4

Может быть Long story. Начало очередной героической истории.

- Слушай зек, историю смешную расскажу. - начал говорить, до неприличия толстый стражник, под сальной бородой которого, нельзя было угадать, сколько притаилось подбородков. Латный, расписанный красно-чёрными цветами панцирь, что был на нем одет, казалось помогал удерживать в форме его тело и не превратиться в бесформенное желе. Он восседал на стуле с таким видом, словно это был трон. На столе перед ним, была куча еды. В стороне как будто случайно, лежал шлем, который показывал отношения толстяка к службе. Скромненько стоя в углу, он бликовал отражая скудный свет, что давали пару факелов, как-будто пытался привлечь внимание своего владельца, но тот не обращал на него никакого внимания.

- Я думаю не стоит, а то еда ещё остынет. - съязвил заключённый, что сидел в темном углу камеры, пристально смотря на стражника. Он был словно живой мертвец. бледный, худой до отвращения и явно недовольный.

Толстяк громко рассмеялся, держа в руке куриную ножку.

- Насмешил, полно тебе, юморист. Вот ей богу, лучше бы на площадях или в кабаках шутил, а не людей резал. - сказал он, отрывая зубами кусок мяса.

- В том не было моей вины, - заговорил второй, следя глазами за поедавшим мясо стражником.

- Ну конечно не было. Это кто-то другой, похожий на тебя, рубил гвардию направо и налево. 16 человек так то! - он отбросил обглоданную ножку и взял кружку, после чего продолжил, - Но вот судить не мне тебя, а королю.

- Король ваш мудак, как и гвардейцы его.

- Какие громкие слова, для голодранца! Король наш, между прочим, страну расширил. Торговля цветёт, спокойно внутри стало, разбойники, кто в темнице, кто на плахе. Малоимущих кормит. Красота! А ты вот напротив, деток сиротками сделал, да во имя чего? Оскорбленная честь, да?

Заключенный хмыкнул, отвернув взгляд к стене.

- Ну так что, слушать будешь, историю то?

- Трави, все равно делать нечего.

Стражник осушил махом стакан, после чего рыгнул и окинув стол довольным взглядом, уселся поудобнее, откинувшись на спинку.

- Вот вот, слушай. В общем, был кмет, а у него был осел. Но осел необычный, от братца достался, наследственный значится. Потому кмет в осле души не чаял, естественно, так как последнее что осталось от брата. Чистил того щеткой , мыл по два раза в день и миску на семейный стол ставил. Жена конечно против была - «мол почему осел ест со стола». Стерва, таких ещё поискать надо, вечно лезла в его дела, то где был, то что делал. Но больше всего до осла докапывалась, то нагадит не там, то пройти мешает. А суть то какая, мужик то не дурак, его спасение от неё и было как раз в осле, пока он с ним возился, то отдыхал от жены и память брата чтил. Два в одном, значится.

- Дай угадаю, она потом начала ревновать его к ослу - перебил заключённый.

- Нет. То есть да! Но ты слушай дальше. - сказал стражник, потерев зуб ногтем.

- Весь во внимании.

- Так вот. Перед роковой ночью, она довела мужика своего и тот ушёл. Она подумала, что тот в кабак пошёл, здоровье лечить и мужикам другим жаловаться на жизнь свою, как это обычно и бывало. Ну и пока его не было, накрутила себе, что осел во всем виноват, то бишь решилась на не доброе. Под покровом ночи, пошла с топором в комнату к ослу... Да, комната у осла была отдельной. - опережая вопрос, быстро ответил стражник, - так вот, в потёмках она не видела ни черта, да и рубанула наугад. По звуку поняла, что вроде как удачно попала, потому со спокойной совестью спать пошла. С утра проснулась, глядь в сторону, а мужика все нет. Там потом её переживания, не особо интересно. Так вот! Заходит  она в комнату, где осел должен мертвый валяться, а он живой! стоит солому жуёт, бережно уложенную на столике. А сбоку муженёк, голый валяется...

- Прибила?

- Да.

- Ну знаешь, что-то не очень смешная история.

- Так и это не конец.

- а что в конце?

- Вздернули бабу.

- Это должно быть смешным? - спросил заключённый, удивленно повернув глаза в сторону стражника.

- Ну, знаешь... ты просто не слышал, как Борат рассказывает, ты бы посмеялся.

- К несчастью, я его не знаю.

Наступила неловкая тишина, в которой, казалось, комфортно себя чувствовали только капли воды и горящие факелы, переодически разбавлявшие тишину, монотонными звуками.

Но стражник, всем видом показывал что ему скучно. С начала стуча пальцами по столу, после насвистывая своеобразный мотив какой-то местной песенки.

- А почему ты напал на гвардию? - устав от тишины, спросил толстяк, смотря на заключённого. Который не менял позы.

- Извини, но это личное... Хотя, мы тут вдвоём, потому могу рассказать, то будет поинтереснее, чем ревнивая баба... если ты, конечно, дашь мне попить.

- Не положено, - он взял графин и налил в кружку, после чего неуклюже встал и подошёл к решетке, - но мы тут вдвоём, так что держи.

Нарочито медленно заключённый подошёл к решетке и протянул руки за стаканом. Стражник, подал ему стакан. Но тот лишь крепко схватил его руку и неуловимо быстрым движением, упёрся ногами в дверь решетки и дернул, впечатывая стражника лицом в решетку. Тот успел только хрюкнуть, после чего упал без чувств.

- Извини, но я расскажу тебе эту историю в следующий раз. - сказал он бесчувственному телу, протягивая руку к поясу, чтобы сдернуть ключ.

Дубликаты не найдены