garik23

garik23

пикабушник
пол: мужской
поставил 12789 плюсов и 2478 минусов
отредактировал 3 поста
проголосовал за 3 редактирования
сообщества:
Лига слаботочников IT минувших дней Творческий Союз Сталкеров Лига холостяков Стендовый моделизм
386К рейтинг 2809 подписчиков 2599 комментариев 2010 постов 903 в "горячем"
1 награда
более 1000 подписчиков
34

Как американцы получили "летающий танк" Ми-24

Как американцы получили "летающий танк" Ми-24 США, Афганистан, Вертолет, 1985

В годы холодной войны США проявляли закономерный интерес к советской боевой авиационной технике и делали все, чтобы заполучить ее. В отдельных случаях выручали предатели-перебежчики, перелетавшие к американским союзникам на крылатых машинах советского производства.


Также удавалось договориться с режимами, которые сменили свою ориентацию с советской на западную. Например, с Индонезией или Египтом. Последний после разрыва с СССР предоставил США для изучения массу достаточно современной для 70-х годов техники, вроде Су-20, МиГ-21МФ, МиГ-23СМ и МиГ-23Б, а также вертолетов Ми-8.


Заокеанских военных сильно интересовали советские "летающие танки", винтокрылые Ми-24. Однако заполучить их удалось лишь в июле 1985 года, когда два Ми-24Д вооруженных сил Демократической республики Афганистан совершили посадку в приграничном горном районе Пакистана.


Западная пропаганда утверждала, что пилоты "выбрали свободу" и просто сбежали в соседнюю страну, однако люди, находившиеся в курсе тех событий, лично автору этого материала рассказывали, что произошла ошибка, и перелет через границу был случаен, а попавших в руки пакистанской разведки офицеров просто склонили к предательству под страхом смерти.


Так или иначе, но американцы все-таки получили нужный им вертолет.


Правда к тому моменту Ми-24Д уже не считался современной модификацией, он были вооружены четырьмя старыми ПТУР 9М17П "Фаланга-ПВ". Советские вертолетчики в то время летали уже на Ми-24В с мощными комплексами 9М114 "Штурм-В".


Много писали, что, благодаря этому инциденту, американцы смогли ознакомиться с, якобы, установленными на вертолетах секретными экранно-выхлопными устройствами, позволяющими значительно снизить тепловую заметность и тем самым осложнить работу комплексам ПВО.


Однако, судя по фотографии, появившейся в Сети, никаких защитных устройств на них не было. И, на самом деле, все просто было раздуто западной пропагандой.


Дмитрий Лемешко

https://vestnik-rm.ru/news/oborona-i-bezopasnost/predatelstv...

Показать полностью
157

"Фебы".

Евгений Михайлович Иванов (14 марта 1926, Псков — 17 января 1994, Москва) — советский дипломат и разведчик Главного разведывательного управления, капитан I ранга.

"Фебы". СССР, Гру, Агент, Вербовка, Норвегия, НАТО, Мемуары, Длиннопост

В конце 54-го года мне удалось провести две важные вербовки высокопоставленных офицеров из штаба военно-морских сил Норвегии. Эти агенты долгие годы будут работать на советскую военную разведку, и останутся нерасшифрованными. В Главном разведывательном управлении Генерального штаба Советской армии эта пара моих агентов получит оперативный псевдоним «Фебы».


— Почему именно «Фебы»? И что это за слово? — спросил я как-то резидента.


— Слово, кажется, греческое, — сказал в ответ генерал Пахомов, — а в переводе означает «блистательный».


Такой псевдоним мне пришелся по вкусу. Видимо, начальству они тоже понравились.


«Фебы» во многом походили друг на друга. Назвать их одним и тем же конспиративным именем казалось вполне подходящим делом.


С «Фебом»-первым я познакомился в Хортоне, где располагалась база норвежских ВМС. Однажды военные моряки проводили там нечто вроде «дня открытых дверей». Я, естественно, не мог его пропустить. Там с «Фебом»-первым нас и свел взаимный интерес. Мне нужны были данные о натовских базах в Норвегии, ну, а мой новый знакомый был не прочь заработать на продаже таких сведений. Об условиях сотрудничества договориться не составило большого труда. Несложно было условиться и о порядке совместной работы.


С «Фебом»-вторым судьба свела меня несколько позже в штабе флота, где норвежец заведовал одним из отделов.


Я оказался в этом штабе в связи с предполагавшимся визитом советских военных кораблей в Норвегию. Мне нужно было проговорить с норвежскими властями кое-какие детали этого визита. За официальной беседой в штабе, которая затем была продолжена непринужденным разговором в одном из тихих ресторанчиков Осло, я договорился о дальнейшем сотрудничестве с «Фебом»-вторым.


И в первом, и во втором случае состоялась, как мы говорим, «любовь с первого взгляда». Моя заинтересованность в информации была понятна обоим норвежским офицерам без особых разъяснений. О ней наилучшим образом свидетельствовала сама должность заместителя военно-морского атташе посольства СССР. Что же касается обоих норвежцев, то их стремление к хорошему дополнительному заработку также было нетрудно объяснить. Дороговизна жизни в Норвегии, большие семьи у обоих военных и связанные с этим немалые расходы при скромной, в общем-то, зарплате морских офицеров требовали дополнительных источников дохода.


«Фебы» без особых церемоний дали мне понять, что располагают секретной информацией из натовских источников и готовы ее мне передать за определенное вознаграждение, конечно. Судя по всему, угрызений совести от такой сделки ни один из «Фебов» не испытывал. Наверное, потому, что поставляемая ими информация в основном касалась не норвежских, а американских и натовских вооруженных сил.


К первой же конспиративной встрече со мной оба «Феба» подготовили такое количество материалов с грифом «совершенно секретно», что я едва мог поначалу скрыть свое удивление. Дабы не расхолаживать ни одного, ни другого, я никоим образом не выразил им своего удивления. Лишь отблагодарил «Фебов» крупными денежными суммами, которые были с благодарностью приняты. Подробно объяснил, как и где нам предстоит встречаться в будущем.


Моя работа с «Фебами» продолжалась около четырех лет. Я держал с агентами постоянную связь, получая от них по несколько раз в месяц подборку натовской документации, которая без промедления отправлялась с дипкурьерами в Центр.


Иногда возникала необходимость экстренной встречи. Порой Центру требовалась срочная информация. Тогда мне, естественно, приходилось встречаться с «Фебами» незапланированно. И риск быть обнаруженными, безусловно, возрастал.


Однажды это чуть было не случилось. А дело было так. Начались совместные маневры норвежских и натовских военно-морских сил. «Феб»-первый был вызван в штаб учений в Кристиансан, что на южной оконечности Норвегии. Москва срочно запросила данные об этих учениях. Резидент торопил, и я выехал на незапланированную встречу с «Фебом».


В Норвегии в ту пору не существовало никаких ограничений на поездки по стране для дипломатов социалистических стран, так что нужды в постоянных запросах на разрешение местного МИДа поехать куда-либо не было никакой. Это, естественно, лишало норвежскую контрразведку информации о планах моих поездок по стране, а мне позволяло порой разъезжать по провинциальным норвежским городам относительно беспрепятственно.


Но на этот раз мой «Понтиак» оказался под контролем. Мне пришлось изрядно попотеть, чтобы избавиться от «хвоста», вызвать «Феба» по телефону, накоротке встретиться с ним в близлежащем ресторане и получить интересовавшие Центр материалы по военно-морским учениям. Однако на выезде из Кристиансана дорогу мне перегородила полицейская машина. Я был вынужден остановиться. Подошедший полицейский тут же начал меня расспрашивать:


— Где вы были? Что вы делали в Кристиансане?


Если бы этот коп рискнул заглянуть в бардачок «Понтиака», то моей миссии в Норвегии в одночасье пришел бы конец. Там лежали совершенно секретные материалы, переданные «Фебом». Я, естественно, такого развития событий допустить не мог, поэтому сразу же взялся решительно атаковать полицейского всевозможными обвинениями:


— Как вы смеете останавливать дипломата?! Кто вам дал право меня допрашивать?! Нравится мне этот город. Вот я сюда и приехал. В закрытые зоны не заезжал. Немедленно прекратите этот незаконный допрос. Или я буду жаловаться.


Полицейскому ничего не оставалось, как подчиниться. Опасность миновала, и я благополучно доставил материалы «Феба» в советское посольство в Осло.


Центру, естественно, было важно знать, где и как достают завербованные мною агенты секретные документы. Я предоставил Москве информацию на этот счет. У обоих «Фебов» для получения секретных материалов были прекрасные возможности. И тот и другой работали высокопоставленными штабными офицерами, имевшими допуск к секретной информации. Но если в других странах разведчикам для получения такого рода сведений пришлось бы, по всей вероятности, снабжать завербованных агентов миниатюрными фотокамерами, диктофонами или миникопировщиками, то процедура, действовавшая в середине 50-х годов в штабе норвежских ВМС, максимально упрощала стоявшую передо мной задачу.


По существовавшему тогда в Норвегии положению офицеры штаба сами оформляли акты на уничтожение секретных документов. Сами их и подписывали. Невероятно, но факт. В итоге «Фебы» могли не копировать секретные документы, а выносить их из штаба в своих портфелях. Нужно было лишь оформить фиктивную справку об их уничтожении, что они и делали без особого труда.


В Советской армии и на флоте такое пренебрежение элементарными требованиями безопасности было немыслимо. В Генштабе, например, за уничтожение секретных документов отвечали так называемые «тройки». Члены ее составляли акт и совместно уничтожали документы на глазах друг у друга. Такая процедура обеспечивала как необходимый контроль, так и безопасность. Норвежский же вариант предоставлял отличную лазейку для злоупотреблений. Неслучайно поэтому оба «Феба» нашли возможным ею воспользоваться.


Они периодически оформляли у себя на службе акты об уничтожении направленных им для ознакомления секретных документов, но на практике их вовсе не уничтожали. Проверяющих не было. Таким образом, я получал от «Фебов» значительный объем секретной документации, поступавшей в два ведущих отдела штаба военно-морских сил Норвегии.


Ну а в Центр в результате такой работы шел не ручеек, а целый поток секретной информации.


Обеспечение безопасности «Фебов» было достаточно сложным и кропотливым делом. Оно требовало постоянного внимания, максимальной сосредоточенности и осторожности. Мою работу упрощало то, что оба «Феба» были профессионалами высокого класса. Прекрасно понимали значение конспирации. Кроме того, они без особого труда самостоятельно могли определить, какая именно информация могла меня заинтересовать.


Скажем, им было ясно, что сама Норвегия с ее тремя дивизиями советскую военную разведку ничуть не интересовала, натовские же планы — совсем другое дело. Особенно планы действий на северном фланге НАТО в случае возможной войны с СССР.

Норвегия была участницей и одним из потенциальных исполнителей этих планов. Допустим, в штабе НАТО создавался фронт в составе пятнадцати дивизий. И хотя в их составе было лишь три норвежских полка, но и они должны были, так сказать, идти с остальными частями в ногу. А для этого норвежцам, естественно, нужно было знать свои цели и задачи: что и где обойти, где нанести удар и так далее. Вот такого рода информация и шла в Центр от обоих его «Фебов».


Оставалось лишь не задерживать оплату услуг норвежских агентов. В среднем оба получали от меня ежемесячно сумму, равную их тройному окладу штабных офицеров. За некоторые документы особой важности мне разрешалось выплачивать «Фебам» премиальные, что случалось, впрочем, довольно часто.


Командировки «Фебов» за рубеж также субсидировались Центром из кассы резидентуры ГРУ в Осло. За рубеж, — преимущественно в Бельгию, Великобританию и США, — часто ездил «Феб» второй. Как правило, это были поездки на различные совещания натовских военных органов. Перед каждой такой командировкой «Феб» получал от меня кругленькую сумму в валюте той страны, куда он направлялся. Ну а я по возвращении норвежца в Осло отправлял в Центр очередную порцию конфиденциальных документов с последнего совещания натовских экспертов.


И все же в море этик важных документов были и свои, так сказать, жемчужины — материалы, представлявшие по тем или иным причинам в то время наибольший интерес для советского военно-политического руководства. Сам я, естественно, не всегда мог правильно оценить приоритетность поставляемых мною материалов, находясь в Норвегии. Да этого от меня Центр чаще всего и не требовал. Когда же я вернулся в Москву, мне было, конечно же, любопытно узнать об оценке Центром тех документов, которые поставляли «Фебы».


Генерал-лейтенант Коновалов, бывший тогда одним из руководителей стратегической разведки ГРУ, отвечая мне на этот вопрос, как-то заметил:


— Обо всех добытых тобою документах сказать не смогу. Они ведь по разным отделам управления разошлись. Но вот мне лично один запомнился очень хорошо. Он поступил от «Феба»-первого, кажется. Речь в нем шла о шумности советских ударных подводных лодок. Тот документ сыграл свою роль в обеспечении стратегической обороны страны. Да и сэкономил нам не один миллион рублей при разработке и строительстве ударных подводных ракетоносцев.


Я и сам запомнил тот документ. «Феб» обратил на него особое внимание. Сказал, что он был подготовлен американской разведкой.


Выпуская в мировой океан наши подводные корабли, ни их создатели, ни их командиры не знают досконально и точно, на каких курсовых углах, что и как у наших лодок шумит во время похода. Американская военно-морская разведка, имея хорошую измерительную аппаратуру, все эти шумы старалась запеленговать. В подготовленном по итогам проведенной работы документе были изложены основные шумовые характеристики советских подлодок.


В частности, указывалось, как шумит водяная помпа или какой-то другой узел подводного ракетоносца того или иного типа. Давались соответствующие выкладки, схемы, чертежи.


Для неспециалиста эта информация могла показаться вполне ординарной технической сводкой. Но для экспертов это была бесценная подсказка. Ведь на деле выходило, что в походе за советской лодкой увязывалась американская, и слыша, и видя ее по всему курсу. А командир нашей лодки уверенно вел ее вперед и полагал при этом, что на «хвосте» у него никого нет.


Сзади же шел потенциальный противник, готовый в любой момент беспрепятственно нашу лодку уничтожить. И все это происходило благодаря установленным шумам советских ударных ракетоносцев.


Получив американские данные, наши конструкторы и разработчики многие шумы постарались устранить. После этого американские подлодки перестали нас слышать так, как раньше.


Это до поры несколько обезопасило наш стратегический подводный флот от возможного превентивного удара. Иначе говоря, если раньше американцы в случае войны могли запустить торпеды и ликвидировать наши ракетоносцы, то данные разведки, то есть сведения, полученные от «Феба», позволили снизить такую опасность. Именно снизить, а не ликвидировать совсем, так как шумность любых, даже самых совершенных подлодок по-прежнему остается для их создателей проблемой номер один.


В те грозные годы середины XX века наш ответ на ядерный вызов США должен был последовать безотлагательно. Ведь «холодная война» была тогда в самом разгаре и в любой момент могла перерасти в войну настоящую. Чтобы уйти от сверхчувствительной американской аппаратуры обнаружения подлодок, наши ученые и конструкторы предложили две революционные технологии. Легкие и прочные титановые корпуса с малой магнитностью — это раз.


И жидкометаллические реакторы — это два. Такие реакторы гораздо быстрее набирали мощность и расходовали для пуска минимум энергии.


Шумность новых советских лодок, в частности, АПЛ «Альфа» проекта К-27, была существенно снижена. «Альфу» задумали в конце 50-х. Запустили в начале 60-х. Надо полагать, что свой скромный вклад в тот проект внес и я.

Авторы: Иванов Евгений и Соколов Геннадий "Голый шпион. Воспоминания агента ГРУ"

Показать полностью
31

Лопатка с Фарнборо.

Евгений Михайлович Иванов (14 марта 1926, Псков — 17 января 1994, Москва) — советский дипломат и разведчик Главного разведывательного управления, капитан I ранга.

Лопатка с Фарнборо. СССР, Гру, Туполев, Лопата, Великобритания, Мемуары, Длиннопост

Андрей Николаевич Туполев (29 октября  1888 — 23 декабря 1972) — советский учёный и авиаконструктор, генерал-полковник-инженер (1968), доктор технических наук.(Далее Дед).


Академик АН СССР (1953). Герой Труда (1926). Трижды Герой Социалистического Труда (1945, 1957, 1972). Заслуженный деятель науки РСФСР (1947). Лауреат Ленинской премии (1957), четырёх Сталинских премий (1943, 1948, 1949, 1952) и Государственной премии СССР (1972).


Под руководством Туполева спроектировано свыше 100 типов самолётов, 70 из которых строились серийно. На его самолётах установлено 78 мировых рекордов, выполнено около 30 выдающихся перелётов.


Туполев воспитал плеяду видных авиационных конструкторов и учёных, возглавивших самолётные ОКБ. В их числе В. М. Петляков, П. О. Сухой, В. М. Мясищев, А. И. Путилов, В. А. Чижевский, А. А. Архангельский, М. Л. Миль, А. П. Голубков, И. Ф. Незваль, A. A. Туполев, С. А. Лавочкин, А. С. Шенгардт.

Лопатка с Фарнборо. СССР, Гру, Туполев, Лопата, Великобритания, Мемуары, Длиннопост

Каждый сентябрь Лондон напоминает развороченный муравейник. Впрочем, не только Лондон. И Москва, наверное, выглядит не менее суматошной, чем любой другой столичный город. Ведь с приходом сентября заканчивается период благословенных отпусков, и начинаются будни.


В столицу возвращаются отдохнувшие за лето функционеры министерств и ведомств.


В Вестминстерском дворце открывается очередная сессия парламента. В кинотеатрах начинают крутить новую серию из сногсшибательных приключений Джеймса Бонда, припасенную за лето. Театры зазывают зрителей какой-нибудь очередной сенсационной премьерой. Стадионы распахивают свои ворота на матчи разгорающегося футбольного сезона.


Из-за занятости я почти всегда игнорировал и футбол, и кино, и театры. Бывали исключения, конечно, но они не в счет. Времени на эти радости жизни у меня в Великобритании катастрофически не хватало.


А если уж и случалась свободная минутка для короткого отдыха, то проводил я ее не где-нибудь, а в загородном лесу.


Сентябрь в Англии — настоящее бабье лето: долгое, солнечное, теплое, совсем не такое, как в России, где его едва успеешь заметить, как благостной поры и след простыл.


Английские леса в это время превращаются в плацдармы для грибов.


Британцы, кроме шампиньонов, других грибов не признают. Ну а мы, русские, — народ бывалый, — без лесных грибков, боровичков да лисичек, никак обойтись не можем. Ибо лучшей закуски под русскую водочку, чем соленый или хотя бы жареный грибок, на целом свете не найти. Впрочем, грибной охотой под Лондоном занимаются только русские. Англичан в лес за грибами силком не затащишь.


Я ездил собирать грибы в небольшой по русским меркам лесок под названием Эшер коммон, что милях в пятнадцати от Лондона, если ехать по дороге номер три. В сентябре, однако, мне традиционно приходилось собирать не только английские грибки в лесах под Лондоном, но и информацию об экспонатах международной авиационной выставки в Фарнборо.


А это уже было делом посложнее. Несколько дней работы выставки оказывались, пожалуй, одними из самых напряженных в году. Ибо каждая экспозиция в Фарнборо означала проведение очередной операции Центра и резидентуры по направлению НТР — научно-технической разведки.


Главных ролей в этих операциях мне не поручали.


— Да что от тебя толку на авиасалоне? — говаривали мне. — Ведь за тобой же «хвост» на километр из ребят английской контрразведки!


«Хвост» действительно был всегда, благодарение лорду Норману Деннингу и сэру Роджеру Холлису.


— Да что я, от «хвоста» не уйду? — горячился я обычно в ответ, уязвленный таким отношением начальства.


Но неизменно получал в ответ от руководства все ту же решительную отповедь:


— Занимайся, Евгений Михайлович, порученным тебе делом — собирай на авиасалоне информацию, беседуй с фирмачами, своевременно докладывай, если что любопытное сможешь узнать. И «окучивай» гостей из Москвы. А серьезным бизнесом займутся другие люди, которым ничего другого больше не поручено, как образцы интересующей нас техники добывать.


Ну что ж, нужную информацию получить по тактикотехническим данным боевых самолетов или по промышленным предприятиям, их производящим, тоже дело нелегкое. Как только не приходилось хитрить и изворачиваться, чтобы эти данные выудить! А сколько спиртного было выпито в местных барах за разговорами с деловыми людьми!?


Историю Фарнборо почему-то ведут с 1918 года. Это неверно. После Первой мировой войны авиавыставки проводили в павильоне лондонской «Олимпии» на Кенсингтон хай стрит. В 32-м году салон перебрался в город Хендон. Затем переехал в Радлетт. Там были аэродромы для проведения демонстрационных полетов. И только в послевоенном 48-м авиашоу перебралось в Фарнборо.


На один из салонов в Фарнборо в сентябре 1961 года приехал сам Андрей Николаевич Туполев, корифей советского авиастроения.


Напомню, что академик и трижды герой Туполев сконструировал за свою карьеру более 100 типов самолетов, 70(!) из которых выпускались серийно. На них было установлено 78 мировых рекордов скорости, дальности, потолка полета и т. д.


Той осенью ему шел уже семьдесят четвертый год. Время, как говорится, брало свое. Лошадиным здоровьем Туполев уже похвастаться не мог. Но в деле Андрей Николаевич был по-прежнему чрезвычайно энергичен, бодр и целеустремлен, так что мог дать сто очков вперед любому молодому руководителю.


Туполев был моим кумиром. Я знал, что этот гений-самородок уже в 11 лет, будучи слушателем воздухоплавательного кружка, ведомого великим русским ученым Николаем Евгеньевичем Жуковским, создал свой первый самолет — глиссер с пропеллером, а затем и аэросани.


После смерти Жуковского Туполев стал душой созданного его учителем Центрального аэрогидродинамического института — ЦАГИ, где были построены первые получившие всемирную известность самолеты Туполева, начиная со знаменитого «АНТ-3».


Его создали еще в далеком 1925 году.


Почти каждый год выпускал затем Андрей Николаевич все новые и новые самолеты: двухмоторный бомбардировщик «ТБ-1», тяжелый четырехмоторный «ТБ-3», средний двухмоторный «СБ», самолет-гигант с восемью моторами «Максим Горький», легендарный самолет Валерия Чкалова «АНТ-25», совершивший в 1936 году беспримерный беспосадочный перелет из Москвы через Северный полюс в Ванкувер, в Америку.


Туполев АНТ-20 Максим Горький

Лопатка с Фарнборо. СССР, Гру, Туполев, Лопата, Великобритания, Мемуары, Длиннопост

Накануне приезда в Лондон Туполев запустил свой последний на то время суперсекретный и мало кому до сих пор известный проект — стратегический бомбардировщик-атомолет. За свою недолгую жизнь этот атомолет совершит всего сорок взлетов и посадок, но из его экипажей выжили лишь единицы. Андрей Николаевич, естественно, был не в восторге от этого проекта. Но Старая площадь настояла на необходимости создания советского аналога американскому атомолету «NB-36».


КБ Туполева в кратчайшие сроки решило поставленную перед ним задачу. В фюзеляж «Ту-95» был поставлен ядерный реактор с прямоточным двигателем. Советский ответ дяде Сэму был дан. Только радости он никому не принес.


Ни на американском «NB-36», ни на советском атомолете экипажи не имели достаточной защиты от проникающей радиации.


В начале шестидесятых годов прошлого века на авиавыставки в Великобританию ни атомолетов, ни иных военных разработок СССР, конечно же, не привозил, демонстрируя тем самым приоритетность для Советского Союза гражданской авиации и мирного строительства. Гражданскую авиатехнику в Фарнборо советский авиапром не показывал до 1984 года. С 88-го на авиасалоны в Англию начали прибывать первые военные машины, поначалу «МиГи» и «Сушки».


Продажи советского оружия стали приносить многомиллардные доходы, и салон в Фарнборо помогал зарабатывать деньги.


В начале шестидесятых советское руководство предпочитало демонстрировать свои аэрокосмические достижения на выставках во французском Ле Бурже. Отношения Москвы и Парижа всегда были более близкими и партнерскими, чем с Англией.


В Ле Бурже, например, в том году, Советский Союз представлял сразу несколько новых гражданских самолетов и вертолетов. Гвоздем же программы был огромный межконтинентальный лайнер «Ту-114» — новое детище Туполева.


Тогда еще мало кто знал, что это был всего лишь переделанный вариант первого советского стратегического бомбардировщика «Ту-95», в кратчайшие сроки созданного Туполевым по заданию Хрущева для возможной доставки атомной бомбы через океан. Бомбардировщик мог летать на расстояние до 12 тысяч километров без дозаправки в воздухе и имел прекрасный по тем временам потолок полета — до 18 тысяч метров. Его же мирный аналог производил впечатление скорее своими габаритами, чем потребительскими качествами. Зато «Ту-114» мог без посадки доставить Никиту Хрущева из Москвы в Вашингтон и обратно.


Справедливости ради, надо сказать, что среди тех, кто непосредственно занимался военной авиацией в СССР, далеко не все были в восторге от Туполева. Кое-кто считал, что и по его вине тоже были остановлены некоторые весьма перспективные проекты талантливых авиаконструкторов, соперничавших с туполевской фирмой. В первую очередь, в виду имели, конечно же, такого суперконструктора, как Владимир Михайлович Мясищев.


Это он всего за два года создал к 1955 году первый советский сверхзвуковой стратегический бомбардировщик «ЗМ». Не секрет, что его новую революционную во многом машину «М-50», ставшую на крыло уже в 1959 году, «зарубил» Туполев. Он сумел «убедить» Хрущева, что дорогостоящее производство еще одного типа стратегического бомбардировщика (помимо туполевского «медведя») страна пока не потянет. Хрущев, и без того не жаловавший авиацию вниманием, охотно согласился с мнением своего любимца. Первый в СССР реактивный стратегический бомбардировщик с полностью автоматизированной системой управления — «М50», — самолет во многом опередивший время, был отправлен в музей.


Заслуг Андрея Николаевича перед советским авиастроением этот факт, однако, не умаляет.


Туполева в Фарнборо было поручено сопровождать мне, хотя к знаменитому авиаконструктору и без вашего покорного слуги было приставлено двое дородных молодцов, приехавших с ним из Москвы.


В день открытия авиасалона я рано утром заехал к Туполеву в гостиницу. Советская делегация остановилась неподалеку от посольства на Лейнстер Гардене Террас в «Кингскортотеле». «Деда», как за глаза величали Туполева его коллеги по работе, я застал в ресторане за завтраком. Традиционная английская трапеза — овсянка, яичница с беконом, гренки, стакан апельсинового сока и чашка черного кофе.


— И что все так ругают английскую кухню? — спросил меня Туполев, предложив и мне чашечку кофе. — Вполне сносный завтрак. Вкусный и сытный.


Накануне днем я встретил советскую делегацию во главе с Туполевым в аэропорту. Затем была встреча в нашем посольстве. Прогулка по Гайд-парку. Лондон очень понравился Андрею Николаевичу.


— Вы не забыли, Евгений Михайлович? Сегодня вечером после визита в Фарнборо вы обещали мне экскурсию по Лондону.


Я заверил высокого гостя, что знакомство с полюбившимся ему городом обязательно будет продолжено. Ну а пока гостей из Москвы ждал авиасалон на аэродроме Фарнборо в летно-испытательном центре британских королевских ВВС, находившемся в 50 километрах от Лондона.


Это местечко на север от городка Алдершот, что в графстве Хэмпшир, знаменито тем, что его усадьбу на Фарнборо Хилл в середине девятнадцатого века занимал Наполеон III, сын брата Наполеона Бонапарта Луи. Как известно, после мятежного восстания в Булони Наполеон III со всей своей семьей бежал из Франции и скрывался с 1846 по 1848 год в Англии. Затем, когда революционные страсти на родине улеглись, Луи триумфально вернулся в Париж и был провозглашен императором Франции.


Однако мало кто знает, что и Наполеон III, и его супруга императрица Евгения, и даже их сын покоятся ныне не у себя на родине во Франции, а в пантеоне Римской католической церкви, построенной Евгенией в Фарнборо. Быть похороненным в земле Хэмпшера — такова была последняя воля французского монарха, сохранившего до конца своих дней любовь к гостеприимным местам своего вынужденного английского изгнания.


Впрочем, посещение наполеоновского мавзолея никак не входило в планы пребывания Туполева в Англии.


Проверив, не забыли ли гости пригласительные билеты Британского общества авиаконструкторов, я усадил соотечественников в свой «Хамбер Супер Снайп», и мы отправилась в дорогу.


Примерно через час пути я подкатил к выставочному павильону Фарнборо. Расположенный на склоне небольшого холма, он примыкал прямо к взлетной дорожке военного аэродрома. Внутри павильона находились лишь модели самолетов и сравнительно небольшие агрегаты, в том числе и двигатели. Сами же эскпонаты стояли на бетонной дорожке аэродрома. К ним был свободный доступ.


Андрей Николаевич особенно тщательно изучал представленные на открывшемся авиасалоне новые английские реактивные транспортно-пассажирские лайнеры «ДХ-125», «Бристоль-107» и «Виккерс-110» авиастроительных фирм «Де Хэвиленд» и «Виккерс». Новинки своих британских конкурентов в мирном авиастроении Туполев оценил по достоинству. Они ему понравились. «Дед» оценил их технические характеристики и созданный для пассажиров комфорт в салонах авиалайнеров.


На некотором отдалении от мирных образцов авиации красовалась экспериментальная модель самолета, созданного для британских королевских ВВС. Это был истребитель вертикального взлета и посадки «Шорт», вызвавший особый интересу специалистов. Западная пресса называла его «гвоздем» авиационного шоу в Фарнборо.

Туполев задержался у этого самолета-революционера. Внимательно осмотрел его. Поднялся и заглянул в кабину. Безхвостый, с треугольным крылом и неубирающимся шасси, «Шорт» сочетал в себе современные скорости авиации со способностью вертолета висеть в воздухе.


Помимо обычных органов управления, действующих в горизонтальном полете, у этого самолета имелись еще и газовые рули — небольшие газовые сопла, расположенные по концам крыла, а также в носовой и хвостовой части фюзеляжа. С их помощью летчик управлял самолетом при вертикальном подъеме и висении.


«Шорт» был предшественником знаменитого «Харрие-ра», который появился в королевских ВВС через несколько лет, чтобы надолго остаться в боевом строю.


Представленные на взлетной полосе аэродрома другие образцы военной авиационной техники, — американские истребители марки «Фантом», английские «Буканиры» и французские «Миражи», — «Дед» осматривал без особого интереса. Традиционная истребительная авиация его мало интересовала.


Туполев, безусловно, знал, что в этой области авиастроения к 1961 году Советский Союз вышел в мировые лидеры и практически ни в чем не уступал западному авиастроению, превосходя его по ряду важнейших показателей.


На авиасалоне  у «Деда» пытался взять интервью научный обозреватель лондонской «Дейли мейл» Стивенсон Пью. Андрей Николаевич Туполев от дачи интервью уклонился, сославшись на занятость. На такое интервью по действовавшим тогда порядкам ему требовалось разрешение Президиума ЦК КПСС. Оперативно получить его в Лондоне было, мягко говоря, проблематично.


Редактор «Дейли мейл» пытался настаивать. Поток официальных писем в советское посольство из самых разнообразных и весьма солидных инстанций, а также настойчивые телефонные звонки в гостиницу, где располагалась советская делегация, с просьбой об интервью с Туполевым не прекращались вплоть до самого отъезда Андрея Николаевича на родину. Тщетно. «Дед» не хотел встречаться с представителями английской прессы без письменного благословения Кремля.


Мистер Пью был порядком огорчен. У него, очевидно, накопилось немало вопросов к господину Туполеву. Всего за месяц до авиасалона в Фарнборо Стивенсон Пью посетил Советский Союз, где присутствовал на том самом тушинском параде.


Пораженный увиденным, господин Пью так написал о нем в своей корреспонденции из Москвы: «СССР показал новые реактивные самолеты, которые обещают обеспечить ему в авиации то же самое первое место, которое он занимает в области исследования космоса… Оглушенный ревом самолетов, я чувствовал себя какой-то букашкой. Ни на одном параде в Америке, Франции или Англии я не видел такого мастерства, как в Тушине. Парад убедил Запад, что не все свои военные усилия Россия отдает ракетной технике. Отнюдь нет».


К обеденному перерыву Туполев закончил осмотр выставленной на аэродроме авиационной техники и решил заглянуть напоследок в выставочный зал салона. Особо пристально «Дед» вглядывался в узлы и детали самолетов, отдельно выставленные на многочисленных стендах для обозрения. Я по его просьбе расспрашивал фирмачей о представляемых ими моделях и агрегатах, переводил Туполеву интересовавшие его характеристики боевой техники.


Вдруг «Дед» остановился у одного из стендов, будто в землю врос. И его помощники тоже замерли, словно завороженные. Я подошел к ним поближе и слышу:


— Это же она, Андрей Николаевич, она самая, черт бы ее взял совсем! — приглушенно и страстно причитал один из помощников главного конструктора.


— У нас из-за этой детали одна авария за другой. А у них — хоть бы хны, — возбужденно выговаривал другой.


— Эх, нам бы эту детальку хотя бы на денек, а Митрич уж разобрался бы, в чем здесь собака зарыта, — бормотал он, не отрывая глаз от желанного экспоната.


Туполев спокойно выслушал все это и зло выпалил своим подчиненным:


— Самим соображать надо! Привыкли на чужое зариться! Совсем думать разучились!


«Дед» махнул рукой на своих помощников и отправился рассматривать следующий экспонат. Я же подошел к стенду, вызвавшему столь бурный всплеск эмоций, чтобы посмотреть на объект вожделенного внимания советских авиаконструкторов. Под стеклом лежала лопатка турбореактивного движка. Та самая, которая должна была, видимо, надежно работать при температуре в несколько тысяч градусов и не ломаться.


Поясню для непосвященных в технические детали конструкции турбореактивного двигателя, что его компрессор при вращении рабочего колеса увлекает воздух внутрь двигателя.


Ротор компрессора состоит из нескольких рядов рабочих лопаток, расположенных по окружности. За компрессором находится камера сгорания. Сжатый воздух из компрессора попадает в камеру сгорания и разделяется на два потока.


Один идет в жаровую трубу, а другой смешивается с продуктами горения и уменьшает температуру газовоздушного потока до величины, определяемой жаропрочностью турбинных лопаток.

Лопатка с Фарнборо. СССР, Гру, Туполев, Лопата, Великобритания, Мемуары, Длиннопост

Та самая лопатка. Она помогла нашим военным самолетам стать надежнее.

«Капиталистические» лопатки, судя по всему, были образцом послушания и роль свою выполняли отменно. Наши же отечественные, очевидно, доставляли своим конструкторам головную боль, упорно отказываясь работать в заданном режиме.


Никчемная, казалось бы, деталька не давала взлететь большой и мощной машине. Налицо был эпизодический кризис отечественного авиастроения. И я решил помочь Родине выйти из него.


Ненадолго оставив без внимания своих подопечных, я остановился у стенда с лопатками и стал ждать, пока вокруг не останется ни души. Оставшись один, я в последний раз быстро и зорко оглядел все пространство зала. Справа, слева, сзади, кажется, не было никого. Тогда я вытащил из пиджака свой карманный армейский нож, быстро просунул его лезвие в щель между стеклом и основанием стенда. Затем, осторожно нажимая, приподнял крышку, чтобы можно было просунуть внутрь стенда ладонь. Когда это удалось, моментально вытащил турбинную лопатку, сунул ее за пазуху и зашагал прочь.


В соседнем зале я нагнал оставленную мной на мгновение команду Туполева. После расстроившего их визуального знакомства с лопаткой турбодвижка они без особого, как казалось, интереса досматривали экспозицию. Подойдя к главному конструктору, я молча отвернул полу пиджака и показал Туполеву содержимое своего вместительного внутреннего кармана.


— Не этой ли детальки, — спросил я, — вам так сильно не хватало, Андрей Николаевич?


Туполев, увидев у меня за пазухой пресловутую лопатку, обомлел от удивления. Через мгновение, однако, он пришел в себя, оторвал взгляд от украденного экспоната и воскликнул, замахав руками:


— Господи! Да как же это вы?!


Один из его помощников, вытянув шею, тоже заглянул мне за ворот и, глухо ахнув про себя, тут же схватил меня в охапку и потащил что есть силы из зала, приговаривая:


— Пошли отсюда!.. Скорей!.. Пока всем нам здесь шею не намылили.


— А как же демонстрационные полеты? — пытался возразить я.


Но меня никто не слушал.


Нас вынесло из Фарнборо в считанные секунды. Мгновение спустя вся команда уже ехала в моем «Хамбер Супер Снайпе» по автостраде, ведущей в Лондон.


— Женя, — торжественно обратился ко мне немного остывший от потрясения Туполев, — это дело надо обмыть. Останови нас где-нибудь, ну ты сам знаешь, чтобы выпить и закусить.


Убедившись, что за машиной не было «хвоста», я свернул с шоссе налево. Мы вышли у одного из тихих ресторанчиков в стороне от магистрали.


— Дай я тебя хоть расцелую теперь, Женечка, — выговорил Туполев и облобызалменя в обе щеки. — Ты даже не знаешь, дорогой мой, как ты моих охломонов выручил. Они с этими лопатками уже пятый месяц бьются, как рыба об лед. А толку никакого.


— Теперь толк будет, Андрей Николаевич, — заверил его помощник. — Скопируем эту лопаточку в лучшем виде и пустим в дело. Нужный результат я вам гарантирую, чтоб мне на этом месте провалиться, если этого не будет!


— Ты не проваливайся, а закажи нам лучше чего-нибудь выпить, — цыкнул на него «Дед».


Помощник начал было кое-как объяснять бармену, чего от него хотят заглянувшие в ресторан иностранные посетители, но и в этом деле не преуспел. Молодой бармен за стойкой, несмотря на титанические усилия с его стороны, никак не мог понять непонятную ему речь московского инженера, явно не сумевшего в свое время освоить даже азы английского языка.


— Женечка, — попросил тогда меня Андрей Николаевич, — помогите вы этому неучу объясниться с официантом, не то он нас здесь до ночи продержит, упражняясь в знаниях английского.


Мне пришлось вмешаться в застопорившиеся переговоры. Мой соотечественник, пытавшийся найти общий язык с барменом, был в полном отчаянии от своей беспомощности.


— Я ему говорю, чтобы он нам по сто пятьдесят граммов «Смирновки» налил, а он не понимает, — с нескрываемым разочарованием в собственных лингвистических способностях оправдывался помощник Туполева. — Скажи ты этому англичанину, что нам нужно четыре раза по сто пятьдесят грамм водки.


— В Англии так спиртное не разливают, — попытался я растолковать местные правила. — Здесь наливают или «сингл» или «дабл». «Сингл» — это одна унция, «дабл» — две. Две унции — это около полста грамм.


— Все ясно, Женя, — заверил его московский командированный и, показывая бармену на пустой стакан, четко скомандовал: «Дабл, дабл, дабл».


Англичанин на этот раз понял непривычный для него заказ и налил посетителям по тройной двойной порции водки «Смирнофф», которую гости тут же залпом осушили прямо у него на глазах. Бармен был поражен увиденным.


— А теперь repeter, — выговорил Андрей Николаевич Туполев по-французски. — За тебя, Женечка! Будь здоров!


Англичанин на этот раз без всякого труда понял смысл нового заказа и снова наполнил бокалы водкой. Русские выпили и второй тройной двойной. Я, к сожалению, пропускал: ведь я был за рулем.


В Лондон вся наша компания вернулась в прекрасном расположении духа. Туполев, вконец разгулявшийся после выпитого, обещал представить меня к правительственной награде.


— Женечка, дорогой, — уверял меня захмелевший «Дед», — твой главный шеф узнает об этом подвиге лично от меня, как только я приеду в Москву. Ивана Александровича Серова я давно знаю, еще с войны. Он мне ни в чем не откажет. Орден получишь.


Никаких орденов я, конечно, не получил. Ну да не беда. Зато авиаконструкторскому делу мой воровской эксперимент действительно помог. Как я узнал уже в Москве, добытая мною лопатка попала в знаменитое опытно-конструкторское бюро — ОКБ. Николая Дмитриевича Кузнецова, или попросту Митрича, — главного в нашей стране специалиста по авиационным и ракетным движкам.


Ребята утверждали, что посылка из Фарнборо помогла быстрее доработать новый авиационный двигатель.


Химики Кузнецовского ОКБ сделали компонентный анализ сплава, из которого была изготовлена добытая в Фарнборо лопатка. В ту пору турбореактивные двигатели были еще на заре своего становления. Тогда авиаконструкторы по обе стороны «железного занавеса» — ив СССР и в США — в поте лица трудились над усовершенствованием формы и компонентного состава лопаток, особенно для двигателей стратегических бомбардировщиков.


Задача перед разработчиками была достаточно сложной — увеличить жаростойкость, снизить вес и обеспечить стабильность размеров лопатки при различных режимах работы двигателя. Ключом к успеху здесь считали получение оптимального рецепта сплава. Ученые и специалисты пробовали самые разнообразные комбинации возможных составляющих материалов, придумывали наиболее хитроумные технологии литья. Результаты давались немалым трудом.


Лопатка из Фарнборо, как потом мне рассказали, содержала в себе компонентные материалы, до того времени еще не опробованные советскими конструкторами. Кажется, это были соединения хрома с углеродом в сложном многокомпонентном сплаве. Они значительно повышали жаростойкость и гарантировали сохранение стабильных габаритов лопаток турбореактивного двигателя при любых режимах работы.


Сама лопатка, то есть ее состав, конечно, не раскрывала и не могла раскрыть секретов технологии получения сплава, но и знание одного лишь его компонентного состава в те годы было для наших разработчиков бесценной подсказкой.

На следующий день после поездки в Фарнборо меня вызвал к себе резидент.


— Ну, ты даешь, Женя! — заявил он. — Свистнул экспонат, как ни в чем не бывало. А если бы попался?


— Виноват, товарищ генерал. Черт попутал. Уж больно этим академикам лопатка для турбодвижка понадобилась. Думал, что надо помочь, — покаялся я в содеянном.


— Эх, Евгений, если бы не карьера разведчика, ты наверняка бы жуликом стал, да еще и мирового класса.


— Да что я, для себя старался, что ли? — возмутился было я. — Державе же хотелось послужить.


— Ну ладно, ладно. Я же шучу, Михалыч, — успокоил меня резидент. — Да и мелочи все это. Вот наши ребята из ФРГ целый двигатель от нового немецкого танка вывезли. Поставили этот движок на купленную посольством яхту и приплыли на ней домой. Вот это, я понимаю, была операция!


— Ну что ж, можно и двигатель увезти, — с готовностью на новые подвиги заявил я. — Только прикажите.


— Прикажу другое, Женя, — уже серьезно сказал резидент. — Нужно браться за германские дела. Ситуация в Берлине, сам знаешь, аховая.


Но это уже совсем другая история!!

Авторы :" Голый шпион.  Воспоминания агента ГРУ"  Иванов Евгений и Соколов Геннадий

Показать полностью 3
50

Хищение плана нападения на СССР у американского полковника

Евгений Михайлович Иванов (14 марта 1926, Псков — 17 января 1994, Москва) — советский дипломат и разведчик Главного разведывательного управления, капитан I ранга.

Хищение плана нападения на СССР у американского полковника СССР, Гру, НАТО, Мемуары, ЦРУ, Длиннопост

Разведывательная работа ГРУ в Норвегии была направлена преимущественно на то, чтобы противостоять усилиям США на втягивание этой северной страны в реализацию агрессивных антисоветских планов. При этом приоритетной задачей было проникновение в натовские штабы и базы для получения сведений о совместных планах Норвегии и НАТО в возможном конфликте с Советским Союзом.


До Киркенеса от столицы Норвегии лежало почти две с половиной тысячи километров горных дорог плюс переходы на паромах. Так что концы на «Понтиаке» мне приходилось делать немалые.


Большинство так называемых инспекционных поездок вели меня именно на север по небезызвестному государственному шоссе номер пятьдесят, соединяющему Осло с Финмарком.


Часть этой дороги на севере страны, как и некоторые военные базы, отданные в начале 50-х во владение НАТО, построили с 41-го по 44-й год десятки тысяч советских военнопленных, пригнанных гитлеровцами в Норвегию во время Второй мировой войны.


Фото- и кинокамера были главными моими спутниками в таких поездках. Там же, где по какой-либо причине не удавалось провести съемку, срабатывала визуальная память. Она помогла по возвращении в резидентуру в Осло составить подробный отчет об увиденном, который затем направлялся в московский Центр.


Иногда его величество случай приносил в ходе разведывательных поездок и нечто большее, чем простые наблюдения. Так произошло и во время одной из поездок в Буде в 1956 году.

Город Буде- база ВВС НАТО

Хищение плана нападения на СССР у американского полковника СССР, Гру, НАТО, Мемуары, ЦРУ, Длиннопост

Нас тогда интересовали действия натовской авиации в рамках маневров, получивших название «Большой охват». В ходе этих маневров натовские стратеги отрабатывали новые варианты защиты северного фланга союза, а также планы возможных наступательных операций.


В ту пору американцы полагали, что в случае войны главная цель Советского Союза в этом районе будет заключаться в обеспечении кораблям Балтийского флота свободного выхода в Северное море и Атлантику. А достичь этой цели, по их мнению, мы могли либо путем быстрого форсирования датских проливов, либо за счет неожиданного захвата натовских баз для подводных лодок на западном побережье Норвегии.


Самым простым решением проблемы обороны Норвегии соответственно считалось усиление этого труднодоступного района страны боевыми средствами. Наиболее вероятным способом американского вмешательства в оборону Норвегии при этом рассматривалась высадка десантов морской пехоты под прикрытием ударного флота с нескольких авианосцев и активное использование военных аэродромов на севере Норвегии, в частности, таких, как аэродром в Буде.


Естественно, мощь натовской авиации предполагалось использовать не столько для защиты от потенциально возможного нападения, сколько для атаки советских военных баз на Кольском полуострове и на Балтийском море.


Понятно, что Центр интересовало все, что касалось проведения «Большого охвата». Мне был поручен сбор этой информации. И я безотлагательно отправился в Буде. На «Мобил Ойл» в Осло заправил под завязку бак «Понтиака» и взял курс на север Норвегии в район Буде, где проводились маневры.


Старонорвежское «Норд вегр», от которого и пошло название страны, в переводе означает «дорога на север». Это красивейший путь через огромные пространства трех областей: Нурланда, Тромсе и Финмарка. Это сотни километров горных дорог, украшением которых служит ледовая шапка величественной Сулительмы, поблескивающей с высоты почти двух тысяч метров. «Норд вегр» — это долгий путь вдоль берега моря, доносящего морозное дыхание фиордов. Стройные ряды осин и ольхи, берез и елей, столь привычных для этих мест деревьев, теснятся к самой полоске шоссе, почти задевая своими раскидистыми ветвями быстро бегущие на север автомашины.


На второй день пути узкая полоска Сальт-фиорда слева от дороги становится шире, открывая взору просторы Норвежского моря. В воде возникают два острова Стрем и Кнаплунд, будто стерегущие с юга вход в фиорд. На северном же берегу у подножия причудливо врезанных в небо горных вершин лежит небольшой городок с пестро раскрашенными домами. Это и есть Буде.


Прямо в центре города расположен аэродром — важнейшая военно-воздушная база НАТО.


Я припарковал свой «Понтиак» у отеля, стоявшего неподалеку от аэродрома, и вошел в гостиницу. Достав бумажник, плотно наполненный купюрами, поинтересовался у администратора:


— У вас не найдется номер повыше этажом и с окнами на север? — Сказав это, я окинул норвежца многозначительным взглядом и достал из портмоне несколько банкнот.


— Да, у нас есть такой номер, — любезно ответил мне администратор, принимая вознаграждение. — Желаете посмотреть?


Я поднялся на четвертый этаж. За окнами предложенного мне номера открывался прекрасный вид на север, на интересовавшую меня военную авиабазу. Администратор получил дополнительные чаевые, а я устроился у окна. Достал из чемодана кинокамеру с мощным телеобъективом и начал осторожно снимать свое кино.


Прямо передо мной садились и взлетали самолеты. Это были американские «Сейбры». Мне было известно, что недавно ВВС США дислоцировали в Буде две эскадрильи F-86-x.


Для середины пятидесятых это был хороший серийных истребитель. Он прослужит в американских военно-воздушных силах более 20 лет. F-86 «Сейбр» вошел в историю авиации тем, что первым среди западных самолетов был способен преодолеть скорость звука. В США он появился в составе 94-й эскадрильи на базе ВВС в Марч в 1949 году. «Сейбр» был вооружен 12,7-мм пулеметом, 20-мм пушкой и 24 неуправляемыми ракетами. Кроме того, он мог нести до 900 кг бомбовой нагрузки. Это был внушительный арсенал. Свое боевое крещение «Сейбры» получили в небе над Кореей. Наши МиГи-15 сбили тогда немало F-86. Но это уже другая история.

F-86 Sabre

Хищение плана нападения на СССР у американского полковника СССР, Гру, НАТО, Мемуары, ЦРУ, Длиннопост

В Норвегии «Сейбры» должны были защищать корабли и бомбардировщики НАТО от гипотетического нападения русских.


Я продолжал снимать. В море маячили корабли поддержки и авианосцы. Сюжет фильма получался именно такой, какой и был заказан Центром.


И вдруг я увидел нечто неожиданное. Из ангара медленно выкатывался огромный по своим размерам ширококрылый самолет, чем-то напоминавший гигантский планер. «Неужели это он?» — Промелькнула догадка. Кажется, передо мной был тот самый самолет-шпион, который интересовал Москву.


— Ну и каракатица! — Прошипел я про себя. Должен сказать, мне совсем не понравился неказистый вид воздушного разведчика.


Самолет, выезжавший из ангара аэродрома в Буде, полностью соответствовал описанию, полученному резидентурой ГРУ в Осло.


Видимо, его перегнали через океан совсем недавно для начала разведывательных полетов, — подумалось мне.


Сменив объектив кинокамеры на более мощный, я добился нужного увеличения снимаемого объекта и включил мотор. Подробно оглядев самолет-шпион, я повел камеру в сторону, к взлетной полосе, затем снова вернулся к ангару.


Я знал, что «У-2. Аокхид» — это абсолютно новая машина. Американцы после Второй мировой войны постоянно направляли в наше небо самолеты-разведчики. Потолок их полета не превышал 12 километров, да и радиус действия был невелик. Советская система ПВО с ними справлялась, их сбивали. Но «У-2» мог лететь на почти космической высоте — свыше 20 километров. Реактивные двигатели тогдашних наших самолетов-перехватчиков на этой высоте могли развить лишь пять процентов той мощности, которую они имели в более низких слоях атмосферы, и с задачей перехвата «У-2» справиться не могли. Зенитно-ракетные комплексы середины 50-х имели потолок лишь порядка 18 километров и тоже были беспомощны в борьбе с этим самолетом-шпионом.

Хищение плана нападения на СССР у американского полковника СССР, Гру, НАТО, Мемуары, ЦРУ, Длиннопост

Словом, «У-2» тогда был практически неуязвим. Кроме того, он мог развивать крейсерскую скорость свыше 800 километров в час и гарантировал 5 часов беспрерывного полета без дозаправки. Ну а его шпионские фотокамеры давали за полет до 4000 снимков, каждый из которых покрывал район шириной в 200 км. При этом зоркость объектива была настолько высока, что камера могла разглядеть с 20-километровой высоты заголовок в «Правде», которую читал у себя на даче Никита Сергеевич Хрущев.


По аэродрому в Буде работало не только Главное разведывательное управление Генштаба. Аналогичную задачу решал и Первое главное управление КГБ (внешняя разведка) в лице своего резидента в Осло генерала Ивана Александровича Тетерина. КГБ даже удалось завербовать норвежца Селмера Нильсена, работавшего на аэродроме в Буде. От него в Центр шла информация обо всех полетах «У-2» с норвежской базы до тех пор, пока Нильсен не был раскрыт контрразведкой Норвегии.


Скромную лепту в поток разведданных об «У-2» внес и я.


Четыре года — с 1956 по 1960 — американцы беспрепятственно осуществляли его полеты с разных направлений — из норвежского Буде и японского Ацуги, из западногерманского Дисбадена и турецкого Инджирлика, из английского Лейкенхита и пакистанских Лахора и Пешавара.


На всех этих военных базах были расквартированы специальные подразделения, подчинявшиеся сразу двум хозяевам — ЦРУ и Главному штабу ВВС США. Им присвоили условное обозначение «10–10». В целях конспирации утверждалось, что они подчиняются Национальному управлению по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА). На самом же деле на подразделение «10–10» возлагалась задача ведения шпионажа против СССР путем засылки в воздушное пространство страны самолетов-разведчиков «У-2». Для работы на «дабл тен» (то есть «две десятки») рекрутеры из ВВС США нанимали лучших пилотов, интригуя их перспективами экзотических полетов на суперсовременных реактивных лайнерах и супер заработной платой в 2500 долларов. По тем временам это были огромные деньги.


В Буде подразделение «10–10» возглавлял полковник Бирли. Его работу контролировал начальник штаба ВВС США генерал Томас Д. Уайт и наезжавший временами в Норвегию командующий ВВС США в Европе генерал Эверест.


Отсняв из окна отеля в Буде все, что было необходимо, я отправился на прогулку. Совершил небольшой променад вокруг городской авиабазы. Понаблюдал, что за транспорт въезжает и выезжает с аэродрома, проследил за обстановкой в ангарах и на взлетной полосе, за работой вспомогательных служб. Затем пошел к берегу моря. Устроился в тихом и укромном местечке подальше от посторонних глаз и в мощный бинокль начал наблюдать за действиями военно-морских сил в ходе развернувшихся передо мной натовских маневров. Делал краткие условные пометки в блокноте, чтобы позже при составлении отчета о поездке не забыть какую-нибудь важную деталь.


Затем я достал фотокамеру и телеобъективы к ней. Отщелкал несколько пленок. В конце концов, основная работа была завершена и можно было возвращаться в гостиницу.


Перед ужином я заглянул в бар. За столиком сидели два офицера американских ВВС. Судя по погонам, один из них был полковником, а другой — капитаном. Видимо, оба зашли в бар пропустить по рюмочке после дневных полетов.


Я заказал себе стаканчик виски и устроился в глубине зала чуть в стороне от их столика. Потягивал виски и поглядывал на американцев. Они что-то громко обсуждали. Казалось, какие-то перипетии дня. Закончив беседу за столом, оба американца отправились к стойке бара взять себе выпить что-нибудь еще.


Я бросил взгляд на оставленный ими столик, а на нем лежал сложенный вдвое желтый лист бумаги. Приглядевшись повнимательнее, я понял, что это не простая писчая бумага. Скорее всего, это был тот самый особый вид канцелярской бумаги, который используется в учреждениях под разного рода документы.


Я без лишнего шума встал со своего места, подошел к столику американцев и, не отводя глаз от янки, которые сидели у бара ко мне спиной, положил свою шляпу на заинтересовавший меня лист бумаги. Достал сигарету, закурил, подождал еще мгновение. Американцы продолжали оставаться за стойкой и оживленно о чем-то беседовать. Тогда я взял шляпу вместе с бумагой и быстро направился к выходу из отеля.


За гостиницу было уже уплачено вперед. Я быстро забрал вещи из номера. В ванной бегло просмотрел содержание украденного документа. Эврика! Это был фрагмент натовского плана действий, который и отрабатывался на маневрах в Буде.


Документ был грифован пометкой «совершенно секретно». Его потеря не сулила американскому полковнику ничего хорошего. Но это уже была его проблема. Моей же задачей было как можно быстрее доставить этот документ в советское посольство в Осло. В нем ведь поставлены оперативные задания натовскому флоту и авиации. Боевым кораблям — обеспечить выход до такой-то долготы и такой-то широты. Авианосной авиации — нанести удары по таким-то военным объектам на территории Советского Союза…


Эта бумажка, если ее, конечно, не подбросили в целях дезинформации, могла оказаться большой удачей для нашей разведки. Забегая вперед, скажу, что подлога не было. Последующая проверка показала, — документ был настоящий.


Я сунул бумагу себе за носок, и спустился в вестибюль гостиницы. Вокруг ни души. Оставаться в отеле было опасно. А на дворе уже начинало темнеть. Я быстрым шагом направился к машине. На ночлег можно будет остановиться в одной из маленьких гостиниц по пути на юг, — подумал я.


«Понтиак» взревел своим многосильным двигателем и устремился вперед. За первым перекрестком неожиданно возник полицейский «Опель». Я сразу заметил его в зеркале заднего вида. Свернул на главную дорогу и снова посмотрел в зеркало. Так и есть: «Опель» повис у меня на хвосте. Что делать? Полицейская машина набирала скорость и быстро сокращала расстояние между нами. Неужели за мной? — Подумал я. Судя по всему, так оно и было. Водитель полицейского «Опеля» скомандовал мне немедленно остановиться. Не подчиниться я не мог.


Кажется, я влип. Похоже, тот американский полковник в баре гостиницы просто подловил меня, — сквозь зубы зло выговорил я и нажал на тормоза. К машине подошел полицейский из «Опеля», отдал честь и весьма любезно заметил:


— Ваша левая мигалка не работает. Поменяйте лампочку.


У меня словно груз с плеч упал. От неожиданности я даже слова произнести не мог.


— Вы поняли меня? — спросил дорожный полицейский.


— Да-да. Конечно, понял, — ответил я, наконец, очнувшись после нервной встряски. — Благодарю вас. Вы очень любезны. У ближайшей бензоколонки обязательно попрошу заменить мне перегоревшую лампочку.


Дальнейший путь до самого Осло прошел уже без неприятных неожиданностей.


Ну а днями позже документ из Буде изучался военными экспертами в Генштабе. Его анализ позволил нашему военному руководству более точно определить главные направления и приоритетные цели удара натовских военно-морских и военно-воздушных сил на севере. А, значит, и укрепить оборону страны именно там, где планировались массированные удары противника.

Авторы :  Иванов Евгений и Соколов Геннадий "Голый шпион.  Воспоминания агента ГРУ"

Показать полностью 3
556

Первая чеченская война. Индейцы.Ч.2.

Начало: https://pikabu.ru/story/pervaya_chechenskaya_voyna_indeytsyi...

Первая чеченская война. Индейцы.Ч.2. Чечня, Военные мемуары, Первая чеченская война, Длиннопост, Чеченская война, Война

И получилось, что я как в воду смотрел! Магомед, правда, отказаться хотел. Но ребята его обиделись: “Командир, нас ведь трусами назовут!” — и всем отрядом добровольно на это дело подписались.


И еще три командира своих людей выделили. Тех, кто уже своих ребят или друзей из других отрядов в «черные тюльпаны» грузил, на такой трюк не возьмешь. Когда смерть рядом увидишь, на кишки своего братишки да на кровь с мозгами посмотришь — быстро авантюризм проходит. Но это же после… А эти в первый раз здесь, горя не видали, на подвиги тянет.


Я понервничал, конечно. Весь день назавтра — как на иголках. Понятное дело: Дубьев после операции на меня телегу накатает — будь здоров. А если еще хоть одного боевика отловят или завалят, то все: пыль до небес, колокола звонят. Дубина на белом коне, а я весь в дерьме! «Да ладно, — думаю, — Бог не выдаст, свинья не съест. Лишь бы у ребят все обошлось».


Дело к вечеру, сижу у себя на КПП, на часы посматриваю — пора бы уже народу с прочеса вернуться. Тут телефон затренькал, Магомед звонит.


— Ну наконец-то, — говорю, — как поработали?


— Брат, беда у меня…


— Что такое? Потери?


— Чеченцы у меня четверых захватили.


Ах, твою мать! У меня аж сердце закололо.


— Ну как вы так умудрились?!


— Да это не прочес был, а бардак какой-то. Лазили где попало. Где искать, кого искать — ничего непонятно. Чуть на мины не напоролись. Дубьев стал группы в разные стороны рассылать. Моих четверых в разведку отправил, и не вернулись ребята.


— Так может, заблудились где? Увлеклись. У тебя джигиты отчаянные, выйдут сами!


— Нет. Ко мне уже с той стороны посредники приезжали. Беда у меня, брат! Представляешь?!


У меня даже язык не повернулся попрекнуть его, и без того горе у человека. Да и что ему было: на цепь джигитов своих посадить, не пускать? Так они бы с цепью ушли, а его самого не то что за командира, за человека считать бы перестали.


— Держись, брат, — отвечаю, — и давай ко мне. Думать будем. Только Дубину с собой не бери. Видеть его не могу.


Приехал Магомед ко мне, уже темно было. Вошел в вагончик, я его даже не узнал сразу. Лицо серое, глаза ввалились. За несколько часов высох весь, будто месяц не кормили. Стал он рассказывать.


Приехал к ним на блок пастух. Он постоянно возле границы со своими баранами мотается. У пастуха — “уазик” четыреста пятьдесят второй, как «скорая помощь», мы их «таблетками» называли. Рассказал, что явились к нему трое боевиков вооруженных, велели передать условия: пятьдесят тысяч долларов за всех четверых. Иначе, мол, получим только головы отрезанные. Вид у этого бараньего командира напуганный был. Но, может, и прикидывался он. Вполне мог быть с бандитами в доле, наводчиком да посредником подрабатывать. А мог и не быть. Шайтан их там разберет.


Переночевал Магомед у меня. А с раннего утра мы в райцентр махнули и на телефон сели. Когда перед покушением на генерала Романова в Грозном переговоры шли, я со своими ребятами Масхадова сопровождал. Кое-кого из его личной охраны знаю. И сумел в этот раз через них до самого Масхадова дозвониться. Тот уже в курсе дела был. Сказал коротко, как отрезал:


— Вооруженные силы Ичкерии к этому отношения не имеют. Это — «индейцы». Разбирайтесь с ними сами.


И весь разговор.


Доложили руководству федеральной группировки: так и так, есть контакт с похитителями, надо либо выкупать ребят, либо операцию проводить.


Руководство отвечает: у вас там сил на такую операцию вполне достаточно. Считаете нужным, пусть старший зоны принимает решение, и действуйте.


Резонно. Хочешь не хочешь — поехали к Дубине. Он эту кашу заварил, пусть помогает расхлебывать. Угадай с трех раз, что он ответил? Правильно!


Сдристнул в кусты, только свист пошел:


— Я без санкции руководства ничего затевать не могу. Надо сообщить в правительственную комиссию, в Москве есть специальные люди, которые пленными занимаются…


— Ну и тому подобная ерунда. Кому мы там в Москве нужны?! Только недавно Первомайское отгрохотало. Разборки на всех уровнях. Да пока до нас с нашими проблемами дело дойдет, ребят десять раз прирежут.


Тут Магомед как зарычит:


— Ты будешь моих мальчишек выручать?! Из-за тебя они попались!


Еле я его оттащил. Дубина мне всю оставшуюся жизнь должен за это проставляться…


Вернулись к нам на блок.


— Ладно, — говорю. — Я по должности официально числюсь заместителем этого чудака на букву «м». Так что формально имею право принимать решения на проведение специальных мероприятий. Передавай бандитам, что деньги будут. Звони немедленно домой, пусть доллары собирают.


Вот чему нам, русским, у кавказцев всю жизнь учиться надо — это как они друг за друга стоят. Суток не прошло после нашего сообщения — прилетает специальный самолет от руководства республики! Привезли деньги, подарки всему отряду, снаряжения дополнительного целую кучу. Магомеду — команда конкретная: «Что бы ты ни сделал, мы тебя спасем, оправдаем, не выдадим. Только выручи ребят!».


Вот как! Это не наши политиканы, что прибалтийские ОМОНы за их верность присяге подставили и Парфенова продали. А Буденновск! У меня до сих пор, как этот позор вспомню, лицо горит, будто пощечин мне нахлестали. Да ты, брат, сам погоны носишь, все понимаешь…


Ладно, отвлекся я. Так вот, начинаем переговоры с «индейцами» закручивать. Понятно, напрямую они говорить не хотят, боятся. И не только нас. Эти беспредельщики уже и самим чеченцам мешать стали. От многих даже их тейпы отступились, а без защиты рода ты там не человек и долго не покуролесишь.

Но бойся не бойся, а денежки-то получать надо самим. Чужому не доверишь: мало ли что у него на уме. Так что покрутили они, повертели, но решились, назначают передачу. В погранзоне, в стороне от всех постов: и наших, и чеченских. Договорились, что Магомед сам за ребятами своими поедет.


Выехали мы на место заранее. Осмотрелись. Обстановочка такая: дорога-серпантинка над ущельем вьется, в конце, за поворотом резким — площадка небольшая. Открыта метров на сто, вплотную с группой захвата не подойти. Из оружия, по-снайперски, тоже работать опасно. Выбить одного-двух бандитов можно, но любая осечка, промах, рикошет — и наши тоже полягут.


Поэтому порешили так: отдадут ребят — пусть убираются, рисковать не станем. Можно будет ими попозже заняться, с толковой подготовкой. Но чтобы не обманули они нас, какую-нибудь подлянку не устроили, мы ниже по дороге засаду выставили: два моих омоновца с гранатометом и прапорщик из сборной команды — старшим. А в «зеленке» над площадкой — я еще с одной группой, для наблюдения и прикрытия.


Мои группы выставились с раннего утра. И правильно сделали. За несколько часов до встречи начали чеченские разведчики лазить. Раньше по этой дороге раз в два-три дня, может, кто проезжал, а тут — то пацан на велосипеде кататься надумал, то «жигуленок» проедет (и у водителя с пассажиром головы на триста шестьдесят градусов, как локаторы, вертятся).


Подходит время. Подъезжает Магомед с ребятами на своем «уазике», втроем. На дорогу вышли, деньги в целлофановом пакете держат. А тут уже пост снизу докладывает:


— Командир, «уазик» пастуха едет!


Точно: подъезжает, остановился. Вышли из него двое, в камуфляже, бородатые, вооружены до зубов. Видно, что и оружие наготове, и сами на взводе. А должно быть их трое, не считая водителя. Еще один, значит, в машине, с пленными. Но не видно, кузов без окон, весь металлический. Надо же, как удачно у пастушка машина оборудована! Может, конечно, это для баранов сделано, чтоб не нервничали при переездах. Но и людей воровать удобно .


Я к биноклю прилип. Снайпер мой рядом тоже замер, от прицела не отрывается: ожидать от этих ухарей чего угодно можно. Пересчитали «индейцы» доллары, старший с деньгами в машину вернулся. Смотрю, дверка салона пошире открылась, и стали ребята Магомеда из машины выходить. Я посту нижнему по рации шепчу:


— Пошла передача, но не расслабляйтесь, подъезд к площадке контролируйте.


Тут слышу, снайпер мой бормочет: «Что это с ними?». У него-то на прицеле увеличение четырехкратное. И у меня бинокль мощный — двадцатка. Глянул, тоже понять не могу: у Магомеда все ребята кавказцы, у них от природы лица смуглые, а тут — белые, будто мелом их вымазали. Может, подмена какая, провокация? Да нет, вроде, обнимают их наши, в сторонку отводят. Трое пленных высадились, а четвертого нет. Тот бандит, что еще у машины оставался, за ним в салон полез. «Неужели, — думаю, — бедному парню так досталось, что ходить не может?».


И тут понеслось все вскачь!


Взревел «уазик», да как рванет с места. А из салона, вместо четвертого парня — мешок полиэтиленовый вылетел и прямо Магомеду под ноги покатился.


Вскинули ребята оружие, но куда там: машина уже за поворот заскочила. Я смотрю во все глаза, что там такое? Не бомбу подкатили?! И тут Магомед догадался: схватил мешок, поднял и ко мне повернул, а сквозь пленку прозрачную на меня голова мертвая смотрит!


Как во мне все вскипело, аж туман розовый в голову ударил. Падлы! Палачи! Нелюди! Кричу в рацию:


— Засада! Машину уничтожить!


А прапор вместо того, чтобы команду выполнить, умничать начинает:


— Передача состоялась? На каком основании я должен открывать огонь?


— Стреляй! Это приказ! Я отвечаю!


— Я не могу без оснований открывать огонь, если заложники освобождены!


Вот идиот! Напичкали его уставами и инструкциями, научили решений не принимать: как бы чего не вышло. А секунды идут, летят, молотками по мозгам грохочут! Вот-вот уйдут убийцы. Задавил я себя. Ровным голосом говорю:


— Вернули троих. Вместо четвертого — отрезанная голова.


Прапор собрался было еще что-то вякнуть, но слышу, исчез из эфира, а по рации — голос старшины-омоновца:


— Вас понял.


И через секунду удар сдвоенный: РПГ лупанул! А на добавку — два автомата вперехлест.


Мы — бегом вниз. Магомед освобожденных ребят с охраной оставил, а сам следом — на ходу нас в свой «уазик» подхватил.


Подлетаем: лежит «таблетка» под обрывом. Дымится, но не горит. Вся как решето. По ущелью баксы порхают. Спустились мы: два боевика — в куски, старший их — поцелее, но тоже готов. Водителю-пастуху кумулятивной струей досталось, полголовы срубило.


Прапор трясется, ноет:


— Кто за это отвечать будет? Пастух ведь мирный был!


Ребята-омоновцы, смотрю, тоже занервничали. Говорю им:


— Молодцы, мужики! С неприятностями разберемся. Ваше дело маленькое: вы по команде действовали. Кто да что, да как — не знали и знать не могли. Я за все отвечаю. Ясно вам? А ты (это — прапору) уматывай с глаз моих. И если еще хоть полслова вякнешь, в порошок сотру!


Вызвали мы подмогу, отправили ребят освобожденных домой. А сами до глубокой ночи по ущелью ползали, доллары собирали. Что им пропадать? Семье погибшего пригодятся. И вот что интересно: оказывается, ночью при фонарях баксы лучше видать — серебрятся, отсвечивают. Все до последнего доллара сошлось, никто из ребят не скурвился, не утаил.


А на другой день началось: комиссии, разборки! Следователи наши, следователи чеченские! Но я уже битый волк, механику эту знаю. Еще с ночи мои бойцы рапорта написали, а утром раненько я их уже на родину отправил. По приказу положено после применения оружия реабилитационный отпуск предоставлять.


Один я отбивался. Дубина было подставлять меня начал, но приехали мужики из МВД России, из отдела по руководству ОМОНами, разобрались влет и ему с глазу на глаз сказали:


— Ты думай, что говоришь! Если твои подчиненные преступление совершили, то тогда ты тоже преступник. Халатность проявил, ЧП не предупредил. А если ребята — герои, банду уничтожили, то они молодцы, им — честь и слава. И тебе… ничего не будет.


Ну с официальными разборками понятно, а что касается совести, то я лишь один день сомнениями мучился. Когда с операции вернулись. А вечером ко мне Магомед приехал. Обнял меня:


— Я и раньше тебя братом звал, а теперь ты всем нам — брат родной. Если бы не твои парни, ушли бы эти гады. Ты знаешь, почему ребята мои такие бледные были? Изуродовали их. Искалечили. Немужчин из них сделали! Понимаешь?! А тот, которому голову отрезали, жить так не захотел. Он рукопашник сильный был. Голыми руками двоих сволочей прикончил, пока самого не убили. И пастушок этот во всем участвовал. Овечка невинная!


Сел Магомед за стол, руками голову обхватил. А я смотрю: седина у него. Черный был как смоль, а тут — будто паутиной волосы заплели, при лампе керосиновой так и блестят. То ли я раньше не замечал, то ли за эти сутки обсыпало…


А через две недели срок командировки отряда вышел, и мы все оттуда убрались.


Легко отделались, говоришь? Это точно. У нас Родине служить — дело опасное. Если на пулю не наскочишь, то политики в любой момент, как пешку, разменяют.


Но мир не без добрых людей. И наша система — не без мужиков настоящих. Представляешь: через полгода, домой уже, приходит мне повестка. В Чечню вызывают по делу «об убийстве» пастуха этого. Об «индейцах» — ни слова. О ребятах искалеченных, нашем парне убитом — тоже. Генерал меня вызвал, я ему историю эту рассказал. Он на меня посмотрел, спрашивает:


— Ну и что ты думаешь делать?


— Как скажете, товарищ генерал. Прикажете, поеду.


— Давай мы лучше прямо здесь тебе голову отрежем. Хоть мучиться не придется. Опять же будем знать, где могилка твоя, киселя на поминках нахлебаемся… Иди, работай! Пока Генеральный прокурор России тебя не затребует, можешь не переживать. А затребует… Тогда и будем думать.


Что касается остальных, то судьба у них по-разному сложилась. Дубьев, говорят, у себя в области карьеру делает, растет на глазах: герой войны!


Омоновцев я к наградам представил, оба по ордену Мужества получили. Прапору-трусу наши бойцы полный бойкот устроили, и когда домой вернулись, уволился он. А из освобожденных ребят Магомеда один уже с собой покончил… До сих пор у меня за них сердце болит.


Вот и вся история. За двадцать минут рассказал, а сколько крови она мне стоила! Проще было бы хорошее ранение получить…



Валерий ГОРБАНЬ. Фото Олега СМИРНОВА. Журнал «Братишка» 1999 г.

https://www.warchechnya.ru/valerij-gorban-pervaya-chechenska...

Показать полностью
327

Первая чеченская война. Индейцы.Ч.1.

Первая чеченская война. Индейцы.Ч.1. Чечня, Военные мемуары, Первая чеченская война, Длиннопост, Чеченская война, Война

С кем это я обнимался? Это братишка мой — Магомед… Не похожи на близнецов, говоришь? Это точно. Магомед — чистейших кавказских кровей. А я волгарь коренной. Да только после одной истории мы с ним настоящими побратимами стали.


Вот прицепился, расскажи да расскажи! Ну ладно. Ты свой человек, дерьма этого тоже похлебал, понять должен..


Да… Эта история мне столько крови стоила, что проще было бы хорошее ранение получить: меньше б кровушки вытекло.


В третий раз попал я в Чечню весной девяносто шестого. И добро бы в саму Чечню. Там попроще было даже в самую мясорубку: все понятней. А тут — на границу поставили. На дагестанской территории — мы, а через речку — чеченский пост. Боевые действия вроде как временно приостановлены, перемирие. Но я эти дела еще в девяносто пятом проходил. Поэтому без ведома своего руководства с командиром чеченским лично встретился и предупредил:


— Хочешь своих ребят сохранить — со мной не шути. У меня народ отмороженный, все уже воевали и крови не боятся. Хоть одного из наших зацепите — шарахнем со всего, что есть, и ни у кого разрешения спрашивать не будем. Пусть там наверху свои договоры подписывают, а у нас — свой договор будет, лады?


— Хорошо, — говорит, — мне тоже кровь не нужна, и у моих ребят близкие есть.


Руки жать, обниматься-целоваться, бумаги подписывать мы не стали. Но, не считая мелких пакостей, за полтора месяца по-серьезному ни разу не сцепились. И слава Богу. Знали бы чеченцы, кого я привез!

Первая чеченская война. Индейцы.Ч.1. Чечня, Военные мемуары, Первая чеченская война, Длиннопост, Чеченская война, Война

В первые две командировки как-то складывалось: и в комендатурах мужики были нормальные, и отряды серьезные работали — СОБР, ОМОН. А здесь — сборная солянка: ППС, ГАИ, какие-то пацаны из других подразделений. Сводный отряд … твою мать! И ребята вроде неплохие, но дома-то их совсем для другого готовили.


А старший зоны!.. Предки не дураки, прозвища не просто так давали. Если б я ему сам фамилию придумывал, то лучше теперешней вряд ли бы нашел. Дубьев! Что смеешься? Слово офицера: именно Дубьев. Его иначе, чем Дубина, никто и не называл. Ну кадр был, не передать! Ему водки натрескаться — хлеба не надо, по пьянке из пистолета в потолок засадить — всегда пожалуйста. К омоновцам прицепиться — почему излишек боеприпасов на блоке ( во, придурок!) — тоже без проблем. Зато если надо для людей что-то сделать или ответственность на себя взять, когда порохом попахивает, тут он — в кусты.


Слава Богу, в сводном отряде на полсотни человек хоть десяток был, на которых положиться можно. И тех еле вырвал, пришлось к начальнику УВД идти, доказывать, что без профессионалов вся эта команда — прямые кандидаты в покойники. Шеф поупирался слегка, но дал добро на отделение омоновцев.


А уж командир ОМОНа не подкачал, братишка. Не зря с ним в первой командировке вместе носом землю в Грозном рыли. Хлопцев дал отборных, из тех, что уже в боевых командировках работали. Сам знаешь: самые лучшие орлы из стреляных воробьев вырастают!


Без них бы совсем пропал. Зона ответственности серьезная. Двадцать километров границы с Чечней — это вам не шутки! Тем более перемирие совсем на соплях держалось. Банды шныряли туда-сюда, по ночам — стрельба по всей границе, да и днем дрессировали время от времени. У нас тоже на той стороне снайпер лазить повадился, с бесшумкой. И ведь не по-боевому бил, гад, понимал, что можем навернуть в ответ со всей дури. Нет: выберет, когда, например, машина Красного Креста подъедет к КПП. В ней «врачи без границ» сидят, груз какой-нибудь гуманитарный в ящиках.


Мы досмотр начинаем, иностранцы возмущение свое демонстрируют. А тут стрелок этот хренов по колесам — шлеп… шлеп! Или по «кирпичу» возле КПП. Знак-то жестяной, грохоту побольше. Вот вам и скандальчик готов: беспредельные федералы подвергают опасности жизни врачей-гуманистов! Протесты, звонки начальства. Дубьев психует, орет: «Ты когда меня подставлять прекратишь? Не трогайте вы их!».


Как бы не так! Есть, конечно, среди этих деятелей и врачи настоящие. Но что-то я за два года не припомню, чтобы они нам хоть таблетку от головной боли дали. И когда в марте девяносто шестого “духи” наших на блокпостах зажали, что-то не видать было белых джипов с красными крестами. Ни капли воды не привезли, ни одного из тех ребят, что в блоках от перитонитов, гангрены да потери крови умирали, не спасли. А вот чеченцам помочь — тут они как из-под земли. И сейчас такое впечатление, что все эти ЧП на границе были как спектакли с расписанными ролями. Но хрен им этот номер пролез.


Через наш КПП ни разу без досмотра не прошли. А начальство?.. Меня снять можно, кого потом поставить? Сами отцы-командиры там торчать не будут.


И со сменщиком — как повезет. Может, у него вообще башня рванет, и он бои местного значения развяжет. Да если честно, то и командиры наши только для вида пылили. Сами-то они так же, как и мы, думали и этих односторонних гуманистов на дух не переносили.

Первая чеченская война. Индейцы.Ч.1. Чечня, Военные мемуары, Первая чеченская война, Длиннопост, Чеченская война, Война

Я раза три с командиром чеченского блока встречался. Все как в кино: на мосту сходимся, с каждой стороны одинаковое количество людей, каждая сторона сопредельную на оптике держит. Спрашиваю:


— Когда стрелка своего уймете?


— Это не наш. Мы его сами ловим, никак поймать не можем, — врет, глазом не моргнет.


— Ну ладно. Только, если мы его пристрелим, не обижайтесь.


— Как это пристрелим? Кто вам позволит по территории суверенной Ичкерии огонь открывать?


— Тогда сами с ним разберитесь!


— Пробуем. Но никак поймать не можем…


В общем, сказка про белого бычка.


Вот так и жили. Мир не мир, война не война. Дурь одна.


Но случилось дело и покруче. Приезжает как-то Дубьев, напыженный, как голубь-дутыш, заваливается ко мне в командирский вагончик:


— Завтра выделяй двадцать человек на прочес!


— Какой прочес?


— В нейтральной зоне группа «непримиримых» бродит, человек десять. Будем “зеленку” зачищать.


— А кто участвует?


— Все наши отряды людей выделят. Планируем сто человек.


— Это кто придумал?


— Мое решение. Информация наша, поэтому мы ее сами реализовывать будем.


Я аж взвился: генералиссимус, стратег хренов! Насмотрелся я на таких за два года. Когда настоящая драка была — все по штабам сидели, нос высунуть боялись. А как чуть затихнет — в очередь за орденами давятся, планы один гениальней другого предлагают. Но пока профессионалы у дела стояли, этой швали особо разгуляться не давали. А тут — «командарм» Дубина! Спрашиваю я его:


— Нормальные карты местности у всех будут? Или опять по глобусу воевать пойдем? Дислокация боевиков, их маршруты? Схемы минных полей?


Саперная поддержка? Рации толковые, чтобы нас не глушили, не прослушивали? Форму одинаковую выдадут или опознавательные знаки? И что-то я не помню: учения по взаимодействию мы провели?


— Когда их проводить? — глазенками моргает. — Завтра уже операция.


— Вот ты, — говорю, — сам завтра и оперируйся. Пока эта банда через границу не полезет, пусть с ними сами чеченцы разбираются. Ты себе решил медальку заработать, а мне цинки с пацанами домой везти? Я своих людей гробить не дам. Мало крови пролили?


Как он завизжит:


— Да ты понимаешь, что говоришь?! Струсил, что ли? Я тебя сейчас от командования отрядом отстраню!


От последних слов меня нервный смех разобрал. И хорошо: хоть какая-то разрядка, а то я уже контроль над собой терять начал.


— Ладно, — говорю, — отстраняй. Сейчас я сюда командиров взводов соберу и объявлю, что теперь ты ими лично командуешь. Сам им все расскажешь.


Только не говори, кто этот гениальный план придумал. Как бы чего не вышло…


— Это невыполнение приказа! Ты ответишь! Пиши рапорт!


— Я по закону преступные приказы выполнять не имею права. А рапорт обязательно напишу. Чтобы, когда ребят перемолотят или, что скорее, они сами друг друга перестреляют, никто не забыл, кто за этот идиотизм отвечать должен.


Выскочил он, дверью хлопнул. А я соседу позвонил. Магомед — мужик отчаянный, ребята у него как на подбор. Думаю: горячие, черти, точно полезут в эту авантюру. Тоже горцы, но «духов» не любят еще больше, чем мы. Говорят:


— Эти бандиты уже весь Кавказ достали! Ни своему народу, ни соседям жить спокойно не дают.

Первая чеченская война. Индейцы.Ч.1. Чечня, Военные мемуары, Первая чеченская война, Длиннопост, Чеченская война, Война
Показать полностью 3
50

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.2.

Начало :https://pikabu.ru/story/benoyskie_budni_chernyikh_beretovch1...

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.2. Морская пехота, Чечня, Военные мемуары, Длиннопост, Чеченская война, Война

На высоту взошли в назначенное время. Но боя не случилось. Бандиты снялись с горы ранее. В охранение по собственному почину заступили «старики». Остальные в изнеможении просто упали в снег.


– Конечно, после такого подъема принять бой очень тяжело. Реально шансы победить на стороне противника, – рассказывал старший лейтенант Виталий Сушко. – Но у парней, не поверишь, был такой боевой задор! Сам диву давался. Может, потому, что еще в Спутнике в них заложили: первая рота всегда должна быть лучшей.


– А после не удалось узнать почему «чехи» ушли? – не удержался я от любопытства.


– Хоть и девиз у морпехов: « Где мы – там победа!» – но любое наше наступление – далеко не как в анекдоте: «С голой пяткой на чапаевскую шашку», – начал объяснять взводный. – Предварительно по горе «работает» артиллерия. Это во-первых. А во-вторых, практика уже показала, что бандиты-то не постоянно сидят на высотах. Господствующие вершины они занимают, как правило, у поселков. И поскольку их так называемые силы – это по большому счету всего лишь сборище оголтелых наемников, которым вряд ли доплачивают за ночные бдения в промерзших окопах, то они просто ушли на ночевку в селение. Словом, мы опередили «чехов». И когда они полезли к нам, завязалась перестрелка. Но в горах она, как правило, скоротечна. Почему? Бандиты в основном ходят налегке: у каждого – стрелковое оружие, небольшой боезапас, несколько гранат. Так что в нашем эпизоде они, скорее всего, не были готовы к затяжному бою…



«С нами воюют не дилетанты»



Как только десантно-штурмовой батальон морской пехоты Северного флота начал боевые действия в составе Объединенной группировки, «чехи» сразу же истерично объявили: «Морпехов в плен не брать!» На что североморцы ответили: мол, нам на бандитские угрозы – плюнуть и растереть. «Черные береты» в Чечне страха не знают. В этом не раз убеждался лично.

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.2. Морская пехота, Чечня, Военные мемуары, Длиннопост, Чеченская война, Война

Но было бы глупо предполагать, что морским пехотинцам на Северном Кавказе противостоят простые чеченские парни с берданками образца прошлого столетия. В штабе ДШБ в Беное. на боевых позициях десантно-штурмовых взводов и рот не раз слышал от североморцев, что, по разведданным, в рядах бандитов чеченцев осталось всего лишь около двадцати процентов. Остальные – наемники, «засланцы» из-за границы.


И вооружены они далеко не луками со стрелами. В их распоряжении имеются (или, по крайней мере, достоверно были) снайперские винтовки Драгунова, американские автоматические винтовки М-16, различные модификации автоматов Калашникова, ручные пулеметы, противотанковые установки, горные пушки, гранатометы АГС-17 «Пламя», гранатометы «Муха», зенитные ракетные комплексы аналогичные, известным со времен афганской войны «Стингерам». Уж не говоря о количестве бронетехники, мобильных и спутниковых системах связи. Есть чему удивляться? Еще бы!


На командно-наблюдательном пункте 1-й ДШР мне рассказали о находке матросов Деткина и Жаворонкова всего лишь в полутора-двух километрах от позиций. В лесу парни обнаружили прислоненную к дереву новую реактивную противотанковую гранату «тандемного» (то есть двойного) действия.


– У нас таких нет, и ничего подобного мы еще не видели, – говорили «черные береты». – Можем лишь предположить, что у нее два кумулятивных заряда. Первый – чтобы прорвать «активную» броню на танке, второй – чтобы затем выжечь все внутри машины. Кстати, маркировка – «мэйд ин» Россия-матушка…


А чуть позже в «заповедном» уголке Веденского ущелья разведчики из полка Черноморского флота, приданные группировке морской пехоты, наткнулись на «законсервированную» боевую технику бандитов. В числе трофеев: боевая машина десанта, боевая машина пехоты, танк Т-72, артиллерийская установка на базе бронетранспортера, автомобиль ГАЗ-66, под завязку «упакованный» снарядами. Все с ичкерийской «волчицей» на лобных местах, а главное – в рабочем состоянии. Заливай горючее, заводи, воюй.


– И так сволочи здорово замаскировали, – делились впечатлениями черноморские разведчики. – Если б носом не уперлись, хрен нашли бы…


А я думаю, все равно нашли бы.


Сколько же проклятий за эти девять месяцев послали в адрес «черных беретов» Басаев с Хаттабом? Ведь было от чего. И, на мой взгляд, в первую очередь за то, что в течение февраля группировка морской пехоты по-хозяйски располагалась в «вотчине» главарей бандформирований – Веденском районе.


Не за день, конечно, и не за два, но со временем морпехи возвратили это чеченское «гуляй-поле», родину Басаева и эпицентр хаттабовских «университетов» к относительно спокойной жизни. Что как раз и было не по нутру бандитам, пытавшимся при любой возможности отомстить североморцам за их миротворчество.


– Воюют боевики хорошо. И было бы смешно недооценивать их подготовку, – рассказывал мне Виталий Сушко. – Здесь на войне я впервые столкнулся с такими понятиями, как, например, тактика арабских наемников. Только представь себе…


На штурм горы арабы идут, как правило, группой из двадцати человек. С собой – три миномета. Обстрел вершины начинают с трех сторон. Под прикрытием минометов поднимаются по склону. Причем с какой-нибудь соседней высотки их может поддерживать еще и снайпер. К моменту завершения минометного обстрела арабы, кстати достаточно тренированные бегать по горам, «выныривают» уже перед самым носом у обороняющихся бойцов. И начинается сплошной автоматный огонь. Да такой, что головы не поднять.


– Как-то с ротным прикинули: если вовремя не «просчитать» их действия, – резюмировал старший лейтенант, – то пятнадцать-двадцать подготовленных наемников могут взять взводный опорный пункт на горе буквально за тридцать-сорок минут. Так что с нами воюют не дилетанты. Но даже со своей тактикой они не особенно стремятся с батальоном в бой вступать.


– Боятся?


– Вероятно. Не могут «морскую душу» понять до конца…



Какой войны не нужно боевикам?



В Чечне морская пехота Северного флота – сила! И это уже не раз испытали на собственной шкуре бандиты. Девять месяцев (к началу мая) безвылазно на войне – показатель. Чего? Да всего. Мужества, отваги, бесстрашия, ярости, неудержимого натиска на врага, фронтового товарищества. Вот далеко не полный перечень штрихов к «портрету» морских пехотинцев, которых глубоко уважают собратья по оружию и ненавидят лютой ненавистью боевики. Последние, кстати, ненавидят и боятся «черных беретов» еще за две характерные черты, присущие североморским морпехам, – полную тактическую непредсказуемость и заполярную основательность…


Федеральные войска продвигались к Ведено. Десантно-штурмовой батальон морской пехоты и воздушно-десантные подразделения действовали параллельно. А отличительная особенность «крылатой гвардии» в том, что она никогда, ни при каких обстоятельствах не оставляет свою технику. И так случилось, что на дороге рядом с высотой, на которую «пехом» выходила парашютно-десантная рота морской пехоты капитана Сергея Лобанова, колонна ВДВ попала в засаду. «Чехи» подбили несколько машин. Завязался ожесточенный бой.


И вдруг с горы во фланг бандитам ударили «черные береты». Боевики сразу же отступили. В это время командование ДШБ получило радиоперехват: «чехи» недоумевали, запрашивали своих главарей, что делать дальше? «Мол, мы их (морпехов) ждем на серпантинах, заминировали все дороги, а они приперлись через горы, пешком».


Много раньше, еще по осени, когда североморцы только подходили к Гудермесу, путь им преградил «полевой стан», откуда парашютно-десантную роту обстреляли боевики. «Черные береты» рассредоточились, окопались, вызвали по рации огневую поддержку. Вертолетчики, артиллеристы, танкисты так ударили, что от «стана» остались одни руины. А под ними – трупы.


После этого боя морские пехотинцы двинули дальше. Шли в общем-то спокойно, правда, порою теряясь в догадках: «Где же бандиты?» Радисты только докладывали командиру батальона подполковнику Белезеко, мол, там-то мотострелки попали в засаду, там-то «чехи» оказали сопротивление десантникам. А морпехам с кем воевать? С «ветряными мельницами»? Все-таки, согласитесь, странно, что боевики так долго не выходят на «черных беретов».

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.2. Морская пехота, Чечня, Военные мемуары, Длиннопост, Чеченская война, Война

Ситуация несколько прояснилась в одном из селений, откуда накануне снялись «чехи». Местные жители утверждали, что бандиты, прознав о приближающихся морпехах, промеж собой говорили: «Связываться с этой «чумой»? По ним дали очередь, так они «полевой стан» с землей сровняли. Нет уж! Нам такой войны не надо…»


– Так оно было или нет, – рассказывали мне в первой десантно-штурмовой роте, – но по крайней мере, где бы мы ни появлялись, с нами боевики в затяжные схватки не вступали. Либо уходили заранее, либо если и стреляли, то прикрывая отход главных сил.


…Вечером на боевые позиции 1-й ДШР приехал на «бэтээре» комбат подполковник Белезеко. Что и говорить, миссия Анатолию Алексеевичу выпала почетная: вручить боевые ордена и медали капитану Шашину, старшему лейтенанту Сушко, старшему прапорщику Багрянцеву, их подчиненным, матросам. Кроме наград командир десантно-штурмового батальона привез и… новенькие погоны с «капитанскими» звездочками. Для Виталия. После чего объявил, что майор (уже!) Сергей Шашин назначен зам. комбата, а вместо него командовать «первой» будет капитан Сушко.


Я подошел к Виталию. Поздравить.


– Что же, товарищ ротный, сейчас творится в вашем сердце? – спросил, крепко, от души, пожимая его широкую морпеховскую ладонь.


– Честно говоря, бесспорная гордость, что служу в морской пехоте, – с улыбкой ответил офицер. – Подобное чувство уже испытывал, когда мы шли на Гудермес. И на сутки раньше выполнили поставленную боевую задачу. Батальон тогда входил в группировку ВДВ, где, бывает, себя в грудь бьют: мол, мы – «крылатая гвардия». А тут смотрят – какие-то «черные береты» и задачу… на сутки раньше?!. Немного грустно, что в телерепортажах, куда ни глянь – везде одни воздушно-десантные войска.


Может, это и своего рода реклама: мол, элита Вооруженных Сил, миротворцы. Ну что ж, если мы не можем, подобно им, так же предстать перед народом, то свое право на элитарность будем доказывать делами, в бою.



Грозный – Шали – Сержень-Юрт – Беной – Ведено

Автор : Василий Сергеев Журнал «Солдат удачи» №6, 2000

http://otvaga2004.ru/voyny/wars-ussr/wars-caucas/benojskie-b...

Показать полностью 2
66

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.1.

Часам к десяти не по-зимнему жаркое солнце окончательно растопило туман. Земля, вдоволь вкусившая ночью затяжного ливнепролития, начала с маревой дрожью выдыхать влагу обратно, к бездонным небесам.


Подсыхало. Вместо грязевой размазни все явственнее очерчивались наезженные колеи со слепками «бэтээровских» протекторов. В терновнике, осоловевшие от тепла, перекликались пичуги. Ни дать ни взять – благодать вселенская!..


Как будто не было войны и людям все это приснилось.


Ан, нет. У «Волчьих ворот», входа в Аргунское ущелье, по-прежнему многоголосо «материлась» канонада.

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.1. Морская пехота, Чечня, Военные мемуары, Длиннопост, Чеченская война, Война

Неожиданно из Сержень-Юрта выползла боевая машина пехоты с десантом на броне и взяла курс на североморцев.


– К нам гости, – негромко констатировал оставшийся за ротного командир первого десантно-штурмового взвода старший лейтенант Виталий Сушко. – Кто бы это и чего им здесь понадобилось?..


Гостями оказались саратовские собровцы. «Обрадовали»: в Шали (рукой подать от Сержень-Юрта) отловили «чеха». Он признался, что в селении скрывается полтора десятка бандитов. Командование СОБРа готовит ночную операцию по их захвату. Попросили «добро» в случае необходимости уйти на поселок с морпеховских позиций.


– Без проблем, – не раздумывая, заверил Виталий.


– Тогда не прощаюсь! – махнул рукой собровец. И БМП, крутнувшись «волчком», рванула обратно.


– Когда же все это закончится? – ни к кому конкретно не обращаясь, вздохнул взводный. – Вернемся с войны, ей-богу… сразу женюсь…



«Зло должно быть наказуемо!»



Проводив собратьев по оружию, мы вошли в «штабную» палатку. Молча закурили. Сушко, вперившись взглядом в ее дальний угол, сосредоточенно выпустил несколько дымовых колец и будто в продолжение начатого разговора приглушенно сказал:


– …и ведь все же прошли гады. И где-то неподалеку от нас. А что делать? Если рота держит «линию фронта» на рубеже километров пяти? Взвода – как «островки» в ненавидящем нас море… И помнишь, о чем вчера говорили? В лоб не лезут, втихую продираются – по ложбинам, кустам, как мыши…


– Кишка, видать, тонка в лоб-то? – спросил я Виталия.

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.1. Морская пехота, Чечня, Военные мемуары, Длиннопост, Чеченская война, Война

– Не скажи, брат… Погани этой в Чечне еще достаточно. А бандит – он везде бандит. И тактика у него соответствующая: все больше норовит из-за угла, в спину ударить. Кончать с ними надо… Я ведь родился и вырос на Северном Кавказе – в Ставрополье, город Зеленокумск, рядом с Буденновском. И после всего, что случилось в нем, такое у меня неимоверное желание… Не скажу, отомстить. Но люди, если еще можно их, бандитов, людьми называть, совершили такое и безнаказанно ушли?! Я считаю – это неправильно. Зло должно быть наказуемо. Иначе, сам понимаешь, безнаказанность ведет к вседозволенности.


Что в итоге мы и получили: Первомайское, Грозный 96-го. Ведь им же, по большому счету, все сошло с рук! А за три последних года они вообще обнаглели вконец. Поэтому просто необходимо дать понять бандитам, что для здоровья жуть как опасна излишняя самоуверенность. Да и Россия должна быть единым государством, а не лоскутным одеялом, расползающимся во все стороны.


– С таким настроением и ехали в Чечню морские пехотинцы?


– Честно говоря, в Спутнике за суетой сборов как-то не до философии было. Все понимали: есть приказ, который нужно выполнить. А вот позже, в Дагестане, из разговоров офицеров и прапорщиков ДШБ, особенно тех, кто уже прошел первую «чеченскую» кампанию, почерпнул для себя: «черные береты» выполнят все боевые задачи. Главное…


Виталий замолчал, тщательно растер окурок о стенку импровизированной пепельницы, а затем пристально посмотрел мне в глаза:


– Главное, чтобы нас не предали. Когда здесь погибнут парни, а потом, не расправившись до конца со всей бандитской мразью, внезапно, как это уже было четыре года назад, выведут войска, и все – бои, потери, кровь – окажется зря… А на Кавказ летели с одним намерением: если бить, то бить до конца. Сам знаешь, у нас на войне «золотой середины», как у политиков в Москве, нет и быть не может. Морпех сказал – морпех сделал…


За этой фразой не словесные «авансы», а конкретные боевые дела.



«Нам приказали: «Нужна высота!»



В начале декабря прошлого года командование Объединенной группировки федеральных войск поставило задачу десантно-штурмовому батальону подполковника Анатолия Белезеко: совершить переход через Андийский хребет и войти в селение Ведено с юго-востока.

Бенойские будни «Черных беретов».Ч.1. Морская пехота, Чечня, Военные мемуары, Длиннопост, Чеченская война, Война

Колонна «черных беретов» вышла из Ботлиха. Направление – граница Дагестана с Чечней. Об этом марше морские пехотинцы до сих пор вспоминают крепким словом. Узкие горные серпантины, крутые подъемы, спуски. Каждый поворот «бэтээры», техника сама по себе не маленькая, преодолевали в три-четыре приема.


Слева – отвесная скала, уходящая ввысь, справа – пропасть, из которой разит могильным холодом. А на броне – десант, парни, жизнь которых всецело зависит от мастерства водителей.


Один неверный поворот руля, не вовремя включенная передача или резкое ускорение – и машина свалится в «преисподнюю», на россыпи жаждущих крови камней.


Но за время совершения многокилометрового марша морские пехотинцы не потеряли ни одной единицы боевой техники. Поломки? Да, были. Так, машина матроса Александра Кудряшова получила серьезное повреждение. Устранить такую неисправность даже в обычных условиях – проблема. А здесь еще сообщение от разведчиков: противник рядом. В любой момент обездвиженная, морпеховская колонна могла стать мишенью для боевиков. Но Александр быстро отремонтировал поврежденный агрегат, и «черные береты» продолжили путь.


В район сосредоточения десантно-штурмовой батальон прибыл точно в назначенное время. Все военные водители ДШБ – матросы Александр Кудряшов, Владимир Петроченко, Михаил Лужин, Максим Букреев, Алексей Тиличенко, Юрий Апасов, Юрий Антонов и другие – были представлены к государственным наградам.


На войне мало легких дорог. С окончанием марша пришел конец и ранее проторенным серпантинам. Под ноги морпехам выстилались теперь лишь вековые тропы, обледенелые, заскорузлые, зачастую не обозначенные на карте. А если даже и прочерченные едва видимым пунктиром, то уже давно стертые с лика гор камнепадами.


Шли пешком, по-суворовски. Сколько было под силу взять боеприпасов, продовольствия, волокли на себе. На каждом – килограммов по тридцать-сорок. Да еще оружие, бронежилеты, каски. А кругом непролазные кручи. Жуткий холод. Разреженный горный воздух, от которого кружилась голова, в кашле рвало грудь, носом шла кровь, от напряжения тисками давило в висках.


Спали в снегу. А иногда уходили прямо в ночь, туман, когда в горах вообще не видно ни зги. Первой десантно-штурмовой роте капитана Сергея Шашина приказали взять гору, на которой окопались «духи». Днем с соседней вершины морские пехотинцы наблюдали их. Бандиты даже открыли по «черным беретам» огонь. На что морпехи не замедлили показать и свои «зубы».


Разведка четко доложила: у врага – зенитные установки. Так как их гора одним склоном упиралась в селение, была какая-никакая дорога. Морские пехотинцы могли противопоставить только крупнокалиберный пулемет «Утес», который тащила на себе ишак Машка, да переносную, на матросских спинах, руках, установку ПТУР (противотанковых управляемых ракет).


Подъем в гору достаточно крутой. На вершине – бандиты, врывшиеся в землю. «Черным беретам» же карабкаться вверх открыто. Трудно надеяться, что в такой передряге можно, образно говоря, выйти сухим из воды. Но как там, в песне у Высоцкого: «Расклад перед боем не наш, но мы будем играть!» Будем! Поэтому в три часа по полуночи и прозвучала для 1-й ДШР короткая команда: «Вперед!»


В ту ночь «первая» расстояние в полтора километра преодолевала в течение двух часов. Шли цепочкой, почти держась друг за друга. Земли не видно. Очередной шаг – как в бездну, в неизвестность. Морпехи под «прессом» снаряжения оступались, падали, скатывались на метр-два вниз. Но ни один из «черных беретов» не проронил ни звука. В сознании каждого, иступленном от тяжести подъема, цепко угнездилась мысль: непроизвольный восклик, громкий шум – и роту обнаружат. Тогда всем хана.......

Показать полностью 2

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Привет!


У нас отличные новости для геймеров и всех тех, кто неравнодушен к играм. Вместе с LG мы объявляем август — месяцем геймерства. Для тех, кто уже подзабыл или просидел весь июль в неведении, прошлый месяц был посвящен фотографам. Мы собирали ваши посты с тегом «фотография», а вы выбрали победителя. За вот этот пост @Iradiada получит шикарный 29-дюймовый монитор LG. Поздравляем :)


В этом месяце мы собираем истории, фотографии или видео по теме игр и геймерства. Прохождения, баги, обзоры, пасхалки, мемы и разборы – это может быть что угодно, но обязательно про игры. Для участия в конкурсе опубликуйте пост, поставьте тег «игры» и метку [моё] до 25 августа включительно. А пока будете выкладывать свои посты, мы расскажем, для каких игр нужен ультраширокий монитор, и как в нестандартном соотношении сторон работалось гейм-дизайнеру (скоро появится). В конце месяца по традиции запустим голосование, а автору лучшего поста подарим новехонький UltraWide-монитор.


Итак, закрепляем. Что нужно делать:

Написать пост на тему месяца (август — игры и геймерство);

Поставить тег #игры и метку [моё] и опубликовать до 25 августа включительно;

Все. Вы в игре. Остается только ждать результатов.


Ваш шанс засветить свое остроумие и скилл (ну и выиграть приз, конечно!).

Отличная работа, все прочитано!