональной и стойкой тяжеловооруженной пехотой эпохи раннего европейского возрождения.

Урс Граф. Художник и наемник Лига историков, 16 век, Искусство, Ландскнехты, Длиннопост, Ренессанс
Урс Граф. Художник и наемник Лига историков, 16 век, Искусство, Ландскнехты, Длиннопост, Ренессанс

Провоевав десять лет Урс вернулся на родину и снова открыл мастерскую.

Именно гравюры и картины времен итальянских войн Испании и Франции принесли Графу всемирную известность, как в первую очередь выдающегося рисовальщика. Работы Урса Графа охватывают период от 1507 до 1524 г. и являются одним из самых достоверных свидетельств жизни и быта профессиональных европейских пехотинцев-наемников начала 16 века. Главные герои большинства его рисунков и гравюр - шлюхи и ландскнехты.

Урс Граф. Художник и наемник Лига историков, 16 век, Искусство, Ландскнехты, Длиннопост, Ренессанс
Урс Граф. Художник и наемник Лига историков, 16 век, Искусство, Ландскнехты, Длиннопост, Ренессанс

Большая часть рисунков Урса Графа представляет не отвлеченные образы воинов, а, скорее, зарисовки с натуры и показывают солдат в условиях их реальной жизни и соответствующей ей походной одежде. Другая, меньшая часть работ художника рисует идеальный образ швейцарца и соответствующий такой подаче идеальный костюм.

Урс Граф. Художник и наемник Лига историков, 16 век, Искусство, Ландскнехты, Длиннопост, Ренессанс
Показать полностью 6
121

Подвиг Яна ван Шаффелара

Эпизод из истории средневековых междоусобных войн на территории Голландии -  "войны крючков и трески"

Подвиг Яна ван Шаффелара Лига историков, Нидерланды, Подвиг, Длиннопост, История, Средневековье

"Война крючков и трески" (1350–1490 годы) - под таким причудливым названием известна многолетняя борьба политических группировок в северных областях средневековых Нидерландов. К фракции «трески» принадлежали представители зажиточной городской буржуазии и части мелкого дворянства — сторонники сильной графской власти. Их противником была фракция «крючка», объединявшая большинство консервативного дворянства и часть городских низов.


Согласно "Утрехтской хронике", Ян ван Шаффелар, командир одного из отрядов "трески", был осаждён более многочисленной шайкой оппонентов в башне, в церкви деревни Барневелд. Выбор у осаждённых был невелик - погибнуть в неравном бою, или сдаться в плен.

Однако, противник, не желая рисковать своими головами при штурме башни, предложил осаждённым свободу, но с одним изуверским условием - они должны были сбросить с башни своего командира. Солдаты Шаффелара отвергли спасение такой ценой, и готовились умереть. Тогда он сам, желая спасти своих людей, спрыгнул вниз и был добит на земле врагами.

Подвиг Яна ван Шаффелара Лига историков, Нидерланды, Подвиг, Длиннопост, История, Средневековье

Подвиг ван Шаффелара. Картина неизвестного художника XVII века.


Его поступок произвёл настолько сильное впечатление на современников, что имя никому неизвестного Яна ван Шаффелара на века сохранилось в истории Нидерландов.

Показать полностью 1
311

Несъедобный салад

Германия, 1500 год. Собрание Уоллеса (англ. Wallace Collection), Лондон.

Несъедобный салад Лига историков, Шлем, Германия, 16 век, Длиннопост

Диаметр: 23 см, вес: 2,43 кг. Так называемый "черный салад". Такие шлемы появились в позднее средневековье в Германии, на рубеже 15-16 веков.


Черным его называли потому, что он поступал из кузницы без какой-либо шлифовки, то есть черным от нагрева при ковке и термообработке. Чтобы сэкономить на чистке его просто расписывали. Наконец, это просто красиво!

Несъедобный салад Лига историков, Шлем, Германия, 16 век, Длиннопост
Несъедобный салад Лига историков, Шлем, Германия, 16 век, Длиннопост
Несъедобный салад Лига историков, Шлем, Германия, 16 век, Длиннопост
Несъедобный салад Лига историков, Шлем, Германия, 16 век, Длиннопост
Несъедобный салад Лига историков, Шлем, Германия, 16 век, Длиннопост
Показать полностью 5
192

Конский доспех

Конский доспех из Италии, ок. 1580-1590 гг.

Конский доспех Лига историков, 16 век, Кавалерия, Длиннопост, Лошади, Доспехи

Доспехи, показанные на этой фотографии, покрыты гравированным орнаментом, в котором присутствуют листья, мифологические существа, а также герои библейской и классической истории, такие как Давид, Голиаф и Марк Курций. Превосходное качество гравировки и предпочтение общего декора указывают на происхождение из Брешии — второго по значимости центра производства оружия в северной Италии после Милана. Брешиа была основным поставщиком оружия в Венецианскую Республику. Находились в арсенале графов Коллальто в замке Сан-Сальваторе, недалеко от Тревизо. Это один из немногих полных конских доспехов, сохранившихся с конца XVI века, поскольку конница в тяжелой броне в это время играла все меньшую роль на войне. Вероятно, эти доспехи были сделаны для графа Антонио IV Коллальто (1548–1620), возможно, в 1589 году, когда он был назначен командующим венецианской армией. Вес доспеха равен 42,2 кг (Метрополитен-музей, Нью-Йорк).

Конский доспех Лига историков, 16 век, Кавалерия, Длиннопост, Лошади, Доспехи

Гравировка конского доспеха из Италии, ок. 1580-1590 гг., крупным планом

Мундштук был усажен шипами, чтобы за них нельзя было схватиться врагу

Конский доспех Лига историков, 16 век, Кавалерия, Длиннопост, Лошади, Доспехи

Многих интересует толщина металла, который шел на изготовление доспехов в том числе и конских. Так вот, именно на конских доспехах толщина брони имела особое значение. Дело в том, что железная броня толщиной всего 1,5 мм, покрывающая у коня морду, шею, грудь и круп, в общей сложности весила ни много ни мало 30 килограммов! К ним следует добавить окованное металлом седло, прочую амуницию, а затем и вес самого всадника, и вес его доспехов, которые тоже могли иметь вес от 27 до 36 килограммов. То есть делать такие доспехи еще толще, означало нагружать излишне нагружать коня, что было нежелательно во всех отношениях. Но зато тонкий металл был удобен для чеканки, и к тому же большие поверхности конской брони позволяли выполнять на них крупные чеканные изображения.

источник

Показать полностью 2
380

Казнь Степана Разина

16 июня 1671 года был казнен Степан Разин - донской казак, предводитель восстания 1670—1671 годов, крупнейшего в истории допетровской России.

Казнь Степана Разина Лига историков, Степан Разин, Казнь, Длиннопост

"Ранним утром 4 июня 1671 года по дороге из Серпухова на Москву продвигалось необычное шествие. Несколько десятков вооруженных ружьями и саблями конных казаков сопровождали простую крестьянскую телегу, в которой на устланных рогожей досках сидели два человека. Оба были закованы в тяжелые ручные и ножные кандалы, шеи схвачены рогатками."

Казнь Степана Разина Лига историков, Степан Разин, Казнь, Длиннопост

"За несколько верст до города навстречу стали кучками выходить люди. Сначала их было немного, а потом народ повалил гуще. Люди стояли вдоль дороги плотными рядами, теснились, всматривались в лица узников. Слышались возгласы: «Да который Стенька-то?», «В кафтане, што ли?»
Узники угрюмо оглядывались по сторонам, вслушивались в отрывочные фразы, молчали...
Версты за три до Земляного города конных ждали. На дороге четырехугольником были выстроены две тысячи стрельцов, вооруженных бердышами. В центре четырехугольника стояла запряженная тройкой лошадей повозка с установленной на ней виселицей — двумя столбами, перехваченными вверху перекладиной.
— Ну приехали, атаман, выходи, — обратился начальник казацкого отряда к узнику в шелковом кафтане. — Погуляй теперь на другой телеге, батюшка Степан Тимофеевич.

Казнь Степана Разина Лига историков, Степан Разин, Казнь, Длиннопост

"Так в полдень 4 июня 1671 года Степан Разин и его брат Фрол въехали в Москву...

Из домов степенно и чинно выходили разодетые в богатое платье бояре, дворяне, дьяки. Сзади, одетые попроще, теснились купцы, подьячие. Многие грозили вслед повозке: «Вор! Злодей! Убийца! Ирод! Антихрист!» А колокольный звон плыл и плыл над городом. Боярская Москва торжествовала победу над своим страшным врагом. Стенька Разин, за которым еще полгода назад шли в огонь и в воду тысячи восставших крестьян, казаков, холопов, работных людей, посадской голи перекатной; Стенька Разин, который похвалялся дойти до Москвы и сжечь у государя все дела, истребить бояр и воевод, теперь стоял распятый под виселицей с цепью на шее..."

Казнь Степана Разина Лига историков, Степан Разин, Казнь, Длиннопост

"Шествие остановилось около Земского приказа. Здесь уже все было готово для допроса. Внизу в подвале горел огонь, а в нем лежали раскаленные щипцы, прутья железные. Рядом палач налаживал веревку для дыбы.
Степана допрашивали первого.
— Ну, расскажи, злодей, как начал ты свое воровство, когда появился у тебя умысел поднять твою воровскую руку на царя-батюшку, на честной православный народ? — начал ласково спрашивать земский дьяк.
Разин молчал.
— А ну-ка кнута ему для начала.
Палач сорвал с плеч Разина лохмотья, оголил спину, деловито осмотрел ее. Потом сделал знак своим помощникам. Те бросились к узнику, связали ему руки и подняли на ремне за руки вверх. Тут же палач обвил ремнем ноги Степана и налег на конец ремня, вытягивая и вытягивая тело в струну. Вывернулись вверх руки, вытянулись над головой. Послышался хруст. Но Разин и стона не издал.
— Бей! — крикнул дьяк, и на обнаженную спину посыпались удары толстого кожаного кнута.
После первых же ударов спина Степана вздулась, посипела, кожа начала лопаться, как от порезов ножа.
— Говори, злодей, кто сподвигнул тебя на воровство, кто помогал, кто был в сообщниках.
— А вы у брата моего Ивана спросите, — только и сказал Разин и замолчал.

Казнь Степана Разина Лига историков, Степан Разин, Казнь, Длиннопост

— Повешен твой брат, злодей, не богохульствуй, говори все, как было воистину.
Свистел кнут, брызгала кровь на земляной пол подпила. Уже полсотни ударов отвалил палач, а Разин все еще молчал.
— На огонь его, — приказал дьяк.
Степана отвязали, облили холодной водой, чтобы немного ожил, потом повалили связанного на землю, продели между рук и ног бревно и потащили к полыхающей жаровне. Четверо дюжих молодцов подняли бревно и поднесли висящее тело к огню. В душном подвале запахло паленым мясом. Зарыдал, забился в углу Фрол.
— Ой, брат, брат, расскажи ты им все, покайся!
— Молчи, — проскрипел Степан.
— Прутьями его, — молвил дьяк.
Палач схватил щипцами раскаленный железный прут и начал им водить по избитому, обожженному телу, но Разин по-прежнему молчал. Сидящие по лавкам бояре государевы подивились на такое злобное упорство, пошептались, подозвали к себе дьяка. Тут же Степана оттащили в сторону и принялись за Фрола. И едва раскаленный прут прикоснулся к его обнаженной спине, как Фрол закорчился, закричал, заплакал. Степан поднял голову:
— Экая ты баба, Фрол. Вспомни, как жили мы с тобой. А теперь надо и несчастья перенесть. Что, разве больно? — И он вызывающе улыбнулся в сторону бояр.

Казнь Степана Разина Лига историков, Степан Разин, Казнь, Длиннопост

Те снова пошептались, и палач поднял Разина с пола. Ему обрили макушку и начали лить на оголенное место воду капля за каплей. Против этой пытки не могли устоять злодеи самые закоренелые и упорные, в изумление входили, молили о пощаде. Степан Разин вытерпел и эту муку и не произнес ни единого слова. Только когда его уже полумертвого бросили на пол, он поднял голову и, еле шевеля запекшимися от крови губами, сказал брату:
— Слыхал я, что в попы ученых людей ставят, а мы, брат, с тобой простаки, а и нас постригли.
— Бей его! Бей сукина сына! — завизжал в яростном бессилии земский дьяк. Палач и его подручные бросились к Степану и начали, дико вскрикивая, топтать его сапожищами, бить железными прутьями.
Наступило 6 июня. С раннего утра к Лобному месту потянулись сотни людей. Вся Москва уже знала, что ныне будет казнен Стенька Разин. Из жалких лачуг в подмосковных слободах повылезли работные, тянулись к Красной площади тяглые посадские люди. Пришло в движение и купеческое Замоскворечье. Из каменных домов Белого города выходили большие московские люди — вершители судеб государственных. С английского и немецкого подворья прибыли иноземные гости, стрельцы расчищали дорогу чужеземным послам, посланникам и гонцам. Три ряда отборных рейтар окружили со всех сторон Лобное место. За этот кордон пропускали лишь иноземцев да самых больших людей. Чернь и простонародье стрелецкие заставы останавливали уже вдалеке от площади: несколько стрелецких полков заняли основные улицы города, площади. Посадские плевали в стрельцов подсолнуховой шелухой, кричали: «Чтой-то мы уже стали вязнями у себя дома!» Стрельцы отмалчивались, оттирали бердышами тех, кто понахальнее.
Степана и Фрола вывели из подвала и под усиленной стрелецкой стражей доставили к месту казни. В лохмотьях, истерзанный, Степан стоял перед глазами тысяч людей в самом центре государства Российского, которое он еще недавно обещал очистить от всех лихоимцев и кровопийц, от всех врагов и изменников государевых. Теперь же бояре, дворяне, дьяки, купцы, духовные спесиво поглядывали на своего врага.
На край помоста вышел дьяк и, подняв к глазам свиток, начал медленно читать сказку (приговор. прим.ТС), которую надлежало выслушать Разину перед казнью.

Казнь Степана Разина Лига историков, Степан Разин, Казнь, Длиннопост

— Простите… Простите, православные… — Исповеди перед смертью Разину, как бунтовщику, преданному анафеме, не полагалось. Он лег на плаху, раскинул в стороны руки и ноги и приготовился к четвертованию. Замерла толпа, и вдруг слышно стало, как хрястнул топор по дереву, с надсадом прошел сквозь мясо и кость. Вздрогнули люди и снова замерли.
Сначала палач отсек Разину правую руку по локоть, затем левую ногу по колено. Но и в эти минуты Разин не проронил ни слова, не издал ни одного стона. Не выдержав вида казни брата, Фрол забился, закричал:
— Я знаю слово государево…
— Молчи, собака, — проговорил истекающий кровью Степан.
Это были его последние слова."
Источник: "Степан Разин", Сахаров Андрей Николаевич.

Показать полностью 6
340

Письмо перед казнью

"Эти шесть страниц своей нравственной ценностью перевесят всю многотомную современную философию и поэзию трагизма". Семен Франк. 

Письмо перед казнью Лига историков, Наталья Климова, Длиннопост, Казнь, Письмо

Уникальный документ – письмо Натальи Климовой, члена партии эсеров-максималистов, написанное после вынесения ей смертного приговора. Письмо опубликовано в легальном журнале «Образование» в 1908 году, №8, с изъятиями по требованию цензуры.


12 августа 1906 года Наталья участвовала в покушении на Петра Столыпина (взрыв на Аптекарском острове). 30 ноября 1906 опознана и арестована, была приговорена военно-полевым судом к смертной казни. Текст письма приведен с соответствие с современными правилами орфографии. Пунктуация сохранена авторская. Ниже извлечения из текста письма, полный текст можно прочитать по ссылке


"Вам всем, наверное, известно, что переживаю я, когда смерть из далекого, туманного будущего превратилась в вопрос нескольких дней и вырисовывается очень ясно, в виде плотно натянутой веревки вокруг шеи. По крайней мере, я помню, как я часто пыталась представить себе психологию человека, находящегося в положении, в котором обретаюсь я сейчас… И я строила возможные комбинации… но то, что получилось, превзошло все мои ожидания и, наверное, удивит вас тоже.


Тот смутный страх, порою даже ужас, который я испытывала перед смертью, когда она была за сто верст, теперь, когда она за 5 шагов, совершенно исчез… Появилось любопытство к ней и подчас чувство удовлетворения от сознания, что вот скоро… скоро… и я узнаю величайшую тайну. И даже нет сожаления жизни, а между тем, я страшно люблю ее, и только теперь я познала такие ее красоты, о которых и не снилось раньше — точно смерть есть одна из фаз жизни, точно сознание не прерывается, и идет все дальше… а, между тем, я грубейшая материалистка, хотя знаю, что для ХХ века это звучит слишком ненаучно, но, однако, ничего не могу поделать со своим внутренним убеждением.

Письмо перед казнью Лига историков, Наталья Климова, Длиннопост, Казнь, Письмо

Наталья Климова, на фотографии в центре


Ни в какие «будущие жизни» абсолютно не верю и думаю, что в тот момент, когда я задохнусь от недостатка кислорода, сердце перестанет функционировать, навеки исчезнет существование моего «я», как определенной индивидуальности с ее прошлым и настоящим. А если материи моего тела заблагорассудится превратиться в зеленую травку весны 1907 г. а энергии — в электричество, освещающее кабинет <…>, то какое мне до этого дело? И эта глубочайшая уверенность в полном исчезновении моего «я» почему-то теперь меня абсолютно не пугает. Не потому ли, что я не могу конкретно себе этого представить?


Я часто думаю, что оттого я так спокойно отношусь, вообще, к вопросу о смерти, что и вопроса такого нет совсем, ибо есть слово «смерть», но нет понятия «смерть». Есть слово «чернильница», и я понимаю его, представляю себе, что это такое. Есть слово «мысль», и я понимаю его и представляю себе его значение. Есть слово «смерть»; но я не понимаю его и не представляю себе. А поэтому все мои размышления о смерти никак не идут дальше ощущения веревки на шее, ощущения сдавленного горла, красных и темных кругов в глазах…


Это, конечно, неприятно, но ужасного пока ничего нет. Многие операции хуже. К тому же, я надеюсь, что они так навострились, что вешают быстро и ловко. Совершенно не понимаю, почему «они» не расстреливают всех? Гораздо проще… а то отравляли бы… дали бы стакан яду выпить, просто, скоро и даже красиво, без палачей, без виселиц… и меньше расходов… попробую дать «им» совет при свидании…

Письмо перед казнью Лига историков, Наталья Климова, Длиннопост, Казнь, Письмо

Наталья Климова в  Петербургском ДПЗ (Доме предварительного заключения)


Постоянный глубокий разлад между понятиями «истина», «справедливость» и «должное» (мое «я» и его воля) и сущностью и формами всей внешней жизни… глубокий конфликт между этим «я» и общественными правами, экономическими и государственными принципами российской действительности. Он был всюду и везде… И в виде голодных босяков, истощенных рабочих на улице города… и в виде разряженных, упитанных, тупо-самодовольных питерских автомобилистов… и в виде голодного, вырождающегося мужика… и в виде либеральствующего барина, «конституционалиста» (российского покроя) — земледельца, кулака и выжиги… и в виде стонущей и вялой интеллигенции… и в виде <…> тюрем, <…> самоуправства, дикости и безграничного, всепроникающего произвола российского и еще во многих других видах родимой действительности.


Но этот последний всепроникающий разлад все-таки не был главной причиной исчезновения жизнерадостности. Главной причиной был тут внутренний разлад, что создавался на почве его… это обычная, тяжелая по своим последствиям болезнь русской интеллигенции. Появилась она с того момента, когда человек почувствовал, что его «истина», «право» и «должное» не есть для него пустая фраза, праздничное платье, а есть живая часть души его, и начал понимать все яснее и яснее, что борьба с «русскими разладами» (в которых его истина, право и справедливость нарушались ежеминутно и ежесекундно) может дать удовлетворение, лишь на почве девиза: «все или ничего»… Слишком глубоки, велики и сильны вековые разлады российские для того, чтобы им можно было отдать лишь часть души своей.


В переводе же на язык русской действительности девиз этот означал следующую альтернативу: или отдаться борьбе без возврата, без сожаления, борьбе, идущей на всё и не останавливающейся ни перед чем, и счастье свое видящей лишь в победе или смерти, — или пользуясь всеми преимуществами привилегированного положения (в настоящем или близком будущем) отдаваясь науке, природе, личному счастью и семье, рабски подчиниться и открыто и честно признаться в полном равнодушии к тому, что когда-то считал «святая святых» души своей. Да, этот трудный выбор для человека, любящего свою истину и жаждущего жизни, такой трудный, что многие так и не могут решить его во всю свою жизнь и всю жизнь мучаются, изнывают и стонут так же, как и я мучилась, стонала и металась за эти последние два года, когда существование этой альтернативы стало для меня ясно, как божий день.

Письмо перед казнью Лига историков, Наталья Климова, Длиннопост, Казнь, Письмо

С того момента, как я <…> уладила свой внутренний разлад, и начало появляться во мне то, что я называю жизнерадостностью.


Но лишь теперь могла я убедиться, — и убедиться бесповоротно, <…> в чем «моя» истинная правда и что нет в мире той силы, которая могла бы заставить меня от нее отказаться. А из этих ощущений родилось и новое. Я слышала о нем и читала, но никогда не понимала раньше. Это беспредельная, всепроникающая любовь (может быть, точнее определить — внимательная ко всему нежность). Это не та любовь инстинкта физической жизни, созвучная с таким же инстинктом природы, трепещущая перед смертью и цепляющаяся за жизнь даже тогда, когда она в тягость, а та бесконечно мировая любовь, что и самый факт личной смерти низводит на уровень не страшного, простого, незначительного, хотя и очень интересного явления.


Знаете ли вы, что значит видеть всю жизнь как на ладони? Видеть отчетливо и ясно все выпуклости и рельефы, которые казались непостижимо громадными… Все мелочи и детали, которые казались слишком микроскопическими для глаз?… переживать все это, видеть это так близко… и в то же время чувствовать, что все это так неизмеримо далеко, далеко. Знаете ли вы, что значит с нежной внимательностью любоваться всей этой громадой, трепетно и страстно любить каждое движение, каждое биение пульса молодой, только что развернувшейся жизни?… И знать, что ни одна секунда не властна над тобой, что, одним словом, без страха, без сожаления ты можешь прервать ее, на веки покончить с сознанием. <…>"


В ночь с 30 июня на 1 июля 1909 года из Московской губернской женской тюрьмы (Новинской женской тюрьмы) Климова Н.С. бежала в группе тринадцати каторжанок, вместе с тюремной надзирательницей А. В. Тарасовой. Месяц скрывалась в Москве. Затем инженер Калашников отвез Наталью Сергеевну, как свою жену, по магистрали Великого Сибирского пути. На верблюдах через пустыню Гоби, Климова добралась до китайского порта, а затем, морем, в Токио. Из Японии пароходом в Италию. Оттуда в Париж. В 1912 году отошла от революционной деятельности, родив дочь Наталью. Занималась домашним хозяйством, родила ещё двух девочек. В 1918 году её дочери заболели испанским гриппом, ухаживая за ними, Климова заразилась сама и умерла в Париже 26 октября 1918 года вслед за младшей дочерью. Похоронена на кладбище Булонь-Бийанкур.

Показать полностью 3
846

Пять ужасных методов пыток, изобретённых исходя из гуманных соображений.

Люди придумали множество способов причинять друг другу страдания, начиная от приспособлений для пыток и заканчивая
психологическими манипуляциями. Вы можете предположить, что те, кто изобретал новые ужасные формы истязаний были чистым,
неподдельным злом, однако это не всегда так. Иногда они просто хотели помочь. Например...

1. Лоботомия должна была стать гуманной альтернативой психиатрическим больницам

Пять ужасных методов пыток, изобретённых исходя из гуманных соображений. Интересное, Копипаста, Картинки, Гуманизм, Пытки, Казнь, Длиннопост

На протяжении десятилетий идея вбивания гвоздя в чей-то головной мозг считалась законным лекарственным средством от всего, начиная от панических атак и заканчивая расстройством пищеварения на нервной почве. Потенциальные побочные эффекты включали торможение, кататонические состояния и смерть, что совсем не удивительно, учитывая, что лоботомисты не были точно уверены в том, что они делают и в каком именно месте находилась их цель. По сути, они проводили операцию наугад.

Для чего людей отправляли на лоботомию? Чтобы они не попали в психиатрическую больницу. До того как человечество изобрело такие вещи, как антипсихотические препараты, варианты лечения психических расстройств в основном ограничивались смирительными рубашками и лишением свободы. Поэтому, когда была придумана лоботомия, которая представляла собой простую процедуру, призванную избавить от навязчивых мыслей, добровольцев было нетрудно найти. Чёрт подери, некоторые люди даже возвращались, чтобы провести операцию повторно.

Выдающийся лоботомист Уолтер Фриман обещал своим пациентам, что «лоботомия вернёт их домой», и, по большей части, он был прав. Люди, пережившие данную процедуру, становились совсем другими личностями и иногда заново учились пользоваться туалетом ‒ зато они возвращались домой! Не считая тех, которые умирали от лоботомии. Однако многие люди были готовы рисковать, поскольку страх попасть в психиатрическую лечебницу был сильнее.

Лоботомия вышла из моды только тогда, когда были придуманы менее инвазивные, более дешёвые методы лечения, такие как «Торазин».

2. Лишение сна было «отличным» способом избежать физических пыток

Пять ужасных методов пыток, изобретённых исходя из гуманных соображений. Интересное, Копипаста, Картинки, Гуманизм, Пытки, Казнь, Длиннопост

Бодрствование в течение нескольких дней вряд ли будет иметь хорошие последствия. Врачи утверждают, что длительное отсутствие сна вызывает психоз и равносильно повреждению мозга. Это нарушает функционирование организма и отрицательным образом сказывается на психическом состоянии.

По иронии судьбы, люди, которые придумали данную форму пыток, сделали это из сострадания и сочувствия... собственно говоря. Даже в разгар безумной охоты на ведьм в Европе, ещё до начала эпохи Просвещения, правительства были обеспокоены законностью и моралью своих ужасающих методов допроса. Испанские инквизиторы просили во время пыток не ломать людям кости, если это было возможно. Когда всех вокруг растягивали до смерти и тому подобное, лишение сна было одним из немногих способов проявления «снисхождения».

Шотландия стала первой страной, которая начала применять метод лишения сна в более широком масштабе в 1640-х годах, поскольку они считали его «менее сомнительным с юридической точки зрения», чем дыбу, которую так любили испанцы. Плюс ко всему, он давал быстрые результаты! Или, по крайней мере, они так думали. Поскольку двое или более суток без сна, как правило, вызывали галлюцинации, тюремщики принимали бред о полётах и превращении в животных за признание в колдовстве (а не за разговоры о дурацких визуальных эффектах) и казнили обвиняемых с чистой совестью.

3. Одиночное заключение начиналось как путь к просветлению и реабилитации

Пять ужасных методов пыток, изобретённых исходя из гуманных соображений. Интересное, Копипаста, Картинки, Гуманизм, Пытки, Казнь, Длиннопост

Оказывается, пребывание 23 часа в сутки в небольшом помещении без окон и в условиях отсутствия человеческого общения не особо способствует хорошему психическому здоровью. Практика показала, что это приводит к психозу, суицидальным мыслям, ПТСР и постоянным изменениям в мозге.

Ужаснувшись примитивными условиями грязных, переполненных, жестоких тюрем XVIII века, квакеры сформулировали гуманитарное решение, на которое их вдохновили монашеские ордена. Суть заключалась в том, чтобы избавить заключённых от избиения кнутами и публичного унижения. Судя по их шляпам, они, вероятно, были невосприимчивы к этой последней части.

Одиночное заключение должно было стать великим новшеством, призванным реформировать жестокую пенитенциарную систему Америки. Квакеры рассматривали идею одиночного заключения как покаяние, подобно тому, которое совершает монах в чистой келье, читая Библию в безмолвном созерцании, размышляя о своих грехах и смысле жизни. Когда они испытали её в реальной жизни, всё пошло наперекосяк. Вместо того чтобы освобождать заключённых, они заставляли их сходить с ума или доводили до самоубийства. Квакеры забыли о том, что даже монахи общались друг с другом, занимались осмысленной работой, а иногда упивались домашним вином.

Как только охранники и надзиратели поняли, что это был простейший способ поиздеваться над заключёнными, содержание в одиночных камерах быстро стало рутинной дисциплинарной мерой. Большинство современных тюрем представляют собой скопление одиночных камер.

4. «Сыворотка правды» должна была предотвратить неправомерные приговоры

Пять ужасных методов пыток, изобретённых исходя из гуманных соображений. Интересное, Копипаста, Картинки, Гуманизм, Пытки, Казнь, Длиннопост

Скополамин, пентотал натрия и амитал натрия более известны как «сыворотка правды», в то время как в действительности их стоит называть «какой-то чушью, которая работает только в шпионских фильмах». Сыворотки правды заставляют людей нести бред, и нет никаких научных доказательств того, что они вынуждают их говорить правду. Недобросовестные психиатры уже давно используют эти препараты, чтобы выдавливать из пациентов мрачные истории, не заботясь об их истинности.

Но это не входило в первоначальные планы. Сыворотки правды предназначались не для принуждения к сомнительным признаниям или обвинениям, а для освобождения невиновных подозреваемых. Это имеет такой же смысл, как и полицейские дубинки, предназначавшиеся изначально для физиотерапии, но первые немедицинские применения препарата пропагандировались под видом этической охраны правопорядка. Работая с беременными женщинами в 1920-х годах, акушер-гинеколог Роберт Хаус отметил у них признаки ингибиции под влиянием скополамина. Его первой мыслью было: «Это может революционизировать борьбу с преступностью!» Хаус предложил данный инструмент сотрудникам правоохранительных органов в качестве отличного способа положить конец незаконному лишению свободы и начал популяризировать сыворотки правды. А это значит, что, по всей вероятности, он случайно отправил в тюрьму кучу невинных людей.

Полагая, что они обнаружили надёжный метод извлечения правды, полицейские и следователи приступили к применению препарата, но без соблюдения этических норм. Только в 1960-х годах Верховный суд признал сыворотку правды противоречащей Конституции.

5. Электрический стул должен был стать быстрым и лёгким способом покинуть этот мир

Пять ужасных методов пыток, изобретённых исходя из гуманных соображений. Интересное, Копипаста, Картинки, Гуманизм, Пытки, Казнь, Длиннопост

С учётом взрывающихся голов, испепелённой плоти, крови, струящейся из отверстий, и неудачных казней, которые периодически затягиваются более чем на 15 минут, электрический стул ‒ это сущий кошмар. Сегодня электрический стул используют для казни преступников всего в нескольких американских штатах, где, вероятно, необычайно любят зловоние горящих волос. Ведь преступники заслужили самой ужасной смерти в мире, не так ли?

Ну, это прямая противоположность тому, что намеревался создать изобретатель электрического стула. Инженер Альфред Саутвик пытался придумать практически мгновенный, безболезненный способ (казнь через повешение не относилась к ним, поскольку иногда осуждённые приходили в себя, и их нужно было вешать повторно) избавиться от нежелательных людей.

До того как штат Нью-Йорк принял предложение Саутвика, совет реформаторов придумал 34 отклонённых метода, которые могли заменить повешение, начиная от расстрела осуждённых из пушек и заканчивая сбрасыванием их со скалы. Ах, да, мы ещё забыли упомянуть о сажании на кол, сжигании, кипячении, обстрелах из миномётов и прочем.

Справедливости ради стоит отметить, что электричество было чем-то новым во времена Саутвика, и он не совсем понимал, как оно воздействует на тело человека. Возможно, вы знаете, что известный изобретатель Томас Эдисон предложил использовать переменный ток в стуле Саутвика... исключительно для того, чтобы подорвать превосходящую технологию конкурента Джорджа Вестингауза (или просто для того, чтобы сбитый с толку призрак преследовал кого-то другого).

После того как Саутвик провёл испытание электрического стула на бродячих животных («хорошие намерения» – это относительный термин на протяжении всей этой статьи), он доказал его эффективность на людях. Первым подопытным кроликом стал американский убийца Уильям Кеммлер. Он умер спустя четыре минуты после начала казни, что вызывало недоверчивые крики свидетелей. Его труп оставался горячим ещё в течение нескольких часов. Раздражённый неудачным испытанием технологии переменного тока, Вестингауз так подвёл итог фиаско: «Топор и то лучше справился бы». Да, но мы всё равно продолжаем использовать электрический стул, хоть и прошло уже больше века...

@ HystoryPorn

Показать полностью 4
435

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал

"На мосту висит больше отрезанных голов, чем дынь на овощном рынке".


Средневековый хронист



Казнь в средневековом обществе выполняла не только функцию приведения в исполнение приговора суда. Как событие происходящее при большом стечении народа и далеко не каждый день, она представляла собой ещё и зрелище и даже своего рода ритуал. Об этом мы и поговорим в сегодня…

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Говоря о явлении публичной казни в средневековом городе, следует учитывать несколько важных обстоятельств.


В первую очередь, это особенности самого города: именно в нем, особенно в городе крупном, торговом, интернациональном, создавались наиболее удобные условия для криминальной среды. Во-первых, там действительно было чем поживиться. Во-вторых, именно там, в городе, преступным элементам было легче остаться неузнанными.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Эти элементы были ненавидимы бюргерами, ибо они посягали на установленный порядок, угрожая жизни и благосостоянию горожан. Именно они, с точки зрения судебных властей, представляли наибольшую опасность, ибо всегда оставались в тени, действуя исподтишка или под прикрытием ночи, и нередко не только случайные знакомые, но и соседи, и даже родственники не догадывались об их преступной деятельности.


Сложность поимки уголовного преступника и доказательства его вины — вот причина, по которой каждый успешный судебный процесс должен был получить максимальную известность. Эта известность достигалась именно через процедуру наказания, которая всегда принимала в городе публичный характер.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Для городских жителей эти зрелища были привычными. На протяжении своей жизни они присутствовали на многих подобных экзекуциях. Например, в Авиньоне в первой половине XIV в. ежегодно происходило до 15-20 казней. В Дижоне и Лионе в начале XV в. проводилось по одной, а в Ферраре — по 4-5 экзекуций в год.


Публичное наказание человека, нарушившего плавное течение городской жизни, являлось своеобразным ритуалом очищения от скверны и восстановления изначальной чистоты в отношениях между людьми. Именно ритуальный характер церемонии позволял судебным чиновникам надеяться, что она будет правильно воспринята окружающими, что ее жестокость не стимулирует насилие, присутствующее в обществе в латентном состоянии, а, напротив, усмирит его.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Проблема передачи информации о виновности человека и справедливости вынесенного ему приговора заключалась для судебных чиновников в том, чтобы сохранить полностью ее смысл и быть уверенными в правильном его понимании, учитывая порой весьма ограниченные способности обывателей к восприятию.


В любом культурно-историческом ритуале подобная задача решалась через усиление и утрирование оптических и акустических элементов церемонии. В нашем случае таким элементом становился внешний вид приговоренного к смерти.


Первое, с чем мы сталкиваемся здесь, это постепенное расставание преступника с теми земными благами, которые он успел получить в жизни. Знаком такого расставания было последовательное изменение внешнего вида осужденного на протяжении всей процедуры.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

При выходе из тюрьмы и проходе по улицам города осужденный на смерть человек был одет в свое обычное платье и, следовательно, нес на себе знаки социальных, должностных и прочих различий, которые в прежней жизни выделяли его из толпы.


Внешний вид приговоренного к смерти ни в коем случае не отождествлялся с видом кающегося, который представал пред всепрощающим Господом в одной белой рубашке. Хотя некоторые религиозные элементы могли дополнять облик осужденного (например, он мог нести крест в руках или просить своих стражей остановиться для молитвы перед церковью), они играли второстепенную роль. Указание на общественное положение преступника «в прошлой жизни» свидетельствовало о том, что за противоправное действие может быть наказан любой.


Однако чаще всего обычный костюм осужденного на смерть дополнялся такими элементами, которые давали ясное представление о составе совершенного преступления. Именно так, по мнению судей, достигалась большая информативная точность всего ритуала. Каждое конкретное преступление накладывало на внешний облик приговоренного свой отпечаток.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Вслух причину смертного приговора произносил как сам преступник, так и судебные чиновники — в зависимости от решения суда. Это могло произойти и во время продвижения процессии по городу, и уже на месте экзекуции. Устное сообщение носило, таким образом, характер повторяющегося ритуализированного действия, усиливавшего его информативную ценность.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Во Флоренции XV в. у жителей было принято сопровождать такого рода процессию громкими негодующими воплями, возгласами ужаса и даже слезами. Устные издевательства часто сменялись избиениями и даже членовредительством, поскольку горожане обычно бывали вооружены, несмотря на многочисленные запреты.


К примеру, в Венеции или Оксфорде чаще всего в ход шли ножи для резки хлеба, которые вообще за оружие не считались, и в задачи стражи, окружавшей преступника во время прохода по улицам города, входило не столько предотвращение возможного побега осужденного, сколько защита его от нападений толпы и от попытки самосуда.


Чтобы привлечь к действию побольше зрителей, время и место смертной казни были четко обозначены и практически неизменны. Процессия должна была пройти по определенным улицам, поскольку, как утверждают тексты судебных регистров, любое изменение маршрута могло быть истолковано как нарушение закона.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Так, в Венеции преступник должен был пройти вдоль всего Большого канала, а затем выйти на площадь Св. Марка, где его ожидала виселица, воздвигнутая между двумя символами городской власти: дворцом дожей и собором.


Важно отметить и то обстоятельство, что местом казни обычно избиралось место, где совершалось наибольшее количество преступлений в городе.


Постоянство места способствовало наибольшему стечению народа. Зрителей привлекали крики глашатаев, звуки труб и барабанов. В особо важных случаях горожан собирали специальными постановлениями. Время также выбиралось наиболее удобное для большинства жителей города. Церемония всегда происходила днем, а не ночью, что явилось бы грубым нарушением ритуала казни.


В 1405 г. прево Парижа было предъявлено обвинение в казни нескольких воров «вечером, тайно, под покровом тьмы». Раннее утро также исключалось, «так как еще никто не проснулся».

Оптимальным временем считался полдень, желательно, в рыночный день. В 1403 г. в Каркассоне истцы протестовали против исполнения смертного приговора в пятницу, поскольку «принято» (on a accoustumй) это делать «по субботам и в рыночные дни, между 11 и 12 часами дня». Полностью исключались для казни дни религиозных праздников (т.е. почти половина всех дней в году).

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Итак, процессия достигала места казни. Именно здесь происходило окончательное расставание преступника с миром живых. Если на улицах осужденный находился в толпе зрителей, хоть и отделенный от них стражниками, то теперь он оставался один на один с палачом.

На последнем этапе процедуры публичного наказания между зрителями и осужденными пролегала граница, которая лишь условно носила материальный характер: место казни окружалось стражей. Эшафот в средние века применялся исключительно в случаях измены королю, когда преступнику отрубалась голова. Виселица же устанавливалась прямо на земле.


В редких случаях приговоренному могла быть дарована особая милость: о его преступлении объявляли после казни. Так, например, прево Парижа Пьер дез Эссар, казненный в 1413 г., «молил всех господ [судей], чтобы его дело не было бы оглашено прилюдно до того, как его обезглавят, и ему было разрешено».


Казалось бы, момент смерти неотвратимо приближался. Однако преступнику, строго в соответствии с установленным ритуалом, в последний раз предоставлялась возможность оспорить решение суда. Порой осужденный на смерть имел право затеять борьбу со своим палачом.


Хотя чаще всего такой «поединок» бывал совершенно фиктивным, в случае победы преступник мог рассчитывать на изменение своей участи. Например, в 1403 г. в Сан-Квентине во время борьбы палач упал на землю, и толпа горожан потребовала от королевского прево освободить победителя, что и было сделано.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Следующим необходимым по ритуалу этапом процедуры было прощение, даруемое жертвой своему палачу. «Когда он увидел, что должен умереть, он преклонил колени перед палачом, поцеловал маленький серебряный образок на его груди и весьма кротко простил ему свою смерть», — описывал казнь Жана де Монтегю парижский буржуа.


Этот жест крайне символичен и важен для понимания всего ритуала экзекуции. Прощение осужденного должно было как бы примирить палача с собравшейся публикой.


Конечно, к ХIУ-ХУ вв. для обывателей была в общем ясна разница между частным лицом и представителем официальной судебной власти, ясен характер казни как официального акта. К тому же присутствие судебных чиновников, прево или его лейтенанта было обязательным при исполнении каждого смертного приговора.


Абсолютная законность действия как бы лишала его характера частного явления и сводила на нет возможные проявления агрессии или мести. Гарантом же законности смертной казни выступала толпа зрителей, присутствовавших при экзекуции. В противном случае палач, приводящий в исполнение смертный приговор, мог бы рассматриваться как убийца, а это, в свою очередь, открывало возможность для мести со стороны родственников или друзей «убитого».

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Для своего спасения преступники шли на различные уловки. Удачнее всего было притвориться клириком, поскольку закон запрещал применение смертной казни к людям духовного сана.


В 1406 г. некий вор из Сан-Квентина на пути к месту казни кричал «Я — клирик, я — клирик!» так громко, что собралась «толпа в тысячу человек», которая требовала немедленного пересмотра дела. Регистр уточняет, что совет подала преступнику жена тюремщика, велев кричать не у выхода из тюрьмы, «поскольку там недостаточно людей, а посреди города, перед зданием суда».


Таким образом, именно зрители становились свидетелями точного исполнения ритуала, являясь одновременно как бы последними судьями преступника на этом свете. К их помощи взывал он при победе над палачом, на их поддержку рассчитывал в случае с женитьбой.

По закону труп нельзя было похоронить на кладбище, и он оставался на виселице по многу лет до полного разложения. (Незнание этого обычая нередко порождает мнение, будто в средние века смертная казнь была распространена наиболее широко, что свидетельствует об особой жестокости правосудия той эпохи. Действительно, виселицы редко пустовали, но по другой причине).


В особо важных случаях, когда состав преступления того заслуживал, тело осужденного на смерть подвергалось расчленению, что символизировало невозможность воскрешения даже в Судный день. Например, уже упоминавшемуся Колине дю Пюизо были отрублены голова, руки и ноги и выставлены на всеобщее обозрение «на главных воротах Парижа», а тело в мешке вывешено на виселице.


Части тела могли также отправить на непосредственное место преступления, как поступили в конце XIV в. с несколькими французскими сеньорами, перешедшими на сторону англичан. Их тела остались висеть в Париже, а головы «были отправлены в Нант в Бретани для того, чтобы выставить на воротах за предательство по отношению к этому городу и на вечную память

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Созерцание на протяжении долгих лет полуразложившегося трупа на виселице в первую очередь должно было служить напоминанием о недопустимости повторения подобного преступления другими людьми.


Смертная казнь в средние века выступала, таким образом, не только как примерное наказание одного человека, но и как наказание примером — примером для всех остальных жителей города. Собственно, весь ритуал смертной казни свидетельствовал о том, что основное внимание судей было уделено не преступнику, а именно зрителям.


Для них создавалась особая атмосфера церемонии: почти театральная зрелищность атрибутов, нарочитая медлительность процедуры, исключительная доходчивость символики. Жестокость наказания не отталкивала зрителей, напротив, она притягивала, вызывая чувство торжествующей справедливости.


Городские судебные власти решали таким образом двойную задачу. Во-первых, они пытались предотвратить рост преступности на вверенной им территории; во-вторых, укрепляли собственный авторитет. Прибегая к ритуалу, следуя в точности его правилам и призывая в свидетели своей справедливости все тех же горожан, власти убеждали их в законности насилия, применяемого по отношению к преступникам.

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал Лига историков, Средневековье, Казнь, Зрелище и судебный ритуал, Длиннопост

Смертная казнь в качестве одного из видов наказания становилась орудием власти по управлению подданными. Та же ситуация наблюдалась в Испании, где набирали силу суды Инквизиции, и в Италии, в некоторых городах которой, по выражению хрониста, попадалось «больше отрубленных голов, чем дынь на рынке».

Охраняя свою сущность, свою целостность, свою безопасность, средневековый город, как и все общество, на насилие отвечал насилием.

Источник — одноименная статья О.И. Тогоевой,  ведущего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, доктора исторических наук, специалиста по истории средневековой Франции, истории права и истории повседневности.

Показать полностью 12
128

Средневековые казни. Внимание, вопрос...

Миниатюры к "Хроникам" Жана Фруассара, на которых изображены сцены казни. На всех приговоренных можно заметить интересную деталь одежды, а именно - вокруг таза и бедер казнимых. Что это - деталь средневекового костюма или чисто утилитарная вещь из ритуала казни?

Средневековые казни. Внимание, вопрос... Лига историков, Казнь, Средневековье, Миниатюра, Длиннопост

Казнь бретонских рыцарей Пьера и Алена Ру

Средневековые казни. Внимание, вопрос... Лига историков, Казнь, Средневековье, Миниатюра, Длиннопост

Казнь Роберта Трезильяна - кузена герцога Ирландского

Средневековые казни. Внимание, вопрос... Лига историков, Казнь, Средневековье, Миниатюра, Длиннопост

Казнь Эмериго Марселя

Предлагайте свои варианты в комментариях

Показать полностью 2
2685

Как в Нидерландах всех худышек извели.

Когда в эпоху позднего Ренессанса в Европе устраивались повсеместные гонения и казни ведьм, в Нидерландах ситуация обстояла гораздо лучше, чем в других странах. Примерно на 50 тысяч замученных инквизицией людей, только 200 жертв приходилось на Голландию.

Раньше хватало только лишь доноса, чтобы человека уже обвинили в сговоре с дьяволом. Многие пользовались этим, пытаясь извести конкурентов по бизнесу. Если, например, чьи-то куры несли больше яиц или у соседской пивоварни дела шли более бойко, завистливые соседи видели в этом происки Лукавого.

Но больше всего доставалось женщинам. Обвиняемых в сговоре с дьяволом жестоко пытали. Чаще всего женщин бросали в воду. Если обвиняемая шла ко дну, значит невиновна, а если пыталась выбраться на поверхность – точно одержима дьяволом.

Еще одним способом определения вины было взвешивание. Считалось, что метла может выдержать ведьму весом до 50 кг. Так что очень худым женщинам приходилось несладко.

Весовая палата в Аудерватере (Heksenwaag) прославилась тем, что каждое взвешивание там проводилось очень честно. В XVII веке туда потянулись люди из разных стран. В хронике, датируемой 1624 годом, зафиксирован случай, когда обвиняемая в колдовстве женщина предъявила сертификат о невиновности из Аудеватера. Она была оправдана.

Как в Нидерландах всех худышек извели. Ведьмы, Пытки, Казнь, Ведьминские весы, Длиннопост
Как в Нидерландах всех худышек извели. Ведьмы, Пытки, Казнь, Ведьминские весы, Длиннопост

Местные чиновники очень дорожили своей репутацией, поэтому весы всегда показывали правильный результат. Помимо прочего, эта процедура приносила немалый доход и щедро пополняла казну города. Ведь для того чтобы взвеситься и получить сертификат, необходимо было платить пошлины бургомистру, судьям и многочисленным клеркам.

Сегодняшним туристам, посещающим дом-музей Heksenwaag, рассказывают более романтичную версию возникновения сертификатов. Согласно легенде, в середине XVI века в Аудерватере останавливался римский император Карл V. Вместе с ним привезли девушку, которую взвешивали в другом городе и обвинили в колдовстве. Heksenwaag не подвели и показали правильный вес несчастной. В благодарность Карл V даровал Аудерватеру право выдавать Сертификаты невиновности.

Как в Нидерландах всех худышек извели. Ведьмы, Пытки, Казнь, Ведьминские весы, Длиннопост

Источник не дает указать

Показать полностью 3
561

Анна Павловна: несостоявшаяся невеста Наполеона

«Доброте её дают предпочтение перед умом», - так французский посол описывал Наполеону дочь Павла I Анну.
Анна Павловна: несостоявшаяся невеста Наполеона Лига историков, Анна Павловна, 18-19 век, Россия, Нидерланды, Длиннопост

Бонапарт несколько раз просил ее руки, но каждый раз ее брат, император Александр I уходил от ответа. Главным противником этого брака была мать великой княжны. Казалось, что Анна Павловна была готова согласиться на любого претендента, которого подберут мать или старшая сестра.


«Много девок, всех замуж не выдадешь» , — заявила Екатерина II, когда ей сообщили о рождении очередной внучки. Анна Павловна появилась на свет 18 января 1795 года и была шестой дочерью великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны. Девочку назвали в честь прабабушки цесаревны Анны Петровны. Вскоре Екатерина II умерла, отец Анны стал императором, но правление его было коротким, и в 1801 году на престол взошел старший брат Александр. Анна Павловна с младшими братьями была отправлена в Павловское, где росла и получала образование. Великую княжну учили иностранным языкам, этикету, истории, математике, естественным наукам, поощряли ее любовь к живописи и музыке. В юные годы Анна состояла в активной переписке со старшей сестрой Екатериной, которая имела на ее большое влияние.


В 1807 году Александр I подписал с Наполеоном Тильзитский мир. Вскоре французский император решил закрепить дружеские отношения с Россией и попросил руки Анны Павловны. Российский император дал довольно уклончивый ответ и отметил, что княжна еще слишком юна. Через год, в 1809 году, Наполеон повторил свою просьбу. Великой княжне тогда еще не было и 15 лет, но она уже отличалась высоким ростом и была более развита, чем ее сверстницы. Французский посол Арман де Коленкур писал императору: «она вполне сформирована физически. Рост её, стан, всё указывает на это. У неё прекрасные глаза, нежное выражение лица, любезная и приятная наружность, и хотя она не красавица, но взор её полон доброты». Окружающие также отмечали тихий и спокойный нрав Анны Павловны, ее такт, манеры и уверенность, с которой юная княжна держала себя при дворе. Но и во второй раз венценосный брат не согласился отдать сестру замуж. По правде говоря, главным противником союза была мать вдовствующая императрица Мария Федоровна. Она не терпела Наполеона, считала его выскочкой, и просила передать жениху, что не намерена выдавать свою дочь замуж еще два года. Наполеон не долго горевал и женился на дочери императора Священной Римской империи Марии Луизе.

Анна Павловна: несостоявшаяся невеста Наполеона Лига историков, Анна Павловна, 18-19 век, Россия, Нидерланды, Длиннопост
Анна Павловна с братом Николаем

Вообще, путь к браку великой княжны был тернист. В ее судьбу постоянно вмешивалась то мать, то сестра Екатерина. Так, к ней сватался овдовевший прусский король Фридрих Вильгельм III, но старшая сестра была категорически против союза Анны павловны с таким женихом, и брак не состоялся. Затем ходили слухи о свадьбе с Шарлем-Фердинандом, герцогом Беррийским. Он был племянником французского короля Людовика XVIII, вернувшего себе власть в ходе Реставрации Бурбонов, и сыном будущего монарха Карла Х. Но опять Анне не суждено было пойти под венец. А несостоявшийся жених взял в жены молодую англичанку, чем вызвал недовольство своего дяди.


В итоге, будущего мужа сестре выбрала Екатерина Павловна. Она решила, что принц Оранский Виллем, сын короля Нидерландов, будет лучшей партией. И в январе 1816 года 21-летняя Анна вступила в брак с нидерландским наследником. Анна Павловна была богатой невестой: ей полагались ежегодные выплаты из фонда, который создал ее отец, кроме того Мария Федоровна каждый год посылала дочери 10 000 рублей, это не говоря о платьях, драгоценностях, книгах и мехах. Полная опись приданого русской невесты заняла 46 страниц!

Анна Павловна: несостоявшаяся невеста Наполеона Лига историков, Анна Павловна, 18-19 век, Россия, Нидерланды, Длиннопост
Виллем II
Летом молодожены прибыли в Нидерланды. Молодая жена сразу же приступила к изучению нидерландского языка, истории страны, ее культуры и литературы. Также Анна Павловна проявила себя как меценат, она стала открывать по всей стране учебно-воспитательные учреждения для детей из бедных семей. Всего она основала около 50 таких приютов. Позже супруги перебрались в Брюссель, на новой родине великую княжну стали назвать Анна Русская. Ее отношения с супругом были дружескими, они оба были увлечены живописью. Они общались на французском языке, поскольку супруг в отличие от Анны не владел нидерландским достаточно хорошо. В браке у них родилось четверо сыновей и дочь. В честь рождения первенца Виллем подарил Анне домик Петра I, в котором русский царь жил во времена Великого посольства. По приказу принцессы ветхий деревянный дом обнесли каменным футляром.
Анна Павловна: несостоявшаяся невеста Наполеона Лига историков, Анна Павловна, 18-19 век, Россия, Нидерланды, Длиннопост

Несмотря на то, что Анна была далеко от России, она никогда не теряла связь с родиной. Принцесса занималась поиском документов о связи Нидерландов и России, состояла в активной переписке с матерью вплоть до ее смерти. Несколько раз они всей семьей посещали Россию. У Виллема сложились прекрасные отношения с русским императорским домом, особенно с любимым братом Анны Александром. Это обстоятельство беспокоило ее свекра короля Виллема I, который ревновал своего сына к русскому императору из-за их теплой привязанности. В силу этого саму Анну не очень жаловали в семье мужа. Однако она всегда могла рассчитывать на поддержку своих родных. Так, когда в Брюсселе сгорела их с мужем резиденция, вдовствующая императрица Мария Федоровна выслала дочери все необходимое: книги, драгоценности, одежду, семейные портреты и многое другое.


Но вскоре супружеской паре пришлось расстаться с Брюсселем. Бельгия провозгласила независимость и Анна с мужем были вынуждены вернуться в Нидерланды. В 1840 году Виллем I отрекся от престола в пользу сына, и Анна стала королевой. Однако правление ее супруга не было удачным, после своей смерти в 1849 году он оставил жене и детям лишь долги. Чтобы спасти семью от разорения, Анна Павловна выставила на аукционе коллекцию умершего монарха. Николай I купил тогда 13 картин, в том числе и работу Франческо Мельци «Флору», которая с другими экспонатами выставлена в Государственном Эрмитаже.


В 1853 году Анна снова посетила Россию, встретилась с молодым поколением императорского дома, побывала в Гатчине и Царском Селе, где провела детство. После поездки вдовствующая королева поселилась в королевском дворце в Беарне, который когда-то подарил ей муж. Последние годы Анна Павловна провела там, помогая детям и продолжая открывать школы-приюты. Она скончалась в 1865 году в Гааге после продолжительной болезни и была похоронена рядом с супругом. В память о ней назван один из муниципалитетов в Нидерландах — Анна-Полона.

источник

Показать полностью 3
1576

Казнь "Робера-дьявола"

5 января 1757 года Францию потрясла шокирующая новость: совершено нападение на его величество, короля Людовика XV. Нападавший всадил в монарха перочинный нож, тот потерял много крови, но остался жив. Преступление, безусловно, варварское. Однако куда более варварским и зверским оказалось наказание, которое было уготовано преступнику. Просвещенная Франция, где правили умами Руссо и Вольтер, неожиданным образом продемонстрировала верх жестокости.
Казнь "Робера-дьявола" Лига историков, Покушение, Людовик XV, Дамьен, Казнь, Длиннопост
Как бы там ни было, 5 января 1757 года Робер-Франсуа Дамьен пришел на площадь перед Версальским дворцом и в многочисленной толпе людей, надеющихся на аудиенцию короля, ждал появления монарха. Луи XV спустился по лестнице и направлялся к своей карете, когда неожиданно почувствовал боль в боку. Это Дамьен, прорвавшись сквозь его окружение, стремительным движением нанес удар королю перочинным ножом. Сначала монарх даже не понял, что произошло. Но проведя рукой по своему камзолу, заметил, что истекает кровью. Король закричал, стал звать на помощь, а затем упал в обморок. Преступника в то время уже поймали. Бежать он не пытался, да и сделать это в таких обстоятельствах было весьма затруднительно. Под стражей его увели в Версальскую тюрьму. Весь Париж замер в ожидании — что же будет с королем?
Казнь "Робера-дьявола" Лига историков, Покушение, Людовик XV, Дамьен, Казнь, Длиннопост
Портрет Людовика XV

А Людовик XV быстро оправился. Да, он потерял много крови, но рана не была глубокой, а лезвие ножа не задело жизненно важных органов. Короля спасло то, что в тот январский день было холодно и он надел два плотных плаща. Один из них был подбит мехом, что существенно смягчило удар. Через неделю он уже снова был на ногах.


Дамьен же, как сказали бы сейчас, «активно сотрудничал со следствием» и давал показания. Свои мотивы он объяснил довольно туманно. Его нападение — это предупреждение королю о том, чтобы он «не отклонялся от верного пути, думая больше о своих подданных, чем о себе». В этих словах уже ощущается привкус будущей революции, но следователи не обратили на них внимания и под пытками требовали от него назвать имена своих сообщников. Дамьен клялся, что их у него не было, но ему не поверили. Несостоявшегося цареубийцу ждали только новые и новые истязания, и не кончались они смертью лишь потому, что заключенный должен был выжить — для публичной казни.


Жертва нападения — Людовик XV — не желал убийства Дамьена и вполне бы удовлетворился символическим наказанием, однако вопрос о судьбе преступника решался в Большой палате парламента. Смертный приговор не замедлил себя ждать. «Христианские чувства, коими исполнено каждое движение нашего сердца, говорят нам о милосердии, — отреагировал на это решение король Франции. — Однако наш народ, которому наша жизнь принадлежит в той же мере, как и нам самим, требует от нашего суда наказать преступника. И хотя это противоречит нашим желаниям, мы хотим, чтобы народ был счастлив».

Неизвестно, был ли у Дамьена продуманный план или он действовал спонтанно. Многие современники считали его просто сумасшедшим. У Дамьена действительно была репутация неуравновешенного и вспыльчивого человека, из-за чего в семейных кругах его прозвали «Робер-Дьявол». Некоторые исследователи склоняются к тому, что Дамьен действовал по научению янсенистов или сам был сторонником янсенизма — учения, которое преследовалось во Франции и в политическом плане выступало в оппозиции к абсолютизму.
Казнь "Робера-дьявола" Лига историков, Покушение, Людовик XV, Дамьен, Казнь, Длиннопост
Портрет Дамьена

Публичная казнь на Гревской площади Парижа была назначена на 28 марта 1757 года. Смерть преступника была превращена в зрелищный церемониал вопиющей жестокости. Одно ее описание приводит в ужас. «После раздирания раскаленными щипцами сосцов, рук, бедер и икр возвести на сооруженную там плаху, причем в правой руке он должен держать нож, коим намеревался совершить цареубийство; руку сию следует обжечь горящей серой, а в места, разодранные щипцами, плеснуть варево из жидкого свинца, кипящего масла, смолы, расплавленного воска и расплавленной же серы, затем разодрать и расчленить его тело четырьмя лошадьми, туловище и оторванные конечности предать огню, сжечь дотла, а пепел развеять по ветру».


Казнь длилась около четырех часов. Огромная толпа парижан следила за каждым этапом мучений Дамьена. По воспоминаниям современников, многие свидетели этой экзекуции были упоены представленным перед ними зрелищем.

Казнь "Робера-дьявола" Лига историков, Покушение, Людовик XV, Дамьен, Казнь, Длиннопост
Казнь Дамьена
Дамьен стал последней жертвой чертветвования, совершенного во Франции. Больше подобный способ казни никогда не применялся. В 1792 году на Гревской площади впервые заработала Гильотина. Ее эпоха окончательно ушла в небытие лишь в 1977 году.


Существует свидетельство, что Людовик XV, узнав о страшных муках Дамьена, «не смог сдержать криков ужаса, удалился в свои комнаты и плакал, как ребенок». Мог ли он представить, что уже через 36 лет народ, которому он «подарил» казнь Дамьена, будет восторженно следить за казнью его внука, Людовика XVI.

источник

Показать полностью 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: