PeterMaslov

PeterMaslov

пикабушник
пол: мужской
поставил 0 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
1130 рейтинг 15 подписчиков 42 комментария 63 поста 6 в "горячем"
16

Студент в мусоровозе.

Жуткая история, произошедшая в Москве 9 января 2002 года в Москве. 23 минуты между прессом и свалкой с мобильником в руках.


Эта история потрясла Москву. Во вчерашней «Комсомолке» о ней уже писали. Тем не менее считаем, что происшедшее требует более пристального внимания и точной оценки. Мы начали собственное расследование.

Тарас Шугаев исчез в ночь с 8 на 9 января после того, как вышел из бильярдной Московского дворца молодежи.

Он погиб в кузове мусоросборочной машины, медленно раздавленный спрессованным мусором. Именно оттуда Тарас на протяжении последних 23 минут своей двадцатипятилетней жизни вел телефонный разговор с операторами Службы спасения. Как Тарас оказался в мусорном контейнере? Почему никто не пришел ему на помощь? Ведь у него был мобильник, и Тарас дозвонился по «911». До последней минуты он верил, что сможет выбраться из этой мясорубки.

Наши корреспонденты попытались по минутам восстановить события той ночи.


6.20. Звонок в Службу спасения следует с улицы Хамовнический Вал (информация одной из компаний сотовой связи).

— Двадцать третий оператор московской Службы спасения, слушаю вас!

— Алло! Это Служба спасения?

— Да-да!

— Я нахожусь в мусорной машине!

— Что вы там делаете? (Неплохой вопрос, не правда ли?)

— Я не знаю, я просто напился. Мои знакомые, друзья, я не знаю даже, кто меня туда закинул. Меня тут крутит, вертит, но я пока живой, пожалуйста, дозвонитесь в ГАИ или милицию, чтобы остановили мусорную машину!

— А где вы хоть едете? (Голос оператора убийственно спокойный.)

— Я отъехал от метро «Фрунзенская».

— В какую сторону?

— Я так думаю, что я еду. Пожалуйста, позвоните в ГАИ.

— В какую сторону вы едете? Там же разные ГАИ. (Как может человек, находящийся внутри контейнера, знать, в какую сторону он едет? Оператор об этом не задумывается. Да и не только об этом.)

— Я думаю, в сторону из Москвы по проспекту Вернадского, может, в центр. Я не знаю, пожалуйста, дозвонитесь в ГАИ!

— Ну разные ГИБДД обслуживают данный участок.

— Я не могу дозвониться в ГАИ, понимаете, от этого зависит жизнь — позвоните, пожалуйста!

— Будьте любезны, телефон для связи с вами оставьте.

Тарас называет номер своего мобильника.

— Пожалуйста, не вешайте трубку. Поговорите с сотрудниками ГИБДД, я вас сейчас соединю...


История исчезновения

Тарас Шугаев учился на 3-м курсе Российс- кой академии физической культуры, на кафедре игровых видов спорта. Не совсем обычной была та специальность, которую ему предстояло освоить — бильярд. «Погонять шары» было настоящей страстью Тараса. И именно эта страсть практически каждый вечер направляла его в различные бильярдные, где можно было и мастерство отточить, а заодно и денег подзаработать. Но им не двигала тяга к наживе, скорее азарт. К тому же и сам Тарас не скрывал от партнеров, что готовится к предстоящему чемпионату России по русскому бильярду.

Тараса можно было видеть и в известных по всей Москве бильярдных, среди профессионалов, и в так называемых шаровнях, которые, как правило, посещают те, кто играет в бильярд от случая к случаю, для собственного удовольствия.

Но чаще всего Тарас появлялся в баре-бильярде Московского дворца молодежи. Он был здесь настолько своим, что запросто мог оставить свой кий из черного дерева. (Кстати, по оценке экспертов-бильярдистов, неразборный кий Тараса даже в его нынешнем, неновом, состоянии может стоить как минимум тысячу долларов.)

Завсегдатая многие здесь знали в лицо: бармены, охранники, гардеробщики, таксисты, дежурящие на Комсомольском проспекте. Нет почти никаких сомнений, что многие знают об обстоятельствах трагедии. Только вот говорить о ней вызываются неохотно. О Тарасе говорят исключительно как о живом. Здесь у него были собственные ученики и постоянные партнеры. Например, 37-летний Александр Онуфриенко и 18-летний Роман Доронин, которые последними видели его в живых. Мы без особых проблем нашли в МДМ Романа.

Бармен Леша работает в бильярдной достаточно давно: «Мы все здесь хорошо знали Тараса и были шокированы его столь нелепой смертью. Он у нас тренером по бильярду работал. Да, частенько выпивал. В основном водку, но всегда мог себя контролировать».

Леша познакомил нас с Романом Дорониным: «Я знал Тараса почти два месяца. В тот день я приехал в МДМ около 16.00. Тарас уже был в бильярдной. Потом к нам присоединился Саша Онуфриенко. Мы пили водку, а Тарас еще, помимо прочего, и на пиво налегал. Уходил он из МДМ где-то между 5.30 и шестью часами утра, но не в «нулину». Маркер Вадим дал ему серую вязаную шапку, так как у Тараса своего головного убора не было, а на улице к утру сильно похолодало. На прощание я спросил Тараса: «Куда поедешь?» Он ответил: «Домой». Все, больше я его не видел. Но я могу точно сказать, что он ушел на твердых ногах и в здравом уме. Я могу добавить, что Тарас, даже когда был сильно пьян, всегда уходил сам и никогда на неприятности не нарывался. Вообще, он был одним из лучших в бильярдной, никогда не играл с человеком, который ему хамил или был сильно пьян. Он каждый день приходил сюда и тренировался. К сожалению, больше я вам сказать ничего не могу, а людей, которых вы ищете, сегодня здесь нет».

Роман проговорился, что в зале присутствует Тигран — давний друг Тараса. Однако Тигран общаться с нами отказался наотрез. Более того, после нашей беседы с Романом в холле бильярдной стало ясно, что нас заметили. Возле кассы, где кучкуются маркеры, один из охранников (светловолосый, спортивного телосложения, роста примерно 176—180 см, одетый в черный костюм и белую рубашку), глядя в нашу сторону, стал кому-то звонить по мобильному телефону. Мы расслышали одну-единственную фразу: «Здесь вами интересуются журналисты». Затем он подозвал Романа и побеседовал с ним. Он спросил, что Роман успел нам разболтать и кто мы такие. После этого короткого разговора Роман показал нам жестами, что нам больше здесь делать нечего. Когда мы покидали здание, охранник спустился за нами, однако дальше двери не пошел.


6.21. Звонок снова следует с Хамовнического Вала.

— Служба спасения, пятьдесят седьмая, здравствуйте!

— Я звоню вам это. Я в мусорном грузовике!

— Да. Где вы, определились?

— Откуда я знаю?! Я в полной темноте нахожусь внутри грузовика.

— Хотя бы в каком районе вы туда попали? (Этот вопрос Тарасу уже задавал предыдущий оператор.)

— Не знаю. Я от метро «Фрунзенская» в нем отъехал, возможно, на Вернадского.

— Метро «Фрунзенская» или проспект Вернадского? Метро — это Комсомольский проспект, а не Вернадского.

— Это Комсомольский, но потом он переходит в Вернадского, если ехать к МКАДу, правильно?

— Так скажите, мусорная машина вообще останавливается? Около каждого бачка сделали остановку?

— Алло!

Звук перемалываемого мусора, бульканье.

— Алло! Вы можете себя как-то обозначить, как-то постучать, чтобы водитель остановил машину?

Бульканье.

— Алло! Молодой человек, вы можете себя обозначить, чтобы водитель остановил машину, помог вам выйти из нее? Вы можете чем-то постучать? Где водитель находится?

— Он меня не слышит. Я уже знаю, что он меня не слышит!

— Ну что вы знаете? Вы пробовали стучать? Какой-нибудь ботинок свой снимите! Стучите, где кабина! Как-то себя обозначьте!

— Он меня не слышит! Я знаю это!

— Я понимаю, что сейчас он вас не слышит. Но как вас ловить? Все машины останавливать мусорные по Фрунзенской, проверять? Вы сами понимаете? Вы можете как-то сами достучаться до водителя? Попробуйте. (Оператор никак не может отказаться от пришедшей к нему в голову «гениальной» идеи — «достучаться до небес».)

— Я уже стучал, я уже больше двух часов в кузове, понимаете? (На самом деле Тарас находится в кузове меньше часа.)

Помехи связи.

Оператор устало:

— Как вы хоть туда попали?

Происходит сбой связи: «К сожалению, связь прервалась»...


«Мерседес», из которого нельзя выйти

Как удалось установить, Тарас в то последнее для него утро покинул здание МДМ в одиночестве. Его никто не провожал. Он не стал брать такси, как обычно это делал. По крайней мере, промышляющие частным извозом у дворца молодежи Эдуард Чеканов, Виктор Бычков, Юрий Бобров, Михаил Сабитов и Афарин Джавадов рассказали, что ежедневно с 4.00 они стоят у МДМ в ожидании припозднившихся клиентов. Они узнали Тараса по фотографии, которую мы им показали, и сказали, что частенько подвозили его к дому 65 по Чертановской улице. Но в то утро их услугой он не воспользовался. Да и никто из «бомбил» его в то утро не видел.

Как же могло получиться так, что Тарас вышел из МДМ, но не дошел нескольких метров до Комсомольского проспекта, каким-то непонятным или даже загадочным образом угодив в чрево мусоросборочной машины? Послушаем тех, кто в то утро мог стать невольным свидетелем происшедшего.

Продавщица палатки «Пончики» Ирина Моренко: «Каждое утро с 4 до 6 часов к моей палатке подъезжает мусоровоз, водитель которого с напарником постоянно покупают у меня кофе со сливками. Я помню, 9-го было прохладно. Они взяли, как обычно, кофе и пили его в кабине машины. А мы с продавщицей Таней из соседней палатки вынесли накопившийся мусор и бросили его в машину. Я не видела никого рядом с машиной».

Итак, сомнений в том, что Шугаев нашел свою смерть в мусорной машине, практически не осталось. Нам удалось найти именно ту машину, которая забирала мусор от МДМ. Как оказалось, в те сутки в этом микрорайоне работали десять мусоровозов: ЗИЛ с закрытым брезентом верхом (он нас, естественно, не интересовал), а также восемь машин автопредприятия «Дорожник-1» и еще одна — «Мерседес-Бенц 2222», принадлежащая ЗАО «Эко-Сити». Побеседовав с водителями и администрацией предприятия «Дорожник-1», мы выяснили, что их машины оборудованы гидравлической системой сжатия мусора (давление достигает 90 атмосфер), а следовательно, попавший туда человек не прожил бы и минуты и уж никак бы не мог сделать звонок в Службу спасения. Оставался «Мерседес»...


6.31. Звонок следует с Большой Пироговской улицы.

— Пятьдесят седьмая, здравствуйте!

— Здравствуйте (чуть не плача). Я из мусорной машины.

— Скажите, вы находитесь внутри контейнера или где пресс?

— Внутри контейнера или где пресс, я не знаю. Меня тут задавило уже.

— Вас сдавило? Да? Вы чем-то стучите по стенкам машины?

— Я стучу и кричу, меня не слышат.

— Ну кричать-то не надо. Надо чем-то металлическим. Есть там что-то? Ботинок снимите. Подручные средства найдите. Стучите по стенкам!

— У меня нет ничего. Меня придавило!

— Я понимаю, но руки-то у вас свободны, раз вы набираете номер. Что-то найдите в мусоре, вокруг полно.

— У меня свободные руки? Нет!

— Ну что-то найдите. (С раздражением.) Как вы попали в эту машину?

— Не знаю. Я выпил. Я не знаю, как все дальше было, тут машина какая-то современная — она перемалывает мусор. Меня придавило, понимаете! Вы что?! Я вам полчаса назад позвонил! Вы не могли позвонить в ГАИ?!

— Позвонили мы в ГАИ, но вас не могут найти. (Это утверждение звучит, мягко говоря, странно – оператор просто лжет.)

Нам удалось разыскать Сергея Никитина, дежурившего в то утро в 5-м отделе ГИБДД ЦАО на спецтрассе, который обслуживает Комсомольский проспект: «Никто не звонил. Я вот сейчас смотрю в книгу учета. Нет никаких записей. Да я точно помню, что никто по поводу мусорной машины не звонил».

Оператор Службы спасения продолжает:

— Вы понимаете, каждую машину мусорную искать — это ж, вы сами понимаете, все смотреть внутри. Вы как-то себя обозначьте, стучите постоянно, до стенки доберитесь.

Звук перемалываемого мусора.

— Алло! Алло! С кем вы были, молодой человек? Алло! Алло! Молодой человек! Алло! Молодой человек! (Следуют вздохи, оператор явно устал.) Алло! Молодой человек! Молодой человек! Поговорите, пожалуйста, возьмите трубочку.

Раздаются дикие крики:

— Эй!!! Водитель!!! Водитель!!!

— Молодой человек, возьмите трубку!

— Водитель!!!

— Молодой человек, возьмите трубку телефона! О-о-х! Молодой человек, вы слышите меня?

Связь прерывается…


Искать «Мерседес» пришлось недолго. За рулем мусоросборочной машины в то утро находился Анатолий Галибин. Вместе с ним работал грузчик Василий Ращупкин. Галибин рассказал, что действительно с 6.00 до 6.20 останавливался возле МДМ, где с напарником попил кофе, после чего совершил объезд закрепленной за ним территории по маршруту: Хользунов переулок — Несвижский переулок — улица Льва Толстого — Оболенский переулок — улица Усачева — Учебный переулок — Новодевичий проезд — Саввинская набережная — Большой Саввинский переулок — улица Погодинская — улица Плющиха. За все время следования ни он, ни его напарник не слышали никаких посторонних звуков из кузова, да это и вряд ли было возможно. Из столицы мусоровоз выехал в Ленинский район Подмосковья, на свалку «Саларьево».

Саларьево находится километрах в 10—15 от Москвы по Киевскому шоссе. Следуешь за нескончаемым потоком мусорных машин и в конце концов оказываешься на месте. Саларьево — настоящий мусорный «мегаполис» с холмами и спусками, своими дорогами и улицами, тупиками и переулками, а также домами, сделанными из мусора. Местные жители — бомжи — обитают в картонных домиках, а самые продвинутые — «элита» — в металлических вагончиках. И прописано их на одной свалке несколько сотен как минимум. Они роются в мусоре. Существует разделение труда – каждый ищет что-то свое. И зовутся они соответственно — бутылочники, шмоточники, металлисты (которые по цветным металлам), радиолюбители и т.д.

У въезда нас встретили директор свалки (представиться отказался) и охрана. Поинтересовались, что нас сюда занесло. Мы представились охранниками «злобного коммерсанта», который потерял именной дорогущий портфель. И нас пропустили на территорию. Выдав бомжам 100 рублей за охрану нашей машины (чтоб ее быстренько не разобрали на запчасти), а также заплатив еще 350, чтобы «нас тут никто типа не видел», мы направились вверх по уходящему за горизонт склону холма. Пройдя примерно с километр, мы увидели «ЗИЛ», а возле него бойцов внутренних войск и, как мы потом узнали, оперативно-следственную группу ОВД «Хамовники». Тут же работали огромный бульдозер и экскаватор. Поначалу мы вызывали у представителей правоохранительных органов исключительно отрицательные эмоции, однако, пробыв вместе на холоде около трех часов, мы даже сдружились. Как сказал один из следователей, «очень трудно будет найти труп или то, что от него осталось».

Каждый день сюда привозят тонны и тонны мусора. За один только день слой мусора нарастает на 2—3 метра. Кругом одна и та же картина — земля, перемешанная с мелким мусором, словно пропущенным через мясорубку. Однако милиционеры терпеливо ищут. Хоть что-то: ботинок, студенческий билет, часть куртки...

За всем этим отрешенно наблюдают 5—6 бомжей — дежурные по объекту. Они строго придерживаются законов свалки и не вступают в разговоры с незнакомцами.

Рядом с экскаватором и бульдозером работают бойцы внутренних войск с лопатами. Обещали роту, но дали только взвод — 30 человек. Завтра обещали добавить. Впрочем, работать тут может и полк, и батальон – толкаться и мешать друг другу не будут.

Солдатики-первогодки по сантиметру прочесывают очерченный им для поисков квадрат 50 на 50 метров. Перекуривают – запах гниения без привычки шибает в нос. И снова работают лопатами. С утра и до темноты.


Ибо земля ты, и в землю возвратишься…

Мы достаем фотокамеру. И почти моментально возле нас вырастает один из начальников полигона и требует, чтобы мы удалились. И в сопровождении милицейской машины мы спешно покидаем Саларьево. Напоследок мы узнали от местных бомжей, что за прошлый год на свалке обнаружены 6 трупов, один из которых, весь в наколках, выпал точно из такого же «Мерседеса», в котором оказался и Тарас Шугаев...


6.35 — 6.43. Звонок с Погодинской улицы.

— Алло! Алло! Оператор!

— Алло! Молодой человек! Это вы в мусорной машине? Это вы, да? Телефон друзей, которые с вами были, не знаю, вообще, хоть какой-то, домашний? С кем вы были? Вообще ничего не знаете?

— Я уже задыхаюсь...

— Алло!

— Я задыхаюсь.

— Кто пошутил так над вами? Ну вы ж с друзьями были или с кем?

— Все, по-моему, задыхаюсь, все...

— Телефон друзей вспомнить можете? Мы сейчас уточним, где вы находитесь.


На этом телефонные переговоры попавшего в беду человека со Службой спасения прерываются. По нашим данным, ни дежурный по ГИБДД, ни дежурный по ОВД «Хамовники» вплоть до обращения родителей пропавшего в милицию не знали, что произошло в то утро на их территории. Начавшие расследование сотрудники оперативно-разыскного управления ГУВД Москвы и сыщики уголовного розыска УВД Центрального округа просто взяли распечатку последних звонков, сделанных с телефона Тараса Шугаева, и установили, что все они были сделаны в Службу спасения. Так у следствия появилось в распоряжении самое серьезное вещественное доказательство, говорящее как минимум о вопиющей некомпетентности тех, кто по долгу службы был обязан мгновенно разобраться в ситуации и принять единственно правильное решение.

Представитель Службы спасения Максим Симаков заявил корреспонденту, что никаких официальных комментариев данного инцидента до окончания его расследования не будет.

Неужели за те долгие 23 минуты, что Тарас Шугаев общался по телефону с оператором Службы спасения, нельзя было ничего предпринять для его спасения? Конечно же, можно. И для этого не надо быть специалистом по ЧС.

23 минуты – это половина школьного урока. Тарас жил с матерью, но собирался в самое ближайшее время расписаться со своей однокашницей по институту…

Мы побеседовали с представителями практически всех чрезвычайных служб, которые могли бы что-то предпринять, и все они в один голос уверяли нас, что если бы была такая необходимость и поступила соответствующая команда, мусоровоз с человеком в кузове был бы «вычислен» и остановлен за 10, максимум 15 минут. По словам одного из сотрудников патрульно-постовой службы, семь лет работающего на «земле» возле МДМ, едва ли не каждый сотрудник милиции, несущий здесь службу, знает все приезжающие сюда мусорные машины и даже многих работающих на них водителей в лицо. Да что там машины! – каждую щель, каждую урну, не говоря уже о постоянных обитателях своей территории.

Если бы поступил приказ остановить машину, говорит он, на это потребовалось бы несколько минут — маршруты «мусорщиков» хорошо известны всем постовым. По словам милиционера, в МДМ обычно ходит публика спокойная, не доставляющая хлопот. А вот что касается охранников Дворца молодежи, то иногда поступают жалобы от посетителей на их неоправданно грубое отношение.

У следствия существует несколько версий случившегося. Они меняются в соответствии с поступлением новой информации. Как только стало известно, что Тарас пропал, рассматривалась производственная версия, связанная с местом работы и должностью его отца Бориса Шугаева. Тот работал ведущим инспектором сводной инспекции оперативного контроля и анализа взаимоотношений федерального бюджета с бюджетами субъектов РФ Счетной палаты РФ. Есть версия обыкновенного хулиганства. Впрочем, до сих пор рассматривается возможность мести. Например, за выигрыш. И простой ссоры на улице. Или разбойного нападения на Тараса.

Решать, кто виноват в этой истории, не нам, и очень может быть, что у нее вообще не будет конца. Сработает железный принцип российской юстиции — «нет тела, нет дела». Правда, пристальное внимание прессы к этому дикому случаю вряд ли позволит спустить его на тормозах. Скорее всего, следствие узнает, кто бросил Шугаева в мусоровоз. Вполне может быть, что тот, кто это сделал, и не желал его смерти, а только по-идиотски пошутил над выпившим человеком.

Отец Тараса не хочет верить в смерть своего сына. Он категорически отказывается говорить на эту тему с кем бы то ни было, кроме следователей. Пока же в бильярдной МДМ остались кий Тараса и десятки людей, отказывающихся верить в такую нелепую смерть друга.


P. S. По данным редакции, контроль за расследованием дела об исчезновении Тараса Шугаева осуществляет лично глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин, бывший главный чекист, бывший главный милиционер, одно время, правда очень недолго, даже председатель российского правительства.

Насколько известно, в последние несколько дней оперативно-разыскное управление ГУВД Москвы, занимающееся поисками без вести пропавших лиц, стало едва ли не самым контролируемым начальством и без конца подгоняемым подразделением. По некоторым официально не подтвержденным пока данным, в Москве также пропал племянник министра внутренних дел Бориса Грызлова, приехавший в столицу из Сантк-Петербурга. Никаких официальных комментариев по этому поводу ни в МВД России, ни в ГУВД Москвы, ни в ФСБ нам получить не удалось.


Линки:

https://www.rostov.kp.ru/daily/22476/14792/

http://2002.novayagazeta.ru/nomer/2002/05n/n05n-s06.shtml

Показать полностью
-18

Ответ ко-ко-ко качку

Не мое, скопипастил.

"Ну смотри, петушок. Я рос без отца и пока ты "ыыыы бегол на турнечки", я читал книги, гениев русской и зарубежной литературы, из-за чего у меня до сих пор превосходная устная речь. Также я взрастил в себе очень серьёзное умение пейсательства, что многократно отмечали окружающие люди. В 19 лет, пока ты бегал по кокочалочкам и бабам, я начал учить первый иностранный язык и спустя три года знаю на высоком уровне уже два иностранных. Статьи у меня есть, пусть и не в иностранных журналах, в ВУЗ и потом магистратуру поступил сам, заслужил уважение охуительного шишки из мира науки за эрудированность и блестящее ведение дискуссии. Мне не понадобился папаша, я сделал себя сам. И отсутствие бати не снизило мою самооценку и уверенность, поэтому если ты, хуйлуша с протеином вместо мозгов, подойдёшь ко мне и начнёшь выёбываться, я тебя опущу. Распустишь руки — получишь струю перца в ебасос. И пусть я не охуительно талантливый художник/предприниматель/лингвист, но ты так вообще ебучее ничтожество, которое половину жизни совершало движения рукой вверх-вниз, правда не чтобы подрочить, а тягая гантельки. Если вы сколько-нибудь умный человек, то понимаете бессмысленность сего действа. Он выбрал чему-то очень сложному (искусству, программированию) дёрганье рукой в попытке увеличить в объёме руку! Полжизни на это положить, Карл! И всё это просто потому, что у тебя маленький член.Знаешь, когда у тебя большой член, это заряжает чем-то вроде расслабленной уверенности. Тянки это чувствуют, я для них привлекателен даже в рваной одежде и с немытой башкой. А твои "промышленные масштабы" это наверно какие-то искательницы лёгкой жизни, которые после первого же раза понимают, что с такой "пипеткой" даже за деньги не вариант. Но ты не расстраивайся секс это развлечение для бедных, а ты у нас успешный альфа."

-23

Почему, как и зачем все страдают от легковых автомобилей

Массовый легковой автотранспорт существенно затрудняет пешеход-

ное передвижение по городу:

1) удлинняет пути: надо пересекать более широкие улицы, обходить

автостоянки, гаражи и т. п.;

2) загрязнением воздуха делает пешее передвижение менее благопри-

ятным (а то и вовсе не благоприятным) для здоровья;

3) создаёт шум, вредно действующий на человеческий организм;

4) увеличивает опасность для жизни пешеходов.


То есть, массовая автомобилизация не сохраняет условия для

пешеходов, а существенно ухудшает их.

Массовая автомобилизация также ухудшает условия для использова-

ния наземного (самого дешёвого!) общественного транспорта:

1) удлинняет ему пути;

2) замедляет его движение;

3) усложняет управление им;

4) увеличивает вероятность катастроф.


Автомобильщики тоже страдают от автомобилей, причём много и

разнообразно:

1) как плательщики -- за автомобили, за ремонт автомобилей, за

обучение вождению, за пользование дорогами, за автостоянки,

за техосмотры, за нарушения правил и т. п.;

2) как владельцы имущества, требующего внимания и регулярно

нагружающего проблемами;

3) как люди, вынужденные дополнительно выполнять работу водите-

лей: сложную, рискованную, требующую усиленного внимания и

регулярной практики;

4) как люди, вынужденные проводить дополнительное время сидя, то

есть, наживать геморрой, простатит, лишний вес, сердечные

болезни;

5) как пешеходы, когда бывают всё-таки вынуждены передвигаться

пешком;

6) как пользователи общественного транспорта, когда бывают

всё-таки вынуждены пользоваться им;

7) как обитатели городов с нечистым воздухом и шумными улицами;

8) как обитатели планеты, на которой загрязняется и разрушается

биосфера, меняется климат, истощаются природные ресурсы;

9) как жертвы автокатастроф;

10) как объекты неприязни антиавтомобильщиков: защитников собст-

венной жизни и собственного здоровья, а также жизни и здо-

ровья своих детей, а ещё биосферы и страны.


Первопричина гиперавтомобилизированности -- в недостаточной ин-

теллектуальности основной массы людей. С одной стороны, предпри-

нимателям всё равно, что "впаривать" клиентам, лишь бы те [не

плакали] платили деньги. С другой стороны, клиенты...

- стадны;

- манипулируемы, легко "клюют" на рекламу;

- остро нуждаются в знаках жизненного успеха;

- ленивы;

- недальновидны.


(В принципе можно, исходя из указанных обстоятельств, перевести

общество на другие рельсы, не сильно интеллектуализируя его: под-

сунуть ему вместо автомобилей какие-нибудь менее вредные, путь и

дорогие изделия. К примеру, семейные компактные реконфигурируемые

многоуровневые садики с частью съедобными растениями или супер-

костюмы со всякими всторенными удобствами и повышенными защитными

свойствами. В крайнем случае -- "навороченные" велосипеды. Но по-

вальная интеллектуализация представляется более надёжным вариан-

том.


По правде говоря, альтернативу автомобилю как предмету культа

найти трудно. Потому что автомобиль...

- заметен на публике (но ей в основном нет до вас дела);

- обеспечивает некоторую изоляцию, броню и возможность быстро

и самостоятельно приехать-уехать (если не сломается, не

попадёт в пробку или под какой-нибудь бензовоз);

- возможность иметь при себе много имущества в процессе пере-

движения (если не обворуют, не ограбят, не сожгут, не разо-

бьют, не угонят);

- независимость от расписаний и маршрутов общественного транс-

порта (зато морока с автостоянками).


Заметим, что при спокойной налаженной жизни на одном месте всё

это не нужно.


Человек, привыкший к пользованию личным автомобилем, наверное,

чувствует себя без него на улице, как рак-отшельник без раковины:

полуголым, уязвимым, беспомощным, жалким и смешным.)


Власти не борются радикально с абсурдной и губительной гиперав-

томобилизированностью современных стран всего лишь по двум, но

очень веским причинам:


1) они представлены не особо правильными в моральном отношении и

не особо умными людьми: не способными мыслить глобально, ради-

кально, стратегично, показывать пример умеренности и рисковать

своим положением ради общего блага;


2) они не имеют запаса прочности, достаточного для того, чтобы

идти наперекор текущим интересам предпринимателей и массовым

влечениям трудящихся, пусть и для общей дальней пользы.

Показать полностью
-25

Автомобильщики как частичные убийцы.

Массовый легковой автомобиль -- это не только выхлопные газы,

шум, пыль, трупы, дорожные пробки, неплотность застройки, усугуб-

ляющая потребность в транспорте, и разрушение биосферы: это в

придачу избыточная работа для каждого: плебсу вед надо зарабаты-

вать на свои автомобили, на строительство дорог и т. п. Даже если

ты не хочешь напрягаться по 40 часов в неделю, а согласен только

на 30, тебе некуда деться, потому что все рабочие места ориенти-

рованы на 40 часов, а то и поболее, иначе народ останется без лю-

бимых автомобилей. Получается, из-за автомобильщиков ты профуки-

ваешь свою жизнь не только в вынужденных поездках по растянутому

автотранспортом городу, но ещё и на рабочем месте. В среднем

получается, наверное, часа два каждодневно. Почему не называть

это ЧАСТИЧНЫМ УБИЙСТВОМ? Автомобильщик частично убивает тебя не

только тем, что портит тебе здоровье газами, пылью, шумом и пр.,

но ещё и тем, что отнимает твоё время.


Отказ от массового автомобильства прибавил бы даже автомобиль-

щикам ежедневно при прочих равных условиях как минимум 2 часа

свободного времени (оценка очень осторожная), причём времени пол-

ноценного: на чистом воздухе, без тяжёлых мыслей о всяких автомо-

бильных проблемах, без высокой грусти о разбившихся или задавлен-

ных родственниках, без гнетущей тревоги за тех, кто могут ещё по-

страдать. Зато с радостью за будущие поколения, которым достанет-

ся пригодная для жизни планета.


Почему автомобильщики от всего этого отказываются, понять слож-

но. Наверное, потому что им никто убедительно не разъяснял их

блистательных возможностей, а сами они до этого додумываться не в

состоянии по причине скромности своих умственных качеств.


Антиавтомобильщики вынужденно оплачивают автомобильщицкую

блажь, потому что участвуют в таких порождённых автомобильством

расходах, как...

- растягивание городов для получения места под автомобильные

дороги и автостоянки и для удаления жилищ от автомобильных

дорог;

- содержание инвалидов -- жертв автокатастроф;

- содержание больных, ставших таковыми из-за вредных факторов

окружающей среды, отравленной автомобилями;

- содержание всяких сердечников и прочих жертв гиподинамии,

ленившихся ходить пешком в булочную.

- оплата труда дополнительных врачей, чиновников, научных

работников, геологов и пр., необходимость в труде которых

вызвана избытком автомобилей.

-30

О психически ущербных автомобильщиках.

Для психически нормальных и более-менее рациональных людей

автомобиль -- не самостоятельная ценность, а всего лишь СРЕДСТВО

достижения целей, которых можно достигать и другими путями и про

которые не стыдно говорить, потому что они рациональные и здра-

вые. Если таким людям предложить другие, более выгодные средства

достижения тех же целей или сделать так, что прежние цели станут

ненужными, то эти люди легко откажутся от автомобиля как от лиш-

ней заботы -- в пользу чего-то действительно нужного.


Когда в деавтомобилизаторской работе сталкиваешься с эмоциона-

лизирующим упёртым автомобильщиком, надо учитывать, что ты имеешь

дело, скорее всего, не с дураком и невеждой, а с психически ущер-

бным индивидом, который вдобавок может быть и невеждой, и дура-

ком. Переубеждение разумными доводами в таких случаях невозможно.


Идейные автомобильщики держатся за автомобиль, как наркоманы за

наркотик: перспектива отъятия ввызывает у них болезненную реак-

цию, вспышки агрессивности. Обходиться с такими людьми надо так

же, как с другими социально-опасными больными: в тяжёлых, особо

угрожающих случаях -- изолировать и принудительно лечить, а если

это невозможно, то -- уничтожать ради защиты полноценных членов

общества. Кстати, как правило, такие люди опасны для окружающих

не только своим автомобильством, поэтому их нейтрализация будет

оказывать широкий положительный эффект.


Разумеется, В ПРИНЦИПЕ можно делать так, чтобы автомобильнутый

психически нездоровый человек переключался с автомобилей на дру-

гое, менее вредное для окружающих и для биосферы средство решения

своих психических проблем, но делать это очень трудно, потому что

переключаться он категорически не хочет. На рациональном уровне

сдвинуть его с его любимой позиции не получится: требуется эмоци-

ональный шок либо электрическое воздействие.


Способен ли психически неполноценный индивид получить разреше-

ние на вождение автомобиля? Запросто, причём не только за взятку,

по знакомству или вследствие медицинской ошибки. Никто не прове-

ряет, есть ли у претендента на право вождения автомобиля комплекс

неполноценности, суицидальная или садистская наклонность, ущерб-

ность набора ценностей, уголовные замыслы, занижение оценки

опасностей, рассеянность, недостаточная способность адекватно

действовать в экстремальных ситуациях.


Разумеется, антиавтомобильщик тоже может быть психически ущерб-

ным человеком, тем более что автомобиль для него -- сильный раз-

дражающий, а значит, где-то и психотравмирующий фактор. Но даже

такой антиавтомобильщик не создаёт другим людям угрозы своим

транспортным средством и не портит им биосферы. Далее, психичес-

кие эксцессы антиавтомобильщика направлены в конечном счёте --

как ни крути -- на устранение вредных факторов в среде обитания,

а не на их создание.


Агрессивность антиавтомобильщика по отношению к автомобильщику

-- это мера в защиту здравого и справедливого общественного по-

рядка, в защиту окружающей среды для теперешних и будущих поко-

лений. Агрессивность же автомобильщика по отношению к антиавтомо-

бильщику -- это выходка жлоба (нарушителя чужого права на здоро-

вую среду обитания и личную безопасность), ошибка умственно

ограниченного человека или болезненная реакция автозависимого

"наркомана".

Показать полностью
-29

Стив Джобс как компьютерный чудик,абсурднувший эпоху

Более подходящего индивида для иллюстрирования темы дегенерации

найти трудно. Всякие особенности поведения, на которые так любил

обращать внимание Григорий Климов, у Стива Джобса представлены в

концентрациях, близких к предельным.

Очкастенький, низкорослый, с безмускульным телосложением, он

являл собой тип технизированного вырожденца, у которого внутрен-

ние способности организма подменяются всякими внешними устройст-

вами, включая gadgets и widgets.

Википедия:

Стив Джобс (1955-2011, Steven Paul Jobs) -- "американский пред-

приниматель, дизайнер и изобретатель, получивший широкое призна-

ние как харизматичный пионер революции в области персональных

компьютеров. Один из основателей, председатель совета директоров

и CEO корпорации Apple."

(Таки есть смысл копировать материал из Википедии, а не просто

ссылаться на неё, потому что сегодня он там в наличии, а завтра

может оттуда исчезнуть -- по очень разным причинам.)

Откуда там браться харизме, не знаю. Наверное, профессионально-

натасканным дуракам американского типа туманят мозг неимоверные

деньги, которые "дзэн-буддисту" Джобсу удалось натрясти с дураков

американского типа.

"Джобс совершил революцию не менее чем в шести индустриях: пер-

сональные компьютеры, мобильные телефоны, музыкальная дистрибу-

ция, производство анимационных фильмов, электронные книги,

интернет-планшеты."

Ни одним из его "революционных" продуктов я не пользовался --

не совсем уж намеренно (из зависти, чтоб не добавить ни доллара к

его миллиардам), а скорее потому, что не было необходимости (хотя

я много работаю с данными). А я без необходимости, то есть, из

одного лишь любопытства, ничем шибко техническим себя не гружу,

потому что лень читать инструкции, не хочется подвергать себя эк-

спериментальному воздействию новых факторов и попадать в зависи-

мость от производителей гэджетов (gadgets) и уиджетов (widgets).

Электронную технику я применяю по минимуму, чего и другим желаю.

Перед написанием этой статьи мне даже пришлось выяснять/уточнять,

что такое "гаджет", "уиджет", "смартфон", "айфон" и "айпэд".


У Джобса была установка на манипулирование людьми и на движение

к ближайшим целям любыми действенными средствами. Для производст-

ва технически навороченной ерунды, разрушающей цивилизацию, такой

подход годится вполне. Для создания же действительно нужных вещей

он не эффективен.


О компьютерном рисовании фильмов, которому сильно поспособство-

вал Стив Джобс. Я вполне положительно отношусь к рисованным

"мультикам" старого типа, к декорациям и каскадёрским трюкам, но

ненавижу 1) заведомо неправдоподобные спецэффекты, делаемые

посредством компьютеров, и 2) компьютерные фильмы, в которых

намеренно оставляется небольшая ненатуральность изображения. Чем

легче даются всякие впечатляющие невероятности, тем больше

соблазн их применять. В результате кино становится всё менее

реалистичным, всё менее информативным относительно свойств

физического мира, в котором мы живём.

Мне интересны не охмурительные мелькания на экране, а сюжет,

идеи, игра актёров (и их личности), а также всякие картинки

РЕАЛЬНОГО мира как дополнительный источник сведений о нём.


Большинство сколько-нибудь думающих людей рано или поздно при-

ходит к пониманию того, что в условиях псевдодемократии западного

типа во главе государств, как правило, оказываются не особо

талантливые люди, а шустрые натаскавшиеся серости, которым больше

других хочется фигурировать и рулить, и у которых слабее мораль-

ные барьеры, причём основное значение в восхождении этих серостей

имеют не их желания и даже не слабость их моральных барьеров, а

случайности: если имеются привлекательные должности, то хоть кто-

то займёт их. Поэтому большинству сколько-нибудь думающих людей в

принципе также по силам понять, что и в условиях экономики запад-

ного типа зачастую оказываются на самом верху в бизнесе отнюдь не

супер-"визионеры", а энергичные беспринципные шустрики, которым

так хочется высунуться, что просто нет сил терпеть.

Человек не в состоянии ни управлять, ни тем более пользоваться

миллиардами долларов. Управлять он ими не в состоянии просто по-

тому, что не в силах обрабатывать соответствующее количество ин-

формации. Информацию обрабатывают -- и крутят миллиардами долла-

ров от его имени -- многочисленные другие люди. Чем больше милли-

ардов числится за индивидом, тем в меньшей степени он является их

фактическим владельцем и тем в большей -- подставным лицом.

Тут даже, зарабатывая чуть больше 1000$ в месяц, иногда ловишь

себя на том, что теряешь бдительность и начинаешь срываться на

бесполезные и вредные траты, к примеру, покупать не благоприятную

для здоровья еду.

Миллиона долларов достаточно, чтобы решить все мыслимые личные

проблемы при здравом взгляде на вещи. Зачем Джобсы рвутся добыть

ещё и ещё денег, я точно не знаю, но думаю, что дело в психичес-

ких нарушениях.

Здоровая жизнь обходится довольно дёшево. Большие деньги начи-

нают действительно требоваться индивиду, когда приходит пора

лечиться от последствий нездорового образа жизни, но соль в том,

что от них даже тогда бывает мало толку. Чудику Стиву Джобсу

номинально принадлежащие ему миллиарды позволили пролить его

вредную для общества жизнь всего лишь на несколько мучительных

лет.


С антипрогрессистско-рационалистической точки зрения этот Стив

Джобс, прибабаханный чудик с физиономией гениота, выдаваемый

усилиями своих поклонников чуть ли не за великого мыслителя

современности, -- был одним из самых вредных существ на планете

Земля.

Расово и культурно чуждая физиономия Джобса мне сильно не по-

нравилась с того самого момента, как я её в первый раз увидел.

Ознакомившись, наконец, с биографией гения, я заподозрил у себя

дар "читать лица".

Кстати, по-моему, досье на Джобса в русскоязычной Википедии

составляли люди, относящиеся к нему не намного лучше, чем я.

Уже одного только "i" в словах "iPhone", "iPad" достаточно,

чтобы вызвать мою неприязнь: я очень не люблю дегенератско-мани-

пуляторских психопатических языковых вывертов типа дурацких

ё-мобилей.

Джобс глубоко постиг особенности психики американской и амери-

канизированной псевдообразованной потребляди, потому что сам был

ярким её представителем. Все его выдающиеся "продукты" -- впарен-

ная недоумкам техническая ерунда, которой лучше бы не было.

Моё общение с продуктами джобсовой фирмы с дурацким названием

Apple началось и закончилось с обнаружения того, что данные с от-

форматированной на IBM PC дискеты невозможно прочесть на компью-

тере Macintosh. Надо было выбирать между IBM и Apple, и я выбор

сделал.


О модном словце "визионер", применяемом к Джобсу. Из словаря:

визионер -- это...

1. Человек, испытывающий галлюцинации, видения, духовидец.


2. Человек с богатым творческим воображением.


3. Экономический аналитик и стратег, способный предвидеть будущее

развитие рынка или повлиять на него.


Я бы про Джобса скорее сказал, что это был психически перекосо-

боченный человечек, который с детства страдал от сознания своей

неполноценности, а потом обнаружил, что может более-менее успешно

самоутверждаться и кормиться посредством навороченных технических

поделок, пользующихся спросом у передовых американских недоумков.


Легкодоступность информации (точнее, в значительной части --

псевдоинформации) -- это скорее зло, чем добро: человек оказыва-

ется не ограниченным внешними факторами в набивании своей головы

ерундой, а способность к САМОограничению у большинства людей не-

достаточно развитая.

Преимущества "бумажной" книги перед "электронной":

она ФИКСИРУЕТ состояние данных на некоторый момент времени

и делает невозможным их тайное изменение;

она не ломается и всегда готова к употреблению;

она не портится, если её уронить с большой высоты;

в ней легко делать пометки и размещать закладки любого вида

и потом быть уверенным, чти всё это в друг не исчезнет;

на неё можно ставить горячую кружку и т. п.;

её можно использовать как топливо, как средство поджога;

она является потенциальной исторической ценностью: способна

накапливать в себе "пыль веков" и сохранять следы

жизнедеятельности её владельцев;

её стремятся сделать не слишком большой по объёму данных,

поэтому тщательнее отбирают эти данные, и они оказываются

охватными для человеческого интеллекта с его естественными

ограничениями;

ею (её страницами) можно в крайнем случае подтереться.


Электронные данные могут легко и БЕССЛЕДНО модифицироваться,

поэтому во многих случаях они имеют значительно меньшее доверие,

чем бумажные. Фиксированную в электронном виде историю можно

легко переписывать или даже стирать совсем. Чем больше электрон-

ного взамен бумажного, тем больше простора для фикций и подделок.

У Джорджа Оруэлла в его романе "1984" Министерство правды зани-

малось переписыванием истории: в библиотечных подшивках периодики

заменялись газеты и журналы, в книгах заменялись страницы. Так

вот, если история отражена исключительно в электронном виде,

переделывать её оказывается значительно легче, чем "бумажную".

Когда читаешь электронную книгу, уверенность в том, что книга

-- та самая, какую выдал её автор, значительно меньше, чем когда

читаешь ту же книгу в бумажном варианте.

Искажения в бумажных изданиях можно отследить, искажения в

электронных -- практически нет, потому что электронных изданий по

сути не существует, и данные могут изменяться почти непрерывно.

На заре перевода изданий в электронную форму, помнится, рекла-

мировали это дело так: переведи текст в электронную форму, и он

станет вечным. На самом деле, как оказалось, -- наоборот. Элект-

ронное можно легко стереть без следа, особенно если оно хранится

только в немногих местах (под предлогом упрощения обновлений).

Далее, если осуществляется переход на новейшие носители даных,

надо не забыть скопировать данные со старых носителей, иначе ра-

бота со старыми носителями вскоре станет невозможной. Другими

словами, если о напечатанной книге, помещённой в сухое тёмное

место, не посещаемое грызунами и насекомыми, можно не беспоко-

иться СТОЛЕТИЯМИ, то электронная требует регулярного внимания,

иначе лет через десять станет нечитабельной.

По мере развития электронных средств работы с данными данные

становятся всё более...

избыточными;

замусоренными;

уязвимыми для несанкционированных изменений;

сомнительными.


Вследствие пользования такими данными люди становятся всё

более...

информационно перегруженными;

псевдоинформированными;

абсурдизированными;

манипулируемыми.


"Арт-директор Роб Яноф предложил два варианта лого в форме

яблока, целого и надкусанного, и несколько вариантов раскраски.

Джобс заявил, что целое яблоко легко можно спутать с вишней, и

выбрал надкусанное. Кроме этого, он остановился на варианте с

шестью цветными горизонтальными полосами, во-первых, как

символизирующем главный 'козырь' Apple II, работу в цвете, а

во-вторых, из-за его психоделичности."

Цветные горизонтальные полосы в нынешнее время символизируют

в первую очередь гомосексуальность и лесбиянство. А надкусанность

яблока напоминает о покушении на запретный плод, приведшем к вы-

кидыванию первочеловеков из рая. Короче, символ -- дегенеративно-

деструктивный, сигнализирующий дегенератам и деструкторам, что

обозначенный им продукт -- как раз для них и задуман, причём в

основном такими же отклоненцами, как они сами.


"К середине 1990-х Джобс уже был главой семьи: жена Лорен

Пауэлл и двое детей."

Дети -- это, конечно же, некоторое отклонение от образа закон-

ченного дегенерата, но для корректности надо ещё смотреть, ЧТО у

него там получилось. Если даже в нормальных, не страдающих

избытком денег семьях с простыми работающими родителями потомство

в условиях современной сверхдоступности мозгового мусора нередко

получается чёрт знает каким, то чего хорошего ожидать от Джобсов?


Википедия:

"Джобс был блестящим оратором и вывел презентации инновацион-

ных продуктов на новый уровень, превратив их в увлекательные

шоу."

Ага, гнал свою охмурню, манипулянтски прививая непотребство

"братьям по разуму". Что представляет собой типичный американский

потребленец, Джобс знал отлично, потому что наверняка каждодневно

видел себя в зеркале.


Кто будет много пользоваться стивджобсовой ерундой и аналогич-

ными вещами, тот помрёт, скорее всего, как Стив Дожобс: прежде

времени и в страшных муках.


О перфекционизме Джобса. Сам по себе перфекционизм -- ничто:

важно представление об идеале, которым руководствуются. Если

идеал ущербный, то лучше уж без перфекционизма: тогда есть шанс,

что хорошее будет в как бы недоработках.


Затруднительность доступа к данным из внешних источников вынуж-

дает людей интенсивнее пользоваться собственной памятью, поддер-

живать навык действия в условиях неопределённости, тщательнее

планировать свои перемещения. Применение же портативных устройств

доступа в интернет лишает людей этих необходимостей и соответст-

венно вызывает психическую деградацию.

Вдобавок айфоны и айпэды облегчают развитие интенет-зависимос-

ти, потому что увеличивают промежутки времени, в которые интернет

оказывается доступным индивиду. Эти карманные охмуряльники от

Стива Джобса -- электронный аналог сигарет, средство наживания

денег на человеческих слабостях.


Вредные последствия применения нынешних портативных устройств

для работы с данными:

1) деградация психических способностей (памяти, навыков предвиде-

ния, планирования и т. п.);

2) замусоривание интеллекта малополезными и бесполезными

сведениями;

3) развитие привычки к одурманиванию себя информацией;

4) дополнительное электромагнитное облучение;

5) порча зрения;

6) повышение уязвимости от вредных факторов окружающей среды

(автомобилей, сосулек на голову и т. п.) из-за занятости

внимания портативными устройствами.


О том, куда действительно надо двигаться. Надо строить минима-

листские "прозрачные" системы связи и обработки данных, состоящие

из комплексно спроектированных и хорошо подогнанных одна к другой

частей.


Если после вашего визита на какой-нибудь сайт ваш компьютер

начинает работать медленно, это значит, что на нём дистанционно

делают то, О ЧЁМ ВЫ НЕ ПРОСИЛИ: суют какие-то программы в опера-

тивную память, копируют экран, что-то читают на винчестере, что-

то на него записывают, что-то перегоняют по компьютерной сети от

вас или к вам. Хочется за это стукнуть по какой-нибудь небритой

физиономии типа стивджобовской, но подходящие фейсы, как правило,

в такие моменты где-то скрываются.


Поскольку дураки составляют неизбежное большинство населения,

они определяют основной спрос на бытовом рынке. На дурацком

спросе в области средств обработки данных и связи поднялись такие

компании, как Microsoft и Apple, а поднявшись, смогли подавить

конкурентов, предлагавших более рациональную продукцию. Сегодня

даже если очень захочешь уйти от массовых дурацких поделок типа

стивджобсовских и биллгейтсовских, то не сможешь, потому что

альтернатива им практически недоступна.

Показать полностью
-42

Виктор Цой как подростковый певец и деструктор.

Чем дольше живёшь, тем больше разочаровываешься: в себе, в дру-

гих, в любимых сказках и т. п. Годы отягощают не только болезня-

ми, но и разочарованиями. В любимых песнях нередко разочаровыва-

ешься тоже. Впрочем, мне до сих пор нравится "Интернационал",

гимн Советского Союза, а также вот это из Виктора Цоя:


Хочешь ли ты изменить этот мир,

Сможешь ли ты принять как есть,

Встать и выйти из ряда вон,

Сесть на электрический стул или трон?


Правда, в устойчивой привязанности к указанному стиху вряд ли

следует признаваться в хорошем обществе, потому что, как я

понимаю, завышенная самооценка и стремление совершить что-то

выдающееся -- это феномен подростковый, а в более зрелом возрасте

такие вещи встречаются обычно у людей припыленных: творческих

личностей и хронических неудачников не без способностей, тогда

как большинство нормальных людей переключается на возделывание

своей скромной нивы и пользование доступными радостями жизни.

Разумеется, у меня автоматически возникает неприязнь к любой

привлёкшей моё внимание знаменитости, а в качестве формальных

поводов всегда отыскивается ЧТО-ТО -- или по крайней мере это

что-то видится моему не очень глубокому уму, затуманенному

завистью к чужой заслуженной славе. Вот с этими-то формальными

поводами я и попробую здесь разобраться.


Виктор Цой -- одно из самых ярких и опасных открытий, которые

ожидают всякого подростка в русскоязычной части мира. Сам по себе

Цой довольно симпатичен (если не думать о его соседях, которые,

быть может, очень страдали от его ночных музыкальных упражнений

за стенкой), но его ярые поклонники -- это, как правило, расхля-

банная мразь, загаживающая подъезды и пачкающая краской дома и

заборы. Слабая нервная система, изнеженность, несклонность к

самодисциплине, неспособность к систематическому усилию и букет

дурных привычек -- основные качества последователей Цоя. Когда

эти волосатые недоросли с кольцами в ушах и пирсингом на всяких

местах стонут в подземном переходе: "Перемен! Мы все хотим

перемен!", я с ужасом думаю: упаси меня Боже от перемен, которых

они хотят. У меня с ними разные желательные перемены.

Повышенная вредность Цоя обусловлена не только его талантом, но

также тем, что, в отличие от других популярных деструкторов, он

подкрадывается к людям в их самом неблагоприятном возрасте: когда

половые гормоны уже толкают на подвиги, а ума и жизненного опыта

ещё нет.

Есть "просто" подростковые песни: про мальчиков-девочек, про

любовь, белые розы, тополиный пух и т. п. А есть подростковые

песни с претензией на взрослость: на трагичность, философичность,

героичность и т. п. Так вот, это как раз песни Виктора Цоя.

Основные поклонники Цоя -- сопляки, переполненные жалостью к

своим трагическим личностям. Цой вечен -- настолько, насколько

вечной является проблема неприкаянной молодёжи. Тех, кому удаётся

перевалить "за тридцать", песни Цоя худо-бедно отпускают: пере-

стают "брать за душу". И дело прежде всего в том, что к этому

возрасту обычно успевают надоесть "перемены".

На подростковые умы Цой производил и производит, разумеется,

очень сильное впечатление -- своими чёрными одеяниями, сдержанны-

ми манерами, молчаливостью и т. п. Нервной молодёжи нравится

представлять свою жизнь высокой драмой на пустом месте, а в Цое

она получила образец того, как надо это делать. На самом деле вся

цоевская драма сводилась к столкновению неусидчивого разболтанно-

го подростка с грубой советской действительностью, требовавшей от

всех прилежания. Родительские харчи были неплохим буфером в этом

столкновении, а вовремя сделанная "отмазка" от военной службы

обеспечивала возможность безмятежного творческого поиска,

прерывавшегося разве что пьянками.

"Предчувствие трагического конца" -- это тоже для подростков

с их недоразвитым критическим мышлением. На самом деле их герой

стал просто жертвой своего обывательского благополучия: ехал на

рыбалку в собственном автомобиле и умудрился столкнуться с авто-

бусом. Если бы он мчался выручить друга, об этом бы твердили

навзрыд. Кстати, почему тот, кому по психиатрическим соображениям

дали освобождение от военной службы, получил, тем не менее,

водительские права -- вопрос интересный. Наверное, нарвался таки

в милиции на каких-то незрелых типов. Иначе говоря, стал жертвой

собственной популярности.

В подростковых представлениях Виктор Цой -- "последний герой"

и "звезда по имени Солнце". Правда, непонятно, почему герой --

последний, зато подростковым максимализмом вполне объясняется

стремление фигурально заменить наше главное небесное тело

светлым образом Цоя вместо того, чтобы просто добавить этот

светлый образ в какое-нибудь "созвездие имён".

Виктор Цой, герой с "белым билетом", всеми своими особенностями

был обречён на то, чтобы стать кумиром молодёжи в вырождающихся

русскоязычных обществах. Он обладал таким на редкость эффектным

сочетанием внешних и внутренних качеств, что лучшее трудно себе

представить. Если пробовать указать что-то похожее, это будет

разве что Элвис Пресли или "Beatles". Цой -- неповторимый

"последний герой" в том смысле, что тему смутного протеста он

исчерпал почти до дна. Всякий, кто пробует снова её черпать,

воспринимается как его жалкий подражатель. Когда в обществе

сложились и потребность, и возможность развивать эту тему,

появился Цой. Были в то время и другие рок-протестанты, но самые

проходные интонации, самая точная подростковость и самая

востребованная степень мутности оказались у Цоя. Вдобавок быть

корейцем в стране, тоскующей по иностранщине, -- это прибавляло

пикантности.

Цоевский неопределённый протест пришёлся очень к месту в 1980-х

-- когда надо было крушить изолгавшуюся систему. Тогда "Перемен!"

и пр. звучало почти как гимн, и было легко заставить себя не

обращать внимания на "сигарету в руке", "маму-анархию", "стакан

портвейна" и т. п. Эпоха получила то, что требовала.


Стихи Виктора Цоя в основном гладкие, только вычурные, дест-

руктивные и с претензией на остроумие, а пресловутая цоевская

ирония похожа на ерничание интеллигентных алкоголиков. Кое-что

и вовсе выглядит, мягко говоря, экспериментами начинающего. К

примеру, следующее:


Ты так любишь эти фильмы,

Мне знакомы эти песни.

Ты так любишь кинотеатры,

Мы вряд ли сможем быть вместе.


("Фильмы ночь", 1986)


Секрет авторского успеха: чем более туманно ты выражаешься, тем

больше отыщется людей, для которых ты окажешься "своим". Чем

больше в стихах неопределённости, тем больше людей, которые

найдут в них ту самую конкретику, которая им нужна. По части

намёков не станет рядом с Цоем, наверное, никто: он -- великий

мастер зажигательных словесных туманностей. Верх цоевской мути

-- "Песня без слов" (1989): кто хочет, может воспринимать эту

песню как милитаристскую, а кто хочет наоборот -- может и

наоборот:


Каждой собаке -- палку и кость,

И каждому волку -- зубы и злость.


В общем, всем сёстрам по серьгам. Нервным подросткам эта

цоевская муть наверняка представляется верхом мудрости, великим

прорывом в философском осмыслении жизни.

Ещё примеры выигрышной неопределённости у Цоя:


Он не помнит слово "да" и слово "нет",

Он не помнит ни чинов, ни имен.

И способен дотянуться до звезд,

Не считая, что это сон,

И упасть, опаленным Звездой

По имени Солнце...


("Звезда по имени 'Cолнце'", 1989)


Где-то есть люди, для которых есть день и есть ночь.

Где-то есть люди, у которых есть сын и есть дочь.

Где-то есть люди, для которых теорема верна.

Но кто-то станет стеной, а кто-то плечом,

Под которым дрогнет стена.


("Война", 1988)


Я ждал это время, и вот это время пришло,

Те, кто молчал, перестали молчать.

Те, кому нечего ждать, садятся в седло,

Их не догнать, уже не догнать.


("Спокойная ночь", 1988)


В наших глазах крики "Вперед!"

В наших глазах окрики "Стой!"

В наших глазах рождение дня

И смерть огня.


("В наших глазах", 1988)


Разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь,

Ты увидишь, там все горит огнем.

Через день будет поздно, через час будет поздно,

Через миг будет уже не встать.

Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом.


("Мама, мы все сошли с ума", 1988)


Ты хотел быть один, это быстро прошло,

Ты хотел быть один, но не смог быть один,

Твоя ноша легка, но немеет рука,

И ты встречаешь рассвет за игрой в дурака.

Утром ты стремишься скорее уйти,

Телефонный звонок, как команда "Вперед!"

Ты уходишь туда, куда не хочешь идти,

Ты уходишь туда, но тебя там никто не ждет!


("Последний герой", 1986)


Как поэт подросткового уровня Цой был действительно очень

талантлив. Как композитор он был просто очень талантлив -- без

привязки к подростковому уровню. Хотя и не Моцарт. И даже, к

примеру, не Юрий Антонов.

Фильмы с участием Виктора Цоя -- перестроечные, то есть в стиле

"ну, наконец-то мы вам всем покажем!". В своё время они впечатля-

ли новыми критиканскими струйками, а сегодня выглядят поделками.

Из биографий:

"Летом 1986 года в Киеве снимается фильм 'Конец каникул' с

Виктором Цоем."

"Участвует в съемках фильма 'Рок' режиссера Алексея Учителя.

В конце года снимается в эпизодической роли в фильме 'Асса'."

"В 1987 году снимается своеобразный фильм 'Игла' с Виктором

Цоем в главной роли (режиссер Рашид Нугманов)."

Своеобразие последнего фильма, наверное, в том, что (о, чудеса

кинематографа!) дистрофик Цой там представлен как непобедимый

мастер рукопашного боя.


О том, как формируются всеобщие любимцы.

Если никому неизвестного, но способного человека вытолкнуть на

сцену перед публикой, ничего хорошего не получится: он засмущает-

ся, она его засвищет. В роль кумира (не только эстрадного, но и

политического) надо постепенно вживаться, а публика должна посте-

пенно втягиваться в поклонение этому кумиру. В некотором смысле

не будущий кумир находит себе публику, а публика выращивает себе

кумира, поощряя в человеке с задатками те его влечения, какие ей

наиболее в нём желательны. Начинающий кумир усиливает в своём

творчестве то, что встречает наибольшее "ура". Он оказывается

выразителем настроений толпы, центром кучкования массы с целью

совместного чувствования.


Папа был Роберт, мама -- учительница, то есть семья, скорее

всего, была очень интеллигентная: с абсурдно-либерально-гуманис-

тическими взглядами на мир в стиле Булата Окуджавы, Гавриила

Троепольского и академика Дмитрия Лихачёва.

Из биографий Виктора Цоя:

"У Виктора с раннего детства проявились склонности к рисованию.

Он хорошо рисовал, лепил. Поэтому родители с четвёртого класса (в

1974 году) определили его в художественную школу, где он и

проучился до 1977 года. Витя в детстве был очень импульсивным, и

ещё в 4-м классе преподаватель в изостудии сказал, что Витя не

склонен к терпеливому, кропотливому труду. Если хочет -- рисует,

и рисует замечательно, но если не хочет -- не заставишь."

"В 1978 году окончив восемь классов поступил в художественное

училище им. В. Серова. В 1979 году исключен из училища за

неуспеваемость."

"Осенью 1983 года проходит обследование в психиатрической

больнице на Пряжке и получает 'белый билет'."

"Виктор Цой -- актер, музыкант, писатель, художник и

скульптор."

"Наряду со всеми своими прочими заслугами и талантами Виктор,

как выяснилось, был ещё и очень талантливым писателем. Не смотря

на то, что он написал за всю свою жизнь лишь один единственный

рассказ 'Романс', этого оказалось вполне достаточно. В каком-то

отношении он даже переплюнул наших великих классиков. Его

произведение спокойно размещается на 5 листах, но затрагивает оно

почти все вопросы, терзающие человечество вот уже на протяжении,

как минимум 2000 лет. Да и читается 'Романс' намного лучше и

интереснее, а что касается ответов на эти вопросы -- то это уже

личное дело каждого, на них никто и никогда однозначно не отвечал

и думается мне -- не ответит." (Если кто-то думает, что здесь

ирония, значит, он ещё мало что понимает в людях.)

"Рано утром, в машину ехавшего на рыбалку Цоя врезался

автобус." (А не в автобус -- Цой?)


Как уже было здесь сказано, основной цоевский контингент -- это

проблемные подростки, проблемная молодёжь: "растущая смена" дез-

ориентированного, изолгавшегося, но ещё довольно сытого общества.

В каждом поколении есть некоторая для (10-20 процентов?) неудав-

шихся чад -- с мелкими психическими отклонениями, которые при

благоприятных внешних условиях не очень мешают жить, но делают

людей более способными на дурное. Таких вот пальцем деланных

индивидов и втягивает движение поклонников Цоя.

Вредность Цоя, цоевщины состоит в том, что дурная предрасполо-

женность, получив музыкально-идеологическое обоснование, превра-

щается в дурную тенденцию.

Среди прочего, песни Цоя -- это пропагандистское обеспечение

табачного, пивного, пирсингового и татуировочного бизнеса.


Подростковый уровень мышления, подростковый кругозор прут из

очень многих стихов Цоя. Вот наиболее противные примеры:


Мы гуляем одни,

На нашем кассетнике

Кончилась пленка, смотай.


("Видели ночь", 1986)


Треск мотоциклов,

Драка с цепями в руках,

Тени в парадных,

Все это я видел в снах.


("Твой номер", 1986)


Наше сердце работает, как новый мотор,

Мы в четырнадцать лет знаем все, что нам надо знать,

И мы будем делать все, что мы захотим,

Пока вы не угробили весь этот Мир.

В нас еще до рождения наделали дыр,

И где тот портной, что сможет их залатать?

Что с того, что мы немного того,

Что с того, что мы хотим танцевать?


Почему и чего мы еще должны ждать,

И мы будем делать все, что мы захотим,

А сейчас, сейчас мы хотим танцевать.


("Мы хотим танцевать", 1986)


Прихожу домой я ночью,

Завожу магнитофон,

И сосед за стенкой стонет -

Он увидел страшный сон.

Эй, прохожий, проходи,

Эх, пока не получил...


("Прохожий", 1986)


Сосед за стенкой -- это я. Прохожий, который чуть не получил,

-- тоже зачастую я. Короче, у меня с поклонниками Цоя чуть ли не

личные счёты.


Из очень популярного эссе "Звезда по имени Солнце" неизвестного

автора:

"Экзистенциальный смысл поэзии Виктора поражает своей глубиной,

ясностью и лиризмом даже тех, кто не искушен в вопросах филосо-

фии, эстетики и истории литературы. Наличие в кармане некоторого

количества табачных изделий становится поворотным пунктом в

мироощущении Цоевского лирического героя, и дает повод для

оптимистического восприятия действительности. И т. д."

Действительно, табачные изделия являются частой темой в песнях

экзистенциального лирика Цоя:


Есть сигареты, спички,

Бутылка вина, и она

Поможет нам ждать...


("Видели ночь", 1986)


Я люблю дым и пепел своих папирос,


("Ночь", 1986)


Сигареты в руках, чай на столе -- эта схема проста,

И больше нет ничего, все находится в нас.

Перемен! -- требуют наши сердца.

Перемен! -- требуют наши глаза.


("Хочу перемен", 1989)


Но если есть в кармане пачка сигарет,

Значит все не так уж плохо на сегодняшний день.


("Пачка сигарет", 1989)


Электрический свет продолжает наш день,

И коробка от спичек пуста,

Но на кухне синим цветком горит газ.

Сигареты в руках, чай на столе -- эта схема проста,

И больше нет ничего, все находится в нас.


("Хочу перемен", 1989)


Ветер задувает полы моего плаща,

Еще один дом, и ты увидишь меня.

Искры моей сигареты летят в темноту,

Ты сегодня будешь королевой дня.


("Жизнь в стёклах", 1986)


Человек может курить, сознавая свою непреодолимую слабость, --

и это не самый плохой случай. Самый плохой -- это когда человек

считает, что никакой слабости нет; когда он эстетизирует свой

порок и, можно сказать, пропагандирует его. За такое уж точно

надо бить в голову.

Деструктор отличается от просто человека со слабостями тем, что

устраивает из своих слабостей культ: к примеру, если он курит, то

не потому, что не в состоянии иным способом обеспечить себе

физиологически необходимый минимум удовольствия или расширить в

мозге кровеносные сосуды, чтобы начать хоть немного сображать, а

потому что он герой и не живёт, а горит, а при горении неизбежен

дым.


Довольно отчётливо также просматривается у Цоя тема жажды.

Думаю, его подвигала к ней скорее ночная жажда после злоупотреб-

лений, чем жажда правды:


Мы хотели пить, не было воды.

. . . .

Мы выходили под дождь

И пили воду из луж.


("В наших глазах", 1988)


Ночью так часто хочется пить.


("Последний герой", 1989)


У меня на кухне из крана вода,


("Шаг вперёд", 1989)


А вот откровенный призыв к деструкции:


Довольно веселую шутку

Сыграли с солдатом ребята:

Раскрасили красным и синим,

Заставляли ругаться матом.

Мама -- Анархия,

Папа -- стакан портвейна.


("Мама -- Анархия", 1986)


Может, эта песня и шуточная, но если судить по состоянию

"молодёжных рядов", то далеко не все воспринимают её как таковую.


Цоевская романтизация путаницы в голове и побегов от родителей:


Тот, кто в пятнадцать лет убежал из дома,

Вряд ли поймет того, кто учился в спецшколе.

Тот, у кого есть хороший жизненный план,

Вряд ли будет думать о чем-то другом.


("Бошентумай", 1988)


Подростковая эстетика Цоя: ночь, дождь, сигареты, магнитофон,

небо, звезда, стёкла, кровь, вода из крана и "мы будем делать

все, что мы захотим".

Такие вещи терпимы как курьёз, как нечто неглавное, но когда их

поднимают на идеологическую высоту (ну, на тот уровень сознания,

на котором размещается идеология), это уже подрыв социальных

устоев, то есть разрушение даже не государства, а и вовсе того,

что позволяет людям существовать.

Психически нормальный и здраво соображающий человек -- это

сумма очень разного всякого, в том числе протестных влечений и

охранительных настроений, стремления убивать и отвращения к

убийству, тяги к удовольствиям и желания побеждать свои слабости.

Пока соблюдается некоторое соотношение между составляющими

личности, человек пребывает в норме: каждая тенденция выполняет

свою нужную работу. Но если соотношение нарушается и наступает

перекос, то полезные элементы психики превращаются во вредные,

а нормальный человек -- в припыленного, в нравственного урода

или даже в чудовище. Когда чуть-чуть Цоя -- это иногда, может

быть, даже и неплохо, но когда взгляд на жизнь основывается на

Цое -- это уже болезнь личности.


Можно сказать, Виктор Цой разбился о собственную славу. Он был

"не жилец": слава и деньги -- это вообще вещи очень опасные, а

тем более для людей с чувствительной неустойчивой психикой. Цой,

Тальков, Есенин и, наверное, большинство других "рано ушедших"

любимцев публики -- погибали в конечном счёте из-за ослабления

чувства меры. Пропитавшись сознанием своей избранности, они

начинали верить и в свою неуязвимость -- и делать то, что обычный

человек делать остерегается. Бремя славы тяжело не в том смысле,

что изводят вниманием поклонники, и не в том, что приходится всё

время выламываться под великого человека (иначе снизятся денежные

поступления), а в том, что начинает деформироваться психика.

Кстати, в отношении защиты кумиров от дурных последствий

известности поздний СССР был довольно щадящей системой. Творцам

не очень позволяли разогнаться: заработки были ограниченными,

наркотики -- не в ходу, за идейным содержанием следили специ-

альные комиссии, а из запоев выводила общественность на проф-

союзных собраниях. Когда захотели избавиться от Владимира

Высоцкого, ему просто отпустили вожжи, и он за несколько лет

угробил сам себя на ровном месте.


Некто Артём Троицкий ("Виктор Цой. Отвергая соблазны" / журнал

"Советский экран", № 8, 1990 год):

"Когда-то давно в Ленинграде появились панки. Было их немного,

десятка три, но энергии и шума хватило, чтобы 'колыбель

революции' содрогнулась. Одеты они были вызывающе, вели себя

непристойно, дрались и скандалили, пели про неаппетитное

(панк-рок!): про помойки, дохлых гадов и про то, что 'в злобе

приятненько жить'. Клички имели соответствующие: Пиночет, Свинья,

Осел. Самым загадочным персонажем в тусовке был Цой (как стало

ясно впоследствии, это не кличка) -- молчаливый, отчужденный,

исполненный чувства собственного достоинства, одетый в черное. Он

играл на ритм-гитаре и где-то в канун 1981 года сочинил свою

первую песню 'Мои друзья всегда идут по жизни маршем' (могу

продолжить: 'и остановки только у пивных ларьков')."

"Могу сказать, что перед нами редкий тип прирожденного героя.

Это человек, идущий по жизни не то чтобы победительно, но с

полным ощущением себя персонажем приключенческого романа или

кинобоевика. Он одинок, независим, благороден, причем это не

поза, а норма жизни! Соответственно все жизненные блага, соблаз-

ны, конъюнктуру и т. п, он воспринимает спокойно и с легким

презрением, как и подобает настоящему ковбою."

Нет, я как-то даже и не подозреваю, что Виктор Цой был хитрым,

злобным или подленьким. Я склоняюсь к тому, что он был этаким

блаженненьким курильщиком, любящим выпить, и охотно делился

сигаретной мерзостью со своими ближними и даже с дальними, чтобы

они тоже могли украсть у кого-то глоток чистого воздуха. Ведь как

бывает: иная дегенератская сволочь воняет на улице табачной отра-

вой тебе под нос, а глаза -- такие добрые-добрые, хоть выковыри-

вай их для Музея истории гуманизма.


Из биографий:

"Мудрый и искушенный Артемий К. Троицкий сказал еще в далекие

годы: 'Я не могу представить Цоя старым, Бориса Гребенщикова -

могу, а Виктора -- нет!'"

Есть две причины того, что Цоя трудно представить себе старым.

Во-первых, подростковость его творчества. Во-вторых, подсозна-

тельное понимание того, что люди с такой суицидальностью обычно

долго не протягивают: с ними довольно скоро что-то случается,

особенно если у них заводятся деньги на разную ерунду.


Цой как фактор в политике является скорее подрывным, чем рево-

люционным. Революционность не исключает подрыва, но у Цоя подрыв

-- это почти всё. Поэтому песни Цоя хорошо использовать для

провоцирования молодёжи на участие в массовых беспорядках.

Цой -- вне национальностей, классов, партий, родин. Вообще, вне

конкретики. Он -- бунтующий символист и абсурдист, продукт

гниения российской интеллигенции: довольно сытой, но желающей

быть ещё сытее.


Творчество Цоя -- наиболее яркое выражение дурного в молодёжной

среде: не всего дурного, что там есть, но многого. Цой -- духов-

ный лидер сопляков, загаживающих городское пространство. Надо за-

метить, что молодёжность духа -- это, конечно, хорошо, а вот под-

ростковость духа -- это то же, что инфантильность, то есть форма

психической недоразвитости.

Подростки и без песен Цоя -- довольно опасный социальный эле-

мент, слабо удерживающийся в границах разумного, а Цой вдобавок

подзуживает:


Это наш день, мы узнали его по расположению звезд,

Знаки огня и воды, взгляды богов.

И вот мы делаем шаг на недостроенный мост,

Мы поверили звездам,

И каждый кричит: "Я готов!"


("Попробуй спеть вместе", 1986)


Мы родились в тесных квартирах новых районов,

Мы потеряли невинность в боях за любовь.

Нам уже стали тесны одежды,

Сшитые вами для нас одежды,

И вот мы пришли сказать вам о том, что дальше...

Дальше действовать будем мы!


("Дальше действовать будем мы", 1986)


Ну КАК эти обкурившиеся расслабленцы могут ДЕЙСТВОВАТЬ -- если

им вообще удаётся преодолевать свою лень? С их-то больным вообра-

жением, абсурдизированным мышлением и мусором вместо знаний! Эти

пачкуны могут только ломать, гадить, примитивно бренчать и хамски

приставать к солдатам на улице. Между тем, любая затюканная дере-

венщина в стройбатовской униформе выше их и по психофизическим

качествам (медкомиссия-то пройдена!), и по ценности для общества.

Показать полностью

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Привет!


У нас отличные новости для геймеров и всех тех, кто неравнодушен к играм. Вместе с LG мы объявляем август — месяцем геймерства. Для тех, кто уже подзабыл или просидел весь июль в неведении, прошлый месяц был посвящен фотографам. Мы собирали ваши посты с тегом «фотография», а вы выбрали победителя. За вот этот пост @Iradiada получит шикарный 29-дюймовый монитор LG. Поздравляем :)


В этом месяце мы собираем истории, фотографии или видео по теме игр и геймерства. Прохождения, баги, обзоры, пасхалки, мемы и разборы – это может быть что угодно, но обязательно про игры. Для участия в конкурсе опубликуйте пост, поставьте тег «игры» и метку [моё] до 25 августа включительно. А пока будете выкладывать свои посты, мы расскажем, для каких игр нужен ультраширокий монитор, и как в нестандартном соотношении сторон работалось гейм-дизайнеру (скоро появится). В конце месяца по традиции запустим голосование, а автору лучшего поста подарим новехонький UltraWide-монитор.


Итак, закрепляем. Что нужно делать:

Написать пост на тему месяца (август — игры и геймерство);

Поставить тег #игры и метку [моё] и опубликовать до 25 августа включительно;

Все. Вы в игре. Остается только ждать результатов.


Ваш шанс засветить свое остроумие и скилл (ну и выиграть приз, конечно!).

Отличная работа, все прочитано!