2

Бар Чеширски Первое дело 2.6 глава

Бар Чеширски Первое дело 2.6 глава Бар Чеширски, Заврин Даниил, Детектив, Самиздат, Чтение, Длиннопост

Возращение к делам

Джереми немного опоздал. Впрочем, это было не так страшно. Сев в машину, Бар расстегнул воротник ещё не высохшей рубашки. За время ожидания он выстирал почти все белье, даже пальто почистил, не говоря уже, что пистолет блестел как новенький.

Джереми завел мотор и, включив фары, плавно тронулся в путь. Он, видимо, очень любил свою машину, так как пару раз даже погладил её. Все же любовь есть везде, нельзя её окончательно выкинуть из сердца, может, ему тоже полюбить что-нибудь? Например, свой револьвер.

Он отвернулся к окну и поймал себя на мысли, что езда по ночному пригороду несла один положительный момент. Они могли с легкостью определить, есть за ними хвост или нет. С другой стороны, может, хвост даже хорошо, он сможет, наконец, пострелять в кого-нибудь.

– Приехали, – буркнул Джереми, глуша мотор.

Бар вышел из машины. Да, точно, тот самый деревянный сарайчик, где несколько дней назад они держали Бродски. Быстро всё же летит время. Он подошёл к двери и открыл её. Внутри горел свет. Бродски был там.

Он был всё такой же тощий, со спокойным разбитым взглядом. Бродски поднял глаза на Бара и улыбнулся. Рядом с ним стояла банка с пивом и маняще окутывала его запахом алкоголя. Бар тут же вспомнил, что возле домика видел машину Бродски, видимо, тот совсем не беспокоится о правилах дорожного движения.

– Как дела, детектив? – хрипло спросил Бродски, немного наклоняясь вперед. – Выглядите вы неважно.

– Нормально дела. У вас?

– Да тоже ничего.

Тут дверь скрипнула, и вошёл Джереми. Обойдя Бара, он подошёл к Бродски и сел на свободный стул. Чеширски сделал то же самое. И вот они уже снова в привычной обстановке, друг напротив друга. Как будто и не было этих нескольких дней.

– Ребята! Давайте прежде, чем начнём, решим главный вопрос, – Бродски опустил руку вниз и вытащил небольшой пакет. – Я бы сказал даже – самый главный. Здесь деньги, номера счетов, в общем, всё, что я сумел перевести за эти пару дней. И мне бы очень хотелось, чтобы они попали в руки моей дочери.

Бар и Джереми переглянулись.

– Учитывая ситуацию… – начал было Джереми.

– Учитывая ситуацию, – продолжил за него Бродски. – Мне осталось совсем немного. Я крыса и очень хорошо ощущаю, когда мне коротают хвост. Так что, ребята, если хотите поработать, возьмите несколько обязательств и, поверьте, я вас не подведу.

– Хорошо, я этим займусь, – кивнул Джереми и принял пакет.

– Там адрес и фотографии, всё. Она хорошая девочка, куда лучше своего папаши, – скривился Бродски.

– Тебя раскрыли? – спросил Чеширски.

– Нет, не столько по причине этого, нет, я просто им там не нужен. Но Горни не может убить меня сразу, ему нужно время. Иначе это лишние заботы, а ему этого не надо. Но то, что убьют – факт. Ведь помимо всего прочего, мне пришлось снять деньги и ради вас порыться в некоторых файлах, а у нас это бесследно не проходит, и Горни всё равно узнает.

– Что вам удалось нарыть?

– Вот это рвение, – улыбнулся Бродски, посмотрев на Чеширски. – Это по-нашему. Значит, сейчас у Горни проблемы с собачьей мафией, я ещё не понял, как они всё решат, но принято решение устранить к черту всех собак. Этот Фучи стал активно напирать на Мордока Барса, которого содержит Горни.

– Меня больше интересует его экспедиция, файлы. Может, записи, хоть что-то, чтобы можно было его засадить.

– Пока этого нет. Горни не такой идиот, чтобы всё держать на виду.

– Но ты сам сказал, что времени почти не осталось.

– И что теперь? Я и так делаю, что могу.

– Бар, все нормально. Давайте лучше перейдем к этому, как его, Барнсу. Это же крысиный мафиози, так ведь? – спросил Джереми.

– Да. Он плотно работает с Горни, прикрывая его. Не может же он везде охрану посылать. Но если Барнса прижмут, то, скорее всего, Горни будет вынужден использовать своих зверей.

– А это вариант.

– В смысле, вариант? – Бар вопросительно посмотрел на Джереми.

– Ну как. Как только собаки додавят крыс, и в дело вступит Горни, то он непременно запачкается. Если рядом будем мы и сможем зафиксировать его ребят в зачистке несчастного Фучи.

– Рискованно, но вполне возможно, – согласился Бар. – Только вот когда он их дожмет…

– Судя по всему, очень скоро, дела у Барнса очень плохи. Уверен, ждать осталось день, от силы – два.

– То есть, по злополучному Барнсу у тебя информация нашлась, а по экспедиции Горни – нет. Он что, свою работу с мафиози совсем не скрывает? – не удержался Бар.

– Ты это к чему сейчас? – прищурился Бродски.

– К тому, что это странно попахивает.

– Какой ты смешной, да только за то, что я тут с вами, я уже могу схлопотать пулю.

– Да, парень ты рисковый.

– Чеширски, можно тебя на пару минут?

Джереми поднялся и вышел на улицу. Бар пошёл следом. Всё же он не доверял этой крысе, пусть даже она и отдала им пакет с фотографиями своей дочери и счетами. Что-то тут было нечисто.

– Ты чё творишь? – сразу же начал Джереми, едва они оказались за дверью. – У тебя что, полно зацепок?

– Я ему не верю.

– И что? Ну не верь. У тебя большой выбор?

– Он что-то недоговаривает. Лучше надавить сейчас, чем проиграть потом.

– Ты хочешь на него надавить?

– Да, пока момент подходящий. Выжать из него все, что он знает.

– Эй, это точно, детектив Чеширски? – Джереми щелкнул перед его носом пальцами. – А тебя не подменили?

– Ты просто подумай, вдруг это подстава – пакет и деньги. Да сколько бы там ни было денег, для Горни, уверен, это копейки. Ради того, чтобы убрать надоедливого копа и журналиста, уверен, он и на большее пойдет. Не доверяю я этим крысам.

– То есть, ты хочешь его попытать?

– Это лучшее решение. Выжать из него все, что он знает. Нам ещё тогда надо было это сделать, пока он не вернулся к своим. А теперь, теперь уж я и не знаю. Не удивлюсь, если тут небольшая бригада в кустах.

– Бригада, – Джереми огляделся. – Это у тебя в голове бригада. Так, возвращаемся к нему, я буду вести диалог.

– Неправильно это, – покачал головой Чеширски. – Ох, мы пожалеем, нельзя ему доверять.

– Посмотрим. Сначала надо его выслушать. Уверен, он ценное приберег на конец.

– Ладно, но насчет ценного не уверен.

– Чеширски, я подольше пожил, верь моему журналистскому чутью, он ещё не всё сказал, просто торгуется. Сначала решил посмотреть, как мы среагируем на его просьбу с конвертом. Как-никак, он всё на кон поставил.

– Ладно, ладно, уговорил.

– Так-то лучше.

Они развернулись к двери и тут же услышали автоматную очередь, звон стекла и мягкое, тяжелое бульканье. Затем полетели щепки, и прямо возле них несколько пуль сделали корявые дырки.

– Ложись! – крикнул Бар, кладя лапу на голову Джереми, прижимая его к земле.

Наступила тишина. Вытащив револьвер, Бар выглянул за угол, в ту же секунду раздалась ещё одна очередь, чудом не задевшая его. Стрелявший сидел на холме. Бар повернулся к Джереми, его вроде тоже не задело.

– Будь здесь, я за ним, – тихо сказал он, кувыркнувшись в сторону.

Джереми поднял голову и посмотрел внутрь домика. Там, на стуле, всё так же сидел Бродски, сохраняющий свой безмятежный взгляд. Только теперь он был уже мертв, изрешечен пулями, как сито дырками.

Найдены дубликаты

+1

а почему не  в лигу писателей?

Похожие посты
33

История одного кота (2 глава)

История одного кота (2 глава) Кот, Животные, Детектив, Чтение, Заврин, Козел, Носорог, История, Длиннопост

Тридцать седьмой участок


Тридцать седьмой участок был одним из самых больших, так как располагался в центре города и поэтому просто не мог быть непрезентабельным. Бар понимал, что первым делом надо заглянуть сюда, пока Милтон ещё не везде сунул свой мохнатый нос. Убрав лапы в карманы брюк, он легкой походкой прошёлся по ступенькам и резко открыл двери, из которых сразу понесло запахом пота, духотой и теплым спертым воздухом устало работающего кондиционера.

Брэд Джорски сидел по центру. Это был крупный горный козел с огромными рогами. Бар встречал его и раньше, когда заходил к Пятницки за документами – покойный Шах не любил курьеров и предпочитал передавать данные лично в руки.

— Добрый день, детектив, – развернувшись в кресле и откидывая свою крупную голову, поздоровался Джорски. – Чем обязаны вашему визиту?

— Я тут узнал, что ты ведешь дело Шаха.

— И?

— Я бы хотел с ним ознакомиться.

— Извините, детектив, но дело закрыто за недостатком улик.

— С чего вдруг?

— Я же пояснил – нет улик.

— А детские трупы?

— Тише, детектив, вы не в своем участке, возможно, мой коллега и флиртовал с вами, делясь информацией по нашим делам, но, увы, такого больше не будет – у вас своя богадельня, у нас своя.

Джорски улыбнулся своей широкой козлиной улыбкой. Бар поморщился – зубы были ровные, неопасные, специально заточенные под нудное, долгое пережевывание пищи. Плюс несло непонятно чем изо рта.

— Послушайте, козел, мне очень нужны данные по этому делу, – тихо произнес Бар.

Джорски встал и выпрямился. Ростом он был около двух метров, да и в спине не уступал Бару. Насмешливо сложив руки на груди, перекачанный коп с мерзкой длинной бородкой и выпученными глазами нагло улыбнулся.

— Какие-то проблемы, котяра?

— Да, мне нужны материалы по делу, а один коп-козел их не дает.

— Я же тебе объяснил, твои походы сюда закончились.

— Всё-таки не зря у тебя такие большие рога. Видно, не мне одному ты неприятен.

Глаза Джорски моментально налились кровью. Бару даже показалось, что всё-таки его мать нет-нет, да и согрешила с быком, наделив своего сына этой изящной способностью заливать красным цветом радужки глаз. Ну что ж, винить тут её не за что.

— Так, брейк, что тут у нас происходит – буркнул Арни Вальс, поднявшись над обоими на голову. Это был огромного роста носорог с отполированным до блеска рогом. И Бар и Джорски сразу замолчали, так как оба знали, что самое глупое – это раздражать носорога.

— Детектив Чеширски решил, что может вот так запросто прийти и потребовать материал по делу Пятницки, я ему, соответственно, отказал.

— Это согласовано с вашим начальством? – хмуро спросил Арни, повернувшись к Бару.

— Нет, это моя личная инициатива, связанная со смертью коллеги, – ответил Бар.

— Да, смерть никого не оставит равнодушным, – сказал Арни, показывая на свой кабинет. — Пойдем, побеседуем, а то как-то неправильно ругаться посреди белого дня в полицейском участке.

— Как скажете, капитан, – согласился Бар и, повернувшись к Джорски, добавил: – Я просто не к тому зашел. Это бывает.

Когда они вошли внутрь, Арни мягко закрыл двери и сел за большой дубовый стол, лапой пригласив Бара присесть напротив. Убедившись, что гостю удобно, носорог похрустел массивной шеей, еле проглядывающейся из больших кожных складок, и показал на старую фотографию на стене. Бар уже видел её, на ней были две сборные с обоих участков.

— Видишь, Бар, раньше отношения были куда лучше, чем сейчас. Но время беспощадно, теперь молодые уже не помнят, как мы играли в футбол. Впрочем, я, наверное, не совсем прав. В самом городе что-то изменилось, а уж затем изменило и нас – копов. Возможно, поэтому меня радуют такие ребята, как ты и Шах. Старая школа, вы цените полицейскую солидарность. Да-да, не удивляйся, я всё о вас знал. Просто я всегда считал это нормальным явлением. Бюрократия – бюрократией, а полицейские – всё равно одна сплошная семья.

— Не все так считают, сэр.

— Да и бог с ними, с убогими! Дураков всегда хватало. Их даже силой не заставить следовать традициям.

— Капитан, вы не производите впечатления зверя, которому не под силу заставить подчинённых следовать чему-то.

— Да, согласен, я ещё не совсем стар. Но знаешь такую пословицу, что вода камень точит? Ну, так и со мной. Прошлое уходит, коллектив меняется, теперь у них новые идеалы, все хотят отличиться и залезть повыше как можно быстрей. У молодых в головах лишь деньги, места для чести совсем не осталось.

— Такие, как Джорски?

— Да, такие, как он, – Арни недовольно посмотрел сквозь стекло. – Этот парень первым побежал во внутренний отдел к офисным крысам. Сказал, что, скорее всего, застрелили свои же. А я ведь твердо знаю, что в моем участке нет такого.

— Сэр, вы и без меня знаете, что это возможно, – осторожно возразил Бар.

— А я тебе говорю, что нет у меня такого. Да, кто-то берет деньги – не без греха, но чтобы убить, извините, – это явный перебор. Впрочем, откровения на потом оставим, я тебя не для этого пригласил в кабинет. У меня есть копии всех дел, которые мне интересны, – Арни отодвинул ящик стола и вытащил худую папку. – Вот, посмотри.

Бар пододвинулся. Это было дело котят, то самое, которое вёл Пятницки.

— Правда, тут немного. Джорски не особенно стремился что-то узнать, – заметил Арни, поглядывая на фотографию на стене. – Знаешь, а ведь мы тогда выиграли. Я лично забил последний гол. Помню, Милтон вместе с мячом влетел в ворота.

— Сэр, а почему бы вам снова не организовать матч?

— Иногда что-то надо отпускать, вспоминая добрым словом, Бар. Ты ещё слишком молод для понимания таких вещей, но это мне в тебе и нравится. Я даю тебе десять минут на изучение этого дела. А потом сделаем вид, что я вставил тебе изрядных люлей.

— Договорились, – сказал Бар и принялся листать папку.

Первое, что ему сразу бросилось в глаза – это отпечатки. Обычно в таких случаях находят отпечатки одного зверя, тут же – целых двух. Это было весьма необычно. Причем одного владельца отпечатков нашли – это был Барни Хикокс, обычный мелкий кот-жулик из промышленного района. Бар уже встречался с ним, и ему мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять, что такой кот никогда не пойдёт на убийство. Другое дело, как он связан с Сарой? Бар поискал её адрес. Хавьен авеню, 10. Следовало заехать к этой крошке. Он поднял глаза на Арни.

— Сэр, а касательно Барни? Я так полагаю, его не искали?

— Ну, почему же, запрос сделали. Объявили в розыск. Но ты сам знаешь, как это происходит, объявить-то объявили, а вот ты попробуй найди его в городе. Шах вроде вышел на след этого мерзавца, но потом его убили.

— Хотите сказать, у мелкого воришки завелась такая крыша, что убивает копов?

— По всей видимости, да, – сказал Арни, с улыбкой смотря на него. Улыбались носороги, конечно, страшно.

— А что со вторыми? Я вижу, что владелец так и не был найден.

— Да, в картотеке его нет. Так что лучше всего найти этого Барни и хорошенько его расспросить. Уверен, при правильном подходе он быстро расколется.

— Да, сэр. Так я и сделаю.

— Не за что, Бар, не за что. Обращайся.

Бар поднялся и пошёл было к выходу. Но затем развернулся и ещё раз посмотрел на грузного капитана, мечтательно уставившегося на черно-белую картинку. Завернутые белые рукава, огромные руки, запотевшая рубашка с подтяжками и кобурой, размером с его голову, никак не выдавали в нём зашуганного начальством труса. И всё же, он сдался, кинув ему под видом геройского поступка жалкую папку с начатым делом.

— Что-нибудь ещё, Чеширски? – не поворачивая головы, спросил Арни.

— Да нет, сэр. Просто вот подумал: куда же мы катимся, если по убийству котят всё, что было сделано – это подано объявление в розыск. Я, конечно, понимаю, что это котята бедной кошки из промышленного района, бог весть какой выводок. Но ведь формально это даже не просто убийство, а целая серия, причем малолеток. Вы были правы, город изменился, а вместе с ним и вы, – с горечью сказал Бар, выходя из офиса.

Последующие три часа он просидел напротив тридцать седьмого участка, карауля Джорски, который, как и любой копытный, предпочитал передвигаться на своих двоих. С одной стороны, это было очень хорошо, проследить за ним не составит особого труда. С другой – Бар терпеть не мог выслеживать на своих двоих. Ходьба на длинные дистанции вызывала у него подкожную неприязнь.

Конечно, искать Барни не дурная идея, но она подождет, а вот напуганный Джорски – нет. Конечно, продажный козел мог позвонить своему нанимателю по телефону, а не нестись с новостью о его приходе лично. Но рогатые на редкость тупые животные и по большей части суетливы. И осознав, что за дело взялся такой умный кот как он, запросто могли сорваться на встречу со своими нанимателями лично.

Бар ещё раз проводил взглядом эффектную официантку и снова посмотрел на часы. Без пяти шесть, Джорски уже вот-вот должен показать свою морду из дверей. Без четырех, без трёх, есть! Тупой козел не подвёл. Бар улыбнулся и, положив сорок долларов на стол, поднялся и вышел на улицу, легко толкнув двери одной рукой. Настало время детективной работы.

Показать полностью
6246

Какое счастье

Что в электронных библиотеках все ещё доступны книги Кинга, По, Кристи... И какое, блеать, счастье, что правообладатели типа Устиновой и Донцовой доступ заблокировали)

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: