4

Может быть Long story. Начало очередной героической истории.

- Слушай зек, историю смешную расскажу. - начал говорить, до неприличия толстый стражник, под сальной бородой которого, нельзя было угадать, сколько притаилось подбородков. Латный, расписанный красно-чёрными цветами панцирь, что был на нем одет, казалось помогал удерживать в форме его тело и не превратиться в бесформенное желе. Он восседал на стуле с таким видом, словно это был трон. На столе перед ним, была куча еды. В стороне как будто случайно, лежал шлем, который показывал отношения толстяка к службе. Скромненько стоя в углу, он бликовал отражая скудный свет, что давали пару факелов, как-будто пытался привлечь внимание своего владельца, но тот не обращал на него никакого внимания.

- Я думаю не стоит, а то еда ещё остынет. - съязвил заключённый, что сидел в темном углу камеры, пристально смотря на стражника. Он был словно живой мертвец. бледный, худой до отвращения и явно недовольный.

Толстяк громко рассмеялся, держа в руке куриную ножку.

- Насмешил, полно тебе, юморист. Вот ей богу, лучше бы на площадях или в кабаках шутил, а не людей резал. - сказал он, отрывая зубами кусок мяса.

- В том не было моей вины, - заговорил второй, следя глазами за поедавшим мясо стражником.

- Ну конечно не было. Это кто-то другой, похожий на тебя, рубил гвардию направо и налево. 16 человек так то! - он отбросил обглоданную ножку и взял кружку, после чего продолжил, - Но вот судить не мне тебя, а королю.

- Король ваш мудак, как и гвардейцы его.

- Какие громкие слова, для голодранца! Король наш, между прочим, страну расширил. Торговля цветёт, спокойно внутри стало, разбойники, кто в темнице, кто на плахе. Малоимущих кормит. Красота! А ты вот напротив, деток сиротками сделал, да во имя чего? Оскорбленная честь, да?

Заключенный хмыкнул, отвернув взгляд к стене.

- Ну так что, слушать будешь, историю то?

- Трави, все равно делать нечего.

Стражник осушил махом стакан, после чего рыгнул и окинув стол довольным взглядом, уселся поудобнее, откинувшись на спинку.

- Вот вот, слушай. В общем, был кмет, а у него был осел. Но осел необычный, от братца достался, наследственный значится. Потому кмет в осле души не чаял, естественно, так как последнее что осталось от брата. Чистил того щеткой , мыл по два раза в день и миску на семейный стол ставил. Жена конечно против была - «мол почему осел ест со стола». Стерва, таких ещё поискать надо, вечно лезла в его дела, то где был, то что делал. Но больше всего до осла докапывалась, то нагадит не там, то пройти мешает. А суть то какая, мужик то не дурак, его спасение от неё и было как раз в осле, пока он с ним возился, то отдыхал от жены и память брата чтил. Два в одном, значится.

- Дай угадаю, она потом начала ревновать его к ослу - перебил заключённый.

- Нет. То есть да! Но ты слушай дальше. - сказал стражник, потерев зуб ногтем.

- Весь во внимании.

- Так вот. Перед роковой ночью, она довела мужика своего и тот ушёл. Она подумала, что тот в кабак пошёл, здоровье лечить и мужикам другим жаловаться на жизнь свою, как это обычно и бывало. Ну и пока его не было, накрутила себе, что осел во всем виноват, то бишь решилась на не доброе. Под покровом ночи, пошла с топором в комнату к ослу... Да, комната у осла была отдельной. - опережая вопрос, быстро ответил стражник, - так вот, в потёмках она не видела ни черта, да и рубанула наугад. По звуку поняла, что вроде как удачно попала, потому со спокойной совестью спать пошла. С утра проснулась, глядь в сторону, а мужика все нет. Там потом её переживания, не особо интересно. Так вот! Заходит  она в комнату, где осел должен мертвый валяться, а он живой! стоит солому жуёт, бережно уложенную на столике. А сбоку муженёк, голый валяется...

- Прибила?

- Да.

- Ну знаешь, что-то не очень смешная история.

- Так и это не конец.

- а что в конце?

- Вздернули бабу.

- Это должно быть смешным? - спросил заключённый, удивленно повернув глаза в сторону стражника.

- Ну, знаешь... ты просто не слышал, как Борат рассказывает, ты бы посмеялся.

- К несчастью, я его не знаю.

Наступила неловкая тишина, в которой, казалось, комфортно себя чувствовали только капли воды и горящие факелы, переодически разбавлявшие тишину, монотонными звуками.

Но стражник, всем видом показывал что ему скучно. С начала стуча пальцами по столу, после насвистывая своеобразный мотив какой-то местной песенки.

- А почему ты напал на гвардию? - устав от тишины, спросил толстяк, смотря на заключённого. Который не менял позы.

- Извини, но это личное... Хотя, мы тут вдвоём, потому могу рассказать, то будет поинтереснее, чем ревнивая баба... если ты, конечно, дашь мне попить.

- Не положено, - он взял графин и налил в кружку, после чего неуклюже встал и подошёл к решетке, - но мы тут вдвоём, так что держи.

Нарочито медленно заключённый подошёл к решетке и протянул руки за стаканом. Стражник, подал ему стакан. Но тот лишь крепко схватил его руку и неуловимо быстрым движением, упёрся ногами в дверь решетки и дернул, впечатывая стражника лицом в решетку. Тот успел только хрюкнуть, после чего упал без чувств.

- Извини, но я расскажу тебе эту историю в следующий раз. - сказал он бесчувственному телу, протягивая руку к поясу, чтобы сдернуть ключ.

Дубликаты не найдены

Похожие посты
197

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Корабль, чьё имя неразрывно связано с Войной со Жнецами, подвигами Космического флота Альянса и героем капитаном Шепардом — «Нормандия». История легенды начинается с экспериментального фрегата глубокой разведки, построенного в 2183 году, прототипа целого будущего класса кораблей, предназначенных для скрытной разведки в конфликтных районах космоса. Проект был во многом необычен, в частности тем, что инженеры и конструкторы-люди сотрудничали с турианцами при спонсировании непосредственно Советом Цитадели. Примечательно, что при работе над проектом создатели взяли за основу земной самолёт-разведчик середины XX века Lockheed SR-71 Blackbird. Получивший индекс SR-1 (Stealth Reconnaissance) и имя «Нормандия» в честь операции «Оверлорд» - стратегической операции союзников по высадке войск в Нормандии (Франция) в 1944 году с целью открытия Второго фронта во Второй мировой войне. Корабль оказался чрезвычайно дорог. На 120 миллиардов кредитов, затраченных на один только нулевой элемент, можно было сделать 12 000 двигателей для истребителей, а всего бюджета хватило бы на тяжёлый крейсер. Однако ни один из этих кредитов не пропал даром.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

SR-1 имел уникальную маскировочную схему, делающую фрегат незаметным для датчиков благодаря экспериментальной технологии охлаждения корпуса корабля и впитывания тепла и ионного излучения от двигателей в теплохранители на обшивке. Во время сверхсветового движения эта система не работала. «Нормандия» могла перейти в «тихий режим» движения на 2–3 часа, прежде чем стелс-система переполнится и «сбросит» накопленное излучение, выдавая местоположение корабля. Если же отключить двигатели и просто дрейфовать, то система может протянуть несколько дней. Эта система черпала энергию из другого экспериментального устройства на корабле — двигательной системы «Тантал», которая по размеру превосходила любую другую, предназначенную для фрегатов, в два раза. Эта система не только делала корабль быстрым и невидимым для радаров, но и позволяла летать быстрее скорости света гораздо дольше. Хотя «Нормандия» и не предназначалась для боевых ситуаций, её масс-ускорители и отменная манёвренность на практике обеспечивали этому фрегату боевые качества на уровне с тяжёлыми крейсерами.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Корабль был приписан к 63-й разведфлотилии, находящейся в составе Пятого флота, капитаном стал Дэвид Андерсон, однако в скором времени SR-1 был передан под командование первого Спектра-человека — капитана Шепарда. Корабль служил ему верой и правдой в течении одного года, принял участие во множестве операций и миссий, пока не подвергся атаке неизвестного корабля (как выяснилось позднее — Коллекционера), в результате которой был серьёзно повреждён и потерпел крушение на планете Алкера системы Амада, что в туманности Омега. Капитан и значительная часть экипажа погибли…

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Спустя 2 года, в 2185 году, капитан Шепард был реанимирован титаническими усилиями частной военно-исследовательской организации «Цербер». Её анонимный глава по прозвищу Призрак подарил Шепарду, помимо второго рождения, усовершенствованный, доработанный и более мощный фрегат-разведчик SR-2, построенный на базе «Цербера» на одной отдалённой планете в скоплении Вояджера по спецификациям оригинальной «Нормандии». Сохранив общие очертания, и даже больше приблизившись внешне к своему прообразу SR-71 Blackbird, новый корабль стал почти вдвое больше оригинала, достигнув длинны в 216 м. Корабль, в дань традиции снова названный капитаном «Нормандией», характеризовался большей приспособленностью для людей и, благодаря значительным финансовым вложениям «Цербера», был дополнительно оснащён, при этом не уступал «Нормандии SR-1» по стелс-характеристикам. Одной из наиболее радикальных новинок стала Система Усовершенствованного Защитного Интеллекта (Enhanced Defense Intelligence) или просто СУЗИ (EDI) — искусственный интеллект, первоначально ограниченный выполнением ряда функций, но после снятия пилотом Джеффом «Джокером» Моро с неё всех ограничений, получивший полный контроль над собой и кораблём. Фактически корпус корабля «Нормандии» стал её «телом». Базовый экипаж корабля составлял 38 штатных военнослужащих (не считая капитана, десанта, офицера медслужбы и техников-энергетиков).

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Основные системы корабля, такие как ядро «Тантал», четыре антипротонных двигателя и системы маскировки, основанные на внутренних накопителями энергии, остались неизменными либо были усовершенствованны специалистами «Цербера». Антипротонные двигатели имели каждый по два сопла: одно в сторону кормы, а другое в сторону носа корабля. Антипротоны вводились в реакционную камеру, наполненную водородом. В результате взаимодействия происходила аннигиляция вещества и антивещества, которая обеспечивала непревзойденную тягу. Температура выхлопа антипротонных двигателей измерялась миллионами градусов Цельсия. Питание ядра двигателя «Нормандии» и электрических систем осуществлялось энергией атомного синтеза, водородные топливные элементы обеспечивали дополнительное питание в случае остановки главного реактора. Неотъемлемой частью «Нормандии» являлось нестандартное по размерам ядро «Тантал», генерирующее плотное поле массы, куда как бы «падает» корабль. Это позволяло двигаться без использования теплоизлучающих маршевых двигателей. Также ядро генерировало поле массы вокруг корабля, необходимое для полёта на сверхсветовой скорости. Силовые агрегаты корабля позволяли ему следовать в сверхсветовом режиме со скоростью приблизительно 5500 C (около 0,63 светового года в час). Для своих размеров «Нормандия SR-2» также осталась очень манёвренным фрегатом.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Однако и сам капитан Шепард вместе с его многогранной и интернациональной командой ввели ряд усовершенствований в конструкцию и оснащение «Нормандии», что позднее помогло ей пережить самоубийственную миссию в ядре Галактики, на базе Коллекционеров. Изменения коснулись прежде всего вооружения и систем защиты. Были установлены дезинтегрирующие торпеды «Дротик» — экспериментальные торпеды ближнего боя, два торпедных аппарата на стыке между крыльями и основным корпусом. Торпеды запускаются, когда корабль летит по сходящейся траектории к цели, и взрываются с точно определенной временной последовательностью, что позволяет темной энергии, излучаемой боеголовками при детонации, резонировать, тем самым увеличивая пространственно—временную деформацию и буквально дробить цель на куски. Данный тип вооружения обладал достаточно мощной разрушающей силой, чтобы уничтожить большое судно с нескольких залпов. Ещё одна смертоносная новинка, «Таникс» — магнитно-динамическое орудие турианской разработки, уменьшенная версия пушки Властелина, которую он использовал при нападении на Цитадель. В данном виде вооружения используется электромагнитное поле для формирования и разгона потока расплавленного металла до релятивистских скоростей, который, сталкиваясь с целью, наносит ей громадный урон. Залп из орудия выглядит как яркий синий луч. В бою «Таникс» с нескольких залпов способен уничтожить крейсер. На «Нормандии» была установлена батарея из двух пушек «Таникс», выдвигавшаяся из-под днища корпуса корабля. «Нормандия» так же вооружена несколькими противоракетными и противокорабельными лазерами оборонительной системы «ПОИСК» (Противокорабельный Оборонный Интегрированный Системный Комплекс).

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

«Нормандия» изначально была оснащена стандартной системой защитных кинетических барьеров, создающих специальные поля массы, останавливающие вражеские снаряды. Они не были эффективны против оружия, поражающее воздействие которых основано на высокой температуре или радиации, такого как лазеры и излучатели частиц. Стандартный щит позже был заменён быстродвижущимся циклоническим барьером (ЦБ) кварианской разработки. Благодаря вращению источников полей массы, судно окутывается быстро колеблющимися кинетическими барьерами, вместо статических, что обеспечивает отражение энергии взрыва и самих ракет взамен поглощения. Пытаться прострелить такой барьер все равно, что пытаться попасть в мишень, находящуюся внутри вращающегося шара. Если один из излучателей поля будет поврежден, то ЦБ превращается в обычный кинетический барьер. Такая функция делает данную систему наиболее эффективной в условиях боя.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

«Нормандия» была покрыта абляционной броней, предназначенной для защиты от воздействий энергетического оружия, против которого бесполезны кинетические барьеры. При нагревании броня «выкипает». Испаренный материал брони рассеивает энергетический луч, делая его безвредным. Увеличить живучесть корабля смогла тяжелая броня «Силарис» расы азари. Данная броня может противостоять огромному температурному воздействию и высокой кинетической энергии, которой обладают орудия звездолетов. У «Силариса» почти непревзойденная прочность, потому что она сделана из углеродных нанотрубок, которые получены осаждением поликристаллических пленок алмаза из газовой фазы. Данный процесс проходит под воздействием высокого давления, создаваемого полями массы, в результате чего получаются суперплотные слои, способные выдержать экстремальные температуры. Этот процесс так же компенсирует хрупкость алмаза.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

После возвращения из Самоубийственной миссии и отражения угрозы Коллекционеров, в 2186 году SR-2 «Нормандия» была переведена под флаг Альянса. Была проведена модернизация, в её рамках корабль переделывался для службы в качестве мобильного штаба адмирала Андерсона (что отразилось на планировке и оснащении палуб), однако из-за нападения Жнецов на Землю был возвращён под командование Шепарда и служил в первую очередь как разведывательный десантно-боевой корабль на протяжении всей Войны со Жнецами. Пройдя множество испытаний, «Нормандия» неоднократно доказала, что является тактически самым сильным кораблём подобного класса во всей Галактике. Вобравшая в себя знания и умения представителей всех рас, SR-2 прекрасно показала себя в борьбе со всепоглощающей Жатвой древних машин, оставшись гордостью человечества и всего Альянса.

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

Представлена модель SR-2 «Нормандии» в ливрее Альянса, 2186 год. Фирма Metal Earth, масштаб 1:2160 (100 мм). Подробная информация о сборке тут:

SR-2 Normandy, KG (Metal Earth) 1/2160 (100 мм). Заметки по сборке


И вот ещё немного фото:

Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост
Гордость космофлота Альянса. SR-2 Normandy Стендовый моделизм, Научная фантастика, Mass Effect, Космический корабль, Своими руками, История, Фантастика, Игры, Длиннопост

На этом пока всё, далее на очереди несколько интересных самолётов, потому подписывайтесь, а также заходите в мою группу Вконтакте, где можно обсудить лично всякие вопросы и даже заказать изготовление модели (https://vk.com/warminiarts), а также подписывайтесь в Инстаграмме, где много фото, и ничего лишнего (https://www.instagram.com/warminiarts_lugansk/). А сейчас - благодарю за внимание и хорошего времени суток!

Показать полностью 16
50

Не хлебом единым

- Пожалуйста, Грейс, я не могу, я же… - изможденная молодая женщина стояла на коленях у постели больной и огромными от ужаса глазами смотрела на свекровь.


- Сейчас же возьми себя в руки, Миранда Вингс, - ответила сухонькая старушка и натужно закашлялась.


Миранда тут же протянула ей стакан воды, и когда приступ прошел, Грейс продолжила:


- Когда умер мой сын, я заботилась о тебе и детях, как могла. - Из глаз молодой женщины покатились крупные, как горох, слёзы. - Но сейчас пришло время тебе повзрослеть!


- Но я же… я не умею, я никогда… - продолжала плакать Миранда.


- У тебя четверо детей, Мири, изоляция и голод. Если ты не соберешься, они погибнут, - жестко ответила старушка, но, тем не менее, протянула руку и ласково погладила женщину по волосам.


Эту воздушную фею, это неземное создание сын привел к Грейс десять лет назад. И Миранда сразу стала их собственным солнышком, улыбчивая и нежная, она принесла в семью радость и веселье. А уж как с появлением детей ожил дом, не стоило и говорить. Гомон, детские крики, топот ножек…


Когда становилось совсем худо, Грейс уносилась мыслями в то время, когда родился Том, первенец, копия Уилла, своего отца, а у Грейс появился новый смысл жизни. Неужели совсем недавно они были так счастливы?


- Я не знаю, как… - уронила голову на руки Миранда.


- Если я смогла, сможешь и ты, - жестко отрезала Грейс, закрывая глаза.


Когда Миранда на подгибающихся ногах вышла из спальни свекрови, девятилетний Томас ловко подхватил мать под руку и потянул в сторону кухни, шепча на ходу:


- Не бойся, мам, девчонок я накормил лепешками, они наверху, Элисон спит, у нас есть время проверить ловушки.


-Ловушки? - испуганно прижала руку к губам женщина.


Мальчишка тяжело, по-стариковски вздохнул:


- А как ты думаешь, мы с бабушкой эти четыре года ловили дичь?


-Дичь? – огромные голубые глаза матери снова наполнились слезами, - Может, мы поищем грибы?.. Я же... Не могу, Том… Как можно?… Живое существо.


Томас с жалостью посмотрел на мать:


- Девчонки не выживут на грибах… Да и бабушке нужны силы, чтобы бороться с болезнью. Ты же знаешь, я бы справился сам, если бы детям разрешалось одним находиться на улице. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной.


- Хорошо, Том, ты прав, - растерянно остановилась посреди кухни женщина, - Сейчас?


- Держи, - вместо ответа Том протянул ей плащ, - На улице прохладно.


- Спасибо, дорогой, - улыбнулась Миранда, и мальчишка на несколько секунд замер. Как его матери это удавалось? Иногда его жутко злила её несобранность и несамостоятельность, но когда она смотрела на него с такой любовью, хотелось горы свернуть.


Еще издалека Том заметил, что ловушка сработала. Мальчишка радостно подскочил на месте и рванул к добыче. Миранда еле поспевала следом, и догнала сына, когда тот уже тащил клетку, в который отчаянно бился облезлый, заморенный кот.


- Но Томми, - засмеялась женщина, - Это же Патрик, кот миссис Вайсман! Зачем ты его тащишь?


Мальчишка остановился и замялся, и смех Миранды начал угасать сам собой.


- Дорогой, неужели мы всё это время ели…


- Ну не всё время, конечно, - начал говорить мальчик, а Миранда еле успела отвернуться от сына, когда ее вывернуло наизнанку, и весь скудный обед, состоящий из половинки картофелины и лепешки, вылетел наружу.


Когда стало немного получше, женщина выпрямилась, держась за живот, и под жалостливым взглядом сына, спросила:


- И ты сам… их?


- Убивал? – Том поставил клетку и подошел к матери, чтобы взять ее ледяные трясущиеся руки, - Пока нет, бабушка всё делала. Но я видел, ты не волнуйся, я смогу! Тебе не нужно…- замялся мальчишка, - Я же мужчина, мам, я справлюсь.


Миранда крепко обхватила сына и начала неистово целовать его везде, куда дотягивалась – в смешной вихор на затылке, в сморщенный нос, в оттопыренные покрасневшие уши:


-Томас Вингс, я невероятно горда, что у меня есть такой сын, как ты. Любая мать мечтала бы о таком наследнике, - и когда мальчишка засиял от похвалы, добавила, - Только я никогда не позволю тебе сделать это самому. Давай, веди меня туда, где бабушка разделывала… добычу…


***


С грохотом захлопнулась дверь грузовика, и мужчина, одетый в желтый защитный костюм и маску, сел рядом с напарником.


- Что там? Я смотрю, ты отгрузил в этот дом целых пять коробок продовольствия, - спросил водитель.


- Да там четверо детей, чудом выжившая старуха и полоумная женщина, - нахмурив брови, ответил мужчина.


- Почему полоумная?


- Она, как услышала новости о снятии изоляции и увидела содержимое коробок, села на пол и начала неистово хохотать. Я решил оставить им побольше. Детям нужна еда.

Показать полностью
92

Одиссея

— Как-то это неправильно, — пробормотал Одиссей, входя в стальные чертоги богов.


Чертоги были округлой формы и отличались богатством, блеском и невиданными устройствами, которые иногда молчали, а иногда двигались, издавая странные звуки. Те, кто уже бывали здесь, сходились во мнении, что боги обладали невообразимым могуществом, способным уничтожить любого смертного в мгновение ока. Тем не менее, было ясно, что они, в общем, расположены к людям и часто им помогали.


— Одиссей! — воскликнул Гермес. Златокудрый бог был одет в облегающие одеяния, которые блестели, словно металл, но металлом не были. В руках он держал прямоугольную пластину из прозрачного вещества, похожего на застывший лед. Лоб и часть глаза Гермеса прикрывал сложной формы узор из такого же вещества. Одиссей решил, что это головной убор, чтобы уберечь бессмертного от жаркого солнца Аттики.


— Уважаемый Гермес, — произнес Одиссей заученную формулу, — мне сказали, что вы сможете мне помочь.


Бог рассмеялся.


— Конечно, смогу! Я здесь как раз для этого. Давай присядем, дорогой мой человек.


Они опустились на гладкие отполированные камни, которые, судя по весу, никак не могли быть камнями. Гермес зачем-то погладил свою прозрачную табличку. На стенах проступили яркие письмена, которые временами (когда Одиссей не смотрел на них) двигались, а вверху загорелись маленькие факелы, не дающие тепла. Воистину, владения богов полны чудес, немыслимых для простых смертных!


— Итак, сын Лаэрта, чем я могу быть полезен? — улыбнулся Гермес. Это был вообще очень улыбчивый и доброжелательный бог, не в пример мстительным титанам вроде Океана и Гипериона, от которых невозможно было допроситься ничего, кроме жестоких морских бурь или палящего зноя.


Одиссей откашлялся.


— Уважаемый Гермес, дело в следующем. Как вы, возможно, знаете, только что закончилась Троянская война…


— Да-да, — кивнул бессмертный, постукивая пальцами по ледовой пластине. — Десять сезонов, большой финал, невероятный успех у зрителей…


— Э-э… и мы, ахейцы, одержали в ней славную победу…


— Благодаря тебе, милый Одиссей, исключительно благодаря тебе! Эта военная хитрость с конем была просто великолепна, мы аплодировали всем Олимпом…


— Но вот какое дело… — Одиссей помолчал. — В общем, не очень хорошо, что войне пришел конец. Добыча, конечно, добычей, а слава — славой, только мне-то теперь домой возвращаться, а там…


Он махнул рукой. Гермес с видом напряженного внимания глядел на него и кивал.


— Я сам с Итаки, как вы знаете… Бывали у нас? Островок — переплюнуть можно, там и живет-то всего сотни четыре человек. Но считается отдельным царством, а я, понятно — натуральным царем. Только что это за царь, который правит тремя деревнями и собственным дворцом, а всех дел у него — только охотиться на зайцев да задирать хитоны нимфам? Это и не царь вовсе, а обычный сельский староста. Вот только старостой быть мне не по вкусу.


Гермес все еще кивал, но при этом не отрывал взгляда от таблички. Одиссей почувствовал, что теряет внимание бога.


— Понимаете, на войне я был героем. Вы сами говорите, хорошо себя показал, воины меня уважали… Даже сыны богов не чурались сидеть вместе на пирах — Ахилл, Диомед, Менелай, Агамемнон, хотя тот-то был просто старый брюзгливый старик…


— Да-да, — вежливо сказал Гермес. — И что бы ты хотел конкретно от меня?


Одиссей с ужасом понял, что не знает, как объяснить.


— Вы… боги говорили, что им нравится смотреть на приключения смертных. А теперь приключение закончилось, и, выходит, вам скоро станет скучно…


— Нет-нет, — покачал головой Гермес. — Закончилось конкретно это приключение. Но у нас уже готов к запуску показ с китайского полигона — династия Шан очень перспективно себя ведет — потом есть Египет, где у молодого Рамзеса есть все шансы стать новой звездой, кое-какие наметки в Пенджабе… в общем, шоу продолжается, дорогой Одиссей. Шоу продолжается, но уже на других экранах.


— Но я? Как же я? — воскликнул царь Итаки. Он чувствовал себя обманутым.


Гермес скептически смерил ахейца взглядом. Собрался было что-то сказать… но вдруг нахмурился и наморщил лоб, как бы вспоминая. Или планируя. Глаза его затуманились.


— Авторский проект, — пробормотал он. — Малый бюджет, фокус на одном человеке… Одиночка против дикого мира вокруг… Круглосуточная трансляция… Почему бы и нет? Хм… Одними природными катаклизмами сыт не будешь, но это поправимо… Может сработать. Да.


— Да, — повторил он с чувством, глядя на Одиссея с каким-то хищным выражением. Так хорошая хозяйка смотрит на кусок мяса, прикидывая, сколько бульона из него может получиться. — Что ж, милый Одиссей… думаю, твое желание о том, что приключение не должно заканчиваться, вполне осуществимо.


— Всесильный Гермес… — привстал с мнимого стула ахеец, но тут же был усажен на него мановением ладони бессмертного.


— Сюжетно мы это оформим просто: возвращение домой. Вечная тема, так что зрителям понравится. Преодолевая разнообразные препятствия и препоны, героический царь — здесь можно быстро перечислить твои подвиги из «Осады Трои» — в конце концов прибывает в родную Итаку.


Гермес постучал пальцем по табличке.


— Тут лучше условиться сразу. Сколько сезонов… то есть, сколько лет ты готов путешествовать по морям и волнам, прежде чем доберешься до дома?


— На все воля богов! — с энтузиазмом воскликнул Одиссей. — Если войну пережил, то морскими странствиями меня и подавно не напугать.


— Еще десять лет? — задумался бессмертный. — Многовато, конечно, хотя если подойти с воображением…


Он принялся водить пальцами по нашлепке на глазу и бормотать. Нет сомнений, так боги сносились со своими братьями на далеком Олимпе.


— Арти? Слушай, кто из легких на подъем племен у тебя есть на востоке текущего театра? Галлиполи, Эдирне, вот эта часть… Да, подожду.


— Посейдон Кронович, мое почтение… интересуюсь насчет сильного шторма между Критом и Пелопоннесом… Чтобы молнии, и светящаяся под луной вода, и девятый вал, и ужас на лицах матросов… Нет, не сейчас. Нет, пока не согласовано. Конечно, утвердят. Ну… Я вас услышал. Всего доброго.


Гермес сморщился, как пролежавший целый день под солнцем финик.


— Старый бюрократ… Да, Арти, девочка моя… Только киконцы? Хорошо, мобилизуй их там. Да, и я тебя… извини, параллельный… Гефест, приветствую! На ловца и зверь бежит: твои танкеры еще ходят через Босфор? Я думаю сделать с ними эпизод… Черт, жаль… А водозаборники у Скиллы работают? Чудненько. Мы попользуемся ими, лады?


На лбу у бога выступил пот, но голос звучал все так же бодро.


— Посейдон Кронович? А можно мы еще позаимствуем вашего циклопа? Он же на Сицилии сейчас? Хорошо, благодарю душевно! Амон? Это Гермес, с Олимпа… Разреши привлечь ваших камнеметателей буквально на один эпизод? Да, тех самых, диких. Которые людей едят. Отлично. Благодарю.


Закончив последний разговор, бог шумно выдохнул и сделал страшные глаза.


— Ну, на первые три сезона сценарий в основном понятен. Что-нибудь еще добавим, конечно, по мелочи… А дальше я тебя закину знаешь куда? Нет, не знаешь — через Гиб… то есть, через Геркулесовы столбы, в Иберию и Галлию. Экзотика!


— Я даже не слышал об этих островах, уважаемый Гермес, — проговорил Одиссей, которому вдруг пришло в голову, что он ввязался во что-то очень скверное, и от него самого теперь зависит очень мало. С другой стороны, разве не таковы всегда были отношения бессмертных и людей?


Гермес еще больше приободрился.


— Это еще что! Доберешься до самой Огигии! Это такой остров, весь зеленый, чертовски дождливый… Я там жил когда-то. Жители сплошь пьяницы, но все до единого славные парни, вот увидишь. Ты обживешься, накопишь сил, построишь корабль — и вернешься обратно, на свою Итаку!


Одиссей кивнул. Эта часть нравилась ему куда больше.


— В финале нужна битва, — продолжал Гермес. — Просто вернуться домой и зажить счастливо ты не можешь. Не тот персонаж, да и аудитория не оценит. Ну, что ж, придется поубивать кого-нибудь. Скажем, захватчиков, пришедших на твою землю. Или, может, коварную жену-изменщицу?


— Бессмертный Гермес! Пенелопа верна мне!


— Ладно-ладно, пускай верна… тогда перережешь ее любовников. Их будет сто двенадцать, как раз хватит на целый эпизод. Кровища, внутренности крупным планом, стрела в горле… ну, да сам знаешь, что я тебе рассказываю.


Гермес откинулся назад и с удовольствием оглядел сверкающие чертоги.

— А назовем мы все это «Приключения хитроумного Одиссея». Нет, лучше «Возвращение Одиссея».


— Может быть, просто «Одиссей»?


Гермес наморщил лоб.


— Слишком просто. Народ не поймет. Хотя… «Одиссей». «Одиссей». Нет, все же чего-то не хватает, какого-то намека, оттенка значения… Спасибо за идею, дружище, я с тобой еще свяжусь, а сейчас мне еще кое-что нужно будет уточнить…


Бессмертный уже не видел его, он разговаривал с невидимыми собеседниками и радостно смеялся наступлению пока смутного, но захватывающего будущего, полного дивных чудес и невероятных приключений.


…Предопределенность висела тяжким бременем.


Царю Итаки больше не хотелось путешествовать.


Показать полностью
71

Лифт в преисподнюю. Главы 5-6

Предыдущая глава


Глава 5. Пятая дверь.


Саша всё делал очень тихо. Даже рылся в мусоре. Как художник производит движения кистью, так и он неторопливо перекладывал всё ненужное в сторону.


Ему удалось найти 25 литров воды, «упакованных» в четырех пятилитровых бутылях, и ещё нескольких меньшего объёма. Хватит в экономном режиме на пару недель. И это помимо газировки.


«Что у нас есть ещё?»


Три покрытые пылью банки с сайрой и две с горбушей. На жестянках имелись вмятины. Беспокоило ли это Сашу? Нисколько. Отдела по защите прав потребителей всё равно уже не существовало. Да и он не собирался платить за покупку. Так что сойдет.


Шпроты. Восемь маленьких банок. Печень трески. Три штуки.


Водка. Виски. Портвейн «Три топора».


«Это на потом», — решил он и оставил алкоголь нетронутым. «Синей» воды, кстати, лежало вокруг достаточно много, что показалось Саше странным.


Шесть пачек гречки по девятьсот грамм каждая. Она, видимо, была не самым популярным товаром во время «неразберихи», потому что других продуктов осталось всего по одной-две упаковке. Рис, перловка, макароны практически исчезли с прилавков этого магазина. Хотя макароны — отдельный вопрос. Они хранились в большом бумажном мешке. Такие мелкие, тоненькие, продавались на развес. Мешок был разорван с одного края и лежал на железном шкафчике возле…


Ещё одной двери.


Чёрт!


Саша застыл на месте, словно, превратился в камень. Как можно было забыть об этой двери?


От глаз её загораживало торговое оборудование, а вела она в подсобку слева от кассы. И Саша уже несколько раз проходил мимо, даже не обратив на неё внимания! Но если после всего шума, что он здесь произвёл, дверь не открылась. Значит…


«А ничего это не значит, — сказал трусливый голос внутри. — Что угодно может произойти».


И «пятая» дверь приоткрылась.


«Везение закончилось!» — противно пропищал голос внутри.


Саша почувствовал, как каменеют его мышцы и становится трудно дышать — тело, скованное страхом, не позволяло двигаться грудной клетке.


«То, что пытается открыться само по себе, не может таить за собой ничего хорошего. Не в этом мире».


Кирпич, найденный им, лежал на морозильной витрине, которая стояла между Сашей и зловещей подсобкой. Ровно посередине.


Дверь, поскрипывая, начала ходить туда-сюда. Едва приоткрывшись, она снова закрывалась.


«Может быть, сквозняк? — проклиная свою судьбу, предположил Саша. — Вряд ли. Там не может быть окна».


Он не двигался.


Стоял. Смотрел.


Ничего не происходило. Кроме того, что дверь пыталась открыться.


Панический страх накатывал волнами. Или как он там накатывает?


Проходил.


Возвращался.


В ритм движениям этой злополучной двери.


«Если я просто отсюда уйду. То будет ли всё нормально? — начал спорить сам с собой Саша. — Пакеты собраны. Вода у двери. Но где-то через неделю мне снова придётся сюда вернуться. А я не смогу! Хотя если у меня будет нож… Да кого я обманываю! Не вернусь! Но с другой стороны, мне здесь ничего больше и не надо. Хотя, я далеко не всё в этом месте осмотрел. Возможно, припасов получится найти ещё предостаточно. И это место очень близко к дому. Как говорится, стратегически важная точка, которую непростительно потерять».


Очень близко к дому…


«А что если «бывший» по моему следу доберётся до квартиры? Дверь открыть не сможет. Но наделать шума и привлечь других тварей сумеет. Когда-нибудь эти «иначеживые» додумаются забраться через балкон. А это не входит в мои планы».


Саша и сам не понял, как подошёл к морозильнику и положил руку на кирпич, оставленный там ранее. Теперь следовало сжать пальцы, чтобы взять его.


В этот момент дверь дёрнулась сильнее чем прежде. И приоткрылась шире. Но в темноте ничего не получилось разглядеть.


У Саши не получилось.


Но кто-то. Тот, кто находился за дверью.


Смог разглядеть всё прекрасно.


И Саша услышал слабый хрип. Незнакомое сдавленное рычание. Признаки живого. Вернее, неживого.


В дверь начали скрестись.


Паниковать, бежать сломя голову! Спотыкаться! Падать! Повредить ногу обо что-то? Хромая бежать до подъезда?


Ничего не принести домой? Умирать?


Нет.


Внутренняя борьба (относительно того, как поступить) у Саши закончилась быстро. «Развернув» в своей голове несколько полотен будущего, он выбрал то, что сулило ему большую выгоду.


За этот, как ему казалось, длинный день, он научился чуточку быстрее принимать правильные решения. Три месяца страха и сплошных «поисков вариантов» наконец-то приносили свои плоды.


Было страшно. Колени подгибались, стало подташнивать. Сердце снова заколотилось, как у какого-нибудь знаменитого бегуна. Негра.


Но Саша начал двигаться. Он схватил пакеты с продуктами и оттащил к входной двери. Аккуратно приоткрыл её. Выглянул.


Моросил дождь, солнце спряталось. Чернота скапливалась там, где раньше виделись просто тени.


Поблизости ни души, ни «мертвоходящего» тела. Саша, стараясь не производить шума, выставил пакеты за порог.


Вернулся.


Взял кирпич и снова быстро вышел. Положил его возле двери. Так, чтобы если кто-то попытался её открыть, то сдвинул бы кирпич.


Саша просунул руки сквозь ручки пакетов с припасами и повесил их на плечи. Потом согнувшись взял в руки «баклажки» с водой. Выпрямился. Еле-еле. Говорят, своя ноша не тянет. Но она тянет. Реально прижимает к земле. Неудобные пластмассовые ручки впились в наполовину разжавшиеся пальцы. Колени подогнулись. Саша мог идти только медленно и сильно пошатываясь. Приходилось напрягаться, чтобы не выпустить воду из рук. Особенно, когда он спускался по ступенькам крыльца.


Ладони моментально вспотели. Да и сам он весь тоже покрылся испариной. Шаг за шагом Саша петляя приближался к двери подъезда.


Глава 6. Кушай, зайка.


Саша случайно ударил бутылём по бамперу покрытой грязью иномарки. Седан. Колёса спущены. Сигнализация не сработала, видимо, аккумулятор «сел». Но адреналин от испуга, что звук кто-то услышит, уже распространялся по крови.


Снова оглянулся. Никого. Ничего.


Это хорошо. Вперёд!


Вот и подъезд. Собачка лежала на своем месте.


Онемевшие пальцы без его ведома внезапно разжались. Но он успел присесть, и бутылки мягко опустились на землю. То есть прямо в грязь.


Захотелось пить. И есть. Много чего хотелось, но желание поскорее убраться с улицы всё же преобладало.


Закрываем один глаз, чтобы потом лучше ориентироваться в темноте. Три глубоких вдоха. Пальцы с болью сжались. Ноги разогнулись. Дверь мыском ноги вправо. Вперёд!


Ступеньку за ступенькой он нёс свой драгоценный груз к квартире. Снова и снова заставлял себя переставлять ноги, не разжимать пальцы, терпеть боль. Сила воли. Очень полезная штука. Главное — иметь цель.


И вот металлическая, обитая кожзамом дверь возникла перед глазами.


Поставил всё на пол. Постучал. Отошёл назад и взглянул наверх. Никого.


С другой стороны двери скрипнул пол.


— Открывай! Скорее открывай! — поторопил он жену.


Зашевелилась щеколда в пазу. Скрипнула, противно, как мел по доске. Дверь слегка приоткрылась.


— Да что мне и открывать ещё самому! — почти закричал Саша. — У меня руки все… открывай!


Дверь моментально распахнулась. И он увидел замотанную в давно не стиранный плед женщину. В такой же несвежей одежде. Посмотрев испуганными глазами на Сашу и увидев его ношу, она быстро отпрянула в сторону.


Дорога освободилась. Пальцы сжались. Ноги разогнулись. Вперёд. Рывок, который называется последним!


Проходя мимо жены, Саша начал улыбаться. Но когда уже ставил продукты в прихожей, улыбка исчезла с его лица. Выполнив первую часть плана, он вспомнил про вторую. Вытряхнув пакеты с едой прямо на пол, он метнулся на кухню и взял ещё один нож.


Сын сидел в зале на диване и вопросительно смотрел на него. Ничего не говорил. Приучили молчать.


Вернувшись в прихожую, он сказал:


— В магазине ещё много еды. Воды, думаю, тоже. Но, по-моему, там кто-то есть.


— То есть? — словно, выронила она эти слова и прижалась спиной к стене.


— Ну, то есть там точно кто-то есть.


Глаза жены вопросительно расширились, но она была так слаба, что не смогла заплакать или просто не успела. Саша знал, что нельзя тратить время на разговоры, иначе он струсит и не доведёт до конца то, что задумал.


— Некогда объяснять. Сейчас я проверю подъезд. Закрою его чем-нибудь снаружи, — это Саша придумал только что, нужно же было как-то успокоить и отвлечь мысли жены. — Если со мной что-то случится… А со мной ничего не случится, то вы, по крайней мере, будете закрыты. Но всё будет нормально. Я уже убил одного.


— Да? О боже! Но как? Где?


— Неважно. Жди.


С этими словами он сжал её плечо. Заглянул в глаза. Неуверенно улыбнулся. Она ответила ему только страхом в своём взгляде.


Саша прошёл через тёмную прихожую и, глубоко вдохнув, вышёл из квартиры.


— Закрой.


***


Когда Саша вышел, Марина почувствовала, будто её жизнь ушла вместе с ним. Оставаться дома, когда твой муж пошёл сражаться с «бывшим», было невыносимо. От страха за него, за себя, за всё.


Но с другой стороны, что она могла там сделать?


«Да что угодно! Лишь бы помочь ему победить! Поэтому-то ты и жена! — закричала она про себя. — Ладно, — начала успокаиваться Марина, — он со всем справится. Сказал, что справится, значит так и будет. В конце концов у меня нет причин ему не доверять. Ведь если бы не Саша, то мы все бы уже были мертвы».


Она уже понадеялась, что сегодня Саше больше не понадобится выходить, поэтому его решение снова покинуть дом выбило её из колеи. Марина начала возвращаться к жизни из своих мучительных размышлений и вдруг поняла, что сидит у закрытой двери, обняв колени руками. Забыла обо всём. Растворилась в мыслях.


Надавив на веки, она «выжала» и сразу же вытерла не выпущенные слезы и, оперевшись на стену, начала подниматься. Прислонив ухо к двери, прислушалась. Шаги Саши давно утихли. Ушёл. Шорох с кухни подсказал, что маленький Миша добрался до продуктов, принесённых папой.


«Нужно чем-то занять себя, — подумала Марина. — Например, можно разобрать продукты и накормить ребенка».


На кухне Марина увидела Мишу, игравшего с пачками гречки, и улыбнулась. Ребёнок в последнее время перестал проявлять интерес к чему-либо, и в его глазах давно уже нельзя было увидеть искорок.


— Ну что, давай я тебя накормлю! — прошептала Марина и провела рукой по волосам мальчика, но тот ей ничего не ответил. Сын вертел прозрачную упаковку с гречкой в грязных руках и наблюдал за тем, как ядрица пересыпается.


Марина достала банку тушёнки и нашла в одном из ящиков стола «открывашку». Вздохнула. В «те» хорошие времена консервы всегда открывал Саша. Но сейчас ей нужно перешагнуть через воспоминания из старого мира. Теперь они живут в мире новом…


Немного помучавшись, Марина открыла банку, размельчила мясо в ней ножом и поставила на стол перед Мишей. Положила рядом одноразовую вилку и сказала:


— Кушай, зайка. Это вкусно. Сейчас я тебе водички налью.


Марина осторожно выглянула в окно. Вдалеке на границе видимости. По одной из улиц шёл человек. «Бывший». Её тревога начала утихать, когда она поняла, что существо удаляется, а не идёт в их сторону.

Показать полностью
74

Лифт в преисподнюю. Глава 4. Есть кто-нибудь?

Предыдущая глава


Саша чувствовал себя хорошо.


Полегчало.


В теле пульсировала кровь, и сердце не сбавляло ритм. Саша думал быстро. И только по делу. Страх развернул перед ним новое полотно будущего, после чего моторчик в его груди начал работать спокойнее.


«Это был всего лишь полудохлый пёс. Не я убил его. Он убил себя, напав на меня. Я бы не справился с ним в любой другой ситуации. Точнее, вряд ли. Нож стоило забрать».


Саша вдруг понял, что стоит перед высоким металлическим крыльцом магазина.


Дошёл.


Дверь была приоткрыта.


***


Это уже четвёртая дверь за последние полчаса. Или сколько там прошло времени?


Нет, он не обсчитался. В квартире две двери. Одна в подъезде. И четвёртая — вот.


ПВХ. Белая. Половину её занимает стекло, ниже длинная ручка. Такие ставили почти во всех дворовых магазинах.


Дверь приоткрыта.


Под неё что-то подложили? Видимо…


Саша оглянулся. Пусто в городе. Тихо.


В некоторых машинах открыты двери, разбиты стёкла. Одна даже когда-то наехала на бордюр и сорвала бампер. Чинить его не придется.


«Интересно, а хоть какая-нибудь из них заведётся? — спросил он сам себя. — Три месяца прошло, аккумулятор в любом случае должен разрядиться».


Саша встал на первую ступеньку. Хлюпнула грязь.


Семь ступенек наверх.


Хлюп-хлюп-хлюп.


Остановился. Огляделся.


Внутри он был сосредоточен. Максимально, как только возможно. Это немного помогало с дрожью. Несмотря на последние его решительные действия, она колотила тело так, что руки соскакивали с перил на крыльце.


Застыв на секунду на третьей ступеньке, Саша снова оглянулся по сторонам. На всякий случай. Затем одним прыжком перескочил оставшиеся четыре ступени и оказался на площадке перед дверью в магазин.


За стеклом чернота. Не темнота. Чернота. Саше в последнее время всё виделось в неестественных чёрных тонах.


Заморосил дождь.


Возле двери лежала половина белого кирпича с неровным куском не отвалившегося цемента.


Взял кирпич в руки. Ощутил его тяжесть, которая могла бы добавить чуточку уверенности в себе, но почему-то этого не произошло.


«Ни черта не видно», — пробормотал он почти вслух.


Стекло было грязным. Три месяца пыль оседала на него.


«Протереть или лучше приоткрыть дверь? — сам у себя спросил Саша. — Если начать стирать грязь, и внутри кто-то окажется, то будет проще убежать. А если приоткрыть, то он может наброситься сразу. С другой стороны, всё равно там темно, и я ничего не увижу».


Саша прислонил ухо к двери и прислушался.


Тишина. Это значит — никого?


«Неприятно. И это от того, что везде в последнее время было тихо? Потому что все умерли. А вот это уже, действительно, неприятно, — в нерешительности он мялся у двери. — Неважно! О чем я сейчас думаю!»


В щель тоже ничего не получилось разглядеть. Из-за черноты, присутствовавшей везде.


Саша начал открывать дверь. Сначала он крепко взялся за ручку, занёс кирпич для удара и только потом потянул её на себя.


Темно. Бардак. Запах гниющих продуктов. Стёкла в холодильниках для пива выбиты. Но несколько банок и полуторалитровых бутылок ещё остались на месте.


Пиво…


Саша вздохнул и открыл входную дверь шире. Уже можно спокойно пройти боком.


Абсолютный беспорядок. Коробки, бутылки, склянки и прочий мусор завалили пол. Один из морозильников слева перевернут.


«Видимо, никого… Тогда, доброе утро!»


Саша трусовато улыбнулся и вошёл в магазин. Сначала стоило всё осмотреть и только потом искать продукты и воду.


— Есть кто-нибудь? — робко спросил он на всякий случай.


Поправил шарф, закрывавший лицо, чтобы стало легче дышать.


Похоже, все ушли, уползли или умерли.


Он достал какую-то грязную коробку и подпер ею дверь, чтобы та не закрылась совсем. Ведь, чтобы растворять черноту, требовался свет.


Снова осмотрелся. За кассой находился дверной проём, но без самой двери. Сразу напротив — окно. Такое же грязное, как и всё здесь. Но слабый свет из него значительно облегчал жизнь Саше.


Он начал медленно пробираться к кассе.


Кирпич держал наготове.


Стоп!


Из-под картонного мусора выглядывало короткое горлышко с синей крышкой от пятилитровой бутылки воды. И она была полная! Саша обрадовался такой находке. К тому же на самой кассе валялось несколько запыленных шоколадок. Ну, все эти «раскрученные» с орехами и вафельной крошкой.


Странные чувства наполнили его. Что-то внутри тревожно всколыхнулось, ослабла какая-то пружина. Он вспомнил, как тысячу раз покупал эти шоколадки, да и воду домой. Для своих. Какое хорошее было время. И казалось, что всё может стать ещё лучше, если начать больше зарабатывать и так далее. А на самом-то деле хорошо — это всегда «сейчас». Хотя в данной ситуации, лучше всё же употребить слово «тогда». Сейчас-то ничего хорошего не происходит.


Саша отогнал эти мысли и заметил, что уже находится возле кассы. За ней — никого. Следующая комната полностью просматривалась. В магазине он один.


«Что ж…»


Первым делом Саша отнёс к двери «баклажку» с водой, которую заметил в мусоре. Затем достал из кармана пакеты, в которые собирался складывать провиант, если такой удастся найти. Каждый из них был вставлен в другой для прочности. Правда, по закону подлости, они оказались разного размера, что выходило не очень практично. Но за отсутствием выбора…

Показать полностью
55

Long story. Происшествие в деревне. Часть 1.

Извиняюсь перед теми, кому интересно мое творчество за долгое отсутствие. Ввиду не особо интересных обстоятельств, долго не мог выкладывать истории. Но сейчас, вроде все наладилось и можно войти в стандартный режим постов «по факту«. У этой истории, есть все шансы быть написанной до конца.

Как всегда, буду рад, если вы будете критиковать и указывать на недочеты, все это влияет на меня и качество моего труда. Заранее приятного чтения!)

**************


- Ты это, не брезгуй. Суп Маня варила, то жена моя, к слову... вкуснота, - причмокивая говорил старик, не сводя холодного взгляда с тощего мужчины, что сидел напротив, и тыкал рассохшейся ложкой мутное варево.

- Старик, я не голоден, - сказал он отложив ложку на деревянный стол, после того, как выловил муху.

- Ты гость! Уважь традиции! Ешь чертов суп! - закричал он, стукнув кулаком по столу, из-за чего содержимое его тарелки разлилось. Сверкнув глазами полными презрения, он взял тряпку, что лежала на скамье рядом и принялся злобно пыхтя протирать стол, - вас, собак, все палкой гонят, презирают, а я тебя супом кормлю!

- Ты меня кормишь, так как кроме меня никто не рискнул браться за подобное дело, - начал говорить он, не реагируя на грубые высказывания злого старика, - а это сомнительное варево, - он мизинцем отодвинул тарелку и продолжил, - не снизит цен на мои услуги. Потому не вы*бывайся и выкладывай, не нужно лишний раз проявлять напускную любезность.

Старик скомкал и кинул тряпку в угол, после чего уставился на мужчину, взгляд которого был безразличным. Тот сидел, положив руки, ладонями на стол. По левую руку от него лежали перчатки, по правую окуляр, важные для охотника вещи, но старик ничего в них не понимал и не хотел. Лишь крайняя нужда, заставляла его терпеть присутствие этого человека в доме. Собравшись с силами и успокоившись, он заговорил.

- Ты же видел объявление? - он замолчал на секунду, после чего снова заговорил - конечно видел, иначе не сидел бы тут.

- ...

- Так вот как там и написано, внучка моя пропала. - он побелел и сильно сжал кулаки, - Мать ее глупую, кабан задрал, с месяц назад. Сходила, блин за грибами... говорил ей, что вепри сейчас, злющие... весна как никак, а она ни в какую, говорит, что не подходят они к деревне так близко, мол, людей боятся. Как же мне иногда хотелось, взять ремень и выпороть глуп...

- Старик, я просил говорить по делу, - перебил он, не сводя кристально синих глаз с лица старика.

- Я и говорю по делу! - резко ответил он бросив тряпку туда, откуда взял, - прошла неделя, после эндецента, как схоронили её. Почти вся деревня рыдала, баба конечно упрямая была, но вместе с тем, добрая, порядошная. Любили ее за это...

- старик, ближе к делу.

- Ближе... да, да. Мы не сразу заметили что Зойка, так внучку звали... зовут, вот. Чудить она начала. Стали спрашивать, что это она счастливая такая и по ночам хихикает, а та говорит, что мать к ней приходит, болтает с ней, через окошко. Ну мы её сразу к знахарю повели, он сказал пси-лох-ги-чеческая травма у ней, что со временем пройдёт.

- Хм, - сдвинул брови охотник, сидя в той же позе, смотря на старика, которому некоторые слова давались с огромнейшим трудом.

- Ну мы и стали ждать, а неделю назад, вдруг молчаливая стала, в миг, на табуретку сядет и сидит целый день в окно смотрит. То самое, через которую якобы с матерью болтала, вот это - он показал пальцем, в сторону заколоченного окошка, что было по Левую руку. Оно мельком открывало вид на дремучий, густой лес, что был буквально в трехстах метрах от дома, - слазила со стула, только чтоб поесть, э-э-э, ну и в нужник сходить. Старуха моя, водой святой её поила, жреца вызывала с холма, все бестолку, сидит и все. Смотрит, в чертово окно...

- Когда ребёнок пропал? - снова перебил он.

- Три дня назад. Той ночью ветер сильный поднялся, дождь с молниями был. Лил так сильно, что вытяни руку, не видно ни черта. Мы уже спать ложились, как слышу ставни распахнулись... я сразу вскочил, чуял недоброе, чуял... Бегом к кроватке, где мелкая должна была лежать, а её нет. Я сразу на улицу, искать ее, кричал, звал, но она как сквозь землю провалилась, - надломившимся голосом договорил старик.

- Очень странно, - начал говорить наемник, делая пометки, на снятом с наплечника блокноте, после чего сразу направился к табуретке.

- Она жива? - спросил старик с надеждой.

Но охотник не ответил на вопрос, вместо этого перевернув таберут, начал осматривать глубокие следы от ногтей, в борозде которых остались небольшие кровавые следы.

- Сколько было лет девочке?

- Семь лет.

- Паршиво, очень, - резюмировал мужчина поставив табурет и направился к выходу энергичными шагами, жестом упреждая все вопросы старика, ибо ответа на них у него ещё не было. Старик увязался за ним.

Снаружи, деревенька не представляла из себя чего то особенного. Кучное скопление однотипных, деревянных домов, построенных довольно плотно друг к другу, разделяла их только редко посыпанная, по указу местного графа, щебнем дорога.

«Обычный дом, обычная девочка, обычный старик. Типично умершая крестьянка, что могло спровоцировать появления призрака... не вяжется, совсем»

В раздумьях мужчина, обогнул дом, игнорируя презрительные взгляды зевак, что собрались на улице.

- Могильный мох? - он повернулся к старику, вопросительно взглянув на него.

- Д-да, - неуверенно ответил тот, - Он от призраков помогает.

- Могильный мох помогает от призраков!? - изумленно переспросил он.

- Конечно! - он замолчал на секунду, после чего начал оправдываться, - нам советовал недавно гостивший колдун, говорил, что лучше оберега нет, супротив призраков и мертвяков помогает. Тем паче раздавал почти бесплатно, чтобы на коня набрать, мол его помер версты за три до деревни...

- Идиоты. - сидя на корточках, сказал он всматриваясь в растительность на земле.

Старик предпочёл пропустить мимо ушей эту реплику, смачно сплюнув в сторону, не зная, что следует ответить. А тем временем, наёмник одел окуляр, наведя его на траву.

- хмм, очень странно, - встал он, уперевшись руками в ставни окна, чем вызвал небольшую панику от непонимания происходившего у старика.

- Что странно? Что!? - вскрикнул он, вспыхнув от такого пренебрежительного отношения к себе.

- Подожди, не мешайся, - сказал мужчина отмахнувшись рукой.

- Вообще та, старших принято уважать! - крикнул какой-то неотесанный здоровяк из толпы зевак, опережая покрасневшего старика, который уперев руки в боки, важно качал головой. Для него было непривычно, что его игнорируют.

- А ежели старый, что-то спросит, дык ответь! Что ты как рыба, совсем неумная, только и могешь...

В этот момент, наёмник не отрываясь от подоконника достал гвоздь, что торчал из рамы. Неуловимым движением, он метнул его, попав здоровяку шляпкой меж глаз, - следующий попадёт в глаз, умолкни.

Побелевший здоровяк пробубнил что-то невнятное, и продолжил стоять, смотря то на старика, то на тех кто вокруг, ища поддержки, но ее не было.

У людей больше интереса вызывали действия наемника, который доставал разные вещи, при помощи которых изучал место.

Ближе к вечеру, полностью излазив двор, буквально, подняв каждый камень, он подошёл к старику, что сидел на деревянной лавке, вокруг который валялись деревянные игрушки.

- Твоя работа? - спросил он, взяв в руки деревянную лошадку.

- Отдай сюда! - он выхватил деревянную игрушку, положив ее так же, как она лежала до этого, - она ими играла, пусть лежит, а то снова канючить будет, что потеряла... - он неожиданно схватил охотника за плечо, - верни ее! Слышишь, верни!

- Я постараюсь, но для полноты картины, мне надо поговорить с твоей женой, где она?

- От ней толку нет, она уже три дни без сна, как внучка пропала, все время в храме сидит, - старик отрешенно смотрел перед собой, - глаза все красные от слез, все молится...

Они так и продолжили сидеть в тишине. Один был поглощён утратой, другой, тем, как выполнить заказ. Из думы их вырвал женский крик, что раздавался из дома, что находился неподалёку.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: