2626

К посту 100%-ый страх и ужас.

После развода, я пил конкретно, в течении семи дней не просыхая в чужом городе. Решено было ехать обратно в родной город где у меня есть квартира трёшка. Вот я дома, собирался спать, отходняк жёсткий. Уснул со включённым телевизором. Просыпаюсь ночью, и в свете телевизора вижу какой то силуэт, ростом примерно пол метра, прижатый к стене. Испугался знатно, думал кажется на с похмелья. Но нет, этот силуэт начал вставать и как мне показалась превратился в метрового гнома. Ух как я испугался. В голове мысль, надо включить свет, но чтоб его включить надо пройти через гнома. Решение пришло быстро, сел на кровать , гном в двух метрах от меня, и как дал с ноги по этому гному и бежать, включил свет и не оборачиваясь убежал на кухню за ножом. Только на кухне услышал детский плач. В общем это оказался не гном а ребёнок 6 лет.
Как оказалось, пока я был женат и жил в другом городе соседи сдали квартиру каким то алкаша с детьми. Их ребёнок просто спокойно вышел в подъезд, открыл мою дверь(как оказалось я её не закрыл) и сел смотреть телевизор. Потом была полиция, скорая. Но главное что с ребёнком все хорошо. Только ушибы.

Дубликаты не найдены

Вы смотрите срез комментариев. Показать все
+522
В детстве помню напугал маму .Отец с нами не жил ,брат был у бабушки в селе а я с мамой дома .И проснулся ночью от плача ,ей снился кошмар видимо и она плакала .Я не придумал ничего лучше чтобы ползком залезть в комнату (думал что испугаю , если буду идти )подползаю и дёргаю за руку и молчу ,сам не помню почему . Она резко встала посмотрела в комнате никого нет и только хотела ложиться спать как я ей из под края кровати сказал :мам ты больше не спишь?такой крик я слышал единственный раз от нее в жизни ))
раскрыть ветку 79
+339

Была похожая ситуация в детстве, я их двоих напугала. Приснился ночью какой-то кошмар, я набираюсь всей детской смелости и решаю идти в постель к родителям. Родители крепко спят. Обратно идти страшно, будить неловко. Я и так, и так шепотом "мама, папа, извините...". Не реагируют. Ну я над ними нависла, сантиметрах в 15 от маминого лица, чтобы в темноте лучше разглядеть, реакция есть или совсем глухо? В итоге набралась смелости и во весь голос громогласно так "ИЗВИНИТЕ", мама резко глаза открывает а на нее в упор смотрит лицо чуть ли не нос к носу. Она заорала, отец тоже подлетел аж на кровати и только со страшной удачи не уебал мне на автомате в целях самообороны. Вспоминают до сих пор.

раскрыть ветку 46
+165

Мама до сих пор вспоминает, что в раннем детстве я не плакала ночью из-за мокрых пелёнок. Я просто молча вставала в кроватке и в упор смотрела на родителей, пока один из них не проснётся. Думаю, маме было жутко каждый раз глаза открывать. (я была третьим ребёнком, потому среди ночи она автоматически вставала даже без моих криков)

раскрыть ветку 33
+21

это как анекдот или рассказ был, уже не помню, типа гроза была, мальчишка испугался, залез в кровать к родителям, лег в ноги тихонько, и в этот момент батя как пнет его ногой со всей дури с фразой: "Рекс, пошел нахер!", что пацан аж в другой конец комнаты улетел. С тех пор грозы не боялся.

раскрыть ветку 3
+16
Папа мне рассказывал примерно такую же историю. Только я молча стояла рядом с родительской кроватью, а папа сам проснулся. И чуть не втащил мне с перепугу )) я этого не помню, совсем мелкая была
раскрыть ветку 1
+12
У меня дочь, 4 года, повадилась ко мне ночью приходить. Первые пару раз если было страшно, потом если ночью просыпалась в туалет приходила на всякий случай, вдруг опять страшно станет. Я сплю лицом к окну, она подходит и начинает шепотом звать, открываю глаза стоит силуэт, с одной стороны подмышкой подушка, с другой медведь. Потом стала приходить и с одеялом сразу)
Сдвигает меня в середину, поближе к мужу, а сама ложится с края, и я всю оставшуюся ночь сплю на боку, неудобно капец.
После нескольких таких ночей, я её в очередную попытку отвела в кровать и легла с ней, не знаю сколько времени прошло, но проснулась я от того что замёрзла. Больше не приходит.
+10
ИЗВИНИТЕ, до слёз))))))))))
+28
Извините 🤣🤣🤣 культурный ребенок
+9

Извините, не подскажете как пройти в библиотеку?)

+7
Меня сын напугал в возрасте еще до года... Кроватка стояла почти впритык к нашей. Ночное кормление, покормила, уложила, спит на спине. Легла сама, лицом к кроватке. Открываю глаза через минуту - лежит на боку смотрит на меня. Неожиданно было жуть...
+11

Мамка с папкой ночью тихо  шпрехаются, мелкая дочь стоит  напротив кровати: ИЗВИНИТЕ ...

+96
Когда учился в институте, у меня были длинные волосы. Кудрявые и пышные. Днём я всегда собирал из в хвост, а ночью соответственно нет. Засиделся за компом и приспичило мне часа в 3 ночи пожрать. Кухня примыкает к комнате родителей, поэтому я, чтобы не будить, не включая свет, набрал еды и в лунном свете, за столом, с распущенными волосами, жру.
Вдруг слышу тихий шопот "еб твою мать", оборачиваюсь, а там отец стоит на полусогнутых ногах и в глазах ужас. Пошел поссать, а тут на кухне чучело непонятного силуета в темноте сидит и чавкает.
Говорит, не помнит когда так вообще пугался.
раскрыть ветку 4
+18

Бля до слез ржу с комментов !

+32

Мне лет 6-7. Однажды ночью проснулась от плохого сна, лежу и думаю- как бы разбудить маму, чтобы легла рядом. Если просто ее позову, то она может спросонья что-то буркнуть, перевернуться на другой бок и дальше спать. А барабашки то уже будут знать, что я не сплю. Лежала лежала, решила добежать до родительской кровати и потрясти маму за плечо, мол так наверняка. Пока шла к ней, пришло в голову, что , наверное,захочет пить. Зарулила на кухню за водой.

Короче, три часа ночи, я стою возле неё со стаканом воды. Обмакиваю палец в воде и мажу ей нос. А ещё у меня были длинные чёрные волосы, которые я распускала на ночь.

Орала она конечно знатно.

раскрыть ветку 1
+8

Это шикарная история 😂

+68
Хорошо, что мама не видела Вас - сдаётся мне, огребли бы Вы не хуже, чем тот "гном" ))
+52
Тоже в детстве любила по ночам к родителям шастать. Мы тогда только переехали из однушки в трешку и у квартиры планировка была такая, что между моей новой комнатой и родительской спальней были ванная и туалет. А ночью страшно! Я маленькая. Если ночью в туалет, простите, хотелось, я шла (мимо него) к родителям, чтобы спросить у них разрешения туда пойти. Сейчас думаю, что это изощрённый способ предупредить, где меня постигнет страшная смерть от квартирных ужастиков)) но не в том дело. Приходила к родителям, а они, конечно, спали. Я начинала канючить "мам, мам, мааам", а когда надоедало, начинала маме пальцами прям веко поднимать со словами "мам, отклой газики!" Ох, как мама тогда глазки открывала! Думаю, даже соседи слышали.
раскрыть ветку 2
+8

Уфффф..вот это вот открывание век пальчиками..сколько раз ребёнок огребал по полной, тк мама во сне нефигово так машет руками..

0

:D

+41
Перед сном ужастик смотрели, не помню названия фильма, там маленький мальчик то ли застрял в зеркале то ли жил там. Так вот ночью проснулся от чувства что меня просто сверлят глазами. Еле глаза открыл а там тот самый мальчик с фильма стоит и на меня смотрит, буквально секунд три понадобилось что бы понять что это мой родной сын пришёл ночью с нами спать. Боялся что выгоним обратно в комнату поэтому просто стоял рядом и смотрел 😂 Сыну лет 5 было в то время.
+25

А я как-то ночью пошел в туалет, на автопилоте. До двери по какой-то причине не дошел, но сделал аналогичное движение рукой метра за два до нее. В кромешной темноте с грохотом, который разбудил весь дом, с метровой высоты на экран упал телевизор (с кинескопом). Я уже и не помню, добежал я до туалета или нет.

раскрыть ветку 4
+3
Какое движение рукой?
раскрыть ветку 3
+25

Занимались с мужем сексом ночью в темноте и в момент кульминации наша шестилетняя дочь внезапно запрыгнула в кровать (пришла потому то страшный сон приснился) и ее лицо оказалось прям перед моим лицом когда я повернула голову. Нельзя женщин в такие моменты пугать... Какая же знатная истерика со мной приключилась.

раскрыть ветку 3
+38

Древний анекдот)


Спальня, ночь.

— Любимая, давай займемся сексом?

— Сын не спит.

— Да нет, спит он.

— Да нет же, ну смотри: Сынок, принеси пожалуйста водички.

… тишина

— Ну хорошо, давай.

Дикий секс, бурный оргазм, оба откинулись в экстазе и вдруг голос из темноты:

— И долго я буду со стаканом воды тут стоять?

раскрыть ветку 1
+9

Про "нельзя пугать в такие моменты" верно подмечено.)


В молодости познакомилась с молодым человеком приятной наружности и с обходительными манерами. Стали встречаться, нравились друг другу. Через некоторое время дошло дело до интима. Все было замечательно до того момента, когда мы уже подходили к финалу процесса. Кавалер мой заорал. Было впечатление, что ему к заднице раскаленную сковородку приложили. С перепугу я заорала тоже. Какой нафиг оргазм, если я чуть не уписалась от страха... Кавалер вопить прекратил и между нами состоялся диалог:

- Ты чего кричала?

-  А ты чего орал? Я напугалась.

- А я так кончаю.


Спешно натягивая трясущимися руками на себя одежду, я только буркнула "Предупреждать надо было".


Кавалер был обескуражен и даже расстроен, что приятный вечер так неожиданно закончился. А меня колотило от пережитого страха. Разумеется, встречаться с ним я больше не стала. Даже несмотря на то, что я теперь знала про эту его особенность, каждый раз слушать эти душераздирающие вопли у меня не было никакого желания. Ну нафиг, нервы дороже.)

+54
Смеюсь как ненормальная,что ребенка разбудила))*дочка полгода) Проснулась, увидела как я смеюсь тоже поулыбалась и заснула дальше.
раскрыть ветку 8
+42
Сейчас 6.33 утра субботы... И я, ОРУ ВТУАЛЕТЕ😁.. СНАРУЖИ УЖЕ ВОПРОСЫ
раскрыть ветку 7
+12

Пиздец я помню как-то проснулась среди ночи, кроватка стояла возле родительской так, что их изголовье было прямо рядом со мной, взяла маникюрные ножницы и начала маме волосы стричь, челку что-ли (хз непомню почему, ради интереса, мне 3-4 года было), короче она открывает глаза и моя рука с ножницами прямо перед лицом)) пиздюлей получила знатно..

+14
Блять, своим смехом жену разбудил)))))))
+2
Нет сына, не сплю. Но и ты здесь больше не живешь)
0

было бы еще страшнее, если бы это был не вопрос)

Вы смотрите срез комментариев. Чтобы написать комментарий, перейдите к общему списку
Похожие посты
13575

Страшно

Когда сыну было года 3, он пришёл среди ночи ко мне и стал меня будить и попросил разрешить спать со мной, потому что ему стало страшно спать одному. Я, конечно, подвинулась и, обняв его, заснула. Через какое-то время он опять меня будит и говорит: "Мама, можно я в свою кровать пойду спать, а то ты так храпишь, что я тебя больше боюсь".

572

Прыжок в бездну

Я всегда мечтал о свободном полете. О прыжке в бездну, о том, чтобы на краткий момент зависнуть меж землей и небом и после БЕЗОПАСНО ухнуться во власть земного притяжения на грешную землю. И вот мы пошли в большой бассейн, и моя жена, знающая о моей мечте, говорит – подначивает:

- Прыгни с вышки.

Глянул я на эту вышку снизу вверх – вроде бы не так высоко, и сам неожиданно для себя говорю:

- А почему бы и нет? А давай! А прыгну!

И пошел. А там – инструктор сидит на ступеньках, скучает.

- Куда пошел?

- Прыгать.

- Пьяный что ли?

- Да вы что, ни в одном глазу!

- А умеешь хоть?

- Да! – вру уверенно, аж ни один мускул не дрогнул.

- Точно? – этак с подозрением, потому как фигура моя пузановская не подразумевает большой дружбы со спортом.

- Точно!

- Молодец. Только все равно нельзя. Только на занятиях.

- Смотри, - показываю на жену с детьми, - покрасоваться перед ними хочу. И дети тоже, чтобы спортом занялись. Папа может, может тоже захотят.

Инструктор по сторонам оглядывается, видать высматривал кого-то, может администратора, может еще кого. Переспрашивает:

- Точно прыгал?

- Да точно-точно.

- Давай, только без всяких финтов. Рыбкой. Ага. Без сальтух.

- Жаль, - вздыхаю. На самом то деле я и нырять той же рыбкой не великий умелец, а если честно, то от слова – «совсем».

- Ну давай, только мухой!

- Будет исполнено!

Взбегаю наверх, гляжу вниз… БЛИН! КАКОГО ЧЕРТА ВЗГЛЯД СНИЗУ ВВЕРХ ТАК ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ СВЕРХУ ВНИЗ!!!!!!! Дети смотрят, жена машет – давай мол, инструктор показывает, мол де не телься – бегом! Делать нефиг, позориться не хочется и потому я просто делаю шаг и лечу, и пятками об воду и под воду и выплываю наверх. Честно, ребят, едва не обосрался. СТРАШНО ШО ЗВЕЗДЕЦ!!!

Пятки, особенно правая, она у меня треснутая, потом два дня болели. Но ощущения! Знатные! Рекомендую!

582

Таракан

Сегодня пошёл на прогулку с ребёнком. И я вспомнил, как он первый раз испугался.

Была гроза и как только лупанул гром, я услышал крик из детской комнаты:

- Мама!

Ребёнок спрашивает, а когда ты первый раз в жизни испугался?

Я говорю:

- Мне было лет 9. Я тогда решил научиться играть на гитаре. А гитара висела на гвозде над моей кроватью.

И вот слышу глубокой ночью над головой "Дзынь".

Думаю - гитара сама по себе играть не могла.

Закрыл глаза, попытался успокоится, но потом опять слышу "Дзынь" только в другой тональности.

И мне уже стало страшно лежать на своей кровати.

Вскочил с кровати, включил свет. А по струнам гитары ползал таракан.

Ребёнок говорит:

- Трус ты папа.Тараканов боишься. Когда в нашем детском саду на меня таракан с потолка упал, я вообще не испугался.

Даже не знаю, что тут добавить.

1690

Ужасы из детства

История эта случилась совсем уж давно, году этак 1985. Я ее не помню толком, только так, какие-то отдельные картинки. Знаю эту историю в куда большей степени не по своим воспоминаниям, а по рассказам родителей.

У нас перерыли дорогу, то ли трубы меняли, то ли еще что – была глубокая яма, ну и земля валялась то, там то тут. Мы, с прочей детворой, вокруг этой ямы, родители мои неподалеку о чем-то общаются. Итак.

Летит мотоциклист на огромной скорости, и то ли каменюка от раскопа этого ему под колесо, то ли вильнул, чтобы что объехать – не суть, слетает он с мотоцикла, летит кубарем, мотоцикл по дороге высекая искры бухается. И какая-то хрень от мотоциклиста в сторону отлетает и в ту самую яму летит, падает. Мы с детворой за той херней, что отлетела, взрослые давай помогать мотоциклисту, оттащили его к остановке, пытаются оказать первую помощь.

Мы в яме быстро нашли то, что отлетело, достаем и к мотоциклисту.

- Дяденька, вот ваш протез, - и протягиваем ему… его ногу ниже колена. А дядя в шоке, белый и невменяемый.

171

Рождение "Страшных историй" детворы

Приключилась эта история, когда было мне лет восемь-девять от роду. Тогда я гостил у своих дальних родственников в Тамбовской области, в какой-то небольшой, замшелой деревеньке, где из развлекух было разве что колорадских жуков молотком фигачить, потому как там этой живности было столько, что они, реально, пешком дорогу переходили, да на заборах целыми стаями сидели.

Короче скука неимоверная. И позвали меня местные пацаны побродить по пещерам. Фонарики в ту пору (а дело было где то году 1988 али в 1989) были не так уж распространены, а если и были у кого в заначках, то без батареек, потому как батарейки – это дефицит тот еще были. Поэтому покорять пещеры пошли с факелами, да с маслом отработкой в канистрочке, и небольшой такой железной плошкой, в которой намеревались вымачивать тряпье намотанное на факелы.

Итак, мы у пещеры: небольшое взгорье вдоль берега реки, поросшее травой, и, как не в скале, а в этаком земляном зеве, тьма. Если честно, было мал-мал страшновато, думалось, раз не скальное, то и юхнуться все это может на раз. Но нет, пацаны местные сказали, что это только поначалу оно вот такое – земляное, в лазе, а дальше, когда проползешь подале – там уже вполне себе все по настоящему будет – каменное, монолитное, вечное.

Полезли. В лаз действительно надо было проползать, ну мы и проползли. Взрослый человек туда разве что при дико щуплой комплекции пролезть бы смог, потому эту пещеру можно было назвать «Детским царством», даже уже чуть крупные подростки туда бы не втиснулись.

Ну что сказать… По современным меркам местечко, конечно, смотрелось крипово, но по нашим тогдашним меркам – все было прекрасно и уютно в первой зале. Белый свет, текущий из лаза, множество игрушек, кукол и всякого прочего детского скарба – это теперь такой антураж в ужастиках пользуют, а тогда, для ребенка – это осознавалось как безопасное место для игр.

Но первая зала – это же не интересно. Пошли дальше. Дальше и дальше и дальше, был там и провал, куда, конечно же, мы не совались, и был там один рукавчик, который упирался в не то что лаз тонкий, а даже меньше – трещина, просто широкая трещина, куда уж точно хрен пролезешь.

- Вот, а туда уже не ходили, только Лешка туда лазил, он вообще без башни, - начал рассказывать Стасик, самый старший в нашей компании, - такие ужасы рассказывал. Брехал конечно.

- А что сейчас с ним? – спросил я. Леху то я средь пацанвы не видал, думалось там какое-нибудь мистическое продолжение будет.

- А что, уехал с родаками в город.

- Димк, - я примерился к щели, был я хоть и не совсем малой по возрасту, но щуплостью и тщедушностью – отличался сильно, - полезли?

Димка был самым мелким в той компании. И по возрасту и по комплекции, если кто там со свистом и пролетел бы, так это он. А один бы я в ту щель бы точно не полез – реально страшно. Потому и не стал у Стасика выспрашивать, шо там за кошмарики Леха им понарассказывал, чтобы еще сильнее не запугаться.

- Полезли, - с Димкой особо никто дружить не хотел, потому как шмакодявка, а я, как приезжий, и в компаниях особенно не прижившийся, как раз все больше с этим Димкой и игрался, и он за мной как хвостик – кругом и всюду ходил. Поэтому, видимо, и решился.

Взяли мы факелы, да и полезли, а вся толпа нас осталась ждать. Щель та была не так чтобы длинная, метра четыре, ну может чуть больше, но клаустрофобией я там в один моментик чуть не заболел. Защемило так, что думал все – не вылезу. Еле как пролез, но попыхтеть пришлось.

И что же – выползаем мы в продолжение пещеры, а там – а там скукота полная – рукав этак метров в десять длинной, да и все – глухие стены, больше никуда. Ни ручейка никакого, ни там сталактитов-сталагмитов, ни еще какой шняги. Только на одной стене, а камень там беловатый какой-то в пещере, углем, скорее всего опаленной палкой факела, намалевано:

«Сдесь был Леха».

Ну ясно понятно, что за Леха тут был. И вылазить оттуда просто так – как то стремно было. Утащил я Димку в самый тупик, сели мы там с ним на каменюки, и я его спрашиваю тихо, шепотом, чтобы те – кто нас за щелью ждут, не услышали:

- Димка, а что там Леха рассказывал?

- Говорил что череп бычий тут, кости разбросаны, что вниз ступени, и рисунки всякие страшные на стенах, а вниз пошел, оттуда гул и свет, как от костра. Он вниз пошел, а оттуда зарычали, и закричали и он убежал.

- Ясно. Короче, слушай сюда, выходим, говорим то же самое, только света внизу не было, спустились, а там кострище камнями обложенное, и костей еще больше, а еще река подземная и залы большие и тоннелей куча. Я споткнулся, каменюка покатилась, в речку плюхнулась и шум услышали из тоннеля, побежали оттуда. И давай орать, когда обратно лезть будем. Понял.

- Понял. А нам поверят?

- Пусть ползут проверяют, если не поверят.

На прощание моим факелом начертали на стене пещеры, ниже надписи «Сдесь был Леха», свое: «Здесь были Паша и Дима». Я бросил свой факел там же, в пещере.

Короче обратно мы по щели протискивались с криками и орами, Димка пролетел щель едва ли не пулей, следом я вывалился – грязный, и, как выяснилось, когда на божий свет выбрались, драный. Вся пацанва за щелью – молодцы, не разбежались, все с каменюками в руках, у всех рожи ко всему готовые – отличные пацаны!

Как я выпал из щели, так и дали стрекоча на улицу, ползком в лаз – и мы у реки, и солнышко светит.

- Пацаны, что там было? – спросил Стасик, ну мы им всем свою историю наперебой и задвинули. Спросили, конечно, может де, ребятки, брешете?

- Иди, и сам посмотри, - обиженно заявил я.

- Да, идите, и сами проверьте, - так же обиженно и чуть испуганно заявил Димка, на меня глянул, мол де а вдруг полезут?

А чего бояться – они туда просто не протиснутся.

Короче Димка стал вхож в компанию старшаков десятилетних, ну и у меня статус резко скакнул вверх, и стали меня звать на всякие авантюрные дела – окончание лета стало куда как интереснее, чем ожидалось. Но это уже другие истории.

Показать полностью
2362

Землетрясение

31 августа 1986 был последний день лета, мне было 5, брату 14. Мама предложила сходить в кино, брат не захотел, а мы пошли. Зал был полон. Дети сидели на руках. На улице приходила и уходила гроза. И тут я услышала шум. ‘Ничего себе град’ -сказала я маме. И тут начался ужас. Стены тряслись, стулья ходили ходуном. Люди стали бежать, сломали двери, свет не включили. Было больно запястью, мама вцепилась по-железному. Я почувствовала толчок, меня отбросило к двери, и я вцепилась в ручку между стеной и дверью. Люди пихали дверь, но я смотрела только туда, где упала мама. Упала и не могла встать. Люди бежали по ней. Было страшно. Нет, было оцепеняюще кошмарно. Они просто бежали по маме, как будто её там не было.

Обычный большой мужчина (реально большой) просто остановился над ней и взял её себе подмышку. Его не могли сбить, потом он подошёл и взял меня. Выбежал с нами на улицу, встряхнул и ушёл. Как простой единственный человек, решивший помочь и спасти. Спасибо.

Ночью землетрясение повторилось, брат схватил меня в одеяле и вынес из дома. Помню, было тепло и очень боязно.

P.S. тряхнуло где-то 7-8 баллов

1554

Страх и радость

Пережив с первой дочерью нищету, я даже и думать боялась о втором ребёнке.Постоянно вспоминала как размачивали сухари в воде. Я много лет вставала на ноги, старалась дать ребёнку все . Вышла второй раз замуж 10 лет назад, вроде все хорошо, но этот страх не отпускает. Работала и работала, за 17 лет ни одного отпуска и больничного. Мужу обещала, что встанем на ноги, квартиру, машину купим, на отдых съездим, а там посмотрим. Оглянулась, а мне уже 40.. А уверенности не прибавилось, решилась. Врачи поставили бесплодие, если честно, я не расстроилась, значит не надо. Потом "бесплодие " начало шевелиться. Научная горьким опытом, я закупила все ,начиная от ватных палочек и заканчивая вещами до 3х лет. Я каждую зарплату покупала памперсы, одежду, питание, смеси. Погасила все кредиты. Для меня, сесть дома, означало голод и безденежье. Муж работал, но я понимала, что ему одному будет очень сложно везти все это.
Все вокруг говорили , что покупать заранее это плохая примета, на что я отвечала, что плохая примета это когда родишь, а у тебя нет ни хрена, ни денег, ни вещей,ничего.
В 38 недель я не смогла ходить, пришлось уйти в декрет. Через неделю родила. Первый месяц было сложно сидеть дома, вставала, ехала с ребёнком куда-нибудь, потом отпустило.
Сейчас,спустя полгода, я понимаю, стоило попробовать еще раз, накоплений моих хватит ещё на столько же. Конечно иногда накатывает страх ,а вдруг опять , но сейчас я уже знаю что вылезу. Даже если останусь одна.

71

Самолет на бычьих ногах. Страшилка из пионерского лагеря (по просьбам к посту Как октябрята на кладбище ходили)

Обещанная история о самолете с бычьими ногами (по просьбам желающих из этого поста Как октябрята на кладбище ходили).


Ребят, история, которую я обещал вам рассказать – несколько коротковата, поэтому, для начала я вам выдам фантазию на данную тему в некоторых традициях те самые страшилки, а уж в финале дам саму страшилку.


Поехали!



Жил рядом с аэропортом, буквально в двух шагах, от него, мальчик Витя. Законопослушный пионер, отличник, да и вообще – мальчишка верный идеалам коммунизма, вечно жалеющий о том, что родился он не в героические времена революции, или же еще более героические времена Великой Отечественной войны. Аэропорт, маленький, уездный, с парой лишь взлетных полос был от него лишь через дорогу, за высоким сетчатым забором с колючей проволокой поверх него, забора, намотанной.

Витя, каждое утро, как только просыпался, смотрел в окно, и видел тот самый забор сетки рабицы, а за ним бетонку взлетно-посадочной полосы, после которой на высоком шесте чулок матерчатый белый в красную полоску, что в ветреные дни надувался, и торчал в сторону колом, указуя силу ветра, а еще дальше, через широкую бетонку, на которой разворачивались самолеты, высоким, корябающим небо шпилем, торчала башня то ли диспетчерской, то ли наблюдения.

Он наскоро делал зарядку, чистил зубы, завтракал, одевался и бежал в школу, а после, на обратном уже пути, после уроков, всегда неспешно брел вдоль забора, и все думал – как бы ему пробраться на сам аэропорт. Даже как то перелезть пробовал через забор, да только порвал свою темно-синюю школьную форму об острые шипы колючки, да едва шелковый красный галстук на той самой колючке не оставил – зацепился неудобно, едва-едва его с шипа снял, чтобы не разорвать.

Пацаны одноклассники ему завидовали. Как никак каждый день видит он самолеты, из окна на них смотрит, даже вместе с ним к забору ходили, хоть и крюк потом делать приходилось немалый, и тоже вздыхали, и тоже хотели пробраться на летное поле, чтобы самолеты поближе разглядеть. Те хоть и небольшие были, не Ту какие, а все больше кукурузники, но все же интересно. Вот только не знали пацаны одноклассники, что Вите хочется перемахнуть через забор с колючкой не по этой причине, а всего лишь из-за одного самолета, который он никогда днем не видел, да и по ночам не мог разглядеть – ночью только один фонарь у башни и светился, до взлетной полосы недосвечивая.

В особенно темные, безлунные ночи, раздавался далекий стрекот и гул самолета. Витя прижимался к темному окну носом, вглядывался, но едва-едва мог различить темный силуэт на фоне черного неба, и вдруг, резко, мимо света фонаря вышки проносилась черная крылатая тень, и потом, вместо визга колес о бетон полосы, через открытую форточку окна, слышался… цокот быстро несущихся копыт.

И ближе к утру снова звук – громкий, чихающий, нарастающий рокот раскручивающегося винта, звонкий цокот копыт, и та же тень, то первых проблесков рассвета, уносилась ввысь. Витя вглядывался в нее до рези в глазах, но не мог разглядеть. И только стоило ей скрытся, как тут же красились несмелым багрянцем облака, показывался в далеком-далеке вниз по склону край светло желтого, восходящего солнца.

Именно для того, чтобы хоть одним глазком глянуть на этот самолет, Витя и хотел попасть на аэродором.



Однажды, когда он несся домой со школы особенно быстро, спешил, чтобы влететь в дом и с порога закричать: «я пятерку по контрольной получил!» - он споткнулся об незаметный в траве камень, и растянулся вдоль забора аэродрома. Тут же и мысль: «мать заругает за пузо грязное», но эта мысль лишь промелькнула, потому как узрел он прямо под носом нечто.

Это нечто – была небольшая ложбинка, неглубокая, уходящая прямо под забор аэродрома, и если просто идти, проходить мимо, то ничего не различить из-за травы, но теперь.

Витя скинул портфель, и, как был, в школьной форме, при галстуке, пополз в ложбинку. Спина, конечно же, уперлась в трубу, но он все упирался, отталкивался ногами, тянулся, цеплялся руками. Послышался треск материи, и вот уже он, Витя, по ту сторону извечного препятствия. Оглянулся, сквозь сетку рабицу увидел и портфель свой, валяющийся в траве, и дальше, в отдалении, дом свой – вот он и внутри.

Скинул пиджачок школьной формы, глянул на его спину – шов разошелся. Ничего – это быстро подлатается, вот только синюю рубаху не стоит травяным соком пачкать. Снова пиждак многострадальный накинул, застегнулся, пополз обратно.

Ночи он ждал с нетерпением. Луну он не отслеживал, но верилось ему, раз нашел он лазейку, значит и шанс у него появится сразу, и значит ночь будет темная, безлунная, черная-пречерная, такая, что хоть глаз коли.


Стемнело, Витя припал к окну, вглядывался в ночной небосвод. Темно – ни звезд, ни луны не видать. Как был, в одних трусах да майке, подошел к двери детской, приложил ухо к крашеной ее ровной поверхности, затаил дыхание, прислушался. Ни звука не доносилось из-за двери. Тишина. Может быть мама с папой спят уже?

Не торопился, стоял так долго, что уже замерз, но так ничего и не расслышал. Тогда, как мог тихо, оделся в повседневную уличную одежду: штаны вельветовые штопанные перештопанные, футболку старую, и тихо приоткрыл дверь. Темно, шел по памяти, выставив руки вперед, пробирался к выходу. Нащупал дверь, ботинки, тихонько, чтоб не скрипнула, открыл ее и выскользнул в сени, а после и на улицу, где и обулся.

Уже через пять минут он брел вдоль забора, ногой прощупывая траву, чтобы найти ту самую ложбинку. Нога провалилась в шелестящую траву почти по колено – вот оно!

Он улегся на землю и пополз под забор. На этот раз не зацепился, не порвал ничего, и вот уже перебрался на ту сторону. Вдруг стало ему немного страшно. Он на запретной территории. А вдруг сторож, а вдруг заловят, а вдруг…

Но что теперь думать. Он пошел на свет единственного фонаря, а вокруг шепталась трава, изредка подвывал ветер и в окружающей темноте чудилось ему какое-то движение, будто следуют за ним, на грани слуха, на грани видимости некие некто. Он и сам не заметил, как сначала пошел быстрее, а после и вовсе – побежал, да так, что ветер в ушах свистел. Добежал почти до границы света, туда, где на летном поле стоял одинокий дощатый кукурузник, остановился, переводя дух. Огляделся. Все было спокойно. На фоне темно синего небо бултыхался и хлопал чулок ветроуказателя, едва слышно шелестела высокая трава. Ночь, глухая, темная ночь.

Он залез под крыло кукурузника, уселся прямо на бетонку, обхватил озябшие плечи руками и стал ждать. Время тянулось долго, и снова стало все вокруг таинственным, пугающим, да еще и кукурузник этот древний то крылом скрипнет, то струнным низким голосом понесет от его растяжек меж крыльями, то особенно громко и заполошно хлопнет трепыхающийся ветроуказатель, да так, что Витя вздрогнет, да по сторонам заозирается испуганно.

Он уже едва ли не зубами стучал от ночной прохлады, а может быть и стучал бы, если бы страх его не сдерживал, под стук зубовный особо и не расслышишь ничего, вот и держался. И снова гул низкий и тихий, на грани слуха, наверное по растяжке кукурузника пришелся особо хороший порыв ветра, но… нет – гул нарастал, приближался, и вот он уже разбился на скорый перестук-стрекот, и на холсте темного неба появилась сплетенная из мрака тень.

Гул нарастал, Витя соскочил с места, перебежал за невысокий бетонный блок, что стоял чуть в отдалении, присел за ним на корточки, выглянул.

Самолет уже было видно: широкий размах черных крыл, длинное, акулье тело его вырисовывалось чернильным мраком на темно-синем фоне, и вот он уже закладывает вираж, заходит на посадку, вот сейчас коснется взлетной полосы и… стук копыт, быстрый, скорый, дробный, далеко разносящийся в ночной тиши.

Самолет пробежал скоро пробежал по полосе, и замер в отдалении. Всего то метров пятнадцать отделяло его от спрятавшегося, замершего Вити. Видно было плохо, что там у него за шасси такие стучащие, но вот то как он стоял, вздымая то одно крыло, то другое, было похоже на то, будто с ноги на ногу переминается.

Витя даже забыл, как дышать. Только сердце его бухало в ушах, да похлопывал чулок ветроуказателя за спиной. Что же это? Что? Он и хотел, и боялся, выползти из своего укрытия, и в обход, по траве, подползти поближе, когда…

В ночи громко фыркнуло, как лошади фыркают, - Витя ойкнул громко. Заскрипело что-то, и он увидел как от самолета потянулись тени, как фигуры – черные, бесшумные, на поводках столь же черных нитей за ними, что как пуповины тянулись от них к самолету.

Тени шли на его «ой», он еще думал, что может просто в его сторону, но нет – к нему, явно к нему, и тогда он соскочил, и помчался со всех ног прочь – к свету, под фонарный столб у вышки.

Позади не раздавалось ни звука, тишина, но он знал, что тени следуют – летят по-над бетоном летного поля, прямо за ним, а может его уже и догоняют, и еще чуть-чуть – схватят, сцапают!

Влетел в круг желтого света на всем ходу, прямо на столб, обхватил его руками на бегу, и ноги вылетели из под него вперед и он бухнулся на землю, мгновенно перевернулся на четвереньки и уставился назад.

Вот они – тени за кругом очерченным светом, встали, замерли, и то ли это трава шелестит, то ли сердце бухает, но будто шепот от них исходит, шуршание, зовущее, негромкое, тянущееся.

- …витя…витя…витя… - слышал он едва-едва, и меж именем его, как шорохом присыпанные паузы, будто и тогда говорят что-то, да только не разобрать ничего. Да и то как звали его – может и в голове, от страха, у него рождалось, а может и…

Теней все больше и больше было на краю круга света, они как водой растекались вокруг, обступали, заслоняя от него далекие огоньки города, и наползала с ними тишина ватная и непроницаемая. Вот уже и едва слышно как хлопает ветроуказатель, а вот и вовсе неслышно, а вот и пропал отдаленный гул дороги, что далеко-далеко отсюда, и чей звук был так привычен, что Витя его даже и не замечал, а заметил лишь теперь, когда он стих. И шепот зовущий был все громче, и вот он уже в коконе темноты, что и вокруг света, и над фонарем нависла – замурован во мраке.

А после мрак, будто туман, вдруг развеялся, пропал и все снова стало как и было, и даже силуэта самолета того странного, что должен быть на летном поле – не видно. А видно забор вдалеке, видно горящее окно их дома, и у забора стоит кто-то, а после:

- Витя, - голос явственный, знакомый, злой и зовущий издали – мамин голос, - А ну сюда! Тоже, надумал ночью из дома сбегать! Витька! Я тебе ремня всыплю! Быстро домой!

Витя вздрогнул, соскочил было, шаг сделал, и замер. Показалось ему, что проплывают за светом какие то струйки туманные, черные, как дымок легкий, курящийся.

- Что замер! Я тебя вижу, паскудник, а ну – марш домой! – мама кричала громко, а Витя стоял недвижно. Боялся.

- ИДИ СЮДА! – рявкнуло так, что у него уши заложило, зазвенело в мозгах, - Мелкий паскудник! ИДИ СЮДА!

И он сделал шаг назад, почувствовал, как прикоснулся спиной к столбу и медленно сполз на землю, выпростал из под себя ноги, уселся. И снова мрак окружил его, закупорил все звуки, огоньки свата города вдалеке, снова тишина, снова мрак за светом повсюду.

Сколько он так просидел, он не знал. Может час, а может и все пять, но все это время он слышал тихий призывный шепот, видел как тьма кружит вокруг света, сидел и ждал. И вдруг, резко, с шипением сотен тысяч змей мрак стал плавиться, выгорать красными искристыми точками, и он увидал сквозь эту пелену распадающейся тьмы свет рассвета. Вставало солнце там, в отдалении, за горизонтом, увидел он облака на небе подсвеченные красным рассветным заревом, соскочил с места радостно, улыбаясь.

Мрак распадался, рвался, не хотел уходить – истлевал, но вот от него уже и ничего не осталось. И Витя смело шагнул вперед, и еще шаг, и еще… черный хлыст тьмы рванулся к нему, Витя резко отпрянул, повалился на спину, и хлыст, как об щит, ударился об яркий фонарный свет, зашипело, завыло в ушах, полыхнуло ярко пламенем и снова тьма. Кругом тьма – нет рассвета, чернота кругом и мрак – ночь непроглядная.

Тьма…


Он сидел у столба, обхватив руками колени, сидел и плакал. Уже и папа его звал, и злой сторож наставлял на него черные жерла двустволки, и собака злая, сторожевая, огромная, как медведь, мчалась на него из темноты – он не двигался, все эти мороки разбивались о желтый фонарный свет. Лишь бы только он, фонарь, не погас, лишь бы…

И он погас. Погас и тьма, торжествуя, ринулась к Вите, ринулась, обняла его со всех сторон, присосалась к нему холодом своим колючим, зашептала прямо внутри головы непонятное, и вдруг распалась – завизжала резко, страшно, так что все пропало – мысли, страх, воспоминания – такой был это визг.

И свет зари хлынул, пролился на летное поле. Витя увидел, как черные тени на огромной скорости впитывались, втягивались обратно в самолет, что в рассветном свете был хорошо видим. Огромный, тоже черный, на крупных – бычьих ногах, и будто живой, играющий мышцами, сплетенными из темноты. И даже не дожидаясь, когда последние тени втянутся в него, он, цокая черными копытами, об бетон, развернулся, поскакал по полосе прочь, затарахтел заводящийся на бегу двигатель, и он взмыл ввысь, закладывая свечку – прочь от солнца!

Но то разгоралось ярче и ярче, и уже не скрыться, не убежать, и Витя видел, как заполыхал самолет на бычьих ногах огнем, полыхнул ярким, белым светом, как сварка, и растворился в рассветном небе, истлел легким темным, едва заметным, дымком.

- Все, - тихо сказал он сам себе, но с места не двинулся, а все так же сидел, обхватив колени руками, и ждал. Чего он ждал – не знал и сам. Просто сидел и сидел, никому и ничему больше не веря.



Его нашел диспетчер, когда утром шел на работу. Мальчуган, холодный как лед, замерзший, но недвижимый, сидел под давно погасшим фонарем. Сидел обхватив колени, смотрящий в одну точку.

- Мальчик, ты кто? – спросил диспетчер, но тот не ответил, не шелохнулся.

- Мальчик, - он подошел ближе, присел напротив него на корточки, - мальчик. Ты меня слышишь?

Тот молчал. Диспетчер протянул руку, потряс мальчугана за плечо, никакой реакции. Разве что почувствовал диспетчер, какой этот мальчуган холодный, будто мертвец, да и только сейчас он понял, что это не белобрысые выгоревшие на солнце волосы у мальчугана, а то что он сед – сед как лунь, как древний старец.

- Малыш, - вкрадчиво спросил он, - ты откуда?

Мальчик посмотрел на него, и у диспетчера захолонуло сердце, взгляд мальчишки был пустой и прозрачный, как у размороженной рыбы.

- Самолет, - тихо прошептал он, - самолет на бычьих ногах.

Диспетчер накинул на него свой пиджак, обхватил, взял на руки, и понес его в диспетчерскую. Там быстренько заварил чай для малыша, позвонил в милицию. Участковый приехал быстро, соскочил с мотоцикла, скорым шагом вошел в диспетчерскую. Витя сидел за столом в накинутом пиджаке диспетчера, перед ним остывал нетронутый чай.

Вскоре и шум поднялся там – за забором, это мама с папой искали его, на шум выскочил милиционер – позвал родителей. Те тормошили Витю, звали по имени, ругались, умоляли. Но он их будто не видел.

В себя он пришел только ближе к ночи, когда его укладывали спать. И не очнулся, не пришел в себя по нормальному, а дико завизжал, когда папа выключил свет в его комнате.

- Свет! Свет! Включите свет! – орал он не своим голосом, и папа щелкнул выключателем. А после успокаивал сына, который будто только-только очнулся от жуткого кошмара.


Теперь уже Витя стал большим, вырос, стал уважаемым человеком на хорошей должности, все же хорошо учился. Обращаются к нему не иначе, как Виктор Николаевич. Виктор Николаевич женат, у него двое детей, но и по сей день он никогда не выключает свет, и по сей день ему вдруг кажется, что он все так же сидит у столба, все так же охватывает руками свои тощие, мальчишеские коленки, и ждет рассвета.



А теперь и история в том формате, в каком она звучала в пионерском лагере:


Диспетчер устроился работа на аэродром. Ему сказали, чтобы, если он вдруг задержится до темна, никогда не выходил встречать самолет, который прилетит ночью. И вот он задержался на работе, уже стемнело и слышит – летит самолет. Он к окошку – и правда, подлетает. Садится. Не вышел тогда диспетчер его встречать, только удивился.

В следующий раз задержался, и снова прилетел самолет, и видит тогда диспетчер, что самолет то не простой, а как то садится странно – цокает, а не скрипит шасси. Но и во второй раз он не вышел его встречать.

И задержался он в третий раз, и снова прилетел самолет, и не удержался тогда он, вышел посмотреть, что это за странность такая, и видит что самолет полностью черный, а стоит он не на шасси, а на бычьих ногах. Побежал он от него, а самолет за ним…

Пришли другие работники утром, а диспетчера и нет – пропал. И с милицией его искали, и у родственников спрашивали – так и не нашли его. И если ты видишь ночью самолет летящий, то знай – это самолет на бычьих ногах летит, чтобы забрать кого-то.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: