-30

Вооруженные силы Свободы. Глава 16. Acta non verba

Предыдущие главы "Вооруженных сил Свободы" (необходимо убрать фильтр по рейтингу).


Райдер только собирался высунуть нос из переулка, как мимо пронеслось несколько пакистанских броневиков. Да сколько же их здесь?!

От пыльной бури был толк: вертолеты «Йеллоустоун» больше не кружили в воздухе. Правда, такая низкая видимость могла столкнуть Сэма нос к носу с отрядом противника, что привело бы к печальным последствиям. Друзей тут нет. Агенты ЦРУ, скорее всего, уже уехали отсюда, но даже если он с ними встретится, случится перестрелка. Вряд ли они будут разбираться, на чьей Райдер стороне.


Отправная точка для поисков, которую выбрал Сэм – уничтоженная Дэвисом машина. Этот внедорожник находился в конце переулка, вход в который завалил гранатометчик «Йеллоустоун». Именно там Кэс отделилась от остальной группы; именно оттуда нужно начать.


Перебегая очередную дорогу, Райдер заметил слева от себя бредущий куда-то силуэт. Надежда и любопытство подвели его ближе к этому человеку. Он не забывал держать дистанцию: если его заметят, наверняка откроют огонь. Кэс-то не знает, что за ней кто-то отправился.


Райдер держал неизвестного на прицеле и перебежками следовал за ним. У этого человека, очевидно, не было никаких средств защиты дыхания. Он прижимал руку к лицу и двигался полубоком. Чем яснее становились очертания силуэта, тем больше Райдер убеждался – это не Теллер.


Теллер вооружена укороченным вариантом M4, у этого – M4 с полноценной длиной ствола, уж Райдер за время КМБ насмотрелся и настрелялся. У Кэс по-другому размещено снаряжение. В конце концов, она пониже ростом, тоньше в профиль. А это явно мужик, хотя экипировка такие детали может скрадывать.


Последние сомнения Райдера развеялись, когда неизвестный обратил на что-то внимание справа от себя. Он судорожно схватился за свой автомат и включил закрепленный на нем фонарик. Теллер ненавидела устанавливать дополнительные устройства на свое оружие, если это не было необходимостью, и фонарь она бы поместила, например, сбоку на шлем.


Решив оставить незнакомца в покое, Райдер вернулся на прежний курс. Так он и петлял по переулкам, пытаясь разыскать подбитый внедорожник, пока не попал в ситуацию между молотом и наковальней. Два пакистанских грузовика вели огонь по наемникам «Йеллоустоун» из пулеметных турелей на крышах. Удобно им: сиди под броней и стреляй по врагам, не вылезая наружу. Наемники, ожидаемо, проигрывали и постепенно отступали.

Вооруженные силы Свободы. Глава 16. Acta non verba Наемники, Вооруженные силы Свободы, Экшн, Приключения, Рассказ, Длиннопост

RG-33L (Long, "длинный" - колесная формула 6х6) - американский бронетранспортер, MRAP (защищённый от подрыва и атак из засад). На фотографии модель, не оснащенная дистанционно управляемой пулеметной турелью. Конкретно этот грузовик не подразумевался при написании рассказа, его фотография была выбрана лишь для наглядности. Кроме того, изображения именно этих машин использовались для иллюстрации новостей за 2014 год, в которых говорилось о том, что США передаст Пакистану военную технику.

Укрытием Райдеру служил небольшой полуразрушенный домик. Едва приподняв глаза над подоконником, он наблюдал за исходом сражения: пакистанцы без проблем давили конкурентов компании Сэма. Убитых, похоже, еще не было, но раненые присутствовали. Интересный факт: все наемники в противогазах. «Йеллоустоун» подготовились явно лучше «Дастхоул», не отнять. Если бы только Дэвис придал значение тому, что песчаная буря их настигнет…


Неожиданный поворот: к бойцам ЧВК пришло подкрепление. Группа с гранатометчиком в составе. Интересно.


Машины пакистанцев уже начали приближаться к позициям противника. Боец с РПГ подпустил их поближе и выстрелил по первому грузовику. Броня могла бы выдержать обстрел из пулеметов калибра 12,7 или 14,5 мм, но противотанковый боеприпас – нет. Последовал взрыв. Разделить судьбу сослуживцев водитель второго автомобиля не захотел и начал сдавать назад. Пока наемник перезаряжал гранатомет, бронеавтомобиль уже уехал.


Взрыв-то был что надо, Кэс могла такой услышать. Да и пулеметы стреляли долго и громко. Вдруг она где-то рядом и захочет проверить, в чем дело?


Сэма и Кэс могли соединить только две вещи: шумы в эфире и радиомаячок Райдера. С последним все понятно: буря глушит сигналы, и на своем наручном компьютере Теллер увидит Райдера, только если они окажутся поблизости друг от друга. С шумами в радиоэфире все не так просто: они могли бы дать Сэму понять, что Кэсси неподалеку, но для этого нужно быть совсем рядом с целью поисков.


Пока что в наушниках тихо. Бойцы «Йеллоустоун» в спешке убирались отсюда вместе со своими ранеными. Сэму с ними было по пути – искомая машина находилась в той стороне.


Насколько же медленно они двигались! Райдер преследовал сотрудников конкурирующей фирмы, прячась за редкими остовами машин. Периодически они поглядывали назад, но увидеть ничего подозрительного не могли.


«Мне хана, если увидят. Эти-то от песка не жмурятся, – размышлял Райдер. – Численное преимущество… все на их стороне!»


На очередном, кажется, третьем повороте они взяли влево. Сэм занял позицию за углом и наблюдал. Вот он! Разыскиваемый Райдером внедорожник. Бойцы «Йеллоустоун» двигались к нему. Дальше видимость становилась хуже. Чтобы следить за ними, необходимо подобраться ближе.


– И что вам с этой тачки? Все равно она уже никогда никуда не поедет… – пробормотал Райдер.


Наемникам, как выяснилось, машина и не была нужна. Они пришли за телами погибших от гранаты Дэвиса!


«Что за херня?!»


Сотрудники «Йеллоустоун» вытащили из салона четыре трупа. Убедившись, что автомобиль не на ходу, они взяли тушки убитых с собой и двинулись на ту же улицу, с которой свернули.


Райдер в это время прятался за крыльцом дома. Во время передачи Бангаша агентам ЦРУ разведчики из «2-4» сказали, что к месту встречи ехали такие же внедорожники. То есть, кто-то использовал те же машины, что и ЦРУ. В число этих неизвестных входили и погибшие, которых только что забрали «Йеллоустоун». Значит ли это, что конкурирующая ЧВК и неизвестные действуют заодно?


Сэм хорошо помнил реакцию Бангаша. Он совершенно точно радовался ровно до того момента, как не увидел ЦРУшников. Похоже, он хотел, чтобы его увезли эти неизвестные! Если это так, то псевдо-ЦРУшники тут именно ради Захида Бангаша. Возможно, «Йеллоустоун» тоже, хотя они, скорее, просто отбивают атаку пакистанцев. А чего тогда хотят пакистанцы?


Из данных по Бангашу, показанных на слайде во время вчерашнего брифинга, было ясно, что его разыскивали ЦРУ, Национальный директорат безопасности Афганистана, МИ-6, Разведывательное бюро Индии и, помимо множества прочих спецслужб, Межведомственная разведка Пакистана. Захид Бангаш, как это поэтично называется по-английски, is a wanted man, то есть, человек разыскиваемый, можно даже сказать, желанный.


Если теория Райдера верна, Бангаш только что вызвал локальную войну своим появлением в этом богом забытом месте.


«Да насрать на него! – привел себя в чувство Сэм. – Где Кэсси?!»


Итак, наемники ушли. С чего начать поиски? Если встать лицом к автомобилю неизвестных, то справа окажется ряд невысоких домов. Кэсси могла пойти только туда: во-первых, именно этот путь вел к точке «Эхо». Во-вторых, слева – открытая местность и дорога назад, к посадочной зоне «Альфа». Ей там точно делать было бы нечего.


Продираясь сквозь бурю, Райдер с воодушевлением пошел искать начальницу. Не мудрствуя лукаво, он залез прямо в оконный проем одного из разрушенных домов и попытался пройти через завалы внутри. Чуть не зацепился за торчащую арматуру и едва не обломал ноги об какие-то незаметные камни на полу. Пройдя сквозь помещение, снова полез в окно и выбрался с другой стороны.


Его поражало, насколько это устрашающее явление – пыльная буря. Казалось бы, заберись в этот полуразрушенный домик и затаись. Но песок, пыль, бетонная крошка, мелкий мусор все равно умудрялись прорваться и найти путь, заволочь и покрыть собой всё.


«Вряд ли обычно так бывает, просто эта буря очень сильная», – решил Райдер.


Повернув направо, он зашагал по переулку. Оружие выставил перед собой. Если Кэс шла этим путем, то, чтобы попасть к посадочной зоне «Эхо», ей нужно было следовать строго прямо, затем взять правее, пройти около того места, куда отступил выживший после боя с «Йеллоустоун» пакистанский грузовик, пересечь широкую улицу, и потом только свернуть на северо-запад. Оттуда до «Эхо» как минимум пять-десять минут быстрым шагом. В условиях боевых действий, приправленных пыльной бурей, еще дольше.


Райдер настолько тщательно, насколько это было возможно, придерживался данного маршрута по пути сюда. Из-за возникающих тут и там боестолкновений идеально следовать траектории не вышло.


– Ее что-то задержало, – говорил сам с собой Райдер. – Но что? Она не должна была идти до точки так долго. Может, она уже там?..


Вот место перестрелки и догорающий грузовик пакистанцев. Райдер ускорил шаг и практически бежал, сопротивляясь ветру. Сэм потерял бдительность. Он слишком поздно понял, что совершил ошибку: другой пакистанский броневик, но уже с «товарищем», как раз вырулил из-за угла.


– Сука! – заорал Райдер, разворачиваясь на месте и убегая с дороги в промежуток между двумя зданиями. Стрелок первой бронемашины успел его заметить – тепловизоры позволяют не терять зрение даже в такой буре – и открыл огонь. Сэм слышал позади себя жуткий рев двигателей этих чудищ. Они что, хотят в переулок заехать?


На ходу оборачиваясь, он продолжал в спешке убегать. Они без проблем могут объехать эти дома по улице и встретить его с другой стороны. Райдер уже почти выбежал на дорогу, как сзади прилетели пули. Сэм свернул вправо, но тут из-за поворота показался и второй броневик, который, как и ожидалось, отправился в объезд.


Сэм рванул перпендикулярным грузовику курсом. Это та самая широкая улица, которую должна была пересечь Теллер. Может, удастся ее нагнать здесь?


Сквозь бурю было слышно, как приближается еще одна машина. Грузовик открыл огонь, Сэм зажмурился… но пули полетели не в наемника. Не останавливаясь, Райдер посмотрел на броневик. Тот стрелял по едущему прямо на него внедорожнику – такая же модель, как у агентов ЦРУ и их «двойников». Водитель машины постарался увернуться от грузовика, но не смог и на полной скорости врезался в него справа. Из-за колоссальной разницы в массе пакистанский транспорт почти не заметил столкновения и лишь слегка качнулся, а ЦРУшники или их «копии», похоже, разбились насмерть.


Райдер все продолжал наблюдать за этой сценой и совершенно забыл смотреть себе под ноги. Коварный камушек, встреченный на пути, отправил Сэма в непродолжительный полет. Возможно, он проехал на животе метр, возможно два – в таком состоянии сказать сложно. Автомат полетел из рук еще дальше. Райдер долго не разлеживался, вскочил, на ходу ощупывая снаряжение и респиратор. Кинулся к своему АК-12, схватил его за ремень и, набрав самую высокую скорость в своей жизни, пулей ворвался в спасительный переулок, пока агрессивный пакистанский грузовик не перевел на него свой пулемет.


Уже в укрытии Сэм осмотрел оружие – удивительно, прицельное приспособление и другие устройства целы, хотя именно на голографический прицел пришелся основной удар. Настройки не сбились, сетка не сдвинулась ни на градус; какая-то потертость на корпусе, кажется. Ерунда. Еще в бытность свою страйкболистом-любителем на родине, Сэм покупал прицелы, подобные этому, но ни один из них не прошел бы такое испытание. Потому что это были не оригиналы, а гораздо более дешевые копии.


Райдер перевел дух и подполз к углу здания, за которым прятался: ему хотелось узнать, что же пакистанские военные будут делать дальше.


Поступили они примерно так, как Сэм и ожидал – несколько бойцов покинули десантный отсек грузовика и осмотрели разбитый внедорожник. Ведущий боец подал своим сослуживцам какой-то знак, и они открыли заднюю левую дверь машины, которую Райдеру как раз было видно. Выстрел. Вытащили наружу тело и бросили на дорогу рядом с собой. Какие-то переговоры на неизвестном языке – не разобрать. Сэм в очередной раз похвалил достижения науки и техники. Без активных наушников, усиливающих тихие звуки, он бы даже и не знал, что кто-то из этих солдат вообще что-то произносит.


Пакистанцы снова полезли в машину и вытащили очередное тело. Сэм пригляделся – нет, это был живой человек! Тем временем с другой стороны снова прозвучал выстрел, но эта сцена от Райдера была скрыта. Военные потащили выжившего к себе в грузовик. Странно, у него руки за спиной скованны…


Бангаш?!


Возможно ли, что пакистанские военные только что убили агентов ЦРУ и взяли Бангаша? Или это просто совпадение? Стоит ли нападать на них и пытаться отбить лидера террористов, чтобы в ЦРУ грешным делом не подумали, что «Дастхоул» обвели их вокруг пальца и оставили с носом?


«Насрать на Бангаша! – снова повторил себе Сэм. – Где Кэсси?!»


Наблюдая, как, возможно, тот самый человек, ради которого все мероприятие и затевалось, входит в чрево пакистанского военного бронетранспортера, Райдер не переставал спрашивать судьбу: почему этим солдатам повезло найти свою цель, вернее, она просто в них врезалась, а Сэму приходится таскаться по заброшенному городу в аномально мощную пыльную бурю? Не может Кэсси тоже просто с ним столкнуться вот так, в переулке?


Но нет, Теллер так не может. Райдер отправился по ее предполагаемому маршруту дальше. Несмотря на то, что в такой буре ее GPS-приемник должен был потерять связь со спутником, план местности наверняка оставался доступен. Или хоть что-то. Не просто же так ей нужен наручный компьютер?


Чем дальше Сэм продвигался, тем в больший ужас он приходил. Буря не ослабевала, а лишь становилась сильнее. Ветер вынуждал тратить дополнительные силы на каждое движение и иногда присылал «подарки» – камешки размером с пару грецких орехов. Несколько таких попали прямо в стекло респиратора, но оно выдержало, хотя царапины остались.


Более-менее быстро передвигаться стало возможным только вдоль зданий. Райдер понял, что теряет ориентиры: он уже давно должен был пройти мимо крупной кирпичной постройки, но ее так и не было. Пришлось возвращаться назад.


Перестрелки в районе все не прекращались. Что, «Йеллоустоун» никак не желали проигрывать пакистанцам вместе со своими дружками из псевдо-ЦРУ? И вообще, остались ли еще живые агенты американской разведки?


Райдер увидел справа от себя свет фар. Мчится еще один грузовик. Недолго думая, Сэм перескочил ближайший пролом в стене и затаился внутри разрушенного здания. Бронетранспортер проехал мимо, Райдер облегченно выдохнул.


В той же стороне, куда поехал грузовик, шел бой. Его звуки доносились до Сэма, но, чтобы различить направление более точно, необходимо подобраться ближе. Борясь с ветром, он помчался туда на всех парах.


«Да где же она?!»


Райдер выбежал на проезжую часть и не успел испугаться того, что произошло следом. Буквально в десяти метрах справа от него оказалась группа из трех неизвестных. Ветер дул им прямо в лица, никаких респираторов или противогазов у них не было – только обычные балаклавы и очки, прямо как у тех агентов ЦРУ. Они шли, пригибаясь и прикрываясь руками. И слишком поздно заметили, что перед ними кто-то возник.


Сэм растерялся. Но собрался он быстрее, чем его оппоненты, и открыл огонь. Буря едва не вырывала выставленное оружие из рук, Райдер постепенно отходил назад, стреляя короткими очередями. Двое упали замертво, третий все-таки среагировал и открыл ответный огонь. Одна пуля влетела в шлем Сэма по касательной, руки дрогнули, отчего и так нестабильный прицел окончательно сбился. Последние патроны в магазине Райдера попали в ноги ЦРУшника или «самозванца», и он, повинуясь буре, упал навзничь. Сэм не стал перезаряжать автомат, а опрометью бросился к бойцу, который, кажется, поскуливал.


С каждой минутой на Райдера находила все большая и большая волна отчаяния. Зачем ему сдался этот тяжелораненый противник? Все равно кровью истечет, здесь ему вряд ли кто-то окажет помощь. Сэм поставил левый ботинок ему прямо на руку. Сильно надавил. Раненый закричал. Все как в тумане.


Райдер схватил АК-12 вертикально и стал бить парня прикладом прямо в район носа и рта. Бил долго и упорно. Он пытался побороть отчаяние, добивая поверженного противника. Сэм не видел его глаз, скрытых темными очками, не видел, во что превратилось лицо под балаклавой. Только отчаяние все равно никуда не уходило – враг, похоже, уже потерял сознание или умер и никак не реагировал, а Райдер все не останавливался. Но Кэсси ближе от этого не становилась.


«Да где ты?! Как… куда здесь можно деться?! Сука, ну куда?!»


Наконец, он добрался до места крупной перестрелки. Бой жаркий – в буре можно было различить пару-тройку грузовиков, неизвестное количество солдат рядом с ними. По правую руку от них – множество вспышек. Видать, противники. ЦРУ точно не привело сюда столько людей, значит, это «Йеллоустоун». С позиций наемников в броневики полетели снаряды РПГ, разрывая пылевые потоки. Это даже выглядело завораживающе.


Похоже, стреляли не противотанковыми. Мощные взрывы поразили нескольких пакистанских военных, но грузовики продолжали стрелять.


«Тут же все сейчас песком засыплет, а вы угомониться не можете!» – проклинал участников боя Райдер.


Но что-то было не так. Звуковой фон отличался. В наушниках слышалось едва уловимое шипение. Радиошум от приемника Кэсси?


Райдер приблизился к полю боя. Помехи усиливались. Едва уловимо, но усиливались – в очередной раз спасибо создателям наушников. Сэму стало страшно: она где-то там, посреди этого ада?


«Йеллоустоун» и вооруженные силы Пакистана сошлись не на жизнь, а насмерть. К каждой из сторон прибывали все новые и новые силы. Парадоксально, но расстояние между ними не сокращалось с течением времени, а, наоборот, увеличивалось. Пакистанцы рассчитывали в бою на свои бронированные грузовики и вынуждены были двигаться, чтобы усложнить прицеливание наемникам, полагающимся на универсальную пехоту – с гранатометами, снайперскими винтовками, пулеметами.


Райдер стал различать очертания окрестностей. В центре – траншея метров десять шириной, вырытая, вероятно, для прокладки труб, да так и брошенная. Ее окружала стройплощадка – бетонные конструкции, заржавевшая техника. Войска пакистанцев находились на возвышенности слева, за их спинами располагалась очередная улица из одно- и двухэтажных домов. «Йеллоустоун» заняли недостроенную многоэтажку справа и еще кучу котлованов, напоминающих окопы Первой мировой войны. Гранатометчики, судя по наблюдениям Сэма, в основном находились на самом верхнем из построенных этажей.


Если хоть у кого-то здесь будет тепловизор, а он будет как минимум у операторов пулеметных турелей, Райдер рискует быть застреленным еще на спуске в траншею. Но он мало об этом переживал – шум в наушниках давал надежду, которой так не хватало все это время. Сколько прошло с того момента, как он выпрыгнул из «Блэк Хока»? Десять минут или час? В любом случае, все эти секунды, минуты, часы были одними из самых долгих в его жизни. Если появляется возможность покончить с этим кошмаром, то откладывать более ничего нельзя.


Райдер заскользил вниз с холма и, пригибаясь, побежал по траншее. Над головой свистели пули и пролетали ракеты. Интенсивность огня снижалась, стороны уже, скорее, не давали друг другу высовываться, чем стреляли с целью убить.


Какая длинная траншея! В буре этого заметно не было. Сэм уже бежал с минуту, а конца и края не предвиделось. Лишь только усиливающееся «ш-ш-ш» в ушах вело его вперед и не давало остановиться.


«Неужели я на верном пути?! Неужели она здесь?!»


Траншея совершала небольшой изгиб впереди. Сэм мчался, практически выпрямившись в полный рост. Крайне опасная ситуация – часть его головы видна снаружи, и если кто-то заметит, Райдер рискует попасть под огонь с обеих сторон.


Еще добрые триста метров. Да когда же это кончится?!


Шум начал затихать. Что за?.. Райдер поспешил вернуться, то же самое сделал и его здравый смысл, вынудив Сэма все же пригнуть голову и не отсвечивать. Если идти назад, помехи становятся сильнее. Но где же Теллер?


«Твою мать! Может, за этим поворотом?» – он с удивлением смотрел на незамеченное ранее ответвление от основной траншеи. Оно вело в ту сторону, где засели бойцы «Йеллоустоун».


Райдер рванул по нему. Шум усиливался!


– Кэсси! Кэсси, ты слышишь меня?! Это Райдер! – он старался говорить как можно громче.


Молчание, но помехи точно усиливались.


– Кэсси! Это Райдер!


Сэм выбежал из ответвления и остановился перед выбором: то ли идти налево, то ли направо. Подался в одну и в другую сторону – помехи стали на сотую долю процента сильнее справа. По крайней мере, так подсказали ему бушующие эмоции.


Он продолжал свой забег по траншее. Райдеру казалось, что цель уже совсем рядом. Это… это она?!


Дыхание Райдера перехватило. Впереди точно было чье-то тело. Сэм буквально в скольжении остановился рядом с ним и присел рядом, чтобы осмотреть.


Нет, это не Кэс! Это какой-то мужик. Труп. Тело наемника «Йеллоустоун».


– Твою мать! – Райдер в сердцах стукнул труп кулаком в живот. – Сука! Теллер, где ты?! – проорал он в наушник.


Сквозь шипение он что-то услышал:


– Райд… чт... сь… дела… еб тв… мать?


Это она. Это точно Кэсси.


– Кэсси! – Сэм побежал. – Хера лысого я улетел бы без тебя! Только держись!


Вряд ли она смогла бы разобрать столь сложную фразу через помехи. Но о таком Райдер уже не думал. На всех парах он несся к ней. Еще несколько поворотов. Шум в наушниках, до того момента бывший невнятным фоном, выровнялся и стал совершенно отчетливым. Кэс была где-то здесь, рядом.


Выбегая из-за очередного поворота траншеи он, наконец, увидел ее.


Кэсси сидела, прижавшись к стене с подветренной стороны. Голову обхватила руками и уткнула в колени. Услышав, как кто-то бежит, она схватила оружие и выставила его в сторону Сэма. Ее укороченная M4 по габаритам лишь незначительно превышала пистолеты-пулеметы, так что с ней можно было быстро и легко проделывать такие вещи, которые традиционная штурмовая винтовка не позволила бы.


– Кэс, только не стреляй! – попросил Райдер.


На лице у него был респиратор или какой-то противогаз. Походка вымотанная. Похоже, Сэм едва на ногах держится.


Не отводя руку от обмотанного арафаткой лица, Теллер продолжала смотреть за Сэмом. Тот присел, нет, упал перед ней на колени и потянулся к своей разгрузке, где у него был закреплен еще один такой же респиратор со стеклом. Отстегнул и протянул его Теллер.


Кэс взяла респиратор, приспустила шемаг и несколько раз сплюнула слева от себя – очень много песка забилось в рот. Меньше, правда, не стало, но психологически важно было само действие. Теллер закрепила очки на шлеме, следом сняла его и наушники, затем натянула респиратор и надела все обратно. Закончив, Кэс облегченно вздохнула – давненько уже свежего воздуха не было. Взглянула на Райдера и увидела у того необычный блеск в глазах, который пробивался даже сквозь стекло.


Не успела она ничего понять, как тут же оказалась в крепких объятиях Сэма. Тот на радостях сжал ее как в тисках. Теллер тоже его приобняла и, похлопав по спине, нарушила молчание:


– Сэмми, давай, может, в более подходящем месте пообнимаемся?


Как раз в это время кто-то со стороны пакистанских позиций выпустил по наемникам «Йеллоустоун» затяжную очередь из пулемета.


Райдер все никак не желал ее отпускать.


– Ты что, расчувствовался? Райдер, опять эмоции?


Никак. Она улыбнулась, покачала головой и тоже обняла его покрепче.


– Я когда увидела на компе, что ты идешь, когда услышала тебя… думала все, надышалась какой-нибудь херни. Как ты меня нашел? Что случилось-то вообще?


«Йеллоустоун» выпустили по противникам снаряд из РПГ. Где-то вдалеке прогремел взрыв. Пакистанцы не преминули ответить. А Кэс и Сэм так и продолжали сидеть в обнимку.


– С трудом нашел… Мы добрались до точки «Эхо»… – выдавливал из себя Райдер. – Стали тебя ждать. Пилот сказал, больше ждать нельзя. Стал улетать. Я выпрыгнул…

– Какой же ты придурок…

– Мне то же самое сказали. Почему придурок?..

– Потому что рискуешь сильно. Бессмысленно.

– Что?.. Бессмысленно?


Вялый обмен выстрелами с обеих сторон. Несколько одиночных в «Йеллоустоун», несколько в пакистанских военных.


Сэм, наконец, отлип от Кэсси.


– Да ну тебя нахрен, Теллер! Не дай бог ты бы тут осталась одна! От этой мысли…

– Ясно, ясно. Своих не бросаешь, да? – она перевела руки на его плечи. Глаза как будто улыбались, но из-за респиратора Сэм точно не мог определить ее эмоции.

– Вроде того. Давно сидишь здесь?

– Давненько…


В укрытии они провели еще минут десять. Пока обстоятельства не заставили их двигаться.


Отчетливо нарастающий гул работающего двигателя. Пакистанские грузовики едут сюда!


Бронеавтомобили перебирались через траншеи и котлованы, попутно обстреливая позиции «Йеллоустоун». За ними двигалась пехота. Все это и впрямь напоминало старинные съемки с полей Первой мировой войны, разве что действие не настолько масштабное.


– Блять, они идут на штурм! Пошли отсюда, Райдер!


С новыми силами половина «Аякса 2-1» начала спешно убираться с пути пакистанского «парового катка».


– Слушай, а это не твоих рук дело? – Сэм спросил ее про обнаруженный им ранее труп.

– Моих дел тут вообще нет.

– Ясно…


Суматоха, которая посеялась в рядах обеих противоборствующих сторон, была наемникам на руку. Они сумели выбраться по склону наверх и побежали в сторону посадочной зоны «Эхо», ориентируясь по карте Теллер. Сигнал GPS все еще не был доступен, но никаких проблем это не доставляло.


«Йеллоустоун» очень «тепло» встретили пакистанское наступление. Целая канонада взрывов, пулеметные очереди, скрежет каких-то металлических конструкций… самое интересное, как казалось Сэму, в этой ситуации было то, что афганские власти никак на ситуацию не отреагируют, потому что охрана границ страны входит в обязанности частной военной компании «Йеллоустоун». Столкновения в приграничных провинциях, хоть и заметно более мелкие, случались и раньше.


– Теллер, – спросил Сэм напарницу, когда они прятались в очередном укрытии. – Мне кажется, или буря ослабевает?

– Вроде да. Может, удастся свалить.

– Может.


Выверяя каждый шаг, они медленно, но верно приближались к точке «Эхо». Постепенно становилось светлее: Сэм уже и забыл, что сейчас первая половина дня, а не вечер.


Радиосвязь стала доступна, когда они уже подступали к холму, на вершине которого и располагалась единственная безопасная зона посадки.


– «Меконг», это «Аякс 2-1», как слышишь?


Но пилот их отряда на связь не выходил.


– «Меконг», «Меконг», прием! Это «2-1», требуется эвакуация!


Шипение. Внезапно Кэс получила ответ.


– «Аякс 2-1», я «Нил», как слышите! «Меконгу» и «Волге» приказано возвращаться на базу, мы крутились вне фронта бури, чтобы эвакуировать вас!

– На точке «Эхо» чисто, «Нил»! Забирай нас отсюда поскорее!

– Вас понял! Ожидайте с северо-запада.


Вертолет разведчиков с отрядом «Аякс 2-4» на борту прибыл через несколько минут. Бойцы открыли дверь и впустили коллег. Один из наемников с любопытством в голосе проговорил:


– Вы, ребята, просто что-то с чем-то. Видели б вы эту бурю с высоты! Как там вообще выжить можно?

– Спроси у пакистанцев и наших заклятых друзей! – предложила ему Теллер.


Райдер добавил:


– И у ЦРУшников. И у тех ребят, что притворяются ими. Кстати, они, похоже, связаны с «Йеллоустоун»…

– Правда?

– По пути расскажу! – Сэм уселся на сиденье у двери и пристегнул ремни. Кэс устроилась рядом с ним.


Райдер уже и забыл, насколько это прекрасно – дышать своим носом, а не через респиратор. Он достал сигарету и с нескрываемым наслаждением поджег ее. Вертолет начал набирать высоту. Дверь закрывать пока не стали.


Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, потому Райдеру недолго оставалось курить. Кэс ловко выбила у него сигарету из пальцев, та упала на пол и выкатилась из вертолета.


– Задолбал дымить, – прокомментировала Теллер. Сэм даже не посмотрел на нее. Он просто молча захлопнул дверь.


«Аякс 2-4» о чем-то переговаривался между собой. Все попытки Кэсси поболтать с Райдером еще долгое время оканчивались неудачей.


«Блэк Хок» взял курс на Кандагар. Выполнена операция или же провалена, решит командование.

Вооруженные силы Свободы. Глава 16. Acta non verba Наемники, Вооруженные силы Свободы, Экшн, Приключения, Рассказ, Длиннопост

Любопытное фото для сравнения пропорций RG-33L MRAP, человека и беспилотника RQ-11 Raven.

Дубликаты не найдены

+1
Кака любофф :-)
раскрыть ветку 2
-1

соплями клаву чуть нафиг не залил

раскрыть ветку 1
+1
Держись, нам нужен твой суровый взгляд :-)
Похожие посты
55

Искупление

Всю свою жизнь я твердо знал, при каких обстоятельствах умру. И когда лежа в кровати услышал странный треск в ночи, сразу сообразил что к чему.

Дрожащей рукой потянул я скрипучую дверь старого шкафа и увидел, как за ней зеленым космическим пожаром пылает истончившаяся ткань реальности. Мне сразу вспомнились слова отца. На глаза навернулись слезы.

- Это пламя – наш долг, - говорил он незадолго до смерти; я, восьмилетний, слушал и запоминал каждое слово, - все мужчины в нашем роду расплачиваются за грехи предков. Таков наш крест.

В рюкзак отправились армейские пайки, три бутылки воды, одеяло, раскладные ножи, фонарик и несколько пачек патронов. Брать с собой что-то еще было бесполезно – по крайней мере, так считал отец, когда сам уходил на сражение с неведомыми силами.

Так и начался мой жуткий забег, самая жаркая скачка в жизни; канув в зеленый пламень, пожравший пустоту старинного отцовского шкафа, я оставил позади целую жизнь. А где-то в недрах той жизни жену и сына, от которых предусмотрительно ушел два года назад.

Плохо ли это? Не знаю. Точно могу сказать лишь одно: прожить жизнь ни разу не замаравшись нельзя. Возможно, вина – та же грязь?

Об этом я и думал, погружаясь в зеленый огонь. Сжимая в руке пистолет, мысленно листал страницы дневника, оставленного в банковской ячейке. По договоренности руководство банка обязалось найти сына через десять лет и выслать ему оповещение с просьбой забрать старую записную книжку. Оплата подобных услуг на десять лет вперед вышла недешево, но разве есть горящему человеку дело до развязанных шнурков?

А когда мое тело действительно обернулось прахом, и шкаф захлопнулся, зеленый светоч таинственного костра угас – потонул вместе с проглоченной душой в глубине далеких времен.

***

Очнулся я под палящим солнцем, жестоким, как жало пустынного скорпиона. Голова гудела, что твой медный колокол, по языку бегали вереницы фантомных муравьев, и даже воздух казался раскаленной серой. Суховей бросил в глаза песок; только тогда я, ворча, поднялся на ноги, проклиная себя за нерасторопность.

- А ты долго валялся!

Голос прозвучал неожиданно и как будто бы отовсюду. Я огляделся, но лучи солнца хищно впились в лицо, не позволив увидеть хоть что-нибудь.

- Кто ты? – спросил я, сжимая пистолет в руке и радуясь, что не выронил его.

- Твой самый страшный кошмар, приятель. Смотри-ка!

Глаза будто омыло холодной водой, и солнце сумасшедшим огненным колесом закатилось за горизонт. Адские угли под толщами песка остыли, небо втянуло в себя жар, и ночь блистающей черной птицей распростерла оба своих крыла над усталыми пустынными землями.

- Так лучше, правда?

Тут-то я и сумел разглядеть загадочного собеседника. Им оказался мужчина в черном костюме, такой же ковбойской шляпе и щегольских кожаных сапогах со шпорами в придачу. Глаза его прятались за темными очками; он сидел на большом камне неподалеку и щербато улыбался. Лицо его не казалось ни молодым, ни старым, ни вообще примечательным. Однако, глядя на него я невольно ощутил нечто сродни благоговейному трепету перед скелетом огромного хищного динозавра, сеявшего и пожинавшего плоды террора в джунглях миллионы лет назад.

- Это только начало, - мужчина рассмеялся, - дальше будет веселее!

- Кто ты, черт возьми, такой?

- О, ты обо мне много раз слышал, мальчик. Я знал твоего папу – знатную чечетку мы с ним сплясали! Рассказать, как он умер?

Я стиснул зубы.

- Не хочешь? Ну ладно. Намного интереснее услышать, как умрешь ты сам, правда?

Рука с пистолетом мстительным дуэтом сработали быстрее здравой мысли – выстрел вышел страшно удачный, меткий и… #12345#

- А вот это зря, - увернувшись от пули, обиженный собеседник страшно осклабился, - не хочешь по-хорошему? Ну, пеняй на себя, дурачок.

Сказав так, он хлопнул в ладоши и исчез.

- Не прячься, трус! – я рассвирепел. – Это ты та сила, с которой нужно сразиться? Не больно-то ты и страшный!

Злость пылала в груди, будто выпавший из гнезда птенец феникса на пепелище волшебного леса. Эта остервенелая храбрость казалась мне удивительной, фантастической, практически невозможной – но она горела внутри, и я радовался этому, потому что ни на что большее полагаться не приходилось.

Внезапно пески впереди расступились, точь-в-точь волны перед Моисеем, и явили моему взору каменную дверь, ведущую под землю.

- Значит, ты этого хочешь?

Делать было нечего: подтянув лямки рюкзака, я опять с головой нырнул в неизвестность, на этот раз – в таинственную темень подземелья, куда не проникал ни один луч света.

***

Гробница фараона сверкающего великолепием древнего Египта открылась мне в своем сумрачном таинстве; рубины, изумруды и золото сверкали в свете электрического фонарика, словно звезды надежды во мраке ночи. Стены покрывали живописные барельефы с бессчетным количеством иероглифов – белых, зеленых, синих и в особенности оранжевых. На потолках ляпис-лазурь, яшма и халцедон складывались в длинную причудливую мозаику, изображавшую гигантского морского змея; от красоты захватывало дух.

Но любоваться пришлось недолго: голос врага возник где-то поблизости – не то в недрах катакомб, не то в моей собственной голове.

- Знаешь, за какие именно грехи расплачивается твой недостойный род?

Я никак не среагировал на провокацию. О чем-то подобном меня и предупреждал отец, суля встречу с самым коварным из всех возможных врагов.

- За Салемских ведьм, тех, что и ведьмами-то не были. Представляешь, как все глупо и просто?

- Что ты такое несешь? – вырвалось у меня.

Сказанные вслух слова нарушили тысячелетнюю тишину древней усыпальницы. Где-то впереди раздался странный звук, словно лопнул мешок с зерном.

- Я несу тьму в сердца и смуту в умы, - съехидничал враг, - но что до ведьм, то чистая правда. Папочка разве не говорил тебе, что ваш пра-пра-предок имел неосторожность выступить обвинителем в том самом Салемском процессе?

Остановившись, я прислушался. Вдалеке явно что-то двигалось. Что-то живое и опасное.

- Да-а, дедушка Билли сильно вам всем насолил. Те дамочки, поверь уж мне на слово, ведьмами не были, и быть, в общем-то, не могли. И теперь ты здесь, и никогда не вернешься домой. Хотя и об этом ты знаешь, верно?

- Заткнись.

Я поднял пистолет и прижался к стене спиной. По коридору прямо ко мне кралась на четырех лапах какая-то хищная тварь. Сердце в груди обледенело.

- Надеюсь, ты хорошенько повеселишься на аттракционах, что я для тебя придумал, приятель. Удачи!

Про себя я выругался. Пятно света от фонарика лопнуло, словно мыльный пузырь, а потом наотрез отказалось появиться вновь. Кровожадное нечто приближалось. Нервы натянулись и струнами начали лопаться.

Я развернулся и, что было мочи, побежал.

Я несся по коридорам древнего захоронения, не разбирая дороги, не видя ни зги. Тварь, вне всякого сомнения, призванная загадочным врагом, неслась за мной – я слышал стук когтистых лап по каменистому пыльному полу, ее прерывистое и наверняка смрадное дыхание, а затем низкий, протяжный рык, валуном прокатившийся под сводами тоннеля, по которому я удирал.

Страх, до той поры ледяным комком блуждавший у меня где-то под ребрами и щекотавший внутренности, стал вдруг практически осязаемым; его острые грани впились в нутро отчаянием и осознанием скорой гибели, бессмысленной и ужасной.

- Нет, - сказал я себе, изо всех сил стараясь вновь раздуть угли угасшей смелости, - нет!

К счастью, мне повезло: нащупав рукой нишу в стене, я бросился туда и спрятался, вжавшись лопатками в камень. Неведомая четвероногая тварь на огромной скорости пронеслась мимо; не дожидаясь, пока монстр сообразит, что к чему, и отплатит за обман кровавой расправой, я выскочил из укрытия и разрядил в спину существа всю обойму.

Высокий, нечеловеческий вопль пронесся по коридорам и залам, но очень скоро стих.

Чудовищу пришел конец.

Тяжело дыша, я перезарядил пистолет и сделал пару робких шагов в тишине, чтобы полюбоваться на добычу моих пуль. Как я и предполагал, фонарик вновь заработал, будто со смертью монстра рассеялась некая зловредная магия.

В свете фонарика худощавое тело казалось бледно-желтым, словно гной. Пятна сине-зеленой гнили буйным цветом украшали кожу убитого существа, в особенности голову – маленькую, сморщенную и лысую.

Но немного приглядевшись, я почувствовал, как съеденный вечером ужин просится наружу. Ведь передо мной лежал человек – измученный голодом и болезнями, иссушенный жаждой, доведенный до безумия.

И убитый мной. А кроме того…

- Неужели! - вывалилось из моего перекошенного рта, после чего я рухнул на колени и взвыл. Мысли в голове смешались со щемящей сердце горечью. На левом плече мертвого уродца обнаружилась родовая татуировка в виде орла – один в один такая же, как у меня.

И чем дольше я смотрел, тем больше полустертых признаков сходства находил. Слезы застилали глаза, но я видел ясно – также ясно, как и в восемь лет.

На холодном полу подземелья истекал кровью труп моего отца.

***

- Ну-ну, полно тратить страдания попусту.

Человек в черном широко улыбался, глядя мне в лицо. В его улыбке я различил безумное восхищение и алчное наслаждение: казалось, этот проклятый садист упивается моим горем. Темные очки куда-то исчезли с его лица.

- Обещаю, ты сдохнешь, - сказал я, глядя прямо в желтые, с алыми зрачками глаза.

- Муха угрожает пауку, вы только поглядите, - откинув голову, враг рассмеялся.

Я вскинул пистолет, но тут же отбросил его: рукоять раскалилась добела, пальцы мгновенно покрылись волдырями; внутри них поселилась жгучая боль, будто на руки плеснули кипящего масла.

- Ты просто смешной мальчишка, - заключил враг, утирая слезы смеха. – Но мы еще не закончили. Вот, посмотри-ка, что я еще приготовил!

С этими словами он опять хлопнул в ладоши, и мой скелет сдернуло с места, а за ним кровавой вереницей протянулись в пространстве и времени органы, мышцы, кожа и кровь.

«Пистолет, - подумал мой парящий отдельно от тела мозг, - я не успел подобрать пистолет!»

Рухнув на колени в холодную воду, я инстинктивно подался вперед, и на этот раз все-таки распрощался с ужином.

- Как тебе такое, приятель? – мой соперник вновь рассмеялся своим отвратительным дребезжащим смехом. – Не следовало брыкаться, жеребец. Теперь будет только больнее.

Едва совладав с мыслями и шатаясь, словно пьяный, я с огромным трудом поднялся на ноги. Оглядевшись, обнаружил себя у холодного каменистого побережья; в воздухе пахло солью и чем-то вроде водорослей, из чего я заключил, что вода, в которой так сильно успели промокнуть мои ноги, морская.

Проклиная все на свете и не понимая, что делать еще, я направился к берегу.

- Куда бы ты меня не забросил, - тихонько бормотал, шагая по мутному дну, - я все равно справлюсь с твоими уловками и сполна отомщу за все!

На этот раз пленившее моего отца существо ничего не ответило. Я огляделся. Нигде поблизости его не оказалось. Усталый вздох смешался в глотке с криком ярости.

Положение было сквернее некуда.

Где я оказался? И когда? Этот демон наверняка мог легко манипулировать временем, жонглировать странами и эпохами по своему извращенному разумению. Над берегом вздымались низкие голые скалы, невдалеке за ними чернела полоса леса, по всей видимости, хвойного. Много ли пользы из этих сведений я мог почерпнуть?

Ругая самого себя за то, что взял лишь один пистолет, я отправился исследовать открывшийся взору мир.

***

Вскоре день масляным факелом догорел, потушив огонь солнца в соленой воде. Я хорошо это видел: с занятой мною высоты проглядывался весь берег, а с ним и сверкающий в неверном закатном свете морской горизонт.

Здесь, в скалах, я устроил привал с подветренной стороны небольшого утеса. Кости мои продрогли из-за непривычной влаги и холода, однако разводить костер я побоялся. Кто знает, каких врагов для меня припас злостный демон-стервятник?

Завернувшись в одеяло и радуясь, что додумался его с собой взять, я погрузился сначала в смутное полузабытье усталости, а после и в глухой, беспробудный сон.

Сначала мне снились крики отца. Он оказался в аду и страшно мучился, но в то же время радовался: место рядом с ним пустовало в алчном ожидании еще одной души – вне всякого сомнения, моей.

***

…в зеленом полумраке скрывались бледные решительные люди. А еще – нервный лязг ружей, пропотевшая ткань камзолов, трясущиеся руки и всеобъемлющий удушливый страх.

- Приготовьтесь, - сказал плотный широкогрудый мужчина в шляпе с высокой тульей и суровым бородатым лицом.

В ветвях деревьев ветер шептал свои жуткие секреты, разделенные с теми, кто прятался. От близлежащих ущелий и из глубин леса веяло вечностью, смертью и палой листвой. Где-то в ночи жалобно завыла собака.

- Мне страшно, - признался кто-то.

Оказалось, что это мальчишка лет двенадцати – с огромными детскими глазами и веснушками, которые настолько побледнели, что почти совсем растворились в ужасе.

- Нельзя показывать тварям своего страха. Этого они и ждут.

И снова раздался вой, на этот раз куда более жуткий.

- Ведьмы! Заряжай!

Из мрака вынырнули две скрученные когтистые руки, в свете факелов показалась лысая голова бестии с уродливым вытянутым черепом, черными глазами и тонкими игольчатыми зубами в оскаленном рту.

- Стреляй!

Вспышки озарили ночь, вопли раненых тварей и крики испуганных пуритан огласили лес. Предводитель святого воинства воздел руку вверх, чтобы дать еще один залп, но из тьмы на него с визгом выскочила голая девочка с распущенными волосами, сильными пальцами вцепилась в воротник, а острыми зубами с наслаждением впилась в шею. Кровь брызнула во все стороны, окропив стоящих рядом и совершенно ничего не понимающих ополченцев.

До рассвета оставалось еще долго.

***

Ву-у-у-у, ву-у-у-у! Ву-у-у-у, ву-у-у-у!

Странный трубный звук разбудил меня, заставил в страхе съежиться. Не понимая, что происходит, я смахнул паутину жутких сновидений, выглянул из-за своего укрытия и обомлел. Онемевшее за холодную ночь тело моментально вспыхнуло жаром испуга.

Внизу на берегу лежала длинная деревянная лодка; ее резной нос изображал разверстую драконью пасть. Рядом с лодкой стояли шестеро человек, все в кольчугах и кожаных одеждах, в открытых шлемах и вооруженные – кто мечом, грозно покоящимся в ножнах на поясе, кто копьем, небрежно прислоненным к плечу, кто луком и стрелами.

Пораженный, я вновь спрятался за своим ненадежным укрытием. Обругав себя за проявленную накануне беспечность, тихонько подцепив рукой рюкзак и повесив его на плечи, я быстро, стараясь как можно меньше шуметь, зашагал в противоположную от берега сторону.

Едва ступив во владение рослых елей и разлапистых сосен, я ощутил, какой вокруг густой и неподвижный воздух; как лезет под воротник и карабкается за пазуху странная лесная сырость – куда более неприятная, чем холод прибрежных ветров. Казалось, будто бы древний, преисполненный старинного языческого колдовства лес едва ли не на ощупь меня изучает.

- Не сходи с ума, - шепнул я себе сердито, - это обычный лес, идиот.

Стараясь не обращать внимания на сгущающийся вокруг туман и загадочные звуки, порождаемые густой чащобой, я бодро шел по усыпанной мертвой хвоей земле. Вдыхая терпкие и пьянящие запахи заповедного кусочка Вселенной, я постепенно наполнялся странной внутренней силой, но не придавал этому никакого значения; взамен думал об оставшихся где-то позади, у берега безымянного моря, вооруженных людях.

- Кажется, они не сильно высокие, зато коренастые, - заплетающимся языком сказал я, - будто… гномы?

Мной овладело сладостное, неотвратимое желание улечься на обманчиво мягком дерне, укрыться клубами бледно-зеленого тумана и провалиться в еще одну избавительную бездну сна.

- Это не гномы, - прошептал ласковый голос, - народ гномов давно вымер, дурачок.

«Ну вот. Снова дурачок» - подумал я обиженно.

Но продолжил идти, сам не понимая куда.

- Не противься, герой. Позволь мне лечь рядом, прижаться к крепкой груди…

- Я… не могу…

Ноги сами собой остановились. Оглядевшись, я нашел себя в каком-то овраге, да еще погруженным по пояс в вязкую топкую жижу. Обернувшись, увидел вверху, у края поросшего бурьяном обрыва одинокую тонкую фигурку, залитую со спины золотистым мистическим светом – магнетически притягательную, но, вне всякого сомнения, дико опасную.

- Кто ты? – спросил тихо, памятуя о возможно уже рыщущих неподалеку врагах.

- Я – душа леса, - пропело создание высоким и тонким, неизбывно мощным голосом, - а ты – бездумный пришелец из иных времен. Что забыл ты здесь, в последнем моем оплоте?

- Я и сам не знаю, почему тут оказался. Я…

- Ночью видел колдовской сон, правда?

Я запнулся, не смея поднять голову. Душа леса – если это в действительности была она – будто бы излучала сияние непоколебимой уверенности, и я внезапно для себя испытал редкое чувство пребывания в нужном времени и нужном месте.

- Да, - только и смог ответить, хотя не совсем понимал, что значит «колдовской».

- Запомни его. Такие сны никогда не приходят случайно.

В это время над кронами деревьев пронесся низкий протяжный гул – вновь протрубил рог приплывших на деревянной драконоглавой лодке людей.

- Как и твои соплеменники, что грозят моим владениям, - изменившимся голосом пропел силуэт в золотом свете, и я с удивлением обнаружил, что причина этого изменения – страх. - Мне пора уходить, человек. Но я подскажу кое-что еще, раз уж тебе хватило сил устоять перед моими чарами...

Я оторопел, но слушал внимательно.

- Над тобой довлеет гнилостная метка Хозяина Лжи, единственного лжеца из древних могучих духов. Если сумеешь разгадать его обман, то сможешь снять проклятие. Вы, люди, опасные противники – это доказывают прямо сейчас викинги, что вновь причалили к моим берегам.

Едва я сделал какое-то неловкое движение, как застывшее в тяжелом воздухе золотое марево погасло, и темный силуэт рассыпался пылью. А голос, сладким медом звучавший в моих ушах, потонул в тишине старого леса – словно бы не было сказано здесь ни слова.

***

Продираясь сквозь густые заросли, я все прокручивал в голове услышанное.

Где-то на берегу гремели звуки битвы – зычные возгласы нордических завоевателей, рев какого-то зверья – но меня это мало заботило. Я старался оказаться как можно дальше от сражения природы с человеком, и на то были причины: во-первых, я догадывался, чем оно должно кончиться; во-вторых, меня ждала собственная битва.

- А вот в этом ты прав!

Я остановился, с ненавистью уставившись на своего мучителя. Демон сидел на сухом дереве без единого листочка, свесив ноги с толстой ветки, и жадно ел какое-то яблоко.

- Плод с древа познания, между прочим. Хочешь такой?

- Хватит врать, подлое создание. Я все о тебе знаю.

Мужчина в черном костюме расхохотался.

- Да неужели?

Его костюм вдруг вспыхнул, превратив владельца в большой говорящий факел. Я терпеливо ждал, чем закончится это представление.

- А ты крепкий орешек, да? Уже и не удивить тебя ничем. Деловой! И в заколдованном лесу, смотри-ка ты, не слег… Храбрый маленький человечек, это точно!

Мой враг спрыгнул с ветки и одним взмахом потушил костюм. Затем щелкнул пальцами, и одежда вовсе с него слетела, словно сухие листья под порывами ветра; под ней оказалось ярко-красное, откровенно инфернальное тело. Что примечательно, человеческое лицо осталось при нем, и дряблая кожа свисала на шее как кусок резиновой маски.

Но я и бровью не повел.

- Что, это тоже не удивляет? – казалось, мое поведение обескуражило господина лжи. – А если вот так?

С этими словами демон стянул с себя маску человека и с хохотом бросил этим куском кожи в меня. Я увернулся; оторванное лицо шлепнулось на землю и растаяло, обратившись в лужу не то яда, не то кислоты.

Под маской властелина обмана оказалась огромная голова мухи – отвратительная, черная, лоснящаяся под лучами утреннего солнца, шевелящая хоботком и мертво пялящаяся фасеточными глазами.

- Гляди-ка, я повелитель мух!

- Хватит этих глупых шуток. Я уже устал их терпеть.

- Поверь мне, еще не хватит. Вот, смотри, у меня еще головы есть!

Властелин лжи, выхватил откуда-то нож и одним ударом снес мушиную голову. Та отлетела и рассыпалась прахом; безголовый воздел над собой руки и пару раз ими взмахнул. Как из табакерки, из обрубка шеи выскочил голый череп и стремительно начал обрастать мясом...

- Прекрати! – крикнул я испуганно. – Перестань! Ты не можешь…

С тонкой красной шеи на меня взирала голова сына, испуганного и не понимающего, что происходит.

- Папа, мне плохо! - сказал мальчик, глядя на меня. – И маме плохо! Зачем ты от нас ушел, папа?

- Прекрати это! – со слезами на глазах прорычал я, стянул с плеч рюкзак, быстро нашарил в одном из карманов раскладной нож и выставил его острием перед собой.

Глаза сына тоже блестели от слез. На согбенных ногах, едва справляясь с грубым телом злобного духа, он подошел ко мне поближе, так, чтобы я видел и родной изгиб губ, и мягкие пухлые щеки – такие же, какие были у меня в его возрасте, и голубые глаза – точно как у матери.

- Неужели ты убьешь меня, папочка?

- Перестань притворяться, гадина! Ты обманом заставил мучиться отца, а теперь пытаешься обмануть и меня, но у тебя не выйдет!

В припадке дикой ярости я бросился на врага. В голове звучал дивный голос лесного духа – «вы, люди, опасные противники» – и, вложив всю имеющуюся у меня веру в эти слова в один точный удар, я с силой всадил нож в левый глаз своего сына.

Мир пошатнулся, я едва устоял; властелин лжи уперся босыми ногами в землю, откинул голову назад, согнул колени и безвольно свесил длинные когтистые руки к полу, словно оглушенный. Нож застрял в глазнице, но крови видно не было. Образ моего сына стерся, будто дешевый грим, и теперь сползал водянистыми кляксами, являя истинное лицо жалкого лжеца.

Безносая и безбровая тварь багрового цвета слепо таращилась в небо крысиными глазками-бусинками, на какие легко можно посадить фальшивые. Раззявленная зубастая пасть истекала слюной, и от одного ее запаха воротило не меньше, чем от дурных слов. Там же, в глубине глотки, словно спящий червь покоился толстый длинный язык. Все вместе это выглядело тошнотворно.

- Ну и рожа у тебя, - сказал я, схватился за рукоять ножа и вогнал его еще глубже, после чего резко выдернул. Кровь брызнула горячим гейзером, обдала мою руку и прожгла кожу; проев путь до костей, заставила меня в боли отпрянуть и выронить нож.

Но и врагу не поздоровилось. Его тело тряслось, плечи прыгали, живот шел пузырями, будто готовился взорваться изнутри. Тихое шипение обратилось в кашель, а уже он – в захлебывающийся клекот.

Демон истерически смеялся.

***

Из неподвижного рта вылетали мерзкие, гадливые смешки. Я со смесью отвращения, ужаса и ненависти смотрел на великого лжеца, напряженно ожидая, что случится дальше. Рука болела невероятно, и запах от нее исходил омерзительный – я чувствовал, как заживо гниет моя плоть.

Алый демон дернул шеей и посмотрел на меня единственным уцелевшим глазом.

- А ты неплох, маленький человек, - сказал он, не шевеля ртом. - Давно со мной такого не было.

- Я убью тебя, если придется, - предупредил сквозь сжатые зубы, поддерживая правую руку левой и пытаясь совладать с болью.

- Не сомневаюсь, но хочется проверить. Если действительно желаешь вернуться к родным, соверши последний подвиг – а я тебя освобожу. Осмелишься отправиться за мной следом?

Плотоядно улыбаясь, увечный дух сделал шаг назад и рухнул в невесть откуда взявшуюся подернутую зеленой дымкой бездонную пропасть. Я кинулся к ее краю, наблюдая, как исчезает в хризолитовых глубинах мой страшный враг.

- Ты лжешь! - проорал я, глядя в бездну. - Ничего другого не умеешь! Я не стану играть по твоим правилам!

Бездна не ответила.

- Если это очередной обман, то внизу ждет неминуемая смерть. Но если я не прыгну, что буду делать и куда пойду?

Вместо ответа за моей спиной прозвучал чей-то полный боли крик. Обернувшись, я увидел, как полыхает заповедный лес. Алчное пламя плясало над верхушками сосен, словно свершивший кровавую расправу дикарь; до моего лица долетали куски пепла, жар и затухающая воля последнего лесного духа планеты Земля.

«Иди, - словно волны в воде толкали меня предсмертные мысли, - кто-то из нас сегодня должен победить. У тебя, по крайней мере, есть шанс».

Последний вздох прокатился по окрестностям, и смерть жадной ладонью накрыла чьи-то золотые глаза. Невдалеке раздался воинственный клич охотников за древесиной, пушниной и дичью: чащоба стала их новой вотчиной, домом смерти, торгующим своей плотью и кровью во имя процветания и будущего людей.

Не дожидаясь, пока новые властители этих земель сумеют отыскать и меня, я прыгнул в зияющую зеленым зевом бездну, изо всех сил стараясь надеяться на лучшее.

***

Могу заверить: бесконечное падение – далеко не лучший опыт для человеческого сознания. Галлюцинации захватили мой рассудок; я слышал голос отца, настойчиво требующий исполнения долга перед согрешившими предками; чувствовал, как тонкие пальцы сына пытаются нашарить мою увечную руку и крепко в нее вцепиться; ощутил на шее дыхание спящей жены, принесенное из далеких времен нашей юности силой безжалостных воспоминаний.

И все же в какой-то момент видения оставили меня, потерянного и одинокого. Не знаю, сколько еще я пролежал в глубоком теплом забытьи, упершись виском в мягкий мох; когда блуждавший в краю забвения разум вернулся в черепную коробку, бархатные сумерки утопили собой все пространство вокруг.

Потихоньку приходя в себя, я попутно обнаружил, что снова оказался в лесу, но на этот раз уж совсем странном. Осторожно выкарабкавшись со дна неглубокого оврага, я огляделся.

Вокруг возвышались великаны-деревья и большие кустарники очень странного вида; земля обрядилась тропической зеленью, щедро разбросанной по ландшафту.

- Джунгли, значит, - сказал я и почувствовал странную сухость во рту.

Климат казался уж совсем непривычным. Я закашлялся, чувствуя, как в груди возникает странное ощущение, словно в легкие впихнули по щепотке лебяжьего пуха.

- Аллергия? – спросил не то себя, не то безмолвные тропики.

Мне искренне хотелось знать, в каком именно времени я очутился на этот раз, но понятия не имел, что это могло быть.

- О-о-о, - протянул мой роковой собеседник; в голосе его кипело злорадство, - ты сильно удивишься, приятель. Как самочувствие, кстати? Голова не кружится?

Вскинув голову, я обнаружил, что невидимый враг прав; в висках поселилась злая боль, буйная зелень так и заплясала перед глазами.

- Что ты со мной сделал?! – воскликнул я и побрел вперед, не разбирая дороги; мозг пульсировал так, словно на него сильно давило что-то изнутри.

- Ничего. Просто перенес наше маленькое дерби туда, где тебе вряд ли будет хорошо.

«У тебя, по крайней мере, есть шанс», прокатилось в моем сознании далекое эхо.

- Тебе здесь тоже хорошо не будет, - проревел я, упираясь рукой об ствол причудливого чешуйчатого дерева-титана, - покажись, трусливое чудище!

Из-за ближайшего широченного ствола выступил под зеленую сень высоких крон мой враг; ярко-красный, словно кровоподтек на избитом теле реальности, он всем видом выражал презрение победителя. Больше всего на свете мне хотелось стереть с его монструозной морды ухмылку.

- Надеюсь, ты продержишься, - поведал демон веселым голосом, - ведь скоро здешний хозяин вернется в свои владения и полакомится – угадай, чем?

В голове моей взорвались слова мертвого духа: если сумеешь разгадать его обман.

- Нет никаких грехов.

- Что? – вся спесь моего врага вдруг куда-то исчезла.

- Никаких грехов за моими предками не числится, - тяжело дыша, я шагнул к сопернику; тот застыл на месте, будто парализованный. – Салемский процесс в наше время… признается примером массовой истерии… и бесчеловечной жестокости. Но правда заключается в том, … что ведьмы там действительно были. Тебе… удалось обмануть всех… и переписать историю… но...

- Как ты?..

- …обмануть меня тебе больше не удастся, дьявол!

Мой второй нож давно ждал своего часа в кармане, и потому легко лег в руку, готовую нанести удар. Тогда же и громкий стрекот прокатился по джунглям: судя по звукам, что-то гигантское и могущественное устремилось к нам, перебирая многочисленными конечностями.

- Хозяин этой лощины уже спешит сюда, - улыбаясь, пропел одноглазый демон, - можешь убить меня, но тебе не уйти от его первобытного голода!

С искренней яростью в сердце я вонзил острую сталь в уцелевший глаз Хозяина Лжи.

- Главное, что ты никогда не доберешься до моего сына, - проговорил я скороговоркой и провернул нож.

Когда острие вышло из глазницы, следом новым чернильным фонтаном хлынула демоническая кровь – опалила меня, нечистотами оросила папоротники и мхи вокруг, потекла по белым камням, и спустя считанные мгновения жалкий паразит был уже мертв, обезоружен силой правды и раздавлен собственной ложью.

А следом и его могучая магия исчезла, с хлопком растворившись в неодолимой бесконечности Вселенной.

Обессилев, я упал на спину. Легкие жгло изнутри.

- Первобытный мир, - задумчиво прошептал я, глядя на усеянное огромными звездами небо, - как же тяжело здесь дышать.

Неведомое насекомое приближалось, сотрясая землю. Повернув голову по направлению к звуку, я увидел, наконец, свою погибель: гигантская, блестящая гибкими сочленениями хитинового панциря сколопендра надвигалась черной извивающейся громадой; вооруженная острыми жвалами и кислотой, стекающей с подвижного кольчатого тела, великанская многоножка выглядела в разы страшнее любого демона.

- Ужасная… смерть, - сказал я сам себе, учуяв запах приближающегося насекомого; судя по всему, питалось оно преимущественно падалью. Но на этот раз решило изменить привычкам.

В памяти сами собой возникли лица жены и сына, замелькали кадры счастливого прошлого. Глаза заволокло влагой. Я решил, что не буду пытаться убежать.

И лишь когда отвратительные острия жвал последним рывком палача рванулись к моему полумертвому, бледному от гипоксии и ужаса телу, зеленый светоч мистического огня вновь поглотил мою душу и выплюнул там же, где забрал – в старом пыльном шкафу отца.

(аналогичный пост в моей группе в ВК: тут)
Спасибо за внимание :)

Искупление Рассказ, Мистика, Приключения, Экшн, Авторский рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
144

"Выход" - корейский комедийный экшен о выживании

"Выход" - корейский комедийный экшен о выживании Советую посмотреть, Приключения, Экшн, Комедия, Корея, Выход, Видео, Длиннопост

Советую посмотреть!

Южнокорейский комедийный экшен под названием "Выход" на полной скорости готов впечатлить и порадовать всех поклонников зрелищного драйва с незамысловатым юмором. Конечно, концепция немного напоминает французский фантастический триллер "Дыши во мгле" о смертельном тумане, но в данном случае корейские кинематографисты не стали уходить в мистику, а, наоборот, сделали события более реалистичными, но с явным акцентом на комедию, чтобы чрезмерно строгие зрители увидели в этой истории именно развлекательный контент, а не заявку на серьезный блокбастер. Ведь картина на самом деле переполнена забавными ситуациями и непутевыми персонажами, поэтому даже при всём желании невозможно серьезно относиться к тому, что происходит на экране.


По сюжету поздним вечером злой ученый на грузовике въезжает в центр города, где распыляет туманообразный газ, способный убить любого, кто окажется внутри него. В городе паника и настоящий катаклизм. А тем временем в одном из зданий большая семья отмечает 70-тилетие любимой мамы. Узнав о надвигающейся трагедии, перепуганное семейство поднимается на крышу, где вскоре узнает, что и этих действий недостаточно, ведь высота здания не позволяет избежать приближающегося смертельного тумана. Единственным выходом в сложившейся ситуации становится переход на крышу другого здания, которое тоже не дает гарантий полной безопасности. Поэтому героям предстоит покорить не одну вершину, чтобы выжить или хотя бы дотянуть до утра, чтобы их заметили спасатели.


Поначалу первая половина фильма - это чистая семейная комедия со своими приколами и неурядицами, так как главный герой в глазах общества полнейший простофиля и неудачник. Но уже потом и до финальной развязки зрителей ждут поистине захватывающие приключения с последующим сопереживанием за героев, так как они постоянно будут находиться на волоске от смерти. Именно эта часть фильма буквально пролетает в одно мгновение, так как полностью погружает в происходящие события. Благодаря качественной постановке и напряженной атмосфере фильм оставляет после себя исключительно положительные впечатления.


Конечно, актеры немного переборщили со слезами, потому что их герои плачут почти всегда и при каждой ситуации, но не стоит забывать, что именно страх постоянно подталкивал героев для совершения смелых поступков. В общем, для домашнего просмотра и приятного времяпровождения фильм подходит идеально, так что приятного просмотра.

комедийный трейлер

драматический трейлер

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: