listock2

На Пикабу
поставил 106 плюсов и 1 минус
проголосовал за 0 редактирований
3937 рейтинг 6 подписчиков 73 комментария 25 постов 5 в горячем

"Это они, которые вполоборота среди вас стоят, они сынок, били и расстреляли потом…"

Прах предков. Рассказ


Жертвам репрессий 1937 года Лыжиным: Василию, Андрею, Егору и тестю моему, солдату Великой Отечественной войны – Федору Егоровичу Лыжину посвящается.


Месит глину ватага лихих молодцов,

Невдомек им суровый упрек мудрецов:

«Перед вами не глина, а прах ваших предков,

Обращайтесь почтительно с прахом отцов!»


Омар Хайям


На краю города, на территории СМУ облпотребсоюза прокладывали автотрассу. Землю возили на строившийся дом, что против автобазы. При выгрузке вместе с грунтом выкатился человеческий череп. Он был пробит пулей. Теплотрасса пересекалась с траншеей, в которой оказались останки людей.


Василий Васильевич Отрижко спустился в траншею вместе с прорабом. Из земли слоями торчали кости, останки одежды, сапоги, высокие ботинки со шнурами, простреленные черепа. Стояли молча, стараясь запомнить увиденное на всю жизнь.


- Такое впечатление, что вели к траншее и сразу же стреляли, - сказал Отрижко.


- Где-то и мой дед здесь, - выдавил из себя прораб.


Слухи о найденных останках пятидесяти четырех человек быстро распространились по городу. В автобусах, на работе, в бане или в пивной только и было разговоров, что о них, убиенных. В те времена далекие почти что у каждого кто-то сгинул.


Информация о находке в Горно-Алтайске облетела страну. Заинтересовалось телевидение, чтобы снять фильм. Надо было реагировать. Горисполком создал комиссию. Обком реагировал тоже: в СМУ позвонил секретарь по идеологии т. Алушкин и распорядился: «Траншею засыпать. Не время этим заниматься, страна в экономическом упадке, а мы слюни распускать – мало ли, что было…».


Концы прятать умели: траншею засыпали песком, предварительно вытащив все кости. Обкому рапортовали: задание партии выполнено.


В газету и партийные органы шли письма. Люди вспоминали – как было, где было. Обком негласно дал установку: ни на какие происки не реагировать, в дискуссии не ввязываться. Около пивных и винно-водочных появились люди, слушавшие, что говорят, о чем говорят. Однако водку почти что не брали. Город оцепенел. Обком безмолвствовал.


В исполком и областную газету пришло письмо из Красноярска. Какая-то женщина писала, что в детстве была невольной свидетельницей, как на овощной базе (так раньше называлось это место) видела штабеля трупов в складских помещениях. Она описывала комнату, в которой уничтожали людей электричеством. Это было образцовое уничтожение «врагов народа».


...Кости убиенных, останки истлевшей одежды и обувь сложили в мешки из-под макарон. Они, не выражая никакого протеста, спокойно стояли в одной укромной избушке.


- Василий, брат, тебя-то за что? Ты же командиром партизанского полка был, потом, в двадцатых годах, председателем Горно-Алтайского ревкома, орден Красного Знамени имеешь!


- Егор, братик, а где же брат Андрей?


- В соседнем мешке.


- Ты что, Андрюшка, молчишь, не отзываешься?


- Задумался. Вдвоем партизанили, за колхозы, за кооперацию здоровья не жалели, и вот, на тебе, пришли ночью, взяли, с Шебалино до Горного пешком гнали. По дороге многих в расход пустили. Земля там, около Чуйского тракта, как слоеный пирог, как бутерброд. Слой земли, слой людей, слой земли, слой людей…


- Тише ты, братка, услышать могут.


- Соскучился я, братка, наговориться не могу.


- А меня, Егорушка, били сильно, все кричали, что я – враг, - сказал мешок Василия. – А какой я, Егорушка, враг-то? Все жизнь на Советскую власть ломался.


- А за мной первый раз-то пришли, я наган вытащил, не дался. Сказал: «Всех перестреляю». Так со второго раза взяли, ночью, - вступил в разговор Андреев мешок.


- Может, сейчас нас погребут, по-человечески, в гробики положат, а то сыро в земле-то лежать.

В соседних мешках слышались тихие разговоры. Кое-где спорили. Кто-то разыскивал свою руку, ногу. Возмущался, что не в тот мешок засунули.


- Ах, кабы встать да разыскать по мешкам все свое, а то ведь и в гробу лежать не со своими косточками придётся. Да, и не встать уже, мешки завязаны, в руках силы нет, косточки переломаны.


- Мне начальник НКВД говорил: «Ты, Василий Лыжин, враг всего нашего трудового народа, - и орден в груди содрал. – Ты не так воевал, как надо». Вот, братки, поди сейчас, разбери, - продолжал он тихо.


Во дворе избушки, встрепенувшись, загорланил петух. Шел рассвет.


- Ну, все, братки, спим теперь, завтра договорим, - сказал мешок Егора.


Все смолкло…


В горисполкоме не знали, что делать с этими мешками. Обком давил, чтоб закрыли, и все тут. Нечего тут выяснять. Исполком в лице главного архитектора Отрижко сопротивлялся. В городе седьмой месяц после «находки» было неспокойно. Василий Васильевич, как член комиссий, настаивал произвести захоронение в обстановке гласности, провести митинг, поставить обелиск с надписью «Жертвам сталинских репрессий». Обком встал на дыбы: никаких демонстраций, никаких гробов, никаких имен! В лучшем случае похоронить около старого кладбища, поставить камень и написать «Репрессированным в 30-40-х годах». Ведь там же среди пострадавших могли быть и преступники. А это не дает основания считать найденные останки жертвами сталинских репрессий.


Когда-то лицом к городу, посреди кладбища, стояла белая церковь. Ее было видно издалека, она стояла на горке. Малиновым звоном радовали людей ее колокола. Эхо отпрыгивало от одной горы, ударялось о вторую, потом в третью. Долина между гор, в которой был расположен областной городок Ойрот-Тура*, вся как бы звенела. Старушки бросали ковыряться в огородах и блаженно крестились на белевшую церквушку. Потом, после войны, церковь сломали, нужен был кирпич. Кладбище заросло тополями, черемухой. В начале брежневских времен кладбище хотели сравнять с землей и на его месте построить парк культуры с танцевальной площадкой, но народ не дал, и этот вопрос как-то отпал сам собой.


Могилу рыли на краю кладбища. Лет двадцать назад здесь были обнаружены останки древнейшего человека. И стоянка эта стала известна как Улалинская, потому что внизу бежала речка Улалушка. Перед войной там водились щуки, окуни, чебаки, по ней сплавляли лес. Сейчас речку можно было спокойно перейти, не снимая туфель, прыгая с камушка на камешек. Потому что в ее верхнем течении вырубили лес.


В областной газете появилось объявление о времени захоронения. Из-под горки, от речки, к могилкам проложили ступеньки.


В ночь перед похоронами Федор Егорович Лыжин сидел на кухне с соседом – поминал отца Егора, братьев его родных, Василия да Андрея, сгинувших в тридцать седьмом. Выпивши, поплакал, пожаловался отцу, что тяжело ему было, как сыну врага народа. Тыкали все, кому не лень, иные сторонились. Хорошо - война, попал в разведку, забылся немного. В двадцать-то лет с войны уже пришел, весь в орденах да в медалях. Как-то Бог берег, ни разу даже не ранило (то ли за отца, невинно загубленного?), контузило вот только раз. Потом председателем работал в колхозе. Строил социализм. Про отца и братьев ни у кого не расспрашивал. Нельзя было. Может, тоже в земле гниют их косточки безымянные?


Федор Федорович Пыльников в два часа ночи, спотыкаясь обо что-то, в темноте пришел к избушке. Достал из сумки бутылку, стакан, поздоровался со сторожем. Налил ему, выпил и сам. Покурили.


- Ну, что, молчат убиенные?


- Молчат, - ответил старик, радуясь невесть откуда свалившемуся счастью.


- Я вот, Федор, ночью хожу и плачу, не могу что-то удержаться. Ты вот посиди с бутылочкой тут, а я пойду к ним, посижу, поговорю с ними, - сказал Федор. – Где-то и мой дед также вот, наверно, - и, съежившись, зашел в избушку.

В избушке стояли и лежали мешки.


- Ну, здравствуйте, - сказал он. – Как вам тут?


Зажег свечку, достал бутылку, налил.


- Давайте, ребята, я вас помяну, - и выпил за них. Присел, поплакал, не сдерживая себя, полил из бутылки на мешки, как бы спохватившись, сказал: - Попейте со мной немного, а то когда теперь подадут.


Достал папиросу, закурил. Посидел, молча, глядя на пламя свечи. Спросил у мешков: «Может, моего деда кто видел, Федора Пыльникова? Может, знаете, где лежит?». Мешки молчали, захмелели, наверно, отвыкли уже…


...К могилкам стекался народ. Старики и старушки кое-как поднимались по скользким ступеням - прошел дождь. Находили себе места поудобнее около ямы и, горестно сомкнув сморенные губы, стояли, думая о своем.


- Не могли в гробы положить, денег пожалели, - шумел подвыпивший Анатолий Щербанин. - У меня где-то здесь дед должен быть, - не унимался он.


Из ямы на него молча смотрели пятьдесят четыре мешка из-под макарон.

Народу собралось немного. В основном, старшего и среднего возраста. Молодежи это было неинтересно. Митинг начали только с появлением начальства. По ступенькам потихоньку поднимался народ. Внизу остановились четыре «Волги» и «Уазики», из них вышли человек двадцать и молча растворились в народе, встав вполоборота, будто решили запомнить: кто будет говорить, что будут говорить - так, на всякий случай. Вдруг все по-старому обернется, тогда посмотрим.


Но вот наконец по ступенькам, скорбно потупив взоры, прошли два представителя обкома, те самые, которые запретили написать «Жертвам сталинских репрессий». Они поднимались и думали: довела демократия… Как хорошо было раньше, в семидесятых. Тогда тоже в районе кирпичного завода, где разрабатывали глиняный карьер, совсем неглубоко, в черноземе, экскаватором выкопали этих расстрелянных. Так закопали тут же, а экскаваторщику сказали, чтоб заткнулся и убирался в другое место. И все, никаких митингов, никаких общественных мнений. Пивзавод вон тоже весь на костях стоит. В Каясе их сколько, в Алферово, в Кызыл-Озеке, да мало ли. Что теперь - митинговать каждый день, орать на каждом перекрестке? Так и до смуты недолго.


Председатель горисполкома был немногословен: «Митинг в связи с перезахоронением репрессированных в 30-40-е годы считаю открытым». Никаких микрофонов не было, свое горло он не напрягал. Складывалось впечатление, что кто-то специально не выделил автобусы, чтобы привезти людей проститься с убитыми, кто-то распорядился, чтобы не было микрофонов – не сказали бы лишнего. Народ, обнажив головы, молча стоял. Кто-то крикнул: «Что ж не могли в гробы положить, чтоб по-человечески!». Как об стенку, будто не слышат. Только те, которые вполоборота, запоминают, кто кричит, что кричит…


Вот по одному начали выходить те, у кого родные или близкие были расстреляны, что-то говорили у могилы, плакали. К могилке подошел и Федор Лыжин. Он сказал, что вот где-то отец его Лыжин тоже в земле лежит с братьями. Сказал, что тяжело было без отца расти. Он говорил и смотрел на людей, он не смотрел в яму, на мешки из-под макарон. А один мешок шептал: «Федя, сынок, я здесь. Сынок, возьми меня, похорони по-человечески. Развяжи меня, я хоть посмотрю на тебя, какой ты вырос, сынок… И дядя твой здесь. Рядом, в мешках, красные партизаны лежат. Это они нас, которые вполоборота среди вас стоят, они сынок, били и расстреляли потом…». Федор не слышал. Он, стиснув кулаки и растирая ими нахлынувшие слезы, говорил и говорил: «…Это не Сталин, Сталин не знал, он не при чем, это они, НКВД. Это они…». Сердце зашлось, он отошел к жене, к внучке.


Отец в мешках затих, приготовился к чему-то…


- Я Федор Анатольевич Пыльников, - послышалось у могилы. - Мой дед сгинул в сталинских концлагерях. Позор нашему обществу, нашей обюрократившейся коммунистической партии! Позор, что мы не могли по-человечески похоронить этих, ни в чем не повинных, людей. Долой КПСС, в том виде, в каком она существует!


Когда Федор, со слезами на глазах отошел от ямы, ему жали руку, а кое-кто из знакомых старался отойти подальше.


Митинг шел на убыль. Никто из работников КГБ не подошел к яме и не сказал: «Мужики и бабы, простите нас за наших бывших работников, за ошибки наши. Мы ВСЕ ПОНЯЛИ, мы откроем архивы, мы вам поможем разыскать родных и близких. ПРОСТИТЕ, РОДНЫЕ…». Нет, не подошли, не сказали, не покаялись. Только стояли вполоборота…


Могилу начали засыпать.


- Пошли отсюда, - сказал Саша, взяв за руку дочь. – Говорят, в Томске КГБ уже уничтожает архивы, заметают следы. Пойдемте, тяжко что-то. Помянем наших.


И два Федора молча пошли за ним.


*Ойрот-Тура - так назывался г. Горно-Алтайск с 1932 по 1948 г.


Александр Иванцов

https://proza.ru/2011/10/01/805

Показать полностью
17

Туризм в условиях пандемии - убивает!. Число умерших от ковида в Республике Алтай в июле по сравнению с маем выросло в 23 раза!

Так получилось, что с начала пандемии коронавируса я еженедельно готовлю для нашей газеты невесёлую статистику по этому заболеванию в Республике Алтай. Соответственно, наблюдаю за динамикой в т.ч., смертности. Исходные цифры у нас ежедневно публикуются в Телеграм-канале «Республика Алтай. Официально».


1. Как у нас взялись «растягивать» статистику смертности при помощи «оговорки»


До середины января 2021 года наш коронавирусный штаб публиковал цифры по смертности без особых затей: умер, скажем, 12 января человек в ковидном госпитале, соответственно, на следующий день, 13 января появлялось сообщение вроде вот такого: "За отчётные сутки скончалась 49-летняя жительница Горно-Алтайска". Это была понятная статистика.

Но примерно со второй половины января штаб «испортился». Вместо оперативных данных «за отчётные сутки» он взялся публиковать цифры смертности с «оговоркой». К примеру, за 30 сентября 2021 года в Республике Алтай, по данным ncov.blog — 2 смерти.

Туризм в условиях пандемии - убивает!. Число умерших от ковида в Республике Алтай в июле по сравнению с маем выросло в 23 раза! Коронавирус, Фальсификация, Статистика, Обман, Туризм, Республика Алтай, Горный туризм, Новости, Длиннопост, Негатив, СМИ и пресса, Запросы, Смертность

А сообщение в сводке за 30 сентября выглядит так: «Зарегистрировано два случая смерти пациентов с коронавирусом. В июле скончались 77-летний житель города Горно-Алтайска и 68-летний житель Майминского района». То есть, данные внесены 30 сентября, а сами случаи смерти были В ИЮЛЕ!


И это не исключение, это система! В течение двух месяцев, августа и сентября, штаб вносил в сводку не более 2-х смертей, с оговоркой, что они случились в июле. Примерно так же действовал штаб и с публикацией данных с февраля по июнь. С той лишь разницей, что отложенные сообщения о смертях до этого попадали в статистику в течение следующего месяца, а смерти за июль пришлось «растягивать» на 2 месяца.


Оправдание для этой схемы было озвучено ещё в начале года — мол, не по всем смертям от ковида заключения патологоанатомов поступают оперативно. Но до середины января такие «отложенные» сообщения о смертях соседствовали с оперативными цифрами «за отчётные сутки», а после — полностью заменили их. Что, как Вы понимаете, сделало сводки по смертям малопригодными для оценки текущей обстановки.


2. Что прячут под «растянутой"статистикой?


Суммирование цифр «растянутой» статистики смертей по месяцам (т.е., с учётом «оговорок») выявило удручающую картину. Судите сами. Цифры смертей из официальных сообщений коронавирусного штаба в Республике Алтай, а следом, для сравнения, цифры по России.


Примечание — 1: приведённые ниже цифры смертности по России взяты у РБК и включают случаи, в которых коронавирус — основная причина смерти, а также случаи, когда инфекция предполагается как основная причина смерти.


Примечание — 2: Население России больше населения Республики Алтай в 660 раз:


Апрель: 19 умерших [очевидно, отголосок зимней «волны»]. Для сравнения — в России за этот же период — 16 тысяч умерших;


Май: 4 умерших [т.е., эпидемия в Республике Алтай отчётливо затухала. Население у нас тут не плотное, не Москва]. Для сравнения — в России 15,3 тысяч умерших;


Июнь: 24 умерших. Для сравнения — 23,8 тысяч умерших;


Июль: 93 умерших. Для сравнения — 44,1 тысяч умерших.


Чтобы сравнивать нашу ситуацию по смертности с общероссийской максимально корректно, я построил графики смертности от коронавируса на 100 тысяч населения за апрель-июль.

Туризм в условиях пандемии - убивает!. Число умерших от ковида в Республике Алтай в июле по сравнению с маем выросло в 23 раза! Коронавирус, Фальсификация, Статистика, Обман, Туризм, Республика Алтай, Горный туризм, Новости, Длиннопост, Негатив, СМИ и пресса, Запросы, Смертность

Как видите, в июле мы откровенно обогнали России. При этом, число умерших от коронавируса в Республике Алтай в июле по сравнению с маем выросло в 23 раза! Но из-за трюка с отложенной публикацией статистики смертей, сразу это не было очевидно широкой общественности. А ведь именно в начале июля, на фоне искажённой статистики, в республике принималось серьёзное решение — проводить или отложить на год межрегиональный праздник «Эл Ойын», в котором участвуют многие тысячи людей. Разум тогда возобладал, ряд местных политиков во главе со спикером Госсобрани «продавили» решение об отложении праздника.


Впрочем, статистика — статистикой, но тревогу ещё тогда, в июле начали бить наши местные похоронные агентства — оттуда в редакцию позвонили и на условиях анонимности посоветовали: «Не поленитесь — постойте возле спецморга в Чемале и посчитайте, сколько катафалков оттуда выходит. А катафалков по 2-3 в день, при этом морг ведь специализированный».


3. Причина вспышки — туризм во время «чумы»?


В чём же причина такого роста? Думаю, главный фактор вот какой: с мая в Республике Алтай начался туристический сезон — сюда приехали сотни тысяч людей из-за пределов республики, в том числе на многочисленных авиарейсах из Москвы (до 30 июня 220-тысячный регион посетило 1 миллион 100 тысяч человек).


Выходит, что несколько десятков жителей Республики Алтай буквально стали жертвами турсезона? Боюсь, что цифры за август покажут такую же, если не ещё более печальную картину.


Сергей Михайлов


P.S. Т.к. в Республике Алтай есть лишь один коронавирусный спецморг (в Чемале), текущую динамику смертности можно оперативно получать просто на основе данных о количестве умерших, поступающих в него. Соответствующий запрос мы отправили в республиканский минздрав ещё в начале августа. По Закону «О СМИ», нам должны были дать данную статистику в течение 7 дней. Но республиканский минздрав даже не отписывается, а просто тупо не отвечает. Мы уже подготовили иск в суд.



Пруф: https://echo.msk.ru/blog/sergejmihajlov/2915046-echo/

Показать полностью 2
35

Можете представить себе Путина с браслетом на ноге?

Экс-президента Франции Николя Саркози приговорили к году заключения

Его обвинили в незаконном финансировании избирательной кампании в 2012 году. Суд заявил, что на кампанию Саркози потратили более 42 миллионов евро вместо допустимых по закону 22 миллионов евро.

Отбывать срок он будет дома с отслеживающим браслетом на ноге.


Можете представить себе Путина с браслетом на ноге?

19

"Ред булл окрыляет" (документ)

"Ред булл окрыляет" (документ) Юмор, Раздолбайство, Выборы
Показать полностью 1

За кого голосовать. Ищи ответ на "Безумном голосовании"

43

Учитывая ориентацию верхушки ЛДПР, можно ли утверждать, что идущие от этой партии политики "едут на х... у Жириновского"?

Учитывая ориентацию верхушки ЛДПР, можно ли утверждать, что идущие от этой партии политики "едут на х... у Жириновского"?
495

Женщину, просившую провести референдум против свалки на костях героев Великой отечественной" - запугали

Женщину, просившую провести референдум против свалки на костях героев Великой отечественной" - запугали Экология, Битцевский парк, Охрана природы, Мусоросжигательный завод, Вырубка, Референдум, Зелёная страна, Свалка, Протест, Длиннопост, Политика, Негатив

«КоммерсантЪ» и ещё ряд СМИ написали о том, что активисты экологического движения «Нам здесь жить» объявили о «Всероссийском экологическом референдуме» — пытаются провести сразу 11 плебисцитов в восьми регионах, для чего координируют местный протест и помогают ему юридически. Как человек, подготовивший документы для пяти из 11 групп, расскажу о том, как развивается эта история.


Калужская область. Власти запугали одного из инициаторов


На следующий день, 18 августа, аналогичное положительное постановление №1221/133-VI принял Калужский облизбирком.

Калужские активисты потребовали установить запрет на эксплуатацию мусорных полигонов в радиусе 10 километров от объектов регионального культурного наследия. Непосредственным поводом стали планы строительства крупной свалки прямо у мемориального комплекса периода Великой отечественной — «свалка на костях героев» не обрадовала местных жителей.


Но! Буквально через два дня, 20 августа всё тот же Калужский облизбирком принимает постановление №1234/134-VI «О повторном рассмотрении ходатайства о регистрации инициативной группы по проведению референдума Калужской области».


Там констатируется, что 18 августа «...документы признаны соответствующими требованиям [...] законодательства о референдумах, и принято решение о направлении в Законодательное собрание Калужской области», однако «20.08.2021 года в Избирательную комиссию Калужской области поступило заявление Ермаковой Любови Ивановны, одной из 20 граждан, образовавших инициативную группу, о выходе её из состава инициативной группы. Указанное заявление поступило до регистрации инициативной группы…». Далее избирком радостно цитирует норму областного закона, требующего, чтобы в группе было не менее 20 человек, констатирует, что их уже всего 19, и отменяют собственное постановление двухдневной давности.


А вот как описывает происходившее коллега Любови Ивановны: «Помнишь я писала в чате по референдуму, что на почте в с.Ильинское шарился фсбшник и устрашал всех. Отказали из-за того, что Ермакова Л.И. (участник инициативной группы, почтальон ) якобы написала заявление о выходе из ИГ до регистрации ИГ. То есть они не смогли придумать красивой отмазки типа «у вас неверно написан адрес», ждали до последнего, нашли почтальонку, которую под угрозой увольнения заставили написать заявление о выходе из ИГ» [конец цитаты]


По словам коллеги, процедура устрашения происходила прямо на рабочем месте Ермаковой на почте, в присутствии односельчан. Вообще говоря, эта ситуация описана в части 2 статьи 141 УК РФ, как «воспрепятствование свободному осуществлению гражданином права на участие в референдуме», «совершенные лицом с использованием своего служебного положения». До 5 лет лишения свободы. Но…


Московская область. Избирком пропустил, а МосОблДума кивает на федеральную компетенцию


По инициативе жителей Московской области, страдающих от авиационных шумов и требующих запретить взлёты/посадки над жилыми домами, 17 августа областной избирком принял постановление №222/2138-6. Ходатайство было направлено в МосОблДуму, а также в Администрацию Президента РФ, в Госдуму и СФ (этого требует закон).


Вопрос был сформулирован «в лоб»: «Считаете ли вы необходимым установить на территории Московской области запрет на взлёт и посадку самолётов над жилыми домами?»


2 сентября сессия МосОблДумы в режиме «онлайн» дала формулировке вопроса юридическую оценку. Несимпатичный депутатам, но формально законный вопрос они обязаны были одобрить. Отказать в назначении сбора подписей заксобрание может лишь в случае признания вопроса незаконным (противоречащим федеральному законодательству, запутывающим избирателя и т.п.). Именно по этому пути депутаты и пошли (по ссылке — новость и видео с сессии).


Депутаты сочли, что вопрос референдума «залезает» в исключительную компетенцию РФ в части регулирования воздушного пространства. Это похоже на правду — «в лоб» такой вопрос подходит лишь для федерального референдума, для его выдвижения на региональном уровне нужен «обходной манёвр» вроде того, который использовали на «часовом референдуме» в Волгоградской области...


А кроме того, МосГорДума заявила о том, что вопрос порождает правовую неопределённость. Это более простая проблема, чем уровни компетенции — она решается изменением формулы вопроса. К сожалению, подробной аргументации в этой части на сессии МосГорДумы не прозвучало — тут нужно изучать заключение ГПУ МосОблдумы.


Возможно, инициативная группа переподаст ходатайство, используя в качестве примера Волгоградский «кейс».


Юридическое крючкотворство в розницу…


В ряде субъектов (например, в Татарстане и по некоторым инициативам в Московской области) избиркомы вполне обоснованно отправили инициативные группы на переподачу документов из-за мелких технических ошибок (опечатки в паспортных данных и т.п.). Это нормальный рабочий процесс.


А вот в Москве (тут на суд избирателей предполагается вынести вопросы о защите Битцевского леса, реестре зелёных насаждений, запрете МСЗ и парковках) избирательная комиссия занялась самым натуральным юридическим крючкотворством.


Москвичи начали борьбу за назначение референдума ещё в апреле. МосГорИзбирком заявил, что судя по поданным документам, «решение по выдвижению инициативы в ходатайстве отсутствует». Данный чудесный вывод, против которого открыто возражала член МосГорИзбиркома от КПРФ, действующий нотариус Людмила Синельщикова [я писал об этом тут, и тут], члены избиркома сделали, ссылаясь на то, что в ходатайстве было указано, что «приняты решения: [...] выдвинуть [...] инициативу проведения референдума города Москвы». А в законе используется оборот «решение о выдвижении инициативы проведения референдума». «Выдвинуть» — глагол, «выдвижение» — существительное, вот и вся разница.


Поскольку было очевидно (в других регионах формулировка с глаголом не вызывала нареканий избиркомов), что речь идёт о незаконной претензии, была написана жалоба в ЦИК. Как правило, после этого региональные комиссии начинают вести себя прилично и даже, бывает, издают повторные постановления вроде калужского, но, так сказать, в противоположном смысле. Даже Свердловская областная избирательная комиссия, которая 9 (девять!) раз отказывалась передавать в заксобрание инициативу о возврате выборов мэров, на 10-й раз сдалась после жалобы в ЦИК в феврале сего года. Но, к сожалению, ЦИК неожиданно встал на сторону МосГорИзбиркома — видимо, для Москвы делается поблажка в части соблюдения закона.


Глагол заменить на существительное несложно. 6 августа ходатайство с исправленной формулировкой вновь ушло в МосГорИзбирком. И что вы думаете? 30 августа там вновь НЕ НАШЛИ решения о выдвижении инициативы проведения референдума. Не нашли прямо во фразе «Приняли решение о выдвижении инициативы проведения референдума города Москвы» (фразе предшествует занесённое в протокол единогласное голосование по данному вопросу — всё в строгом соответствии с Гражданским Кодексом) Когда я, как уполномоченный, продемонстрировал постановление МосОблИзбиркома от 17 августа (документы-то из «одного котла»), крючкотворы опешили. Но буквально через секунду опомнились и член МГИК господин Реут заявил, что, мол, региональные законы разные [законы действительно разные, про это — следующая главка, но фраза о выдвижении — прямая цитата из 67-ФЗ, она общая для всех], и вообще, если соседи плохо ищут ошибки, это не значит, что все должны делать так же.


Почему МосГорИзбирком проявляет такое чудовищное упрямство — не очень понятно (был инсайд, что есть указание сверху «отказывать любой ценой»). Возможно, это связано с вопросом про парковки. Это «вопрос с подвохом». 18 декабря 2013 года Московская городская дума своим постановлением №353 уже признала вопрос о передаче органам местного самоуправления Москвы полномочий по администрированию зоны платной парковки — РЕФЕРЕНДУМОПРИГОДНЫМ! Референдум тогда не состоялся, потому что партия «Справедливая Россия» не сумела вовремя собрать подписи 2% москвичей.


Похоже, с МосГорИзбиркомом теперь придётся просто судиться, раз ЦИК «умыл руки».


...и оптом


Но мелкие, обидные нарушения закона — это мелочи по сравнению с тем, что можно сделать, исправив сам закон. Именно так поступили в целом ряде субъектов.


Самый яркий (или самый вопиющий) пример — Волгоградская область.

В 2018-м году там успешно прошёл региональный референдум по изменению часового пояса. Прошёл от начала и до конца, с более чем 50%-й явкой и принятым решением.


А потом принятое решение отменили. И весной этого года местные политики решили инициировать референдум повторно. Из-за того, что в 2018-м году вопрос референдума уже успешно прошёл заксобрание, прибегнуть к своему любимому приёму — заявить, что вопрос, дескать, незаконен, власти не смогли (т.е., в Волгоградской области, как и в Москве, есть свой «вопрос с подвохом»). Был назначен сбор подписей, подписи собрали и сдали. Избирком насчитал из них более 10% недействительных. Это означает годичный запрет на повторную подачу именно данной формулировки вопроса, похожую подавать можно.


А дальше случилось вот что. 24 июня сего года Волгоградская областная Дума сделала региональный закон о референдуме самым суровым в России. Вместо 20 членов инициативной группы — 300 (так в Москве и Санкт-Петербурге, круче только в Ленинградской области — 500).


Нотариальное удостоверение подлинности подписей в ходатайстве (так в Москве, из-за этого тут реально возможна подача только от партий [подача от 6 августа — от Московского отделения «Гражданской инициативы»] — 67-ФЗ даёт лазейку по части численности). Предварительное уведомление комиссии о предстоящем собрании (так в Томской и Рязанской области, это довольно редкая для регионов норма). И «вишенка на торте»: «Место жительства членов инициативной группы по проведению областного референдума должно быть расположено на территории не менее двух третей от общего количества муниципальных районов и городских округов Волгоградской области». В Волгоградской области 39 муниципалитетов, т.е. минимальный рег.совет партии, который будет вправе выдвинуть инициативу референдума, должен состоять из 26 человек, проживающих в разных муниципалитетах области. Эта норма, судя по всему, совсем безумная, её нужно обжаловать в судах и отменять к чёртовой матери!


Поскольку в нашей кампании референдумов самый, наверное, важный мы надеемся запустить как раз тут — о сохранении объекта ЮНЕСКО — Волго-Ахтубинской поймы, то придётся нам искать партию — субъект выдвижения, подавать, получать отказ из-за недостаточного представительства районов в рег.совете, а затем требовать, чтобы соблюдался федеральный закон, который приоритетнее субъектового.


Волгоградская область в этом смысле — не новатор. В Курганской области, где люди умирают от рака из-за добычи урана методом подземного выщелачивания, местные экологи во главе с Алексеем Шварцем неоднократно пытались инициировать референдум о запрете этого опасного способа добычи. Итогом стало изменение… Нет, конечно, не способа добычи, а регионального закона о референдуме. Минимальную численность группы в ноябре 2019 года подняли с 20 до 100 человек. Ибо нефиг «холопам» даже пытаться самим что-то решать…


В завершение. Референдум, как аварийный механизм


В мире по-разному относятся к механизмам прямой демократии. В Швейцарии, к примеру, их применяют просто на регулярной основе — ежегодно, в одни и те же даты. Где-то — по самым важным поводам (британский референдум о «Брексите»). Кое-где (США, Германия) — не слишком жалуют, обоснованно считая, что их совершенная парламентская система в состоянии уловить и отработать чаяния граждан.


Современная Россия — особый случай. Крылатая фраза «Вы нас даже не представляете» очень точно описывает ситуацию с выражением воли граждан как на уровне Госдумы, так и в региональных и муниципальных собраниях.


Поэтому не удивительно, что граждане пытаются решать напрямую вопросы и экологические, и политические — от возврата всенародных выборов мэров, до возврата старого пенсионного возраста, отменённого предавшими собственных избирателей депутатами. И, разумеется, этим гражданам «бьют по рукам». Обычно — путём юридического крючкотворства, иногда — как в Калужской области.


Зря. Ведь люди честно пытаются активировать ПРЕДПОСЛЕДНИЙ аварийный механизм. Если не получится, боюсь, как бы не дошло до последнего… Того самого, который упомянут в преамбуле к ООН-овской Всеобщей декларации прав человека. Помните? «...принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения.»


Такие дела.



Пруф: https://echo.msk.ru/blog/sergejmihajlov/2897476-echo/

Показать полностью 1

Мошен-ники, мошен-ники, мошен-ники идут, мятеж-ников, мятеж-ников мятежников ведут! (сказка)

Мошен-ники, мошен-ники, мошен-ники идут, мятеж-ников, мятеж-ников мятежников ведут! (сказка) Сказка, Детская литература, Длиннопост

ГОРОДОК НА СТОЛЕ

Перед глазами изумленных придворных на столе возник странный мир.

Алмазная люстра, как солнце, светила над цветущими зарослями шиповника.


В кустах сердито жужжали потревоженные осы, и жужжанье их было явственно слышно, потому что в пещере наступила необыкновенная тишина. И над зарослями поднималась зубчатая стена игрушечного города.


По углам городской стены высились четыре башенки, обшитые листами меди. Розовели ряды черепичных кровель на домиках с балконами из медной проволоки.


Короткие тени зданий лежали на гладкой мостовой, по которой усатые упряжки черных тараканов тащили тяжело нагруженные повозки. Максим глазам своим не поверил: кучерами на повозках были люди. Только маленькие, очень маленькие, такие маленькие, что даже карлик Бульбуль показался бы среди них великаном. Самый высокий из них, встав на цыпочки, еле дотянулся бы до его колена. Полицейский на перекрестке тоже был Маленький Человечек, и еще были Человечки-прохожие, Человечки-пассажиры в лакированных колясках.


Маленький Человечек с лестницей на плече вышел из ворот одного дома,

приставил лестницу к фасаду, влез, протер блестящую дощечку-вывеску над дверью, потом снял с двери крошечный замок и, кланяясь, впустил в

помещение группу Человечков-зевак, которые толпились перед домом. Это был Человечек-торговец.


Но Человечков-полицейских в этом городе было куда больше, чем всех

остальных жителей. Они слонялись по улицам, бессовестно заглядывали в

окна, останавливали и обыскивали чуть не каждого прохожего на окраинах.


Прохожие поднимали руки, когда шарили в их карманах, с поднятыми руками, сутулясь, шли в полицейский участок.


Полицейские в три ряда стояли перед самым большим зданием в городе. На крохотных окошках всех шести этажей этого здания можно было разглядеть решетки из толстой проволоки. Вероятно, это была тюрьма.


Придворные восхищенно вздыхали, глядя на таинственный городок.


- Я объясню вам, - сказал Топус, - откуда все это взялось. Вы знаете,

что тетка Тимофаус придумала способ превращать людей в тени. Немножко живой воды, немножко мертвой и пульверизатор - вот все, что для этого надо. Ну, вы знаете. И как мы послали теней шпионами в Город Удивительных Чудес, знаете тоже.


Вот как-то раз сижу я в этой пещере и очень скучаю - жуткое дело. Хоть

пузыри пускай. И тут приходит из города Тайный Слухач и говорит, что Кноп изобрел такую жидкость: выпьешь и станешь маленьким. Я сразу понял, какой игрушки мне еще не хватает! И приказал украсть эту жидкость. Потом приказал украсть и доставить ко мне живыми как можно больше жителей этого проклятого города. Вот они! Видите, какими я их сделал? Он показал на стол.


- А потом я приказал собрать всех воров, разбойников и грабителей,

помиловал их и превратил в Маленьких Полицейских. Я велел построить этот городок: пускай себе живут в свое удовольствие, пока я не захотел

позабавиться. А самые злые и опасные сидят в этой тюрьме. Вот так.


Топус хлопнул в ладоши.

- Приступить!


БОЙ НА СТОЛЕ

По этому знаку Маленькие Полицейские оцепили все улицы, выходящие на тюремную площадь. Двери тюрьмы раскрылись. Шестерка рогатых жуков выкатила на площадь барабан величиной со спичечную коробку. Важный Маленький Полицейский шел следом с барабанными палочками в руках. Он подкинул палочки, поймал их, выбил частую дробь:


Мошен-ники, мошен-ники, мошен-ники идут,

Мятеж-ников, мятеж-ников мятежников ведут!


Шеренги полицейских, сжимая в руках древки копий длиной в спичку,

звякая мечами о медные пластинки щитов, шагали за барабанщиком. А позади них валила толпа Маленьких Человечков, безоружных, оборванных, замученных. Руки были связаны за спиной у них всех - даже у Маленьких Женщин и Маленьких Детей. Человечки заполнили всю площадь. Барабанщик перестал барабанить, сунул палочки в карман и вместо них вынул свернутый в трубку лист бумаги с печаткой.


- Все преступники здесь? - спросил он Главного Тюремщика с ключами на

поясе.


- В камерах пусто, - комариным голосом ответит тот.


Барабанщик развернул лист, прочитал: "Правитель Топус II, Гроза Вселенной, приказал: мятежных жителей Города Удивительных Чудес, по его воле превращенных в Маленьких Человечков, предать смерти всех, от мала до велика, на площади Волшебного Городка. Казнь поручена Маленьким Полицейским и назначена на сей день. Указанным мятежникам и злодеям в знак уважения к их храбрости и силе

духа дозволено умереть в честном бою с Маленькими Полицейскими. Руки им приказано развязать, но оружия не выдавать".


Человечки выслушали указ молча. Полицейские по знаку Главного Тюремщика кинжалами разрезали веревки на тех, кто стоял с краю, потом развязанные освободили от веревок своих товарищей, и скоро все уже растирали затекшие руки. В толпе Человечков происходило движение: Маленьких Женщин и Маленьких Детей отводили в середину, Маленькие Мужчины окружили их плотным кольцом, обратив лица и кулаки в сторону врага.


Топус щелкнул пальцами. Это был последний сигнал. Маленькие

Полицейские, блеснув лезвиями мечей и остриями копий, с криком врезались в толпу осужденных. Они наступали с разных сторон, кровожадно вопили, кололи, резали... Но человечки голыми руками хватались за мечи врагов, выхватывали у них копья и тоже принимались резать и колоть, завладевая оружием полицейских. Над столом стоял тихий звон... В двух-трех местах Человечки уже стали наступать. Топус снова щелкнул пальцами. Отряды полицейских, сидевшие в засаде по ближним дворам, высыпали наружу и вступили в бой...


Тут все увидели, что ученик придворного портного дурачок Туруру, замычав, оборвал со своего костюма связки иголок и кинул их Человечкам. Те, радостно крича, расхватали иголки, яростно кинулись в драку. Короткие иглы служили им мечами, длинные - копьями. Они теперь были хорошо вооружены!


Дурачка схватили. Но Топус вдруг засмеялся.


- Не троньте его, - сказал он. - Драка стала куда забавнее. А если полицейских перебьют, мы быстро найдем новых. И он кинул на придворных такой взгляд, что у многих запыли зубы.


Юрий Самсонов. Сказка "Максим в стране приключений", 1963 г.

Мошен-ники, мошен-ники, мошен-ники идут, мятеж-ников, мятеж-ников мятежников ведут! (сказка) Сказка, Детская литература, Длиннопост
Показать полностью 1
25

Защитники Битцевского леса пытаются запустить в Москве экологический референдум

16 августа защитники Битцевского леса направили в МосГорИзбирком ходатайство о проведении общемосковского референдума.


Москвичам предлагают напрямую, без посредничества депутатов решить вопросы о придании Битцевскому лесу статуса национального парка, о запрете в Москве мусоросжигательных заводов (аналогичный запрет в Евросоюзе действует уже несколько лет), о создании общемосковского реестра зелёных насаждений.


Московский регсовет партии «Гражданская инициатива» (из-за особенностей московского законодательства инициировать референдум без помощи партий чрезвычайно сложно, нужно отвести к нотариусу аж 300 активистов) откликнулся на призыв защитников «Битцы» и выступил в качестве «субъекта выдвижения».


А чтобы МосГорДуме (именно она должна решить, законны ли вопросы, и, как показывает практика других регионов, сделает всё, чтобы не дать избирателям решать напрямую) было сложнее отказать, в пакет включен четвёртый вопрос - вопрос с подвохом. 18 декабря 2013 года Московская городская дума своим постановлением №353 уже признала вопрос о передаче органам местного самоуправления Москвы полномочий по платной парковке — референдумопригодным! Референдум тогда не состоялся, потому что партия «Справедливая Россия» не сумела собрать подписи 2% москвичей.


И вот теперь вопрос из «эпохи», когда в России было всего 7 партий, может помочь пробить глухую оборону, которую власти держат против гарантированного 3-ей статьёй Конституции России права граждан решать важнейшие вопросы напрямую — через референдумы.


Дополнительные подробности опубликовал муниципальный депутат Павел Ярилин, руководитель отделения «Гражданской Инициативы».


До конца августа МосГорИзбирком обязан передать ходатайство о референдуме в МосГорДуму — если не сумеет придраться к «запятым» (пока что МосГорИзбирком успешно занимается этим — я писал об этом на «Эхе» тут, и тут).


Главный бой предстоит в МосГорДуме Если всё пойдёт по графику, то не позднее 20 сентября депутаты МосГорДумы ответят на вопрос — работает ли в России третья статья Конституции. Или, у нас, как в известном романе, «чего ни хватишься, ничего нет!»


Пруф тут.

Показать полностью
-26

В русском языке появилось новое правило, т.н. Правило Зеленского

В русском языке с легкой руки канала ТНТ, показавшего россиянам украинский сериал "Слуга народа", появилось новое правило, т.н. Правило Зеленского.

Формулировка правила Зеленского: "Слово "хуБло" пишется через "б", а вслух произносится через "й"."

Отличная работа, все прочитано!