Про военкоров, забытых писателей и вообще

Одним из героев второго (и будущего третьего) тома "Двинулись земли низы" неожидано для меня самого становится писатель Владимир Ставский.

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

Совершенно забытая, но при этом невероятно интересная фигура нашей истории.

С одной стороны, литературный функционер, посадивший Мандельштама и много на кого что написавший. Чего не скрывал и даже этим бравировал. Не все помнят, но именно Ставский много лет руководил Союзом писателей СССР после смерти Горького. Своей несгибаемостью, убежденностью и, извините, дуроломством достал всех, включая Сталина, и перед войной был вынужден сдать СП СССР Фадееву - другу юности, с которым тоже вдрызг разругался.

С другой стороны - беззаветно преданный и невероятно храбрый человек, наш первый военкор с всесоюзной известностью. Еще мальчишкой отвоевавший Гражданскую, Ставский прошел практически все довоенные "горячие точки" СССР, на финской был ранен и еще до войны заработал себе букет боевых орденов - два советских и один монгольский.

Именно Ставский, кстати, сделал военкора из Симонова, "обстреляв" его на Халкин-голе. Вот как вспоминал об этом журналист Л. Славин:

«Зашел ко мне в юрту Симонов, запыленный, с горящими глазами, с какой-то торжественно-светлой улыбкой, а за ним следовала мощная фигура Ставского. Владимир Петрович подмигнул мне и за спиной Симонова показал большой палец. Все было ясно. Окунул он парня в огненную купель. Как я узнал позже, поэту «повезло» — он сразу же «понюхал» пороху во всех его видах. Попал под бомбежку на переправе через реку Халхин-Гол, потом его захватил минометный огонь на пути к сопке Песчаная. <...>

Видел красноармейцев и командиров, раненых и убитых, с которыми вот только что дружески беседовал, видел трупы японских солдат и офицеров, словом, все то, что бывает на войне..."

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

Симонов потом напишет про это своего знаменитого "Сверчка".

Мы довольно близко видели смерть

и, пожалуй, сами могли умереть,

мы ходили везде, где можно ходить,

и смотрели на все, на что можно смотреть.

Мы влезали в окопы,

пропахшие креозотом

и пролитым в песок сакэ,

где только что наши

кололи тех

и кровь не засохла еще на штыке.

Мы напрасно искали домашнюю жалость,

забытую нами у очага,

мы здесь привыкали,

что быть убитым -

входит в обязанности врага...

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

Владимир Ставский на переднем крае. Халкин-гол. Монголия. 1939.

Ставский погибнет в Великую Отечественную под Невелем во время вылазки за нейтральную полосу со снайпером Клавдией Ивановой - он писал очерк про девушек-снайперов и, разумеется, ходил с ними "за линию", это же Ставский.

Похоронят его там же, в прифронтовой полосе в Великих Луках, причем на похоронах депутата Верховного Совета, кроме военных (включая ЧВС фронта Мехлиса), будет только один писатель.

В последний момент из Москвы успеет прилететь Фадеев - проводить в последний путь старого друга. С которым они когда-то, будучи еще никому не известными мелкими региональными чиновниками, пили в ростовской степи на берегу Тихого Дона мутную самогонку и мечтали написать новую, правильную русскую литературу.

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

Фадеев на похоронах Ставского

Именно там, в Ростове, Фадеев и писал "Разгром", с которого началась его слава. Потом Фадеева выдернут в Москву, а инструктор крайкома Ставский поедет заниматься организацией хлебозаготовок в кубанских станицах, за что его многократно анафемствуют в постсоветской России.

Нарабатывая материал для своего романа, я, разумеется, прочитал книгу, которая принесла Ставскому известность. Она называется «Станица», и это первая книга о коллективизации в СССР, причем написанная в весьма необычном жанре.

Формально это цикл очерков, фактически же это «приключения автора в годы коллективизации, написанные им самим».

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

В «Станице» рассказывается, как автор-рассказчик в январе 1928 года приезжает в кубанскую станицу Вальяновскую (Васюринскую). Одновременно с ним на малую родину возвращается и бывший есаул Дзюба, намеревающийся вместе с поручиком Евгением Шульгой поднять восстание. «Кулаки», как автор их любовно называет, активно реализуют свои планы, привозят оружие, ведут подрывную кампанию.

Но и «коллективизатор» Ставский не сидит сложа руки – опираясь на беднейших станичников, он собирает команду, поднимает людей на борьбу, создает колхоз и т.п. Заканчиваются очерки победой станичных пролетариев и арестом кулаков, но есаулу Дзюбе удается бежать.

Эдакая прото-«Поднятая целина», только написанная самим Давыдовым. Ставский потом еще два продолжения выпустит, "Разбег" и "На гребне", а станичники ему мемориальную доску повесят.

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

С точки зрения литературы «Станица» Ставского – это, разумеется, далеко не Шолохов, но это очень яркий документ эпохи.

Причем написанный по горячим следам и написанный честно, без особой деликатности. Да, разумеется, писал его убежденный адепт одной из сторон, и объективности в тексте нет даже в зародыше. Но именно не подвергаемая сомнению убежденность Ставского и позволяет ему не стесняться и не умалчивать. Радикал не нуждается в оправдании своей позиции, поэтому рассказывает все как есть: кулаков нужно всех поубивать, потому что если не убивать – то что еще с ними можно делать? Позже подобную прямоту пропускать перестанут.

Самое страшное, что довольно быстро понимаешь, что эта ожесточенность – она обоюдная. Противная сторона по локоть в той же самой субстанции, причем дела зашли настолько далеко, что сейчас уже не очень важно – кто там был агрессором, а кто только сопротивлялся. Что красные, что белые казаки - все изгваздались в крови по маковку, и даже в мирные времена для многих чудовище Гражданской войны никуда не делось, оно только притихло и затаилось в углу, ожидая возможности для прыжка.

«Вечером я тихонько шел по двору станичного совета. На балкончике беседовали тыждневые.

– Он и говорит – нанизать их всех на вилы, хай им бис.

Голоса примолкли. Кто-то тихо сказал:

– Тогда надо было воевать, когда наши были... Вот теперь и мучайся. Сейчас самим начинать – ничего не выйдет. Надо ждать, когда придут».

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

Прыгнуло в 1941-м, когда все получили широчайшие возможности напоить свою ненависть тем, чем ее поят.

Кстати, смех-смехом, а Шолохов в "Поднятой целине" действительно активнейшим образом использовал книгу Ставского, что убедительно показал Марат Мезенцев в своем исследовании «Судьба романов».

Объясняется это просто - Шолохов и Ставский дружили еще дольше и сильнее, чем Ставский и Фадеев. Посмотрите на эту фотографию 1928 года, оставшуюся в истории под названием «Встреча в Ростове», на этих молодых улыбчивых парней.

Про военкоров, забытых писателей и вообще Роман, Великая Отечественная война, История России, Константин Симонов, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Длиннопост

Слева направо: Владимир Ставский, Михаил Светлов («Цигель, цигель, ай-лю-лю, «Михаил Светлов» ту-ту!»), Михаил Шолохов и двое ростовских журналистов и писателей, активистов местного РАПП: Григорий Кац и Александр Бусыгин. Оба уйдут на фронт добровольцами, оба лягут в землю за Родину в 1941-м под Вязьмой: Каца расстреляют в бою в окружении, а Бусыгин, с прострелянными ногами, будет за пулеметом до последнего прикрывать отход товарищей.

Шолохов так опишет их случайную встречу на фронте: «Тут я увидел Сашу. Он попросил, чтобы я подвез его до политотдела дивизии. … Проскочили мы простреливаемое место благополучно. Довез я Сашу до нужного ему перекрестка. Вылез он из машины, снял с подбородка ремешок каски, откинул ее назад и говорит: «Давай, Миша, попрощаемся!» А голос срывается... Обнялись мы, поцеловались, и ушел Саша в свою редакцию. Больше я его не видел. Погиб Саша Бусыгин».

Но до этого еще целых 13 лет, а это треть отмерянной многим из этого поколения жизни.

Вообще, мы тут ноем, ноем, а я как вживусь в фактуру, как вдумаюсь - СКОЛЬКО досталось этому поколению, ровесникам века - волосы на голове шевелятся. Никому не пожелаю. Злейшему врагу - не дай бог!

Начиная с Гражданской, на которую они ушли 15-17 летними, потом индустриализация, потом террор, потом война, потом послевоенное восстановление... Все на плечи, одно за другим, все валится и валится, а ты тащи, ты не падай - больше некому...

50-е уже мало кто пережил - рано износились, жизнь мужикам тяжелая досталась.

Но ядерное оружие нам в наследство оставить успели - гарантию выживания. Благополучия не гарантировали, а вот выживание обеспечили.

В ноги бы вам поклониться, да некому уже.

Дурацкий текст получился, путаный, как сама жизнь. Ладно, пусть так. Как смог - выговорился. В книге постараюсь сделать лучше.

________________

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Телеграмм - https://t.me/cartoon_history

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Книжная лига

22.8K поста78.7K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

Мы не тоталитаристы, здесь всегда рады новым людям и обсуждениям, где соблюдаются нормы приличия и взаимоуважения.


ВАЖНЫЕ ПРАВИЛА

При создании поста обязательно ставьте следующие теги:


«Ищу книгу» — если хотите найти информацию об интересующей вас книге. Если вы нашли желаемую книгу, пропишите в названии поста [Найдено], а в самом посте укажите ссылку на комментарий с ответом или укажите название книги. Это будет полезно и интересно тем, кого также заинтересовала книга;


«Посоветуйте книгу» — пикабушники с удовольствием порекомендуют вам отличные произведения известных и не очень писателей;


«Самиздат» — на ваш страх и риск можете выложить свою книгу или рассказ, но не пробы пера, а законченные произведения. Для конкретной критики советуем лучше публиковаться в тематическом сообществе «Авторские истории».


Частое несоблюдение правил может в завлечь вас в игнор-лист сообщества, будьте осторожны.


ВНИМАНИЕ. Раздача и публикация ссылок на скачивание книг запрещены по требованию Роскомнадзора.