garik23

garik23

пикабушник
пол: мужской
поставил 12461 плюс и 2397 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
Творческий Союз Сталкеров Лига холостяков Стендовый моделизм Цианид и Счастье Star Wars
290К рейтинг 2443 комментария 1792 поста 744 в "горячем"
1 награда
более 1000 подписчиков
153

Штамм U. Трагедия доктора Устинова.

С 1994 года полное наименование учреждения в Кольцово – государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», или ГНЦ ВБ «Вектор». Основан он был в 1974 году, а основателем и главным действующим лицом проекта стал Лев Степанович Сандахчиев (1937-2006), крупный ученый в области вирусологии, академик РАН.


Как обычно это бывает, практически любое советское учреждение, занимавшееся вирусами и болезнетворными бактериями, должно быть обвинено западными СМИ в разработке наступательного биологического оружия.

Академик РАН и основатель "Вектора" Лев Сандахчиев

Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост

Журналист The Washington Post Дэвид Хоффман в книге «Мертвая рука» напрямую указывает на эту специфику работы «Вектора». Документальное произведение Хоффмана имело на Западе столь большой успех, что даже удостоилось Пулитцеровской премии.


О программе разработки биологического оружия пишет и бывший советский ученый Канатжан Алибеков в паре с Стивеном Хендельманом в резонансной книге «Осторожно! Биологическое оружие». По мнению данных авторов, НПО «Вектор» был одним из важнейших элементов советской программы разработки биологического оружия, получившей название «Биопрепарат».

Зловещий Марбург

Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост

Курировало программу создания биооружия 15-е управление МО СССР. Стоит заметить, что никто из руководства «Вектора» никогда не упоминал о разработках биооружия – Лев Сандахчиев до конца дней отрицал эту возможность.


Однако в 1999 году начальник Управления по биологической защите МО РФ генерал-лейтенант медицинской службы Валентин Евстигнеев в интервью сборнику «Ядерный контроль» рассказал, что 15-е управление МО РФ (СССР) только в 1992 году закрыло все программы по разработке наступательного биологического оружия.


По его словам, вся работа 15-го управления была направлена на моделирование биологического оружия на основе разведданных из-за границы. Такая вот расплывчатая формулировка.

НПО "Вектор", Кольцово

Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост

Одним их направлений работы «Вектора» была линия исследования и культивирования вируса Марбург, который относится к смертоносному «семейству» Эболы. Название вирус получил в честь университетского города Марбурга, расположенного недалеко от Франкфурта. Именно туда в 1967 году завезли зеленых мартышек из Центральной Африки, от которых неизвестной болезнью заразился смотритель питомника. Он промучился две недели и скончался.


Позже погибли еще несколько сотрудников лаборатории, использующих клетки почек обезьян для выращивания вакцины. Специфика действия Марбурга на человека ужасна – он провоцирует по всему телу кровоизлияния, фактически растворяя человека в собственной крови. Родственниками вируса (филовируса) геморрагической лихорадки Марбурга (Marburg marburgvirus) являются Эбола с разновидностями Бундибуго, Заир, Судан, Тай и Рестон. Названия этим «существам» давали либо по месту обнаружения, либо по наименованию лаборатории, в которой удалось вирус идентифицировать.


Смертность от Марбурга и ему подобных в некоторых случаях может достигать 70%, но средний показатель около 45%. Это относит их к категории «экстренных и чрезвычайных вирусов».

Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост

В Советском Союзе Марбург оказался ориентировочно в 1977 году и сразу попал под пристальное наблюдение ученых.


Появился в стране, конечно, не естественным путем, а был приобретён по разведывательным каналам, предположительно, в Германии.


В это время у нас работали с большим спектром возбудителей геморрагической лихорадки – Крымско-Конгским вирусом, Хунин из Аргентины и боливийским Мачупо. Непосредственно в Кольцово работу по Марбургу возглавлял кандидат медицинских наук Николай Васильевич Устинов, который в 1988 году проводил серию опытов с кроликами и морскими свинками. Специфика экспериментов была в постоянном увеличении концентрации впрыскиваемого вируса и наблюдении за реакциями умирающих животных.


В один из апрельских дней Устинов работал с морскими свинкам в специальной перчаточной камере, но не уберег себя от укола большого пальца иглой шприца.


С самого начала у исследователя практически не было шансов на выживание – концентрация вируса Марбург, попавшая в кровь, в несколько раз превышала любые допустимые нормы.

Как оказалось, соответствующей сыворотки в «Векторе» не было, а ближайшая находилась в подмосковном Сергиевом Посаде в Институте вирусологии МО. По любым раскладам, прошло бы не менее суток, пока инфицированному Устинову поставили бы сыворотку, а для Марбурга это целая вечность.


Теории о том, почему произошло это ЧП, разнятся. В одном случае говорят, что медик не зафиксировал морскую свинку перед введением вируса, и это привело к случайному уколу.


Во второй версии вину возлагают на лаборанта, которая толкнула Устинова в локоть в момент впрыскивания содержимого шприца в кожную складку морской свинки. Рука дернулась и проколола два слоя перчаток, на пальце проступила кровь.


По третьей версии, Николай Васильевич вместе с лаборантом проводили очень сложную процедуру: брали кровь у морской свинки, которая была заражена вирусом Марбург. По неосторожности лаборант проткнул животное насквозь иглой от шприца, и эта же игла прошла через резиновые перчатки и оцарапала Устинову руку.


Далее Николай Устинов действовал по инструкции – вызвал диспетчера, принял душ и вышел к медикам, которые успели облачиться в защитные костюмы. Далее изолирующий бокс в больнице на территории комплекса зданий «Вектора» и три недели мучений.


Безусловно, Устинов отлично понимал, что случилось и какие фатальные последствия его ждут, но, когда ему все-таки ввели сыворотку из Москвы, он на некоторое время смог поверить в благоприятный исход. Хроника течения болезни подробно документировалась и осталась в архивах «Вектора». Через два дня несчастный стал жаловаться на тошноту и головную боль – в организме развивался токсический шок от метаболитов вирусов.


Непосредственно клинические признаки геморрагической лихорадки появились на четвертый день в виде кровоизлияний под кожей и в глазных яблоках. Неизвестно, получал ли Устинов сильные обезболивающие, но он регулярно терял сознание на несколько часов. При этом он смог найти в себе силы и записывать свои ощущения во время течения болезни.


Это, безусловно, уникальный случай, подтверждающий героизм исследователя. До сих пор ничего не известно о том, что в этих записях: они засекречены. По истечении десяти дней наступил период временного облегчения, у больного прошли рвота и боли.


Но уже через пять дней состояние резко ухудшилось – кожа истончилась, кровоподтеки стали темно-фиолетовыми, а кровь стала просачиваться наружу. Теперь Устинов писать не мог, долгое время находился в бессознательном состоянии, сменяющимся бредом. 30 апреля Николай Васильевич Устинов скончался…

В пробах крови, которые забирали у умирающего, оказался новый штамм вируса, гораздо более устойчивый, чем все остальные, полученные в лабораторных условиях. Специалисты «Вектора» выделили штамм в новую линию, которой дали имя U — в честь погибшего исследователя.


Легенда из уст «перебежчика» Канатжана гласит, что уже к 1989 году штамм U вируса Марбург был готов для испытаний в качестве биологического оружия. Якобы Лев Сандахчиев лично просил разрешения на их проведение на базе полигона в Степногорске (Казахстан).


После испытаний двенадцать несчастных обезьян в течение трех недель погибли, что подтвердило успешность работы. К концу 1990 году исследования в «Векторе» привели фактически к созданию биологического оружия на базе вируса Марбург, оставались только небольшие доработки по достижению необходимой концентрации на время боевого применения.


Но наступившая эпоха разрухи и безденежья поставила крест на этой и других разработках. Однако гибель Николая Устинова от сверхопасного вируса не была уникальной — в дальнейшем несколько человек в стенах «Вектора» положили свои жизни и здоровье на алтарь военной биологии.

Часть производственных и лабораторных помещений "Вектора" сейчас заброшена

Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост
Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост

Больной  зараженный вирусом Марбурга

Штамм U. Трагедия доктора Устинова. СССР, Вирус, Научные исследования, Военная медицина, Длиннопост

https://topwar.ru/155551-variant-u-tragedija-doktora-ustinov...

Показать полностью 15
313

Королевские методы коллекционирования картин.

Королевские методы коллекционирования картин. Карл III, Испания, Картина, Коллекционирование, Байка, Длиннопост

Если правитель Флоренции Козимо Медичи увлекался скульптурой, то вот испанский монарх Карл III (или как его называют сами испанцы Карлос III), был очень большим любителем живописи. Собирал он свою коллекцию полотен всеми правдами-неправдами.


В основном неправдами. Какими именно? А вот сейчас обрисую вам эти коварные способы на трёх примерах.


Обмен картинами

Однажды король Карл III посетил монастырь Лас Уэльгас близ города Бургос. И в той старинной обители королю очень приглянулась картина Тициана «Вознесение». Спустя некоторое время монарх послал человека с просьбой передать полотно в королевский дворец, якобы для временного любования с кратковременным хранением. Но настоятель монастыря, хорошо знакомый с манерой Карла III «временно восхищаться» картинами, а потом их не возвращать, ответил, что даст посмотреть «Вознесение» только в том случае, если король пришлёт ему взамен одну из знаменитых мадонн кисти художника Бартоломе Мурильо.


Карлу III доложили о дерзком ответе аббата. Король произнёс: – Хорошо же, этот святой отец долго будет меня помнить...

Королевские методы коллекционирования картин. Карл III, Испания, Картина, Коллекционирование, Байка, Длиннопост

Спустя месяц в монастырь явился блестящий кортеж с мадонной Мурильо. Настоятель тотчас же выдал в обмен «Вознесение» Тициана. Когда картина была доставлена в Мадрид, король послал аббату записку, в которой спрашивал, как ему понравилась… копия с картины Мурильо. Карл III также сообщил, что этот новодел специально заказан для монастыря Лас Уэльгас и что он великодушно дарит его отцу-настоятелю.


Тот бросился к картине, обнаружил подделку, а потом вдруг… расхохотался. Смеялся священник долго. После того, как аббат успокоился от смеха, он написал королю следующее: «Подарок Вашего Величества великолепен. Копия с Мурильо помещена нами рядом с оригинальной картиной Тициана, копия с которой в настоящее время находится у вас».


Таким образом, король и настоятель обменялись фальшивками-двойниками. Прочтя письмо из аббатства, Карл III сделал очень мудрый вывод: – Чёрта и монаха не надует даже король испанский!



Второй способ заполучить приглянувшееся полотно называется так:



Если картину нельзя купить, то её можно украсть. Вместе с красивой девушкой



Как-то раз большой ценитель прекрасного – испанский король Карл III очень захотел иметь один из пейзажей кисти художника Якоба ван Рёйсдаля, которым владел богатый купец из нидерландского города Бреда. Король стал предлагать торговцу деньги.


С каждым разом сулил всё больше и больше, пока сумма не увеличилась до огромного числа в несколько десятков тысяч гульденов. Но упрямый купец отказался от предложенной ему гигантской цены и твёрдо заявил, что картина не продаётся.


Ну, раз так, король решил пойти другим путём. Карл III приказал трём своим дворянам, доверенным-проверенным в авантюрных делах, раздобыть желанное полотно. Достать его любым способом. Один из дворян нанялся в слуги к упёртому купцу, а другого приняли в этот же дом учителем пения и танцев для дочерей торговца. Третий находился в городе и руководил тайной операцией. В итоге, через два месяца из дома несговорчивого негоцианта исчезли пейзаж Якоба ван Рёйсдаля и одна из красавиц-дочерей…


В этой истории нет положительных героев. Сплошные негодяи: и король, и похитители, да и сам купец тоже. Потому как, обнаружив пропажу, огорчённый папаша-торгаш разослал во все стороны объявления о том, что воры могут оставить девицу себе, а он лишь просит вернуть картину. Причём, за вознаграждение.


Ответа ограбленный купец так и не получил.

Как картина спасла жизнь человеку



Как вы уже убедились из двух историй о тонком ценителе живописи – короле Карле III, он ничем не брезговал ради обладания шедеврами. Обман, подлог и кража – всё шло у него в ход. История знает ещё один способ пополнения коллекции полотен этого испанского монарха, и этот способ уникален – это обмен холста на арестанта-смертника. Об этом – подробнее в третьей истории об очень интересном испанском правителе. И в ней он не будет выглядеть конченным подлецом, а напротив, выступит в роли доброго и великодушного короля.


Однажды Карл III приговорил к смерти своего дворянина, которого оговорили недоброжелатели. По лживому навету тот томился в тюрьме и ожидал казни. Напрасно жена осуждённого пыталась добиться аудиенции у короля – все её попытки были нейтрализованы придворными врагами мужа.


Бедная женщина вдруг вспомнила о страсти короля к хорошим картинам. А у неё дома, весьма кстати, имелся один из холстов знаменитого Диего Веласкеса – величайшего представителя мадридской школы времён золотого века испанской живописи. К тому же Веласкес был придворным художником короля Филиппа IV – прапрадедушки правящего монарха. Поэтому несчастная почти-вдова была уверена, что Карл III заинтересуется редким антикварным полотном времён его любимого прапрадеда.

Король Филипп IV работа  Веласкеса

Королевские методы коллекционирования картин. Карл III, Испания, Картина, Коллекционирование, Байка, Длиннопост

Сдача Бреды.Работа Веласкеса.

Королевские методы коллекционирования картин. Карл III, Испания, Картина, Коллекционирование, Байка, Длиннопост

Дама переоделась в мужское платье, убрала волосы под широкополую шляпу, приклеила щегольские усы и в образе молодого торговца старинными полотнами смогла проникнуть во дворец. Как и ожидалось, при взгляде на шедевр Веласкеса глаза короля воспылали жадным блеском.


Карл III, изображая равнодушие, лениво произнёс: – Что ты хочешь, юноша, за эту картину?


Мнимый антиквар ответил: – Я не продаю её.


После этих слов король очень обрадовался: – Тем лучше! Значит, ты хочешь сделать мне подарок? Это достойный поступок для верноподданного!


Дама в обличии антиквара возразила: – Нет, Ваше Величество, я хочу за неё жизнь одного человека…


Король неправильно понял эту просьбу – он решил, что торговец желает кому-то смерти.


Карл III переменился в лице и возмутился: – Ты с ума сошёл! В Испании можно казнить за всё, что угодно, но только не в уплату за картину.


Фальшивый торговец поспешил прояснить ситуацию: – Я не прошу отнять жизнь у кого-нибудь. Наоборот, подарите мне жизнь одного из осуждённых Вами!


После чего нервы дамы не выдержали ,началась истерика  и она  упав на колени  во всём призналась .


Итог этой душещипательной истории таков: муж просительницы был помилован, а картина Веласкеса оказалась в собрании Карла III. А смелая женщина так понравилась королю, что он даже хотел зачислить её в штат придворных фрейлин, и ей лишь с большим трудом удалось избежать этой высочайшей милости.

Показать полностью 3
1080

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/

Самодельная безоткатная пусковая установка PRIG (Projected Recoilless Improvised Grenade) была разработана с нуля Временной Ирландской республиканской армией — PIRA. Не спрашивайте, почему она так называлась, во внутренней политике ирландского сопротивления разбираются разве что сами ирландцы.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Это оружие предназначалось для использования против легкобронированных машин и действительно успешно применялось.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Пусковая установка состоит из длиной стальной трубы, разделенной надвое приваренной посередине рукоятью. Вместо сложного пускового механизма здесь используется электроподжиг с пусковой кнопкой — простая электрическая цепь, в которую обычно входил выключатель-предохранитель и, порой, лампочка-индикатор.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Сам снаряд состоял из обыкновенной консервной банки, наполненной 600 граммами взрывчатки Semtex и снабженной металлической вставкой-конусом для создания кумулятивного эффекта. Из ствола эта импровизированная граната выталкивалась отдельным пороховым зарядом.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Впрочем, граната — не самое занятное в конструкции PRIG. Дело в том, что труба позади рукояти не оставалась пустой. Там располагался «контрвыстрел», призванный скомпенсировать отдачу.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

«Контрвыстрел» представлял собой две пачки печенья завернутые в салфетки j-cloth. Без комментариев.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Это оружие использовалось по крайней мере в одиннадцати террористических атаках в начале 1990-х годов и часто мелькало в рекламных материалах IRA.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Как и любое другое хоть сколько-нибудь массовое самодельное оружие, PRIG имела несколько модификаций. Эта схема несколько более простого варианта.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Зачем ирландцам понадобился именно безоткатный гранатомет, в то время как у них были и более традиционные конструкции, например, IPG (Improvised Projected Grenade)?

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Создание PRIG принято объяснять тем, что стрельба IPG оставляла характерные синяки, по которым боевиков успешно вычисляли британские власти.


P. S. Вершиной военных технологий IRA стал Mark-15 «Barrack Buster» — здоровенный пропановый баллон, приспособленный для стрельбы баллонами меньшего размера, заполненными примерно 100 кг взрывчатки. Согласитесь, похож на те, что сейчас в изобилии встречаются в Сирии.

Самодельный гранатомёт PIRA ирландского сопротивления/ Ирландцы, Гранатомет, Самоделки, Очумелые ручки, Длиннопост

Невероятно, но факт. Из минометов этой «модели» сбили пару армейских вертолетов.

https://topwar.ru/154801-samodelnyj-granatomet-pira-irlandsk...

Показать полностью 9
22

А. Загорцев: «Псих».

Начало : https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542727

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542744

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542755

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542795

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542818

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6548612

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6548635



Глава 6: Тактика

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост, Текст

…Замполит он и есть замполит, тем более, когда их снова сделали замами по военно-политической работе, а не по работе с личным составом.


Левин прошёлся по всем машинам и лично проверил наличие пайков у бойцов, аптечки и их укомплектованность антишоками. Пожурил контрактника-рэбовца за отсутствие спальника и дал тому пять минут на устранение недостатка. Потом, маясь перед выездом, собрал всё наше разношёрстное воинство, рассадил всех на «лобном месте» на скамейках и довольно бойко, со знанием дела довел обстановку по республике в целом и по районам-мухазам в частности. Потом начал рассказывать какую-то древнюю байку про войско Александра Македонского.


Причём рассказывал так завлекательно, что я даже подошёл послушать.


— И встретились два войска, и стали они друг против друга. Стоят и ждут удобного момента вступить в бой, — вещал Ребе, помогая себе активной жестикуляцией, — выехал Александр на своем Буцефале перед строем и спокойно так смотрит на своих воинов. У него, как и у римлян, впереди молодые воины, сзади чуть поопытнее!

— Духи и черпаки? — переспросил кто-то из бойцов-связистов и тут же получил подзатыльник от своего лейтенанта.


— Можно сказать и так, — чуть подумав, ответил Левин, — ну, а в конце строя самые опытные бойцы-ветераны, как говорится, контрактники… Товарищ лейтенант, хватит дергать своего бойца, — бросил он в сторону любопытных связистов, — посмотрел Александр в сторону местного царя, махнул своим горнистам или как их там. Они давай в свои горны дудеть, местного царя на переговоры звать. Ну, прискакал местный царь и давай Александру рассказывать о том, какие они сильные и матёрые воины, короче вёл всяческую пропаганду. Македонский предлагает ему, чтобы зазря народ не «ложить» в этом локальном конфликте, пусть по одному воину — «по разам», — выйдет и сразятся между собой. Кто победил того и тапки.


Царь местный тоже мудрый был. Подумал: «Ну, а что? Наваляет мой воин Александрову, пройдёт Македонский мимо, не трогая их, и слава богу. Вроде как бы он слово своё держит. Проиграет воин царя, опять же пройдет армия Македонского, ну, может, пограбит чутка, придётся к македонянам присоединиться, да народ и инфраструктура в целостности останется!».


В общем, тот царь тоже мудрый был правитель, и послал он на бой своего самого опытного и здоровенного бойца. Вышел из строя гигант в доспехах. Ростом метра под два (но это не точно). Доспехи все в зарубах, да царапинах. Опытнейший, короче, мужик.


Ну, а со стороны македонян вышел…

— Брэдд Пит? — переспросил кто-то из бойцов.

— Да нет, Брэдд Пит тогда Ахиллеса в «Трое» играл, ему было некогда, — ответил, не задумываясь Ребе и продолжил, — со стороны Македонского по команде выбежал обыкновенный воин из первой шеренги. Ну, такой — с щитом, копьём, в шлеме простеньком, — и побежал неспешно так к месту поединка. Местный воин разминается. Мечом крутанет, воздух аж визжит, строго так смотрит на македонянина, который помирать не торопится и все кругами бегает. Прибежал, наконец, воин Александра. Ну, и начали они по команде сходится. Болельщики со стороны местного царя орут, флажками на копьях машут.


Македонская группировка молчит. Местный воин отбросил щит в сторону, да как начнет пластать мечом. А македонянин сел на колено прикрылся щитом, пырнул копьем противника прямо в грудь. Да так пырнул, что попал между пластинами доспехов, все мышцы пробил, да прям в сердце! И копье успел выдернуть. Местный гигант постоял, да и рухнул. А македонянин также молча потрухал обратно в строй. Местный царь поскакал к своим командирам посовещаться. Провели военный совет и, по итогам, приняли решение. Раз у них простой копейщик-дух, из первой шеренги элитного воина завалил одним ударом, то чего ждать от остальных? Сдались они и пропустили войско Македонского! И о чем нам говорит эта легенда, товарищи бойцы?


— О том, что профессиональная индивидуальная подготовка должна быть на высоком уровне у каждого бойца подразделения? — подал голос Витязь.


Этот о своём. У старлея группа претендовала на звание «ударной». И перед убытием сдавала зачеты и прочее, но по каким-то параметрам не прошла, и Витязев переживал по данному поводу.


— Ну, в принципе да, мысль правильная! А еще?


Посыпалась куча вариантов. Левин лишь ехидно улыбался и отвечал. Потом, наконец, замполит сдался.


— Всё намного глубже и одновременно проще! Легенда гласит о том, что надо уметь наё…ээ... обманывать противника на достаточно высоком уровне! Македонский умный был мужик. Вы думаете, на бой выдернули первого попавшегося воина? Да как бы не так! На бой вышел лучший рукопашник, владеющий всеми видами холодного оружия в совершенстве. И он прекрасно знал, что длинное копьё не даст подойти противнику на расстояние удара меча. И чапал так долго на место боя потому, что место выбирал такое, чтобы солнце в спину светило. А Александр просчитал, какой эффект произведет этот бой. Он хоть, по слухам, и гомосек был, но мозгов у него не отнять.


Благодаря мозгам Александра, правильным расчетам на применение сил и средств, македоняне одержали победу без потерь со своей стороны. Ну, и, соответственно, внушили страх и почтение местным, да так, что те решили с ними не связываться. Я вам, товарищи, привел пример психологической операции, чем мы и будем заниматься!


Слушатели восторженно загалдели! Витязь, ухмыляясь, начал ставить задачи кому стать гомосеком, а кому копейщиком.


...

На меня вышли с центрального диспетчерского пункта. «Баклан» в воздухе, добро на движение получено. Я по циркуляру отдал команду «По машинам». Проверил ещё раз связь со всеми корреспондентами, и наконец-то тронулись.


Местные на своих позициях лениво несли службу, не обращая на нас внимания. Костик, сняв каску, бодро рулил «Хайликом», даже не смотря на запись трека в топопривязчике. Левин и Бальтазар сидели на заднем сидении и о чём-то беседовали. Я изредка опрашивал по «йоське» старших машин и уточнял у оператора-беспилотчика на «Центре» обстановку. Костик в кузове пикапа испытывал систему безопасности из буксировочных тросов, к которым они с Витьком присобачили какие-то фитнессовские резинки и всю систему закрепили на подвесной от парашюта. Все при деле можно, наверное, и подремать. Я снял каску и, откинув сиденье, собирался вздремнуть, но на меня по связи вышел оператор «Баклана».


За Аль-Фиргусом, на перекрестке на Пальмиру и Картошкино (Эль-Картейн), наблюдалось скопление колонн за блоками. Саперы обнаружили серию закладок на тридцать второй трассе и буквально пять минут назад блок обстреляли из кочующих то ли минометов, то ли из баллонов. За бармалеями погнались лётчики, а доблестные инженеры занялись доразведкой трассы под прикрытием пары «крокодилов».


Передав информацию по колонне, я дал команду Косте обойти головной БТР, и уйти вперед на пару километров.


На блок я приехал первый. Ничего интересного. Обычные военные будни. Саддыки на блоке, не смотря на недавний обстрел, вели себя расслаблено. Рассупонились и, позевывая, перекладывали бумажные мешки с грунтом. Бальтазар, достал пачку сигарет, угостил бойцов на блок-посту и начал вести разговоры, выясняя, где старший и сколько ещё простоим.


Старший убыл с саперами и обещал скоро вернутся. Обстрел длился минут пятнадцать из-за пригорка с сосновой рощей. Долбили плотно, скорее всего, или наводчик был из местных, или с квадрика корректировали. Может, хотели к взлётке на Тиясе прорваться, может, просто какая плановая диверсия.


Подгруппа усиления, выдвинувшаяся из Пальмиры, подлетела на фугасе, потеряв «двухсотыми» пару местных. В принципе, мозги у бармалеев варят.

Устроить обстрел, зная, по каким маршрутам подходит усиление, провести минирование участков дорог, скорее всего, на контактные замыкатели.


Радиоуправляемые на этой дороге не прокатят. Колонны ходят с РЭБовской «Пеленой», да и еще наши радиоборцы имеют в своем арсенале комплекс «Рощица», который при любом кипише и обстреле начинает отстреливать кучу ракет и прочей фигни, до усрачки пугающих самих рэбовцэв, не говоря уже о моджахедах.


Тетюрин, пользуясь остановкой, тут же развернул свой комплекс на базе нашей «Газельки» и принялся мониторить эфир.


Витязев выставил охранение и наблюдательные посты и запросил добро поднять «Мэвика». Да, пущай полетает.


Левин тут же припряг Бальтазара и тот, взяв у Кости горелку, принялся кипятить походный чайник.


Я от скуки ожидания полез в кузов пикапа и, облачившись в подвесную систему, начал испытывать страховку пулемётчика. А ничего так, словно на ходунках.


Резко откинулся назад, растяжки вернули меня в исходное. Прыгнул вправо, влево, попрыгал на месте. Хорошо получилось, теперь пулемётчик не вывалится при резких маневрах. Ребе подал мне кружку с кислым «матэ» и полез на моё место покачаться. Я, надев каску с гарнитурой, вызвал Витязева и пошёл с ним проверить посты, а заодно прокачать связь с группировкой. Стоять нам еще часа полтора не меньше. Экипаж радиостанции пусть не расслабляется, а совершенствует свои навыки. А то расселись под своим кунгом и байки травят, подкалывая белозубо скалящихся саддыков.


Оператор с ЦБУ доложил, что наблюдает колонну техники с западной стороны. Вроде бы наши. Полез в свой планшет, посмотреть расчасовку прохода колонн по провинциям. А вот на Ас-Сухну, идут позывной «Барс», так вот частоты их забиты.


— «Физрук», на связь!

— На связи, — резво отозвался Тетюрин.


— Подойди, дело есть.


Влад взял у меня частоты и ушел к своему комплексу. Через пять минут доложил:

— Слышу Барса, служебный радиообмен ведет со старшими машин.

— Ок, слухай его, как поближе будут, я туда еще «Мэвика» отправлю.


Не выпуская кружки из рук, я залез повыше к наблюдателям Витязя. Эх, красота, достал сигару раскурил. Ну вот, какого хрена у меня вместо кофе в кружке эта кислятина? Ага, вот наблюдатель доложил, что видит колонну с запада. Тут же с БТРа сорвался наш квадрик и, набрав высоту, помчался на разведку.


— «Мэвик», осторожнее, а то и въебать могут, — предупредил я оператора, — щас подойду, дай картинку на мой планшет.

— Принял, — отозвался «Мэвик», — наблюдаю двенадцать коробочек, две восемьдесят двойки, две кошки, и наливайки.


Я спустился к БТРу, залез на броню. Оператор раздал картинку на планшет. Бойко идут. Интересно, кто такие? Да все понятно, на одном из «тигров» на боковой двери — белый якорь.

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост, Текст

— Шеф, походу, моряки, — подошел ко мне Тетюрин, — по семантике разговора понятно. Тоже возмущаются между собой задержкой. На связь с ЦБУ на Пальмире пытаются выйти.


Колонна на довольно приличной скорости подлетела к блоку, и головная «восемьдесят двойка» чуть не сбила завизжавшего в ужасе саддыка. К нашему БТРу подкатил «Тигра» с белым якорем на борту. Охранение колонны рассыпалось. Пушки-тридцатки БТРов начали дергаться, выбирая сектора. Хорошо работают, слаженно.


Из броневичка на свет божий выпрыгнул какой-то военный в американском бронежилете и, потягиваясь, направился ко мне. Ну да, истинный морпех. Скорее всего, или капитан или майор, знаков различия не видать. Зато с ВССом и магазином на двадцать патронов. Я так понтовался еще в первую чеченскую. Скорее всего, капитан.


Шлем на нем прямо, как у меня — «Мич-2000».


— Шеф — Физруку, это те, которых я за «Иронией» послал, — оповестил меня Тетерин.

— Здорова, Барс, как обстановка в зоне ответственности? — опередил я морпеха, подошедшего ко мне и собиравшегося что-то спросить.

— Почему Барс? — сделал тот недоуменное лицо, но глаза выдали шевеление мыслей под американским шлемом.

— В эфире слышал, ну, и разведпризнаки на шлеме. Нашивку и отсюда видно. Кстати вы как там с «Иронией», вопросы решили?


Но морпех был, видно, тоже не промах. Кинул руку к шлему и представился:

— Товарищ полковник, капитан Шабалин, Тихоокеанский флот. Следуем с колонной обеспечения на Пальмиру.

— А дальше на Сухну, — добавил я, спрыгивая с брони и здороваясь за руку с капитаном.

— Смотрю, просчитал звание, ну, а про должность наверняка догадываешься, так что представляться не буду. Кстати, в каком году бурсу закончил?

— Я же в общевойсковом учился, — начал морпех. Но я его перебил со смешком:

— Судя по одежке и понтам, скорее всего, мы с тобой одну пехотную школу заканчивали. Тебе еще зимней шапки-домиком не хватает.


Морпех хохотнул. Действительно, мы с одного училища, заканчивал, только позже меня.

— Слушай, фамилия мне твоя знакома, у тебя родственники в «Киркинесской» не служили?


Служили да еще как, перед Федяевым, как раз батя Шабалина командовал бригадой морской пехоты. Разговорились. Как обычно, оказалось у нас куча общих знакомых.


Про задачу морпехов я не спрашивал. Догадался сам. Снайпера, «Манлихеры» — всё ясно без лишних слов. Я рассказал Шабалину, что мне бы тоже лишняя снайперская пара не помешала бы для задачи, хотя я и не особый сторонник этих «штучных специалистов». Шабалин сказал, что читал как-то мой опус на эту тему, и даже с некоторыми выводами и предложениями согласен. Если будет возможность, он был бы не против поработать по той схеме, которую я когда-то описывал.


Влад болтал со взводниками Шабалина, которые подошли что-то доложить своему капитану, да зацепились языком. Тетюрин повел офицеров к своему комплексу в кейсах, и, найдя свободные уши, рассказывал, как мы вскрыли колонну морпехов ещё на подходе, подтвердили объект с квадрокоптера.


Так, за болтовней, прошел час. С центра подтвердили начало движения. Мы решили идти общей колонной с тихоокеанцами и потом уже уйти на свою грунтовку.

— Хвостов, Стешин, по машинам, связь проверяем, через три начало движения, — скомандовал Шабалин своим взводникам, беседовавшим с моим РЭРовцем.

— Ну, давай, как говорили — я на запасной, с тобой связь до поворота держу, а потом ухожу, — пожал я руку капитану, — слушай, а ты сатанист что ли? Крестик какой-то у тебя непонятный на шее.


— Да не это древнерусский знак, на память командующий Пальмиры подарил, — ответил Шабалин, пряча не вовремя выскочивший амулет под броник.

— Да мне пофиг, я вообще аметист, — хохотнул я и полез в свой «Хайлик», где добросовестно хрючили на заднем сиденье Левин и Бальтазар.


……

Изяслав Семёныч, подрёмывавший на заднем сидении пикапа, внезапно дёрнулся и подскочил, как ужаленный.

— Шо такое, Ребе, сон дурной приснился? — спросил я подполковника.

— Да не, шеф, чуйка что-то непонятное подсказывает.

— Да и мне самому после поворота как-то не по себе, надо, думаю, остановиться, послушать, да посмотреть по сторонам, связь с группировкой прокачать, узнать, где наши приданные минометчики, да и просто перессать.


Я по циркуляру отдал команду «стоп колеса». Головняк на «Тигре» заскочил на пригорок. Колонна, останавливаясь, рассредоточилась «ёлочкой». Ощетинилась стволами в разные стороны. Витязь и Физрук, получив задачи, начали отдавать команды подчиненным. С брони «восемьдесят второго» сорвался квадрокоптер, поднялся метров на тридцать и начал нарезать расширяющиеся концентрические круги.


Подгруппа Ёжика налегке поползла на близлежащую превышающую высоту. Группировка ответила минут через пять, мне даже не пришлось включать «Шмеля». Сопровождающий нас самолёт ушел дальше на сопровождение колонны до Пальмиры. Наверное, Левин инстинктивно почувствовал отсутствие пригляда с воздуха. Миномётчики для нас нашлись, теперь их собирали по батареям местного корпуса и решали, где найти толкового артиллериста из советников. Деньки стояли горячие — корпус рвался к Араку, а тут еще мы.


Ёжик чуть позевал, восстанавливая нормальное давление в черепной коробке, осмотрелся.

— Чшш, Сухой, пройди дальше к гребню, только не высовывайся, там, на обратном склоне, должна быть рощица, как принял? — запросил Ёжик старшего тройки, ушедшей вперед метров на пятьдесят.

— Принял, — ответил через «Глухаря» Сухой, — я на расстоянии слышимости буду.


Разведчики, скрываясь в складках местности, вышли к хребту. Потом вообще исчезли из виду.

— Сухой, я тебя не вижу.

— Возле, кустов слева — «Радий», справа я.

— Чисто?

— Не совсем, сейчас дальше выдвинусь сам, связь через Радия, «балалайки», лучше не включать — по-моему, НПшку вижу.

— Давай.


Сухой, пригнувшись, короткими перебежками скрылся за валунами. Протиснулся между двумя обломками скал. Потом вообще упал и пополз змейкой в сторону подозрительных кустов на самой вершине. Чуть прополз, прячась за камнями и огляделся. Правый склон виден как на ладони. За небольшой седловиной как раз расположилась колонна. Вон, на пригорке даже силуэт «Тигра» можно угадать невооруженным глазом. Если в бинокль посмотреть, так вообще отлично будет видно.


Перестроил «Глухаря» на сканирование речи. Ага, вот, действительно, какой-то полушепот. Сухой подкрутил звук усилителя. Метров сто где-то до разговаривающих. Покрутил головой, не вынимая наушник, пытаясь по силе звука определить направление. Да, действительно, звук сильнее от кустов.

Костюм в расцветке «Мох»

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост, Текст

Стараясь слиться с камнями Сухой, неразличимый в своем комбезе расцветки «мох», подполз почти, что вплотную к кустам. Точно, два моджахеда. Увидев, чем они занимаются, Сухой, чуть не заматерился громко и вслух.


— Бородачи, етижи-пассатижи, гномы, блядь, недотраханные, — матерился он, отползая обратно.


В зоне досягаемости «Глухаря» Сухой вкратце обрисовал ситуацию Ёжику. Старший подгруппы информацию принял, поставил задачу наблюдать и начал срочно вызывать по «Ореху» Витязя.


……

— Да, всё, в принципе, ожидаемо, — резюмировал Левин, — доблестные моджахеды, словно гномы, шли к Одинокой Горе, а пришли на Горбатую!

— Ребе, не смешите меня, — ответил я, со скоростью суперкомпьютера пытаясь расшевелить мозги.


— Физрук, слушай как можно тщательнее, обо всех изменениях сразу мне. Витязь, готовь группу на налет, время пять малых. Снимаем «Голубой форпост» как можно бесшумнее. «Мэвика» повыше, чтобы не жужжал! Все всё поняли? По местам. Витязь, я иду с тобой. Ребе, здесь на связи. Семёныч, попытайся вызвать нашего беспилотника на «Баклане», видеть нам нужно как можно дальше. Ну, и пробуем вызвать «Грачей» по взаимодействию для поддержки.


— «Крокодилы» со «Скорпионом» над Тиясом проходили пять минут назад, через отряд можем перенацелить, — поднял руку Витязь.

— Всё, давай их сюда на максималках, твой авианаводчик в готовности по нашим командам.


Витязь кивнул и начал отдавать указания. Буквально через пять минут мы в боевом порядке «углом вправо» начали втягиваться на высоту.


Замполит молча принял старшинство и начал руководить оставшимися. Знаю, что Левин хотел бы пойти с нами и абсолютно не трусил. Но подполковник осознавал важность задачи на своем месте, поэтому даже ни слова, ни полслова не брякнул.


Снимать страстных гномов-моджахедов отправились Сухой и Радий. Остальная группа, не меняя боевого порядка, проползла вперед. Витязь отправил одну из троек чуть пониже кустов. Если паре Сухого не удастся кончить НПшку, и кто-то из духов начнет уходить вниз, то его перехватят.


Левин передал, что с квадрика пошла картинка, и ниже метров триста наблюдают группу человек в десять, плюс, три машины. Оценочно, микроавтобус типа «Делики», пикап и какой-то грузовичок. Ниже беспилотник не опустить — будет заметен.

Микроавтобус «Делика»

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост, Текст

Я остался между скальных выступов.


Пристегнул барабан к своему древнему трофейному АКМ-Су и, устроившись поудобнее, начал наблюдать. Пару разведчиков я так и не заметил. Сухой треск сдвоенных одиночных выстрелов из «Валов» и тишина. Вижу, как один из наших коротким броском нырнул в кусты. Тишина.


Витязь привстав, махнул рукой. В одну перебежку доскакал до старлея и упал на одно колено рядом. Надо себе тоже «Глухаря» подцепить. У меня же ещё одно ухо свободное. Хотя гарнитура итак сдвоенная на «Йоську» и «Орех», да и микрофон на шее. Не, обойдусь, мне группой не командовать.


— Чисто, двое, — шепнул мне под каску Витязь, — углом иду ниже, правее на тридцать, вон по тому овражку спокойно дойдем. Ядром из-за камней ниже ударим, сперва «Валами» и «Винторезом», потом, при кипише, «Печенегом» и автоматами. Засадная подгруппа только по моей команде включается.

— Понял, про растяжки в овраге или «Клейморы» сами сообразите, думаю, это та группа, которая блок обстреляла. Ловко они «Грачей» в сторону увели.


Витязь кивнул и зашипел в свою гарнитуру. Спецы молча разделились по своим направлениям и растворились в складках местности. Я отполз обратно к камням на ранее облюбованное место...

Витязь насчитал восемь человек. Но скорее всего, кто-то есть ещё в микроавтобусе. В пикапе, в кузове, видна ещё одна макушка, и водитель на месте. Ага, а вот грузовичок затягивают тентом, а в нём труба миномёта. Витязь опознал наш «Поднос», наверное, у саддыков отжали. Интересно они его раскладывают перед выстрелом или прямо так из кузова фигачат?


— Технику старайтесь не портить, — прошипел он в гарнитуру.


Отозвалась засадная подгруппа. Минута на распределение целей.


Из пикапа «Мицубиси» выскочил странный тип, совсем не похожий на местного, с огромной трубкой спутникового телефона в руке. Посмотрел на часы, завернул в сторону антенну.


— Ждём, — зашипел Витязь, — этого с телефоном старайтесь в ноги.


Мужик, больше похожий на китайца, чем на араба, начал созвон. Витязь пытался через «Глухаря» понять смысл, но разговор велся не по-арабски.


Вышел шеф и передал, что боевики спохватились своих наблюдателей.

И сейчас судорожно пытаются вызвать гномов-гомосеков на связь.


Действительно, из-за грузовичка вышел ещё один фигурант, бормотавший в гарнитуру «Хэди, Хэди».


Боевики начали шевелиться, оглядываться и нездорово суетится. «Китаец» закончил разговор и о чём-то спросил одного из бородатых. Тот показал пальцем на кусты на вершине горки. Пора!

Боевики одной из запрещённых в России террористических группировок, действующих в Сирии

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост, Текст

Защёлкали бесшумники. «Китаец» схватился за бедро, и, упав, ловко перекатился за ближний камень. Сперва боевики ничего не поняли и пялились друг на друга. Первый спохватился, по всей видимости, старший, невысокий сухонький моджахед в чёрном комбезе.


Он гортанно заорал, и тут же боевики очень слаженно упали на землю и ползком стали уходить в сторону машин, прикрывая друг друга короткими очередями в сторону камней. Витязь успел заметить, как «китайца» подхватили два рослых мужика и потащили к «Мицубиси».


— Блядь, — пробормотал старлей, и, резко привстав, поймал в точку на коллиматоре фигуранта, добил его тремя одиночными.


«Китаец» повис в руках боевиков словно кукла. Однако его не бросили и перевалили в кузов пикапа бесформенным мешком. Телефон выпал из рук убитого ещё раньше, и в общей суматохе его не заметили.


Тут со стороны засадной подгруппы резко заработал «Печенег» и замолк...


И всё-таки моджахеды воевали неплохо. Выяснив, откуда по ним работали, смогли группой из пулемётчика и трёх автоматчиков прижать ядро и даже швырнуть пару гранат в сторону камней. Засадная подгруппа, положившая троих, невесть откуда взявшихся «гномов», загнула фланг и начала долбить с правого бока.


Всё-таки четверо, под руководством мужичка в чёрном комбезе, успели дать дёру на пикапе, сообразив, что по технике стараются не стрелять. Выстрел «Мухи», задев хилое деревце, ушёл в сторону.


Шеф, бывший всё время на связи, и занимавший позицию на хребте, успел навести ВПШГ. «Скорпион» (командир вертолётной группы) смог только запросить целеуказание, и тройка винтокрылых, прошелестев над местом стычки, ушла ловить пикап. Шороху добавили два «Грача», появившиеся с востока. По ходу, с задачи шли и попали на перенацеливание.


Пересчитались. Все на месте. Раненных нет. Чутка осколками пулемётчику кисть руки поцарапало, да Сухого оглушило. Досмотровая пара под прикрытием ядра побежала к трупам — два раненных боевика. Один тяжёлый, второй неясно. Дышит, глазки закатывает. Возможно, что и прикидывается.


Лежащих ничком лицом вниз, по ранее приобретенному опыту, «отконтролили» в голову. И сдёрнули саперными кошками. Мало ли. А то бывали случаи.


Группа рассредоточилась в круговую. Засадная подгруппа обнулила троих. Причём наглухо. Всех в живот. Выскочили справа прямо на пулемет. Пулемётчик одной короткой очередью всех и срезал, даже не успев испугаться. Остальные разведчики тоже добавили.


Раненными занялся разведчик-санитар. Итого, семь моджахедов ушли к гуриям. Двое с наблюдательного поста, скорее всего, ушли к гуриям мужского пола. Четверо свалило. Два раненных. Хотя, если судить честно, ребятишки попались боевые. Действовали вполне профессионально, вот четверо и ушли. Фактор внезапности, скрытность, да два гомосека просто существенно облегчили задачу группе. Если бы столкновение проходило по другому сценарию, пришлось бы побарахтаться.


Микроавтобус «Мицубиси Делика» всё-таки задело пулемётной очередью, а вот грузовичок был абсолютно цел. Шеф спустился сверху. Начали собирать трупы в кучу и осматривать. Место для укрытия было гораздо лучше того, где остановилась колонна.


....

— Есть проход на ту сторону, — ткнул пальцем в планшет «Мэвик», — чутка назад и будет грунтовка, мы её пропустили, а духи, скорее всего её знали и по ней ушли.


Левин покивал, запросил старших машин на готовность к движению, получил добро от начальника и повел колонну к месту недавнего боя. Через двадцать минут вся моя колонна была в сборе. Боевиков по возможности раздели.


Наиболее годную снарягу разведчики оставили себе, документы и гаджеты собрали в один пластиковый кейс, который я закрыл и закинул под сиденье. На досуге разберемся.


И вот тут мне в голову начало закрадываться ощущение, что в планировании операции, я что-то упустил.


Подошёл Витязь с трубкой спутникового телефона в руках.

— Ничего не набирал, в кнопки не тыкал? — спросил я у старлея, забирая трубку.

— Да нет, я же соображаю, пусть спецы разберутся. Товарищ полковник, тот тип, кого я снял, интересно, кто такой. Духи ведь даже тело не бросили.

— Если Скорпион накроет пикап, разберемся, есть ещё что интересного из трофеев?


Витязь начал перечислять: оружие, боеприпасы, радиостанции. Жратвы немного. В сухарниках разгрузок батончики, да минералка. Видно собирались ненадолго. Есть горючка в канистрах, запас мин и бензиновый агрегат.

Костик страдал над раненной «Деликой».


— Товарищ полковник, берем, не думая! Тут радиатор только и аккум пробит, я сейчас залатаю. Запасной аккумулятор свой кину, по размерам чуть больше на хомуты скреплю, доковыляем. Я на ПТОРе у себя её в порядок приведу. Бля, машинка 2007 года, подготовленная как надо, тут и лебедка, и салон нормальный.

— Ну, посади кого-нибудь за руль, только не доставай меня.


Константин радостно заулыбался и побежал к РЭРовцам выпрашивать своего собрата-дальневосточника, сержанта Морозова.


— Странно как-то, — пробормотал Левин, — наверное, совпадение?

— Что вас беспокоит, Ребе?

— Шеф, Витязь говорит, что пикап был «Мицубиси Эль какой-то там»?

— Ну да, хороший пикап, не «Хайлюкс», но тоже нормально.

— А «Делика» ведь тоже «Мицубиси»?


— Конечно, «Лучше нету велика, чем «Мицубиси-Делика»», — ответил я по-дальневосточному.

— А вот тот симпатичный грузовичок, на котором «Кантер» написано?

— Хмм, а ведь точно, это же тоже «Мицубиси»!

— Наверное, совпадение!

— Не думаю.


Я понял, что упустил: мне нужна группа обработки информации, чтобы все факты увязывать между собой, анализировать материал и просто усиленно думать.


...Подошёл Бальтазар с планшетником, который он нашел при обыске микроавтобуса…


Публикации глав продолжатся, когда Андрей Владимирович выложит следующую часть повести.

http://artofwar.ru/z/zagorcew_a_w/psih.shtml

https://vk.com/@vault_eight-a-zagorcev-psih-glava-6-taktika

Показать полностью 4
22

А. Загорцев: «Псих».

Начало :https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542727

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542744

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542755

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542795

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542818

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6548612



Глава 5: Творческая

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост, Текст

…Витязь и Левин сидели на складных стульчиках и пялились в небо, по которому неспешно проплывало одинокое облачко. Неподалеку за квадратными мешками в металлической сетке, так называемыми габионами, расположилась группа Витязя и делала вид, что замаскировалась.


— Здравия желаем, — в голос поприветствовали меня офицеры, подскакивая со стульчиков.

— Здравствуйте господа и товарищи, а так же Ребе, — поприветствовал я соратников, и по праву старшего отобрал стул у Витязя, — не могу понять, куда вы смотрите?


Левин протянул мне бинокль и указал в сторону облачка:

— Шеф, вон если смотреть от укрытия прямо вверх метров на двести.


Я поднес бинокль к глазам и после непродолжительных поисков узрел в небе еле заметный колебавшийся круглый силуэт.


— Это что?

— Это шарик, шеф, — ответил Ребе, — сейчас мы его на двести пятьдесят где-то подняли, судя по отметке на леске. Смотрите, его вообще не видно с земли невооруженным глазом. Вообще никак. А чуть ниже там куча лесок с бумажками, каждая от десяти до пятнадцати метров. В принципе я думаю, этой высоты будет достаточно. Выше уже шар не поднимается, мешает вес привязной лески, чем выше, тем веса больше. На километр по нашим расчетам надо будет шара четыре, такого же объёма.


— Пойдем, посмотрим подъёмное? — заинтересовался я.

— Само подойдет, — ответил Витязь и, нажав кнопку на гарнитуре «Ореха», забормотал:

— Рыболов, с удочкой ко мне, время две малых.


«Рыболов» хрюкнул что-то в ответ, из-за габионов выскочило две фигуры и короткими перебежками рванули к нам.


Командир группы обратил наше внимание на одного из разведчиков:

— Смотрите шеф, как бежит «Гарри», видите, его чуть назад ведет и ему передвигаться труднее.

— Ну да заметно.

— Это всё из-за шарика, который сейчас на высоте двести пятьдесят, парусность, всё так и есть.

— А почему «Гарри», его Игорь зовут?

— В фильме про остров с сокровищами был такой персонаж, пушчонку на себе таскал, — хохотнул Ребе, — здоровенный такой.


И действительно, разведчик в песочного цвета панаме на голове и мордой, извазюканной камуфляжным гримом, весьма смахивал на колоритного пирата.


Только вместо пушки на деревянном станке он тащил на спине странное приспособление, притороченное на рейдовый рюкзак. На верхнюю планку станины рюкзака пластиковыми хомутами был притянут обыкновенный шуроповёрт с насаженной огромной катушкой и проволочным кольцом, предотвращавшим запутывание лески.


Разведчик «Гарри» был так называемой наземной пусковой установкой. Второй разведчик исполнял роль оператора. По команде Витязя двойка плюхнулась у нас перед стульями. Витязь начал показ, по ходу пьесы поясняя действия импровизированного расчёта.


— Высота сто, — скомандовал он.


Разведчик-оператор, подскочил к рюкзаку «Гарри» и в полуприседе нажал кнопку на пистолетной рукоятке шуруповёрта. Жужжание, леска сматывается до отметки в сто метров, обозначенной небольшим флажком синей изоленты.

— Есть сто! — бодро отрапортовал оператор.

— БПЛА противника перемещается вправо сто! В направлении каменного дота.


Двойка резко вскочила и порысила к каменному доту.

— В принципе, понятно, — вмешался я в показ, — проверить бы как всё в реальности будет получаться?

— Шеф, всё придумали, — включился Левин, — сейчас наш оператор с «Мэвика» притащит китайский коптер, который не жалко и мы опробуем все а-ля натюрель.


— О, а где китайский дрон надыбали?

— Да «Мэвик» их сам собирает, он же фанат этой херни, ещё на большой земле на заказывал комплектующих на Али-бабе и паяет по тихой. Его контрразведчики чуть не прикрыли, еле отмазали, — рассказал Витязев, — сейчас ему всякую хрень с дронов бармалеевских тащат, он всё собирает как Плюшкин, фанат-ебанат чесслово!


Посмотрели на передвижение двойки и маневры в различных ситуациях. Решили попробовать сбить шар огнем стрелкового. Запас шаров и водорода в баллоне имелся, поэтому можно один и подпортить. Однако как ни старался Витязь, как ни пытался я попасть по шарику — так и не попали. Дали команду на открытие огня штатному снайперу группы. И опять никак. Цель была едва уловима. Только поймаешь ее в коллиматор или в снайперский прицел, вздох и шариков снова не видно. Немного поразмыслив, я посоветовал Витязю стрелять сосредоточенным огнем по целеуказанию. Командир группы, обнаружив шар, стрелял в его сторону трассерами, а вся остальная группа начала мочить по направлению трасс, создавая плотность огня на вероятном маршруте пролёта. И только тогда попали. Шарик пыхнул, не загоревшись, и просто пропал из видимости. На голову «Гарри», медленно и печально начала опускаться леска, оседая красивой лапшой на полях панамы.


Второй разведчик быстро сообразил, и включил реверс на шуроповерте, сматывая леску. Пока мы страдали хернёй, на БТРе прибыл «Мэвик» со своими игрушками.


— Расчёт, подготовиться к запуску! — скомандовал Витязь.


«Гарри» упал на колено. Оператор подскочил к рюкзаку, вытащил из кармана рюкзака, очередной метеозонд, из горловины рюкзака достал шланг с вентилем, надул шар и карабинчиком присоединил его к пластиковому кольцу на леске.


— Высота двести!


Шуроповёрт зажужжал, разматывая леску. Концы с бумажками поползли в воздух, вяло трепыхаясь на ветру. С высотой они все больше и больше расходились в стороны, издавая приятное уху «дрррррррр».

— Стойте пока, не надо двести, — попросил «Мэвик».

— А чего? — не понял я.

— Товарищ полковник, камеру с трофейного Ксаоми перепаял и в пластиковый контейнер приклеил со слотом памяти. Можно попробовать на шар прилепить, онлайна не будет, но запишем хотя бы картинку. Если шарик грохнется, ни хрена не будет, я камеру в контейнере пупырчатым полиэтиленом переложил.


Начали пробовать, шар потянул, камера почти, что ничего не весила. Но вытянул только на сто двадцать метров, выше не давал уже вес поднимающейся лески.


Оператор квадрокоптера, достал из БТРа какое-то чудовище из бамбуковых реек опутанное проводами, к которому прилепили вентиляторы с моторчиками.


— Квадрокоптер системы «Фантом-уебан», провозгласил «Мэвик», — создан по дендрофекальной технологии!

— Чего? — удивились мы с замполитом одновременно.

— Из говна и палок, — пояснил квадрокоптерщик, поворотник и камеру не успел спаять, поэтому будем наблюдать через телефон с вай-фаем.


«Мэвик» подцепил на пластиковый хомут смартфон также упакованный в пупырки.

— Ракурс и точка съемки будет только один, но, думаю, нам этого хватит!

— Да запускай ты уже своего «Уебана», — взмолились мы.

— Сей момент!


Оператор положил своё творение на один из габионов и начал настройку пульта. Наконец он поймал картинку с телефона.

— Взлёёт!

Винты дернулись, разгоняясь и заглохли.

— Блять, — сказал «Мэвик» и, подойдя к аппарату, постучал по нему пальцем. Что-то подвязал скотчем и.. аппарат взлетел.


Картинка, конечно, была так себе, постоянно замедлялась и дёргалась, но пока хватало и этого.

— Лови бармалеюшку! — скомандовал я.

— Раааасчет, беспилотник противника, высота тридцать, слева от дота, — заорал Витязь.


Двойка «ПВОшников» помчалась к доту. Ветер дунул им в спину, «Гарри» внезапно дёрнулся и плюхнулся на колени.

— Бля, поймали, товарищ полковник, поймали, — удивленно заорал «Мэвик», пытаясь маневрировать всё больше и больше запутывающимся квадрокоптером.


Картинка дергалась, но было понятно, что один из винтов намотал на себя леску с бумажками. Второй разведчик из двойки схватился за судорожно дергающуюся леску и потащил её на себя, наматывая на локоть и причитая:

— Ааай, бля, оой, режется, падла!

— Перчатки одень, — заорал ему Витязь.


Короче, квадрокоптер даже не упал. Его вынудили посадить. Леска намоталась на основании винта, не давала маневрировать. Опустили шар. Вынули флэш-карту, посмотрели на планшете. Ну, в принципе, очень даже ничего! Потом еще несколько раз охотились на самодельного «Фантома», правда, не всегда удачно.


Если оператор успевал заметить шарик, он уводил аппарат сразу в сторону. Но фишка была в том, что оператор был наш и видел шарик с земли. В камеру же болтающиеся лески было абсолютно не рассмотреть. Ну, а если ночью?


Эксперимент удался. Левин высказался, что вот если бы шуроповерт настроить на дистанционное управление, то было бы вообще шикарно. Сиди себе за десятки километров, да запускай шарики. Но на данный момент и, исходя из наших технических возможностей, идея была так себе.


Под конец занятий, «Мэвик» дал добро на уничтожение «Фантома» из стрелкового, он всё равно будет паять более новую усовершенствованную модель. Всех сразу обуял азарт.


Однако, несмотря на свой топорный вид, самодельный квадрик бойко лавировал и угрожающе пикировал то на БТР то на «Хайлюкс». Иногда прижимался к земле, не давая нам стрелять, выводя нас на линии перекрестного огня группы.


Витязь полмагазина трассирующих выпалил, давая целеуказания, да всё без толку.


Наконец-то Витёк из кузова, задрав ствол «Корда» на максимальный угол. сбил чёртову машину. К упавшему квадрику тут же подбежали разведчики и начали пинать его ногами, приговаривая:

— На тебе, блядский дух!

— Камеру не разбейте, козлы, — орал на бегу «Мэвик».


— Повеселились, и хватит! — резюмировал я, — в шестнадцать у меня на совещание! Жду ваши предложения по дальнейшей работе и выполнению задачи, желательно уже в графическом и текстовом виде.


— Слайды и фотоотчёты готовить? — переспросил Ребе.


Во время обеда я поклевал только корейской морковки, да консервированной кукурузы из салат-баров — есть абсолютно не хотелось. Пошёл вздремнуть, но тут меня нашёл Влад Тетюрин. Радиоразведчик тащил с собой пластиковый опечатанный портфель и был неприлично весел.

— Здра жела, — бодро гаркнул он, разрушив мои надежды на обеденный сон.


— И ты будь здрав, боярин, чего тебе, зоркое ты наше ухо?

— Товарищ полковник, перевели мои тут всё, что на задаче в районе «Шанхайки» взяли. Я со своими полночи сидел, рисовал, сопоставлял. Есть интересные моменты среди бытовухи. Семантика какая-никакая проглядывается, РЭО интересная.

— Папа, ты с кем сейчас говорил, — оборвал я радиоразведчика, фразой из анекдота, — ладно, пойдём ко мне в кабинет, более подробно расскажешь.


Мы расположились в кондиционируемой прохладе кабинета. Я заполз в своё кресло и скинул уставные ботинки. Блин, как горят ноги-то! Где мои тапочки! Раньше ходил в нормальных «Лова», и никому не было до меня дела, но какой-то начальник в таком же звании, как и я, приехавший с Большой Земли, незнамо за что взял и доложил моему боссу в Москву о том, что я нарушаю форму одежды. Вот теперь хожу и плачу о своих ногах. На хрен надо кому объяснять, что у меня пальцы ног обморожены в горах в далеких двухтысячных на Северном Кавказе, и наша любимая уставная обувь тупо калечит мне мои ноги. Переобулся, эх хорошо!


Влад достал из портфеля папку с материалами перехвата и подал мне.

— Там стикерами помечено более интересное.


Я углубился в чтение, делая для себя пометки.

— Шеф, есть там одна особенность, которая заметна будет далеко не всем, — подал голос Влад.

— Чего там?

— Перехваты в КВ откуда-то появились, цифропосылки идут, ну и скорее всего сигналы боевого управления.

— И какой вывод?

— Там достаточно мощная радиостанция на стационаре стоит. Надо бы в наш центр «Ц» заехать, может, они её пропеленговали. Хотя мы её можем и сами вскрыть, своими спецназёрами, главное, антенны найти. По идее, они неподалеку должны быть. Вряд ли будут стандартные антенные поля, скорее что-нибудь по типу наших дипполей. А радиостанции, я думаю, Айкомы, несколько штук, объединённые в один радиоузел.


Я призадумался. Бармалеи — они ребята ушлые, опыт перенимают и используют — не чета нам. Да и честно говоря, вырисовывается классика из боевых уставов: приемные и передающие радиоузлы перенесены на пару десятков километров от основных командных пунктов. Судя по материалам перехватов из «Шанхайки» идёт опрос оперативных дежурных, запросы обстановки, передаются графические и текстовые файлы. Если радиостанции достаточно мощные, то в принципе связисты моджахедов могут спокойно общаться со своими соратниками по всей территории конфликта. Но есть неувязочка: почему их не пеленгуют наши центры РЭР и не разнесут в пух и прах доблестные лётчики? Я поделился своими сомнениями с «яйцеголовым». РЭРовец пожал плечами, обещал подумать. Но впоследствии светлыми головами оказались не я и не Тетюрин, а подполковник Левин.


На его замполитовской карте в данном селении был отмечен узел радиовещания, гражданский. Какая-т там религиозная радиостанция. А кто будет бомбить населенный пункт, в котором мирные муллы читают свои азаны по радио? Наверное, только "союзники"! Но почему-то они оставляют эту станцию без внимания.


Радиоразведчик рассказал, что радиомост, установленный нами, вполне прилично функционирует и перехваты идут потоком. Переводчики уже начали отсеивать бытовую семантику и простые рабочие моменты в переговорах.


Кстати, о смерти Халида не упоминалось даже вскользь. Просто переговоры и доклады по состоянию дел. Картинки со смартфонов, оставленных спецназовцами, шли с небольшим замедлением, но обстановку передавали более-менее. Влад притащил даже несколько распечатанных скриншотов.


А вот тут интереснее. Возле здания, которое мы опознали, как водонасосную станцию, пара автомобильных цистерн с небольшой охраной. Значит, отсюда водичкой заправляются. Есть на что надавить!


На одной картинке мусульманский патруль ведет какого-то бедолагу с черным пакетом на голове. Жаль, увеличить больше нельзя. Также Тетюрин отметил, что комплексом отмечены эталонные сигналы беспилотников в диапазонах наземных станций управления. Скорее всего, как мы и предполагали, коптеры, которые используют для разведки местности вокруг посёлка.


Ну, а вот и картинка. Два моджахеда с пультом в руках смотрят куда-то вверх. Сам коптер заснять не удалось. Есть пару неплохих мест, куда можно без зазрения совести «ложить» мины. Площадь перед «Домом Культуры» и площадка возле мечети.

— Шеф, там ко мне ещё морпехи подкатили сегодня, по своей БР-ке (боевое распоряжение) работают. Требуют малогабаритный комплекс радиоразведки на какую-то свою снайперскую задачу.

— Ну, дай им «Вошь» в кейсовом варианте, если действительно так надо.

— У меня операторов на неё не столь уж и много, да и земноводные сами не понимают, что им надо. На хрен им УКВшные перехваты, если переводчика не будет?

— Ну, и не капай мне на мозги, скажи, что нет, нам самим пригодится, пусть вон у спецназёров возьмут — «Иронию» на «Тигре», или со склада получат в переносном варианте.

— Да они мне весь мозг проели со своим снайперками! «Манлихеры» у них! Задача, пипец какой важности. Кстати, я их на склад и отправил с заявкой.

— Пусть своими ман-ли-херами перехват ведут. Мне бы, кстати, тоже несколько снайперских пар не помешало, да начальник штаба этих, как он говорит, «штучных специалистов» просто так не отдаст. Вон студенты из стройотрядов (ССО) сами по себе куда-то бегают, что-то вытворяют, а мы и не в курсе.


Влад чуть подумал и выдал:


— Действительно, ну их нахер со своими снайперками, они мне то про стоимость своих винтовок жужжали, то про всякие деривации и прочую потустороннюю хрень. У меня мозг чуть не расплавился.

— Да это же элита Тихоокеанского флота, «никто кроме них», так что, Влад, пусть берут у спецназеров «Иронию» и отстанут от нас. У нас жизненное кредо проще: «С хуя ли мы?».


Тетюрин посмеялся и, передав мне материалы под запись, убыл в своё расположение. К нему собиралась наведаться военная полиция и проверить личный состав на предмет употребления бухла и наркотиков.


……

Так как поспать мне не удалось, пришлось заняться штабной работой, накидывать план дальнейших действий и увязывать кучу рабочих моментов.


Иногда звонил Левин, спрашивал, уточнял, советовался. Замполит прочно вцепился в информационных противоборщиков и накидывал макеты листовок и воззваний, которые мы впоследствии должны были использовать в психологических атаках на «Шанхайку».


Левин, выразил одну очень мудрую мысль. Ему нужны были персоналии.


Если говорить проще, то кто в посёлке лидер или командир подразделения моджахедов. Его помощники, администрация. Кто мулла? Кто держит торговые точки? Обладая информацией по каждому субъекту, можно бить «прицельно».


К примеру, «доблестный Салах вчера под покровом ночи занимался непотребством со своей овцой, хотя всем на каждом углу кричит харам».


Дискредитировать всех мало-мальски значимых лидеров, военных, религиозных, общественных. Посеять недоверие к действующей администрации, по возможности перессорить их между собой.


Но персоналий у нас как таковых нет. Картотека субъектов по данному району напрочь отсутствует. С наполнением баз данных по лидерам может заняться радиоразведчик. В получаемых нами перехватах много различной семантики, имен, позывных и прочего. Из всего этого надо связать "цепочку" связей, подчиненности личностных и рабочих отношений.


Вот этим и должны заниматься настоящие психборцы и инфо-противоборцы, а не моя сборная солянка. С возникающей задачей пусть разбирается Ребе, масла в голове у него на это вполне хватит. Тетюрин подключит еще своих обработчиков и аналитиков, глядишь, накинемся всем скопом, да выдадим результат. Ну, или хотя бы от Начальника Штаба люлей не отхватим.


На совещании план вырисовывался следующего характера:


1.Давить радиовещание не будем. Будем просто вмешиваться со своими комментариями. Для этого нам нужен прилично балакающий переводчик или садык-местный с хорошо подвешенным языком и отлично знающий русский язык. Такой парень у Левина был, и он обещал вечером мне его представить. Передатчик нормальной мощности и с требуемыми ТТХ, это моя задача. Начальник связи группировки, обещал помочь, есть у него нужная нам машинка.


2. После любых пропагандистских воззваний и азанов, призывающих на борьбу с неверными кяфирами, будем долбить миномётами по выбранным мною площадкам. Минометные расчеты в количестве трёх штук даст нам местный штурмовой корпус. Наш советник в местном корпусе — мой одноклассник, и с этим проблем не возникнет. Однако нужен еще будет наш специалист, ибо подготовка местных миномётчиков особого доверия не внушает. Также при миномётном обстреле задействуем снайперов из группы Витязева. Мало их у него. Нам бы этих морпехов с их «Манлихерами» и «деривациями», но если бы у бабушки был хер — она была бы дедушкой.


3. Не даем летать беспилотникам бармалеев. Глушим, чем можем. РЭБ на нашей стороне, малогабаритная станция подавления с экипажем будет. Начальник службы уже подписал боевое распоряжение и дал команду своим собираться. Нам останется только забрать. Сбиваем шариками и стрелковым всё, до чего дотянемся. Это уже задача спецназа. Тем более эксперименты уже провели и вполне удачно.


4. Силами нашей Рг СпН пытаемся отрезать «Шанхайку» от основных районов. По возможности, засады — явных моджахедов можно тупо отстреливать.


5. Ну, и заброска листовок провокационного пропагандистского характера.


Как это мы сделаем, еще не придумали. Левин будет размышлять и прикидывать.


Мне, исходя из принятых решений, придётся делать очередную дорожную карту с реально-нереальными сроками и представлять её Начальнику Штаба.


По всему остальному вопросы решены.


Приданные силы и средства, соберет Левин. Он же займется материально-техническим обеспечением. Витязев и Тетюрин отработают по своим стволам ответственности. Выезд послезавтра.


....

Распустив всех по своим делам, я принялся за отработку документа, постоянно названивая и уточняя различные спорные вопросы. Пришлось рисовать карту в электронных слоях. Работа увлекла, и я в творческом порыве даже накидал доклад доклада в слайдовой презентации и сам себе с пафосом доложил.


Пожурил себя за недостаточно чёткую дикцию и повторил. Ну, так-то лучше.


На вечернем совещании с блеском доложил и, не дождавшись аплодисментов, сел на своё место. Начальник Штаба и Командующий одобрили и продолжили совещание.


С утра прискакал Левин и огорошил меня новостью:

— Новые веяния, шеф! Я только со своего совещания, нас теперь на задачу не отпустят, если мы не пройдём тесты у психологов!

— Вот так, значит? А если не пройдём?

— Да и хрен с ними, я могу там договорится, ведь это, считай, мой приход. Можете даже не ходить, я за вас в компьютере крестики поставлю. Но всё-таки советую, пусть глазки отдохнут!

— В смысле, Ребе?

— Девочка там, психологиня — хорошая, на столовских-то уже и смотреть не охота!

— Кхм, а действительно! Проводите меня, товарищ подполковник, уж будьте добры.


Мы с замполитом, перебрасываясь мыслями по поводу предстоящей операции, пошагали к модулю психологической разгрузки. Отодвинули в сторону наших кавказских военных полицейских и через пять минут проходили тесты под присмотром симпатичной лейтенантши-психологини.

Девушка на этом фото побудет в роли психолога Ирины

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост, Текст

На удивление, я все тесты решил на отлично, оказался очень стрессоустойчив и способен к быстрому принятию решений. Странно, в начале двухтысячных, перед боевой задачей, я как-то прошел подобный тест и оказался полным дебилом-суицидником. Видно, с возрастом и званиями стрессоустойчивость повышается.


Левин, напропалую заигрывавший с психологом, тест завалил. Лейтенант начала довольно бойко и не смущаясь задавать подполковнику каверзные вопросы, на которые Левин отвечал своими. Вскоре беседа зашла в психологический тупик, а я вдоволь насмотрелся на приятную девушку.


Лейтенант-психолог, которую звали Ирина, пообещала Левину полную психологическую разгрузку и индивидуальную работу. Замполит обрадовался, надо было мне тоже тест завалить.


Потом мы разошлись по своим делам. Левин обещал мне через час представить переводчика-садыка, которого заберет с нами.


Пока я выбивал горючку для связистов и РЭБовцев, беседовал с экипажами, уточнял возможности комплексов, время перевалило за обед. Есть по жаре не хотелось абсолютно, и я просто вздремнул. Ну, хоть нормально выспался перед приходом замполита и переводчика.


Левин привёл невысокого чернявого парня в американском «вудланде», и с бэйджиком пропуска на нашу территорию на шее.


— Знакомьтесь, шеф — это Бальтазар, работает у нас по взаимодействию с местным населением. Имеет высшее образование, пишет стихи, весьма образованный юноша.

— А где его Ихтиандр? — спросил я Левина, здороваясь с сирийцем за руку.

— О, товарищ полковник любитель Беляева? — внезапно ответил саддык, крепко пожимая мне ладонь, причем по-русски, а не по-своему, двумя руками.


Я с недоумением посмотрел на Левина. Тот пожал плечами и ухмыльнулся.

— Товарищ полковник, я в Ростове в универе учился, у меня бывший командующий Северо-Кавказским округом деканом был, потом в Аксае жил, ну вот родина позвала, — продолжил Бальтазар.


И действительно у него угадывался чистый южнорусский «гховор». Земляк оказывается. Сириец по-русски говорил как чистый южанин «с Дона», был весьма эрудирован и информирован по текущей обстановке. Да и с юмором у него было всё в порядке. Он, оказывается, в Ростовской стендап-лиге выступал по различным клубам, умел держать публику.


Обговорили задачи Бальтазара, прикинули план-действий. В общем, как оказалось, «отец Ихтиандра» был неплохим приобретением и получил позывной «Индеец».


……

Мы сидели на площадке сбора машин и ждали добро на выезд. Сейчас витающего в небе «Баклана» перенацелят на наше сопровождение и двинемся.


Я собрал офицеров на инструктаж и уже откровенно капал им на мозги от безделья. Не хватало только миномётчиков из местного корпуса. Но эти ребята присоединятся к нам на точке встречи. Связь по «Шмелю» с ними есть, так, что надеюсь, все соберемся вовремя…

Показать полностью 1
14

А. Загорцев: «Псих».

Начало : https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542727

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542744

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542755

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542795

https://pikabu.ru/story/a_zagortsev_psikh_6542818


Глава 4 Глава 4: «Шанхайка» продолжение

Ночь у нас прошла на удивление спокойно. На окраинах города что-то грохало и стреляло, в эфире творилась неразбериха, но в нашей зоне ответственности тишь и благодать. Подгруппа не отсвечивала и помощи не просила.


Из центра управления беспилотной авиацией вышли на связь и огорчили: беспилотник, висящий над нами, перенацеливают в другой район ввиду возникшей острой необходимости. Я посокрушался, но вроде ничего страшного не случилось. На крайний случай будем справляться своим квадрокоптером — дальности позволяют.


Радиоразведчики всю ночь, вместо того, чтобы спать, следуя здравому примеру Левина, постоянно бегали туда-сюда, настраивая свои «Вай-Фай»-пушки и настраивали оптико-электронную часть комплекса «Вошь». Пришли к обоюдному согласию: после проведения рекогносцировки и убытия на базу оставим работающий комплекс для наблюдения за районом, будем смотреть и слушать на базе, не выходя из-под кондиционеров и придумывая очередные пакости.


Тетюрин приспособил для бесперебойного питания солнечную панель-аккумулятор, которая шла в комплекте к аппаратуре, и надеялся, что в течение недели с питанием проблем не возникнет. На следующее утро, позавтракав, я принял на грудь двести грамм кофе с кардамоном и с удивлением посматривал на Ребе, который с явным удовольствием хлебал кислый матэ вприкуску с бутербродом из галеты и печеночного паштета.


— Наш продвинутый мальчик, ради-чего-то-там разведчик, обещал нам материалы перехвата за ночь показать, — жуя, обратился он ко мне, — я надеюсь, в его материалах будет то, что нам неплохо поможет в нашей нелегкой миссии.


— Зачем так пафосно, Ребе? Посмотрим, может какие и выводы сделаем, но всё равно, надо их перекидывать на группу информации, чтобы сопоставили с тем, что у них есть. И выводы из полученного материала были уже не первичные, а проверенные нашими информаторами и аналитиками.


Однако Тетюрин закинул нам на планшетники уже готовые, переведённые и обработанные материалы перехватов. Радиоразведчики недаром именовались «яйцеголовыми» — смогли за ночь установить радиомост и организовать радиоэлектронную обстановку, отправку материалов перехватов для перевода и анализа. В обратную сторону наша оперативная группа уже получила вполне читабельные документы в электронном виде.


Так, и что там интересного? Ну, в основном рабочие частоты дежурной сети. Позывные оперативного дежурного сепаратистов, время выходов на связь для докладов, так, это что такое? Ага, частота, на которой ведется пропагандистское вещание. Время и позывной муэдзина. Примечания обработчика («В основном читают азамы про воскрешение мертвых, про жизнь и непримиримую борьбу, читают вступление, и пара призывов голосом, остальное — оцифрованная запись в музыкальном сопровождении»).


Я на данный абзац взглянул мельком и продолжил читать материалы перехватов, а вот Изяслав Семёнович выделил данные строки красным и, поставив восклицательный знак, глубоко задумался.


— Ребе, о чем думаете? — спросил я морщившего лоб подполковника.

— Шеф, таки представьте, шо вы вкусно кушаете в одно и то же время, под приятнейшую музыку.

— И что, представил. Ты знаешь, Семёныч, мне сразу захотелось есть.

— Та самая музЫчка, под которую вы кушаете, даже в другом месте будет вызывать у вас аппетит, таки совсем непроизвольно. Это условный рефлекс, как у Павловских собачек.


— Мы будем кормить моджахедов под музыку?

— Той самой музыкой будут азаны, которые по расписанию запускают в эфир местные хулиганы. А после азана будем подавать им обед.


— Я начинаю понимать, на обед будут какие-нибудь 82-мм пирожки, приправленные калибром 12,7 от наших поваров-дальнобоев?


— Шеф, а вы неплохо разбираетесь в кулинарии, — хмыкнул Левин, — действительно, что нам стоит после азана или даже во время азана методично обстреливать наблюдательные пункты и выявленные позиции, при этом стараясь как меньше нанести вреда местному мирному населению?


— К тому же можно запросить на это время обязательный пролет ВПШГ неподалеку, так сказать для нагнетания обстановки. Пусть у противника складывается мнение, что мы постоянно висим над ними и вот-вот перейдём в наступление.


Витязь, появившийся со стороны наблюдательных пунктов на холмах, доложил, что в подгруппе Ежа всё нормально, ведут наблюдение и радуются жизни. Вывод с места забазирования запланировали на ночь.


В течение дня продолжали вести разведку и наблюдение. Выбрали несколько удачных мест для подвижных миномётных расчётов, отметили по топопривязчику места будущих лёжек снайперских пар. «Мэвик» то и дело поднимал своего подопечного для фотографирования и видео-съёмки местности. Работы нашлось всем.


Беспилотники из центра, поинтересовавшись, нужен ли нам «глаз» и услышав отрицательный ответ, перенаправили свои крылатые машины на более опасные участки. Мы пока обходились своими силами и особо ни своих, ни боевиков не интересовали. Ну, ведь действительно, активных действий не ведем, никого не атакуем и не стреляем. Сидим, смотрим, да слушаем тихонечко.


Приходилось одновременно искать дополнительные пути отхода и эвакуации, посадочные площадки для винтокрылых, привязываться к местности. Наиболее опасные тропы, которые обнаружили в ходе досмотра местности, сапёры Витязя минировали МОНками и ОЗМками, внося координаты постановки минных полей в электронные карты в планшетах.

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост

Мои водитель и пулемётчик оставались в резерве и готовили обед — он же и ужин, — на себя, меня, Левина и радиоразведчиков до кучи. У Витязя был свой повар. На наблюдательных постах разведчики у него вообще ничего не ели, кроме аскорбинок в таблетках.


Меня пока начальство не теребило и на связь не вызывало, видно других проблем хватает. Думаю, что вчерашняя заварушка и взрывы на восточной окраине всему виной. В материалах перехвата, полученных после 16.00, у некоторых полевых командиров в ходе переговоров проскакивала паническая нотка (прим. обработчика прослушивающего аудиозаписи). Якобы Халида во время празднования юбилея обстреляла группа неизвестных моджахедов.


Незнакомцы, пользуясь суматохой, сумели скрыться в неизвестном направлении. Влад Тетюрин подтвердил, что сейчас радиоразведка группировки нацелена на добывание сведений или материалов, подтверждающих смерть Халида.


Вроде бы маневренными группами РЭР и беспилотниками получено несколько перехватов, в которых обсуждается смерть лидера, время и место погребения. Вот тут у меня начали закрадываться сомнения. Вроде, по исламу погибший должен быть похоронен до восхода солнца. Если его убили в ночь, похоронить должны были до четырёх утра.


А время получения радиоперехватов — после 13 часов сегодняшнего дня. Может, нам дезу впаривают? Или был тяжело ранен, не выкарабкался, да и помер часов в двенадцать, и хоронить будут до завтрашнего восхода. Интересно все-таки. Кто кого тут переигрывает? Не надо думать, что Халид, всю жизнь воюя и дожив до пятидесяти — бесхитростный овцеёб. Волчара тот ещё. И любой подвернувшийся шанс может использовать на все сто.


Семёныч, скорее всего, думал также и поделился со мной своими сомнениями.

Решили проверить, прослушав очередной азан по расписанию. Если муэдзин, ведущий пропагандистскую работу, упомянет о смерти славного Халида и прочитает какую-нибудь суру, то, предположительно, товарищ Халид действительно откинул чувяки и накрылся тюбетейкой. Морозов нам даже наши «Йоськи» настроил на соответствующую частоту. Но ничего такого в проповеди не упоминалось.


Опять призывали молодежь, ругали неверующих, в конце проповедь, закончившаяся традиционной «Иншаллой». Может, мы с Левиным и не всё поняли, но, по крайней мере, в эфире «Хасир Халид» («Погиб Халид», арабск.) ни разу не прозвучало. Может, не успели подготовиться, может, не подумали пропагандисты боевиков. Надо будет слушать дальше.


Влад, вспомнив о ночном разговоре, завязал свой трофейный смартфон с сетью передающего радиомоста. Теперь через комплекс «Вошь» спокойно транслировалась картинка смартфона, причём скорость передачи была такая, что подгрузка видео абсолютно не требовалась. Немного поколдовав, он объявил, что можно будет завязаться из самого посёлка, только девайс надо установить повыше. Возможно, завязать даже несколько аппаратов и создать локалку с трансляцией на ЦБУ группировки. Только телефоны надо настраивать здесь, приспосабливать к ним или банки дополнительных аккумуляторов, или мини-панели солнечных батарей.


Витязь внёс полезное предложение: телефоны надо на всякий случай минировать и ставить на неизвлекаемость. При этом спецназовец старался показать «яйцеголовому», что он тоже не только бутылки об голову бьёт, он в неё еще и ест.


Влада закусило, и он предложил устроить всё намного проще, через приложение для разговора по сети «вай-фай» вывести с динамика вызова питание на электродетонатор — и дело с концом. А вдруг всё пойдет нормально? И телефоны еще понадобятся? Но «тюнинг» смартфонов всё-таки необходимо проводить на базе, при наличии паяльников и прочих хитроумных приборов.


Так как по праву «рождения» я сам был из клана Витязя и по первой воинской специальности минёр, пришлось тоже внести пару «рацух». Я предложил смартфоны, привязанные к локалке, выставлять на наиболее опасных участках здесь в районе, в стиле классической «егерской засады». С одной стороны пару «пулеметов Жука» (обыкновенная доска на подпорках на уровне груди среднестатистического гуманоида, на которой в рядок приклеены на супер-клей, куча патронов, объединенных на капсюлях детонирующим шнуром с электродетонатором). Сам электродетонатор как было описано выше, выводиться на динамик смартфона и, естественно, при поступлении звонка срабатывает. Ну, а с другой стороны, можно и МОН на МУВ (минный взрыватель) поставить на растяжки, да и просто «эфок» на пару веток растяжек накидать.


Левин, не участвующий в споре, хмыкнул и вынес одно единственное предложение:

— А можно смартфон ещё в окошко женской бани поставить!


……

Беспилотники с центра управления группировки повесили «глаз» над нашим районом согласно заявке. Всё тихо и мирно, в других частях города пара перестрелок и один пожар. В эфире, обыкновенные служебные переговоры. Опросы дежурных смен, доклады с наблюдательных постов.


Подгруппа «Ёжика» без каких-либо инцидентов вышла на место базы. Мы уже свернулись и выстроились в колонну. Костя смачно позёвывал за рулём «Хайлика», Витек что-то выцеливал из «Корда» в ночном небе. Витязев, встретив подгруппу, пересчитав всех и приняв доклады, оттянулся к месту посадки. Последними прибыли разведчики с НП. Все готовы! Связь имеется.


Оператор «Глаза» доложил, что всё чисто, и мы потихоньку тронулись. Лучше выйти в ночь, любопытных глаз поменьше. Свои вроде на связи, думаю, проскочим нормально, без «концертов». Так оно и получилось.


В четыре утра, при свете встававшего солнца, мы подъезжали к первому блоку группировки. Морпехи, стоявшие на блок-посту, недоверчиво покосились на нас, но я позаботился заранее о проезде, все команды различными дежурными были доведены вовремя, и мы беспрепятственно въехали на базу.


Назначив производственное совещание на четыре часа дня, я разрешил всем участвующим в выезде и просто «прислонившимся» отдохнуть, провести обслуживание техники и вооружения. Сам, позевывая, распрощался с Левиным и побрёл в модуль бороться с подушкой. На удивление, в отделе, не смотря на очень ранний час, было многолюдно.


Народ что-то рисовал на топографических и электронных картах, переругивался по телефону. Рабочие группы и направленцы на подразделения с выпученными красными глазами что-то истошно орали в трубки телефонов закрытой связи. Даже заменщик «Старая Белка» дежурил на своём рабочем месте и что-то меланхолично набирал на рабочем ноутбуке.


— Серёг, что случилось? Почему кипишуем?

— Да вроде как Халида убили, по прогнозам сейчас должен начаться какой-нибудь шухер, типа местные ваххабиты в наступление пойдут и все-такое.


— Да нахрена оно им надо в наступление идти? Вроде сидят спокойно нас не трогают, мы их не трогаем.

— Я старый солдат, я не знаю слов любви. Сказали начать суетится, я и суечусь в общем потоке, ответил индифферентно Серега, — про тебя вспомнили, но потом решили, что лучше не трогать, хоть и задача у тебя не первоочередная, но с далеко идущими последствиями!


Я облегченно вздохнул. Отлично! Вот, что значит в общем кипише не участвовать, а кипишевать по отдельной программе, тихонечко: с чувством, с толком, с расстановкой.


Ладно, пойду, порадую наших оперативников-агентурщиков — французская камера с записями, наверное, тоже результат. Может, меня и похвалят, и объявят одно «ненаказание». Наверняка что-то ценное будет на жестком диске.


Наш глава «секретных» сперва не понял, на хрена я к нему вообще припёрся и несу какую-то лабуду про французов.


— Братское сердце, ты не торопись, выпей холодной минералочки, — успокаивал меня старший группы, полковник с позывным «Седой».


— Слушай, я тебе результат принёс, за которым вы можете гоняться вечно, я тебе, может быть, даже «ценняк» подкинул (ценная информация), а ты меня игнорируешь.


Может, конкурентам-«сварщикам» (СВР) отдать? Те ребята ушлые.


— Не до того сейчас, не до того! Верхи в смуту кто-то вводит — Халида, видишь ли, порешили, наше шаткое равновесие в один миг может к чертям полететь, — стенал «Седой» и, не смотря на строгий запрет на курение, прикурил очередной «Парламент». — Ты же помнишь методику расчета последствий при устранении критически важных субъектов? Может, подскажешь, как считать будем в нынешней ситуации?


Я вздохнул. Кто о чём, а бомж об одеколоне. Ну да, есть такая методика, помню, учил и даже пытался пользоваться. Я откашлялся:


Есть методика и план

Я вам всё сейчас раздам.

Их с Генштаба приволок —

Жопа, Палец, Потолок.


При этом я наглядно продемонстрировал саму методику расчёта.


«Седой» поперхнулся дымом и закашлялся:

— Ну что там у тебя? Чувствую, просто так, не отвяжешься!


Сперва он ничего не понял, потом сказал, что я вру. Потом увидел камеру, которую я прятал в бауле для ВКПО (всесезонный комплект полевого обмундирования). У полковника начали трястись руки, когда я продемонстрировал записи красочного действа под названием «Стас Михайлов и дехкане обувают французов». В жесткий диск камеры он не полез. Упал всем телом и запричитал:


— Брат, братишка, вы туда сами не лезли, а?

— Да нет, конечно, мало ли, что там и какие степени защиты, — хмыкнул я.


«Седой» с ошалевшими глазами забегал по модулю и, на бегу хватая трубки телефонов, начал вызывать технических докторов и еще каких-то специалистов.


— Слышь, пойду я посплю, — обратился я к полковнику, находившемуся в состоянии прострации.

— А, да-да, иди. И это… Отчёт, как вы смогли провернуть напишешь? По-братски, а? На пару строк? — взмолился «Седой».


— Да напишу, не переживай, — махнул я агентурщику и серой мышкой побрёл к себе в модуль.


....

Встал, как обычно, рано, потягиваясь и позевывая, побрёл в умывальник скоблить щетину и чистить зубы. Странно, за всю ночь меня ни разу не дёрнули!


У себя в кабинете закинул капсулу «американо» в кофеварку. Интересно, где Левин достал целую упаковку? Достал початую упаковку печенья «Орео» и принялся обзванивать своих по направлениям. Ничего интересного, все мечутся в поисках подтверждающей информации о гибели Халида. Ранее мною заказанная информация так и оставалась в виде запроса. Как будто со смертью Халида на нашем направлении оперативная обстановка резко изменится и все «бармалеи», поднимут ручки к верху и начнут активно сдаваться.


Сходил по вызову к начальнику штаба группировки, показал наработанный материал и свои намётки по дальнейшим действиям. Начальник вяло послушал, покачал головой и отпустил, ни сказав ничего вразумительного.


Зато наш «шпион» уже маялся на нашем ЦБУ, ожидая меня с какими-то сногсшибательными новостями.


— Братан, ну что там, как отчёт, а? А замполит твой чего-нибудь напишет? Край как надо, особенно обстоятельства, как изъяли, район и привлекаемые силы!


— Район где-то здесь, — ткнул я карандашом в карту, — привлекаемые силы: автобус саддыков-гуманитарщиков и один замполит, прикидывающийся хохлом.


— Слушай, ты не против, если мы опишем по-своему?


— Я не против, если я и моя команда вообще фигурировать не будем, а если ещё по взаимодействию будете информацию подкидывать, так вообще настанет мир и благоденствие.


Довольный «Джеймс Бонд — агент 777» радостно ускакал по своим тайным делам. Я закопался в сводки и телеграммы.


Всё штатно: там боестолкновение, там обнаружен неизвестный беспилотник, не прекращаются попытки «союзников» сунуть свой любопытный нос в наш колхоз. Два контрактника-полудурка из лётчиков-технарей хлебанули этилен-гликоля, еле откачали болезных. Вот неймется им! Мне лично без алкашки вполне нормально, кофе вот теперь только в больших объёмах потребляю. Да, и много знакомых сослуживцев стали меньше употреблять и приобрели нездоровый розовый цвет лица.


Да ладно кого я обманываю! Сейчас бы грамм двести «беленькой» под копчёное сало и разваристую картошку присыпанную зеленью и сдобренную подсолнечным маслом.

А. Загорцев: «Псих». Загорцев Андрей, Военные мемуары, Длиннопост

Вызвонил свою машину. Поеду к спецназеру и к замполиту — у них сегодня день «очумелых ручек». Будут испытывать ловушку для коптера. Потом надо РЭРовца навестить, узнать, что из материалов перехватов нам может пригодиться. Ну, и радиомост посмотреть, как он на таком расстоянии функционирует. Дел полно, а я третью печеньку мучаю.


Костя лихо зарулил на стоянку дежурных машин, с неплохим таким полицейским разворотом. Витёк, по своему обыкновению вцепившийся в «Корд» в кузове, не удержался и кубарем скатился на грунт. Успел сгруппироваться и, кувыркнувшись, приземлился на ноги через спину.


Водители дежурных машин заорали:

— Браво, давай еще разок!

— Охуеть! — сказал Витёк и с опаской покосился на меня.

— Слышь, два кислых друга, хер и уксус, вы своими финтами меня до обморока и преждевременной замены доведете, я уже готовился справку-доклад писать о получении травмы! — отчитал я контрактников.


— Это пулемётчик у нас просто тупенький, я, товарищ полковник, ему сколько раз говорил: давай из подвесной и буксировочной ленты с карабинами систему безопасности сделаем, — начал с испугом отбрёхиваться Константин, — сколько рысачить приходится, того гляди и вывалится!

— Костя, я тебя за язык не тянул, поэтому завтра с утра смотрю подвеску!

— Есть, товарищ полковник, — печально буркнул водила.


На стрельбище отряда спецназа было весело…

Показать полностью 2
Отличная работа, все прочитано!