BarsovEva

BarsovEva

на Пикабу
поставил 86 плюсов и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
49К рейтинг 722 подписчика 92 комментария 73 поста 63 в горячем
102

Имя первой любви - Ашот

Дождливый вечер. Офис. Лёлик подписывает кипу документов. Рядом стою я и жду, чтобы он посмотрел на картинку. Судя по роже Лёлика, ему уже плевать на картинку. И на все плевать. С самого хоть картину рисуй – героическая смерть офисного планктона. А мне скучно ждать. И я разглядываю Лёлика.

У мальчика татушка на кисти, между большим и указательным пальцем. Очень скверно нарисованная, размазанная буква «А». С намеком на славянскую вязь. На фоне еще сквернее нарисованного ножика.

- Лёлииик…

- Ну?

- Сколько ходок?

- Что?

- Ну, тебе наколку в колонии набили?

- В армии!

- Идиоты. Выглядит как зэковкая. А почему ты татуху свою не исправишь?

- Денег нет.

- Хочешь, помогу исправить?

- Сама?

- Нет, нарисую, как можно исправить. А кольщик сделает.

- Не хочу.

Я жду дальше. Лёлик заканчивает с бумагами и берет картинку. Пишет замечания.

- Лёлик, а чем тебе так дорога эта татуха?

- Отстань.

- Это имя твоей первой любви?

- Почти.

- О! Ее звали Алена?

- Нет.

- Анна?

- Нет.

- Аэлита?

- У… нет! Это мужское имя!

- О как! Имя твоей первой любви – Ашот?

- Бля! Алексей это! Алексей! Это моё имя!

- А! Как я сразу не догадалась! Твоя первая любовь – твоя правая рука!

- УУУУ!!!

Пожалуй, с картинкой я приду завтра. Заодно эскиз набросаю, как тату исправить.

Ибо, судя по справочнику, носитель такой татухи совершал попытку самоубийства.

Вот уж потролили Лелика в армии. 

1028

Избили тетку на приеме ветеринара!

Ветеринар Крупнов поведал. Жалобу на него написали. Что он посетительницу избил. По крайней мере, в заголовке жалобы так и было написано:

Принимающий врач - Крупнов.

Причина обращения – меня избили в вашей клинике!

И все.

Главврачиха от такой жалобы выпала в осадок. Написала по оставленному адресу извинения с просьбой все рассказать, как было, и с обещанием уволить Крупного, если это правда. Крупный был совершенно не в курсе, кого он бил и когда, потому что в клинике он даже администраторшу по жопе не хлопал.

К счастью, ответ пришел быстро. Тетя была на приеме, сидела первая в очереди, но тут пришла здоровенная псина и села рядом, кровожадно разглядывая ее кошку. Пока тетка убирала переноску с перепуганной кошкой, а собачница убирала слюнявую морду псины от тети подальше, собака избила тетку ХВОСТОМ! Больно и унизительно! И потом … а потом злодейская скотина громко пукнула в ее сторону! После чего она вся провоняла. А врач, сука, уединился в кабинете с другой слюнявой псиной и ничего, представляете, НИЧЕГО не сделал! А когда жертва хвостово- пердежного беспредела высказала все, что думает про собак, собачников и врачей, которые такое обращение позволяют, владелица псины посоветовала ей сменить ветеринара на психиатра. Так что клинику следует наказать по всей строгости. Особенно врача, который пьет спирт с собакой в операционной, и администраторшу, которая пригрозила вызвать полицию, вместо того чтоб выкинуть собачницу пинками за дверь, собаку изолировать за нанесение тяжких увечий а тетке приподнесть флакончик Шанели, чтобы сгладить убийственный запах псины.

Главврачиха дамочка с юмором, и запросила у Крупнова объяснительную, почему он не предотвратил избиение клиентки хвостом и нахального пердежа в ее чистую душу. Крупный написал ответ, что кается и будет исправляться. И уже заказал плакатик с надписью «Не подходи - убьет!», который будет вешать на эту кошатницу при ее следующем посещении. А от запаха порекомендовал опрыскивать клиентку не Шанелью, а АСД. Тут уж запах псины точно будет не заметен. И любой другой запах тоже. И к тетеньке с таким амбре точно никто ближе 5 метров не подойдет, и она обретет вожделенное одиночество.

Только, боюсь, не придет больше та обиженная клиентка. Очень уж глубокие ей нанесли оскорбления бездушный админ, собакофильный врач и наглая собачья жопа.

Да и хуй с ней.

99

Виктимность или безбашенность?

Считается, что виктимность, то биш предрасположенность стать жертвой, свойственна обычно женщинам. А вот у меня два мужика знакомых виктимно ориентированы. Это Лелик и Дрон. И если Лелик классический неудачник, на него голуби какают, кофе проливают и вечно что-то (или кто-то) падает, то Дрон почему-то регулярно становится жертвой нападения. Хотя… я, кажется, понимаю, почему.

Дрон проводит свою жизнь между работой, семьей и спортзалами. Спортзал - главное. Работа вторична. Семья - что останется. Ходит дважды в неделю в качалку и на единоборства. Последнее время, правда, полез осваивать еще и холодное оружие. Ножи и боевые топоры, ебеность. Орк недоделанный.

Работает Дрон хозяином фирмы. Два-три раза в неделю в конторе появляется. Едет или на такси, или вообще – трамваем. Потому что пробки равны для всех, от битых жигулей охранника до Дронова крутого джипа.

И на работу этот Дрон-Орк одевается весьма консервативно – в пальто и брюки со стрелочкой. И со спины своей сутулой Дрон - типичный средний менеджер среднего звена, да еще и с лишним весом. А сутулится он из-за того, что спину перекачал, и мышцы под пальто выглядят как офисный горбик. И глаза из-за легкой близорукости такие безобидно- рассеянные. Стрижка, правда, ультракороткая, но вот башка из-за этого кажется маленькой, причем головной убор он не носит принципиально. И в осенне-весеннюю пору бредет эта черепаха в очках и пальто-панцире по ночным улицам, как потенциальная жертва. Почему бредет? Потому что после работы он в тренажерку ходит, рядом с его офисом расположенную. И после тренировки добирается домой на трамвае, выходя на остановке «Парк». Полчаса пешком до дома по ночному парку медленным шагом. Полезно же!

И вот там его регулярно кто-то подстерегает. То бомжи докопаются, то хулиганы залетные, мимопроходильные. Свои-то его знают.

Как-то зимой до Дрона алкаши докопались. Он с ними поступил вежливо – одному в колено, другому в челюсть заебенил. И убежал, пока бойцы зеленого змия в сугробе копошились.

Потом похуже – малолетки наехали, с ножиком. Он их, конечно, положил, но ножичком ему слегка досталось. Пальто было жалко, рукав порезали. После этого он на «бой с холодным» и пошел. И топор на всякий случай положил в машину. В бардачок. Если что - оружием не является.

Далее его в спортзале муж любовницы нашел. Полез морду бить. Тут даже мне слегка досталось. Дрон обманутому мужу по морде съездил, а в крови изгваздалась я. Потому что полезла первую помощь оказывать и разнимать, дура милосердия.

Далее вообще треш. Его баба начала преследовать! Типа - муж меня бросил, а ты обязан поддержать. Морально, материально, сексуально. Дрон с каменным лицом признался, что он гомосек. И вообще ведет двойную жизнь. Первая – семья, жена и ребенок, чисто для виду. Вторая - любовь настоящая по имени Ерофей. Он бойцовым клубом руководит, куда ее муж сдуру пошел возмездие вершить. Не верит – пусть спросит у Ёрика. Дамочка немного прихуела, когда Дрон ей фото Ерофея показал с собой в обнимку. Оба голые по пояс. Ну, что они в спортивных трусах не видно, Дрон селфи на палку сделал. У Ёрика фигура, как у Емельяненко. И татухи с куполами. Парашютными. Куда тёте, с ее дохлыми ручками, до такого конкурента.

После этого с мужем, Дроном недобитым, она помирилась.

Я, как про Ёрика узнала, предложила Дрону затариться пачкой барбитуратов, смолоть таблетки в порошок и все это дело усосать.

- Зачем? – удивился Дрон.

- Медкодисперсный порошок быстрее впитывается. Тогда точно не откачают.

- Нет, зачем мне травиться?

-Это лучший выход. Как только Ёрик узнает, что он твой супруг, тут же смерть разлучит вас. Причем мучительно. Так что лучше сам. Барбитура хоть не больно.

- Блин, да откуда он узнает?

- Слухами земля полниться. Дрон, тебе мало было алкашей, малолеток и прочей шантрапы? Ты решил по крупному сыграть? Тренера на себя натравить? Это уже не виктимнось, а чистой воды мазохизм!

- Да ну тебя! Я ж пошутил!

- Да, ты любишь шутить. Завещание хоть написал?

- Да иди ты…

Ох… виктимность, говорите? Вот ищут некоторые приключений на собственную жопу целенаправленно. Не потому, что хотят стать жертвой, а потому, что уверены, что отобьются. Долбоёбы.

Намекнуть что ли Ерику, чтоб следующий раз фингал ему поставил? Якобы случайно.

Может, мозги на место станут.

Показать полностью
2967

Сын своего папы

Муж у меня тот еще галантный кавалер. Просто, блин, поручик Ржевский в драных джинсах. Кстати, драные джинсы это не дань моде. Это он с велосипеда навернулся, когда с сыном катался. Сын тоже навернулся, когда в папу въехал. Но – более удачно, ибо папа мягче, чем асфальт. Так что у Алика драные джинсы и драные коленки. А мелкий уделался легким испугом, потому что с папы в лужу упал.

Итак, про галантность. С утра пораньше шлепнул меня Алик по заднице с ремаркой : «О как хорошо колышется! Как море». Это вместо «доброго утра». Я слегка бедром двинула, Алика с дороги столкнула. И ответила: «Море не любит слабых. Греби отсюда, утлая ладья».

Все бы ничего, но мелкий в это время по коридору шкандыбал. И запомнил.

Забирает его вечером Алик из садика. Воспитатель на него странно смотрит. Потом отводит в сторону и предъявляет:

- Простите, папа, но ваш сын сегодня странно себя вел. Меня по попе шлепнул и прокричал : «Море колышется!» Потом ребят ронял, и говорил, что море не любит слабых. У вас что, моряки в семье?

- Неее…- проблеял муж. – Это он фильм смотрел. Про пиратов.

На обратном пути папа долго объяснял сыну, что воспитателя по жопе бить нельзя, это неприлично! И ронять детей нельзя. И вообще посторонних ни ронять, ни по жопе бить нельзя. А маму можно. Потому что своя. Но исключительно папе.

И мелкий, войдя в дом, игриво шлепнул по жопе бабушку.

570

Женюсь. На Хомякове

Два наших работника - Хомяков и Долгий – терпеть друг друга не могут. Так получилось, что у Хомякова лучше со знаниями, а у Долгого – с внешностью. И вэб-курсы читал Долгий. А Хомяков только писал. И был несколько уязвлен, что его знания идут в массы через рупор в виде симпатичного коллеги. Тем более что хвалили как раз знания Долгого и то, что он очень хорошо объясняет. Ну, не будут же хвалить его римский профиль и сексуальный голос. У нас таки курсы улучшения квалификации, а не секс по вэб камере.

Отношения между ними после этого воспаленные. Хомяк оппонента называет тупой проституткой, которой деньги платят за то, что рот открывает. Долгий Хомякова- жирным тушканчиком, с которым приличная баба в кровать не ляжет.

Оба они не правы. Долгий далеко не дурак, а Хомяков - не настолько жирный. Но есть во внешности Хомякова что-то от плюшевого мишки. Не, ну в кровать с ним лечь можно… чтобы обнять и уснуть. Мягкий, теплый, уютный. Нету сексапила, брутальности и чисто мужской харизмы. Голос высокий, попискивающий. Хомячок. Я его очень люблю. Как младшего братца.

А Долгий наоборот- этакий истинный ариец. Высок, строен, светловолос. Глаза голубые, взгляд орлиный. Говорит приятным баритоном. Дамы от него млеют. К тому же холост. Одинокий волк, блин. Он не тупой, просто высокомерный. И слегка в короне. В которую я регулярно кидаю шишками. Хотя Долгого я тоже люблю. Как объект для подколов.

Пришла я как-то к Долгому работу работать, картинки обсудить. И как-то невзначай завели мы речь о семейных отношениях. Долгий сказал, что жениться не планирует, ибо его девочка слишком усиленно к ЗАГСу подталкивает. А он не такой. Он член свободного племени.

- Слышь, член. – говорю я. – Раз девочке это так надо, надел бы на нее кольцо. Все равно имущества нет.

- Ни за что! – морщит прямой носик Долгий. – Я своим принципам не изменяю.

- Это каким же?

- Ну, вот ты могла бы с Хомяковым?

- Что «могла бы»?

- То самое!

- А поточнее?

- Копулировать. Спариваться. Иметь секс.

- Ну да.

- Что???

У Долгого блондинистые волосы дыбом встают. Это как это – секс с Хомяковым? С этим жирным тушканчиком? Тут от одной мысли зоофилией несет…

- Ну, он человек мужского пола. Я - женского. Физиологически это возможно.

- А не физиологически?

- А не физиологически это как? Когда ты его? Тоже возможно.

- ЧТО??? – у Долгого уже не только волосы дыбом, но даже уши.

- Ну, или он тебя. Ты, безусловно, более привлекателен.

- Вон отсюда! – визжит истинный ариец и становится похож на гестаповца. Еще немного – и в меня полетит степлер.

-Ладно-ладно, не возбуждайся. Я поняла. Для тебя женитьба равнозначна сексу с Хомяковым.

Степлер все же летит в мою сторону. Я удираю в коридор и натыкаюсь на Хомякова.

- О, как кстати! – радуюсь я. – Хочешь поржать?

- Чего опять замутила, женщина - беда?

- Подойди к Долгому и поздравь его с бракосочетанием.

- А он что, и вправду женится?

- Не-а.

- Хм…

- Если будет опухать – вали все на меня. Тогда, скорее всего, не пострадаешь.

Хомяков Долгого любит даже меньше, чем тот его. И поэтому заходит и орет на весь кабинет:

- Серый! Я слышал, ты женишься? Поздравляю!

- Вон!!!

Мы с Хомяком поржали и забыли. А вот вопль Хомякова достиг чьих-то длинных ушей. И началось…

- Долгов, ты женишься? А на ком? А когда?

У Долгого начал дергатся глаз. Сначала он просто отнекивался. Потом молчал. А в конце концов заорал:

- Да, женюсь! На Хомякове! В Голландию завтра улетаем брак регистрировать!

Показать полностью
122

Боишься высоты - стань парашютистом. Боишься заразы - стань инфекционистом

Книжка эта попала ко мне в детстве, когда я читать уже научилась, а вот понимать, что некоторые книги не должны быть прочитаны – не особо. Ибо не только Нерономикон кидает твою жизнь в котел ужаса.

Книга называлась «Инфекционные болезни» и несла в себе не только описание, но и иллюстрации. Чумной бубон, оспенная папула и прочие красоты произвели на меня неизгладимые впечатление. Эх, сейчас такой красоты не выпускают. А тогда было время, было. Учебники медицинские – что произведение искусства. Фотки, правда, черно-белые, но – абсолютно документальные.

Папан учебники свои не прятал особо, так и стояли на нижней полке с его студенческих времен. Эпидемиология, терапия, психиатрия, даже гинекология. Все- старые и в хорошем состоянии. После краткого ознакомления книгу о инфекциях спрятала я. На самую дальнюю полку, на ключ запирающуюся. И постаралась о ней забыть.

Не получилось. Чертова чума преследовала меня по ночам. А тут еще «Маленькие трагедии» читать заставили и критические статьи к ним. И болезнь эта не раз мелькала что в литературе, что в истории. Ох. Мои страхи понемногу скатывались в область психиатрии. Я боялась коснуться дверной ручки. Идти в школу. Ехать в людные места. И, что обидно – рассказать родителям о паническом страхе заразится я не могла, ибо мозгами понимала, что звучать это будет как дурь. Тем более в семье папы - психиатра, который алкоголизм своего старшего сына усиленно отвергал.

Итак, по окончании школы меня пинком послали в медицинский. Какие художники - поэты? Нет такой профессии! Врач - наше все!

И тут меня проняло. В конце концов, раз мне придется столкнуться со своим страхом лицом к лицу на старших курсах, мне просто жизненно необходимо узнать его поближе. И я выудила старый учебник и стала его читать задолго до того, как у нас началась эпидемиология. И страх отступил. Сначала чуть-чуть, потом дальше и дальше, а потом… потом вместо страха пришел интерес.

Папин приятель, военный врач дядя Вова разделял мое любопытство в отличие от папахена, который видел меня будущим психиатром, своим заместителем и последователем. Но дурдом в наследство мне совсем не улыбался. А вот институт Марциновского – очень даже. А еще лучше – работа за рубежом, в жарких странах, где так много малоизученной заразы! Кровожадная Эбола и смертоносный Марбург весело махали мне хвостиками своих РНК.

Но папин приятель поржал и сказал:

- Не там копаешься, деточка. Хочешь экстрима - добро пожаловать в военные медики. Только выезд за рубеж тебе надолго прикроют. Туристический, по крайней мере. А по гражданке… Чумы у нас в Алтайском крае целый очаг, но оно тебе надо? Бедненько и нудненько. Бюджет ныне нищ, так что денег будешь получать мало, а работать в полной жопе. Про экспедиции в Африку можешь забыть, это было во времена Союза. А что ты сама-то хочешь?

- Я хочу стать художником и поэтом. Но родители сказали – лучше нищим на вокзале.

- Э… Н-да. А почему тебя не привлекает венерология? Этож песня и картина! К тому же здесь всегда есть возможность подработки. А если хочешь эпидемии - то сифилиса пруд пруди! И интересные есть, например беджель. Вот помню в Афгане…

Тут дядя Вова пустился в воспоминания. Мне стало понятно, почему военных медиков не пускают за рубеж. Пиздят много.

- Папа! Я буду венерологом!

- Чего???

- ВЕНЕРОЛОГОМ!

- Убью Вовку. Чем тебе психиатрия не угодила?

- Да ну ее нафиг. И так все детство в дурдоме прошло.

- Значит, хочешь юность в КВД?

- А хочу!

- Да уж… Придется искать Элеонору Владиленовну. Вовка, где у нас нынче Элла обретается? Та, которая Твердый Шанкр?

Да уж. Династия врачей, ебеноть. Все знакомые- либо коллеги, либо пациенты.

Элеонора Владиленовна устроила мне хорошую практику. Это было в докризисные времена, и венерические заболевания цвели, а венерологи - процветали. После чего мои инфекционные страхи окончательно сдохли. Зато появились новые.

Тогдашняя бюрократия была в разы меньше нынешней, но тоже крайне занудной. И страха она вызывала куда больше, чем алтайский очаг чумы. Алтай - далеко, а бумажка – вот она! И Элеонора Владиленовна втирала мне основную аксиому - в прокуратуре ценят только бумажки! Историю болезни ты пишешь для прокурора! Учитывая, что на нее пару раз пытались заводить уголовные дела, и ни разу не нашли состава преступления, с бумажками у нее было все в порядке.

От своей фобии я излечилась полностью. Теперь мне снился прокурор.

После смерти отца я забросила медицину и стала таки художником. Ну, не совсем художником, а дизайнером. И хлеб дизайнера оказался куда слаще, чем сухари медика.

Художник для прокурора бумажки не пишет. Разве что картины, если закажут.

Теперь я думаю пару раз прыгнуть с парашютом. Надо же что-то делать со своим страхом высоты.

А в десантники идти поздно уже.

Или нет? 

А может быть, в юридический?

Показать полностью
87

Про бодипозитивных экологистов и прочие угнетаемые меньшинства

Какой нелегкий ветер принес Бруню на наше совещание – не знаю. Но ветер по силе должен быть сравним с торнадо, ибо весу в Бруне 100 кило, а рост под 2 метра. Одно слово – Брунтильда. Дева- богатырша. Я рядом с ней что ягд-терьер под брюхом бульмастифа. Но кусаться могу.

Речь шла о промоакциях и прочих халявных моментах. Типа – пришел, увидел, получил. Или – купил что надо, получил что не надо, зато в подарок. Каждая уважающая себя контора раздает что-то безвозмездно, то есть даром. Сбербанк как-то свечки зеленые дарил. Изберком- ручки и пакетики. Но есть проблема – надо чтоб это халявное не оказалось в урне в следующую секунду после получения. И чтоб несло некой мессенж. Типа – вот те свечка, поставь за свой финансовый упокой! Ну, или что-то более позитивное.

Бруню, похоже, перед совещанием укусила не муха, а как минимум японский шершень. Так что речь она сразу толкнула про экологию. Типа – все за экологию, и мы туда же. Меньше пластика и парниковых газов! Даешь безотходное производство! Нет животному сырью и испытаниям на животных! Чистота планеты - наше все! И веганство заодно притянула, это нынче модно.

Все бы ничего бы, если бы речь не шла об лекарствиях. Это Бруня сидит по уши в косметике, ей можно выебываться. А вот в фарме не экология – наше все, а безопасность – все наше. Ибо если пациент геройски погибнет, потому что кто-то экологически ебнутый испытания на крысах запретил – это будет жопа.

- Бруня. – говорю я. – Я тебе одну умную вещь скажу, тока ты на меня не обижайся. Это французы могут крыс помадой не мазать и кроликов треугольных на коробочках рисовать. Но они торгуют декорашкой, а не лечебкой. А у нас законодательство. И протокол. И мне интересно, почему я, художник, про это знаю, а ты- нет.

- И слово «веган» прошу при мне не произносить. – включается научник. – Оно в нашей среде нецензурным считается.

- И ланолин прикажешь на вазелин заменить? – включается рекламщик. – Ну и что, что прыщи, зато без животного сырья!

- Ну я не конкретно же… - оправдывается Бруня. – Знаю я все про наши заморочки… Я в целом. Как тренд. Экология!

- Устарел твой тренд, Грета ты наша подросшая. – это опять я. – Нынче в тренде разные ущемленные меньшинства. Так что хочешь быть в тренде - красься под негритянку.

Сенегалец Сид (настоящее его имя хрен произнесешь, поэтому он просил назвать его просто Сидом), начинает хохотать. Он вообще просто гимн нетолерантности. Называет себя «наглая черная морда». Говорит – я здесь единственный негр, так что могу себе позволить говорить про негров, что хочу.

- Не обязательно под негритянку. Можно под лесбиянку закосить. – присоединяется Яков Менелаевич.

- Это уже пропаганда гомосексуализма. – задумчиво говорю я. – Может, тебя инвалидом сделать? Это всегда прокатывает! Синдром Аспергера?

- Друзья! – врывается в дискуссию Сид. – Я предлагаю свою кандидатуру! Черный гомосек - инвалид! Могу нацепить пидорскую маечку и опереться на костыли! На Аспергера не согласен, предлагаю брутальный дракункулез!

- Ага! – злобно нападаю я на Сида. – Мою кандидатуру ты, значит, не рассматриваешь? Это потому, что я женщина?

- Ты - белая женщина! – отбивается Сид.

- Это оскорбление! Я- желтая женщина! Монголоидной расы! И ваще, может я по гендеру мужик ! Это расовая и половая дискриминация!

- Короче! – резюмирует Яков Менелаевич. – У нас будет три рекламные компании. Черный пидор-инвалид. Желтая лесбиянка - нимфоманка. И белая женщина - бодипозитивный на всю башку экологист. Ребят, да мы в полном тренде! Будете интервью давать. Ролик запостим. И никакой дармовой промопродукции заказывать не надо. Этож какая экономия получается!

- Не, надо чтоб они что-то даром раздавали! Иначе как-то мелко получается. – это Пифагор в дискуссию ввинтился.

- Я, как лесбиянка- нимфоманка, могу раздавать перчатки! И к вирусу можно притянуть – мы за полную безопасность, в том числе половую! - предлагаю я.

- Презервативы! – присоединяется Сид. – Черные пидоры за безопасный секс!

Все взгляды устремляются на экологическую бодипозитивщицу. Бруня краснеет.

- Вы уже задолбали меня троллить!

- Может, биоразлагаемые мусорные пакеты для пищевых отходов? – предлагаю я. – Бодипозитившики за экологию? Кушай сколько хочешь – остальное природа переварит?

Печально закончилось собрание. Оказывается, мы все злые тролли, и Бруню толстой обозвали. И сумасшедшей. Негр – пидор и лесбиянка - нимфоманка почему-то не обиделись. А вот бодипозитивный экологист – обидно, да!

Показать полностью
1488

Про вшей в паху и тараканов в голове

И еще про венерологию.

Мирка трудится на ниве лечения половых заболеваний уже много лет. Стрижет, так сказать, купоны с гонококков и хламидий. Человек она циничный и непрошибаемый, как большинство венерологов, и никогда не читает пациентам морали. Девочек вообще лечит со всей возможной деликатностью. У нее наглые малолетки вдруг становятся просто испуганными детьми, которые вместо злобных комментариев: «Что ж ты трахаешься с кем попало!» получают спокойную констатацию заболевания и слова утешения.

Если, как говорил д-р Хаус, «Все врут!», то доктору Мире врут постоянно и самозабвенно, регулярно забывая, что врали в прошлый раз. Гонорею цепляют от взгляда, хламидиоз от прикосновения. Сифилис – это последствие купания в ванне или пользования общественным унитазом. А эпиданамнез Мирке требуется, ибо заболевание заразное. А больной думает только о том, что все, кто узнает, будут ему вслед орать: «Сифилитик пошел!» А Машка, Дашка и Пашка, с которыми он имел половые контакты, так вообще убьют. И врет, что в голову придет. Врач в таком случае тяжело вздыхает и помогает придумать подходящую ложь. Чтобы жена башку не открутила и на прием пришла. Для лечения кожного заболевания - ассимилированного чешуйчатого псевдомондоза! Не гуглите диагноз. Псевдомондоз чешуйчатый напротив жены на диване храпит. А вот гонорею или хлам, а уж тем более сифилис лечить надо у обоих (троих, четверых, сотенки-другой) партнеров. Иначе – опять позаражаются. Вот и пробирается Мирка через дебри лжи со всей возможной деликатностью.

Но что Мирка терпеть не может – это лицемерие. Когда тетя (чаще всего это именно тети), начинает орать, что все вокруг бляди, мужики – козлы, и только она стоит в белом пальто и твердых шанкрах, которые ей врач нарисовал фломастером, Мирка становится группенфюрером Мюллером. И проводит эпидрасследование так, что гестапо от зависти плачет.

Пришла к Мирке тетя в длинной юбке и платке. Посмотрела на докторицу прозрачным взглядом. И начала…

- У вас имя такое красивое, как священное миро! Я специально к вам пришла! Я вчера была, но тут мужчина был, а я воцерковленная, мне нельзя к мужчине! И что это за блудодейство – разрешать мужчинам осматривать женщин… там!

У Миры с представителями концессий свои счеты, после того как ее чуть абрек не зарезал, у которого в заду нашли… ну, короче, нашли. Так что ее внутренний Мюллер вылупился уже с начала приема.

- На что жалуетесь?

Тетка начала долго рассказывать, что работает в церкви, и что прихожане бывают разные, и что заразили ее «бельевыми вшами». И чешется у нее в паху так, что сил нет. Хозяйственное мыло не помогает.

- Конкретно в паху? Голова, другие части тела?

- Нет, только там… Мужчине это место показывать – срам какой! А вот вчера мужчина был…

- Женщина, врач существо бесполое. А вши в христианстве вообще божьими жемчужинами назвались, ибо подвергали людей страстотерпию. Но мы с вами люди современные, так что показывайте мне место ваших страданий.

Немного припухшая от знаний Мирки смиренница спустила штаны. На коже виднелись следы укусов. В паху, в зарослях лобковых волос, висели гниды. Мирка их посветила лампой чисто из любопытства. Редкая это нынче живность, при повальной моде на интимные стрижки и депиляцию.

- У Тимошки есть картошка, а у Прошки мандавошки. Он отдался за картошку, поделился мандавошкой. – напела про себя Мирка. И продолжила вслух:

- Поскольку есть яйца, то есть гниды, волосы хорошо бы сбрить. Белье перестирать в очень горячей воде, по возможности прокипятить. И помазать кожу лосьоном. Не попадая на слизистые.

- Как это сбрить? – у тети глаза из прозрачно серых стали кроваво-красными. – Я это непотребство делать не буду! Грешно это! Я не блудница! Это только проститутки там бреются! Как вы вообще смели мне такое предложить?

- Хм… - Мирка вспомнила пути заражения лобковым педикулезом и преисполнилась скепсиса по поводу «не блудницы». - Тогда будем выяснять, как заразились. Вы имеете дело со старой одеждой? Носите чужую пожертвованную одежду, юбки?

- Нет! Только свое! Сама покупаю!

- Может, мерили что-то? Брюки, трусы?

- Нет, конечно! Брюки я не ношу! Трусы не меряю, а покупаю и стираю! В горячей воде!

- Спали где-нибудь в гостинице? Пользовались чужими полотенцами, давали свои?

- Я дома живу! Одна!

- Половой жизнью живете?

- Я девство соблюдаю!

Тут уже Мирка подзависла. Тетка выглядела как типичная разведенка. Даже, скорее, брошенка.

- Вы девственница?

- Девство не есть девственность! Я блюду чистоту помыслов!

- Ладно, давайте проще – когда был последний половой контакт?

- Давно!

- Неделю, месяц, год?

- Год! С бывшим мужем!

- Вы в разводе?

- Муж был от лукавого! В церковь меня не пускал! Мясо готовить в пост заставлял!

- Ладно, это не мое дело. Лобковые вши передаются через нательное и постельное белье, полотенца, половые контакты.

- Вот я и говорю – в церкви убогие заразили!

- Вы носили их одежду? – Мирка пошла по второму кругу.

- Нет! Но они на лавках сидят, на полу стоят.

- Сударыня, это лобковые вши! Они через пол и стул не передаются! Они на голове не живут и в одежде тоже! Только в лобковых волосах, еще на бровях и ресницах иногда. У мужчин на бороде.

Тут тетенька вдруг покраснела аки свекла.

- На бороде? – проблеяла она.

- Да, еще на волосах в груди и подмышках.

- Выписывайте лосон! – рявкнула тетя. – Дальше сама разберусь! Устроили тут бардак! Жаловаться буду! Главврачу!

- Это всегда пожалуйста. Кабинет на втором этаже. Главврач у нас тот мужчина, которого вы блудодеем обозвали.

Тетка выхватила назначение и хлопнула дверью. А Мирка задумалась про бороды и пути заражения. Испорченное воображение нарисовало ей попа с роскошной бородой, в которой строем гуляют мандавошки.

- Да нет, не может быть! – сказала она сама себе. – Хотя… почему не может? Если с чистыми помыслами… Надо было ей еще шампунь выписать – бороду лосьоном мазать неудобно.

Показать полностью
1849

Напугали извращенца

Сие происшествие случилось очень давно, когда мы с Миркой учились в меде.

Идем мы на экзамен по венерологии через скверик студгородка, все такие озабоченные. В голове - хоровод трепонем и гонококков. Обсуждаем особенности третичного сифилиса - очень уж препод про него цветисто рассказывал, значит, точно спрашивать будет. И тут из кустов выпрыгивает мужичек со штанами нараспашку. Хоботком своим потрясает в нашу сторону.

Мы как по команде останавливаемся и на это безобразие залипаем. Пристально, без улыбок. Я говорю :

- Это мне кажется, или там везикулярная сыпь?

- Не вижу. Вы не могли бы поближе подойти? – это Мирка маньяку говорит.

-Чо? – охуевает маньяк и теряет боевой настрой. – Зачем?

- У вас высыпания на головке.

- Какие высыпания? Вы что, совсем что ли? – бедный эксгибиционист дрожащими руками застегивает штаны.

- Юноша, вы пытались пугать хуем будущих венерологов! – строго заявляю я. – Это даже хуже, чем ежа голой жопой!

- А в КВД зайдите. Не нравится мне ваша головка. – вторит Мирка. – На герпес похоже.

- С утра прием. – уточняю я.

- Да вы совсем охуели! – визжит бедолага и скрывается в кустах.

-Неинтересно с ним. Был бы шанкр…

- Или еще лучше - гуммоз…

- Гуммоз на хрящах.

Мы продолжаем путь, снова погрузившись в мир бледных трепонем. Экзамен сдаем слету, билеты попались легкие. А Мирка мне потом заявила:

- Удачу нам извращенец принес!

- А мы его герпесом напугали. Вот сволочи!

178

Звук резинки от трусов

Поехали на дачу с друзьями большой компанией, в баньке помыться, свежим воздухом подыжать, комаров покормить. И тут сюрприз – обрыв проводов, электричества нету. Хозяин говорит – говно вопрос, есть свечки и фонарик! Так даже романтичнее.

Ну свечки так свечки. Сели посидеть, пока баня топится. В результате - пятеро слегка пьяных мальчиков, четыре такие же девочки. И шестой мальчик Вася, который отключился, как электричество, ибо начал пить еще в дороге. Как поется - каждую пятницу я в гавно. Слегка пьяные мальчики его куда-то унесли и сложили, аки неприкосновенный запас. А вот куда – не сказали.

Баньку протопили, дам вежливо попросили идти первыми. За отсутствием электричества выделили нам три свечки и фонарь. Как мы мылись в таких средневековых условиях – отдельный рассказ. Наконец дамы намылись, и умиротворенные, вышли одеваться в предбанник. И тут из темного угла, где лежали веники и всякая банная дребедень, раздался подозрительный звук. У меня в голове пронеслась лихая частушка –

- Встал я утром в шесть часов. Нет резинки от трусов!

Звук очень напоминал шлепанье той самой резинки. Дамы застыли. Откуда-то из темного угла вновь раздалось подозрительное шлепанье, и груда веников зашевелилась.

- Там Васька! – вдруг раздался вопль одной из дам.

- Ииии!!!

С визгом и топотом четыре дамы вылетели на улицу. По дороге наспех похватав халаты. Прямо на дневной свет. Из дома вылезли мальчики, обеспокоенные воплями. Из-за забора показались головы соседей.

Вид у нас был классический, хоть картину рисуй. Четыре обнаженных женских натуры, кое-как прикрытые впопыхах накинутыми халатами. Нимфы, преследуемые похотливым сатиром. Рубенс, е- моё!

- Девочки, вы чего? – возопил хозяин бани.

- Там Васька! – завизжали нимфы.

Хозяин зашел в баню и вернулся с котенком. Маленьким серым котенком.

- Реально Васька. Но зачем же его боятся?

- А кто резинкой шлепал?

- Васька и шлепал. Я некоторые веники резинкой перевязал. Веревки не хватило.

-Ой…

И тут до нас доходит весь абсурд ситуации. Стоим практически голые, красные, распаренные на виду у кучи мужиков, испугавшись шлепанья резинки. Даже если пьяный Васька в вениках валялся - что бы он нам сделал? Мы бы его теми же вениками так отмолотили, что все дурные мысли испарились бы… а тут – голые выскочили, испугавшись резинки от трусов! Соседям на потеху.

- Давайте скажем, что видели банника. И испугались. – предложила я.

- Ебанника, блин! Давай уж больше не позориться.

- Куда уж больше!

Оказалось, больше можно. Через час из бани с воплями вылетели мужики. Кое –как прикрытые чем попало. В этот раз причиной переполоха реально стал пьяный Вася. Он таки проспался и полез в баню. И, окатываясь холодной водой, залил все свечки. А у фонаря еще мы батарейку посадили. В темноте на компанию мужиков напал хтонический ужос и они полезли на свет. Мы выкатились из дома, соседи опять прилипли к забору. Мужики стояли и матерились, выясняя, у кого в машине есть запасной фонарь. Потом из бани выполз Вася, совершенно голый и на четвереньках.

- Мужики, вы чего меня бросили? Я чуть о печку не обжегся! – проныл он.

- Вот он – банник-ебанник! – заорал владелец дачи и окатил Васю из стоящей рядом лейки. Вася завизжал, разогнулся и почесал по огороду. Прямо в сторону соседей. Соседка завизжала. Вася изменил движение в нашу сторону. Завизжали мы. Вася остановился и сел в грядку.

- Ну что вы, вашу мать! – заныл он. – Я ж не нарочно!

Васю прикрыли ветошью и отвели в баню. Фонарик нашелся.

Но больше в баню без света я не пойду!!!

Отличная работа, все прочитано!