werygood63

пикабушник
поставил 124 плюса и 86 минусов
сообщества:
61 рейтинг 33 комментария 1 пост 0 в "горячем"

Сильно сказано.

Ermek Tursunov


МЫ

Кто мы нынче – казахи? Какие мы? Что в нас осталось от своего – исконно казахского? Что мы смогли сохранить, а что растеряли в дороге? Чем мы по-прежнему дорожим, а от чего решительно отказались?

Если коротко и совсем просто, то мы когда-то были чемпионами мира по выживанию. Ну, действительно, как выжить в открытой степи, где летом плюс сорок, а зимой минус пятьдесят? И ветер, сбивающий с ног. И ничего не растет. Никаких там бананов с апельсинами. Никаких фиников с орехами. Пусто. Голо.

Нет. Мы не цветочки. Мы не ромашки степные, как думают некоторые. Не тюльпаны. Мы – сорняки. Потому что только сорняки могут выжить в таких условиях. И зацепиться. И пустить корни. И утвердиться. Сорняки сильнее любых злаков. Им не нужен уход.

Рожали по много, потому что знали – выживет один. Ну, двое от силы. Чтобы спасти их, мы пытались обмануть смерть и придумывали новорожденным плохие имена-прозвища. Путали нечистую силу, чтоб не забрала «плохих» детей с собой.

Принцип выживания – семья. Родня. Старший брат, то есть – Аға. Он вместо отца. Он спасет. Он поможет.

Потом – сосед. Потом – аул. Потом – род. Такая вот цепочка. Поэтому жили скопом. По-другому никак.

Самый страшный приговор, когда старейшины на своем толковище решат, что ты должен покинуть родной аул за какое-нибудь тяжкое прегрешение. Тюрем не было. Зинданов тоже. Зачем? Так что иди, куда хочешь. Это – верная смерть.

Словом, не было у нас в жизни другого опыта кроме опыта выживания. И потому, практически, не было собственности. Так – на житье-бытье: десяток овец, конь, юрта. Наживать имущество – бессмысленно. Что с ним делать? С собой таскать? Поэтому, главное богатство – земля. Общая.
Где-то я читал, что в древности даже обувь шили, загибая ее носком вверх, –чтобы не поранить землю. Но это так, к слову – лирическое отступление.

Какова главная формула выживания?

Адаптация. Ассимиляция. Приспособляемость. Мимикрия. Слияние с природой.

Нас называли тюрками. Көк түрік – Голубые тюрки. Под цвет Неба. Родовой тотем – волк. Позднее уже: саки, скифы, массагеты, гунны, печенеги, половцы... Много их, много. Имен. Зачастую это просто разные названия одних и тех же племен. Всех не перечислишь, но корень у всех один. Прародина – Алтай.

Много воевали. Оставались на завоеванных территориях – а это от Китая до Балкан и дальше. Смешивались с местными. Нынче вон венгры по праву считают нас единокровными. Предки сегодняшних турков тоже наши дальние родственники. Вообще, по всей Европе много «наших». Даже китайцы, живущие в восточной части Поднебесной, можно сказать, – свои. И везде мы, то есть братья по крови, именуемся по-разному.

В Древней степи остались только самые консервативные. Выживать дальше.

В какой-то момент поздней уже истории мы стали…русскими.

Что сделала советская власть?

Только в тридцать шестом году прошлого столетия нас записали в казенных бумагах – казахами. До этого кем только нас не называли: и киргизами, и киргиз-кайсаками, и просто кайсаками... В конце концов, мы стали официально – казахами. По документам. Но внутри мы все еще делились на жузы, роды и племена. Хотя народ по существу – один. Объединить нас постарались наши отцы и деды. Они стали создавать новое государство в составе СССР. Построили города, проложили дороги, поселки и железнодорожные станции. Многое им пришлось делать при помощи хитростей и уловок. Сказывалась многовековая школа выживания. Ну а как же иначе? Не евреи, конечно, до них далеко, но все-таки. И, при этом, наши отцы-коммунисты хорошо понимали, что никакой Гегель, никакой де Голль, никакой Фейербах с Ницше здесь не работают.

А что работает?

Опять же: старший брат. Аға. И мал. То есть – брат и скот. Все держится на них. Только аға подставит плечо, поддержит и поделится своим скотом. На этом основывалось испокон веков все наше миропонимание.

Сегодня эти представления претерпели существенные изменения, но в принципе все осталось на тех же позициях. Получается, главным нашим достижением на сегодняшний день остается наше выживание. Не потерялись, не рассыпались бараньими катышками по этой бескрайней голой степи, которую мы называем родиной.

Мы тогда еще не знали и не могли знать, что она прячет в своих недрах. Мы не знали, что мы сказочно богаты. А когда узнали, то…

Ладно, об этом лучше потом. Печальная история. Лучше об отцах!

Отцы оставили нам государственное устройство в виде Казахской ССР. Как мы распорядились этим наследством – мы все уже видим. В этом мы сейчас все и живем по самые ноздри. Если честно, хвастать нечем. Поэтому остается пускать пыль в глаза и прикрывать свою несостоятельность несусветной демонстрацией всяческих понтов. На деле же – разношерстный сброд под выжженным солнцем все еще никак не может собраться в единую нацию. Как мы вышли из своих юрт с выжившими соплеменниками, так все и идем. Говорят, в сторону светящихся в дали загадочных цифр – «2030». Но – где это и что это, и когда это, никто толком не знает. Но – идем. Следовательно, мы все еще в пути. Мы в дороге. Полагаю, он будет покруче моисеевского – наш путь. И пора бы уже определиться – как дальше? С кем по пути? В одиночку не преодолеть.

Есть у нас на этот счет поговорка: «Сары орыстың қадырын қаракытай келгенде көресің». Если перевести смысл, то получится примерно так: «Будешь с тоской вспоминать сносную жизнь при рыжем русском, когда заявится темный китаец». То есть, сравнительный анализ говорит в пользу России. Поэтому-то и подписан между нами сакральный договор «О вечной дружбе». Этим документом мы как бы бросили вызов вечности. И никого вроде и не смущает относительность такого зыбкого понятия как вечность. Ну да бог с ней. Пирамиды же стоят до сих пор…

Так что с Россией все ясно. Они тоже братья по крови. Древняя Русь, Московия, Золотая Орда, посольства, давние родственные связи и все такое прочее. Евразия, одним словом.

Повернемся в противоположную сторону.

Насчет южных наших соседей у нас есть другая поговорка: «Сарт байыса үй салады, қазақ байыса қатын алады». «Если разбогатеет узбек, то он строит дом, если разбогатеет казах – он женится».

Узбеки нам очень близки. Во-многом. И язык, и религия, и антропология. А вот в чем разница? Мне думается, главная разница в психотипе. В отношении к жизни.

Узбеки – народ оседлый. От того – трудолюбивый. От того – предприимчивый. Узбек пашет всю жизнь. Он – работяга. Он знает язык земли.

Узбек – умелый строитель: Самарканд, Бухара, Хива, Фергана…Они и сейчас строят наши особняки, обходясь нам дешевле своих казахов-строителей. При этом намного обходя их в качестве работ, цене и совестливости.

Узбек – хороший повар. Узбек умеет работать и умеет веселиться. Он умеет петь и танцевать.

Что для узбека – дом?

Дом для узбека это – Все. Это его космос и его микромир. Чем больше, выше и ширше, тем лучше. Узбек строит дом с любовью и тщанием, со всеми необходимыми хозяйственными пристройками и местами для отдыха. Все это богатство обносится высоким дувалом. Узбек чувствует себя дома создателем, творцом и хозяином одновременно, поэтому он очень дорожит им и старается постоянно его совершенствовать. Все что он зарабатывает, он вкладывает в дом.

Как только он выходит за ворота своего высокого дувала, он становится маленьким и неприметным. Он не будет «гонять понты». Он не будет рисоваться. Наоборот, он постарается ничем себя не выказать. Он не будет высовываться. Он сольется с толпой и станет, как все. Это его принцип приспособляемости. Спрятаться в массе. Он понимает – для того, чтобы его махалля была в безопасности и расцветала, ему нельзя выпячиваться. Ему есть что терять.

Что есть для казаха дом исторически? Как он его понимает?
Юрта – гениальное изобретение. Она быстро собирается и быстро раскладывается. По своим характеристикам – временное жилище. Потому что мы – кочевники. Мы – воины. Наших предков боялись как огня и довольно часто нанимали в качестве солдат чужие правители дабы защищать нажитое свое добро. Мы все время были в движении. В земле копаться, как узбекам, нам не дано. Язык земли нам не так близок, как им. Копить, как узбеки, мы тоже не умеем. Умножать накопленное – тем более. Все что мы собирали по крупицам, мы до сих пор спускаем на той. Потому что мы общались с небом и звездами. Мы, скорее, романтики и философы, чем хозяйственники. Наш взгляд устремлен в космос. Отсюда – высота духа. Величие мыслей. Мы часто смотрели в небо и парили в своих местах. Отсюда понятия о чести и достоинстве. О мужестве и доблести. Самурайский кодекс: если уж умирать, то в битве. На скаку. На вздохе. В дикой атаке. И лучше – от руки самого злейшего врага.
Мы – поэты. Наши батыры слагали стихи, перед тем как вступить в смертельную битву. В нас жил стержень. Он не давал нам согнуться под тяжестью обстоятельств.

В житейском смысле наше выживание связано со скотом. Он не требует постоянного ухода. Его кормит степь. Мы не возделываем степь. Она сама себя воспроизводит. Самое главное наше богатство – конь. Он – друг. Он – брат. Он не предаст. Он вывезет. Он спасет. Поэтому мы его украшали как могли: особое седло, цветастая попона, красивая уздечка.

Да мы и сами любили наряжаться по случаю. Поэтому гостя мы встречаем по одежке. Если приехал мырза – это видно сразу. Поэтому дом для нас не так важен, как для узбека. Наш дом, наш космос и наш микромир это собственно и есть – взгляд, устремленный во Вселенную. Мы особо не цеплялись за иллюзорное золото мира. Мы так и говорили: «Адам бұл өмірге жалаңаш келеді, жалаңаш кетеді». «Человек приходит в этот мир голым. Голым и уходит». Поэтому нам важно мгновенье, то есть умение произвести впечатление. Пустить золотую пыль в глаза. И именно сейчас. В данную минуту. Поэтому…

Поэтому – кредиты на свадьбу. Машины караваном с бантами и яркими финтифлюшками. Одежка: чем пышнее, тем краше. Отсюда мышление – фрагментарное. Сознание экстравертное: «Смотрите, какие мы!» Архетип – король Джулион из смешного мультика с енотом и пингвинами.
«За пятьдесят лет народ обновляется» - говорим мы. «Елу жылда ел жаңа».

Что же произошло с нами за последнее время?

Мне думается, с тех самых пор, как мы слезли со своих коней и повесили сабли на гвоздик, в нас вырос комплекс неумелых подражателей. Сами мы мало что умели, поэтому мы стали подражать. Во всем. Мы стали немножко узбеками. Я – о домах и высоте заборов. Мы стали немножко русскими: научились пить и стали развязнее. Мы стали немножко американцами: считаем себя центром земли и любим жить широко. У арабов мы переняли веру…

Должен заметить, при всем уважении ко всем ним, мы заимствовали не самое лучшее. А вот если бы мы переняли у узбеков трудолюбие и бережное отношение к земле. У русских – силу воли и непобедимый характер. У американцев – оптимизм и жизнелюбие. У немцев – порядок и аккуратность. У японцев – умение создавать все новое и ценить единство. У евреев – адаптацию к любым обстоятельствам и изобретательность...

Да, мы могли взять у всех у них все самое лучшее и внедрить у себя. Сохранив при этом свое. Тогда мы не были бы сейчас – аутсайдерами. Не были бы посмешищем в собственных глазах. Но…

Но дело обстоит, куда хуже. Мы не только не смогли научиться и перенять, мы фактически растеряли все свое. Присущее только нам. Мы впитали все самое плохое, что есть у каждого народа в характере и, сойдя с коней, стали ходить по земле, так и не научившись ее возделывать. Мы перессорились в собственном доме и забыли традиции. Мы так и не смогли добиться главного – единства. Мы предали свою исконную веру и выучили молитвы на чужом языке. Мы оделись во все чужое, потому что не умеем шить свое. Мы готовы перегрызть друг другу глотки, если сосед передвинет свой забор на полметра и это при том, что за этими заборами лежит вся наша бескрайняя родина, пропитанная кровью прадедов.

Мы потеряли самих себя. Мы научились врать и доносить. Мы научились стравливать и наблюдать за дракой, получая от этого удовольствие. Мы потеряли гордость и достоинство. Потому что…

Потому что – мы перестали смотреть в небо. Наши взоры потупились. Мы все чаще стали смотреть себе под ноги, а друг на друга исподлобья.

При этом у нас все еще есть наше главное богатство – наша земля. Но все, что мы смогли придумать, так это отдать ее в аренду другим – более умелым пользователям, а сами нанялись им в батраки.

Раньше мы пасли скот родственника-бая, теперь мы поменяли хозяев, и пашем на них за трудодни. Впрочем, скот пасти больше не надо, потому что мясо и молоко нам возят теперь из-за бугра. Умные чужеземцы подкупили наших выдвиженцев, которых мы выбрали сами и теперь являются фактически хозяевами наших недр. Им принадлежат самые богатые наши угодья. Вместе с богатствами они скупили в придачу всех нас. Теперь, когда новые хозяева грозят санкциями, наши выдвиженцы идут им на любые уступки лишь бы сохранить свой паек.

А что же остальные? Все остальные. То есть – мы.

Мы сломались. Дух наш все еще устремлен в небо. Он хочет взлететь, и все еще цепляется за остатки своего достоинства, но выглядит это неубедительно. Потому что воин – не ученый. И не земледелец. И не купец. И мы это знаем. Мы сами говорим: «Білекті бірді жеңеді, ақыл-айлалы мыңды жеңеді» - «Крепкий бицепс победит одного, знания победят тысячу». Вот и торчит на парковках необразованная наша молодежь, носится в темноте своего невежества за полтинниками, таскает тележки на вокзалах да базарах, спивается в далеких аулах, ворует и дерется от безделия, а приехав в столицы, мается по съемным углам и кидается на ухоженных «городских» от злости и безысходности...

Безумно обидно: жить у себя на родине и тосковать по ней.
Казах согнулся под тяжестью обстоятельств. Казах распят на своем же собственном кресте как «ихний» Христос. И в этом его драма. Даже – трагедия. А все почему?

Потому что казах предал себя. Предал традиции предков. Их наставления. Предал свою настоящую Веру. Своего Бога – Синее Небо. Предал свою землю. Свою мать.

Но еще не поздно. Все еще может случиться.

Есть такое понятие как генетическая память. К счастью, она не стирается. И она должна спасти в конце концов. Просто надо вспомнить все. Вспомнить и поверить в собственные силы. И начать работать над собой. А-то затекли, наверное, коленки. Стоять-то столько…

Поэтому я и пишу эту книгу. Она должна помочь. Во всяком случае, я на это надеюсь. Она поможет. Поможет нам вспомнить все. И – подняться. Отряхнуться. Выпрямить спину и снова устремить свои взоры к Небу.

Показать полностью

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле

Вместе с юзером по имени Николай, который уже 15 лет увлекается исторической реконструкцией, мы решили провести свои средневековые баттлы. Часть из них можно повторить в бета-версии игры Conqueror’s Blade. А остальные вы и сами придумаете, тем более до 8.00 18 февраля в игре открытые выходные: любой желающий может поиграть и протестить игру бесплатно.


Пара слов про баттлы. Чтобы было интереснее, мы присвоили персонажам реальные исторические личности. Правда, не все эти типы воинов есть в Conqueror’s Blade, но прототипы – да. В первом баттле сойдутся наездники. Второй между «железной стражей», а так как в игре воины сражаются на своих двоих, пришлось забрать у них лошадей. Ну и третий баттл между мушкетером и лучником. Предупреждаем: картинки не всегда могут совпадать с описанием воинов. Но мы старались :)


Баттл 1. Всадники – рыцарь-тамплиер VS кочевой лучник


Рыцарь-тамплиер Робер IV, сеньор де Сабле

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Великий магистр ордена и бывший адмирал Ричарда Львиное Сердце. Клятву тамплиера Робер принес во время осады крепости Акра, когда рыцари, стоявшие лагерем под стенами, сами оказались окружены врагом. А еще Робер де Сабле хорошо знаком любителям другой игры Assassin’s Creed.


Доспехи

Кольчужный капюшон – 1,5 кг.

Шлем «топфхельм» с защитой лица – 3 кг.

Кольчуга с длинными рукавами («обер» или «хауберк») – 14 кг.


Оружие

Легкое копье из ясеня – 3,5 метра.

Треугольный щит «экю», украшенный красным крестом – высота 86 см, вес 4 кг.

Прямой меч. В рукоятке – частичка Святых мощей, привезенных из Рима – вес 1,2 кг.


Умения и навыки

Робер был не только лидером тамплиеров, но и набожным священником, абсолютно безжалостным к врагам Римско-католической церкви. Он сражался копьем, мечом и неплохо владел щитом: удар краем щита был подобен выстрелу из катапульты. Вот только вместо камня вылетали вражеские зубы. Другое назначение щита – давить и оттеснять противника, например, при штурме крепости. Им легко прижать врага к стене, а ударом меча... ну, тут понятно.


Эрнак, младший сын царя гуннов Аттилы

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Гунны – жестокие кочевники, которые ушли с Востока на Запад на поиски лучшей жизни. Именно они дали старт Великому переселению народов. Память о гуннах, или как их еще называют «хунну», сохранилась в названии страны Hungary (Венгрия).


После смерти гуннского царя, Аттилы, его сыновья поделили земли империи, на которых сейчас расположены Россия, Германия, Франция и Италия. Вот только удержать власть, когда союзники отца взбунтовались, наследники не смогли. Старшие братья Эрнака погибли, а сам он повел гуннов к Черному морю. Опять искать лучшую жизнь.


Доспехи

Металлический шлем, на котором прочеканены человеческие уши — 3 кг.

Короткая кольчуга с рукавами до локтя – 8 кг.


Оружие

М-образный лук – длина 140 см. Дальнобойность – 300 метров.

Прямой гуннский меч с клинком ромбического сечения – длина клинка 82 см, вес 1 кг.

Круглый щит, раскрашен и обтянут кожей – диаметр 80 см.


Умения и навыки

Эрнак был умелым наездником, который способен быстро маневрировать в неразберихе боя. Даже в самой лютой сече (то есть сражении) он метко стрелял из лука: для этого ему приходилось бросать поводья и управлять конем исключительно силой ног. Когда меч сменял лук, это ничуть не отражалось на его скорости. Он так же быстро атаковал врага точными ударами. Так что в седле или на ногах – разницы нет.


Схватка!

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

При встрече Робер помчал на противника, зажав копье под мышкой. Эрнак успел выпустить в него три стрелы и бросился наутек. Робер прикрылся щитом: две стрелы воткнулись в него, еще одна срикошетила от шлема.


Эрнак решил обойти преследователя и зайти ему в тыл. Лошадь споткнулась и сломала переднюю ногу. Эрнак успел выбраться из стремян прежде, чем туша придавила его. Он вскочил на ноги и увидел, что его лук со звоном переломился пополам. Тогда он схватил меч и поднял щит на уровень груди, готовясь к бою.


Внезапно, тамплиер остановился, слез с коня и бросил копье на землю. Гунн удивился благородству своего врага, но не подал вида. Робер срубил мечом стрелы, застрявшие в его щите, и пошел на Эрнака...


Как это могло быть в истории?

Хотя крестоносцы никогда не сражались с гуннами, они были знакомы со всадниками Востока. Сарацины (так крестоносцы называли всех мусульман) обстреливали крестоносцев из луков, а те прикрывались щитами и атаковали их ударом конницы.


Погибал ли рыцарь после выстрела из лука? Не всегда. Арабский хронист Бах ад-дин ибн Шаддад рассказал о битве при Арсуфе, где тамплиерами как раз командовал Робер де Сабле. И упомянул, что крестоносцы выходили из боя, утыканные стрелами, как ежи. Стрелы увязали в простеганных одеждах, набитых войлоком, и не приносили особого вреда. Собственно, это все, что надо знать об отношении рыцарей к профессиональному травматизму.


Если будете играть в Conqueror’s Blade, там можно добыть ездовую лошадь. И даже зебру, но это секрет! Так вот: лучше не ввязывайтесь в бой верхом. Относитесь к лошади как к велосипеду: сел, доехал, всех победил, сел, поехал дальше. Потому что, если коня под вами грохнут, играть будете так: шел, шел, пришел, устал, огреб.


А кто победил бы в игре?

Мальтийские рыцари — самая жесткая кавалерия в Conqueror’s Blade, которой пока нет в бета-версии, она появится в игре позже. Если дать рыцарям набрать скорость, они сомнут любой отряд. От такого столкновения татарским конным лучникам не оправиться.


Баттл 2. Пехота – самурай VS русский боярин


Самурай Ода Нобунага

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Лидер Японии эпохи Воюющих Провинций. В нашей истории это время от стояния на реке Угре до начала правления Романовых. Ода Нобунага отличался жестокостью и беспощадностью к своим врагам. И никогда не проигрывал.


Доспехи

Шлем «кабуто» – 3 кг.

Железный доспех «о-ёрой», прикрывает корпус, плечи и бедра – 25 кг.

Наруч «котэ» на левую руку из металлических пластин – 1,5 кг.

Поножи «сунэатэ» – 2 кг.


Оружие

Меч нодати – общая длина 155 см, вес 1,5 кг.

Меч катана – общая длина 100 см, вес 0,9 кг.


Умения и навыки

Ода Нобунага – достойный противник. Он был замешан во многих политических распрях и не прощал предательства. Главное оружие – огромных размеров меч нодати. Им обычно снимали всадников, так как катаной не всегда удавалось дотянуться. А тяжелая самурайская броня хорошо выдерживала мощные удары.


Русский боярин Онцифор Лукинич

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Жил в Новгороде в середине XIV столетия. Участник и организатор множества политических интриг, в том числе городского мятежа 1342 года. При раскопках его сгоревшей усадьбы археологи нашли доспех, который мог принадлежать Онцифору.


Доспехи

Позолоченный шлем с открытым лицом – 3 кг.

Чешуйчатый «бронежилет» из железных пластин – 5 кг.

Кожаные наплечники-трубы с пластинами – 1 кг.

Наручи из двух железных створок – 1 кг.

Защита бедер, связанные между собой железные пластины – 2 кг.


Оружие

Боевой топор на рукояти – длина 1,6 м, вес 1,5 кг.

Длинный одноручный меч – 1,2 кг.

Небольшой каплевидный щит.


Умения и навыки

Владел секирой – топором, который насажен на полутораметровую рукоять. В бою ее приходилось держать обеими руками, чтобы контролировать сражение. Щит был обузой: Онцифор Лукинич повесил его на спину с помощью специального ремня. Поскольку без щита новгородец уязвим, доспехи должны быть прочными, чтобы соблюдать баланс между бронированием и возможностью легко двигаться в бою. У новгородца это получалось.


Схватка!

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Боярин и самурай столкнулись на лесной опушке. Оба пришли сражаться, облачившись в доспехи из металлических пластин. В отличие от подвижной кольчуги, такая броня стойко держит удары мечей и топоров.


Самурай ударил боярина в шею, тот увернулся. Клинок нодати уткнулся в бронированную грудь боярина. Онцифор Лукинич сбил самурайский меч рукоятью топора и бросился на противника, занося оружие для мощного удара в голову.


Ода Нобунага ловким движением ушел с линии атаки, но держал нодати у пояса. Боярин собирался рубить самурая сверху, но ткнул его рукоятью секиры в лицо. На секунду японец опешил, а боярин резко опустил топор на клинок нодати. Меч со звоном переломился пополам…

Японец молча выхватил катану. Онцифор бросил секиру, сорвал со спины щит, украшенный хищным грифоном, а в его правой руке сверкнул меч с позолоченным эфесом...


Как это могло быть в истории?

Так кто из двоих победит? Тот, у кого доспехов меньше, или тот, кто эти доспехи рубит сильнее?


Приведем пример. В июле 1361-го под стенами крепости Визбю (Швеция) местное ополчение отбивалось от датских захватчиков. Стояла жара. Все боялись чумы, поэтому павших с обеих сторон похоронили в братских могилах прямо в броне, хотя обычно ее забирали живые. Археологи изучили эти могилы. Оказалось, что воины рубили друг друга по небронированным участкам тела. Собственно, это логично.


Возвращаясь к Онцифору и Оде. Шансы на победу у обоих одинаковые. Победит тот, кто первым поразит брешь в доспехе. Например, если противник поднимает руку вверх, его можно бить в подмышку – там нет брони, она мешает движению. И таких уязвимых мест в защите немало.


К слову, в Conqueror’s Blade можно сыграть за японского самурая с нодати, почти такого же, как Ода Нобунага. Только остерегайтесь ударов и помните, что в ближнем бою нодати лучше заменить на оружие покороче.


А кто победил бы в игре?

Самураи появятся в полной версии Conqueror’s Blade, как и казаки, которые по своему снаряжению лучше всего ложатся под образ Онцифора Лукинича. Разве что топорика у казаков нет. Как ни странно, выяснить, победят ли самураи казаков, невозможно без испытания в поле, потому что и те, и другие — быстрые и смертоносные. У самураев броня немного лучше, но только на вид и особого преимущества не дает.


Баттл 3. Стрелки — французский мушкетер VS английский лучник


Мушкетер д’Артаньян (да, на картинке и в игре что-то вроде его японской версии)

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Королевский мушкетер Шарль Ожье де Бац де Кастельмор, граф д’Артаньян. Прообраз того самого героя Александра Дюма. Сильно много про него рассказывать не будем, потому что все его и так знают (даже если не читали Дюма).


Доспехи

Кираса (металлический панцирь) из стали.

Кожаные краги.


Оружие

Мушкет – длина ствола 140 см, вес 8 кг.

Шпага – длина 140 см, ширина клинка 3 см.

Дага (кинжал для левой руки) – длина 40 см.


Умения и навыки

Д’Артаньян принципиально не носил шлем в бою. Как и все мушкетеры, он предпочитал носить широкополую шляпу с перьями даже под градом пуль и взмахами шпаг. На самом деле, это не пижонство, а тонкий расчет. В ружьях того времени был открытый поджиг заряда, поэтому искра могла попасть в глаз стрелка. Так в армии появилась мода на шляпы, широкие поля которых подгибали для безопасности. Впрочем, полированную до блеска кирасу граф все же надевал.


Английский лучник Джон Хоквуд, будущий полководец

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Джон Хоквуд родился в Англии, но всю свою жизнь воевал наемником в Италии. Свои первые битвы он прошел в качестве простого английского лучника. Например, сражался в битве при Креси (о ней писали здесь). Тогда на каждого убитого англичанина пришлось от 50 до 200 мертвых французов, и большинство из них погибло под стрелами длинных луков.


Доспехи

Шлем «салад» с открытым лицом – 2 кг.

Безрукавный доспех «бригантина» с железными пластинами внутри – 12 кг.


Оружие

Длинный английский лук – длина 2 метра.

Меч, перекрестье загнуто вниз и защищает руку воина – длина 90 см.

Кулачный железный щит «баклер» – диаметр 30 см.


Умения и навыки

Джон Хоквуд, как и его противник, отлично стрелял, правда предпочитал не мушкет, а «лонгбоу» – длинный английский лук. Он умел держать высокий темп стрельбы, а в ближнем бою неплохо фехтовал, предпочитая технику «меч – баклер». Баклер, маленький круглый щит, висел на поясе, всегда готовый защитить своего владельца.


Схватка!

Мушкетеры vs Лучники, Дружинники vs Самураи: выясняем, кто выживет в средневековом баттле Длиннопост

Граф д’Артаньян выстрелил в англичанина и отбросил мушкет. Не было времени перезарядиться. Он увидел метнувшуюся тень, рванул из-за пояса два пистолета и выстрелил в их сторону. Пороховой дым окутал мушкетера: в правую руку уверенно легла рукоять шпаги, а в левую – дага (это такой кинжал для фехтования).


Джон Хоквуд остался невредим. Он наугад отправил в дым четыре стрелы и выругался, когда они закончились. Взялся за меч с баклером и окликнул противника по-французски. Они скрестили оружие. Меч англичанина был короче шпаги француза, но он умело пользовался им вместе с баклером, так что гасконец не всегда успевал отбиваться шпагой и кинжалом. Кажется, противники были равны по снаряжению и оружию. Схватка затягивалась...


Как это могло быть в истории?

Чистому эксперименту в истории всегда что-то мешает. Поэтому точно узнать, что круче (шпага или меч / лук или мушкет) не получится. Шпага, конечно, победила такие мечи, как у Хоквуда. Но это лишь потому, что изменились доспехи, появились другие виды оружия и новые варианты ведения боя. А если говорить о перестрелках, то здесь прогресс пошел следом за простотой.


Для сравнения. XV век, время, когда жил Джон Хоквуд. Только 10% европейских воинов стреляли из пороховых монстров. Исключение – Черная армия венгерского короля Матьяша Корвина, который делал ставку на стрелков, их было 25%.


XVII век, когда жил и сражался д’Артаньян. Огнестрельное оружие стало главным во всех боях. Даже тогда оно еще подавало большие надежды, не уничтожив полностью луки и арбалеты.

Поэтому баттл получился в общем-то реалистичный.


Что касается реалистичности в игре Conqueror’s Blade – можете проверить сами. Так же, как и узнать свою скорострельность при стрельбе из мушкета. Кто знает, вдруг успели бы перезарядить мушкет быстрее д’Артаньяна, будь вы в той перестрелке?


А кто победил бы в игре?

Королевские мушкетеры в Conqueror’s Blade — элита армии, как и английские лучники. Сейчас у нас нет возможности столкнуть их лбами в открытом бою, нужно дождаться выхода полной версии игры. Но результат этого сражения можно спрогнозировать, обратившись к характеристикам начальных отрядов того же типа, доступных в бете. Исходя из показателей защиты и урона в дальнем и ближнем бою, можно предположить, что мушкетеры одержат победу в перестрелке, но обнаружат себя насаженными на лезвия коротких клинков в ближнем бою.


Протестить почти всех описанных воинов можно в бета-версии средневекового экшена Conqueror’s Blade. Выберите, какое войско народов Востока и Запада возглавите и готовьте доспехи и оружие к бою. Останется только выяснить, как долго вы проживете. И не забывайте рассказывать в комментариях, какие персонажи в игре вам нравятся больше всего!

Показать полностью 8
Отличная работа, все прочитано!