88

Monkey buisness

- Слушай, а им там нормально? – Лёня снова бросил взгляд на ангар за спиной. – Холодно же.


Тимур недовольно поёжился – было прохладно, зима уже давала о себе знать – за ночь выпал снег, который к утру превратился в кашу. Дворник, недовольно бурча, успел очистить только тротуар, примыкающий к ангару и теперь ковырял снежную мешанину дальше по улице.


- Да нормально. Они привычные. Не сбегут же они, верно? – Тимур ткнул Лёню в плечо. – Ну вот и отлично. Ты лучше скажи, ты одеться получше не мог?


Лёня поддёрнул рукава толстого, вязаного свитера.


- Что значит «получше», Тим? Смотри, свитер у меня чистый и чёрный, джинсы – чистые и синие, ботинки – чистые и чёрные. Вот как мне получше одеться?


- Вот как я, например. – Тимур смахнул невидимую пылинку с плаща. – Мы всё-таки с серьёзным человеком встречаемся.


- Тим, у тебя устаревшее восприятие. Ты думаешь, что он приедет в тройке, с галстуком, а я думаю, что он сейчас сюда подрулит в куртке, джинсах и кроссовках. Он же современный бизнесмен.


Тимур хмыкнул.


- Ну ладно, не страшно. Там внутри-то всё готово?


- Да, окей всё. Только Фриц с Вензелем подрались, но мы уже убрали всё.


- Опять! – Тимур хлопнул по бёдрам. – Вот чего им там спокойно не сидится-то!


Из-за поворота, метрах в двухстах от общающихся, выехал солидный седан. Он медленно, то и дело цепляя бампером снежную кашу, двигался к ангару.


- Тихо, Тим. Едут. – сказал Лёня краем губ, приняв безучастный вид. Тимур напротив – выставил напоказ улыбку, у которой, будь она в большом каталоге улыбок, было бы пояснение: «Радушная, одобрительная, ожидающая инвестиций».


Машина остановилась возле расчищенного пятачка. Передняя дверь открылась, из неё вышел серьёзного вида охранник. Он посмотрел на Лёню и Тимура, бросил взгляд в сторону дворника, нагнулся к машине, кивнул головой водителю, после чего открыл заднюю дверь.


Всеволод Владимирович, инвестор, вышел постепенно. Сначала из двери появилась нога – в белоснежном кроссовке и джинсах. Потом за верх двери зацепилась рука – видно было, что одет её владелец в куртку. И потом как-то разом Всеволод Владимирович, человек небольшого роста, оказался на тротуаре перед парочкой, ищущей финансирования.


- Тимур, добрый день. – он пожал руку Тимуру, после чего кивнул Лёне – до этого их не представили друг другу. – Я смотрю, деньги мои явно пошли на пользу? – инвестор кивнул на ноги Тимура. Мускулы на шее Лёни напряглись. Тимур опустил взгляд, поковырял щербинку в асфальте новой туфлей – она ярко блестела от толстого слоя крема, а сам стартапер со стороны напоминал провинившегося школьника. – Да ладно уж! Сам с первых денег себе «варёнки» покупал, понимаю тебя прекрасно. – Всеволод Владимирович попытался постучать Тимура по плечу, не достал, после чего обернулся к охраннику. – Григорий, скажите Денису, пусть стоит тут, мы ненадолго.


- Вы правы, Всеволод Владимирович, мы вас не задержим. – торопливо закивал головой Тимур, после чего сдвинулся в сторону. – Прошу вас, прошу. Нам к вот этому ангару.


Мимо Лёни прошли – охранник, то и дело бегающий глазами по сторонам, сам Всеволод Владимирович – он поправлял сбившийся под курткой рукав толстовки, а затем – и Тимур, пытающийся на узкой тропинке, ведущей к ангару, обогнать их обоих.


- У вас же как? Презентация, графики, расчёты? Вы учтите, у меня – полчаса максимум. Если решили мне расписать сияющие перспективы – вы поторопитесь. – Всеволод Владимирович произнёс это, не оборачиваясь.


Лёня, воспользовавшись тем, что никто за ним не смотрит, широко улыбнулся, после чего пошёл вслед за этой компанией.


- Нет, Всеволод Владимирович. Мы, разумеется, думали о том, чтобы устроить привычный вам формат, но Леонид, мой соучередитель, в какой-то момент предложил сразу показать вам товар лицом.


- Леонид – это молодой человек в свитере?


- Да, Всеволод Владимирович.


- Вот сразу видно серьёзного человека. Леонид, - Всеволод Владимирович вдруг остановился, Тимур не успел среагировать, чуть не наступил ему на задник ботинка, после чего потерял равновесие, сделал пару неверных шагов – и всё-таки влез ногами в снежную кашу. Инвестор обернулся. – Вы достаточно уверены в своём продукте?


- Ну, как видите, мы не сходим с намеченного пути. – Лёня бросил взгляд на Тимура, который с бодрой улыбкой пытался вернуться на тропинку, не намочив снизу штанов.


Всеволод Владимирович тоже глянул на молодого соучередителя, хмыкнул, и пошёл дальше.

Свет из ангара пробивался через окошки под крышей.


- Вот, значит, тут ваша адская машина, Леонид? – Всеволод Владимирович запрокинул голову, разглядывая здание. – Это не она так светится?


- Нет, это потолочное освещение. Машина вообще находится под защитным занавесом. – откликнулся Тимур.


- М, спасибо. У вас тут как – дверь открывается или надо подвинуть чего?


- Да, сейчас. – Лёня прошёл к одной из выемок в воротах и дёрнул в сторону. За ней скрывалось небольшое помещение с ещё одной дверью, теперь уже – самой обычной.


- Григорий, подождите меня снаружи. Если я задержусь или замёрзнете, то идите в машину. – охранник кивнул и занял выжидающую позицию. Всеволод Владимирович вошёл в помещение, подождал, пока Лёня и Тимур тоже окажутся внутри, понаблюдал за тем, как они задвигают на место створку двери, после чего спросил: - А чего у вас тут за меры безопасности? Боитесь вашему алгоритму мозги застудить?


Лёня и Тимур переглянулись.


- Типа того. – уклончиво ответил Лёня, а Тимур, сделав вид, что он не расслышал вопроса, потянул за ручку двери.


Та открылась после пары мгновений сопротивления – и маленький шлюз, пространство между грязно-серым миром снаружи и залитым оранжевым светом ангаром, вдруг оказался наполнен шумом и гвалтом.


Внутри кричали, стучали, щёлкали, гудели, бесились, выли. Внутри кипела жизнь.


Лицо Всеволода Владимировича вытянулось, а глаза, казалось, готовы были двигаться дальше впереди своего владельца, возможно, отдельно от него.


- Это у вас что такое? – спросил он, вдохнув. – Что тут у вас за херня происходит?!


Тимур выскочил в ангар первым и замер, наблюдая за открывшейся картиной. Лёня мягко ухватил Всеволода Владимировича за локоток и повёл внутрь.


- Леонид, потрудитесь объяснить мне… - Всеволод Владимирович всё-таки ухватил взглядом происходящее в ангаре и обомлел.


Под потолком всё было завешано лианами. Оранжевый свет, так хорошо видимый с улицы, здесь же еле-еле пробивался через толщу зелени, оставляя помещение в полумраке рукотворных джунглей. Из пробитых в бетонном полу дыр торчали пальмы, в три-четыре роста человека каждая, которые слегка покачивались от ветерка, гуляющего под сводами.


На глазах Всеволода Владимировича с потолка на пол шмякнулся банан.


Он, ничего не понимающий, испуганный – воздух из его груди выходил без какого-то ритма, он то резко делал серию вдохов и выдохов, то задерживал дыхание; он, привыкший к тому, как презентуют стартапы, к атмосфере холёных молодых людей, стильных презентаций, к рутине, пристально наблюдал за бананом, а ещё – за шуршащими за ним джунглями.


Вдруг из гущи лиан появилась заросшая чёрным, жёстким волосом рука. Она отодвинула в сторону занавесь из побегов, после чего перед глазами Всеволода Владимировича оказалась обезьяна. Самый обычный шимпанзе, ничего особенного – кроме того, что он вышел из рукотворных джунглей посреди их далеко не тропического города. Животное посмотрело на гостей, оскалило зубы, присело, сделало пару скачков, двигаясь на четырёх лапах, после чего, видимо, заметив банан, повернулось к людям боком и двинулось в сторону фрукта. Шимпанзе схватил лакомство, прижал к груди, снова оскалился в сторону людей, а потом начал бочком отходить к чаще.


- О, Бомба есть начал наконец-таки! Лёнь, слушай, сколько он… - Тимур повернулся к своему другу, увидел, какая маска застыла на лице у Всеволода Владимировича, и замолчал.


Бизнесмен, в свою очередь, никак не мог выйти из этого странного, почти кататонического состояния. Он повернул голову к одному из стартаперов, ко второму, а потом шёпотом сказал:


- Я вот что-то ничего не понимаю. Значит, все те деньги, которыми я вас спонсировал, - в этот момент словно кто-то снял с паузы его лицо – брови задвигались, губы шлёпнули друг об друга, глаза на долю секунды вернулись к привычным орбитам – но потом полезли наружу снова. – Все те средства! Пошли вот на это! На обезьян! На джунгли! На бананы! Что это за херня, я повторяю вопрос!!! – он уже не сдержался, заорал на Тимура, подскочил к нему, схватил за лацканы пиджака, попробовал поднять – это не увенчалось успехом, после чего начал просто трясти. – Я вложил в вашу идею деньги, чем вы будете их возвращать? Дерьмом обезьяним?!


- Всеволод Владимирович, вы успокойтесь. – позади бизнесмена раздался голос второго партнёра. – У нас вообще немного не так должна была проходить презентация, но Бомба три дня как приехал, а всё никак не начинал есть, а тут вот такой сюрприз.


Всеволод Владимирович отпустил пиджак Тимура, повернулся в сторону Лёни, пару раз сжал и разжал руки – искать, во что вцепиться, было бессмысленно, свитер был без лацканов – после чего вдруг опустил руки по швам.


- Нет, ну вы же не идиоты. – бизнесмен нахмурил брови. - Если ничего не готово, вы бы такое не устроили. Вы бы пришли и начали канючить ещё бабок, все вот эти «молодые конторы» такие, им лишь бы денег, да без ответа. А как просишь продукт – так у них счета на Сейшелах, офис на Кипре, вывеска смахивает на «Рога и копыта». – Всеволоду Владимировичу, очевидно, требовалось выговориться. – А вы ж не идиоты. Вы меня хотите на бабки с выдумкой развести. Обезьяна эта, ветки. Придумщики, придумщики. – он вдруг хохотнул и хлопнул по предплечью дёрнувшегося Тимура. – Ох и презентация, а! Молодцы! Если уж на такое денег не пожалели, то, видимо, алгоритм ваш работает, как часы!


- Ну, что-то вроде. Не “Swiss Made”, конечно, но и не «Монтана». – покивал головой Лёня. – Вы посмотреть-то за его работой не хотите?


- Хочу. Вот теперь – прям охота.


Лёня показал рукой в сторону ещё одной двери в другое помещение.


- Вот там у нас контрольный зал, пойдёмте.


Так и двинулись – невозмутимый стартапер в своём нетронутом свитере, Всеволод Владимирович, который не переставал со смешком оборачиваться назад, и Тимур, который пытался оценить ущерб, нанесённый его костюму руками инвестора.


За спиной у троицы на пол упал банан.


В контрольном зале было тесно. На стене висели несколько мониторов, на которые выводилось изображение с камер внутри ангара.


Большая часть из них просто транслировали джунгли, парочка – территорию вокруг ангара. Одна, под самым потолком, следила за светильниками.


Внимание Всеволода Владимировича привлекли два монитора по центру.


На одном из них грустный шимпанзе-альбинос сидел на стволе дерева, и, жестикулируя, что-то словно объяснял двум другим, качающим головами. На другом же десяток обезьян стучал пальцами по клавиатурам, выбрасывая на экраны компьютеров всё новые и новые символы – без всякого порядка, хаотично.


Глаза Всеволода Владимировича опять начали бегать по кругу – монитор-инвесторы. За ним пытались угнаться и глаза двух партнёров, но, видимо, бизнесмен шёл на рекорд на короткой дистанции.


- Так, у меня всё ещё актуален вопрос про то, что за херня происходит. И что с моими вложениями в ваш проект. – затылок инвестора, как море в ветреный день, пошёл волнами, когда он, запрокинув голову, глянул на парочку стартаперов.


- Вы когда-нибудь слышали, Всеволод Владимирович, про теорию о том, что обезьяны могут случайно написать «Войну и мир»? – неуверенно подал голос Тимур.


- Нет, никогда не слышал. Но эта теория звучит то ли как комплимент обезьянам, то ли как насмешка над Толстым, могу сразу сказать.


- Не в персоне автора и не в произведении дело. Дело – в хаотичном порядке творчества в таком случае. – слово взял Лёня. – Вот смотрите – мы пришли к вам с проектом алгоритма набора текста, который, на основании предложенной информации, способен совершать с ним всяческие метаморфозы. Стилизации под известных авторов, повышение разнообразия речи, использование всяких умных словечек в необходимых количествах и местах.


- Да, программа, которая доведёт любой текст до ума. А это у вас что, отдел тестеров? Или вы так в нейросеть данные забиваете? – Всеволод Владимирович козырнул своими знаниями об IT. – Люди-то вас чем не устроили?


- Знаете, Всеволод Владимирович, есть такая интересная штука. – Тимур с сомнением посмотрел на Лёню, тот кивнул головой. – Вот человек где-то в голове, пусть и неосознанно, имеет налёт того, как должно выглядеть произведение. Черновик. Сказки из детства, фильмы из юности, книги из школьной программы… Все знают, что главный герой должен победить или проиграть, найти корень зла или осознать, что зло, как перекати-поле, корней-то не имеет…

Всеволод Владимирович перебил:


- Да, а обезьяна такого багажа знаний не имеет.


Тимур одобрительно кивнул и продолжил:


- Следовательно, она может построить историю так, что для человека текст будет восприниматься совершенно непривычно, а значит – будет производить эффект, который никто не ожидает. К примеру, книга, которая будет 99% времени рассказывать про одного человека – и вдруг окажется, что он-то в ней не главный герой! А герой – это тот, кто всю книгу казался нам кем-то лишним, выпадающим из общего действия, совершенно не нужным.

Всеволод Владимирович почесал затылок.


- Перспективы-то, конечно, прекрасные вы мне рисуете. Как и на любой другой презентации. А вот скажите мне, как вы планируете получить с этого прибыль?


- Ну, во-первых, продажами самой программы доводки текста. – спокойно ответил Лёня. – Во-вторых, мы планируем издать книгу, написанную в дуэте обезьяны и нашего алгоритма.

Всеволод Владимирович уже не слушал объяснения молодого изобретателя. Нет, он вцепился взглядом в экран, на котором альбинос продолжал что-то втолковывать другим шимпанзе.


- Имена-то у них есть хотя бы? – прервал Лёню Всеволод Владимирович.


- Сами нарекли. – отреагировал Тимур. – Вот там, где с дерева альбинос вещает, мелкий – это Вензель, у него очень уж хорошо писать выходит. Там каждая строчка – произведение искусства. Побольше – Титр, у него любимая привычка: написать пару строчек по центру, а потом на следующую страницу перескочить. А на дереве Фриц сидит.


- А почему Фриц?


- Ну, потому что альбинос. – отреагировал Лёня. Всеволод Владимирович хохотнул, погрозил пальцем, после чего вернулся к экрану.


- А «Гринписа» не боитесь? А то они быстро эту лавочку прикроют.


- Ну, по документам это проходит, как научный эксперимент об исследовании у высших приматов, не относящихся к роду Homo, способностей к абстракции. Плюс – у нас же тут не потогонка какая-то. Есть трудяги – им вот нравится за компьютером весь день проводить. Есть лентяи – вон, Фриц тот же. Залезет на дерево, да и просвещает молодёжь. Мы их кормим, поим, лечим. Нормально всё, в общем. Не придраться. Да и потом – вот в космос когда-то обезьяны тоже летали! И ничего, никто тогда не протестовал! – Тимур начал размахивать поднятым пальцем, за что и был осажен Всеволодом Владимировичем.


- Ты поспокойней. Такие организации знаешь куда могут тебе твой же палец засунуть, если вскроется, что ты на обезьянах деньги делаешь? Вот то-то же.– бизнесмен постучал пальцами по столу перед ним. – А пример текста-то я могу увидеть?


- Да, разумеется! – Тимур начал искать что-то на полках в углу контрольного зала. – Сейчас, тут где-то был образец… Одну секунду… - молодой человек вдруг кинулся к экрану, приблизил изображение из комнаты, где обезьяны работали, продолжался изничтожать клавиатуры, после чего сказал: - Лёня! Вот я ж просил – забери его оттуда! Нет же, всё самому, всё самому… - дверь в контрольное помещение отсекла окончание фразы.


Мониторы начали показывать, как фигурка, нелепо одетая для этого окружения, пробирается сквозь заросли.


- Леонид, скажите, а почему так сложно? Все эти джунгли, бананы с потолка? – Всеволод Владимирович прошёл к офисному стулу, стоящему возле камер, с кряхтением сел – скрипнуло, но не развалилось – после чего посмотрел на молодого изобретателя.


- Да как вам сказать… Это не желание потратить ваши деньги и не желание выпендриться. – Леонид замялся. – Знаете, это настоящая наука. Может быть, это выглядит смешно и глупо со стороны, но сколько всего революционного и прорывного так смотрелось? А у нас тут мартышкин труд, monkey business, так сказать.


Всеволод Владимирович покивал головой.


- Леонид, я поражён, скажу вам честно. Нет, я не ожидал ничего такого, - обезьяны на экранах опять приковали его взгляд. – Но если это работает – ох и интересные перспективы у вас, мой друг…


Дверь хлопнула, и в помещение влетел Тимур с кипой бумаги.


- Вот, вот, смотрите. Тут, правда, всё вперемешку – мы, если честно, тут столько всякой бумаги переводим, что иногда путаница возникает. Ну вот, к примеру, - он выудил какой-то листок и сунул его бизнесмену.


- «Она повернулась, посмотрела на окружающих её людей, её челюсти сдвинулись, а губы, напротив, разомкнулись, обнажив белую эмаль под ними. Посмотрев на удивлённых, верящих в её безмозглость существ, она опустила голову и вернулась к своей работе». Это уже после доводчика?


- Да, разумеется. – качнул головой Тимур. – Там мешанина до этого страшная была. Отличная концовка получилась, конечно. Прям на загляденье.


- А доводчик-то ваш работает что надо! – Всеволод Владимирович стукнул тыльной стороной ладони по листу. – Замечательно! Так, если мы с вами от всего этого, - он указал на мониторы. – Абстрагируемся, то вывод прост – то, на что было выделено финансирование, работает.


Тимур кивнул.


- Послушайте, молодые люди, это, как минимум, очень интересно. Даже если у вас не выйдет с продажами вашей программы… - Всеволод Владимирович почесал лоб. – Ну, не страшно. Сам факт выхода такой книги создаст спрос на такой алгоритм. На этом рынке мы будем монополистами. Плюс если можно будет ограничить функционал версии, которую мы выставим в открытый доступ… - по лицу Всеволода Владимировича было понятно – в его голове сейчас мелькают котировки, доходы, расходы, презентации – в общем, всё то, что и заключает в себе подобный проект. – Да, я готов признать, что я понял, что за херня тут происходит. И мне это по вкусу, молодые люди, да. Считайте, что инвестиции в ваш проект я считаю удачным вложением. Я чем-то ещё вам могу помочь?


Молодые люди переглянулись.


- Нам примерно такая же сумма потребуется. – ответил Тимур. – На всякие дизайн-проекты, графическую оболочку, маркетинговую стратегию…


- Ну и обезьянам на бананы. – добавил Леонид.


Всеволод Владимирович хохотнул, после чего ещё раз перечитал текст на бумажке.


- А хорошо получилось, слушайте. Да, авантюра, конечно, это всё… - он снова бросил взгляд на мониторы. – Но чертовски привлекательная. Деньги будут, разумеется. – бизнесмен встал и похлопал по плечу Тимура. – Сможете ещё одну пару туфель прикупить.


Лёня улыбнулся.


- Так, перспективы я увидел, финансы вам предоставим… - Всеволод Владимирович почесал затылок. – Вроде как и всё. Вы меня до выхода проводите?


- Да хоть до машины.


- Да там я и сам дорогу знаю. – отмахнулся инвестор.


Пока они шли к дверям ангара, на пол шмякнулся ещё один банан.


- Балуете вы их, ребята. – хохотнул Всеволод Владимирович и глянул наверх. – Что у вас бананы-то всё с потолка валятся?


Простой вопрос заставил двух изобретателей взволнованно переглянуться.


- Да датчик движения никак не откалибруем. – выпалил Леонид. – Мы в его зоне действия находимся, вот он и сыпет.


- А, понятно. – бизнесмен потерял интерес к бананопаду, достиг двери, ведущей в предбанник ангара, обернулся к молодым людям, пожал руки, попрощался – и вышел.


Лёня и Тим подождали пару минут, пока сдвижная дверь не закрылась с металлическим грохотом.


Тогда-то они и обмякли. Тим, не заботясь больше о внешнем виде, промокнул лоб галстуком. Лёня же закатал рукава свитера, отошёл к стене, опёрся на неё и задышал.


- Твою мать. – он взглянул наверх. – Чуть на бананах не прокололись. Я же тебе говорил – это всё ерунда, надо просто связку повесить на пальму, пусть подойдёт, заберёт… А ты: «Нет, фигня это, пусть бананы сверху падают!»


- Да нормально получилось. – ответил ему Тимур. – Банан-то как раз сработал. Ты ж его лицо сам видел, у него в тот момент шаблон и надорвался. Когнитивный диссонанс, понимаешь? Лёня, я ж психолог по образованию, я ж понимаю, что делаю.


- Давай об этом потом, окей? Женя! – крикнул Лёня. – Спускайся!


Над головой у изобретателей залязгало, потом ойкнуло, выругалось пару раз, а потом, наконец, начало ритмично греметь.


Женя изящно спрыгнула с предпоследней ступеньки лестницы, ведущей под потолок ангара,на пол, после чего начала выпутывать из волос попавший туда побег лианы.


- Вот вы молодцы, конечно! Во-первых, вы там могли и сами посидеть! А во-вторых, кто там мне сказал: «Как увидишь, что мы внизу – бросай банан?». Вы мне оба это раз за разом твердили, как пластинка заевшая! – она сдула упавшую на лоб прядь, после чего ткнула пальцем в Тимура. – Тим, я в следующий раз на такое не соглашусь!


- А ты не переживай, Тимур к следующему разу сделает бананподаватель автоматизированным. – откликнулся Лёня.


Из чащи тем временем начали появляться обезьяны. Они выходили оттуда на четырёх конечностях, но потом, осмотревшись, вставали на ноги и уверенным шагом продолжали движение.


Одна из них, вышедшая первой, вдруг сунулась рукой куда-то в область подбородка, потянула – и лицо сморщилось, состарилось на миг, а потом начало собираться в руке.


Под маской обезьяны оказался мужчина лет сорока, раскрасневшийся, но довольно улыбающийся.


- Ну как мы себя проявили? – с улыбкой спросил он.


- Пётр Евгеньевич, бесподобно! Просто бесподобно! Был бы это манеж – вам бы аплодировали стоя! – Тимур начал трясти «обезьяне» руку. – Послушайте, а кто выходил из чащи?


- Я и выходил. – с улыбкой ответил Пётр Евгеньевич. – Деньги ж плочены, надо отрабатывать. Ребята там по клавишам стучали, а я вот, на правах ведущего артиста, взял на себя главную роль.


«Обезьяны» начали разоблачаться. Из приметных не было в их рядах только альбиноса.


- А что с Фрицем? – спросил Лёня. Тимур бросил на своего компаньона рассерженный взгляд.

- С кем? – озадаченно спросил Пётр Евгеньевич, который уже вылез из своего костюма, оказавшись одетым в тёмно-синее трико.


- Ну, с Сахарком. – поправила его покрасневшая Женя.


- Молодёжь просвещает. – крикнул кто-то из «обезьян».


– Да не беспокойтесь, он парень спокойный. – Пётр Евгеньевич утёр лоб. - Как к нам в цирк привезли – ни разу себя плохо не вёл. А только тут оказался – сразу с Вензелем подрался! Обидно – Веня у нас самый умный. Даже вон, букву «Б» от буквы «В» научился ради номера отличать!


Пётр Евгеньевич сложил костюм, отнёс его к стене, после чего отряхнул ладони о бёдра и посмотрел на Тимура.


- Тимур, как считаете, возврат средств вам требовать не за что?


- Конечно, нет. Вы и ваша труппа были прекрасны, Пётр Евгеньевич. – прижав руку к груди, ответил один из компаньонов.


- Ну и замечательно. – артист следил за тем, как люди постепенно идут обратно, в чащу, пригибаясь и разводя руками стебли. – Вы как всё это успели сделать-то?


- Ну, деньги, Пётр Евгеньевич, деньги решают всё. Плюс – у нас в принципе был план, что делать, если к дедлайну не успеем. – Лёня с улыбкой глянул на Тимура. – Тим вот решил немного добавить эффектности.


- И не зря. – Тимур поднял палец. – Зато теперь точно всё успеем.


- Ага, и туфли новые купишь. – поддакнула Женя.


- А и куплю. И Лёне свитер новый. – Тимур был доволен собой.


Пётр Евгеньевич сложил ладони рупором и крикнул:


- Ну всё, собираемся – и едем! - после чего сам ушёл обратно, в чащу.


Женя переводила взгляд с одного компаньона на другого.


- Так, а мы-то теперь чем заниматься будем?


- Допиливаем программу, сообщаем об этом инвестору, на вопрос об обезьянах грустно отвечаем, что владелец ангара, который мы снимаем, пришёл, увидел всё это – да и выгнал нас на мороз, мол, устроили с его собственностью невесть что. – Тимур загибал пальцы. – На все вопросы говорим, что не хотели отвлекать ерундой, а алгоритм работает, потому что обезьяны побыли тестерами. Плюс – мы и программу довели, и текст книги ему представим. Выпускаем на рынок, гребём денежку. – молодой человек посмотрел на товарищей.


Женя удовлетворённо кивнула. Лёня провёл рукой по волосам.


Мимо них прошёл один из участников труппы, ведущий за руку шимпанзе-альбиноса.


- Давай, Сахарок, попрощайся с ребятами. – он подвёл смешно косолапящего примата поближе к молодым людям. Фриц, он же Сахарок, успел отбить «пять» только Жене, когда из чащи донёсся окрик.


- Денис! Стой! Там Вензель никак уходить не хочет! – голос Петра Евгеньевича доносился приглушённо, скрадываемый побегами, свисающими с потолка. – Приведи Сахарка обратно!


Артист пожал плечами, потянул примата обратно. Шимпанзе, до этого довольно спокойный, вдруг начал упираться – видимо, не был доволен тем, что не все попрощались с ним.


- Да рано ещё, видимо. – заметил Лёня. – Давайте мы с вами пройдёмся, а потом уже нормально простимся. – с этими словами он взял в руку обезьянью ладонь. Довольный примат охотно зашагал в сторону джунглей. За этой троицей – артист, Лёня, а между ними – Сахарок, пошли и остальные.


Чем глубже они заходили в гущу леса, тем громче становились спорящие голоса.


- Я тебе говорю, отбери у него игрушку, возьми – да веди обратно!


- Пётр Евгеньевич, вы ж знаете Вензеля. Он же пока не наиграется, не отдаст. А он сидит там, клавиши щёлкает, как учили. – оправдывался кто-то невидимый.


- Сейчас Сахарка приведут, он ему быстро объяснит, что да как! – на этих словах джунгли словно расступились и перед молодыми людьми появилась поляна с установленными на ней компьютерами. Труппа в одинаковых трико стояла возле Петра Евгеньевича, который продолжал рубить ладонью воздух, глядя на склонившуюся над клавиатурой обезьяну. – Так, Миша, забери этого программиста поневоле отсюда, да побыстрей. У нас через две недели тур, а мы с ними даже номера не отрабатывали толком.


Вензель продолжал сосредоточенно тыкать в клавиатуру пальцами.


Лёня сощурился, пытаясь разглядеть текст, подошёл ближе и замер.


- Да что он там такое пишет-то? – спросила Женя, подошла к своему компаньону, тоже уставилась на монитор – и застыла.


Из принтера, стоявшего в отдалении, вдруг пополз лист бумаги.


Труппа и Тимур с удивлением и испугом смотрели на то, как листок спланировал на землю.


Вензель продолжал стучать по клавиатуре.


- Тимур. – вполголоса сказала Женя. – Помнишь, ты нам рассказывал, когда говорил про план, что нужно бесконечное количество шимпанзе?


- Помню. – Тимур не отрывал взгляд от листочка.


- Может быть, и одного достаточно.


И только теперь обезьяна обратила внимание на ситуацию вокруг неё.


Она повернулась, посмотрела на окружающих её людей, её челюсти сдвинулись, а губы, напротив, разомкнулись, обнажив белую эмаль под ними. Посмотрев на удивлённых, верящих в её безмозглость существ, она опустила голову и вернулась к своей работе.

______________________________________________________________________

Доброго дня, с вами @SilverArrow.


Этот рассказ – тоже воплощение одной старой идейки.


Мне всегда нравилось то, что хаос порождает порядок. В той или иной форме, но и из мешанины символов, которую вы напечатаете, не думая и не глядя на клавиатуру, можно вынуть что-нибудь интересное.


Я думаю, в этом рассказе нет глубинного смысла, какой-то подоплёки. Считайте, что я просто немного пошалил.


Хотя, если вдруг увидите то, чего не заметил я – поделитесь в комментариях)


И не забывайте - у вас всегда есть возможность оставить комментарий для критики, подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.

С уважением, ваш @SilverArrow.

Дубликаты не найдены

Авторские истории

20.2K постов21K подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

Авторские тексты с тегом моё. Только тексты, ничего лишнего

Рассказы 18+ в сообществе https://pikabu.ru/community/amour_stories



1. Мы публикуем реальные или выдуманные истории с художественной или литературной обработкой. В основе поста должен быть текст. Рассказы в формате видео и аудио будут вынесены в общую ленту.

2. Вы можете описать рассказанную вам историю, но текст должны писать сами. Тег "мое" обязателен.
3. Если ваша история, частично или полностью является выдумкой - желательно наличие тегов "рассказ, истории".

4. Сообщество - не место для выражения ваших политических взглядов.

Подробнее
Лучшие посты за сегодня
8907

Серийный вор

8490

Ответ на пост «Долгожданный обзор на Чернобыль от BadComedian» 

Ответ на пост «Долгожданный обзор на Чернобыль от BadComedian» Badcomedian, Чернобыль, Обзор, YouTube, Мат, Zergulio, Ответ на пост, Александр Роднянский
Продюсер фильма "Чернобыль" Александр Роднянский назвал обзоры BadComedian "мусором". "Я никогда не смотрю эти обзоры. Странно, любя кино и читая о нем хорошие книги, смотреть подобный мусор", – заявил продюсер. "Поверьте, я не против критики. Но мне неприятна реакция гопников", – подчеркнул Роднянский, добавив, что считает блогера некомпетентным и необразованным человеком. Он также уточнил, что не возражает против того, что BadComedian высказывает свою точку зрения, а пользователи могут смотреть его блог, если не в состоянии мыслить самостоятельно.
Показать полностью 1
4404

В Нижневартовске мужчина избил врача после осмотра его покрытой жены

4246

Себе во вред

3165

Полотенце

Полотенце Яйца, Картинка с текстом, Полотенце, Перевод, Повтор, Twitter, Скриншот
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: