Порт и странные дела.

Порт города встретил меня лёгким соленым бризом и выводящим из себя мерзким смрадом рыбы. Мокрые доски пирса противно скрипели при каждом моем шаге, но в общей суматохе прибрежной жизни на это уже давно никто не обращал внимания.
Порты... Порты никогда не меняются: запахи рыбы и дешевого пива, «ароматы» немытых матросов, вечный гомон – громкие разговоры и еще более громкие ругательства, крики хронически голодных чаек, ворчание местных животин, типа инспектора портового надзора… все это разносилось здесь на каждом шагу. Да ещё и этот монах увязался за мной… нечто среднее между медведем и обезьяной, вот только в человеческом обличии. А может он и не монах вовсе, хотя чем-то похож… Увязался за мной, теперь и не развернешься особо. Под «развернешься» я, разумеется, имел ввиду обычное воровство. Да, приходилось не гнушаться этим делом. Хоть я и был из знатного рода, но жизнь сложилась так, что приходилось действовать всеми правдами и неправдами, чтобы выжить. Но я отвлекся…
Ох уж этот монах. За все путешествие на корабле, он не сводил с меня глаз. Хотя и словом со мной не обмолвился. Я что, так плохо выгляжу? Вроде как все в норме. Все время плавания меня не покидала мысль, что он может быть был посланником тех дроу, что осквернили мой дом? Или же он их шпион? Конечно, если бы у дроу была цель убить меня, то я давным давно уже был бы мертв. А, если бы хотели выследить, то вряд ли отправили бы следить такого… скажем, «бросающегося» в глаза «человека». Слишком волосат, слишком беспечен, слишком сильно пытается привлечь внимание, бренча на своей…, вроде бы это лютня. Или ее аналог. Даже сейчас, когда мы сошли с корабля, а «монах» шел следом за мной, он умудрялся на ней бренчать и что-то напевать. Ладно, хоть поет чисто без фальши.
Весь месяц на корабле я провел в капитанской каюте, потратив на это удовольствие практически все деньги. В нашем мире, судя по всему купить можно если не все, то многое. Сейчас в кошельке едва ли могло набраться с десяток золотых.
Пристальный взгляд монаха я ощущал на себе каждый раз, когда выходил из каюты поесть в общей столовой, или как она там правильно называется…, или же банально сходить в гальюн. Этот «певец» постоянно сидел на палубе и развлекал матросню и пассажиров своими песнями. Кажется, даже поднимись дикий шторм, этот парень не отпустил бы свою лютню и продолжил подвывать ветру. Да, скорее всего он не был ни посланником дроу, ни шпионом, ибо у него было огромное количество шансов напасть на меня, пока мы плыли сюда. Ну и к’хаэнд’элл с ним. Хотя ухо все равно стоит держать востро. Впрочем, не только с ним, но и со всеми остальными. С тем, что произошло дома, мне еще только предстояло разобраться.
Я притормозил у деревянного бортика пирса и навалился на него, изучая взглядом окружающих. Монах тут же остановился метрах в пяти-семи от меня и начал что-то петь, привлекая к себе внимание. Пусть. Нашим легче. Зато на меня никто даже не смотрел. Стражи порта стояли неподалеку от монаха и, ухмыляясь, изучали сальными взглядами девушек, заворожено пялящихся в рот поющему, который активно строил им глазки и подмигивал. Это вообще законно? У монахов разве нет там какого-то обета безбрачия, не прикосновения к женщинам, будь она хоть женщина-дварф… Да что б его. Страшен, как Д’элл Рурх в худшие годы своей жизни, а туда же. Хотя, повторюсь, к’хаэнд’элл с ним. Я потянулся. Мне привлекать внимание не стоило. Ни стражей, ни гильдий, в том числе гильдии воров. Хотя с представителями последней я бы с удовольствием пообщался приватно, в более располагающей обстановке, предварительно связав их и раскалив мою рапиру в очаге камина. Её выковали для меня всего лишь 19 лет назад, и только месяц назад она опробовала кровь… Кровь нескольких из тех дроу, что захватили мой дом, и… я все еще верил в лучшее, но возможно, убили мою семью… Джикc’cаар!
Я непроизвольно, сам того не заметив, сжал кулаки. Закрыв глаза, я вспомнил родной дом. Как там всегда было уютно…, пока не пришли эти темные.
Месть. Она будет страшна. Но пока что я тут, поэтому мысли о дроу в сторону. Тут я чистый лист для всех и каждого. Имя что ли себе новое придумать?
Вдруг раздался громкий хлопок и пирс содрогнулся. Монах перестал петь, а девицы, что слушали его, завизжали и побежали прочь. Стражи что-то заорали и бросились к одному из кораблей.
СКРАААШШШШШ.......
Недалеко стоящее судно, мимо которого я проходил буквально несколько минут назад, стало неестественно заваливаться на бок, погружаясь в пучину темно-лазурного моря.
На пирсе началась давка и паника, часть людей бросились вглубь берега, убегая с пирса подальше, часть напротив, включив нездоровое любопытство, понеслась против общего течения, смотреть, на крушение. Хотя я бы сказал, преступного акта, ибо крушения не происходят таким вот образом – стояло себе судно, стояло в порту, почти загруженное для отплытия и тут, ба-бах!
Несколько крепких мужиков побежали на помощь стражам, которые безуспешно пытались разогнать зевак, чтобы спустить на воду хоть одну шлюпку и помочь выжившим. Я тоже, было дело, дернулся в ту сторону, но потом обратил внимание на то, что выживших-то, судя по всему, на кораблике-то и не было… кроме нескольких ребят, которые буквально пару секунд назад выплыли под пирсом у берега.
Ребята под пирсом.
Под пирсом после взрыва.
Та-дам.
Я ухмыльнулся. Из вида их упускать точно не стоило. Любопытство, куда ж без него-то, но пока меня интересовало, что же произошло на корабле и какую выгоду из этого можно извлечь. Я обернулся обратно и начал внимательно, насколько это позволял усилившийся гомон и толкотня на причале, изучать всплывающие остатки корабля. Сюда, наверное, было бы не дурно наведаться ночью – корабль был груженый, а значит, вполне можно было бы поживиться. Благо, зрение позволяет видеть в темноте. Вопрос лишь в том, насколько глубоко тут и хватит ли мне воздуха, чтобы разыскать что-нибудь стоящее.
Бочки, обломки деревянной палубы, обрывки парусов… и… тела… Мертвые матросы… с распоротыми животами, разрезанными глотками и рассеченными черепами. Такого при взрывах не бывает, только если, конечно, они все вместе не лежали животами на масляных бочках в окружении топоров, мечей, гвоздей и прочего колюще-режущего хлама, а потом это все вдруг, ба-бах, взлетело на воздух. Это вряд ли. Ясно понятно было, что им кто-то «помог» явно еще до потопления корабля.
Ну, видимо, везде нужно искать свои плюсы. Знаю, что звучит не красиво, но ладно хоть спасать никого не понадобиться, зачем лишний раз мочить свою одежду? Нет, конечно, капитан рассказывал мне об этом городке и делах, которые проворачивали тут некоторые темные личности, о том, что в целом, городок хоть и примечателен для туристов, но своих «веселых» моментов тут тоже хватает. Капитан же посоветовал мне найти какого-то «батона» или «плюшку»…, странное, в общем, имя у местного связного…, ну да не суть, главное, что, по словам капитана, он мог много больше рассказать о городе, местных и их деятельности. Разумеется за определенную сумму.
– ...видимо Крон задолжал Красноносому вот команду под нож и пустили…
– ...сколько можно уже 3 корабль за месяц то сгорит, то утонет....
– ... опять стража будет всех досматривать, эти красные уже в печенках сидят....
Я хрустнул пальцами на руках и направился к берегу. Судя по обрывкам фраз, которые мне удалось услышать, над кораблем уже поработали местные бандюганы, так что вряд ли мне чем-то светит тут поживиться. Ну да ладно. Слова Тосченда, капитана корабля, на котором я прибыл в город, видимо вполне имели под собой реальную подоплеку: «В этом городе можно быстро разбогатеть, но еще быстрее можно все потерять, так что нужно держать ухо востро, юнец».
Аккуратно проходя мимо зевак, я свистнул у одного парнишки кошелек – восемь медяков… в целом для начала не плохо. Ловить тут, в целом, было больше нечего. Нужно было подумать о ночлеге и о том, как избавиться от назойливого монаха, который, как я заметил краем глаза, уже опять активно топал за мной. Правда, его не сильно заботили зеваки и шел он, скажем, на таран, расталкивая их совершенно бесцеремонно. Может от него стоило откупиться, купив ему пару хороших штанов? А то роба, это конечно, хорошо…, когда роба ниже колена, а не до талии, а внизу, там, где должны быть штаны, все не слишком аккуратно перемотано различными тряпками. Хм, а если он увидит красивую эльфийку с выдающимися формами, то, что произойдет с этими его лоскутками? Так много вопросов..., но вряд ли я хотел бы знать на них ответы...
Хотя, если штаны, как откуп не помогут, тогда можно вполне прикрыть свою спину парой мордоворотов. Вопрос лишь один, где их взять в этом городе, чтобы за цену на один медяк больше того, что предложу я, они не наваляли мне же…
Я осмотрел берег в поисках магазина с одеждой, для откупа от монаха, но тут были сплошные магазины с рыбой. Интересно, каково это работать в рыбном магазине? Должно быть, рыбное амбре не выветривается годами даже после того, как оттуда уволишься.
Тут, сквозь гомон зевак, я услышал какое-то шушуканье и легкие всплески – под пирсом у самого берега, шли те самые ребята, которые выплыли после взрыва корабля. Я решил понаблюдать за ними. Присев на каменный парапет, метров через 30-35 от того места, где я их заметил, я усмехнулся и начал наблюдать, как из воды на причал выбирается две эльфийки в сопровождении двух мужчин и одного дварфа. Или дварфихи… Вот интересно, как они различают друг друга, если женщины у них тоже с бородой? Вопросец. Тем временем мой монах куда-то запропастился. Либо решил пойти по своим делам, либо все-таки слегка отстал от меня и благодаря толпе народа, потерял меня из виду.
Выбравшись на берег, эта компания отошла и встала среди деревьев так, чтобы не привлекать к себе внимание. Один из мужчин щелкнул пальцами, прошептав какое-то заклятие, и вокруг него мгновенно закружился вихрь теплого воздуха, едва мерцающий алым светом, который был с трудом заметен даже моему эльфийскому глазу. Спустя несколько секунд одежда мужчины уже была сухой. Любопытно. Магическая сушилка одежды? Интересно, если бы я продолжил обучение в университете, то смог бы я так же? Или лучше изучил бы более полезный навык, например магической мойки посуды, или мистического убирания пыли?
Хотя такая магия, судя по всему, далась волшебнику совсем не просто – его лицо, до этого относительно умиротворенное, теперь было не таким: он был напряжен, побледнел и, по оттенку кожи, стал больше напоминать лунного эльфа. Хотя, если бы он не знал, что делает, то, наверняка, не стал бы… Да, не архимаг, конечно, но контролировать поток магии и, не давая ей запустить цепную реакцию, держать температуру на заданном уровне, он точно не новичок. Хороший маг. А хорошие маги на дороге не валяются, если, конечно, они не набрались самогонки в усмерть.
Я огляделся еще раз по сторонам. На пирсе началось какое-то движение среди стражников. Видимо до них дошло, что кораблик утонул не сам по себе. Сейчас всех станут проверять.
Затесаться в какую-нибудь группу, будь это даже группа «подводников», окрестим их так, стоявшая среди деревьев, было бы сейчас очень кстати.  Ибо это могло дать хоть какую-то банальную защиту. Документы, конечно, были с собой, но светиться лишний раз перед стражей не хотелось.
И тут меня осенило: а почему бы и не попытаться пристроиться к этому магу и его компании? Защита с помощью данного субъекта мне бы очень пригодилась, да и эльфийки там были очень ничего. К тому же, наверняка, они как то были замешаны в этой истории с потопленным несколько минут назад кораблем: либо они из команды, либо из бандитов, которые приложили руку к отправлению тех кверхубрюхоплавающих матросов в пучину. И пусть первый вариант был спокойнее, второй вариант выглядел более, скажем, на руку. Мне нужны были союзники, пусть даже и не совсем ординарные.
Я спрыгнул с парапета и неспешно направился к «подводникам». Они что-то тихо обсуждали между собой. Но отбросим стеснение и включим дремавшего актера!
Айруэ Элентронэ!* – обратился я к ближайшей эльфийке, радостно распахивая объятия.
Это была типичная представительница лесного народа – ее бязь на прикладе арбалета и ковка меча явно свидетельствовали о том, что она не из знатного рода. Простая эльфийка. С такими всегда было просто.
Эре Айруэ Элентронэ.** – осторожно ответила она, внимательно изучая меня взглядом. Мужчины из ее компании переглянулись и вопросительно воззрились на свою спутницу.
Трен оди эренто. Ко нерен ите!*** – воскликнул я, отодвигая ее от друзей, и заключил в крепкие объятия.
А дальше все было просто – пока я обнимал девушку, я быстро и незаметно прощупал карманы ее куртки. Точнее карман, который располагался внутри куртки и содержал два отделения. Не став слишком сильно наглеть, я вытащил пару монет из кармана поменьше. Пусть спишет их потерю на купание в теперь уже постепенно темневшем море – солнце медленно клонилось к закату.
Айруэ Элентронэ! Ко нерен ите!**** – воскликнул я во второй раз, отпуская первую эльфийку и переключаясь на вторую, не дав никому опомниться.
Первая эльфийка, как только я ее отпустил, проворно шмыгнула за спины к мужчинам.
Вторая же была другой. Совсем не простой. В ее кармане я мельком нащупал лишь одну монету, зато какую! Серебряную монету братства воров. Я бы узнал эту монету где угодно и когда угодно – спокойно различил бы ее грани на ощупь даже, будь я слепым. Эта монетка служила для назначения встреч и платы за использование услуг воров. Ох, не простая барышня. Чего стоила вдобавок к особой монетке, маска с рогами, закрывающая ее, ставлю четвертак, миловидное личико. Надо бы к ней приглядеться, если удастся втиснуться в эту компанию.
Монету братства я трогать не стал и выпустил эльфийку из объятий. Теперь предстояло «знакомство» с мужской частью группы… Вот только, судя по их лицам и быстрой перегруппировке в боевой порядок, знакомиться через объятия они не особо жаждали. Впрочем, я уже тоже как-то передумал использовать мой «запатентованный» метод знакомства через «обнимашки» на этих господах – по пальцам мага, что стоял впереди группы, уже легонько потрескивали электрические разряды и, сделай я еще шаг в их сторону, думаю, что он не отказался бы от их использования.
– Охолони, эльфенок! – из-за спины мага донёсся грубый голос дварфа. Все-таки дварфа, а не дварфихи. Хотя может у них и у женщин такие грубые голоса?
Лезть на мага, дварфа и третьего мужчину, будь он даже простым человеком, не было никакого желания. Один против троих я не выстоял бы.
– Прошу прощения за свое поведения, – проговорил я на общем языке как можно спокойнее, но все же с легким акцентом. Все-таки этот язык давался мне с трудом – слишком грубый и не певчий, как мой родной.
Вторая эльфийка как-то не очень хорошо усмехнулась, ну, а я продолжил свое повествование:
– Я крайне долго был вдали от цивилизации и очень обрадовался, когда увидел своих... кххэм, собратьев. Я только что прибыл в ваш славный город и я так рад, так рад, – продолжил я, наверное, слегка переигрывая. – Кстати, когда вы выбирались из воды после купания в одежде и при оружии, я не мог не заметить, что у вас выпало немного мелочи, Элуарте Элентронэ.*****
Повернувшись на пол оборота к первой эльфийке, я развернул на ладони, честно сворованные мною, ее две золотых монеты. Расширившиеся глаза девушки и судорожные похлопывания по внутреннему карману стоили того, чтобы вернуть монетки ей обратно.
– А вашу монетку я уже оставил в вашем кармане, – обратился я ко второй эльфийке. – Кстати, очень интересная маска, – перевел я тему. – Клан быстрой звёзды? Или лунной тропы? К сожалению, я не очень разбираюсь во всем этом.
– Ты откуда свалился, эльфенок? – оборвав поток моих слов, вызывающе произнес человек с арбалетом. – Зачем капусту у рыбинки приласкал? Ботанешь мне или моей плевательнице? – на последних словах он хмуро вскинул арбалет на изготовку.
Я усмехнулся, распознав в нем одного из представителей гильдии воров. Как же просто он раскрылся. Использовать язык братства воров и братства убийц на публике, какой моветон.
– Я думаю, что не стоит скрывать наш разговор от твоих друзей, или они все знают данный диалект? Тут место не совсем располагает для общения на этом наречии, – сказал я, кивнув в сторону стражи, которая разгоняла зевак с причала. Краем глаза я отметил, что стражи больше цепляются к группам людей, чем к одиночкам.
– Я Сивир... – просто произнес я.
Точнее не Сивир, а Эсс’альт, единственный сын Эсерона Мудрого, владельца Кириинских островов и древа Мариэле… Ну да, расскажу я первым встречным, кто я и откуда, прямо бегу и спотыкаюсь.
– Да, Сивир, – будто подтвердил я свои слова. – Обычный эльф Сивир. Отвечу на вопрос вашего достопочтенного, – я сделал небольшую паузу, чтобы более драматично вскрыть личину арбалетчика. – Вора. Зачем же я стянул золотые монеты у девушки, но вернул их? – я усмехнулся, поглядывая на остальных с прищуром. – Ответим так: я догадываюсь, что корабль потонул не по своей воле, да и трупы с такими ранами яркое представление о способностях тех, кто это провернул. И какое чудо я как раз искал таких людей.
– О чем ты? Какой корабль? Мы всего лишь мимо проходили... – начал, было, маг, делая вид, что «меня тут вообще не стояло» и, вызывая ещё одно заклятие теплого воздуха, но теперь уже на дварфа.
Я усмехнулся. Ну-ну, конечно, «мы всего лишь проходили мимо». Бла-бла-бла. Я взглянул на дварфа. Сейчас я, наконец-то, смог его разглядеть лучше – это был невысокий даже для дварфа, представитель своего вида, с уже закравшейся сединой в бороду и длинными косматыми волосами. Он был облачён в церемониальные одежды жрецов Латандера, и лишь одна деталь выделялась из его облика - его топор. Насколько я знал, исконно традиционным оружием дварфов всегда был молот. Хотя может быть это неправильный дварф и он несёт неправильную веру? Забавно. Хотя топор выглядел достаточно увесистым для того, чтобы иметь благоразумие не лезть нахрапом. Наверное, было бы хорошим ходом, скажем, подружиться с этим дварфом. Пусть они и не сильно любят нашего брата эльфа, а больше любят пиво, вино, девах и, разумеется, хорошую драку, но тут было бы не плохо заручиться его поддержкой, ведь что-то подсказывало, что этот дварф пусть не совсем правильный, но явно веселый парень. Вино и пиво…, и девах.
На откуп волшебника о том, что они «всего лишь проходили мимо» я состроил смиренное выражение лица и произнес:
– Ребят, я вас ни в чем не обвиняю, но стража, которая будет тут с минуту на минуту, может вам не поверить, – я кивнул в сторону пирса. – Может, лишний раз не стоит показываться им на глаза?
– А кто показывается? – загадочно усмехнулся маг. – Кстати, как там тебя…, Сивир? Кто твой спутник?
– Спутник? – я удивленно вздернул бровь.
Поняв, что взгляд чародея направлен за мою спину, я обернулся и увидел стоящего в пяти метрах позади преследовавшего меня монаха. И как я не заметил его, когда несколько раз оглядывался на пирс и наблюдал за стражей? Может, он все-таки не так прост, как кажется?
– Первый раз вижу, – соврал я, делая вид, что внимательно осматриваю монаха. – Да и как то не завожу знакомства с вервольфами.
– Он вервольф? – немного ошарашенно спросил маг. – С чего ты взял?
– Чрезмерно волосат, – констатировал я факт, начиная говорить, будто цитируя текст из заученной книжки. – Это, конечно, не показатель, так как обильная волосатость является признаком не только вервольфов, но и представителей уединенных северных народов живущих в горах. Кстати, интересный факт, у одной народности, живущей там, есть, простите за тавтологию, народная забава бить друг друга в пах кто сильнее! Эх, как же их звали-то... – задумчиво протянул я.
Чародей нахмурился. Он вздохнул, смотря попеременно то на эльфиек, то на вора.
– Извините, но силы на исходе…. – прошептал маг одними губами, смотря на арбалетчиков, и рядом с эльфийкой, носящей маску оленя, загуляли теплые потоки воздуха. С ее одежды перестали литься ручейки морской воды, а лицо мага стало еще более бледным.
Тем временем, монах направился к нам. Я слегка напрягся, ведь всю дорогу на корабле он не спускал с меня глаз, но и ни разу не подходил.
– Стой где стоишь, – рявкнул дварф, поудобнее перехватывая топор, и заслонил ему собой дорогу к нам. – Ты кто такой?
– Хотелось бы представиться, – прошелестел мужчина не громко. – Панд’Эр. Я прибыл с Кириинских островов, родом с Синиводных гор.
Монах слегка замялся, держа в руках лиру и слегка побрякивая одной струной.
– И? – хмыкнул дварф, скалясь.
– И я пишу сказания и воспеваю их в балладах...
– Бард? – скривилась эльфийка в маске.
– Не совсем юная леди, – ответил он. – Я больше историк, а балладами я зарабатываю деньги на ночлег и теплую похлёбку.
Монах провел несколько раз по струнам лиры, извлекая из них вполне мелодичные звуки, а затем вдруг засуетился:
– И я бы хотел уберечь вас, – он начал кивать в сторону города. – Сюда, на пирс, скоро прибудет стража. Целый отряд закованных в латы стражников, около 30 человек, я их видел и слышал, будут задерживать всех, кто ходит группами больше трех человек. Я смогу их отвлечь, за небольшую услугу, ведь ваша мокрая одежда вызовет у них подозрения.
– Какую услугу? – насторожился вор.
– Я хочу воспеть в своих балладах приключения неординарных личностей, таких, как вы! – в глазах монаха-барда даже загорелся какой-то огонек.
Неординарных личностей? Да уж… а я считал его опасным противником. Видимо я устал.
– Это будет забавно, – хохотнул дварф. – Только пикантные моменты будь добр оставлять за кулисами.
– Будем тебе благодарны, – снисходительно кивнула эльфийка с арбалетом.
– Встречаемся в таверне «Сильверстоун», – впервые улыбнувшись за все это время, произнес чародей. – Будем рады видеть там вас обоих, а теперь нам пора, расходимся.
Маг кивнул своим друзьям и нам с монахом, и весьма ловко, буквально в два шага, оказался на другом конце улицы среди выходящих на вечерний моцион, жителей города, бурно обсуждавших происшествие с кораблем.
Эльфийка в маске оленя, в очередной раз не хорошо усмехнувшись, последовала примеру мага и растворилась в толпе зевак галдящих на пристани.
– Силь-вер-сто-ун, – проговорил дварф, делая ударения на каждый слог и смотря на меня с монахом, как на двух недалеких кретинов. – Не перепутайте. Там есть «Сильверсвон» и «Сильверстоун» они стоят друг напротив друга. Но, поверьте, не стоит заходить в «Сильверсвон», там всегда был высокий спрос на миловидных эльфов и полураздетых мужиков, – заржал он в голос, слишком проворно для дварфа удаляясь в переулок.
Высокий спрос на миловидных эльфов? Что??? Когда я стал миловидным-то?
Я усмехнулся и вытащил из сумки черный сверток.
– Лови, бобер, - я перекинул вору плащ, который я забрал со своей первой жертвы в моем захваченном поместье на островах. – Должен будешь.
– Сочтемся, – буркнул он, запахиваясь в плащ, и быстрым шагом скрылся в темном переулке, оставляя за собой мокрые отпечатки сапог.
– Какой он ранимый, – хохотнул я. – Сударыня, а вы не хотели бы прогуляться со мной? – я предложил эльфийке с арбалетом свою руку. – Я уже сочинил замечательную историю о том, как вы случайно упали за борт моей яхты. И я с удовольствием поделюсь с вами этой информацией, если вы поделитесь со мной информацией о том, как мне вас называть.
– Мариэль, – кивнула эльфийка, поправляя арбалет за спиной и беря меня под руку.
– Замечательно, графиня Мариэль, - ну, уж разыгрывать сцену, так разыгрывать! - А теперь послушайте эту любопытную историю, – усмехнулся я. – Будет, что рассказать стражам…
– С превеликим удовольствием, – хихикнула девушка, а потом с серьезным видом добавила. – Разумеется, если сударь будет следить за своими руками.
– Всенепременно, – кивнул я патетически, строя из себя аристократа. – Так вот «Свежесть Зари», так называется моя яхта, скользила по бескрайнему......
И увлекая за собой эльфийку, я направился в богатую часть города к таверне «Сильверстоун».

*- Приветствую тебя собрат
**- И я приветствую тебя собрат
***- Как долго я не видел эльфов. Обнимемся же
****- Приветствую тебя собрат!
*****- Дорогой собрат!

Всем привет, это наше первое совместное произведение, проба пера так сказать. Будем очень рады вашим конструктивным замечаниям и предложениям. Если вам понравиться будем продолжать писать и выкладывать на Пикабу.

Лига Писателей

3.7K поста6.4K подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

Внимание! Прочитайте внимательно, пожалуйста:


Публикуя свои художественные тексты в Лиге писателей, вы соглашаетесь, что эти тексты могут быть подвергнуты объективной критике и разбору. Если разбор нужен в более короткое время, можно привлечь внимание к посту тегом "Хочу критики".


Для публикации рассказов и историй с целью ознакомления читателей есть такие сообщества как "Авторские истории" и "Истории из жизни". Для публикации стихотворений есть "Сообщество поэтов".


Для сообщества действуют общие правила ресурса.


Перед публикацией своего поста, пожалуйста, прочтите описание сообщества.