7

Неизвестные мифы. Пята Ахиллеса или Что бывает, когда не слушаешь маму

Всегда обильна была земля древнегреческая всякими героями, да и просто парнями, отбитыми на всю голову. Но таких отморозков как Ахиллес стоило бы ещё поискать. Был он, как это часто случалось в те свободные от сексуальных предрассудков времена, сыном смертного царя Пелея и морской нимфы Фетиды. И, кстати говоря, именно на свадьбе родителей Ахиллес получил путёвку в эпическую жизнь, которая закончилась для него, как и положено для любого нормального героя, не менее эпическим пиздецом.


А началось всё, как это всегда и бывает, из-за баб. Когда свадебный пир мамаши и папаши Ахиллеса был в самом разгаре, а закуски гостям-небожителям стало не хватать, три изрядно поддатые богини — Афина, Афродита и Гера решили выпить на брудершафт.

- Ну шо, бабоньки, слава Олимпу? - едва ворочая языком предложила Афина.

- Героям слава! - хором подтвердили Афродита и Гера.

- Тогда, вздрогнули?

- Погодите, подруги, а закусь в этом гэнделике ещё осталась? - вдруг поинтересовалась Афродита, обводя мутным взглядом царские палаты, - Эй, смертные, вы чё совсем рамсы попутали? Тут богини бухают, а у вас на столе окромя колбасы докторской и нету ни хера. А я, между прочим, вегетарианка и за фигурой слежу регулярно. Давайте фрукты несите иначе мужа позову. Он у меня кузнец и мигом всем вам подковы на задницу прибьёт ежели чего не по-моему будет.

- Кузнец? - удивился царь Пелей, - А зачем нам кузнец? Не, нам кузнец не нужен. Я что, лошадь что ли. Возьмите вот лучше яблочко скушайте низкокалорийное. По знакомству от Гесперид досталось. Без ГМО и всё такое. Натур продукт, короче.

- Ладно, давай сюда свою антоновку. Хоть не перец болгарский и уже хорошо.

- Глядите, а тут вроде написано чевой-то, - с трудом сфокусировала взгляд Афина, - Ну-ка, ну-ка... «Пре-крас-ней-шей по-свя-ща-ется»... Эй, новобрачный, эт чё за слоган стрёмный? На что это ты, царская твоя рожа, намекаешь?

- А это у нас тамада конкурс такой придумал, - не растерялся Пелей, - мол, кто из вас первая яблочком закусит, та типа победит в первенстве «Мисс Олимпия до нашей эры»

- Хороший тамада. И конкурсы интересные, - авторитетно заявила Гера, - Но я вам так скажу, тут спорить особо не о чём. Я супруга Зевса нашего Громовержца, а он кого ни попадя в жёны не возьмёт. Так что вы обе, которые на «А» в анус и идите. Да и вообще у меня уже трубы горят как Везувий перед извержением. Давайте сюда этот десерт яблочный иначе устрою вам щас последний день Помпей.

- Хер тебе, а не десерт, - ответила Афина, - Зевс однажды нимфу Ио в виде коровы оттрахал. Так что, твой благоверный в этом плане вообще не показатель. А я женщина боевая, видная, почитай, первая феминистка в истории. Любому мужику пиздюлей наваляю, ежели надо будет. Поэтому с точки зрения будущей тотальной эмансипации закусь моя и точка.

- Шли бы вы обе на хуй, - ласково предложила Афродита, - я вообще-то богиня красоты на секундочку, если кто забыл. Но поскольку у нас тут демократия и все дела, то давайте лучше у народа спросим. Есть у меня один народный представитель на примете. Кристальной души человек. Парисом звать. Вот пусть он и решит.


Что случилось потом всем известно. Афродита пообещала Парису удовлетворить его прыщавое либидо с помощью прекрасной Елены, жены спартанского царя Менелая. И ещё в придачу двухтомник «Камасутры» подарила с дарственной надписью. А Парис в благодарность присудил ей победу в конкурсе. Чем спровоцировал очередной локальный конфликт на Ближнем Востоке. Не понравилось, видите ли, мужу Елены, что супружница его свободные отношения решила пропагандировать. Консервативных взглядов был мужчина и модных глянцевых журналов не читал. Обиделся он, стало быть, и замутил Троянскую войну. Дабы, как говорится, всяким хиппи некультурным неповадно было чужих жён трахать.


Но случится всё это чуток позднее. А пока наш герой Ахиллес живёт и особо не парится. Зато парится его мамаша, которой нагадали как-то раз цыгане, что в грядущей войне сынок её опиздюлит всё, что движется, но и сам героическую кончину примет. Кстати, очень даже неестественным способом.

- Ненавижу, блять, цыган, - вздохнула нимфа Фетида и потащила Ахиллеса к реке Стикс.

- Э, чё за дела, - возмутился царь Пелей, - ты куда сына моего и наследника поволокла? Это ж река мёртвых, там всему живому пиздец приходит незамедлительный. Ты там, в океане своём, о корягу головой не ударилась часом?

- Не ссы, муженёк, - ответила Фетида, - нимфа ребёнка не обидит. Щас вот окуну его пару раз в речку, и он у меня сразу неуязвимым станет как Халк из «Мстителей»

- Халк-хуялк, - пробурчал Пелей, - говорил же мне папа, бери жену из смертных, меньше заёбов будет.

В общем, после водных процедур стал Ахиллес чем-то навроде ходячего танка «Абрамс» последней модели, только чуток пошустрее. Ни одна разработка военно-промышленного комплекса Древней Греции его пробить не могла.

- Ты теперь у меня, Ахиллес, оружие массового поражения класса «земля-земля», - частенько говорила ему Фетида, - хоть сейчас на боевое дежурство в горячие точки отправляй. Правда, нюанс есть один. Ты когда в баню пойдёшь — пемзой аккуратнее пятки чеши, особенно левую. Место у тебя там уязвимое. Баг это или фича, я уж не знаю, но сандальки на пляже лучше не снимай.

- Как скажите, мамаша, - отвечал Ахиллес, - да и некогда мне, если честно, по баням да пляжам ходить. Отечество в опасности. Злобный троянский агрессор Ленку, жёнку Меенелаеву, во все дыры пихательные имеет. Надо бы порнографию эту на корню пресечь.

- Да ты никак за семейные ценности топишь, сынуля? - поинтересовался царь Пелей, - Молодец. Уважаю твою гражданскую позицию.

- Да хер я ложил на ваши ценности, папаша. Мне бы пиздюлей кому-нибудь выписать. А рефлексировать опосля будем.

Собрал, значит, Ахиллес таких же отморозков как и он сам и поплыл в Трою сексуальную революцию в зародыше душить. А там уже лет десять как заруба идёт и конца и краю ей не видно. Одни боги поддерживают греков, другие троянцев, все герои на скилах, читятся почём зря, а толку ноль. Прям чемпионат по World of Warcraft, только участников побольше будет.

- Так, - говорит Ахиллес, спрыгивая с корабля, - кто тут у вас главный?

- Ну, я, - отвечает ему Агамемнон, - царь микенский, предводитель ахейского войска и брат Менелая, жертвы подлого адюльтера.

- Понятно. Давай, значит, Агамемнон, показывай, где тут эта ваша Троя. Щас рамсить будем упырей некультурных направо и налево. Как говорится, кто не с нами, тот против нас. Патрия о муэрте! Но пасаран! Свободу Анжеле Дэвис!

- Не, ну с этим ебанутым мы верняк Трою завалим, - зашептались греки, - главное самим под горячую руку не попасть, вишь как раздухарился. Не иначе наркоман.

Но троянцы оказались не из пугливых. Был у них царевич Гектор, брат того самого Париса из-за которого весь сыр бор разгорелся. Глянул он с балкона царского на Ахиллеса и говорит:

- Чем больше шкаф, тем громче падает. Тоже мне хуй с горы, у самих револьверы найдутся.

И велел трубить наступление.

Побежали троянцы в атаку. Час рубились, два рубились, вдруг видят — мужик в центре сражения стоит, весь в доспехах ахиллесовых, а вот рожи, правда, не видать. Но валит всех напропалую как Вильям Уоллес в «Храбром сердце».

- Братва, бля буду, так это ж Ахиллес! - закричали троянцы, - Вали его!

Набросились они на мужика всем кагалом и зарубили к хуям.

- Чё-то как-то быстро мы его замочили, - в недоумении почесали репу троянцы, - походу подстава какая-то.

- А вы что думали, хуеглоты троянские, что вот так вот просто героя древнегреческого на ноль помножите? - закричал Ахиллес выскакивая из-за рядов ахейского войска, - Дырку от бублика вы получите, а не Шарапова! Вы только что Патрокла, кореша моего лучшего, на тот свет спровадили. Нет вам, суки, прощения! А ну кто там из вас самый смелый? Выходи по одному! Щас я вас по законам военного времени репрессировать буду!

Вышел вперёд Гектор, царевич троянский, и говорит:

- Слышь, дядя, не пыли. За дружка твоего, конечно, звиняй, но ты ж понимаешь, алягер ком алягер. А ежели хочешь, чтоб тебе пиздюлей отсыпали по самое некуда, так и скажи. Это ты как раз по адресу обратился.

- Ну, стало быть, понеслась пизда по кочкам! - что есть мочи рявкнул Ахиллес и ну давай гонять Гектора вокруг Трои. - Ты у меня сейчас, сука, КМС по бегу на дальние дистанции станешь!- кричит вдогонку царевичу наш герой, - а также все остальные нормативы ГТО сдашь на «отлично»! Быстрее, выше, сильнее, блять!

В общем, не сдюжил супротив Ахиллеса царевич Гектор, пал смертью храбрых то ли от изнеможения, то ли от тридцати восьми колото-режущих ран.

- Ну что, волки позорные, кто ещё хочет комиссарского тела? - прокричал Ахиллес жителям Трои.

Но желающих больше не нашлось. Вспомнили вдруг троянцы, что дела у них дома неотложные резко появились — кто утюг забыл выключить, кто кота покормить.

- А ну вас на хер, - плюнул Ахиллес, - пойду-ка я лучше амазонкам пизды наваляю. Для них этот процесс знакомый и, в какой-то мере, даже приятный.

И пока наш древнегреческий герой занимался отчаянным промискуитетом в стане амазонок, чередуя неистовые коитусы с отчаянным смертоубийством, ахейские вожди задумали военную хитрость. Чтобы, как говорится, покончить с оплотом супружеской неверности, то бишь Троей, раз и навсегда.

- Думаю, лошадью ходить надо, - задумчиво предложил Одиссей.

- Ну, раз надо, значит пойдём, - охотно согласились греки.

Соорудили побыренькому деревянного коня масштабом один к десяти, посадили вовнутрь самых обезбашенных головорезов и подогнали к городским воротам.

- Это чё за хрень? - спросили со стен троянцы.

- Сувенир на память, - ответили греки, - Очень полезная в хозяйстве вещь. Если ещё тридцать одну такую же фигуру вырежете, можно будет в шахматы резаться под деньги.

- А что, это мысль! - обрадовались троянцы и затащили коня в город.

Ну а дальше началось самое интересное. Выскочили ночью греки из коня деревянного, и давай наводить шороху. Тут как раз и Ахиллес со своей братвой подтянулся.

- Не, ребята, это не честно, - возмутился он, - такой знатный кипиш и без меня.

Вот так и пала неприступная Троя. А вместе с ней и Ахиллес. Потому как запамятовал он наставление матушки и свои фартовые сандалии перед битвой так и не надел. А тут как раз на стене Парис с луком дальнобойным нарисовался.

- Эй ты, мудак древнегреческий, - крикнул он Ахиллесу, - щас ты мне за брата ответишь!

- Нюхай пятку — дам десятку! - весело воскликнул Ахиллес и полез на стену.

- Нюхай две — дам по голове, - пробормотал Парис и пульнул стрелой прям в ахиллесову пяту.

- Херня какая-то, а не геройская смерть, - успел подумать Ахиллес и испустил дух.

Какая в этой фабуле мораль? А она такова. Надо слушать маму и надевать надёжную обувь, когда идёшь гулять в соседний двор или на войну. Даже если ты древнегреческий герой.

Дубликаты не найдены

+1
А мне нравится, прикольно написано, матов да, многовато. Но каждый выражается как может, тем более мифы в такой смешной интерпретации я ещё не читала) Автор, ты молодец!
раскрыть ветку 1
0

Могу предложить такую же интерпретацию из более ранней мифической матершины))https://pikabu.ru/story/neizvestnyie_mifyiorfey_ili_quotwhil...

+1
"Мифы древней Греции для чОтких"-несем историю в районы.написано прикольно))
0
Если автор когда нибудь напишет книгу,я куплю его первым)))
раскрыть ветку 3
-2
И я, только сожгу ее нахрен
-2
Я тоже :)
раскрыть ветку 1
+1

Перепись первых объявляется открытой.

0

Интересная попытка, но с творениями castiarа и steeless не сравнить.

-4
Что за быдлоконтент?
раскрыть ветку 3
0
+1
0

Опаньки! Моралисты набежали. А выгляньте в окно, любезнейший. Видите линию горизонта? За ней фаллос. Вам примерно в ту сторону. И скатертью по заднице. Всех благ.

раскрыть ветку 1
-1
Если тебя назвали быдлом, то это не значит, что ты делаешь что-то аморальное, это просто значит, что скорее всего быдло.
Похожие посты
1938

Мифическое

И бонусная в голосовалке, герои!

Мифическое CynicMansion, Комиксы, Мифы, Древняя Греция, Медуза Горгона, Длиннопост

Сходу влетаю с двух ног: ребята, все и каждый из вас офигенны и я лично посылаю воздушные поцелуи в щитовидку каждого из вас! Красношапочное теперь самый рейтинговый выпуск у меня в аккаунте, а денежная поддержка вообще сбила меня с ног и укатила в страну "Это Вообще Реально?".
Ни на секунду не устану вас благодарить! Ну и, естественно, ничего не останется, кроме как продолжать делать комикс. Не расходитесь!

Показать полностью 1
1150

Слева - молот, справа - серп...

Что объединяет супергероя Логана-Росомаху, голову Медузы-Горгоны из древнегреческих мифов и малоприличную русскую поговорку "как серпом по яйцам"?

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Одна очень старая история.


Дело в том, что настоящие мифы довольно сильно отличаются от версии, изложенной в книжке Куна "Мифы Древней Греции", которую все мы читали в детстве.


В частности, все мы помним, что отец Зевса титан Крон пришел к власти, убив своего отца Урана. На самом деле он его не просто убил, а кастрировал. Даже в целомудренном Средневековье рисовали на этот сюжет не совсем приличные картинки. Вот такие, например.

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Кстати, обнаженная дама со звездой в районе бикини вовсе не купается в речке, как можно было подумать. Это не кто иная, как богиня любви Афродита. Дело в том, что известный тезис о том, что она родилась из пены морской не то чтобы врет, но скорее не договаривает.


Когда Кронос оскопил отца, папенькины причиндалы он не то выбросил, не то уронил в море в районе острова Кипр. Семя и кровь, попав в воду, образовали пену, из которой и родилась богиня, получившая прозвище "пенорожденная".

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Но на первой картинке есть одна ошибка - для этой э-э-э... операции Кронос использовал вовсе не нож.


А что же?


На известной картине "Оскопление Урана Кроном" Джорджо Вазари и Жерарди Христофано юный титан действует косой.

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Это уже ближе к истине, но тоже неверно. Победить Властелина Вселенной можно было только супероружием, и такая вундервафля в Древней Греции была.

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Как мы видим, это серп.


И могу сказать, что этот серп использовался довольно часто. Он послужил Гермесу для убийства Змеедевы Ехидны и тысячеглазого Аргуса, а позже герой Персей именно этим серпом обезглавил Медузу Горгону.


Вот так.

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Или даже вот так. Обратите внимание на лезвие меча.

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Что же такого выдающегося было в этом серпе?


Ответ простой - он был адамантиевый. Адамант - это фантастический сверхтвердый материал, рожденный в недрах Геи-Земли, из которого и был сделан серп-суперубивашка.


Да-да, тот самый адамантий, прославленный во всем мире марвелловскими комиксами.

Слева - молот, справа - серп... История, Мифы, Древнегреческая мифология, Комиксы, Marvel, Длиннопост

Но есть еще один нюанс. Арабское слово "алмаз", попавшее в русский язык через тюрков, восходит к греческому слову "адамас" (adamas) - "несокрушимый". Хотя в старорусском слова "алмаз" и "адамант" были синонимами, на самом деле греческий адамас изначально был металлом, скорее всего - сталью. Согласитесь, изготовить серп из алмаза проблемно, кроме того, в греческих мифах упоминаются еще и выкованные (именно выкованные!) циклопами адамантовые цепи.


Однако в русской культуре этот серп наверное уже навсегда останется "алмазным".


Помните песню Сергея Калугина "Восхождение черной Луны", которую Лукьяненко цитировал в романе "Императоры иллюзий"?


Я раскрыл себе грудь алмазным серпом

И подставил, бесстыдно смеясь и крича,

Обнажённого сердца стучащийся ком

Леденящим, невидимым чёрным лучам.


В общем, история про серп всесокрущающий изрядно наследила в мировой культуре и наверняка ее еще не один раз вспомнят.

______________

Это отрывок из моей книги "Служба забытых цитат"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 7
145

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА

Зевс (Юпитер у римлян) – верховный древнегреческий бог, отец всех сущего на земле и небе. Его атрибутами были свет и власть, а символом - орел. Зевс повелевал царями, законами и судьбами, владел титулами Собиратель туч, Посылающий ветер и Громовержец потому, что метал во врагов громы и молнии.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

В античном мире Зевса обычно изображали в облике могучего бородатого атлета, восседающего на троне со скипетром или пучком молний в руке. Знаменитая двенадцатиметровая статуя Зевса, созданная Фидием из золота и слоновой кости, считалась одним из семи чудес света. Она стояла в храме Зевса в городе Олимпия.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

Своего высокого положения Зевс добился в жестокой, кровопролитной борьбе. Он был самым младшим и последним сыном титана Кроноса и Реи. Два старших брата и три сестры Зевса были проглочены Кроносом, который опасался быть свергнутым своими детьми. Мать Рея спасла Зевса, подсунув Кроносу вместо младенца завернутый в пеленки камень. На Крите Зевса вскормила медом и своим молоком коза Амалфея.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

Д.Бернини. Коза Амалфея с Зевсом и Фавном. 1615


Повзрослевший Зевс сумел хитростью подмешать Кроносу рвотное зелье, чтобы тот изверг назад его братьев и сестер. Объединившись с ними, он пошел войной на отца и титанов, которые тогда правили миром. Кровавая десятилетняя распря увенчалась победой Зевса. Он проявил себя как искусный стратег, умеющий заключать выгодные союзы. Зевс привлек на свою сторону циклопов и сторуких (гекатонхейров), у каждого из которых было по пятьдесят голов и по сотне рук.


Однако, взойти на вершину Олимпа оказалось значительно проще, чем удержаться на ней. Как глава божественного пантеона, Зевс вынужден был погрузиться в суровую и неприглядную бытовщину. Как на тесной коммунальной кухне, боги и божки всех рангов беспрестанно плели интриги, устраивали козни друг другу, соблазняли чужих жен и т.п. Зевсу постоянно приходилось разруливать конфликтные ситуации, то тут, то там возникающие в его беспокойном хозяйстве. Да он и сам далеко не всегда оставался безгрешным. По праву верховного правителя, Зевс забирал себе всех самых привлекательных женщин.


Гесиод (VIII – VII в. до н.э.) в поэме «Теогония» утверждал, что у Зевса было семь жен: Метида, Фемида, Эвринома, Деметра, Мнемозина, Лето и Гера. Почти все они принадлежали к старшему поколению богинь и достались Зевсу как бы в качестве дани от тех племен, которые потерпели поражение от греков. Мать Афины Метида отличалась своей мудростью. Богиня справедливости и правосудия Фемида стала матерью мойр, богинь судьбы. От Эвриномы родились хариты, приносящие в жизнь радость, веселье и изящество. От брака с Деметрой родилась Персефона. Мнемозина родила девятерых муз. Шестая жена Лето произвела на свет близнецов Аполлона и Артемиду.


Последней женой Зевса была Гера, которая, между прочим, приходилась ему родной сестрой. Зевс задумал соблазнить ее, приняв облик маленького, дрожащего от холода птенчика. Гера прижала к груди птичку, чтобы согреть, но в тот же миг Зевс преобразился и попытался овладеть ею. Гера отвергала домогательства, пока Зевс не пообещал на ней жениться. Супружество продолжалось триста лет, а затем Зевс полностью охладел к опостылевшей супруге. Униженная Гера не смогла простить измену, не раз покушалась на жизнь Зевса и, как могла, гадила его новым фавориткам.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

Зевс и Гера. Камея I в. н.э.


Зевс обладал могучим темпераментом и дарил своим вниманием не только богинь, но также нимф и даже простых смертных женщин. Многочисленное потомство, произошедшее от этих связей ничуть не портило репутацию верховного правителя. Внебрачные дети только способствовали укреплению его авторитета. Тем более, что все они несли частицу божественной силы своего отца. Майя, дочь титана Атланта, родила от Зевса бога Гермеса. Впоследствии она вместе со своими сестрами была вознесена на небо и рассеяна в скопление Плеяды. Фиванка Семела вынашивала дитя Зевса до тех пор, пока не вмешалась мстительная Гера. Она погубила соперницу, но Зевс спас ребенка, зашив его в собственное бедро. Этим ребенком был бог Дионис.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

Рождение Диониса. Керамика конец V - начало VI в.в. до н.э.


Для того, что бы овладеть желанной добычей, Зевс нередко использовал свой излюбленный прием перевоплощения в другой образ. Так, к Данае он проник под видом золотого дождя, Антиопе явился в облике сатира, Леде - в облике лебедя, а дочь финикийского царя Европу похитил, превратившись в белого быка. Иногда, наоборот, превращал в животных своих подруг, пытаясь спасти их от преследований Геры. Так, дочь речного бога Ио он превратил в корову.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

Рембрандт. Даная и золотой дождь. Фрагмент.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

П.Рубенс. Леда и лебедь.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

В. Серов. Похищение Европы. 1910.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

Ио в образе коровы. Керамика 540-530 до н.э.


Богиня охоты Артемида также пыталась мстить Зевсу. Однажды он увлекся нимфой Каллисто, которая входила в свиту Артемиды. Не мудрствуя лукаво, Зевс принял облик Артемиды и соблазнил Каллисто. Все девушки из окружения Артемиды давали обет девственности. Когда богиня узнала, что Каллисто нарушила клятву и ждет ребенка, то пришла в ярость и превратила ее в медведицу. Спустя много лет сын медведицы-Каллисто едва не убил мать во время охоты. Лишь вмешательство Зевса предотвратило трагедию. Он забрал мать и сына на небо и превратил их в созвездия Большой и Малой медведицы.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

Ф.Буше. Юпитер (Зевс) и Каллисто.


Истинный сын своей эпохи, Зевс воздавал должное не только женщинам, но и мужчинам. Многие античные авторы, начиная от «Илиады» Гомера и кончая историком Страбоном, сообщают о любви Зевса к юному красавцу Ганимеду. Под видом орла он похитил юношу на Олимп и сделал своим виночерпием. За свою любовь Зевс вознаградил Ганимеда вечной молодостью и бессмертием.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЗЕВСА-ГРОМОВЕРЖЦА Древняя Греция, Мифы, Любовь, Длиннопост

П.Рубенс. Похищение Ганимеда.


Исключительные права Зевса (Юпитера) никогда не подвергались сомнению: «Quod licet Iovi, non licet bovi» ("Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку"). Эпоха античности не нуждается в оправданиях. Сегодня бы сказали, что Зевс ничем не отличается от альфа-самца, который занимает доминирующее положение в стае. Те же методы: безжалостное устранение соперников, беспрекословное подчинение, свободный доступ к самкам в любое время. Времена изменились, правила остались те же.


COPYRIGHT © Александр Сосновский

Показать полностью 10
59

Пандора (рассказ)

— Ты пришёл за помощью?

Дверь гостиничного номера тихо закрылась за спиной Димы, и он неуверенно прошёл вглубь шикарного люкса. Странный вопрос с порога немного сбил его с толку.

— Здравствуйте. Э-э... скорее за консультацией. Я пишу диплом по древнегреческим мифам, и кафедра послала меня к Вам.

Сидящая к нему спиной женщина удивленно оглянулась. Её стул повернулся вокруг оси, сталкивая их взглядами.

— Консультация? Такого ещё не спрашивали, — протянула она. На прекрасном, лишенном возраста лице отразился интерес. — То есть ты пришёл просто поговорить?

— Да, — растерянно кивнул Дима, глядя на странную женщину.

Ещё несколько мгновений они смотрели друг на друга. Наконец та, которую профессор на кафедре назвал попросту "знакомой из Греции", улыбнулась и снова откинулась на спинку стула.

— Хорошо. О чём ты хотел меня спросить?

Дима с облегчением выдохнул и сел напротив. Стол, разделявший их, был достаточно широким, чтобы положить и сумку, и тетрадь, и диктофон.

— Я пишу по теме "Отражение реальности в мифологии Древней Греции". Мы проверяем гипотезу, что в основу мифов легли не только вымышленные истории, но и настоящие события той эпохи. Вы знаете какой-нибудь миф, который доказал бы мою теорию?

Женщина задумчиво посмотрела на него, и под этим взглядом парень занервничал снова. Было странно задавать вопросы, сидя в номере с незнакомкой, о которой он не знал ничего, даже имени. Кроме того, Диме казалось, что сам вопрос звучит глупо, и, когда она открыла рот, он уже не сомневался, что будет осмеян.

— А разве в мифах есть хоть что-то вымышленное? — тихо спросила женщина.

Дима поперхнулся воздухом.

— Что, простите? — прокашлял он, тыча в кнопку диктофона.

Женщина усмехнулась и встала. Длинное платье обрисовало её стройный, высокий силуэт.

— Ты хочешь миф? Есть у меня один на примете. В нём, как в любой летописи, много лжи, но история, которую он рассказывает, была на самом деле.

Она остановилась у окна, глядя вниз на шумную улицу. Её задумчивое лицо отразилось в стекле.

— Все боги действительно существовали, — медленно начала женщина. — Они берегли человечество, как детей, и наказывали по своему усмотрению. Когда Прометей ослушался Зевса и подарил людям огонь, а вместе с огнём счастливую спокойную жизнь, громовержец решил отомстить.

Он послал на землю Зло. Это и было божественное испытание для его ослушавшихся детей. Великое Зло можно было остановить, но лишь пожертвовав собой и доказав тем самым чистоту рода людского. Одна жертва ради множества жизней. Слишком большая цена для любого из живущих в достатке. Никто не решался предложить себя, и тогда спасти человечество решилась Пандора, смертная жена титана.

Легенды сохранили её как виновницу всех событий, из любопытства открывшую проклятый сосуд. Это ложь. Не было никакого сосуда Пандоры, потому что сосудом была она сама. Собрав всю свою смелость, невестка Прометея встала на защиту людей и поглотила предназначенное людям Зло. Все пороки, болезни, невзгоды, все разрушительные силы сосредоточились в её хрупком теле и слабом сознании. Отныне она стала носительницей смерти человечества.

На удивление Пандора выжила. Заключенная внутри сила не разорвала её, не изуродовала, не очернила душу. Девушка оказалась сильнее, чем можно было надеяться, и продолжала жить с этой ношей. Так провалился план Зевса. Провалился бы... если не люди.

Сначала Пандору начали бояться — что если не удержит Зло внутри? Потом её возненавидели. Без всякой божественной помощи люди нашли в своих сердцах место для жестокости. Злоба нарастала. Сначала несчастную преследовали шепотки, потом сердитое молчание. Бывшие подруги отводили глаза, хмурились, и даже муж был бессилен защитить Пандору от всеобщего недоверия. Пандора держалась — бесстрашно, упрямо, гордо. Держалась, когда её толкали на базаре во время покупок, держалась, когда в спину кричали "грязная". Злая сила шевелилась внутри клубком змей, но девушка не давала ей выхода. А Зевс наблюдал за всем с небес и громоподобно смеялся.

Однажды титану потребовалось отлучиться, оставив жену одну дома. С дурным предчувствием на сердце покидал он любимую и просил никуда без него не ходить. Оставшись одна, верная его заветам Пандора села вышивать. А тем временем слуги провели через чёрный ход мрачных, суровых людей с оружием в руках.

Услышав шум за спиной, Пандора обернулась. Молчаливые горожане наступали на неё. Несчастная упала на колени, умоляя пощадить её, но те, кого она спасала, были непреклонны. Они решили, что Зло умрёт вместе с ней и никакие мольбы не помешают им защитить себя.

...Комната пропиталась слезами, криками, кровью. Отчаяние звенело в воздухе натянутой струной. Пандора лежала на ковре, умирая, и не могла поверить, что её предали. Солёные капли катились по мраморным щекам, и вся обида и боль, накопившиеся в душе за это время, разрывали её изнутри. Местный плотник поднял нож, чтобы нанести последний удар. И тогда Пандора позволила Злу вырваться из её истерзанного тела.

От города осталось пепелище. Зло, усиленное обидой, уничтожило и виноватых, и невиновных, сравняло с землей храмы, статуи, сады. Люди, предавшие свою защитницу, пылью рассеялись в воздухе, и вернувшийся титан нашёл лишь рыдающую Пандору.

Женщина помолчала. Дима ждал, не зная, что ответить. Наконец гречанка обернулась и загадочно улыбнулась ему.

— Пандора вновь забрала Зло из мира, заключив в себе, как в сосуде. Разрушительная для всего живого сила срослась со своей хозяйкой, поддерживая, защищая от болезней, омолаживая. Оставив человеческий род, Пандора удалилась в горы, наблюдая за людьми оттуда. Поколения сменяли друг друга, а она всё жила, храня в себе мощь, которую могла применить как во зло, так и во благо. Со временем люди привыкли к ней, и те, кто ещё помнил о Пандоре, иногда приходил просить её помощи. Она стала невидимой хранительницей мира, и даже покинув своё одинокое убежище, продолжала избегать дружбы, любви и доверия к кому-либо.

Дима потупил взгляд. Постучал пальцами по столу, собираясь с духом.

— Но госпожа... простите, не знаю Вашего имени... Мне нужны истории об известных персоналиях, сражениях, царях, а не новая версия сказочной легенды.

Женщина тихо хмыкнула. В её тёмных глазах мелькнула снисходительная насмешка.

— В таком случае ничем не могу помочь. Попроси на кафедре, чтобы посоветовали кого-то другого.

Юноша подавил вздох и встал. Кто бы мог подумать, что профессор посоветует ему какую-то полоумную сказочницу. Коротко кивнув на прощание, он вышел из комнаты.

Оставшись одна, Пандора взяла со стола мобильный. Длинные гудки сменились знакомым голосом.

— Профессор Огненосный слушает.

— Зачем ты отправил ко мне этого мальчика, Прометей? — поинтересовалась Пандора без лишних приветствий. Кончики её пальцев, которыми она вела по столу, едва заметно потемнели.

В трубке послышался слабый вздох.

— Подумал, что мир готов узнать правду. Выходит, зря.

Женщина слабо улыбнулась.

— Выходит. Ещё пару столетий?

— Посмотрим.

Короткие гудки заменили прощание. Вздохнув, Пандора положила телефон обратно на стол.

Показать полностью
796

Книга из детства. Легенды и мифы Древней Греции

Я не знаю, что было раньше яйцо или курица и соответственно мне сложно понять: я полюбил историю из-за книги "Легенды и мифы Древней Греции" или же я полюбил книги из-за своей любви к истории. Хотя уже не важно, что было раньше. Главное в моей жизни была и есть эта книга.

Николай Альбертович Кун. "Легенды и мифы Древней Греции". Если составить топ-5 любимых книг детства, то эта книга уверенно будет в него входить. Книга-легенда. на этой книге выросли тысячи детей, они проживали сотни жизней вместе с героями книги Куна. Сочувствовали им, переживали за них, вместе с ними воевали и побеждали.

Примерно такую книгу я брал в своей любимой 9 районной библиотеке.

Книга из детства. Легенды и мифы Древней Греции Что почитать?, Книги, Древнегреческая мифология, Мифы, Длиннопост

Я читал ее десятки раз. Я знаю наизусть все подвиги Геракла, родственные связи греческого пантеона, кто, кому, куда и где. Я рос зачитываясь подвигами Тесея и Персея, путешествиями Одиссея и Ясона. Каледонская охота, аргонавты, троянская война. Это было просто чрезвычайно увлекательно!

Собственно поэтому я терпеть не могу голливудские экранизации древнегреческих мифов. В угоду зрелищности события путают, перевирают и трактуют совсем не так, как я привык читать в детстве. Нет, я вполне допускаю, что и Кун где-то что-то мог добавить, поменять или убрать для пущего эффекта, но все таки есть разница. На одной стороне весов профессор, ученый, редактор отдела истории Древнего Мира Большой Советской Энциклопедии и сценаристы, знающие о мифах то, что это мифы. Так у них Геракл становится сыном Геры, Хирон становится слугой Алкмены. И от экранизации к экранизации ворох ошибок тоько растет.

Нет, в юности конечно было забавно смотреть "Удивительные приключения Геракла" с Кевином Сорбо и "Ксену королеву воинов" с Люси Лоулес, хотя хоть убейте понять не могу, почему она королева, если она из крестьянской семьи, королевства своего нет, народа нет, но королева. Но с мифами Куна эти фильмы роднят лишь имена героев, да названия местностей.

Ну а еще, мне жена подарила на один из моих дней рождений вот такое замечательное издание Куна! С тех пор прошло уже немало лет, а книга не перестает меня радовать!

Книга из детства. Легенды и мифы Древней Греции Что почитать?, Книги, Древнегреческая мифология, Мифы, Длиннопост

Издательство Вече, 2008 год, серия Всемирная мифология.

464 страницы счастья с цветными иллюстрациями. Возможность окунуться в детство, вспомнить как на каникулах бежал в библиотеку за любимой книгой. И читать, читать, читать...

Книга из детства. Легенды и мифы Древней Греции Что почитать?, Книги, Древнегреческая мифология, Мифы, Длиннопост

Данная версия книги состоит из 2 частей. Первая чать Боги и Герои рассказывает нам о рождении богов, кто кому папа, мать, брат, сестра... Вторая соответственно про героев. Прометей, Персей, Геракл, Беллерофонт. Каждое имя открывает свою дверь в незабываемые приключения.

Вторая часть, это Древнегреческий эпос. Исторя об Аргонавтах, Троянский цикл, Одиссея, Семеро против Фив. Я даже затрудняюсь сказать, что интересней. Надо все перечитать заново!

Очень удачно сыну задали на летнее чтение мифы Греции и славянские мифы. Начнем с Куна, а там посмотрим.

И если уж говорить о мифах, то я не могу не вспомнить Г.Л. Олди и их "Герой должен быть один". Которая в дальнейшем переросла в Ахейский цикл. Эти книги очень удачно легли на основу заложенную Куном. Да, немного по другому. Да необычно и неожиданно. Но в целом без особых противоречий с первоисточником.

Книга из детства. Легенды и мифы Древней Греции Что почитать?, Книги, Древнегреческая мифология, Мифы, Длиннопост

Эта книга тоже занимает свое законное место на полке и регулярно перечитывается.

Ну и в заключение.

Читайте друзья! Читайте больше и чаще! Читайте всегда и везде!

Показать полностью 4
75

Орфей "по ту сторону баррикад"

Автор: Александр Муллагазиев.


Наверное, все помнят Орфея. Того славного парня, который круто пел и лучше всего давал соло на своей чудесной лире. Он был сыном даже не маминой подруги, а самого Апполона и, надо сказать, успешно оправдывал звание отпрыска одного из самых почитаемых богов всея Эллады.


История любви Орфея и Эвридики – самая печальная, самая романтичная, самая-самая… Но мало кто знает, что именно этот прекрасный юноша стал одним из первых приверженцев ТНН и научил суровых фракийских мужиков крепкой мужской любви. «А как же Эфридика?», спросите вы. Да из-за этой мадмазели Орфей и перешел в «другую команду»!


В общем, дело было так. Орфей, конечно, с рождения не особо задумывался, чтобы «перепахать задний дворик» ближнему своему, даже несмотря на то, что его отец был знатный ходок по мальчикам. Орфей рос обычным полубожественным гетеро парнем, совершал подвиги, играл на лире, пел, а потом действительно влюбился в прекрасную Эвридику. Правда, как известно, любиться у них вышло не так уж и долго, Эвридика отправилась гулять куда не следует, её куснула гадюка и юная красавица быстренько отбыла в царство к Орфеевому двоюродному дедушке Аиду.


Орфей не долго думая отправился за ней, с великим трудом один из немногих живущих он смог пробраться в царство мертвых, очаровать самого Аида и попытался вызволить свою женушку, но… Прекрасной Эвридике оказалось слишком сложно следовать четкому ТЗ, она обкосячилась и, как следствие, осталась мертвой на веки вечные, чем окончательно разбила хрупкое Орфеево сердечко. Вот тут парень и пошел во все тяжкие.


Согласно старине Овидию, выбравшись из царства мертвых и вдоволь поплакав, Орфей оправдано заявил, что Эвридика, так-то, не очень умная женщина, на неё столько усилий потрачено, а она, значит, утопила в Стиксе все полимеры. Да и вообще все женщины, в принципе, не очень умные (кроме богинь, конечно, от этих можно и леща получить). В общем, все проблемы из-за баб, а кто спит с девчонкой – тот сам девчонка. Сказано – сделано, от всех женщин Орфей успешно навсегда закрылся как от недостойных. Но тут возникла небольшая проблемка, дело в том, что полубожественные сексуальные желания тоже нужно удовлетворять, а использовать для этого отвергнутых женщин как-то не комильфо. Вот тут то и пригодилось крепкое красивое мужское… Плечо. В общем, во время этого самого душевного откровения, Орфей как раз был во Фракии, так что фракийские мужчины первыми испытали на себе всю силу полубожественного «вмешательства». Орфей научил фракийцев «мужской любви», потом эти дела дошли и до центральной Эллады и, как гласят легенды, именно с тех пор греческая фаланга столь уязвима с тыла.


Долго ли коротко ли гействовали Апполон и фракийские мужики, но тут на горизонте появились новые персонажи(ки) – менады. Менады или вакханки это вообще, конечно, тема для отдельного разговора. Сейчас про них достаточно будет сказать, что эти девчонки были наглухо отбиты даже по меркам Древней Греции и постоянно творили всякую дичь. Ну на то они и последовательницы бога буйств и алкоголя, с другой стороны. Так вот, эти самые вакханки однажды страшно воспылали стастью по отношению к прекрасному Орфею. Орфей же, как я и говорил, строго придерживался принципа ТНН и от своих идеалов не отступился, даже несмотря на недобрую славу «подкатывавших» барышень.


В общем, Орфей крепко накрепко ударился в гейство и женоненависничество, а за это об Орфея ударились розги и прочие подручные предметы. Короче говоря, забили менады Орфея до смерти. Не стоило ему забывать, что опасными и отбитыми женщинами в Греции были не только богини. Хотя в целом, конечно, довольно странный способ сексуального удовлетворения со стороны менад, тут не поспоришь.


Вот так погиб один из самых романтичных героев Эллады, от рук перевозбужденных последовательниц бога пьянств и веселья. Менадам, кстати, это дельце с рук тоже не сошло, даже несмотря на то, что обычно им прощали все их «безобидные» шалости. Своих нетолерантных последовательниц Дионис превратил в дубы (бревна). Фракийские мужчины тоже не остались в стороне, все-таки крепкую мужскую любовь Орфея они на себе прочувствовали больше всех других. С тех пор фракийские женщины носят татуировки на лицах в знак позора всего женского рода погубившего одного из величайших людей во всей Греции.

Ну а Орфей сохранил ненависть к женщинам и после смерти. Еще бы, сначала женушка так жестко факапится, а потом тебя вообще убивают похотливые озорные девы. Бррр. В общем, парни, если вас обидят женщины, вы знаете, кому можно излить свои страдания.

Орфей всегда смотрит на вас с небес, ведь его душа назло всем женщинам планеты переродилась в чудном созвездии Лебедя, которое находится недалеко от созвездия его тоже вознесенной волшебной Лиры.


А ведь такого мужика погубили, эх…


P.S.

Редкое фото: милые вакханки сажают Орфея на вилы за то, что он их не хочет. Цвета восстановлены.

Орфей "по ту сторону баррикад" Cat_cat, История, Древняя Греция, Мифы, Древнегреческая мифология, Длиннопост

Источник: https://vk.com/wall-162479647_142526

Автор: Александр Муллагазиев.

Личный хештег автора в ВК - #Муллагазиев@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 1
36

Лего Арго (Легендарный Корабль)

Давным-давно группа греков, включавшая в себя Геракла и Тесея, с Ясоном в главе отправилась в долгий поход за великим Золотым РУно. Отправились они на корабле, именуемым Арго. Они были настолько знамениты, что девушки спрашивали своих любимых: "А ты настолько же смел, как и аргонавты?"

Позвольте же вам показать Арго, корабль, на котором был совершен столь долгий и наполненный приключениями поход.

Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост
Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост
Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост
Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост

На корабле вы можете увидеть самих аргонавтов, Геракла (величественный воин с бородой и светлыми волосами, на плечах которого отсутствует львиная шкура( на большинстве фото также и лицо)), Ясона во главе и барабанщика, создающего ритм для гребцов. Носовой фигурой являются головы Гидры, ранее уже побежденной могучим Гераклом.

Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост
Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост
Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост
Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост

Давайте разберемся, каковы функциональные особенности корабля:

1)Передними Рычагами выдвигаются ряды весел

2)Весла могут иммитировать вращательное движение гребцов с помощью задних шестеренок.

Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост
Лего Арго (Легендарный Корабль) LEGO, Корабль, Мифы, Древнегреческая мифология, Легенда, Греция, Игрушки, Длиннопост

Именно поэтому вы можете воссоздать часть этого чудесного мифа с помощью Лего.

Я рад, если вам понравилось, особенно рад, если вы поддержите эту идею. Удачи вам и хорошего дня!

Я также выложил эту модель на лего идеи. Если вы сможете ее поддержать по ссылке ниже , я буду безумно вам благодарен, ибо у меня сейчас множество идей, что можно сделать еще из мифов. Я хочу рассматривать не только мифы древней греции, но также и древнерусскую мифологию (например тот же горыныч чего стоит). А также стоит учесть просто древнюю историю, ибо там есть множество событий, которые интересно воссоздать в Лего. Поэтому буду рад, если и вы подкинете мысли на этот счет.

Ссылка на пост: https://ideas.lego.com/projects/104286e0-db73-431a-8153-df84...

P.S.  Наконец-то хоть какую-то идею приняли, а то Зета Шатл из ЗВ мы принять не можем, Стража из Хало мы принять не можем, Салун из мира дикого запада мы принять не можем, Любую модель по масс эффекту мы принять не можем. 
Показать полностью 8
52

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа.

Образ античного героя грандиозного полотна «Наказание Сизифа» был взят Тицианом Вечеллио из древнегреческого мифа, повествующего о том, как хитрейший греческий царь выдал людям тайны богов Олимпа, за что и понес тяжкое наказание.


Это полотно, впечатляющее своими размерами - около двух с половиной метров в высоту и шириной более двух метров, у зрителя вызывает ощущение остановки течения времени и бесконечности.


Тициан за счет красочной палитры и мастерского использования света и тени сумел на холсте великолепно передать фактуру и склад атлетической фигуры античного героя,

освещенной последними закатными лучами солнца.


Мускулистое его тело как бы намертво слилось с огромной каменной глыбой в единый монолит, не уступая ей в твердости; и которое олицетворяет бесконечный и бесполезный тяжкий труд, называемый "Сизифововым"


Миф о хитром Сизифе, посмевшем тягаться с богами Олимпа


Античная греческая мифология насыщена множеством ярких героев, одним из которых был коринфский царь Сизиф. Существует несколько версий легенды, связанной с этим именем, но все сводятся к одной сути: Сизиф, будучи чрезмерно хитрым, коварным и изворотливым человеком, умудрился нажить себе недоброжелателей не только среди людей, но и среди богов.

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

Как повествует одно из древнегреческих преданий: однажды Сизиф осмелился разоблачить в неблагочестивых деяниях самого владыку Олимпа - бога Зевса, который страшно разгневавшись, послал к провинившемуся царю смерть в облике бога Танатоса. Дабы тот незамедлительно низверг Сизифа в царство мертвых к Аиду, а тот подверг его самым жестоким мучениям.


Однако хитрый Сизиф не оплошал, он устроил Танатосу почетную встречу за роскошным столом и, напоив бога, велел его заковать в оковы. На земле сразу же перестали умирать люди, даже тяжело больные и смертельно раненые воины, которые сами просили прекратить их страдания.


Но смерть не приходила к ним. И никто уже не приносил жертвы богам подземного царства. И сам владыка царства умерших - Аид удивлялся, почему так долго не появляются в его владении новые тени усопших. Этого беспорядка не вынес бог войны Арес, он лично прибыл в Коринф и освободил Танатоса из оков, первой жертвой которого стал, конечно же Сизиф


Но и на этот раз хитрость и изворотливость царя взяли верх, он перед смертью приказал своей жене Меропе, чтобы та после его ухода в царство мертвых оставила тело без погребения и не совершала никаких заупокойных обрядов. И поскольку ритуальный обычай был дерзко нарушен, возмущенная душа Сизифа обратилась к Аиду и Персефоне с просьбой отпустить его в мир живых на три дня, чтобы он мог позаботиться о собственных похоронах, а заодно и хорошенько наказать нерадивую жену. И боги царства мертвых, растроганные его благородным негодованием, согласились отпустить неупокоенную душу Сизифа на этот срок.


Однако, вернувшись в мир живых, Сизиф напрочь забыл о своем обещании. Куда уж лучше было хитрому коринфскому царю жить под голубым небом и нежиться под теплыми лучами солнца и радоваться, что посчастливилось ему одному из всех смертных вернуться из мрачного царства, а не быть тенью умершего во владениях Аида.


Но это уже не сошло с рук лжецу. Аид, сильно разгневавшись, вновь послал бога смерти за душой Сизифа, которую Танатас и низверг в преисподнюю.


С тех времен и несет тяжкую кару в загробной жизни за все свое коварство, за весь обман, которые совершил на земле коринфский царь. И вынужден подымать на высоченную, гору огромный камень. Изможденный тяжким трудом из последних сил доходит Сизиф почти до самой вершины: еще небольшой шаг и окончен будет Сизифов труд, но зловещий камень выскальзывает с его рук и с грохотом катится вниз, вздымая шлейф пыли. И вновь начинает свою работу коринфский царь.


Наказание за непослушание смерти продолжается и поныне: так и тащит свою тяжкую ношу Сизиф, но никак ему не суждено достигнуть горной вершины.


Сизиф, олицетворяющий "сизифов труд" в творчестве художников, скульпторов, поэтов

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

Скульптура "Сизифов труд". 1534.


Одиссей, видевший Сизифа в царстве теней, так повествовал о нем:


Видел я также Сизифа, казнимого страшною казнью;

Тяжкий камень снизу обеими влек он руками

В гору; напрягши мышцы, ногами в землю упершись.

Камень двигал он вверх; но едва достигал до вершины

С тяжкою ношей, – назад устремлялся обманчивый камень.

Снова силился воздвигнуть тяжесть он, мышцы напрягши.

Тело в поту, голова вся покрыта черною пылью.

(Гомер. Одиссея. XI, 594 – 600.)

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

«Сизиф». Автор: Karl Kopinski.

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

«Сизиф». Автор: Наталья Папирна.


По прошествии многих столетий в восприятии людей образ героя античности Сизифа постепенно видоизменился – он стал вызывать не презрение, а сочувствие. На второй план отошли его нелицеприятные деяния, он стал восприниматься как человек, который построил прекрасный город, не побоялся разоблачить Зевса Громовержца, "водил за нос" саму смерть.

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

Сизиф. Италия.Озеро Маджоре.

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

«Сизиф». Автор: Аркадий Острицкий


Могила же Сизифа, издавна находившаяся в тайном месте неподалеку от Коринфа, со временем стала считаться священной. Тяжкая кара перестала восприниматься как заслуженное наказание, а стала символом мстительности и злопамятности богов.


А сам Сизиф - хитрейший из греков - после смерти нашел свое воплощение в творчестве многих художников, скульпторов и стал олицетворением бесплодного труда, называемым «Сизифовым».

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

«Сизиф». Автор: Николай Бурдыкин.

Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа. Сизиф, Древняя Греция, Мифы, Длиннопост, Познавательно

«Сизиф». Автор: Франц фон Штук.

Автор: kulturologia

https://kulturologia.ru/blogs/061117/36513/

(с.) https://kulturologia.ru

Показать полностью 8
167

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью

"Древнегреческие мифы" - звучит очень поэтично и красиво. Но на самом деле, это чудовищно жестокие истории, полные интриг,  страданий и боли.


Одна из таких историй, описаная Овидием в его " Метаморфозах ", миф об Аполлоне и Дафне.

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Сюжет прост. Жил могучий бог солнца Аполлон. Делал что хотел. И остановить его , или пойти против его желаний не мог никто.


Однажды Аполлон увидел Дафну. Девушка была нимфой, дочерью богини земли Геи и одного из речных богов.


Аполлон захотел ее. И гнался за ней, как волк за зайцем.
Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Дафне Аполлон не нравился. Она его не любила и любить не собиралась. И не горела желанием быть изнасилованной.


Но девушка не была богиней, не имела сил сопротивляться, и могла только пытаться убежать.


Когда бог схватил ее, она начала молить о помощи своих родителей . И добрые родители отлично помогли - превратили дочь в лавровое дерево. ( не знаю это лучше изнасилования или нет)

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Овидий  не поскупился на подробности. Оказывается несчастная  девушка  стала жертвой разборок между богами. Так бог любви Эрос отомстил Аполлону: боги поссорились и Эрос поразил стрелой любви Аполлона, а Дафну стрелой антилюбви.


Нимфа превратилась в лавр. Аполлон не смог изнасиловать дерево, слегка погрустил и забыл - не первая, не последняя. А несчастная, беспомощная игрушка богов, умерла чудовищной, медленной смертью, отлично понимая,что с ней происходит...


Скульптура изображает момент превращения живой, юной девушки в дерево. На руках уже выросли листья. Из пальцев ног полезли корни, на ноге и животе образовалась кора. А на лице предсмертный ужас.

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Не мне судить, но у родителей нимфы были странные представления о помощи дочери.


Какой-то сюжет фильма ужасов - из тебя растут корни, ветки с листьями. Жуткие муки. Ты в сознании,и  все соображаешь. 

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

«Аполлон и Дафна» (итал. Apollo e Dafne) необыкновенно талантливая работа итальянского мастера Бернини.

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Скульптура в стиле барокко, сделана из каррарского мрамора.


Высота 243 см.

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Бернини начал работать над «Аполлоном и Дафной» в 1622 году по заказу кардинала Боргезе, но отложил работу для создания скульптуры Давида.


Композиция была завершена только в 1625 году.

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Сейчас скульптура находится в Галерее Боргезе в Риме.

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост

Страшная легенда в идеальном исполнении. 

Нимфа, которая не ответила богу взаимностью Скульптура, Мифы, Древнегреческая мифология, Барокко, Насилие, Фотография, Длиннопост
Показать полностью 9
48

Забавная мифология. Троллиада и Идиссея. Ч. 23

50. Отцы и дети


Завтрак для Эвмея и Одиссея началось с эпического «Свинопас, открывай, Телемах пришел!». Свинопас открыл, умилился и кинулся к Телемаху обниматься. Объятия Телемах снес стоически – зато потом увидел невыясненного бродягу, который лупал глазами из угла. И поинтересовался – а шо это, собственно, такое тут завелось.


– Да вот странник несчастный, – ответил Эвмей. – Пожалуйста, пожалуйста, не проси меня пересказывать тебе его историю! Лучше возьми его во дворец. Он хороший.


Телемах с подозрением посмотрел в честные глаза Эвмея, где значилось «Этот бродяга нас тут через три дня в Аид сведет своими историями». Потом – в еще более честные глаза Одиссея (здесь он содрогнулся и подумал: «А оно мне надо?»). И блестяще проявил отцовские гены:

– Меч дам, одежду дам, а остальное… А-а-а-а, бедный я, несчастный, мое имущество расхищают буйные женихи-и-и-и! А-а-а-а, я даже не могу открыто явиться домой, потому что это опасно! Эвмей, кстати, сходи к маме, скажи, что я уже вернулся.


Эвмея плавно вынесло звуковой волной за горизонт действий. Одиссей же внимал талантам сына в восхищении – пока его не позвала на двор Афина с «Пст, не хочешь немного красоты?». Так что Одиссей отпросился на минуточку из дома, получил на улице по голове божественным жезлом – и вернулся обратно а-ля звезда модельного бизнеса. И, само собой, Телемах, который ждал от кратковременной отлучки какого-то не такого эффекта, прореагировал форсажным воплем: «Да ты, наверное, бог! Мы принесем тебе богатые жертвы!»


«А хорошо бы», – подумал Одиссей, но устоял и срезал сына ответной сенсацией:

– Я твоё родное папо! Давай, приди в мои объятия!


Телемах посмотрел на объятия с понятным подозрением. Потому что, как известно, где-то на Олимпе там Зевс, который тоже любит превращаться и обнимашки. И потому что тут вроде как было нечто страшное и корявое, а теперь оно аж глаза слепит, только глаза все те же – честные.


– Да ты не сомневайся, – подбодрил Одиссей. – Тут где-то поблизости Афина шастает, так вот, сначала она меня маскировки для превратила в бродягу, а теперь вот дала мне жезлом по голове…


Тут Телемах поверил, что такое может нести только его незабвенный папка, а потому радостные обнимашки все же состоялись. Сразу же после обнимашек состоялся военный совет, на котором выяснилось, что:


– женихов понаехало сто восемь человек, так что силы, как бы, мягко говоря, неравны (Телемах бьет себя в грудь, Одиссей вспоминает Ахилла и ухмыляется).


– на стороне женихов некоторые рабы и рабыни, так что силы еще более неравны, чем казалось до того (Телемах в отчаянии, Одиссей вспоминает Харибду и ухмыляется еще шире).


– женихи очень активно расхищают владения, а еще, возможно, хотят убить Телемаха, так что действовать нужно форсажно (матерый ветеран Троянской войны вздыхает и ощущает, что вот это как раз непривычно).


Но зато на стороне Одиссея играла Афина, которая, как известно, многофункциональна. Еще в активе точно имелся свинопас Эвмей.

Так что можно было начинать активные партизанские действия. Как и положено – с разведки.



Античный форум

Гермес: Ставки, ставки, принимаются ставки!

Арес: Но там же сто восемь женихов.

Афина: Но там же Одиссей.

Арес: А можно утроить?

Гермес: Ставки?

Арес: Количество женихов. А то счет какой-то неравный получается…



51. Разведка и немножко боем


На следующее утро команда Одиссея двумя бодрыми разведгруппами выдвинулась в сторону дворца. В первой группе окапывались Телемах и прорицатель Феоклимен, и здесь все было обыденно: дружные здравницы от женихов (которые недавно договорились Телемаха при случае убить), сдержанные рыдания Пенелопы («Этот Одиссей, чтоб ему провалиться!») и обязательные прорицания Феоклимена, что да вернется Одиссей, вернется, вот уже почти и возвращается.


Прорицатель в кои-то веки был почти что прав: как раз в это время Одиссей и вправду возвращался. В виде бродяги и в феерической компании свинопаса, с аккомпанементом из пенделей от пастуха Мелантия. Возвращение Одиссея было столь эпичным, что на его пути дохли даже собаки: древний песий пенсионер Аргус в два счета признал хозяина, понял, что спокойная жизнь закончилась и тут сейчас начнется трэш, и в панике ломанулся в собачий Аид прямо от ворот дворца.


Одиссей смахнул слезинку и пробормотал, что не ожидал, что его камуфляж действует так, но… нужно проверить, может, и с женихами будет такой же эффект. Так что он отправился на пир и принялся проводить психологическую атаку комбинированными способами.


Сначала женихов настигал вопль: «Сами мы не местные!» Потом они могли видеть странника во всей красе грима от Афины. И обонять. Совокупно зрелище могло заставить любого жениха догнать и перегнать пса Аргуса на пути в Аид – если бы женихи были трезвы. Женихи, понятное дело, трезвы не были. Потому все попытки психологической атаки разбивались о нежное: «Ой, бомжик, даже симпатичный, а давайте что-нибудь ему дадим!»


Правда, жених Антиной явно недобрал даров Диониса и попытался Одиссея прогнать. «Жадина-говядина, – отозвался на это дело Одиссей, который стал почти что профессиональным нищим. – В чужом-то доме мог бы хоть что-то дать!»


«Идея, – подумал Антиной. – Надо ему дать». И он от души дал Одиссею по спине скамейкой.

Скамейка не вынесла жестокой действительности и столкновения с тылом героя. «Мебель в доме ломают, сволочи», – хмуро подумал Одиссей, почесывая лопатку и созерцая щепки.

И разразился настолько зловещими прорицаниями по поводу будущего Антиноя, что остальные женихи перепугались в том смысле, что а вдруг вот это вот – Зевс?!


Тем временем на поле действий галопом прибыла конкуренция. В смысле, другой нищий по имени Ир. Этот с ходу перешел к предъявам в духе «Это моя точка и мои женихи, ой, ну то есть в смысле, а ну пошел вон, а то ка-а-ак дам!» «А ты и попробуй», – согласился Одиссей, посматривая на то, что до столкновения с его спиной было скамейкой. Тут женихи тоже решили, что организовать бой бомжей – это будет весело, а потому назначили награды (козий желудок и точка сбора милостыми – за победителем), обозначили углы ринга и стали ждать подготовки бойцов. Подготовка Одиссея включала сдирание одежды, обнажение бицепсов-трицепсов и перебирание вариантов судьбы Ира (полет в стратосферу, экстренный путь в Аид, оторвать бошку с одного удара, сделать особо жестокую «крапивку»…). Подготовка со стороны Ира включала попытки не упасть еще до боя и мысли в духе: «Шо у него там за набор Геракла под одеждой, у него что – абонемент в качалку для бомжей? А-а-а-а, я не подряжался драться с этим античным шаолинем…»


Бой был прост и короток: Ир стукнул Одиссея в плечо и ушиб кулак, Одиссей стукнул Ира в голову и ушиб всего Ира. После чего вытащил противника за ворота, посадил и сказал, что так и было.


Даже женихи слегка прониклись быстрым нокаутом. Наиболее адекватный – Амфином – даже принес страннику вина. Странник в ответ по-доброму посоветовал жениху уматывать. Амфином не послушал и, как потом оказалось, очень зря.


Тем временем в зал спустилась Пенелопа, которую неутомимая Афина успела существенно отреставрировать во сне. Божественный мейкап был божественен, и женихи сходу прониклись восторгом. Пенелопа же сходу раздала люлей сперва сыну («В доме ломают мебель и обижают странников! Причем, мебель ломают о странников…»), а потом и женихам, задвинув речь о том, что вот, они расхищают имущество в доме. А раньше было не так, раньше женихи дарами склоняли невесту к себе! Женихи уже примерно понимали, чем кончится, но все же попытались дарами склонить невесту к себе. Пенелопа взяла дары, хмыкнула что-то вроде: «Я пока не склонилась!» – и отправилась в свои покои. Одиссей прослезился («Моя ж ты девонька!»).


Дальше пир продолжился до вечера, и Одиссей напросился следить за светильниками. Один из женихов даже решил спетросянить по этому поводу:


– Господа, боги послали нам античный диско-шарик! Глядите, сколько света лысина этого странника вырабатывает!

Но уж к доморощенным стэнд-ап комикам Одиссей привык настолько, что мог бы их сделать левой пяткой.


– Ух ты, какой ты могучий, – ответил он. – А вот представь – вернется хозяин, и ты разовьешь скорость в десять Гермесов. Как ты думаешь, ты точно попадешь на такой скорости в эту вот дверь?

Рассерженный Эвримах схватился за доступное – за скамейку. Позабыв, что это средство на Одиссея точно не действует.


На сей раз Одиссей не стал портить мебель и ушел от скамейки в изящном уклоне (агент Смит обнимает Нео, и они вместе долго плачут в стороне). Тут Телемах заявил, что пир пора бы заканчивать, а то скамеек на всех может не хватить.


Женихи послушно разошлись, а Телемах и Одиссей яко тати в нощи заперли рабынь и принялись выносить оружие. При этом в качестве персонального переносного прожектора выступала, опять же, Афина. «А что это такое горит, – удивился Телемах. – Неужели это Афина, и она умеет светиться в темноте?» В ответ Одиссей посоветовал сыну лишнего не спрашивать, ибо кто знает, что там такого на этом Олимпе залегает. И как, сынок, волосы не выпадают? Вот молчи, не спрашивай, и от света подальше, подальше…


В общем, граждане герои как раз убрали из зала все оружие, но тут Одиссею сказали, что Пенелопа желает побеседовать с ним перед сном.


Одиссею представлялась уникальная возможность наврать даже и жене, перед самым возвращением. Само собой, упустить он ее не мог.


Античный форум:


Арес: А это такой новый боевой стиль – «Метательная скамья»?

Гермес: Ага, очень популярен на некоторых пирах.

Дионис: Есть еще «Метательная амфора», «Метательный стол», «Метательная нимфа», «Метательный светильник», «Метательный Гермес»…

Гермес: Объединяются все стили в единое мастерство «Посейдон опять в неистовстве».

Дионис: Перебивается единственным боевым стилем «Пендель из невидимости».

Аид: Кому-то здесь нужно мое боевое искусство?

Все покинули форум.

Показать полностью
42

Забавная мифология. Троллиада и Идиссея. Ч. 22

48. И тут вдруг Родина!

Хто я? Дзед-барадзед
Абышоў белы свет
А цяпер у ціхі час
Завітаў да вас!

Предположительно, белорусская версия Одиссея

На следующий день порядком поникшие под грузом рассказов Одиссея феакийцы начали готовить корабль к отплытию: грузить богатые дары, пировать и прикидывать, какую скорость нужно развить, чтобы не вспоминать до конца своей жизни байки о троянской войне или острове Калипсо.
Томным вечером Одиссей взошёл на корабль и исполнил свой коронный трюк: безмятежно опочил. Здесь по всем правилам жанра корабль должен был перевернуться, наскочить на рифы, пристать не туда или выкинуть еще какой-нибудь трюк. Но феакийцы о законах жанра не знали ничего, потому попросту за одну ночь довезли Одиссея до Итаки, положили на песочек, рядом положили дары и тихо-тихо на цыпочках убежали на корабль, переговариваясь шепотом: «А вдруг он проснется и опять заговорит!» Чем породили смуту и беспорядок решительно для всех: на Олимпе вдруг осознали, что феакийцы поломали шикарный квест, за которым можно было наблюдать буквально бесконечно.
Больше всего гневался Посейдон, потому что «я тут их предупреждал, чтобы путников не отвозили домой, а они опять отвозят, причем самого Одиссея, а он моего сыночку обидел». Гневный яжотец отправился спрашивать совета у Зевса – на предмет «феакийцы меня обидели, как мне лучше надуть им в тапки». После продолжительных братских дискуссий («В каком смысле, к Аиду за фантазией?) Зевс подсказал владыке морскому загородить феакийскую пристань какой-нибудь здоровенной бякой. А поскольку нужной бяки в хозяйстве не нашлось, Посейдон просто превратил в скалу корабль, который отвозил на Итаку Одиссея. Поставив таким образом второй со времен аргонавтов памятник мореплаванию.
— Ни фига себе, Церетели, — дружно сказали феакийцы, увидев монумент. – Искусство-то какое. Помолимся, чтобы его отсюда забрали!
И начали молиться и клясться, что больше незаконным морским извозом заниматься не будут. Всё это время Одиссей, разумеется, спал. Но потом все-таки проснулся, огляделся, увидел вокруг себя неопознанную землю, затянутую туманом и перешел в следующее агрегатное состояние: «Одиссей стенающий». Налицо был дерзкий заговор феакийцев с выгружением Одиссея на каком-то рандомном острове – возможно, с целью превратить его в первую версию Робинзона. Правда, рядом лежали нетронутые дары, так что стенать Одиссей скоро перестал и принялся печально бродить и выискивать кандидатов на возможного Пятницу. Очень скоро ему повезло: оказалось, что на острове водятся прекрасные юноши. Один такой вырулил прямо на Одиссея и сходу приступил к допросу: «А ты с какого района, пацанчик и что делаешь на Итаке?»
Стресс от того, что феакийцы таки довезли странника до дома, был мимолётен.
— Да сами мы неместные, — тут же ответил Одиссей, переходя в наиболее привычное состояние «борзоврущий». – Я, вообще-то, с Крита, но я оттуда убежал, потому что убил я там одного Архилоха, который сын Идоменея – это я ему так мстил, в смысле, Архилоху, но, возможно, и Идоменею тоже, и вот с Крита я бежал с финикийцами, хотел я уплыть то ли в Пилос, то ли в Элиду, а финикийцы – такие гады, вот тут меня и бросили, а еще…
На этом моменте юноша возопил: «Да хватит уже, мама моя Зевс!» — и превратился в Афину, держащуюся за голову и повторяющую: «Крит, финикийцы, какие-то архилохи, откуда у тебя это в голове вообще берется?!»
— Я это, — скромно сказал Одиссей. – Оно само. Импровизация. Потому что неизведанные территории и вообще.
— Вообще, это Итака, — соизволила просветить Одиссея Афина. – Сейчас только дымовую завесу сниму…
Без тумана родина резко приобрела узнаваемость, и Одиссей сразу же кинулся её целовать. Афина тем временем радела о скрытности:
— Осторожность — это хорошо. Я тут сама осваиваю навыки партизанской помощи героям, потому что дядя же. Вот как раз до курса маскировки дошла – сейчас я буду сливать тебя с местностью!
Через пару минут Одиссей постарел, приобрел резкую дистрофичность, облысел, потерял блеск в глазах…
— И струпья, — подвела итог Афина, доставая откуда-то грязные лохмотья. – На, переоденься. Вот сумка, вот посох, ух ты, тебя в таком виде родная мама не узнает!
— Потому что она умерла? – предположил Одиссей, вешая на себя страшноватые тряпочки. — И поэтому тоже, - отрезала Афина. – Всё, иди, общайся со свинопасом, а я полечу уже в Спарту твоего сына оттуда возвращать.
— Э-э-э, — сказал Одиссей, глядя в небо, где таял след сверхзвуковой Афины. – Свинопас? Мой сын в Спарте? Почему я лысый, вообще?!
Утро явно выдалось насыщенным.

Античный форум

Афина: Видали чудеса маскировки? Ну, видали? Принимаю заказы на грим. Быстро, качественно, неузнаваемо…
Зевс: Гера не узнает?
Афина: Есть вариант с нарывами – никто не узнает!
Зевс покинул форум.
Гипнос: А можно меня в брата? Ну, то есть я понимаю – коренное несходство…
Гермес: А можно и меня под его брата? Потому что если мы да на троих…
Афина: Боюсь, вас заблокирует неповторимый оригинал.
Дионис: А можно меня под алкаша?!
Афина: …

49. К свинопасам, так к свинопасам

Выяснять, что вообще творится — Одиссей решил с инструкций Афины. То есть, со свинопаса. И почти благополучно добрался до Эвмея. Почти — это потому что свинопас не удосужился повесить на свое жилище надпись «Осторожно, злая собака» (или — еще более правдиво — «Осторожно, стая некормленных и мечтающих реализоваться через кусь одноглавых подобий Цербера»). Так что странник был встречен дружным гастрономическим интересом собак, а Эвмей был встречен странным поведением странника («А-а-а-а, ты что, серьезно, столько лет странствовать и быть сожранным собаками, а-а-а-а-а!!!»). Но псов добрый свинопас тут же отогнал и пояснил, что времена-то — неспокойные, ты уж извини, мил человек, но тут сволочи-женихи расхищают стада Одиссея. Не прекращая жаловаться, добрый свинопас заколол двух поросят и приготовил из них обед. Одиссей, слушая жалобы о расхищаемых стадах, сочувствующе кивал и утешал, что мол, ты не беспокойся, скоро все прекратится, и вообще, Одиссей скоро вернется на родину с богатыми дарами.
На свою беду свинопасу вздумалось поиграть в Станиславского.
— Ну, я тебя предупреждал, — сказал Одиссей, дождавшись первого «Не верю!». — Да ты хоть знаешь, кто я? Да я вообще богатый человек, только меня братья при дележе обделили, но я женился на богатой, а потом я был под Троей, а потом я поехал в Египет, нет, не на курорт, а просто так, но спутники у меня были раздолбаи и грабили город, и царь Египта их всех убил, а я как турист законопослушный остался жив, перевел туризм в эмиграцию, но тут меня один финикиец уговорил ехать в Ливию, так вот, по пути Зевс разбил нам молнией корабль, и выкинуло нас на берегу страны феспотов, а те решили продать меня в рабство, и вот я от них сбежал, когда они к вашим берегам-то пристали. А зачем я это вообще рассказываю?!
— Действительно, — сказал слегка окосевший свинопас, чья мысль не успевала за полетом высокохудожественной сериальной дичи, которую вдохновенно нес путник. — А зачем?
— Так это потому что те феспоты мне и рассказали о том, что Одиссей на родину с дарами возвращается. Или по-твоему что — неправдоподобно звучит?!
Свинопас, который чувствовал себя так, будто сейчас у него взорвется голова, и из нее родится Афина… у которой потом тоже взорвется голова… в общем, свинопас выжал из себя невнятное:
— Э-э-э.
— А раз так, то если я прав — ты подаришь мне новую одежду, — торжественно заключил Одиссей. — А если неправ, и Одиссей не вернется — сбрось меня со скалы в море.
Заключив беспроигрышное пари, Одиссей таки не угомонился: душа жаждала трындежа и профита. Потому, когда возвратились остальные пастухи и похолодало, он решил обзавестись еще и плащом на сон грядущий. И решил прибегнуть к тонкому намеку, и начал рассказывать длинную и запутанную историю о том, как лежат они, значит, под Троей в засаде с Менелаем и Одиссеем, а плаща-то и нет, но Одиссей тут же придумал, где его взять, и услал одного из воинов за подмогой с прекрасным поводом «Я видел плохой сон», а мне достался плащ, так вот… На этом моменте Эвмей сунул Одиссею свой плащ и бегом припустил куда-то… нет, не за подмогой, а к стадам, бормоча под нос: «Нет уж, во второй раз я такое слушать не собираюсь».
— Хм, — сказал Одиссей, заворачиваясь в трофейный плащ. — А я-то еще в форме… А в это время Афина исполняла еще одну роль — ночного бабайки. Потому что явилась прямо посреди ночи к ложу Телемаха и заявила:
— А ну-ка пошел домой, нагулялся по спартам. Имущество расхищается, женихи буянят, в доме непорядок. И да, там тебе готовят засаду, так что проплыви-ка мимо острова в темноте.
— Писистрат, — сказал Телемах после того, как Промахос удалилась. — Ко мне тут приходила Афина. И мне надо домой.
— Значит, подождем до утра, — согласился Писистрат, который спал неподалеку. — С такими-то приходами — и куда-то ночью ехать…
С утра Менелай и Елена облобызали гостей на прощание, задарили им даров и даже показали знамение: вон орла гусь утащил, это же явно к возвращению Одиссея!
— У Нестора задерживаться не будем, — предупредил Телемах, становясь на колесницу. — Мало ли кто там в ночи явится поговорить. И вообще, хватит мне даров и знамений.
У Нестора, правда, вместо даров пришлось прихватить провидца Феоклимена, который нечаянно кого-то убил. И без знамений тоже не обошлось: уже когда корабль приплыл в Итаку, над ним на этот раз показался сокол с голубкой в когтях.
— Это знамение, что твой род будет править Итакой вечно! — обрадовал Телемаха Феоклимен.
— Ух ты, какой я радостный, — ответил Телемах и побежал хвастаться к свинопасу Эвмею. Назревала феерическая встреча отца и сына.

Античный форум
Арес: То есть погоди… то есть, можно являться героям вот просто так ночью на поболтать, и мы этого до сих пор не знали?!
Гермес: …и я до этого до сих пор не додумался?!
Зевс: Ну… я додумался, но не к героям.
Гипнос: У меня вообще-то это по специальности.
Танат: У меня тоже по специальности, но не на поболтать.
Гермес: Зря, очень зря. Вот если бы ты явился два-три раза по ночам со словами: «Да я пока что просто поговорить…»
Все покинули форум.
Гипнос: …кажется, они представили.

Показать полностью
54

Забавная мифология. Троллиада и Идиссея. Ч. 21

46. Постирушные многоходовки

Пока Телемах в компании Афины ездил узнавать о папке к Менелаю да Нестору, пока женихи стоически подъедали оставшееся имущество Одиссея, пока, наконец, Пенелопа выдумывала — каким бы еще способом затроллить женихов на следующие десять лет — Одиссей плавал по бурному морю, как… в общем, как Одиссей.
Изображая живность странную, морскую, плавучую, Одиссей с плотом очень утомились. Потому когда под ногами наконец оказалась земля Феакии, плот быстренько свалил подальше, а Одиссей стоически закопался в кучу листьев и опочил так громко, что Афина осознала сполна: на героя надежда малая, придется действовать самой.
Потому пошла она во дворец царя Феакии Алкиноя и явилась во сне к его дочери Навсикае с четким сигналом: «Восстань и постирай! Ибо скоро свадьба, а у вас тут одежда, понимаешь…» — тут знамение принялось хвататься за горло, закатывать глаза и показывать, что хитоны небелоснежны, а пеплосы неароматны.
Мотивирующий пендель в духе «тетя Афя приехала» был столь силен, что царевна с утра пораньше подкараулила отца и принялась вещать:— Ах ты, гадкий, ах ты, грязный, неумытый поросенок… То есть, у нас же тут весь дворец в грязной одежде, а ну-ка дайте мне воз и мулов, я тут одна об одежде забочусь!
«Ух ты, заботливая моя, — умиленно подумал царь, посматривая на свой последний трехдневный хитон. — Ну, хоть перед свадьбой на нее накатило!» И приказал снарядить дочке мулов-повозку-рабынь-еды-благовонного масла. Ах, да. Не забыть грязной одежды. И трамбовать поплотнее, и никаких «А может, еще пару возов запрячь?!»
Античная стиральная машина была приведена в действие, собственно, как раз на берегу, где все еще громко опочивал Одиссей. При этом царевна и рабыни сперва громко стирали, потом перекусывали, а потом играли в мяч. Одиссей продолжал изображать мирного контуженного сурка под кучей листьев. Афина нарезала круги, почесывала шлем копьем и бормотала, что вот, такая многоходовка пропадает, вот чтоб этого Гипноса, как будить-то? Осторожные потыкивания копьем в кучу листьев Одиссей игнорировал, бормотал, что «еще пять минуточек, мне ко второму бою» и продолжал громко опочивать.
Но Афина не зря считалась богиней мудрости и сходу породила античный будильник. Когда мяч полетел в ее сторону, Совоокая в прыжке выполнила безупречный волейбольный пас в сторону моря.
Картина «Навсикая громко плачет, уронила в море мячик» резко оказалась помноженной на количество и темперамент античных дев. От поднявшегося визга где-то вдалеке обзавидовался Пан, рухнул в обморок трепетный Аполлон и поставил себе фингал своим же пестиком Гипнос. Одиссей подскочил сразу в положение стоя, потом посмотрел на себя и подскочил еще раз, потому что выяснилось, что наряд его составляют в основном листья (нет, не фиговые и нет, они были повсюду). Рассудив, что спать ему все равно не дадут, Одиссей дополнил гардероб из тины и листьев еще и ветками и явился перед царевной и рабынями, отчаянно продолжая отыгрывать «чудо морское».
Вопль рабынь приобрел насыщенность и плавно начал уходить в ультразвук. Сами рабыни экстренно эвакуировались в разные стороны. Оставив при этом на берегу Навсикаю, которой Афина коварно шептала в ухо «Ты видела сегодня все грязные хитоны своей родни, ты уже ничего не боишься».
Одиссей же приступил к привычному нейролингвистическому программированию с элементами манипуляций.— О, прекрасная дева, ты случайно не богиня Артемида? (манипуляция — лесть) О, как же должны быть счастливы твои родители (еще немного лести никогда не повредит). Ой, я таки видел такую же стройную пальму, но только одну и только у алтаря Аполлона (расчет на то, что жертва услышит слово «стройная» и не заметит, что ее сравнили с деревом). Ой, я такой несчастный, двадцать дней носился по морю! (давим на жалость). Ой, дай мне хоть кусок материи, а за это пусть боги исполнят все твои пожелания и дадут тебе счастливый брак!
Навсикая заслушалась, манипуляции оценила восклицанием: «Да я вижу, что ты мудр!» и согнала обратно рабынь. Одиссей помылся, обмазался благовонным маслом, а Афина на сей раз исполнила роль косметолога и наградила его красотой. Отчего царевна окончательно прониклась к Одиссею расположением, дала ему еды и вина и обещала проводить в город.В стороне стояла Афина, хмуро бормоча: «…являться в снах, кидаться мячиками, наделять красотой… что еще делать придется?»

Античный форум:
Арес: Я не хуже нее могу являться в снах! И начинать стирки! Появляешься –и «Пач-ч-чиму казарма не вымыта, доспехи не чищены, хитоны не подшиты?! Десять нарядов вне очереди!»Гермес: А как насчет наделять красотой?Арес: Легко! Шрамы украшают мужчину — налетай, кому красоты нахаляву!Гермес покинул форум.Все покинули форум.Арес: …ну, и еще Афродита как-то рассказывала, как румяна накладывать.

47. Дедукция, слезы и каменюки
У городских ворот Навсикая насторожилась, мигом учуяла призывы своей няньки: «У-у-у-ужин!» — и бодро рванула трапезничать, помахав Одиссею ручкой. Где-то в стороне тихо вздохнула Афина, у которой намечался насыщенный день. Делать Афине пришлось, натурально, многое. Для начала – выступить в качестве стелс-технологии и укутать героя в темное облако. Потому что ну мало ли, оскорбит кто-нибудь, а Одиссей – парень горячий и склонный к внезапным многоходовкам, и вообще, а если он заговорит – что потом с населением-то делать?
Но свободно дрейфовать в стиле «Я тучка-тучка-тучка, совсем не Одиссей» герою тоже не дали, потому что Афина еще и вышла к нему навстречу в качестве местной жительницы и по совместительству навигатора и гида. Богиня провела герою краткую бесплатную экскурсию по городу, осчастливила советом падать в ноги царице Арете – и удалилась осваивать новые профессии (с Одиссеем ей явно грозил рекорд по этому делу). Одиссей же в точном соответствии с советами под дымовой завесой прошел весь дворец царя Алкиноя, поумилялся на богатства, после чего кинулся в ноги царице.
«Ахалай-махалай!» — сказала Афина, осваивая на время профессию фокусника и убирая дым. «Ну, нифига!» — сказали феакийцы, которые в подробностях наблюдали, как к ногам царицы сначала плывет неопознанная тучка, а потом она же превращается в неопознанного мужика.— А-а-а-а-а-а, сами мы не местные, на проезд не хвата-а-а-а-аить!» — явил свою вокальную мощь Одиссей. После чего, повалявшись у ног пораженной царицы, уселся на пепел очага. «Наверное, Зевс», — сокрушенно подумал царь Алкиной. Потому что: раз – тучка, два – пришел в виде странника, три – сразу как-то поближе к царице… ну, и уровень неадеквата вполне соответствует.
Понятное дело, что новоявленного Громовержца тут же стали всячески ублажать, сажать рядом с царем, поить вином и звать на богатый пир. Одиссей так расчувствовался, что в кои-то веки прибег к невиданному. К честности – это потому что «да нет, вы ошиблись, я не небожитель, а тучка… ну, это так, для красоты просто». И к скромности – это потому что «да я просто бедный странник», «да меня тут нимфа в заточении держала» и «имени я вам все равно не скажу».«Не Зевс», — облегченно вздохнул Алкиной и тут же пообещал доставить Одиссея на родину. Но сначала-то, конечно, нужно собрать собрание, ну, а потом пир…«Учиться, учиться и еще раз учиться», — хмуро подумала в уголке Афина, предвкушая следующий день.
И первым делом с утра освоила специальность глашатая, притащив на собрание решительно всех. Потом переквалифицировалась в косметолога и наделила Одиссея такой красотой и могутностью, что пораженные феакийцы дружно сказали: «Вах, красивый, такого и на родину вернуть не жаль».
А потом античные граждане перешли в свое привычное состояние: «пиры, состязания, сварки». На пиру, понятное дело, пели песни о Трое, от которых из Одиссея начали течь слезы со страшной силой. Отчего он страшно смутился и сунул голову под плащ. Остальные пирующие молча пожали плечами – мол, мало ли, какая традиция. Зато царь Алкиной был воистину Шерлоком своего времени и наметил тенденцию: песня о Трое – из чужеземца льются слезы, другая песня – не льются, опять о Трое – льются… «Наверное, это неспроста», — призвав на помощь дедукцию, заключил Алкиной. И предложил пойти да и поглядеть на соревнования (потому что пировать под периодические всхлипывания из-под плаща – это все же нужно иметь стальные нервы).
Пока шли соревнования, Одиссей помнил о своей нежной, ранимой душе и печалился о родине – словом, выглядел кем-то, за чей счет можно самоутверждаться. Местный атлет Эвриал счел это каким-то знаком небес и через царевича Лаодама послал запрос – не желает ли могучий незнакомец, так сказать, немного размяться? «Неть», —нежно и ранимо ответил Одиссей и погрузился в хтонь и депрессию.
— Муа-ха-ха! — сказал могучий Эвриал и начал самоутверждаться, рассказывая, что Одиссею с молодыми не равняться, да вообще, он, наверное, купец. «Таки продать ему что ли метательный диск? – подумал Одиссей, который в принципе был за всякую деловую движуху. – Нет, надо показать что-то из подвигов, которые в Трое. Что ж я там делал в Трое? Трындел, бил людей скипетром, опять трындел, ходил в разведку с Диомедом, подкладывал золото бывшему другу, потом еще трындел, пировал с Ахиллом… так, а в бою? Тьфу ты – разберешься там в бою: Ахилл бешеный, Менелай кричит о Елене, все почему-то камнями кидаются… О! Камнями!! Кидаются!!!»
На этом месте Одиссей подхватил каменюку и тренированной рукой отпустил ее в сторону горизонта. Пролет каменюки был шикарен, долог и навевал нехорошие мысли о допингах. В месте приземления тут же объявилась богиня Афина – на этот раз в виде старца-замерщика – и скучно сообщила, что до такого расстояния броска феакийцам нужно скушать тонны кашки. — Эх, рука-то ослабела, — с покерфейсом сообщил Одиссей. – Ну, а теперь давайте – самоутверждайтесь. Диск, что ли, до того места докиньте. Ну, или давайте я вас всех на соревнования вызову.
— Я, конечно, извиняюсь, но все уже увидели, что ты могуч, — сказал тут царь, прикидывая – сколько его подданных останутся калеками, если выйдут с Одиссеем на кулачках. – И да, в беге ты бы нас все равно не одолел. Эвриал и остальные атлеты феакийцев дружно сглотнули и почувствовали, что в беге их точно никто не одолеет. Особенно если сзади будет бежать Одиссей. После этого мудрый Алкиной быстренько перевел разговор на танцы, всех со всеми помирил, заставил Эвриала подарить Одиссею меч, а остальных – по таланту золота – и пригласил всех опять на пир.
Где у Одиссея, конечно, опять началось неконтролируемое слезоистечение на песне о троянском коне. Тут Алкиной опять включил дедукцию и выдал примерно следующее:— Элементарно, незнакомец! Я вижу, ты постоянно льешь слезы на песнях о Трое. И еще ты прибыл издалека, давно скитаешься, могуч и отлично кидаешься камнями. И да, тут нам Посейдон обещал из-за одного странника порт скалой загородить, так что мы подходим к необратимым выводам… ты, случайно, не Гектор, который уполз и выжил?
— Шо?! – вопросил герой, пораженный заворотами дедукции. – Да я, вообще-то, Одиссей. И да, кстати насчет Трои…И тут Одиссей наконец-то начал заниматься тем, что он умел лучше всего. Трындеть.

Записки из подземки. Аид
Приходил Гермес. Злой и помятый. Жаловался на неопознанные каменюки, сшибающие с крыльев. Бормотал что-то невнятное об Афине – мол, в ее-то возрасте получать дополнительные специальности. Принес новости об Одиссее – того везут на Итаку. Послал Гермеса считать женихов – просто так, на будущее.


Напоминаю, что первая часть "Забавной мифологии" выходит в печати - оформить предзаказ или поддержать проект можно на платформе Улей. Бай (в разделе "Литература". )

Показать полностью
80

Забавная мифология. Троллиада и Идиссея. Ч. 20

45. Тылы прикрыты

Пока Одиссея подходит к концу, взглянем, что творится в конечном пункте, куда так настойчиво стремился Одиссей все десять лет. Сиречь, на Итаке. Помнится, мертвая мать Одиссея выдала многообещающий список: «Верная жена, отошедший от дел отец, буйные женихи, тьфу ты, нет, они не к отцу, они к жене. А, ну да. И еще Телемах». Нужно сказать – тень матери Одиссею вроде как и не наврала. В том смысле, что через сколько-то лет после окончания Троянской войны папа Одиссея действительно восскорбел и удалился от дел. А в дом Одиссея к его жене Пенелопе со всех сторон начали стекаться женихи с настойчивым: «Давай-давай жениться!» Потому что даже самый альтернативно одаренный мореход не будет плыть домой десять лет, а Итака и богатства требуют хозяйской руки, сын Телемах растет без отцовского ремня, да и в целом – непорядок.


Женихи были наглы, знатны, настойчивы и немного напоминали термитов способностью обживаться на новом месте и тем, что жрали гораздо больше, чем приносили в дар. Интеллект женихов находился на термитском же уровне. Ибо они собирались жениться не на ком-то, а на Пенелопе. Жене, на секундочку, Одиссея (тут должен был появиться какой-нибудь античный Гендальф с отчаянными воплями: «Бегите, глупцы!»). Позабыв при этом народные мудрости о том, что подобное притягивается к подобному, и вообще «муж и жена – одна Ехидна».


Надежда на то, что Пенелопа не успела набраться от мужа хитромудрости, стремительно крякнула под пятой реальности.


– А и давайте жениться! – заявила невозмутимая Пенелопа. – Вот только на рынке ноне дефицит свадебных покрывал, так что придется ткать самой. Ну, то есть вы вот подождите немного, пока я его вытку…


Женихи радостно закивали и отправились себе пировать и разорять окрестности дворца. Пенелопа отправилась придавать понятию «немного» качественно новый смысл.С утра она принимала вид лихой и ткачеватый и принималась одержимо творить. С наступлением вечера в Пенелопу вселялся дух перфекционизма, и она начинала распускать то, что натворила, бормоча при этом, что и узор не тот, и вон там еще узелок, и вон тут как-то кривовато.


Перфекционизм Пенелопы был неистощим. Когда случайно протрезвевшие женихи додумались поинтересоваться – сколько она там наткала (по их подсчетам выходило, что покрывалом в принципе уже можно укрыть Итаку, и еще осталось бы на соседние острова) – на ткацком станке так и оставалось несколько сиротливых рядков.


- Но зато они идеальны, - внушительно сказала Пенелопа. – Ну, хотя, наверное, вон тот следует распустить. Что? Таки какая хитрость?! Я просто настойчиво реализую свою мечту об идеальной свадьбе. И да, это вы еще не видели, как я салфетки выбираю.


Глубоко верующие в Зевса и Олимп женихи внезапно перекрестились. Потом узнали, сколько прошло лет, и приготовились перейти в буддизм, потому что «Что это значит – теперь тут еще и Телемах взрослый?!»


А Телемах тем временем действительно подрос и возмужал и принялся негодовать по поводу «ходють тут всякие… пирують и разоряють!» Насмешки женихов и настойчивая маскировка матери под эстонскую ткачиху тоже действовали на нервы. Но тут во время одного из пиров к Телемаху под видом старого друга Одиссея наведалась Афина. Кратко представившись: «Я – Мент», – Афина в принципе отмела все вопросы, выслушала жалобы сынули и посоветовала обратиться к народным массам. Телемах подумал и обратился.


Правда, Ленина на броневике из него все равно не получилось – то ли потому, что он заявился на собрание в компании двух собак, то ли потому, что очень и очень многие женихи таки были богатыми гражданами Итаки. А потому очень и очень многие старцы из народного собрания таки были им родственниками.


Поэтому пламенная речь Телемаха в духе «Граждане! Остановим беспредел женихов!» – была срезана ответным выступлением жениха Антиноя: «Граждане! Остановим тролльство Пенелопы!» Антиной живописал ужасы и страдания жениховских масс в ожидании готовности покрывала («…и вообще, она сказала, что нужно разработать другой дизайн!») – и даже требовал, чтобы Телемах отослал свою мать из дома. Телемах на это ответил решительным отказом («Отослать я могу, но ткать она станет еще медленнее»). «А тогда вообще чего сюда все пришли?!» – разобиделись женихи и распустили народные массы.


Правда, Зевс еще успел потроллить пролетариат знамением в виде дерущихся орлов, а местный птицегадатель тут же возвестил скорое возвращение Одиссея. Но женихи не прониклись и начали высказываться в том духе, что «мы Телемаха не боимся, и птичек тоже не боимся, и Одиссея мы не боимся, и вообще, мы пошли пировать». Воззвания Телемаха к народу на тему «ну, хоть корабль дайте, я отца поеду искать!» остались без ответа. Учитывая способности Одиссея воевать и возвращаться на родину, а его жены ткать – все могли себе представить, на сколько может затянуться недалекое плаванье в исполнении сына этой парочки.


Поэтому раздобыть корабль взялась сама Афина. Благоразумно накинув не образ Мента, а образ самого Телемаха, она таки добыла и корабль, и гребцов, сама взошла на борт теперь уже в образе другого друга Одиссея, Ментора (и да, Мент и Ментор – даже не родственники) и сгенерировала ситуацию «Белеет парус одинокий…»


В таком сопровождении Телемах сплавал сначала в Пилос, к Нестору. Нестор был рад, но про судьбу Одиссея посоветовал спросить у Менелая.


При этом Афина стойко играла в Штирлица, то есть в Ментора, пока Телемах плыл к Нестору, пока Телемах пировал у Нестора, и вообще до самой ночи. И только когда Нестор принялся просить Телемаха «Не уходи, останься на ночь» – Ментор внезапно сказал, что ему нужно срочно с кого-то взыскать долг. После чего обратился в орла и улетел.


– А-э-э-э… – сказал Нестор в след странному крылатому коллектору. – Вот теперь, Телемах, я точно понял, что ты сын Одиссея. Что это было, вообще?!


«Твою ж растак, –с ужасом думал в этот момент Телемах. – Вокруг папы что – такое постоянно творилось?!»В общем, наутро Нестор дал Телемаху даров, колесницу и младшего сына, которого было не жалко, потому что он был Писистрат (хотя вообще-то только по имени).


В такой компании Телемах сгонял к Менелаю. Менелай и Елена тоже были очень рады и дали Телемаху даров. И громко умилялись, что «смотри, как он похож на Одиссея и какой мудрый: таки додумался спросить о папе через десять лет после окончания войны». Про Одиссея Елена и Менелай знали только, что тот томится в плену у нимфы Калипсо. Отчасти выполнивший квест по добыче информации и даров Телемах попрощался и поплыл на родину.


На родине Телемаха ожидала засада женихов, которые решили, что он будет толкать речи с броневика на чужбине и приведет по их души иностранные легионы. Но вышло как-то так, что как раз в это время по направлению к Итаке упорно продвигался Одиссей. И женихов ожидала куда большая засада.

Античный форум:
Арес: То есть, я не понял. Она просто заявила: «Ну, мне тут нужно взыскать долг» – после чего тут же стала орлом! Но где логика и в чем тут мудрость?!Гермес: Ты просто завидуешь тому, чего не можешь постигнуть.Арес: Но логика…Гермес: И мне нужно срочно что-нибудь спереть.Арес: Но в чем…Гермес: Я орё-ё-ё-ё-ёл!!!Гермес покинул форум.Арес: Ага, я понял. Логика в том, что Одиссей так на всех действует…

Напоминаю, что первая часть "Забавной мифологии" выходит в печати - оформить предзаказ или поддержать проект можно на платформе Улей. Бай (в разделе "Литература". )

Показать полностью
86

Забавная мифология. Троллиада и Идиссея. Ч. 19

43. Говядина, ваш выход


И вот тут-то настает момент для того самого поднадоевшего античного двигателя сюжета, который всегда где-нибудь поблизости – просто таится и коварно выжидает до времени, чтобы объявиться в кустах, подобно мычащему, рогатому роялю. Иными словами – куда ж нам без говядины и в этой истории?
Вообще, если почитать мифологию – станет ясно, что не было случая в истории мифов, когда парнокопытные сделали бы смертным что-нибудь приятное и довели бы до чего-нибудь хорошего. Эти твари явно были созданы, чтобы служить античным источником зла. Одиссей, правда, был предупрежден Киркой и Тиресием, что его на пути домой подкарауливают коровы, так что имеется возможность вляпаться. Потому он хотел просто проплыть мимо острова Гелиоса, который замаячил было на горизонте. Но тут Эврилох стал его уговаривать в том смысле, что вот же земля, мы все после стресса, нужен отдых, ночью плыть темно и страшно, и вообще, после Сциллы и Харибды всем нужно остановиться и просушить хитоны.
Одиссей сушить хитоны разрешил, а насчет быков Гелиоса взял с товарищей страшную клятву: рогатых не трогать. Товарищи, прослушав все пламенные речи на тему «Быки – зло! Говядина – зло! Они просто скрывают свою сущность!», впечатлились и пообещали сделать вид, что ничего мычащего в окрестностях вообще нет. И были честны, потому что были сыты. Но тут в сюжет вступил главный синоптик Эллады. Зевс явно проснулся в настроении: «Непогода нынче в моде, непогода, непогода…» и расщедрился на ужасную бурю. И на ветра в противоположную от Итаки сторону. А потом как-то забыл отменить изменения, и ситуация подвисла на месяц.
За месяц сидения на острове в компании остатков продовольствия и продуктов рыбалки настроения команды Одиссея малость изменились. Вместо крепкого «Нет-нет, мы в упор не видим никаких быков» на смену пришло не менее крепкое: «О, вокруг нас – халявная тушёнка! А… какая клятва?» Одиссея спасали мотивирующие беседы о пользе диет и о «жить, чтобы есть, а не наоборот». А также постоянное присутствие и прокачанная способность бросать укоризненные взгляды на каждого, кто заикнется, что вот, мясца бы.
Очень возможно, что еще через месяц в присутствии Одиссея вся его команда стала стойкими праноедами, солнцеедами и уж как минимум – веганами, но тут хитромудрый решил уединиться для беседы с богами подальше от всех остальных. И так устал от собственного пламенного монолога (икалось на Олимпе всем!), что заснул там же, где молился.
А тем временем в стане Одиссея назревали коварные говядоедские настроения. «Братья! – разорялся Эврилох. – Полцарства за шашлык! Да неужто Гелиос не поймет? Да мы ему потом сто таких быков в жертву принесем! И храм построим! И вообще – лучше помереть от божеского гнева, чем жить веганом!»
– А что, – задумались эллины. – Эврилох же дурного не скажет! В общем, пробуждение Одиссея было встречено теплым запахом шашлыка, дружным чавканьем и приглашением присоединяться. В ответ на закономерный вопрос: а вскую ли? – команда успокоила царя тем, что сообщила: – Да не волнуйся, мы самых лучших выбрали. О, и с богами тоже поделились – видишь, жертву им устроили…
Одиссей икнул, выдал бессмертную фразу, которую после неосознанно продублирует министр Лавров, и печально осел на землю в ожидании грядущего трындеца. Трындец тем временем сначала подкрался к Олимпу: мирный сон Зевса был нарушен воплем оскорбленного Гелиоса: «Моя говядина!» А затем бог солнца принялся рыдать Громовержцу в жилетку и рассказывать, как его обидели и оскорбили, и он вообще уйдет в угол и будет там сидеть, и спустится в царство Аида и вообще никогда не будет светить богам и людям… Громовержец сопереживал, гладил Гелиоса по головке, обещал ему разбить молнией корабль нехорошего Одиссея и показать всем вотпрямщас.
Но для начала боги таки послали зловещее знамение: шкуры быков задвигались, а мясо замычало. – Ух ты, – сказали на это эллины. – Теперь мы будем жрать и плакать, жрать и плакать… И плакали целых шесть дней, попутно не забывая истреблять быков Гелиоса и заедать слезы раскаяния мычащим мясом.
А потом Зевс выдал наконец попутный ветер и эллины радостно собрались в путь и отплыли от острова (что было большой ошибкой). Тут же Громовержец потер руки и начал злостное отмщение за поруганную говядину: ревела буря, дождь шумел, во мраке молнии сверкали. В конце концов корабль и правда разбило молнией, а в живых остался только Одиссей, изрядно познавший дзен после шести дней наблюдения за тем, как спутники наедаются мычащими шашлыками.
На подручных обломках от корабля Одиссей продолжил путешествие – правда, уже обратно в сторону Харибды, которая как раз всасывала море. Так что вскоре с Олимпа можно было наблюдать примерно такую картину. Харибда засасывает обломки и море. Над Харибдой свисает случайная смоковница. На ветвях смоковницы, меланхолично напевая «Меня засосала опасная Харибда» болтается новая смоква в виде хитромудрого царя Итаки.
Возможно, нервы олимпийцев рано или поздно были бы убиты этой психоделикой напрочь, но первой не выдержала Харибда. У бедной твари случилась грандиозная отрыжца обломками корабля. На которые гордым коршуном сверху спикировал Одиссей. И поплыл себе дальше. И даже Сцилла на него после такого не покусилась.


Записки из подземки. Аид.
Приходил Гелиос, просился на жительство. Нес что-то о моральной травме и утраченной говядине. Предложил ему на выбор несколько профессий: пытать светом пленников, служить маяком, в стигийских болотах, обустроить постоянный пляж на берегу Стикса для всех подземных жителей. Обозвал меня бесчувственным, ушел. И это ведь я ему еще насчет главной люстры дворца ничего не озвучил.



44. Пара слов об ужасных заточениях


Если как следует присмотреться к странствиям Одиссея, то можно обнаружить разумное чередование того, что называется пирами, и того, что называется трындецом. Судите сами: попали к киконам – трындец, потом попали к лотофагам – пиры, потом попали к Полифему – трындец, потом угодили к Кирке – пиры целый год, потом съездили в мир Аида… ну, и так далее. Поскольку последнее приключение с потерей всей команды и гимнастическими трюками над Харибдой можно было смело относить к числу особо серьезных трындецов – где-то неподалеку Одиссея ждала очень большая компенсация. К ней царь Итаки и погреб себе бодро на обломках. И догреб до нимфы Калипсо, которая была еще и немного волшебница. «Мужик», – волшебным чутьём определила нимфа, выволакивая Одиссея из воды.
«Компенсация», – вяло подумал Одиссей, у которого на ништяки чутье было куда более волшебным. А дальше, согласно аэдам древности, имело место что-то вроде «Одиссей, сдавайся!» – «Эллины не сдаются!» – после чего Калипсо взяла царя Итаки в плен. На семь лет. То есть, вот да. Все помнят, что Одиссей десять лет провел в трудных и невероятно опасных странствиях? Так вот, СЕМЬ трудных и опасных лет из десяти хитромудрый провел на острове Калипсо. Причем, если верить аэдам, все это время он исключительно стенал, звал ночами в бреду Пенелопу и порываться кинуться в море, как Катерина из «Грозы» – в Волгу. А его разговоры с Калипсо начинались исключительно с «Отпусти ты меня на Итаку!» На что злобная волшебница якобы отвечала, что ишь, мол, чего удумал, я тут, можно сказать, сижу как античный Робинзон, так что будь добр и отыгрывай античного Пятницу.
Но мы-то, зная Одиссея, можем предположить, что на самом деле Калипсо уже через год готова была отправить страдальца на Итаку волшебным пинком. Но раз уж Ананка-судьба подкинула компенсацию по системе «всё включено и нимфа в придачу…»
– А давай домой? – печально спрашивала Калипсо после первого года. – Ой, какой я весь травмированный после Харибды! – стонал Одиссей, подливая себе вина. – Итака, – коварно соблазняла Калипсо на третий год. – Овцы, скалы, родина. – Ах, не удерживай же меня вдали от милой земли! – рыдал Одиссей, вцепившись конечностями в ближайшее дерево так, что оторвать его не было никакой возможности.
– Пенелопа и Телемах? – отчаивалась Калипсо на пятый год. – Куча воинственных женихов, - бормотал себе под нос Одиссей. – А, то есть, о, я весь скорблю, прекрати удерживать меня, могучая колдунья! – …но там разграбляют твое имущество, – выдохнула отчаявшаяся Калипсо на седьмой год – и присела от воинственного вопля: – Одиссей крушить! Пусти, кому сказал, вплавь доберусь!
А тут как раз подоспела тяжелая артиллерия в виде Гермеса с Олимпа – уговаривать Калипсо отпустить страдальца, а то тут, понимаешь, продолжение любимого олимпийского сериала на семь лет зависло. Калипсо встретила Гермеса с умеренной безнадежностью и начала бормотать что-то о том, что вот, она вот уже не против оставить Одиссея у себя насовсем и даровать ему бессмертие… Но после категоричного гермесовского «Се есть приказ Зевса!» – откозыряла, сказала, что, мол, «Яволь, мой Психопомп!», после чего печальной танцующей походкой пошла искать Одиссея. И нашла его на берегу, вздыхающим и пялящим очи в море, за которым находились злобные женихи, расхищаемое имущество, Пенелопа и Телемах. И пояснила, что так и так, вышла тебе амнистия, ты больше не мой Пятница, приказ Зевса, муахаха, в смысле, ой, а я-то так хотела, чтобы ты и дольше погостил. Но дольше никак нельзя, так что вот топор, строй себе плавсредство.
– Ага, сейчас, – ответил безутешный Одиссей. – В плоту на открытое море. Не надобно нам славы античных конюховых! Ну, вот если ты только дашь мне клятву Стиксом, что не хочешь моей гибели… Калипсо дала клятву, дала Одиссею провиант и уже собиралась было взяться за топор, чтобы сколотить плот самостоятельно, но тут хитромудрый все же соорудил плавсредство, помахал на память ручкой и отплыл себе спасать имущество и честь семьи. Впереди вздымались волны. На берегу грустно вприсядку плясала нимфа Калипсо. Одиссея подходила к концу.


Записки из подземки. Аид


Прилетал Гипнос. Жаловался на какую-то нимфу – мол, на нее не действует его настой. Сколько ни кропил – а она так и вскакивает посреди ночи с криками ужаса: «А вдруг он пригребёт обратно?!»

Показать полностью
68

Забавная мифология. Троллиада и Идиссея. Ч. 18

41. А давайте немного ванговать


Почему-то новости в духе «А сейчас мы быстренько сплаваем к Аиду и обратно» не нашли в рядах спутников Одиссея горячего душевного отклика. Пояснения типа «Ну, мне позарез нужно поболтать с Тиресием» укрепили в эллинах горячее желание напиться чародейского вина и прохрюкать свою оставшуюся экзистенцию в хлеве у Кирки. Но Кирка, бормоча что-то вроде «Да как бы с вами так попрощаться, чтобы уж надежно?» наколдовала Одиссею и Ко попутный ветер в корму. Так что плыть в Аид все-таки пришлось.
Нужно сказать, что к походам в Аид герои обычно относились тщательно и ответственно: приносили жертвы, брали с собой кифару (Орфей), друга (Тесей) или дубину, лук, шкуру, Афину, Гермеса (Геракл, который пошел в Аид во всеоружии). Потому что, как ни крути, нужно же миновать заградительные кордоны из корыстных и злобных Харона и Цербера, а потом не быть раскатанными случайной карой Сизифа или мимоходом не сожранными кем-нибудь из аборигенов.
Одиссей, отягощенный оригинальностью мышления, в Аид вообще не пошел. Он, фигурально выражаясь, сел на пороге и начал копать ямку. На пороге – это возле одного из входов в Аид, а ямка-то вот была как раз вполне конкретной: над ней Одиссей принес положенные жертвы, наполнил ямку кровью и уселся ждать чего-нибудь хтонического.
Чего-нибудь хтоническое в виде толпы теней тут же и налетело. Причем, первым явился Эльпенор – это как раз тот, который в нетрезвом виде поиграл в Икара с крыши дворца Кирки. – О, как ты сюда-то шустро, – обрадовался Одиссей. – То есть, конечно, я весь скорблю.
– А я ведь там весь такой непохороненный лежу, – простенал укоризненный Эльпенор. – Ты же меня оплачешь-похоронишь-курган насыплешь? – И поминки закачу, – утешил Одиссей, воображая лицо Кирки, когда он явится со словами «А, мы тут у тебя товарища мертвого забыли, чур – поминки за твой счет». – Так, может, крови? – заикнулась было тень.
– Может, - согласился Одиссей и отогнал Эльпенора мечом. Свою мать, которая явилась после Эльпенора, Одиссей тоже к ямке не подпустил, хотя очень скорбел. А потом и вовсе вошел в раж и начал разгонять остальных теней, покрикивая: «В очередь, сукины дети, в очередь!» Пока перед ним не предстал прорицатель Тиресий. Представ, Тиресий выпил. А выпив, сделался разговорчивым. В том плане, что «значит так, тут на тебя Посейдон за сыночка Полифема сердится, а потому тебе и спутникам нельзя есть быков Гелиоса, а если съедите, то все погибнут, кроме тебя, но вернешься ты через годы и не особо удачно, потому что увидишь женихов Пенелопы, которые расхищают твое имущество, так вот когда ты их истребишь – тебе надо бы пойти куда-нибудь на плече с веслом, и идти, пока у тебя кто-нибудь не спросит про лопату. Ну, а потом все будет нормально, не переживай».
– Сын Посейдона, быки Гелиоса, женихи Пенелопы, лопата, – перечислил Одиссей. – Хм, в ямке-то там точно кровь? – А ты своей маме дай проверить – она и заговорит, – посоветовал прорицатель и отправился себе куда-то прорицать.
Одиссей дал напиться крови теперь уже матери. Тень Антиклеи глотнула и выдала не менее занимательный поток мыслей в духе «Да все нормально, жена тебя ждет, сын пользуется царскими почестями, только твой отец скорбит и чахнет, а я вообще от горя померла. И да, тут со мной пара подружек, они пройдут без очереди?»
И тут, как говорится, поперло. К ямке набежали Алкмена, Леда, Антиопа, Мегара и прочая женская компания. Пока Одиссей решал, что делать с феминами подземного мира, фемины шустро вылакали половину крови и разлетелись. Дав место крайне разобиженному Агамемнону, который стал очень и очень жаловаться на жену: мол, я ей все, что нажито непосильным трудом, а она меня хоп – и убила с любовником. Теперь я мало того, что рогат, так еще и в Аиде – уххх, женщины, сволочной и коварный род… кстати, кто это половину крови у тебя тут вылакал? – Да это… испаряется она быстро, – сказал Одиссей. И Агамемнон убыл, на прощание посоветовав не особо-то верить жене.
По количеству плохих новостей, встреч и предсказаний визит Одиссея начал уже напоминать «Новости на Первом». Прибывший следующим Ахилл заданную линию продолжил, заявив, что жизнь отстой, связи с миром нет никакой, и вообще, давай, рассказывай, как там сынок мой Неоптолем поживает. Одиссей припомнил, как поживает Неоптолем (убивший старика-Приама прямо у алтаря) и заверил, что все в порядке – сын очень достоин отца. Ахилл убыл восвояси переполненный гордостью.
Потом тени героев, желающие новостей и кровушки, пошли густыми косяками – и только в стороне стоял когда-то обиженный Одиссеем Аякс и супил бровь. При попытке замирения тень Аякса насупила бровь еще больше, скрутила фигу и ушла во мрак, так и не пояснив – чего, собственно, приходила.
Дальше же аэды начинают повествовать о странном. Будто бы видел Одиссей судью Миноса, который судит тени, а потом еще Сизифа с Танталом, а потом еще и Геракла (который вообще на Олимпе, но кого это волнует?) И тут уж есть несколько вариантов: - Все перечисленные специально сбежались посмотреть на Одиссея. Сизиф даже камень прикатил, а Тантал с собой речку и деревья взял. Чего не сделаешь, чтобы увидеть хитромудрие во плоти.
- Одиссей встречался с тенями не у входа, а в самом Аиде (некоторые аэды даже указывают место – слияние Коцита, Ахерона, Флегетона). На вопрос – как Одиссей миновал Цербера и Харона – аэды скромно опускают глаза и молчат. Можно предположить, что царь Итаки пробрался в подземный мир, минуя турникеты, партизанскими методами. И совершил небольшую экскурсию без гидов и оплаты оболами за транспорт.
- Эффект от пролитой крови был подобен телевизионному. Главное – вовремя щелкать мечом и командовать «Так, а сейчас хочу на Тития посмотреть. А Гипноса могёшь? А-а-а-а-а, переключи, там Танат! Тьфу, опять Гекату с ее зельями крутят… это что, реклама асфоделей?»
- Одиссей, как человек компанейский, не отставал от теней и пил с ними за компанию. Что – остается тайной. Но разговоры с Гераклом как бы намекают…
В общем, Одиссей сел было на пригорке и хотел посмотреть, чего еще интересного покажут, но тени подняли ужасный гвалт в духе «Вас тут не стояло!» «Да я час назад занимал!» «Я ветеран Троянской, мне без очереди!» Здраво рассудив, что гвалт может дойти и до Владык, а тогда ему могут сделать тактичное замечание Медузой Горгоной – Одиссей ретировался на корабль. Его ждали товарищи, корабль и поминки у многострадальной Кирки.


Античный форум:
Аид: Итого? Приперся в мир, не заплатил, выкопал ямку – спасибо, что не посреди дворца… напоил теней, устроил гвалт. Свалил. Какие выводы?Персефона: Сразу видно, что правнук Гермеса. Аид: Вывод – спасибо, что во дворец визита не нанес, могу представить, что учинил бы. Персефона: Между прочим, аэды пишут, что он боялся, как бы я не выслала за ним голову Медузы Горгоны. Каким способом я должна была ее выслать, позвольте спросить?Геката: Разбег – пинок – результат, что непонятного-то…


42. Свечки в уши – и вперед!


Аэды хранят скорбное молчание по поводу того, что ж там сказала Кирка, когда к ней заявился бодрый Одиссей, приговаривая: «А теперь честным пирком – да за поминочки!» Есть вероятность, она просто схватила лопату и попыталась форсажно захоронить уже многодневно покойного Эльпенора. Намерения были пресечены в корне, Одиссей со товарищи все же как следует отпировали на похоронах друга. После чего гостеприимная Кирка обрисовала им дальнейший маршрут в духе слегка свихнувшегося навигатора: «Нет-нет, напрямик пробки, да и достопримечательности посмотреть надо, так что давайте-ка вы мимо сирен, а потом еще через Сциллу с Харибдой. Да, и вот тебе несколько ценных советов – как самоубиться не полностью. Всё, маршрут построен, начинайте движение. Да, начинайте движение. Пожалуйста, гребите уже куда-нибудь!!»
Эллины с присущим им энтузиазмом погребли и очень скоро догребли до острова сирен. Сирены заслуживают сольного выхода. Аэды утверждают, что они когда-то были спутницами Персефоны. И даже искали ее после похищения, но до подземного мира не докопались, а потому разъяренная Деметра высказалась, что, мол, ну вы все и чудо… в перьях. И действительно обрастила их перьями, создав свою личную поисково-музыкальную бригаду. Правда, Персефону бригада все равно не нашла.
Зато, уже по другим источникам, сирены как-то перепели муз. А поскольку музы были спутницами Аполлона, а Аполлон – натура томная, чувствительная, любящая сдирать кожу с противников… да, музы сирен ощипали. И сделали из перьев головные уборы (возможно, музы просто хотели поиграть в индейцев). Сперва непернатые, потом пернатые, потом ощипанные сирены от такого обращения поселились на рифах, заманивая к себе моряков песнями и потом играясь моряцкими косточками.
– Значит так, ребята, – заявил Одиссей на подходе к зловещему острову. – Нас тут ждет страшное: культурное просвещение музыкой. Поэтому вот вам по свечке в уши: предохраняйте от потрясений свой внутренний мир.
После этого Одиссей тщательно законопатил уши спутников воском и примотался к мачте, потому что сам-то хотел попасть на халявный концерт без билета.Концерт удался в духе «сирены стонут – Одиссей плывёт». Сирены честно перепели весь свой репертуар, от романсов до частушек. Одиссей у мачты порывисто вскрикивал: «Девочки, я сейчас!» – и делал жесты спутникам, чтобы отвязали. Спутники, хмуро размышлявшие над тем, сколько им придется выковыривать воск из ушей (и вообще, с Одиссея станется там пасеки устроить!) жесты командира воспринимали превратно и только связывали его крепче. А сирены оказались мало того, что ощипанными в прошлом, так еще и недооцененными. «Уже и смертные игнорируют», – подумали они и с досады утопились.
Дальнейшее плаванье проходило под жалобы на воск в ушах и умеренно тихие перешептывания: «А там впереди еще какие-то Сцилла и Харибда, что ж он нам теперь и куда понатыкает?»Одиссей же знал, что воск по второму разу не поможет, и вообще, пришло время аттракционов. Харибда представляла собой классический вариант «кошка с пылесосом» и шансов договориться с ней было примерно столько же, сколько с пылелосом. Зато комплектность пастей Сциллы (шесть штук, зато небольшие) наводила на мысль, что уж больше шести человек она точно за раз не утащит. Поэтому Одиссей дал своим спутникам знак плыть «подальше вон от той страшной воронки и поближе… ну, пусть это будет сюрприз».
Сюрприз в виде Сциллы высунулся из пещеры аккурат когда эллины посматривали в сторону Харибды и имели бледный вид. «Дратуте», – застенчиво сказала Сцилла, подкравшись с тыла и зажевывая шестью пастями шесть гребцов.
– Сюрприз, – озвучил явившийся к гребцам вслед за Сциллой Танат. После этого эллины стали иметь еще более бледный вид, но между Сциллой и Харибдой все-таки окончательно проплыли.


Записки из подземки. Персефона
Приходили сирены. Рыдали что-то непонятное, о свечках в ушах, просились на должность. Супруг пристроил возле входа – на случай оповещения, если в гости забредет кто-нибудь с Олимпа. И посоветовал орать погромче. Чувствую, скоро слово «сирена» приобретет новое значение…


Напоминаю, что первая часть "Забавной мифологии" выходит в печати - оформить предзаказ или поддержать проект можно на платформе Улей. Бай (в разделе "Литература". )

Показать полностью
84

Забавная мифология. Троллиада и Идиссея. Ч. 17

39. А он, мятежный, просит бури…


После перформанса с добавлениями бревен в глаз отдельно взятому циклопу Одиссей продолжил отыскивать Итаку методом проб и ошибок, и вскоре нашел. Но опять не Итаку, а плавучий остров Эола (того, который бог ветров). Счастливо и безмятежно жил Эол на своем острове – но тут приплыл к нему Одиссей. Эол поначалу очень обрадовался и целый месяц чествовал путешественника пирами (а Одиссей целый месяц собирался домой, но вспоминал, что забыл рассказать еще вот такую историю про Трою). А потом Одиссей резко вспомнил, что он верный муж, да и вообще, к Пенелопе бы, что ли. А потому пора бы уже плыть, или еще что-нибудь вкусненькое осталось?
– А давай я тебе на родину вернуться помогу, – сказал Эол, полный благородного стремления сплавить гостя быстрее и очень далеко. – Вот я тебе ветров в мешок напихал, только Зефир на свободе оставил, он тебя к Итаке и пригонит.
Одиссей очень обрадовался и от радости не спал десять дней, сидя на мешке с ветрами, как Цербер на косточке, и высматривая Итаку. И таки высмотрел. И от радости все-таки уснул. Как выяснилось, очень зря, потому что спутники Одиссея уже не первый день посматривали на мех и поговаривали, что не будет Хитромудрый вот так на простом мешке сидеть и никому его не показывать, а значит – там злато-серебро, и почему бы его не посмотреть и не пощупать.
Про любопытную Варвару спутники Одиссея, само собой, не слышали. А потому открыли мех и на себе познали, что ощущает кот, когда над ним нависает зев пылесоса. Вырвавшиеся ветры тут же устроили бурю, корабли Одиссея унесло от Итаки, а сам Одиссей даже хотел утопиться, но потом раздумал, ибо вспомнил, что с Посейдоном у него все-таки отношения не очень. По закону абсолютной подляны, корабли приплыли обратно к острову Эола. Который только-только начинал отходить от месяца чествований Одиссея. И совсем не ждал повторного визита с робким: «Ну, мы это, готовы еще попировать, и ветра в мешочек положи на дорожку, пожалуйста».
Тут Эол начал топать ногами, кричать: «Да вы издеваетесь?!» и под конец сказал, что он не будет помогать тем, кого ненавидят боги.
«Ну, насчет богов я как-то не в курсе, а вот насчет товарищей надо задуматься», –подумал Одиссей и поплыл себе дальше.
По статистике (лотофаги-циклоп-Эол) каждый второй заплыв для Одиссея оказывался неудачным. В этот раз статистика оправдала себя с лихвой, потому что корабли пристали к острову лестригонов. Лестригоны были похожи на циклопов, но – увы – с полным комплектом глаз и с мозгами. А потому бревен на всех не хватило, момент с «давайте им нальем» тоже не прошел, и лестригоны перешли сразу к финальной стадии: крушить корабли и есть моряков. И провели эту операцию так успешно, что из двенадцати кораблей у Одиссея остался один.
Но зато, согласно статистике, на следующем острове этому кораблю светила какая-то нереальная удача.


Записки из подземки. Аид
Приходил Посейдон, жаловался на Одиссея – тот обидел сынулю. Спрашивал, не могу ли забрать Одиссея себе. Отказался. Приходил Эол. Жаловался на Одиссея. Тот пировал у него месяц. Со всеми своими двенадцатью кораблями. Спрашивал, не могу ли я забрать Одиссея к себе, чтобы тот не приплыл в третий раз. Оно мне надо?!Приходил Гермес, привел людей с одиннадцати кораблей Одиссея. Все до одного жаловались на Одиссея и умоляли не брать его сюда.Поржал. Сказал, чтобы не волновались, ибо с таким везением Одиссей сюда непременно припрется сам еще при жизни.

40. Закусывать надо!


Статистика – вещь могучая и мудрая, местами пугающая своей неумолимостью. Ну, и против нее, конечно не попрешь. Поэтому навстречу несущейся на него удаче Одиссей вышел во всеоружии: с распахнутыми объятиями и честными глазами, от которых с воплем «Да в Тартар!» шарахнулся бы даже Гермес.
Удача тоже вышла на Одиссея во всеоружии. В виде острова, на котором обретась волшебная Кирка но не в смысле горняцкого инвентаря, а в смысле дочери Гелиоса. Она же Цирцея, она же колдунья. Она же сестра Медеи (да, на секундочку, той самой, которая женоподобное Отелло для Дездемоны-Ясона). То есть, уже на этом моменте понятно, что античная статистика в случае с удачей Одиссея дает какие-то странные сбои в сторону «опять западло».
Но Одиссей об этом не знал, а потому действовал жизнерадостно и дальновидно, в духе героя американского триллера: причалить к неведомому острову – есть; просидеть на нем пару дней, поедая оленей – есть; разделить команду на две части – есть; поставить над второй частью друга с заведомо беспроигрышным именем Эврилох – сделано, ребята! Дальше команде Эврилоха, видимо, стоило пойти в темный подвал под тревожную музыку, но античный сценарий внес свои коррективы. И получилось, что оная команда пошла во дворец Цирцеи под ее звонкое пение (для соблюдения чахлого подобия триллера вокруг похаживали ручные львы и волки). Ну, а во дворце Цирцея пригласила путников испить винца местного разлива. Которое было с соком волшебной травы, а потому давало мгновенный эффект без промежуточных стадий: очень скоро эллины рассматривали свои копыта и недоуменно хрюкали что-то вроде: «Это когда я так успел-то освинячьться, после одной-то чаши?»
После этого Цирцея загнала новоявленную ветчину в хлев, набросала желудей и заявила, что, мол, ребята, извините, но кто как может – тот так и пополняет запасы некошерных продуктов. Тем временем Эврилох, который поборол зов имени и во дворец не пошел, бросился к Одиссею. И пояснил, что, мол, так и так, дело приобретает запах национального украинского продукта, а товарищи уже практически превратились в плачущий, разумный пока что шпик. – Ух ты! – воскликнул хитроумный Одиссей. – Нужно придумать что-нибудь крайне оригинальное.
И в приступе великой мудрости пошел в открытую психологическую атаку, как матросы на зебрах. В роли матроса выступал сам Одиссей – мореплаватель не последний. В роли летающей и обалдевшей зебры выступил явившийся к Одиссею Гермес, слегка полосатый из-за большого следа от ладони на лице.– Ты хоть закусь-то не забудь, – выдал Гермес, сунул Одиссею в руки неопознанный корень, научил обращению с Цирцеей и убыл обратно, бормоча что-то о мудрых планах, от которых на Олимпе все нектаром подавились.
Одиссей же невозмутимо явился к Цирцее. Вино с волшебной травой душевно зажевалось волшебной же корнеплодиной. Жезл Цирцеи на своей макушке и колдовские приговоры в духе: «Будь моей окорочком, пятачком и шпикачком» Одиссей встретил хватанием за меч и проникновенным обещанием:
– Да я тебя сейчас… саму на карбонад! – О нет, это хитроумный Одиссей! – осенило тут Цирцею. – Гермес предсказал мне, что будет, будет тут один, который догадается закусить! Одиссей, я ваша навеки! И вот тут мудрый эллин стал прототипом для советского плаката – того, на котором гражданин гордо отодвигает чарку. Так же гордо Одиссей отодвинул от себя, последовательно: чашу, яства и саму Цирцею. Заявляя, что первым делом – самолеты, то есть, товарищи, ну а девушки – пока что в очередь.
Так что волшебнице пришлось пойти в хлев и намазать свиней волшебной мазью, после которой товарищи Одиссея вернулись в кошерное эллинское состояние и стали даже краше и сильнее, чем до того (благодаря клетчатке, которой так много в желудях). А потом Цирцея вообще начала чествовать Одиссея и всех его спутников пирами, в которых подозрительный Эврилох не принимал участия (и немножко все-таки оправдал свое имя).
Но Одиссей был мало того что мудрым – он был мстительным. И потому пробыл на острове Кирки целый год. Отъедаясь, откармливая команду и изо всех сил живописуя свою любовь к Пенелопе (аэды говорят, что от таких живописаний у Цирцеи будто бы даже родились дети). Наводящие вопросы о попутном ветре не помогали. В конце концов Цирцея не выдержала и выдала, что, дорогой, а не пошел бы ты в подземное царство Аида (стучать три раза, спросить Тиресия, а уж он тебе так скажет, так скажет…).
– А это мысль, – заявил хитромудрый и начал сзывать греков. Греки сзывались очень охотно. Настолько, что один из них даже забыл, что спал на крыше и с маловнятным воплем, поминающим Таната, умение летать и «ой, это не кроватка» с этой самой крыши рухнул, как Бэтмен, не долетевший до Готэма. – Ну, – неловко произнес Одиссей, глядя на тело без пяти минут соратника. – Вроде как и причина для визита есть. А то неудобненько как-то…


Записки из подземки. Аид
Сегодня посреди судов вперся Гипнос и с порога завопил: «Господа, к нам едет Одиссей!» Последовала немая сцена. Персефона уверяет, что этому сюжету жить в веках.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: